Башня танка т 34 – Михаил Барятинский. Т-34-85 – взгляд изнутри и снаружи. Т-34 в бою. История России. Библиотека.

Средний танк Т-34 образца 1940 г. (Т-34-76)

Характеристики приведены для двух модификаций танка Т-34 — образца 1940 г. и образца 1942-43 г. Где они разнятся, характеристики указаны через дробь.

Анализируя опыт гражданской войны в Испании, советское руководство пришло к простому выводу: не смотря на то, что советские танки Т-26 и БТ-5 превосходят немецкие по всем параметрам, общая проблема и тех и других заключается в довольно слабом бронировании, без проблем пробиваемом 45-мм и даже 37-мм пушками. Также, чрезвычайно опасной и капризной в боевых условиях частью танка оказался бензиновый двигатель — пары бензина легко воспламенялись (а если учесть, что авиационный «либерти» БТ-5 питался только высокооктановым топливом…), после чего участь танка была предрешена.

Основываясь на этих выводах Автобронетанковое Управление РККА к 13 октября 1937 сформулировало тактико-технические требования к новому перспективному танку, который в конце 30-х годов должен был придти на смену существующих танков серии БТ (чтобы не повторяться, читайте статью о непростом пути от БТ-7 к Т-34).

Т-34 образца 1940 г. «Округлые» контуры и маленькая башня выделяют его на фоне других моделей

6 марта 1940 г. два опытных экземпляра танка Т-34 с демонтированным вооружением в сопровождении двух тягачей убыли с территории заводского полигона в Харькове и спустя 6 дней, 12 марта, первый из них прибыл в подмосковный Серпухов. Машины проделали впечатляющий путь своим ходом, практически идя по прямой, через совершенно непроходимые места. Этот беспримерный поход был задуман как самое красноречивое доказательство надежности новой машины и своё дело он сделал.

31 марта 1940 г. Государственный комитет обороны принял решение о серийном производстве среднего танка Т-34.

Примечание: правильнее звучит конечно «Т-34 образца 1940 г.», но для простоты его часто называют Т-34-76 из-за калибра пушки. В то время как Т-34 образца 1943 г., по тому же принципу зовут Т-34-85.

Компоновка и устройство танка Т-34 образца 1940, г.

Танк имел компоновку классического типа: отделение управления находилось в передней части бронекорпуса, боевое отделение — в его средней части и в двухместной бронированной башне, силовое отделение располагалось в кормовой части машины.

Экипаж танка состоял из четырех человек. Командир танка, он же выполнял функции наводчика орудия, располагался в башне слева от орудия, заряжающий находился также в башне справа от пушки. Рабочие место механика-водителя было оборудовано в передней носовой части бронекорпуса, справа от него располагался стрелок-радист.

Бронекорпус несущего типа, сварной, собирался из бронеплит и стальных листов толщиной 13, 15, 16, 40 и 45 мм. Лобовые листы толщиной 45 мм были расположены под рациональными углами наклона в 53° и 60° к горизонтал­ьной оси корпуса. Бронелисты верхней части бортов располагались под углом в 40° и имели толщину 40 мм, нижние бронелисты бортов корпуса располагались вертикально и были толщиной 45 мм. Кормовые бронелисты располагались под углами в 45° и 47° и имели толщину 40 мм. Крыша бронекорпуса изготовлялась из листов толщиной 16-20 мм, днище из 13 мм листов.

танк Т-34 обр. 1942 с разных ракурсов

С 1943 г. все кормовые листы стали изготовлять толщиной 45 мм, передний лист носовой части днища — 20 мм.

Трансмиссия Т-34-76 состояла из четырехсту­пенчатой коробки передач, многодискового главного фрикциона, механизма поворота и двух одноступенчатых бортовых передач. В начале 1943 г. на танке стали устанавливать пятиступенчатую коробку передач.

Подвеска танка состояла из пяти опорных катков диаметром 830 мм, ведущего катка, расположенного в кормовой части и ленивца, расположенного впереди. Катки могли различаться по способу изготовления (литые и штампованные) и виду амортизации.

Башня танка Т-34 обр.1940 г.

Башня танка первоначально изготавлив­алась из 45-мм броневых плит, 13-мм и 15-мм стальных листов сварным способом, она имела форму близкую к шестигранной, толщина боковых, лобовой и кормовой бронеплит достигала 45-мм, крыша башни изготавливалась из 15-мм стальных листов, днище — из 13-мм.

В конце 1940 г. башни Т-34 стали изготавливаться методом литья, крыша башни по прежнему выполнялась из 15-мм стальных листов и крепилась к башне с помощью сварки. Толщина стенок литой башни в лобовой, кормовой и боковых проекциях достигала 52-мм.

Т-34 образца 1942 года. Обратите внимание на характерную пушку — отличительный признак этой модели

С 1942 на Уральском заводе тяжелого машиностроения (УЗТМ, ныне ОАО «Уралмашзавод» г. Екатеринбург) была разработана и серийно выпускалась башня выполненная методом штамповки (т.н. «штампованная » башня), отличавшаяся от других по внешнему несколько скругленной формой граней. В конце 1942 г. был разработан улучшенный вариант башни. По форме она приближалась к правильному шестиугольнику, за что и получила неофициальное название «гайка» и имела увеличенный внутренний объем.

С 1943 г. на новые башни стали устанавливать командирские башенки. На башне танка с обоих бортов были установлены перископические смотровые приборы (до начал 1942 — смотровые щели), на рабочем месте командира танка был установлен дополнительный поворотный перископический смотровой прибор расположенный на крышке люка, кроме этого в распоряжении командира была танковая панорама ПТ-К, впоследствии замененная оптическим перископическим прицелом ПТ-4-7. На рабочем месте механика — водителя имелись три неподвижных перископических смотровых прибора, один из которых располагался по ходу движения, а два других по бокам люка механика — водителя под углом 60° к оси машины.

На танке устанавливался специально разработанный 12-ти цилиндровый дизельный двигатель В-2-34, имевший V — образную форму и жидкостное охлаждение. Двигатель был разработан на ХПЗ (завод № 183) под руководством главного конструктора К.М. Чеплана. Интересно, что в 1941-1942 гг. из-за недостатка дизельных двигателей более чем на 1000 танков были установлены авиационные карбюраторные двигатели М-17Т, ранее применявшиеся для танков БТ-7.

Снова Т-34 образца 1940 г. Обратите внимание на люк — большой и трапецевидной формы. В поздних моделях люки стали круглыми.

Вооружение танка Т-34 образца 1940 г.

На танках первоначальных серий выпуска примерно до конца 1940 г. устанавливали 76 мм танковое орудие обр. 1938 г. Л-11. Впоследствии ее заменили на 76 мм танковую пушку обр. 1940 Ф-34, разработанную специально для Т-34 и производившуюся на заводе № 92 (ныне ОАО «Нижегородский машиностроительный завод») с 1940 по 1944 гг.

С августа по ноябрь 1941 г. небольшой серией был выпущен танк Т-34-57 вооруженный 57 мм пушкой ЗИС-4, разработанной на основе конструкции ствола 57 мм противотанковой пушки ЗИС-2.

Пулеметное вооружение танка состояла из двух 7,62 мм пулеметов ДТ, один из которых был расположен в башне справа от орудия, другой — на рабочем месте стрелка — радиста в лобовой бронеплите. Боекомплект орудий Л-11 и Ф-34 по составу был практически одинаковый и состоял из 76 мм унитарных выстрелов нижеперечисленных типов:

  • выстрел с калиберным бронебойным снарядом: БР-350А, БР-350Б, БР-350БСП;
  • выстрел с подкалиберным снарядом БР-354П;
  • выстрелы с осколочно-фугасными гранатами: ОФ-350, ОФ-350А, ОФ-350В, ОФ-354.

Из орудия танка можно было вести огонь 76 мм шрапнельными снарядами и картечью, хотя в штатный боекомплект боеприпасы этого вида не входили.

Т-34-76 образца 1943 г. Поздний выпуск — видно, что в отличие от прошлых моделей у танка большая «шестигранная» башня с командирской башенкой

На Т-34 первых серий устанавливалась коротковолновая радиостанция 71-ТК-3, впоследствии замененную на радиостанцию 9-Р и 9-РМ, обеспечивающие радиосвязь на дальности 15-25 км. Для переговоров членов экипажа между собой танк оборудовался внутренним переговорным устройством ТПУ-2 или ТПУ-3.

Модификации и спецмашины на базе танка Т-34 образца 1940 г.

На базе танка Т-34-76 были разработаны и серийно производились средний танк Т-34-85, который сменил в производстве своего предшественника, самоходные артиллерийские установки СУ-122 и СУ-85.

Серийное производство Т-34-76 продолжалось до весны 1944 г., всего было выпущено 35 467 танков этого типа.


источник: компиляция по материалам из открытых источников сети интернет

armedman.ru

Танк Т-34 — Подробное описание

Более детальное описание Т-34

Шасси и подвеска.

Шасси танка Т-34, выполненные на основе системы Кристи, имели пять пар больших катков с промежутком между второй и третьей парами. Подвеска каждого катка была независимой и подвешивалась перпендикулярно на винтовой пружине внутри корпуса. Ведущая звездочка устанавливалась сзади, что снижало уязвимость. Та же система применялась на машинах серии БТ. Ведущие звездочки вращали широкие литые гусеницы из марганцовистой стали с центральными направляющими шипами, расположенными на чередующихся траках. Широкие гусеницы давали небольшое удельное давление на грунт, не превышающее 0,7-0,75 кг/см2. У британских, немецких и американских танков величина этого параметра составляла 0,95-1,0 кг/см2. Надгусеничные полки закрывали верхнюю часть системы подвески и выступали на 25 см в передней части корпуса и на 10 см — в задней. Подвеска позволяла танку Т-34 сохранять высокую скорость даже при движении по сильно пересеченной местности, в то время как широкие гусеницы танка массой 28,3 т давали возможность двигаться по грязи и глубокому снегу.

Корпус и бронирование.

Корпус, спроектированный Николаем Кучеренко, нависал над гусеницами и имел наклонные борта. Он сваривался из катаных листов гомогенной стали. Толщина брони корпуса спереди составляла 45-мм, 40-мм с тыла и 20-мм сверху. Качество сварки было очень плохим, но не настолько, чтобы допускать разрушения сварных швов. Передний броневой лист толщиной 45-мм, установленный под углом 60 градусов, не имел никаких отверстий, за исключением люка механика-водителя и амбразуры шаровой пулеметной установки. В люке механика-водителя имелся перископ. Наклонная броня давала отличную защиту от снарядов и по защитным свойствам была эквивалентна вертикальной бронеплите толщиной 75-мм. Фактически танк Т-34 был самым неуязвимым в 1941 году. Крыша задней части корпуса за башней была слегка приподнята, на ней были размещены жалюзи моторного отделения и выхлопные трубы. Верхняя задняя плита и крышка двигателя крепились винтами. В случае необходимости замены двигателя или трансмиссии их можно было снять.

Двигатель.

Двигатель располагался в задней части корпуса и представлял собой V-образный четырехтактный 12-цилиндровый дизель с жидкостным охлаждением, первоначально разработанный для танка БТ-7М. Данная версия двигателя объемом 3,8 литра была модернизирована под Т-34. При 1800 об/мин развивал мощность 493 л.с. Соотношение мощность/масса составило 18,8 л.с. на тонну, что позволяло танку Т-34 развивать скорость 54 км/ч на шоссе и 25 км/ч по пересеченной местности в зависимости от ее характера при среднем расходе топлива 1,84 л/км. При движении по шоссе этот параметр значительно улучшался. Двигатель В-2 позволял также значительно увеличить запас хода Т-34 (до 464 км) по сравнению с танками, имевшими обычные бензиновые двигатели внутреннего сгорания. Главный топливный бак находился внутри корпуса, четыре вспомогательных бака цилиндрической формы — на бортах и два бака меньших размеров — на корме. Трансмиссия располагалась в кормовой части корпуса и не загромождала боевое отделение и отделение управления. В начале войны трансмиссия была ненадежной, поэтому некоторые экипажи возили запасные трансмиссии, привязывая их тросами к моторному отделению.

Башня.

Все модели танка Т-34 имели низкую башню. Хотя низкий силуэт башни был полезен в бою, он ограничивал склонение стволов основного и вспомогательного вооружения, особенно на обратном уклоне или при стрельбе на короткой дистанции. Кроме того, внутри башни было тесно. Из отделения управления можно было сразу попасть в башню. На более поздних моделях к башне и корпусу стали приваривать поручни для десанта.




Типы башен танка Т-34 образца 1943 года

Механик-водитель и органы управления.

Место управления было отделено от моторного отделения перегородкой. Рабочее место механика-водителя располагалось в левой части корпуса. Оно было оснащено большим люком, закрепленным на шарнирах. В люке имелся перископ для наблюдения. Механик-водитель управлял танком с помощью системы с бортовым фрикционом и тормозом. Управление системой осуществлялось посредством двух управляющих рычагов и рычага переключения передач, а также педалями сцепления и ножным тормозом. Рычаги соединялись с трансмиссией в кормовой части с помощью металлических тяг, проходящих вдоль днища ганка. Для управления танком Т-34 надо было прикладывать больше физических усилий, чем для управления машинами западного производства, на которых трансмиссия и коробка передач располагались рядом друг с другом. Механикам-водителям танков Т-34 часто приходилось пользоваться деревянным молотком, если рычаги заедало. Четырех-скоростную коробку передач на 100 последних танках Т-34 образца 1943 года сменила пятискоростная. В результате стало легче переключать передачи и увеличивать скорость танка. В полу находились педали впрыска топлива, сцепления и тормоза. В днище имелась педаль (часто называемая «десантной»), которая позволяла остановить танк. Имелись также два баллона с сжатым воздухом для запуска двигателя при низких температурах.

Стрелок-радист.

Рабочее место стрелка-радиста располагалось справа в передней части корпуса. Люк для покидания машины находился в днище прямо перед стрелком-радистом. Вооружение стрелка-радиста состояло из 7,62-мм танкового пулемета Дегтярева в шаровой установке с углом горизонтальной наводки 24 градуса и вертикальной наводкой от -6 до +12 градусов. Пулеметы, устанавливаемые на танки образца 1942 года, оснащались бронемаской. Несмотря на то что в начале войны на большинстве танков Т-34 радиостанции отсутствовали и из-за острого дефицита личного состава место радиста пустовало, количество оснащенных рациями танков постоянно росло. В 1941 г. машины командиров танковых рот оснащались радиостанцией 71-ТК-З. Предпринимались усилия по оснащению радиостанциями танков командиров взводов. В течение первых двух лет войны применялись также рации 71-ТК-1. Положение улучшилось, когда в конце 1942 г. началось массовое применение радиостанций 9-Р. Хотя радиус действия этих радиостанций составлял 24 км, в движении они были эффективны на расстоянии 8 км.

Немцы, уделявшие повышенное внимание обеспечению экипажей устойчивой радиосвязью, отмечали низкое качество тактического взаимодействия советских машин. Из-за отсутствия радиосвязи русским приходилось полагаться на сигналы флажками. В люке башни предусматривалось даже специальное отверстие для подачи сигналов с помощью флажков. На практике это было очень неудобно — командир взвода был слишком занят управлением собственным танком и стрельбой. Часто он просто давал команду другим экипажам следовать за ним. Ситуация улучшилась, когда объем производства радиостанций увеличился, и к лету 1943 года 75-80 процентов всех машин уже были ими оснащены. Внутренняя связь между членами экипажа осуществлялась с помощью системы ТУП. Танковые шлемы были оборудованы наушниками и горловыми микрофонами.

Командир танка и заряжающий.

Главным недостатком всех танков Т-34 была плохая эргономика башни. В башнях немецких машин находились три человека: стрелок, заряжающий и командир танка, отвечавший за наблюдение за местностью, управление экипажем и координацию действий с остальными танками подразделения. Совсем другая ситуация имела место в тесных, рассчитанных на двоих башнях Т-34. Командир имел те же задачи, что и немецкий, кроме того, он должен был вести огонь из пушки. Это — само по себе серьезное дело, которое отвлекало командира от выполнения его командирских обязанностей. Заряжание также занимало много времени. Несмотря на это, советское командование провело короткий и неудачный эксперимент, возложив ответственность за заряжание орудия вместо стрельбы на командира танка. Члены экипажа, по долгу службы находившиеся в башне, сидели на сиденьях, свешивавшихся с башенного погона. Командир сидел слева от орудия, а заряжающий, который должен был также стрелять из спаренного с пушкой пулемета, справа.

Качество оптического оборудования танка Т-34 уступало качеству оборудования немецких танков. Главный 2,5-кратный телескопический прицел ТОД-6, который устанавливали на первые модели Т-34, был позже заменен на прицел ТМФД. Танки, уходившие в бой прямо с конвейера Сталинградского тракторного завода осенью 1942 года, часто вообще не имели прицелов. Они могли стрелять только прямой наводкой. Прицеливание осуществлялось заряжающим прямо через ствол. Для наблюдения за окружающей местностью командир и заряжающий использовали перископ ПТ-6. Позже стали применяться перископы ПТ-4-7 и ПТ-5. Из-за вызванного войной дефицита часто перископы для заряжающих не устанавливались. Поле зрения перископа было очень узким, и его не могли увеличить отверстия в броне, сделанные на уровне плеч командира и заряжающего. Под отверстиями для наблюдения находились амбразуры для стрельбы из пистолета, еще одна амбразура. На более поздних моделях Т-34 эти амбразуры отсутствовали.

Многие немецкие командиры экипажей предпочитали вести бой, высунув голову из люка. Это обеспечивало им обзор на 360 градусов. Если бы это попытался сделать командир Т-34, то большой открывающийся вперед люк почти полностью перекрыл бы ему обзор. Ему пришлось бы сидеть прямо на башне, не только рискуя попасть под огонь противника, но и получить удар очень тяжелым люком. Размер люка был такой, что, будучи открыт, он открывал и заряжающего. Танки Т-34 образца 1943 года имели отдельные люки для командира и заряжающего, но только на последних моделях устанавливались приборы наблюдения, обеспечивавшие обзор на 360 градусов. Сама башня первоначально изготавливалась из катаного листа с пушкой в литой люльке. На модели 1941 года литую люльку заменили угловой люлькой на болтах. В 1942 г. на вооружение приняли литую башню с толщиной брони 52-мм, хотя она ничем не отличалась от башни из катаного листа.

< Назад   Вперед >

pro-tank.ru

Михаил Барятинский. Т-34-85 – взгляд изнутри и снаружи. Т-34 в бою. История России. Библиотека.

Рассматривая конструкцию танка Т-34-85, следует делать поправку на то, что от своего предшественника танка Т-34 он отличался практически только башней с вооружением да подбашенным листом корпуса. Все остальные изменения носили незначительный и непринципиальный характер. Поэтому ниже наибольшее внимание будет уделено вооружению танка.

Огневая мощь

На танках Т-34-85 ранних выпусков устанавливалась 85-мм пушка Д-5Т (или Д-5-Т85) с длиной ствола 51,6 калибра. Масса пушки 1 530 кг. Предельная длина отката 320 мм. Пушка имела клиновой затвор, аналогичный по устройству затвору пушки Ф-34, и полуавтоматику копирного типа. Противооткатные устройства состояли из гидравлического тормоза отката и гидропневматического накатника и располагались над стволом: с правой стороны – накатник, с левой – тормоз отката.

Внутренний вид башни танка Т-34-85 (передняя сторона):

1 – сиденье заряжающего; 2 – гильзоулавливатель; 3 – сиденье наводчика; 4 – механизм поворота башни; 5 – захват погона башни; 6 – запорное устройство отверстия для стрельбы из личного оружия; 7 – кнопка включения подсветки угломера; 8 – электрощиток башенного оборудования; 9 – подвеска прицела; 10 – приборы наблюдения МК-4; 11 – прицел ТШ-16; 12 – щиток освещения прицела; 13 – пушка; 14 – плафон освещения башни; 15 – спаренный пулемёт; 16 – укладка пулемётных магазинов на правом борту башни; 17 – стопор башни; 18 – аппарат №1 ТПУ

С марта 1944 года на танк Т-34-85 устанавливалась 85-мм пушка С-53 (а затем ЗИС-С-53) обр. 1944 года с длиной ствола 54,6 калибра. Масса качающейся части пушки без бронировки 1 150 кг. Предельная длина отката 330 мм. Вертикальная наводка от –5° до +22°. Затвор пушки – вертикально-клиновой с полуавтоматикой копирного типа. Спусковой механизм пушки состоял из электрического и механического (ручного) спусков. Рычаг электроспуска располагался на рукоятке маховика подъёмного механизма, а рычаг ручного спуска – на левом щите ограждения пушки.

Для стрельбы из 85-мм танковых пушек служили штатные боеприпасы от 85-мм зенитной пушки обр. 1939 года:

– унитарный патрон с бронебойно-трассирующим тупоголовым снарядом (БР-365) с баллистическим наконечником с взрывателями МД-5 и МД-7;

– унитарный патрон с бронебойно-трассирующим остроголовым снарядом (БР-365К) с взрывателем МД-8;

– унитарный патрон с осколочной стальной гранатой (О-365К) с взрывателем КТМ-1;

– унитарный патрон с подкалиберным бронебойно-трассирующим снарядом БР-365П (принят на вооружение в феврале 1944 года).

Размещение боеукладок в танке:

1 – укладка артвыстрелов на правом борту башни; 2 – укладка артвыстрелов в нише башни; 3 – укладка артвыстрелов в правом углу боевого отделения; 4 – укладка пулемётных магазинов слева от сиденья механика-водителя; 5 – укладка артвыстрелов на полу боевого отделения в ящиках; 6 – укладка пулемётных магазинов на нижнем носовом листе корпуса; 7 – укладка пулемётных магазинов в отделении управления справа от сиденья пулемётчика; 8 – укладка артвыстрелов в отделении управления; 9 – укладка пулемётных магазинов на правом борту башни

Боекомплект пушки состоял из 55 артвыстрелов (осколочных – 36, бронебойных – 14, подкалиберных – 5) и размещался в корпусе и башне танка в трёх типах укладок: стеллажной, хомутиковых и ящиках.

Стеллажная укладка на 12 выстрелов находилась в нише башни. В неё входили выстрелы с осколочной гранатой.

Хомутиковые укладки располагались: на правом борту башни – на 4 артвыстрела; в отделении управления у правого борта корпуса – на 2 артвыстрела; в правом заднем углу боевого отделения – на 2 артвыстрела. На правом борту башни укладывались выстрелы с бронебойными снарядами, а в отделении управления и боевом – с подкалиберными снарядами. Таким образом, в постоянной готовности к немедленному открытию огня в Т-34-85 находились 20 артвыстрелов.

В шести ящиках, расположенных на днище боевого отделения, размещалось 35 выстрелов, из них: 24 – с осколочной гранатой, 10 – с бронебойным снарядом и 1 – с подкалиберным.

Если брать в качестве своего рода расчётной единицы немецкий тяжёлый танк «Тигр», то можно констатировать, что его лобовую броню 85-мм пушки пробивали на дальности 1000 м. При стрельбе по танку «Тигр» с дальности 1500 м в его лобовом листе корпуса осталась лишь вмятина глубиной 39 мм, а на дальности 800 м в борту подбашенной коробки образовался пролом размером 350 на 230 мм. У самоходного орудия «Фердинанд» и тяжёлого танка «Королевский тигр» 85-мм пушка пробивала только бортовые и кормовые броневые листы корпуса и башни. При этом необходимо отметить, что по качеству изготовления советские бронебойные снаряды несколько уступали немецким, что не позволяло до конца использовать потенциал танковых пушек. Вместе с тем и сравнение с немецкими тяжёлыми танками выглядит некорректно, так как Т-34-85, будучи массовым танком Красной Армии, чаще имел дело с Pz.IV и «Пантерой». Первый поражался 85-мм бронебойным снарядом практически на всех дистанциях огневого боя, а со вторым дело обстояло существенно хуже. Лобовой лист корпуса «Пантеры» имел толщину 85 мм и наклон к горизонту 35°, пробить его пушка танка Т-34-85 могла только с дистанции, не превышавшей 500 м.

Т-34-85 завода «Красное Сормово». Промежуточная модель, сохранившая часть характерных деталей ранних сормовских машин: смещённый вперёд наружный топливный бак и рымы из прутка

По сравнению с Т-34 у Т-34-85 существенно улучшился манёвр огнём. Механизм поворота башни имел объединённое управление ручным и электрическим приводами, что существенно облегчало пользование им. Полный оборот с использованием электропривода башня совершала за 12-15 с.

Для стрельбы прямой наводкой из пушки Д-5Т использовались телескопический прицел ТШ-15 и перископический ПТК-5, из пушек С-53 и ЗИС-С-53 – телескопический прицел ТШ-16. Для стрельбы с закрытых позиций – боковой уровень и башенный угломер.

Телескопические прицелы ТШ-15 и ТШ-16 имели 4-кратное увеличение и поле зрения 16°.

Оба они имели оптический шарнир, состоявший из четырёх зеркал. Головная часть прицела жёстко крепилась на качающейся части пушки, а окулярная часть была неподвижной, что существенно улучшило условия работы наводчика.

Впрочем, в Т-34-85 значительно улучшились условия работы всех членов экипажа. Так, например, ширина рабочего места наводчика в плечах составляла 500 мм, то есть стала равной таковой у Pz.IV или «Пантеры». Ширина рабочего места заряжающего составляла 500×900 мм и опять-таки была равной «Пантере». При этом длина унитарных патронов у обоих танков была примерно одинаковой. Рабочее место заряжающего в Pz.IV было меньше, чем в Т-34-85. Превосходил «тридцатьчетвёрку» по всем этим показателям только «Тигр».

Защищённость

Первый опытный образец танка Т-34-85М. Весна 1944 года

Рассматривая бронезащиту танка Т-34-85, следует учитывать, что корпус был полностью заимствован (кроме подбашенного листа) у танка Т-34. При постановке Т-34-85 на серийное производство, в общем-то, предполагалось усилить толщину бронелистов корпуса. В апреле 1944 года завод № 183 изготовил два образца танка Т-34-85М. Толщина лобового листа корпуса у них равнялась 75 мм, толщина крышки люка механика-водителя была доведена до 100 мм, а бронировки курсового пулемёта – 90 мм. При этом пришлось пойти на уменьшение бронирования там, где это было возможно. До 15 мм уменьшилась толщина листов крыши МТО, днища подкрылков, нижнего кормового листа, задней части днища. В ходовой части применялись облегчённые балансиры и опорные катки. В ходе испытаний выяснилось, что эти мероприятия особого результата не дали. Кроме того, испытания обстрелом выявили, что 75-мм лобовая броня пробивается снарядом 88-мм немецкой танковой пушки KwK 43 L/71 с дистанции 2000 м! Таким образом, никакого смысла в усилении лобовой брони корпуса в 1944 году уже не было.

Второй опытный образец танка Т-34-85М. Весна 1944 года. Хорошо видна изменённая конфигурация кормы корпуса, связанная с размещением там двух 190-л топливных баков

Поскольку главным нововведением у 7-34-85 стала башня, то на ней и сосредоточились основные усилия конструкторов. К тому времени уже было известно из опыта войны, что на башню приходится до 45% опасных поражений танков. Основа башни отливалась из стали 71Л, обладавшей более высокими литейными показателями, чем применявшаяся ранее для башен Т-34 сталь МЗ-2. Толщина лобовой части башни составляла 75 мм, бортов и кормы – 52 мм. С 7 августа 1944 года толщина лобовой части башни стала составлять 90 мм. Толщина бортов башни была доведена до 75 мм. В сочетании с некоторым их наклоном эта толщина обеспечивала защиту от бронебойных снарядов 75-мм противотанковой пушки Pak 40 на дистанции около 500 м при курсовых углах до 40°.

Лобовая же броня обеспечивала защиту от немецких бронебойных снарядов с дальностей 800– 2000 м, в зависимости от калибра и типа боеприпаса.

Таким образом, уровень бронезащиты Т-34-85 по сравнению с танком Т-34, вооружённым 76-мм пушкой, возрос незначительно. Но если говорить о защищённости в целом, то она возросла весьма существенно. Решающее влияние на этот процесс оказало не усиление бронирования башни, а установка в ней новой мощной пушки. Благодаря этому удалось увеличить дистанцию огневого боя и в результате снизить вероятность поражения танка вражескими снарядами. Важное значение имело и размещение в башне третьего члена экипажа. Теперь командир танка, избавившись от функций наводчика, мог полностью сосредоточиться на наблюдении за полем боя, поиске целей и оценке обстановки. В результате действенность упреждающего и ответного огня танка по танкоопасным целям и эффективность его противоартиллерийского манёвра существенно возросли. В полной мере способствовали этому оснащение Т-34-85 качественными приборами наблюдения и радиосвязью.

Сравнительные размеры танков Т-34 и Т-34-85

Что касается приборов наблюдения, то механик-водитель Т-34-85 остался при своём: в его распоряжении по-прежнему были два призматических смотровых прибора, закрывавшихся броневыми заслонками-«ресничками». Располагавшийся справа от него пулемётчик (бывший стрелок-радист) с декабря 1944 года получил в своё распоряжение оптический телескопический прицел ППУ-8Т с полем зрения 25°. В результате стала уходить в прошлое такая оценка эффективности курсового пулемёта, оснащённого лишь диоптрическим прицелом, поле зрения которого ограничивалось отверстием в шаровой установке – 2-3°: «Обзор через эту дырочку над стволом пулемёта был ограниченный, а сектор обстрела и того меньше. Иногда пулемёт повернёшь, видишь, что кто-то бежит, а стрелять не можешь». Тем не менее курсовые пулемёты очень пригодились в 1944-1945 годах для борьбы с «фаустниками».

Приварка крыши к основе башни Т-34-85. Уралвагонзавод, 1944 год

Настоящим прорывом стало оснащение Т-34-85 тремя перископическими вращающимися приборами наблюдения МК-4. Приборы наводчика и заряжающего размещались в крыше башни, а прибор командира в крышке люка командирской башенки. Прибор МК-4 обеспечивал распознавание предметов на местности на удалении 1 000– 1 200 м. В связи с этим хотелось бы обратить внимание читателя на одно обстоятельство. Дело в том, что прибор МК-4 не является отечественным изобретением. Он был скопирован весной 1943 года с английского прибора Mk IV, который устанавливался на британских танках, поступавших в СССР по ленд-лизу, и считается чуть ли не лучшим прибором наблюдения периода Второй мировой войны и даже далее. И вот тут непонятно – а чего ждали до 1943 года? Первые английские танки прибыли в СССР поздней осенью 1941 года, а приборы наблюдения на Т-34 подвергались жёсткой критике аж с 1940-го! Во всех отчётах по испытаниям английских танков отмечается хорошее качество и удобство пользования приборами наблюдения. В подобных отчётах, кстати, всегда присутствовал перечень того, что было бы неплохо позаимствовать у «иностранцев». Прибор Mk IV почти всегда занимал в нём первую строчку. Но, судя по всему, нашим производственникам в 1942-1943 годах было не до приборов наблюдения.

Интересно отметить, что прибор Mk IV – это не английское изобретение. Его разработал польский инженер Гундлах в середине 1930-х годов, а англичане просто приобрели лицензию на его выпуск. С этим прибором наши военные смогли ознакомиться ещё в 1939 году при испытаниях трофейного польского танка 7ТР и уже тогда занесли этот прибор в перечень «чего бы позаимствовать»!

Выполнение своих обязанностей командиру Т-34-85 существенно облегчала командирская башенка, толщину стенок которой в процессе серийного выпуска довели с 52 до 75 мм. По периметру командирской башенки располагались пять смотровых щелей, закрытых стеклоблоками. Во вращающейся крышке люка башенки (двух– или одностворчатой) размещался прибор наблюдения МК-4.

Схема бронирования танка Т-34-85

Существенное влияние на уровень защищённости Т-34-85 оказало оснащение всех танков радиостанциями. Причём на боевые машины этого типа устанавливалась наиболее совершенная танковая радиостанция периода Второй мировой войны – 9РС. В отличие от выпускавшейся ранее 9РМ она была выполнена компактно в одном блоке и рассчитана на питание от бортовой сети напряжением 24 В. На Т-34-85 радиостанцию перенесли из корпуса в башню – теперь её обслуживал командир танка. Последнее обстоятельство исключило из цепочки связи промежуточное звено – стрелка-радиста. Теперь командир танка получил непосредственный контакт с командиром подразделения. В итоге резко улучшилось взаимодействие как отдельных танков, так и подразделений на поле боя.

Подвижность

Двигатель, трансмиссия и ходовая часть танка Т-34-85 по сравнению с танком Т-34 принципиальных изменений не претерпели. Поэтому характеристики подвижности, несмотря на возросшую массу, изменились незначительно, чего нельзя сказать о надёжности.

Во многом благодаря поступлению в 1943 году по ленд-лизу современных станков удалось существенно повысить качество изготовления двигателей В-2-34, пятиступенчатых коробок передач, бортовых редукторов и т.д. Уже нередки были случаи, когда двигатели отрабатывали на танках без поломок по нескольку сот моточасов. Этому способствовала и замена в общем то неплохих воздухоочистителей «Циклон» на ещё более производительные «Мультициклон», введение всережимных регуляторов и т.д. Повышение надёжности работы двигателя и трансмиссии положительно сказались на манёвренности. И если средние скорости движения остались прежними, то время, в течение которого танк мог двигаться с такой скоростью, увеличилось. Кроме того, танкисты перестали бояться активно маневрировать на поле боя. Всё это также сказалось на защищённости боевых машин. Недаром существуют старые танкистские поговорки о том, что «поражаемость танка пропорциональна квадрату его скорости» и простая и точная: «Броня – фигня, но танки наши быстры!»

Рост надёжности танка Т-34-85 в целом оказался весьма кстати на завершающем этапе Великой Отечественной войны, когда для Красной Армии стало характерным проведение крупномасштабных и динамичных наступательных операций.

  
Вперёд>>  

Просмотров: 9724

statehistory.ru

Общая оценка Т-34

Традиционно считается, что Т-34—это первый в мире массовый средний танк с рациональными углами наклона броневых листов корпуса и башни, дизельным двигателем и длинноствольной 76-мм пушкой. Все это верно, как верно и то, что по своим ТТХ «тридцатьчетверку» на 1941 год можно признать сильнейшим средним танком в мире. Однако нельзя забывать, что танк, как, впрочем, и любой другой вид боевой техники, создается для боя, и очень важно, насколько его конструкция позволяет реализовать даже самые высокие заявленные характеристики, поскольку многие, на первый взгляд, удачные конструктивные решения на деле могут обернуться недостатками.

Т-34 был скомпонован по классической схеме с кормовым расположением двигателя и трансмиссии. Форма его корпуса и башни была признана и противниками, и союзниками наиболее удачной для своего времени сточки зрения снарядостойкости и считалась образцом для подражания. Но чудес не бывает, и за все приходится платить. В данном случае — забронированным объемом. Выгодный, с точки зрения снарядостойкости, большой наклон лобовой брони вкупе с неудачным, хотя и конструктивно более простым — продольным — расположением массивного 12-цилиндрового двигателя, сократил объем боевого отделения и не позволил разместить люк механика-водите-ля на подбашенном листе корпуса. В результате люк выполнялся в лобовом листе, что существенно снижало его снарядостоикость.

Обтекаемая, красивая внешне, даже элегантная башня «тридцатьчетверки» оказалась слишком мала для размещения артсис-темы 76-мм калибра. Доставшаяся по наследству от легкого А-20, она изначально предназначалась для установки 45-мм пушки. Таким же, как у А-20, остался и диаметр башенного погона в свету — 1420 мм, всего на 100 мм больше, чем у БТ-7.

Ограниченный объем башни не позволил разместить в ней третьего члена экипажа, и наводчик орудия совмещал свои обязанности с обязанностями командира танка, а порой и командира подразделения. Приходилось выбирать: или вести огонь, или руководить боем. Этот недостаток отмечался офицерами НИБТПолигона в 1940 году, а затем немцами и американцами. Последние, например, вообще никак не могли понять, каким образом наши танкисты могут помещаться в башне зимой, когда носят полушубки.

Теснота башни и боевого отделения в целом существенно уменьшали все достоинства мощной 76-мм пушки, обслуживать которую было просто неудобно. Крайне неудачно, в вертикальных кассетах-чемоданах размещался боекомплект, что затрудняло доступ к снарядам и снижало скорострельность.

Вентиляция танка осуществлялась вентиляторами системы охлаждения и дополнительным вытяжным, расположенным в перегородке моторного отделения. В крыше башни имелось вентиляционное отверстие, но принудительной вентиляции не было! В отчете НИБТПолигона указывалось, что «содержание СО при выстреле даже с работающей вентиляцией значительно превышает допустимую норму (0,1 мг/л) и является токсической».

В 1940 году был отмечен и такой существенный недостаток танка, как неудачное размещение приборов наблюдения и их низкое качество. Так, например, смотровой прибор «кругового обзора» устанавливался справа сзади от командира танка в крышке башенного люка. Доступ к прибору был крайне затруднен, а наблюдение возможно в ограниченном секторе: обзор по горизонту вправо до 120°; мертвое пространство 15 м. Ограниченный сектор обзора, полная невозможность наблюдения в остальном секторе, а также неудобное положение головы при наблюдении делали смотровой прибор совершенно непригодным к работе. Неудобно располагались и приборы наблюдения в бортах башни. В бою все это приводило к потере зрительной связи между машинами и несвоевременному обнаружению противника. Органическим недостатком Т-34 являлась пружинная подвеска типа Кристи, сообщавшая машине во время движения сильные колебания. Кроме того, шахты подвески «съедали» значительную часть забронированного объема.

Важным и неоспоримым достоинством танка было применение мощного и экономичного дизельного двигателя. Но двигатель в танке работает в крайне перенапряженном режиме, в частности, и сточки зрения воздухоподачи и воздухоочистки. В отчете начальника 2-го управления Главразведуп-равления Красной Армии генерал-майора танковых войск Хлопова, составленном по результатам испытаний танка на Абердинс-ком полигоне в США, говорилось: «Недостатки нашего дизеля — преступно плохой воздухоочиститель на танке Т-34. Американцы считают, что только саботажник мог сконструировать подобное устройство. Для них непонятно также, почему в нашем наставлении его называют масляным. Испытания в лаборатории и испытания его в поле показали, что воздухоочиститель вообще не очищает воздух, попадающий в мотор; пропускная способность его не обеспечивает приток необходимого количества воздуха даже при работе мотора вхолостую.

В результате этого мотор не развивает полной мощности — и попадающая в цилиндры пыль ведет к очень быстрому срабатыванию их, падает компрессия, и мотор теряет еще больше мощности. Средний танк Т-34, после пробега в 343 км, окончательно вышел из строя и не может быть отремонтирован. Причина: вследствие чрезвычайно плохого воздухоочистителя на дизеле в мотор набилось очень много грязи и произошла авария, в результате которой поршни и цилиндры разрушились до такой степени, что их невозможно отремонтировать».

Вот так: 300 с небольшим километров пробега — и двигателя нет, и все из-за убийственно плохой конструкции воздухоочистителя «Помон»!

Впрочем, самой большой проблемой «тридцатьчетверки», и это подтверждается и немецкими, и американскими документами, стала трансмиссия, и в первую очередь крайне неудачная конструкция коробки передач. Вот что по этому поводу писали немцы: «Подавляющее большинство КПП в танках наших противников (имеются в виду Т-34 и KB — Прим.авт.) плохо переключается, отчасти оттого, что в большинстве случаев это — простая система передвигаемых шестерен; кроме того, заднее расположение двигателя и КПП в танках делает необходимыми длинные рычаги управления передачами, имеющими большой мертвый ход, вследствие наличия промежуточных звеньев, что вызывает при быстрых переменах скоростей неправильные переключения. В плохом переключении заключается самая большая слабость советского танка Т-34. Следствием этого является сильный износ сцепления. Почти все захваченные нами танки при сохранности всех остальных частей вышли из строя из-за повреждения сцепления»

Из-за быстрого износа, а также вследствие неудачной конструкции главный фрикцион почти никогда не выключался полностью, его «вело» и переключить передачу в таких условиях было делом сложным. При невыключенном главном фрикционе «воткнуть» нужную передачу удавалось только очень опытным механикам-водителям. Остальные же поступали проще: перед атакой включалась 2-я передача (стартовая для Т-34), а с двигателя снимался ограничитель оборотов. В движении дизель раскручивали до 2300 об/мин, танкже соответственно разгонялся до 20 — 25 км/ч. Изменение скорости осуществлялось изменением числа оборотов, а попросту — сбросом «газа». Нет необходимости объяснять, что такая солдатская хитрость уменьшала и без того небольшой моторесурс двигателя. Впрочем, редкий танк доживал до выработки его «сердцем» даже половины этого ресурса.

Нельзя признать удачным и побортное расположение топливных баков, да еще в боевом отделении и без выгородок. Не от хорошей жизни танкисты стремились перед боем заполнить баки до отказа — пары солярки взрываются не хуже бензиновых, сама солярка — никогда.

Суммируя вышесказанное, можно сделать вывод, что в 1941 году основными недостатками танка Т-34 были теснота боевого отделения, плохая оптика и неработоспособные или почти неработоспособные двигатель и трансмиссия. Судя по огромным потерям и большому количеству брошенных танков, недостатки Т-34 в 1941 году взяли верх над его достоинствами.

Читатель, наверное, уже обратил внимание, что многих этих недостатков можно было бы избежать, если бы в серию был запущен танк Т-34М с трехместной просторной башней с большим диаметром погона, полученным за счет вертикального, а не наклонного, как у Т-34, расположения бортов, пятискоростной коробкой передач, торсионной подвеской и т.д. Однако этого не произошло. Более того, Т-34М, судя по всему, сыграл в судьбе Т-34 роковую роль. Сотрудники КБ завода № 183, увлекшись проектированием новой машины, совсем упустили из виду работу по устранению конструктивных недостатков у серийных «тридцатьчетверок» и опомнились только в начале 1942 года.

Следует подчеркнуть, что Т-34 1941 года выпуска — это не Т-34 1942-го и, тем более, 1943 года. Проблемы с двигателем и трансмиссией были сняты установкой двух воздухоочистителей типа «Циклон», пятискоростной коробки передач с постоянным зацеплением шестерен и усовершенствованием конструкции главного фрикциона. В результате маневренные характеристики танка резко возросли.

Обзорность из танка удалось несколько улучшить за счет применения призматических приборов наблюдения вместо зеркальных и введения нового прицела ТМФД-7. Вертикальные кассеты для снарядов заменили на горизонтальные ящики, обеспечив доступ сразу к нескольким выстрелам. В башне был установлен вытяжной вентилятор.

К сожалению, в полной мере не удалось решить вопрос тесноты боевого отделения. Не очень помогло и внедрение в 1942 году новой башни. Уменьшив наклон ее стенок, удалось добиться несколько большего внутреннего размера по ширине, но башенный погон остался прежним, и разместить в башне третьего танкиста было нельзя. По этой причине не вызвало должного эффекта введение в 1943 году командирской башенки, поскольку командир танка по-прежнему не мог одновременно вести огонь из пушки и пользоваться командирской башенкой. На поле боя она оказывалась бесполезной.

Маленький диаметр башенного погона не позволил разместить в башне Т-34 пушку более крупного калибра. Создалась парадоксальная ситуация: если в начале войны Т-34 зачастую не мог реализовать свое превосходство над немецкими танками в броневой защите, мощи вооружения и подвижности по причине конструктивных недостатков, то появление на поле боя «тигров» и «пантер» практически свело на нет всю работу по их устранению. На повестку дня встал вопрос о более солидной модернизации.

Вместе с тем необходимо отметить, что танк Т-34, изначально довольно сложный по конструкции, в процессе серийного выпуска максимально приспособили к существовавшим у нас в годы войны условиям производства, для которого были характерны привлечение к выпуску боевых машин неспециализированных предприятий и широкое использование малоквалифицированных рабочих кадров. В связи с этим осуществлялась плановая работа по уменьшению номенклатуры деталей и снижению трудоемкости. Так, на 1 января 1941 года вся трудоемкостьТ-34 с корпусными деталями и башней составляла 9465 нормо-часов, а на 1 января 1945 года —3230. В итоге конструкция танка была предельно упрощена, он отличался высокой ремонтно-пригодностью, позволявшей в массовом порядке осуществлять восстановление подбитых боевых машин и замену вышедших из строя агрегатов. В среднем в годы войны каждый танк Т-34 восстанавливался 3 — 4 раза.

По-видимому, именно здесь и кроется секрет популярности этой боевой машины. Это был русский танк, для русской армии и русской промышленности, максимально приспособленный к нашим условиям производства и эксплуатации. И воевать на нем могли только русские! Он прощал то, чего не прощали, например, при всех их достоинствах, лендлизовские боевые машины. К ним нельзя было подойти с кувалдой и ломом, или вправить какую-нибудь деталь ударом сапога.

Следует учитывать и еще одно обстоятельство. В сознании большинства людей танки Т-34 и Т-34-85 не разделяются. На последнем мы ворвались в Берлин и Прагу, он выпускался и после окончания войны, состоял на вооружении до середины 1970-х годов, поставлялся в десятки стран мира. В большинстве случаев именно Т-34-85 стоит на постаментах. Ореол его славы распространился и на куда менее удачливого предшественника. Но это уже другой танк и другая история… 

 Относительная длина отделений корпуса (в % от длины корпуса в свету) у средних танков различных стран











Марка танка

Расположение трансмиссии

Относительная длина отделений, %

управления

боевое

моторное

трансмиссионное

«Крусейдер»

кормовое

25,2

27,5

29,8

17,5

«Кромвель»

кормовое

26

29,6

32

12,4

«Комета»

кормовое

24,5

29,5

31

15

Т-34

кормовое

28

24,3

28,7

19

МЗс

носовое

25,5

42,5

32

М4А2

носовое

32,4

34,2

33,4

Pz.HI

носовое

30

34,5

35,5

Pz.IV

носовое

39,5

32

28,5

Диаметр башенного погона у танков с 75- и 76-мм пушками








Марка танкаКалибр  пушки,
мм
Экипаж башни,
чел


Диаметр погона
башни в свету,
мм

«Кромвель»7531450
«Комета»7631570
Т-347621420
М4А27631730
Pz.IV7531600
Pz.V7531650

 

techno-story.ru


7 июня 1940 года СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление №976-368сс «О производстве танков Т-34 в 1940 году», в котором, в частности, говорилось:

«…
1. Обязать народного комиссара среднего машиностроения тов.Лихачева И.А.:
а) изготовить в 1940 г. 600 танков Т-34, из них: на заводе №183 (им.Коминтерна) — 500 шт;
на Сталинградском Тракторном — 100 шт;

б) обеспечить полностью программу 1940 г. по выпуску танков Т-34 дизелями, для чего увеличить выпуск моторов В-2 на заводе №75 и изготовить до конца 1940 г. 2000 шт…»
(АП РФ. Ф.93 Коллекция документов)

Но план выполнен не был, более того — летом 1940 года над Т-34 начали сгущаться тучи. Дело в том, что на полигон в Кубинку поступили два танка Pz-III Ausf.G, купленные в Германии после подписания пакта о ненападении. Результаты сравнительных испытаний немецкого танка и Т-34 оказались неутешительными для советской боевой машины.

Т-34 превосходил «тройку» по вооружению и броневой защите, уступая по ряду других показателей. Pz-III имел трехместную башню, в которой были достаточно комфортные условия для боевой работы членов экипажа. Командир имел удобную башенку, обеспечивавшую ему прекрасный обзор, у всех членов экипажа имелись собственные приборы внутренней связи.

В башне же Т-34 с трудом размещались два танкиста, один из которых выполнял функции не только наводчика, но и командира танка, а в ряде случаев и командира подразделения. Внутренней связью обеспечивались только два члена экипажа из четырех — командир танка и механик-водитель.

Самый первый Т-34, еще без вооружения. Харьковский завод. 1940

Один из первых серийных Т-34. 1940.

Немецкая машина превзошла Т-34 и по плавности хода, она оказалась и менее шумной — при максимальной скорости движения Pz-III было слышно за 150 — 200 м, а Т-34 — за 450-500 м.

Полной неожиданностью для наших военных явилось и превосходство «немца» в скорости. На гравийном шоссе Кубинка-Репище Pz-III разогнался на мерном километре до скорости 69,7 км/ч, в то время как лучший показатель для Т-34 составил 48,2 км/ч. Выделенный же в качестве эталона БТ-7 на колесах развил только 68,1 км/ч.

В отчете об испытаниях отмечались и более удачная подвеска немецкого танка, высокое качество оптических приборов, удобное размещение боекомплекта и радиостанции, надежные двигатель и трансмиссия.

По этим результатам ГАБТУ предоставило отчет маршалу Г.И.Кулику, который утвердил его и тем самым приостановил производство и приемку Т-34, потребовав устранения всех недостатков. Начались препирательства, закончившиеся распоряжением маршала К.Е.Ворошилова: «Машины продолжать делать; сдавать в армию, установив 1000-км гарантийный пробег. Заводу начать разрабатывать новую машину — Т-34М, введя в нее не только прочностные изменения, но и пятискоростную коробку передач.»

К тому времени здоровье М.И.Кошкина, заболевшего в марте воспалением легких, значительно ухудшилось и 26 сентября 1940 года М.И.Кошкин скончался. Главным конструктором танкового КБ назначили А.А.Морозова.

T-34-76 образца 1940 года с пушкой Л-11.

T-34 с пушкой Ф-34 на испытаниях на Гороховецком полигоне. Ноябрь, 1940.

Под его руководством началось проектирование двух вариантов модернизации Т-34. В первом — А-41 — была сделана попытка исправить большинство недостатков без изготовления нового корпуса и замены силового агрегата. Машина получала новую трехместную башню с диаметром погона 1700 мм (против 1420 мм у Т-34) и новую пушку Ф-34 завода №92. Но дальше «бумажной» стадии этот проект не пошел.

Второй вариант — А-43, более известный под названием T-34M — был длиннее, уже и выше, чем Т-34.

Одновременно с разработкой А-43 завод №183 продолжал выпуск Т-34. К 15 сентября 1940 года заводские цеха покинули три первых серийных танка, а до конца года их было изготовлено всего 115 единиц, или 19% годовой программы. СТЗ вообще не сдал ни одной машины, хотя и собрал к концу года 23 танка.

Отличительные особенности танка Т-34 довоенного выпуска.

На то были свои причины. Новый танк требовал новой оснастки для его изготовления и расширения производственных площадей. Медленно осваивался смежниками и выпуск комплектующих изделий для Т-34. Поставляемые Мариупольским металлургическим заводом броневые детали требовали доработки, поскольку не выдерживалась их геометрия. Несмотря на упрощение технологии сборки танка (лобовая часть, например, теперь сваривалась из двух прямых бронелистов), она оставалась достаточно сложной и трудоемкой.

Завязший на лугу Т-34 довоенного образца.

На заводе №75 с огромным трудом добились, чтобы дизель В-2 без сбоя работал 150 часов на стенде. Проблем была масса! Для правильного и одинакового распыления, равномерной подачи топлива, изготовили специальные стенды, на которых проверялся весь комплект из 12 форсунок со всеми трубопроводами и насосами. Клапаны, форсунки и иглы притирали вручную ученики школы ФЗО.

Выпуск 76-мм пушек Л-11 был прекращен в 1939 году, всего «тридцатьчетверок» с этим орудием было выпущено около 400 единиц. «Тридцатьчетверки» последующих выпусков вооружались либо орудием Ф-34, либо ее модернизированным вариантом Ф-34М. Это орудие, более мощное, чем Л-11 и Ф-32, существовало с 1939 года. Созданное грабинским КБ, оно первоначально предназначалось для вооружения танков Т-28 и Т-35. Первые ее испытания в танке Т-28 были проведены на Гороховецком полигоне 19 октября 1939 года. С 20 по 23 ноября 1940 года там же проходили полигонно-войсковые испытания (объем 1000 выстрелов) пушки в танке Т-34. По их результатам комиссия рекомендовала Ф-34 к принятию на вооружение.

Тем временем первые три серийные машины Т-34, согласно директиве зам. наркома обороны №76791 от 25 октября 1940 года, подверглись в течение ноября — декабря интенсивным испытаниям на НИБТПолигоне, офицеры которого выявили так много конструктивных недостатков у новых машин, что усомнились в их боеспособности. Снова был поднят вопрос о снятии Т-34 с производства.

Завязший на лугу T-34-76 образца 1941.

К тому же у ряда руководителей ГАБТУ и Наркомата обороны существовало устойчивое мнение — самым массовым танком Красной Армии должен был стать легкий Т-50.

Такая позиция руководства РККА была не случайной. Как известно, 9 июня 1940 года было принято решение о формировании девяти механизированных корпусов. По штату каждому корпусу полагалось иметь две танковых и одну моторизованную дивизию; каждой танковой дивизии — 63 тяжелых танка KB, 210 средних Т-34 и 102 легких танка (на тот момент — БТ и Т-26). На вооружении моторизованной дивизии должны были состоять 275 легких танков (в основном Т-26). Для замены всех легких танков «старых типов» и предназначался Т-50. В феврале — марте 1941 года по тем же штатам началось формирование еще 20 мехкорпусов. Нетрудно подсчитать, что для них требовалось значительно больше легких танков, чем средних и тяжелых. Кроме того, легкие боевые машины имелись по штату во многих стрелковых соединений.

Особенности Т-34 завода №112 «Красное Сормово».

Начальник ГАБТУ Я.Н.Федоренко и начальник ГАУ Г.И.Кулик, поддержанные командующим Западным Особым военным округом Д.Г.Павловым, выступили с инициативой прекратить выпуск Т-34 и восстановить производство БТ-7М, пока не будет завершена работа над Т-34М. Однако это предложение отклонили.

T-34-76 образца 1941. 1-я Гвардейская танковая бригада, Западный Фронт. Январь 1942.

25 июня 1941 года вышло постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «Об увеличении выпуска танков KB, Т-34 и Т-50, артиллерийских тягачей и танковых дизелей на III и IV кварталы 1941 г.», в котором была сформулирована задача по созданию комплексной танкостроительной промышленности. 1 июля 1941 года появилось еще одно постановление, уже Государственного Комитета Обороны № ГКО-1cc, в соответствии с которым к производству танков Т-34 привлекался горьковский завод «Красное Сормово» (завод №112). При этом сормовичам разрешили устанавливать на танки авиамотор М-17Т. К его выпуску должен был приступить цех авиадвигателей ГАЗа. Решение о производстве Т-34 с бензиновым двигателем было вынужденным и временным и связанным с тем, что к середине 1941 года единственным изготовителем дизелей В-2 оставался харьковский завод №75. В первые же дни войны поступило распоряжение о развертывании их производства на ХТЗ. Однако быстро меняющаяся обстановка на фронте заставила изменить эти планы. Двигательное производство ХТЗ перебазировали на СТЗ, где и начался выпуск дизелей в ноябре 1941 года. Завод №75 в это время находился «на колесах» — шла его эвакуация на Урал.

Особенности Т-34 производства СТЗ.

Программа выпуска Т-34 на заводе «Красное Сормово» в 1941 году включала 750 единиц, но до конца года завод смог изготовить только 173 машины.

Тем временем завод №183 наращивал выпуск танков. Люди работали в две смены по 11 часов, не покидая цеха даже во время начавшихся бомбежек города.

Т-34 с накладной броней, наваренной на башню и лобовой лист корпуса.

На основании постановления №667/СГКО от 12 сентября 1941 года Ю.Е.Максарев отдал приказ о немедленной эвакуации завода в глубокий тыл. Первый эшелон покинул Харьков 19 сентября и направился на Урал. Первые 25 танков на новом месте в Нижнем Тагиле собрали уже в конце декабря из узлов и деталей, привезенных из Харькова.

T-34-76 образца 1941 г. завода №183.

Осенью 1941 года единственным крупным производителем Т-34 оставался СТЗ. При этом выпуск максимально возможного числа комплектующих постарались развернуть в самом Сталинграде. Броневой прокат поступал с завода «Красный Октябрь», бронекорпуса сваривались на Сталинградской судоверфи (завод №264), пушки поставлял завод «Баррикады».

Короче говоря, в городе организовали практически полный цикл производства танка и его деталей. Так же обстояли дела и в Горьком, и в Нижнем Тагиле.

Таким образом, в первой половине 1942 года выпуск танков Т-34 осуществлялся на трех заводах:
— №183 в Нижнем Тагиле;
— №112 «Красное Сормово»;
— Сталинградский Тракторный завод.

Незыблемыми оставались только ТТХ танка, в деталях же танки разных заводов-изготовителей существенно отличались. В конце 1941 года одна «тридцатьчетверка» была передана американской стороне для ознакомления.

T-34-76 образца 1941 г. Юго-Западный фронт. Лето 1942.

Новенький Т-34 образца 1942 покидает цех завода «Красное Сормово».

Литая башня Т-34 завода №183.

Из-за потери многих смежников танкостроителям приходилось проявлять чудеса изобретательности. Так, в связи с прекращением поставок из Днепропетровска воздушных баллонов для аварийного запуска двигателя на «Красном Сормове» стали использовать для их изготовления выбракованные по мехобработке корпуса артиллерийских снарядов!

На СТЗ множество сварных и штампованных деталей танка заменили литыми, благо литейный цех завода был в то время вторым в стране по мощности. По мере приближения немцев к Волге отрезались все пути подвоза комплектующих, в частности резины. В результате, характерной особенностью сталинградских танков стало отсутствие резиновых бандажей на опорных катках. Впрочем, в 1942-1943 годах и на машинах других заводов можно было встретить такие катки.

Сталинградский тракторный выпускал и ремонтировал танки вплоть до того момента, когда линия фронта подошла к заводским цехам.

5 октября 1942 года в соответствии с приказом НКТП все работы на СТЗ были прекращены, а оставшиеся рабочие эвакуированы. Стремясь компенсировать неизбежную потерю СТЗ, в июле 1942 года ГОКО дал задание Челябинскому Кировскому заводу приступить к выпуску Т-34. 22 августа первые «тридцатьчетверки» покинули цеха ЧКЗ, производство которых на этом предприятии продолжалось по март 1944 года.

Штампованная башня Уралмаша. 1942.

В апреле 1942 года на Уралмаше началось изготовление бронекорпусов и башен танка Т-34 для завода №183. А 28 июля 1942 года постановлением ГОКО №2120 Уралмашзаводу поручили организовать производство уже всего танка Т-34. Серийный их выпуск начался в сентябре 1942 года. Конструктор И.Ф.Вархрушев и технолог В.С.Ананьев разработали конструкцию штампованной башни, и с октября 1942 по март 1944 года их выпустили 2050 единиц. При этом завод поставил значительное число таких башен на ЧКЗ. Непосредственно танки «Уралмаш» собирал недолго — до августа 1943 года. Затем это предприятие стало основным по выпуску САУ на базе Т-34.

В 1942 году к производству танков Т-34 подключился и завод №174 имени К.Е.Ворошилова, эвакуированный из Ленинграда в Омск.

Танки Т-34, выпускавшиеся с конца лета 1942 года, получили новую башню, так называемой «улучшенной» формы (впрочем, не менее тесную, чем предыдущая) с двумя круглыми посадочными люками в крыше, пятискоростную коробку передач, воздухоочистители типа «Циклон», увеличенный боекомплект, башенный вентилятор, десантные поручни, наружные топливные баки цилиндрической формы и много других более мелких новинок. В послевоенной литературе такая башня, имевшая шестигранную форму, получила прозвище «гайка».

Летом 1943 года на Т-34 на «Красном Сормове» начали устанавливать командирскую башенку. Уралмаш предложил свой вариант башенки — штампованной. Но ее отвергли.

Литая «улучшенная» башня.

В таком виде танк Т-34 состоял в серийном производстве до середины 1944 года, причем дольше всех его выпускал завод №174 в Омске.

Завод «Красное Сормово», в свою очередь, выпустил 68 танков Т-34, корпуса и башня которых были оборудованы фальшбортами. Предполагалось, что они защитят танки от немецких кумулятивных снарядов.

Однако проверить это не удалось — в первом же бою почти все экранированные таким образом боевые машины были подбиты обычными бронебойными снарядами 75-мм противотанковых пушек противника. Таким образом, проверить на практике эффективность противокумулятивных экранов не удалось, идею оставили, посчитав, что количество уничтоженных Т-34 кумулятивными боеприпасами от общего числа потерянных танков невелико.

T-34-76 образца 1942. Юго-западный фронт, Харьковское направление. Март 1942.

gym6.narod.ru

Легендарный Т-34 — Виды башен Т-34

Сталинградская башня.

  Первые сталинградские башни собирались из мариупольских комплектующих и внешне не должны были отличаться от харьковских образцов. С июля — августа 1941 года сталинградские машин получили некоторые усовершенствования, которые уже начали реализо-вывать на харьковском заводе перед эвакуацией. Была изменена конструкция вентилятора — его крышка теперь откидывалась на внешней петле вперед, а на следующем этапе,новая крестообразная крышка крепилась неподвижно. В этот период прибор наблюдения заряжающего, из-за острого дефицита,монтировался не на все машины. В таких случаях, отверстие для его установки прикрывала заглушка.
В этот период по всем заводам сложилась критическая ситуация с башенным производством. Дефицит был настолько острым, что башни производства заводов второго эшелона распределял лично нарком танковой промышленности.
До осени 1941 года конфигурация башен не менялась. В сентябре 1941 года на заводе №264 приступили к разработке нового способа раскроя бронелистов и сборки башен (аналогично корпусам), который был освоен к концу года. Этот метод исключал операцию по изгибу кормовой части бортовых листов башни. Такой образец был утвержден к производству 17 сентября 1941 года. С декабря 1941 года СТЗ выпускал танки с новой башней.
Основной ее особенностью была увеличенная задняя стенка, закрепленная восемью болтами, крестообразный вентилятор и бронировка боковых приборов наблюдения с вырезами, обеспечивавшими лучший обзор. Новый тип бронировки устанавливался не на все башни — использовался задел деталей старого образца, поэтому на машинах этого периода встречаются бронедетали обоих типов. Изменилась конструкция и нижней задней части башни — теперь она состояла не из одной, а из трех деталей. Появился и правый прибор наблюдения, характерной формы. Такой же прибор встречается на Т-60 и KB этого времени выпуска.
На некоторых машинах встречается новый люк увеличенной толщины (с выштамповкой посередине), однако, до выработки запаса люков старого образца, на танки устанавливали вперемешку оба типа. Для крепления петель к башне применялась сварка. Это усложняло демонтаж люка, в случае необходимости, но даже такое упрощение, было крайне важно в тот период.
Очередным этапом развития стало применение шипового соединения в конструкции башни. К апрелю 1942 года бала разработан новый вариант передней части башни — появились так называемые косынки, исключавшие рикошетирование снарядов в область погона.
Одновременно было введено изменение способа крепления задней стенки башни (что было связано с новым способом демонтажа пушки, разработанным сормовичами) — как и на сормовских танках, она стала выполняться несъемной. На корпусах таких машин приваривались специальные упоры.
На люках танка Т-34 с пушкой Ф-34 приборы кругового обзора не устанавливали, но в заготовках уже был высверлен центр отверстия, который заваривали, иногда вставив в это отверстие болт подходящего размера.

Маска орудия, тоже, претерпела изменения: она теперь состояла не из правой и левой половин, а из верхней изогнутой и плоской нижней части. Плоской, без изгиба, стала и передняя часть, что привело к появлению выступающей вперед скулы. Сам щиток маски, стал короче снизу, и это избавило от необходимости изгибать его по форме башенного погона. Известно, что существовало два типа таких масок.
На этом развитие сталинградской ветви эволюции башен танка Т-34 прекратилось.
В сентябре 1941 года отливки башен (58 штук) и деревянные модели, применяемые для формовки, были эвакуированы в Горький, где видимо, были использованы в собственном производстве.

СОРМОВСКИЕ БАШНИ. 

  На «Красном Сормове», как и на других заводах, работы по изготовлению башен начались с использования мариупольских комплектующих, однако мощное литейное производство позволило сразу же приступить к выпуску собственных башен.
Заводами — смежниками в этой области производства были определены Кулебакский завод, Магнитогорский, Кузнецкий металлургические комбинаты и Новотагильский металлургический завод.
Сормовские башни несколько отличались от мариупольских формой литьевого стыка и более рациональными обводами передней части — она была больше заострена.
Такая мера была, по сути, аналогична сталинградским «косынкам». Предположительно, с февраля 1942 года на танки устанавливали только новый люк, увеличенной толщины, с выштамповкой посередине — к этому времени запас люков старого образца был полностью израсходован. В этот же период была усилена и бронировка маски пушки. 

Танк Т-34 с пушкой Ф-34

 

  Кормовой люк, для демонтажа пушки, создавал ряд проблем в производстве. Механическая обработка его ниши на отливке — это дополнительная технологическая операция, а значит и время, затраченное на производство одной башни.
Поскольку необходимость замены орудия в войсках возникала крайне редко, от люка решили отказаться, а пушку монтировать через погон. Сначала башню установили на специальный стенд, оснащенный спереди упорными планками, и отработали всю операцию по монтажу, а затем и демонтажу пушки.
На следующем этапе была отработана та же процедура, но применительно к полевым условиям. Парой домкратов, со специальными захватами, башня была приподнята, потом под нее подложили деревянные упоры, и постепенно, добавляя брусья и перестав-
ляя домкраты, выжали башню на требуемую высоту.
Этот метод, предтоженный начальником сектора вооружения Сормовского завода А.С. Окуневым, был принят и используется почти без изменений на многих типах современных танков.
С 1 марта сормовские танки Т-34 шли уже без кормового люка, но с небольшими дополнениями — в месте установки домкратов появились бонки для их фиксации, а спереди на корпусе, непосредственно под гребнями маски, два упора. Защитная планка, предотвращавшая соскальзывание башни вперед, их не заменяла, а дополняла. Поручни на башне (как и на корпусе) появились в середине 1942 года.
Примерно в это же время была принята литая бронировка командирской панорамы и наблюдательного прибора заряжающего. На некоторых образцах встречаются небольшие приливы местах их установки. В 1943 году изменилась конструкция замка крышки люка. Литьевой номер, сначала трехзначный, а затем, по нарастающей, четырехзначный, обычно наносился в передней части, справа и слева.
Башни такого типа продержались на «Красном Сормове» дольше, чем на всех остальных танковых заводах. В 1943 году, когда другие предприятия, перешли на выпуск шестигранных башен, здесь все еще продолжали отливать башни «раннего» образца.

 БАШНИ ЗАВОДА №103 (НИЖНИЙ ТАГИЛ)

  Первые нижнетагильские танки были оснащены башнями, собранными из эвакуированных комплектующих. В процессе наладки производства на новом месте возникли неожиданные трудности — вагон с материалами по этому разделу был потерян при эвакуации. Из за технической неисправности его надолго загнали в какой то тупик Этот эпизод неоднократно упоминается в мемуарной литературе, и видимо имеет под собой почву. Вероятно, в вагоне находились литьевые модели, и документация, связанная с ними. Эту информацию, конструкторы, во главе с Марком Набутовским, восстанавливали в сжатые сроки, буквально по памяти.
Заформовать башню целиком на имеющихся формовочных столах было невозможно. поэтому, до получения нового оборудования было принято решение делать форму из нескольких элементов. В результате башня потаилась с некоторыми отличиями от предыдущего образца. В ее конструкции были использованы новшества, уже применявшиеся
к тому времени в Сталинграде, а также введен целый ряд собственных усовершенствований. К моменту, когда пропавший вагон был обнаружен, башня была уже готова к производству.
Для комплектации танков этого периода использовались башни кулебакского литья, и,по некоторым сведениям, башни производства УЗТМ. Как бы то ни было, но нижнетагильская башня заметно отличается от предыдущих образцов формой среза верхней части маски пушки и бронировкой бортовых приборов наблюдения, обеспечивавшей больший сектор обзора. Боковые накладки маски пушки стали длиннее. Такой тип башни выпускался в первой половине 1942 года. С конца зимы — начала весны 1942 года началось освоение производства новой, шестигранной башни.

  • Исключения из правил.

  В результате ремонта появлялись порой совершенно неожиданные варианты.
На танке «Комсомолец Забайкалья» штатные боковые приборы наблюдения заменены более поздними, как на шестигранной башне. Большая крышка люка, порой открытого в бою, часто получала повреждения.
Грибки вентилятора тоже часто повреждались в боях. При ремонте Т-34 со сварной башней выпуска 1941 года, колпак вентилятора — грибка, заменили более поздним, крестообразным, но поместили его, естественно, на прежне месте, над отверстием — справа от оси башни. Такой образец установленный как памятник в Познани, создал у многих неправильное представление о штатном размещении крестообразного вентилятора.
Не стоит упоминать о многочисленных «ляпах» возникших при не очень правильном восстановлении сохранившихся образцов, стоит лишь заметить, что признаками индивидуальности (в той или иной степени) обладает практически каждый танк.
Оснащались танки с ранним типом башни и 57 мм орудием. Существовало большое количество опытных машин на базе старых, отработавших ресурс танков. Множество башен использовалось как ДОТы при строительстве оборонительных сооружений.
Башни сормовского производства, шедшие на бронекатера, как правило, не имели отверстия для установки приспособления по проверке отката, расположенного на задней стенке башни, а при установке на бронепоезде оснащались скобой-ручкой на крышке люка.

  Бронировка приборов наблюдения МК-4, конструкция которых была позаимствована с английских машин.
Фальшивые перископы. Их устанавливали на башне справа, чтобы по внешнему виду противник не мог бы отличить командирскую машину, на которой стояло два прибора наблюдения.
Первоначально планировалось, что их форма будет повторять настоящий прибор, но в процессе производства они были упрощены до обрезка трубы, открытого сверху.

t34.3dn.ru


А БЕСКУРНИКОВ

1 сентября 1939 года дивизии гитлеровской Германии двинулись на Польшу. Подспудно уже клокотавшее пламя второй мировой войны выплеснулось первым огненным языком наружу. Гитлеровские танки T-III и T-IV расстреливали польских улан, с беззаветной храбростью атаковавших в конном строю их боевые порядки, отрезали польские дивизии от баз снабжения, нарушали коммуникации. И хотя единственная моторизованная бригада польских вооруженных сил под Львовом нанесла частям 22-го танкового корпуса немцев довольно серьезный урон, гитлеровские генералы окончательно уверовали в превосходство своих танков.

Примерно в то же время на подмосковном полигоне состоялся показ новых образцов отечественной бронетанковой техники. Среди тяжелых KB и СМК выделялся красивой обтекаемой формой танк Т-32 с мощным 76-мм орудием. Он уверенно преодолел все препятствия, без видимого усилия свалил высокую сосну у реки, без остановки двинулся вброд и, преодолев крутой обрывистый берег, вышел к трибуне правительства.

Взгляды военных специалистов на новую машину разделились. Многие высказывались в ту пору за создание колесно-гусеничного танка, а Т-32 был выполнен в чисто гусеничном варианте. Тем не менее его конструктор Михаил Ильич Кошкин упорно отстаивал свое детище. Группой, которой руководил Кошкин, несколько ранее уже была создана опытная колесно-гусеничная машина (рис. 1). Это был довольно скоростной (до 65 км/ч), маневренный танк А-20, вооруженный 45-мм пушкой и двумя 7,62-мм пулеметами. Бронирование лобовой части корпуса составляло 25, а бортов — 20 мм. По-новому, с большими углами наклона, размещались броневые листы корпуса. Однако поиски усиления броневой защиты требовали дальнейшего увеличения толщины броневых листов, что, естественно, повышало вес танка. В этом случае обойтись одной парой ведущих колес, как на ранее создававшихся легких колесно-гусеничных танках, оказывалось невозможно. Потяжелевший танк не сможет передвигаться — ведущие катки будут пробуксовывать по земле или же с них просто сорвутся резиновые бандажи. Расчеты требовали установки не менее четырех пар катков, что, в свою очередь, усложнило бы конструкцию редукторов и повысило уязвимость ходовой части.

Кошкин поставил под сомнение необходимость применения колесно-гусеничного движителя. Воспользоваться колесным ходом вне дорог не всегда представляется возможным, особенно на снегу, на пашне. Зато, отказавшись от громоздких колесных редукторов, можно использовать высвободившийся вес на увеличение толщины брони, в том числе и на дополнительную защиту ходовой части. Броневой корпус, отметил конструктор, обязательно должен быть противоснарядным — ведь танку предстоит прорывать укрепленные полосы обороны противника.

Силовая установка — только дизельный двигатель! Многие сомневались: стоит ли вводить для танков новый тип двигателя, ведь изменение сорта горючего может создать неудобства в снабжении. Да и все иностранные танки того времени имели карбюраторные двигатели. Сомневающихся убеждали простым способом: на заводском дворе конструктор Николай Алексеевич Кучеренко, ближайший помощник Кошкина, подносил к ведру с бензином зажженный факел — ведро мгновенно вспыхивало. Тот же факел опускали в ведро с дизельным топливом — факел гас. Опыт, строго говоря, не особенно научный, но достаточно наглядный и убедительный.

Итак, конструкторский коллектив создал два танка: А-20 — «крейсерский», быстроходный, предназначавшийся для маневренных действий в глубине обороны противника, и Т-32 (рис. 2), тоже «крейсерский», пригодный для действий в любых видах боя — и при прорыве оборонительных полос, и в оперативной глубине. Слишком необычен был замысел создать принципиально новый тип танка, поэтому некоторые прямо высказывали сомнение: что это — «лекарство от всех болезней»?

Здесь стоит подчеркнуть, что зарубежным инженерам понадобилось еще 20 лет, чтобы подойти к конструкции так называемого «основного боевого танка», сочетающего в себе качества машины прорыва, крейсерского и сопровождения пехоты. Поэтому вполне понятно, что появление нового танка вызвало поначалу ожесточенные споры.

Кошкин довел толщину броневых листов в лобовой части до 45, а борта — до 40 мм. Усилено бы по и вооружение: пушка Ф-34 калибром 76 мм с высокой начальной скоростью снаряда, специально созданная для танков в конструкторском бюро В. Г. Грабина, и два пулемета. Опять нарушение сложившихся требований: танк средний, а пушка от тяжелого, противоснарядная броня, как у танка непосредственного сопровождения пехоты, скорость и маневренность, как у крейсерского. Вес машины достигал 26,5 т, а скорость 55 км/ч. Появление какого-то универсального танка, сочетающего характеристики разных типов, казалось неоправданным нарушением установившихся норм. Вопрос о новой машине на какое-то время «повис в воздухе». А пока он рассматривался, конструкторы совершенствовали ее.

После демонстрации двух таких машин руководителям партии и правительства новый экспериментальный танк под индексом Т-34 (рис. 3) был направлен на дальнейшие испытания. Обстрел корпуса снарядами 45-мм противотанковой пушки показал, что Т-34 стоит на грани непоражаемости. Универсальный танк превосходил легкие типы по броневой защите и вооружению, средние — по силе огня, тяжелые — по скорости и маневренности. От немецкого танка T-III 1941 года они выгодно отличались броневой защитой, вооружением, проходимостью и большим запасом хода. 37-мм пушка T-III не представляла опасности для Т-34, в то же время снаряд нашего танка пробивал броню основных машин Германии выпуска 1939 — 1942 годов на всех дистанциях прицельного огня. Еще больше советский танк превосходил немецкий T-IV, короткоствольное 76-мм орудие которого придавало снаряду весьма низкую начальную скорость.

hobbyport.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о