Первое испытание ядерного оружия в ссср – Хронология ядерных испытаний в СССР

Первые испытания ядерного оружия в СССР

Самолеты, нанося удар по наземным целям, пересекали ножку ядерного гриба. В 10 км от эпицентра взрыва в радиоактивной пыли, среди расплавленного песка, держали оборону "западники". Снарядов и бомб в тот день было выпущено больше, чем при штурме Берлина.

Со всех участников учений была взята подписка о неразглашении государственной и военной тайны сроком на 25 лет. Умирая от ранних инфарктов, инсультов и рака, они даже лечащим врачам не могли рассказать о своем облучении. Немногим участникам Тоцких учений удалось дожить до сегодняшнего дня. Спустя полвека они рассказали о событиях 54-го года в Оренбургской степи.

Подготовка к операции "Снежок"

"Весь конец лета на маленькую станцию Тоцкое со всего Союза шли воинские эшелоны. Никто из прибывающих - даже командование войсковых частей - понятия не имел, зачем они здесь оказались. Наш эшелон на каждой станции встречали женщины и дети. Вручая нам сметану и яйца, бабы причитали: "Родимые, небось в Китай воевать едете", - рассказывает председатель Комитета ветеранов подразделений особого риска Владимир Бенцианов.

В начале 50-х всерьез готовились к третьей мировой войне. После проведенных в США испытаний в СССР также решили опробовать ядерную бомбу на открытой местности. Место учений - в оренбургской степи - выбрали из-за сходства с западноевропейским ландшафтом.

"Сначала общевойсковые учения с реальным ядерным взрывом планировалось провести на ракетном полигоне Капустин Яр, но весной 1954-го была проведена оценка Тоцкого полигона, он и был признан лучшим по условиям обеспечения безопасности", - вспоминал в свое время генерал-лейтенант Осин.

Участники Тоцких учений рассказывают иное. Поле, где планировалось сбросить ядерную бомбу, было видно как на ладони.

"Для учений из отделений у нас отобрали самых крепких ребят. Нам выдали личное табельное оружие - модернизированные автоматы Калашникова, скорострельные десятизарядные автоматические винтовки и радиостанции Р-9", - вспоминает Николай Пильщиков.

Палаточный лагерь растянулся на 42 километра. На учения прибыли представители 212 частей - 45 тысяч военнослужащих: 39 тысяч солдат, сержантов и старшин, 6 тысяч офицеров, генералов и маршалов.

Подготовка к учениям под кодовым названием "Снежок" длилась три месяца. К концу лета огромное боевое поле было буквально испещрено десятками тысяч километров окопов, траншей и противотанковых рвов. Построили сотни дотов, дзотов, блиндажей.

Накануне учений офицерам показали секретный фильм о действии ядерного оружия. "Для этого был построен специальный кинопавильон, в который пропускали лишь по списку и удостоверению личности в присутствии командира полка и представителя КГБ. Тогда же мы услышали: "Вам выпала великая честь - впервые в мире действовать в реальных условия применения ядерной бомбы". Стало понятно, для чего окопы и блиндажи мы накрывали бревнами в несколько накатов, тщательно обмазывая выступающие деревянные части желтой глиной. "Они не должны были загореться от светового излучения", - вспоминал Иван Путивльский.

"Жителям деревень Богдановка и Федоровка, которые находились в 5-6 км от эпицентра взрыва, было предложено временно эвакуироваться за 50 км от места проведения учения. Их организованно вывозили войска, брать с собой разрешалось все. Весь период учения эвакуированным жителям платили суточные", - рассказывает Николай Пильщиков.

"Подготовка к учениям велась под артиллерийскую канонаду. Сотни самолетов бомбили заданные участки. За месяц до начала ежедневно самолет Ту-4 сбрасывал в эпицентр "болванку" - макет бомбы массой 250 кг", - вспоминал участник учений Путивльский.

По воспоминаниям подполковника Даниленко, в старой дубовой роще, окруженной смешанным лесом, был нанесен белый известковый крест размером 100х100 м. В него-то и метили тренирующиеся летчики. Отклонение от цели не должно было превышать 500 метров. Кругом располагались войска.

Тренировалось два экипажа: майора Кутырчева и капитана Лясникова. До самого последнего момента летчики не знали, кто пойдет основным, а кто будет дублером. Преимущество было у экипажа Кутырчева, который уже имел опыт летных испытаний атомной бомбы на Семипалатинском полигоне.

Для предотвращения поражений ударной волной войскам, располагающимся на отдалении 5-7,5 км от эпицентра взрыва, было предписано находиться в укрытиях, а далее 7,5 км - в траншеях в положении сидя или лежа.

"На одной из возвышенностей, в 15 км от запланированного эпицентра взрыва построили правительственную трибуну для наблюдения за учениями, - рассказывает Иван Путивльский. - Накануне ее выкрасили масляными красками в зеленый и белый цвета. На трибуне были установлены приборы наблюдения. Сбоку к ней от железнодорожной станции по глубоким пескам проложили асфальтированную дорогу. Никакие посторонние автомашины военная автоинспекция на эту дорогу не пускала".

"За трое суток до начала учения на полевой аэродром в районе Тоцка стали прибывать высшие военачальники: маршалы Советского Союза Василевский, Рокоссовский, Конев, Малиновский, - вспоминает Пильщиков. - Прибыли даже министры обороны стран народной демократии, генералы Мариан Спыхальский, Людвиг Свобода, маршал Чжу-Дэ и Пэн-Дэ-Хуай. Все они размещались в заранее построенном в районе лагеря правительственном городке. За сутки до учений в Тоцке появился Хрущев, Булганин и создатель ядерного оружия Курчатов".

Руководителем учений был назначен маршал Жуков. Вокруг эпицентра взрыва, обозначенного белым крестом, была расставлена боевая техника: танки, самолеты, бронетранспортеры, к которым в траншеях и на земле привязали "десант": овец, собак, лошадей и телят.

ehorussia.com

Испытание ядерного оружия в СССР

В начале 1954 года по секретному решению Президиума ЦК КПСС и приказу Министра обороны СССР маршала Н.Булганина было решено провести на Тоцком полигоне Южно-Уральского военного округа секретные корпусные учения с реальным применением атомного оружия. Руководство было поручено маршалу Г.К.Жукову. Учения назывались солидно "Прорыв подготовленной тактической обороны противника с применением ядерного оружия". Но это официально, а вот кодовое название Тоцких войсковых учений было мирное и ласковое - "Снежок". Подготовка к учениям длилась три месяца. К концу лета огромное боевое поле было буквально испещрено десятками тысяч километров окопов, траншей и противотанковых рвов. Построили сотни дотов, дзотов и блиндажей.

В учениях участвовали воинские формирования Белорусского и Южно-Уральского военных округов. В июне-июле 1954 года из района Бреста в район учений было переброшено несколько дивизий. Непосредственно, судя по документам, в учениях участвовало свыше 45000 военнослужащих, 600 танков и самоходных артиллерийских установок, 500 орудий и реактивных минометов "Катюша", 600 бронетранспортеров, свыше 6000 разнообразной автотракторной техники, средств связи и тыла. В учениях принимали участие также три дивизии ВВС. Реальную атомную бомбу должны были сбросить на район обороны под условным названием "Баня" (с отметкой 195,1). За двое суток до начала учений на полигон приезжали Н.Хрущев, Н.Булганин и группа ученых во главе с И.Курчатовым и Ю.Харитоном. Они тщательно осматривали построенные укрепления и давали консультации командирам, как обезопасить военнослужащих от атомного взрыва.

За пять дней до атомного взрыва все войска были вывезены из запретной восьмикилометровой зоны и заняли исходные позиции для наступления и обороны.

Накануне учений офицерам показали секретный фильм о действии ядерного оружия. Для этого был построен специальный кинопавильон, в который пропускали лишь по списку и удостоверению личности в присутствии командира полка и представителя КГБ. Тогда же они услышали: "Вам выпала великая честь - впервые в мире действовать в реальных условиях применения ядерной бомбы". В старой дубовой роще, окруженной смешанным лесом, был нанесен известковый крест размером 100х100 м. Отклонение от цели не должно превышать 500 м. Кругом располагались войска.

14 сентября 1954 года с 5 до 9 часов было запрещено движение одиночных машин и лиц. Передвижение допускалось только в составе команд во главе с офицером. С 9 до 11 всякое движение было запрещено вообще.

На горе Медвежья, в 10,5 км от намеченного эпицентра взрыва, саперными частями был построен наблюдательный пункт, который представлял собой стационарную смотровую башню высотой с трехэтажный дом. В нем были устроены большие открытые лоджии в качестве смотровой трибуны. Внизу находились открытые траншеи и бетонный бункер с амбразурами. Имелись закрытые укрытия и еще три наблюдательных пункта.

Ранним утром 14 сентября высшее военное командование во главе с первым заместителем министра обороны и руководителем учений маршалом Жуковым выехали на 40 автомашинах "ЗИМ" из Тоцкого-2 на главный наблюдательный пункт. При подлете самолета-носителя к цели Жуков вышел на открытую смотровую трибуну. За ним последовали все маршалы, генералы и приглашенные наблюдатели. Затем и маршалы А.Василевский, И.Конев, Р.Малиновский, И.Баграмян, С.Буденный, В.Соколовский, С.Тимошенко, К.Вершинин, П.Пересыпкин, В.Казаков и академики Курчатов и Харитон поднялись на башню в правом крыле смотровой трибуны.

В левом расположились делегации армий стран содружества во главе с министрами обороны и маршалами, в том числе маршал Польши К.Рокоссовский, министр обороны КНР Пын Дэ-Хуэй, министр обороны Албании Энвер Ходжа.

Смотровая трибуна была оснащена средствами громкоговорящей связи. Жуков заслушал доклады о метеорологической обстановке на полигоне. Погода была ясная, было тепло, и дул умеренный ветер.

Маршал принял решение начинать учения… Был отдан приказ "Восточным" прорвать подготовленную оборону "Западных", для чего задействовать стратегическую авиационную группу самолетов-бомбардировщиков и самолетов-истребителей, артиллерийскую дивизию и танки. В 8 часов начался первый этап прорыва и наступления "Восточных".

По громкоговорящим установкам, расположенным во всем районе учений, было объявлено, что самолет - атомный носитель ТУ-4, на борту которого находилась бомба, вылетел с одного из аэродромов Приволжского военного округа, расположенного в Саратовской области. (Для участия в учениях были отобраны два экипажа: майора Кутырчева и капитана Лясникова. До самого последнего момента летчики не знали, кто пойдет основным, а кто будет дублером. Преимущество было у экипажа Кутырчева, который уже имел опыт летных испытаний атомной бомбы на Семипалатинском полигоне.)

В день вылета на учения оба экипажа готовились в полном объеме: на каждом из самолетов были подвешены ядерные бомбы, летчики одновременно запустили двигатели, доложили о готовности выполнить задание. Команду на взлет получил экипаж Кутырчева, где бомбардиром был капитан Кокорин, вторым летчиком - Роменский, штурманом - Бабец.

За 10 минут до нанесения атомного удара по сигналу "Молния" (атомная тревога) все войска, находившиеся за запретной зоной (8 км), заняли укрытия и убежища или легли лицом вниз в траншеях, ходах сообщений, надели противогазы, закрыли глаза, то есть согласно памятке приняли меры личной безопасности. Все присутствовавшие на наблюдательном пункте "Гора Медвежья" надели противогазы с темными защитными пленками на окулярах.

В 9 часов 20 минут самолет-носитель в сопровождении двух бомбардировщиков Ил-28 и трех истребителей МиГ-17 подлетел к территории Тоцкого полигона и сделал первый разведывательный заход на цель.

Убедившись в правильности всех расчетов по земным ориентирам, командир майор В.Куторчев ввел самолет в отведенный коридор в зоне № 5 и на втором заходе лег на боевой курс.

Командир экипажа доложил Жукову: "Объект вижу!" уков по радио отдал приказ: "Выполняйте задачу!" Ответ был: "Накрываю, сбросил!"

Итак, в 9 часов 33 минуты экипаж самолета - носителя на скорости почти 900 км/ч с высоты 8000 метров произвел сброс атомной бомбы "Татьянка" (красивое название ставшее символом смерти) весом в 5 тонн, мощностью 50 килотонн. По воспоминаниям генерал-лейтенанта Осина, подобная бомба предварительно была испытана на Семипалатинском полигоне в 1951 году. Через 45 секунд на высоте 358 метров произошел взрыв с отклонением от намеченного в квадрате эпицентра на 280 метров. К слову, в Японии при взрывах в Хиросиме и Нагасаки были использованы бомбы мощностью 21 и 16 килотонн, а взрывы были произведены на высоте 600 и 700 метров.

В момент разрыва толстой стальной оболочки бомбы возник громкий оглушающий звук (гром), затем - ослепляющая вспышка в виде большого огненного шара. Возникшее сверхвысокое давление в несколько триллионов атмосфер сдавило вокруг себя окружающее воздушное пространство, поэтому в центре шара возник вакуум. Одновременно образовалась сверхвысокая температура от 8 до 25 тысяч градусов со сверхвысокой одноразовой всепроникающей радиацией в воздухе, на поверхности и в земле.

Взрывчатое вещество в бомбе превратилось в плазму и разлетелось в разные стороны. В образовавшуюся вакуумную дыру с поверхности земли поднялись вывороченные с корнем деревья, земляной грунт с живой растительностью, пыль и копоть весом в несколько тысяч тонн.

В результате образовалась ножка ядерного гриба диаметром 2,5 - 3 км. В это время людям и животным стало трудно дышать. Одновременно в центре взрыва образовалась ударная волна большой мощности. Она ударила самолет - носитель и сопровождавшие его самолеты. Их подбросило вверх на 50 - 60 метров, хотя они уже удалились от места взрыва на 10 километров. Ударная звуковая волна качнула поверхность земли в радиусе до 70 километров сначала в одну сторону, а потом в другую сторону. Тряска земли в радиусе 20 километров от эпицентра взрыва была такой же, как при землетрясении в 6-9 баллов. В это время в центре взрыва на высоте 358 метров продолжалась реакция. Сначала вокруг огненного образовалось кучевое бело-серое крутящееся облачко, которое стало превращаться в огромную шапку гриба, разрастаясь, как гигантское чудовище. В ней "плавали" поднятые вверх деревья толщиной в три обхвата. Шапка гриба переливалась разноцветными цветами и на высоте 1,5-3 км ее диаметр составлял 3-5 км. Потом она стала бело-серой, поднялась до 10 км и начала удаляться на восток со скоростью 90 км/ч. На земле, в радиусе до 3 км от эпицентра, возник огненный смерч, который вызвал сильные пожары в радиусе 11 км от взрыва. От излучения началось радиоактивное заражение воздуха, земли, воды, подопытных животных,техники и, самое главное, людей.

Жуков и наблюдатели в момент взрыва находились на наблюдательном пункте. Яркая вспышка обожгла всем лица. Затем прошли два мощных удара: один от взрыва бомбы, а второй - отраженный от земли. По движению ковыля было видно, как идет ударная волна. У многих были сорваны фуражки, но ни Жуков, ни Конев даже не оглянулись. Жуков безотрывно смотрел на ход и последствия ядерного взрыва.

Через 5 минут после ядерного взрыва началась артиллерийская подготовка, затем был нанесен удар бомбардировочной авиации. Заговорили орудия и минометы разных калибров, "катюши", танки, самоходки. Снарядов и бомб в тот день было выпущено больше, чем при штурме Берлина.

Через час после взрыва, до неузнаваемости изменившего ландшафт полигона, по эпицентру прошли пехота в противогазах и бронетехника. Для защиты от светоизлучения бойцам было рекомендовано надеть лишний комплект нижнего белья. И все! Почти никто из участников испытаний не знал тогда, чем грозит радиоактивное заражение. Никаких проверок и обследований военных и населения из соображений секретности не проводилось. Наоборот, со всех участников учений была взята подписка о неразглашении государственной и военной тайны сроком на 25 лет.

Летчикам, которые сбросили ядерную бомбу, за успешное выполнение этого задания вручили по автомашине марки "Победа". На разборе учений командир экипажа Василий Кутырчев из рук Булганина получил орден Ленина и, досрочно, звание полковника.

"…В соответствии с планом научно-исследовательских и экспериментальных работ в последние дни в Советском Союзе было проведено испытание одного из видов атомного оружия, целью которого было изучение действия ядерного взрыва. При испытании получены ценные результаты, которые помогут советским ученым и инженерам успешно решить задачи по защите от атомного нападения".

Такое сообщение ТАСС было опубликовано в "Правде" 17 сентября 1954 года. Спустя три дня после войсковых учений с первым применением атомного оружия, проведенных на Тоцком полигоне в Оренбургской области. Именно эти учения скрывались за этой размытой формулировкой.

И ни слова о том, что испытания, по сути, проводились с привлечением солдат и офицеров, мирных граждан, совершивших по сути, невиданный до этого жертвенный подвиг во имя будущего мира и жизни на земле. Но тогда они сами об этом еще знали.

Сейчас сложно судить, насколько оправданными были такие жертвы, ведь многие люди впоследствии скончались от лучевой болезни. Но очевидно одно - они презрели смерть, страх и спасли мир от ядерного безумия.

www.microarticles.ru

Когда произошло первое испытание атомной бомбы в СССР?

Первая советская атомная бомба, разработанная по постановлению Совета Министров СССР, была сконструирована в КБ–11 (ныне Российский федеральный ядерный центр — ВНИИЭФ) и изготовлена совместно с комбинатом № 817 под научным руководством И. В. Курчатова и Ю. Б. Харитона. Техническое задание на разработку атомной бомбы также было составлено Ю. Б. Харитоном. К решению этой новой и сложной научно-технической задачи были привлечены ведущие учёные многих институтов страны. Ими были проведены расчётные оценки различных вариантов конструкций атомных бомб. Надо было выбрать одну для первых испытаний. Разработчики первой атомной бомбы были уверены в том, что только полигонный опыт может дать окончательный ответ на вопрос, удалось ли создать в нашей стране сверхмощное оружие, основанное на использовании цепной реакции деления ядер плутония. Подготовка к испытанию первой атомной бомбы началась задолго до завершения её разработки и проводилась с особой тщательностью, так как было очевидно, что только при испытании можно получить максимум информации о работоспособности ядерного заряда и его боевых характеристиках. Нельзя исключить, что обстоятельность подготовки обуславливалась в какой-то мере боязнью за возможные неприятные последствия в случае допущения ошибок и промахов. Сразу же хотелось бы отметить, что наша первая атомная бомба — копия американской. Ю. Б. Харитон поясняет, что „это был самый быстрый и надёжный способ показать, что у нас тоже есть ядерное оружие. Более эффективные конструкции, которые нам виделись, могли подождать“. Упоминание о более „эффективных конструкциях“ подтверждается рядом документов конца 40-х годов. Так, в письме на имя Л. П. Берии, подписанном И. В. Курчатовым и Б. Л. Ванниковым, сообщалось о состоянии работ по РДС–1 и ещё пяти зарядам, в том числе и по первому термоядерному. Тем не менее, на испытания был представлен аналог американской атомной бомбы, подробная схема которой была передана Клаусом Фуксом через советскую разведку. Об этом факте имеется достаточно много открытых публикаций. РДС–1 представляла собой авиационную атомную бомбу массой 4700 кг, диаметром 1500 мм и длиной 3300 мм. В качестве делящегося материала в ней использовался плутоний. В процессе подготовки к испытанию атомной бомбы предстояло выполнить исключительно большой объём работ не только по её разработке, но и по созданию ядерного полигона, его обустройству, научно-методическому и приборному обеспечению опыта. Масштабность первого опыта могла поразить каждого. О подготовке к первому испытанию атомной бомбы можно было бы написать отдельную книгу. Наша глава посвящена вопросам завершающей стадии подготовки и проведения испытаний первой плутониевой атомной бомбы, получившей наименование РДС–1. Завершающую стадию можно разделить условно на три основных этапа: этап подготовки, выполненный в КБ–11 в период с апреля по июль 1949 года; этап полигонной подготовки, проведённый с конца июля по 26 августа 1949 года; этап заключительных операций (с 27 августа) и сам опыт. Испытание первой советской атомной бомбы было проведено на полигоне № 2 Министерства Вооружённых Сил СССР (Семипалатинский полигон) 29 августа 1949 г. <img src="//content.foto.my.mail.ru/mail/raketnica/_answers/i-2608.jpg" > Пройди по этой ссылке там много интерестного на эту тему <a rel="nofollow" href="http://wsyachina.narod.ru/history/nuclear_testing_4.html" target="_blank">http://wsyachina.narod.ru/history/nuclear_testing_4.html</a>

Первая советская атомная бомба, испытанная на учебном полигоне № 2 Министерства Вооруженных Сил (Семипалатинском полигоне) 29 августа 1949 года, была сконструирована КБ-11 (ныне Российский Федеральный ядерный центр - ВНИИЭФ, город Саров) и изготовлена совместно с комбинатом №-817 под научным руководством И. В. Курчатова и Ю. Б. Харитона по постановлению Совета Министров СССР и техническому заданию Ю. Б. Харитона.

и заметьте, через 4 года после бомбардировки японии... . добрые янки, русских они наверное пощадили для опытов на ихнем мозгу

Когда это янки были добрыми, уж не перебив ли всех индейцев?) Сброс атомных бомб на СССР у американцев планировался позже, а на момент сброса бомб на Японию в августе 1945 года, СССР и США были еще "союзниками" после второй мировой войны.

touch.otvet.mail.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о