Отделение курдистана – Курдистан — Википедия

Kurdistan.Ru [статьи] Ситуация в Ираке и перспективы отделения Иракского Курдистана

Еще накануне завершения вывода войск США из Ирака в декабре 2011 года курды выступили с идеей проведения национальной конференции с участием всех политических сил страны, чтобы решить назревшие к тому времени внутрииракские проблемы. Становилось все более очевидным, что, получивший не без помощи курдов и американской администрации повторно портфель премьер-министра Нури аль-Малики, всячески затягивает выполнение своих предвыборных обещаний не только курдам, но и другим политическим силам страны. Более того, своими действиями или бездействием он создает реальную угрозу нового обострения внутриполитической обстановки в Ираке.

Ряд провинций (Басра, Дьялла, Салахеддин) в соответствии с положениями новой конституции потребовали более широкой автономии, страну захлестнула волна задержаний предполагаемых баасистов, был выдан ордер на арест вице-президента Ирака Тарика аль-Хашеми, имела место попытка сместить с поста вице-премьера Салеха аль-Мутлака. Несмотря на то, что объемы добываемой нефти превысили довоенный уровень, социально-экономическое положение страны коренным образом не улучшилось, население даже крупных городов испытывало перебои с подачей электроэнергии и воды, масштабы коррупции госаппарата увеличились в разы, напряженность в этно-конфессиональных отношениях сохранилась, продолжались вылазки боевиков и теракты. Особенно неблагополучным оставалось положение в центральных и южных районах Ирака.

В этих условиях лидер победившего на парламентских выборах альянса "Иракийя" А.Аллави заявил, что не будет участвовать в заседаниях подготовительного комитета упомянутой выше конференции, пока действующий кабинет министров не выполнит основные требования, так называемых, Эрбильских соглашений. Глава Курдистанского региона Масуд Барзани, в свою очередь, выразил сомнение в целесообразности дальнейших усилий по созыву национальной конференции, обвинил премьер-министра Н.аль-Малики в авторитаризме, в том, что он ведет страну в тупик и не исключил, что на предстоящих в сентябре текущего года провинциальных выборах в регионе может одновременно пройти референдум о формах дальнейшего взаимодействия между Эрбилем и Багдадом, что предполагает провозглашение независимости Иракского Курдистана. Следует заметить, что на июнь 2012 года в Эрбиле намечено проведение общенационального форума лидеров и представителей национально-освободительного движения курдского народа. Как ожидается, главным пунктом повестки дня может стать вопрос о провозглашении независимости Южного Курдистана и всеобщих мерах по содействию и поддержке данного исторического процесса. Не менее важной темой будет вопрос о положении курдов в Турции, Иране и Сирии и перспективах их борьбы за свои национальные права и свободы.

Насколько реален сценарий создания независимого Иракского Курдистана, каковы позиции и возможная реакция других заинтересованных государств по этому вопросу?

Как известно, иракские курды в тесном взаимодействии с войсками иностранной коалиции приняли самое активное участие в свержении режима Саддама Хусейна и строительстве нового демократического федеративного государства. Включающий в себя три северные провинции Ирака Курдистанский регион стал субъектом федерации с самыми широкими правами. Уже сегодня Иракский Курдистан обладает многими атрибутами государства (флаг, гимн, законодательная, исполнительная, судебная власти, конституция, региональный свод законов, спецслужбы, вооруженные силы (бригады "пешмерга"), внешнеполитическая и внешнеэкономическая деятельность и т.п.). В столице региона - Эрбиле и других крупных курдских городах аккредитовано уже несколько десятков иностранных дипломатических и торговых представительств, курдский язык признан вторым государственным языком в стране, регион получает пропорционально своей численности 17 % от поступлений в госбюджет за счет продажи нефти. Весьма солидно курды представлены и в Багдаде (президент Ирака - курд Джаляль Талабани, они занимают 6 постов федеральных министров, включая пост министра иностранных дел, другие важные должности в правительстве и силовых структурах, в парламенте имеют фракцию свыше 50 депутатов). В период затянувшегося на многие месяцы внутриполитического кризиса в стране после парламентских выборов марта 2010 года именно курды смогли выступить посредниками между ведущими избирательными блоками арабов А.Аллави и Н.аль-Малики и добиться компромиссного варианта формирования новых органов власти. 17 апреля 2012 г. в интервью телекомпании "Аль-Джазира" Дж.Талабани заявил, что в интересах курдов оставаться в едином демократическом Ираке и решать возникающие внутриполитические проблемы конституционным путем.

До последнего момента курды надеялись, что новые правительство и парламент помогут решить жизненно важные для них задачи, а именно: реализовать положения статьи 140 конституции о проведении референдума по административной принадлежности города Киркук с прилегающими нефтеносными районами, принять новый закон об углеводородах, разрешающий им распоряжаться своими природными ресурсами, включить бригады "пешмерга" в регулярные вооруженные силы государства. Однако ожидания курдских лидеров не оправдались. Никаких шагов им навстречу со стороны центрального правительства не последовало. Более того, из Багдада начали раздаваться требования об аннулировании уже подписанных региональным правительством с иностранными компаниями контрактов на разведку и добычу нефти и природного газа, о передаче центральным властям тяжелых вооружений (танков, артиллерии, самолетов), доставшихся курдам после разгрома армии С.Хусейна. Одновременно аль-Малики заключил многомиллиардные контракты с США на поставку 36 современных боевых самолетов F-16, вертолетов, другой боевой техники и вооружений. Поскольку внешних врагов у современного Ирака нет, то курды вполне резонно заподозрили федеральные власти в попытках, тем самым, нарушить сложившийся баланс внутриполитических сил.

Таким образом, включение в повестку дня курдских лидеров вопроса о провозглашении независимости Иракского Курдистана становится как бы закономерным шагом и вытекает из реально складывающейся в стране ситуации. И, если при всем широком спектре самих курдских партий и движений, результат возможного референдума по независимости региона довольно предсказуем (подавляющее большинство иракских курдов за осуществление своей вековой мечты – независимое существование), то извне сторонников этой идеи практически нет.

США хотя и вывели свои войска из Ирака, но продолжают с помощью дипломатических, политических, финансово-экономических, военно-технических и других рычагов оказывать значительное влияние на Багдад и Эрбиль. В ходе недавнего визита президента Курдистанского региона Ирака М.Барзани в США Б.Обама подтвердил заинтересованность в сохранении единого Ирака, пообещав курдам снять некоторые препятствия в налаживании прямых связей и контактов между Вашингтоном и Эрбилем и содействовать в сглаживании противоречий на линии Багдад – Эрбиль. Якобы, США все же перевооружают Ирак для защиты от внешнего врага, а не для подавления курдов.

Как и ожидалось, уход американских войск из Ирака усилил здесь влияние региональных держав, в первую очередь, Турции и Ирана. Турция ведет весьма сложную игру, стремясь параллельно развивать отношения с центральным правительством Ирака и Курдистанским регионом. По принципиальным вопросам (вопросы безопасности, транспортировка иракской нефти, таможенные и пограничные вопросы) Анкара действует с оглядкой на Багдад. Что касается приграничной торговли, экономических и культурных связей с Иракским Курдистаном, то здесь Турция действует без ограничений и весьма активно, налажены турецко-курдские связи и контакты практически во всех сферах и на всех уровнях, включая взаимодействие по предотвращению терактов и попыток Рабочей партии Курдистана использовать иракскую территорию для подготовки операций против турецких властей и правительственных войск.

Иран стремится также развивать свои отношения и с Багдадом и с Эрбилем, но приоритет при этом отдается центральному правительству, что в какой-то мере объясняется тем, что более близкое Тегерану арабо-шиитское большинство занимает ключевые посты в руководстве Ираком. И хотя иракские шииты сегодня раздроблены и далеко не все ориентированы на Иран, но все же, в перспективе, как полагают духовные лидеры Ирана, шиитская молодежь должна играть ключевую роль в будущем Ираке. Создание независимого курдского государства на севере Ирака не отвечает национальным интересам Ирана по ряду причин. Во-первых, распад Ирака на несколько частей объективно ослабляет все его регионы, в том числе и близкие Ирану, южные шиитские провинции. Во-вторых, тем самым, создаются предпосылки для нового вмешательства в дела региона внешних сил (США, Израиль, НАТО, Турция и т.п.) и арабо-суннитского альянса под эгидой Саудовской Аравии. Не исключается превращение территории Иракского Курдистана в плацдарм для действий ВС США и Израиля против Ирана. В-третьих, попытки иракских курдов получить независимость могут спровоцировать на более активные выступления против властей и иранских курдов.

Ни в коей мере не заинтересованы в отделении иракских курдов и все арабские страны, которые считают Ирак частью арабского мира "уммы") и выступают за сохранение его в нынешних границах.

Таким образом, на сегодня нет каких-либо предпосылок извне к созданию нового независимого курдского государства на севере Ирака. Учитывая географическое и экономическое положение Иракского Курдистана, который граничит с тремя государствами с курдскими меньшинствами (Турция, Иран, Сирия), он может оказаться в политической и торгово-экономической блокаде в случае принятия одностороннего решения о выходе из состава Ирака. Не все так однозначно и в самом Иракском Курдистане. Во-первых, на территории региона проживают и другие национальности (арабы, туркоманы, армяне и др.). Во-вторых, курды проживают и в других провинциях Ирака, в частности, в Киркуке, Багдаде и т.д. Поэтому отделение Иракского Курдистана не будет означать воссоединения народов, а в какой-то мере еще больше разъединит людей. Наиболее остро возникнет проблема размежевания по этно-конфессиональному признаку на спорных территориях. Потеря дотаций из госбюджета и уход иностранных и иракских инвесторов также негативно скажутся на социально-экономическом положении региона. При таком сценарии исключать в дальнейшем развязывания новой гражданской войны или военного вмешательства в дела Ирака сопредельных и других государств не приходится. Как представляется, здравый смысл все же возобладает и на этот раз и курдам и правящему арабо-шиитскому большинству Ирака все же удастся прийти к взаимоприемлемому компромиссу по ключевым проблемам.

 

Станислав Иванов, ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук. Специально для Iran.ru


www.barzani.ru

Причины возникновения вопроса о независимости Курдистана от Ирака в нынешних условиях?

7 июня 2017 года президент Иракского Курдистана Масуд Барзани объявил, что референдум о независимости иракского Курдистана состоится 25 сентября 2017 года.

После оккупации части страны террористами ДАИШ в 2014 году вопрос об отделении Курдистана от Ирака более открыто выдвинулся местными властями Курдистана, в частности президентом Иракского Курдистана Масудом Барзани. Он особенно за последние два года неоднократно выдвигал вопрос о проведении референдума по поводу отделения Курдистана от Ирака. В феврале 2016 года Масуд Барзани заявил: " Существование курдского государства на Ближнем Востоке является реальностью, и оно может определить свои права.  Самоопределение является естественным правом, предоставленным Богом; в этом праве нельзя отказать или предотвратить его под любым предлогом или оправданием". В марте 2017 года Масуд Барзани также сказал: "Чехословакия и Югославия отделились так же, как сейчас это происходит с наследием пакта Сайкса-Пико". Наконец-то 7 июня 2017 года Барзани объявил, что референдум о независимости иракского Курдистана состоится 25 сентября 2017 года.

Логика Масуда Барзани об отделении Курдистана от Ирака сталкивается с фундаментальной критикой.

Во-первых, Масуд Барзани выдвигает свои требования от стороны всех курдов на Ближнем Востоке. Такое поведение Барзани на самом деле является вмешательством во внутренние дела таких стран, как Турция, Иран и Сирия.

Во-вторых, даже если Масуд Барзани выдвигает свои требования от стороны иракских курдов, тогда данная логика неправильна. Так как, согласно Конституции Ирака, курды имеют право на самоопределение. Они имеют свое правительство, свой парламент и свою Конституцию. Правительство Ирака не только не отрицало их права на это, но и даже указало об этом в Конституции. Таким образом, выдвинуть вопрос об отделении Курдистана от Ирака противоречит Конституции этой страны.

В-третьих, отделение Чехословакии и Югославии было внутренним вопросом, и не касался народов других стран мира. Иными словами, чехи, словаки и югославы только жили на территории Чехословакии и Югославии. Их отделение не имело последствий для безопасности других стран. Это в то время, как география проживания курдов разделена между четырьмя государствами: Турцией, Ираном, Ираком и Сирией. Отделение Курдистана от Ирака может привести к важным последствиям для безопасности трех остальных стран. Именно поэтому, не только правительство Ирака, но и Турция, Иран и Сирия, принимая общую позицию, выступают против проведения референдума о независимости Курдистана. 

Ключевой вопрос заключается в том, что несмотря на выдающееся положение, данное курдам в Конституции Ирака и значительный вклад курдов в распределение власти в Ираке, почему курдское местное самоуправление собирается провести референдум по вопросу отделения Курдистана от Ирака? Какова цель этого референдума?

Причину этого действия следует рассматривать как на местном, так и на национальном уровнях.

 

1- На местном уровне

Дело в том, что Курдистан попал в политический тупик. Три важных вопроса Курдистана:Конституционный референдум, местный парламент и региональное председательство зашли в тупик. Уже много лет каждый из них приостановлен.

Это в то время, как Конституционный референдум о независимости Курдистана должен был состояться до 2009 года. Однако, спустя 8 лет после этой даты Конституционный референдум еще не проведен. Последние парламентские выборы в Курдистане состоялись в сентябре 2013 года. Парламент не был активным за последние четыре года и фактически был приостановлен в своей деятельности. Поэтому он не сыграл роль в политической жизни региона. Президент Курдистана является третьей стороной политического тупика в этом регионе.

Срок полномочий Масуда Барзани закончился в августе 2013 года. Однако, бывший парламент в последние дни своей жизни продлил срок полномочий Барзани на два года. Некоторые партии, в том числе движение  «Горан»,  назвали продление срока полномочий Барзани незаконным действием. Несмотря на все это, даже после завершения продленного срока Масуд Барзани не прекратил работу в качестве президента Курдистана. Прошло два года с конца продленного двухлетнего срока, а Масуд Барзани не намерен покидать свой пост.

Эти три политических тупика с социальными протестами, широкой коррупцией местного правительства привели к тому, что опозиционные партии, критикующие Масуда Барзани и демократическая партия Курдистана, придерживаются мнения о том, что Масуд Барзани выдвинул вопрос о референдуме и независимости Курдистана от Ирака с целью скрытия существующих проблем в Курдистане и нового сценария.

Cпикер движения "Горан" Шореш Хаджи об этом заявил: "Если Демократическая партия Курдистана не примет наши условия по поводу отсрочки референдума о независимости от Ирака и улучшении средств к существованию, тогда мы не вступим в никакой двусторонний диалог. Проведение референдума 25 сентября 2017 года - это авантюра по вопросу курдов".

Учитывая эти условия, есть такое мнение, что вопрос о независимости Курдистана от Ирака больше всего имеет "внутренний характер". Масуд Барзани и демократическая партия, выдвигая этот вопрос, пытаются выиграть "время", чтобы с одной стороны, уменьшить внутренние давление на себя, а с другой стороны перенаправить давления на местном уровне с Курдистана в сторону центрального правительства Багдада и получить из правительства Багдада уступки, особенно в финансовой области.

 

2- На национальном уровне

Вторую причину решения Масуда Барзани и демократической партии об определении даты референдума о независимости Курдистана, надо искать в конфликтах между местной властью Курдистана и центральным правительством в Багдаде. Можно разделить эти конфликты на 4 группы: энергия, бюджет, территория и безопасность.

Споры в области энергетики включают незаконные действия местной власти Курдистана в области обнаружения, добычи и экспорта нефти. Согласно иракской Конституции, такие дела должны совершаться с разрешения центрального правительства, однако местная власть Курдистана без разрешения правительства в Багдаде, совершая такие действия, отказывается передать полученные суммы центральному казначейству.

Конфликт в области бюджета касается непредоставлением 17-процентного бюджета Курдистану центральным правительством в Багдаде, по причине незаконных действий местной власти Курдистана в области энергетики. Не выделения бюджета является одной из причин возникновения экономических проблем и формирования социальных протестов против местной власти иракского Курдистана. 

Территориальный конфликт также предполагает невыполнение статьи 140, которая должна была решить вопрос обо всех спорных территориях, особенно Керкука. После оккупации некоторых районов Ирака террористами ДАИШ в 2014 году местная власть Курдистана, использовав возможность, взяла под свой контроль некоторые спорные районы. Однако, согласно Конституции центральное правительство в Багдаде считает, что эти районы принадлежат центральному правительству.

Кроме того, конфликты по безопасности относятся к силам Пешмерга. Местная власть Курдистана хочет, чтобы правительство Багдада так же присоединило к вооруженным силам Ирака, силы Пешмерга. Однако, центральное правительство Ирака считает, что армия и вооруженные силы являются национальными силами, а силы Пешмерга считаются местными силами Курдистана, их права обеспечиваются за счет 17% бюджета.

Существует мнение о том, что Масуд Барзани и местная власть иракского Курдистана, зная такие конфликты, а также полагая, что центральное правительство Багдада находится в состоянии неэффективности и слабости, смотрят на нынешнюю ситуацию, как возможность для проведения референдума о разделении или, по крайней мере, получения уступок со стороны правительства Багдада. В связи с этим, институт "Ранд" в 2016 году в отчете, нескольких экспертов, указав на решение местной власти Курдистана провести Референдум о независимости от Ирака, пишет: "Присутствие ДАИШ в Ираке привело к тому, что Барзани открыто сказал о «провале» Ирака. Местная власть Курдистана считает, что политическая система Ирака неэффективная и эта неэффективность будет продолжаться. Способность иракского правительства для предотвращения независимости Курдистана ограничена, так как Багдад сталкивается с такими проблемами, как ослабление армии, финансовый кризис, сектантские конфликты, политические разногласия, парализованная экономика и сильная усталость от десятилетней войны".

Так же один из сценариев по вопросу независимости Курдистана от Ирака заключается в том, что местная власть Курдистана, получив финансовые уступки из центрального правительства в Багдаде, откажется от проведения референдума 25 сентября текущего года.  

parstoday.com

выдержит ли экономика региона независимость

Референдум о независимости Иракского Курдистана запланирован на понедельник. Если итоги предстоящего голосования сомнений не вызывают — большинство проголосуют за отделение — то экономическое будущее этого региона в случае отделения от Ирака выглядит весьма туманным, считают эксперты, опрошенные РИА Новости.


Не поделили нефть

Как и Ирак в целом, Иракский Курдистан, в основном, живет за счет экспорта углеводородов. До 2014 года центральное правительство в Багдаде перечисляло в Курдистан 17% национального бюджета, что составляло порядка 12 миллиардов долларов. Это покрывало около 80% расходов бюджета курдского района.

Однако из-за противоречий между центром и регионом по поводу экспорта нефти, Багдад решил прекратить финансировать Курдистан, что привело к жесточайшей нехватке средств в автономии, в том числе, для выплат бюджетникам и вооруженным курдским отрядам пешмерга, которые выполняют функции армии и сил безопасности Курдистана.

С того времени Курдистан самостоятельно продает свои ресурсы, несмотря на протесты Багдада. Транспортировка осуществляется с помощью фур или через трубопровод в турецкий порт Джейхан. Но Турция, как и другой сосед Иракского Курдистана Иран, высказалась категорически против референдума. Тегеран заявил, что провозглашение независимости в Иракском Курдистане приведет не только к закрытию границы, но и к пересмотру соглашений с регионом. Аналогично может поступить и Турция, которая, по сообщениям СМИ, стянула к границе с автономным регионом значительные силы. До референдума Анкара считалась одним из главных союзников руководителя региона Масуда Барзани, но после проведения голосования все может поменяться.

До и после

"Турция и Иран могут ввести блокаду региона ввиду того, что они отвергают референдум, как и идею создания независимого государства курдов в регионе. Это ограничит возможности по реализации нефти в случае отделения", — считает египетский эксперт, глава Форума экономических исследований в Каире Рашад Абду.

В то же время, он не исключил, что власти Курдистана смогут по неофициальным каналам реализовывать углеводороды по более низкой цене, как это делала террористическая группировка "Исламское государство" (запрещена в России), когда под ее контролем находились крупные месторождения в Сирии и Ираке. "Находились же те, кто покупал нефть даже у ИГ по ценам ниже рыночных", — напомнил Абду в беседе с РИА Новости.

Эксперт полагает, что в случае объявления независимости Иракский Курдистан может оказаться под санкциями, однако также не исключил, что курды уже ведут переговоры о том, чтобы минимизировать влияние подобных мер. "Некоторые крупные государства, том числе США, могут за кулисами обсуждать смягчение последствий подобных санкций", — не исключил Абду.

Собеседник агентства также напомнил неудачный, по его мнению, пример обретения государством независимости в схожей с Иракским Курдистаном ситуации. "Опыт Южного Судана был провальным. Несмотря на наличие нефтяных ресурсов, Южный Судан так и не смог использовать их в целях своего развития как суверенного и экономически независимого государства. Такая же судьба может постигнуть и Иракский Курдистан, особенно, учитывая тот факт, что регион не имеет выхода к морю", — считает эксперт.

Пока неясно, что будет и с поставками продовольствия. Курдистан обладает обширными сельхозугодьями и огромным потенциалом в этой сфере, но в настоящее время местный рынок обеспечивается все же, в основном, за счет импорта. Главными поставщиками продовольствия являются те же Турция и Иран. Поэтому, в случае закрытия границ, вопрос с продовольствием может встать достаточно остро.

Рискам вопреки

Однако курдское руководство не намерено отступать от намеченного, несмотря на все риски. Эрбиль опасается растущего влияния иракского правительства на северные районы, которые Иракский Курдистан видит в своем составе, заявил РИА Новости глава Центра принятия решений, урегулирования кризисов и изучения общественного мнения в Ираке Амер ат-Тамими. "После победы (над ИГ — ред.) в Мосуле иракское правительство узаконило народное ополчение (поддерживающее власти в Багдаде — ред.)… Им осталось только взять под свой контроль северные районы Ирака", — сказал собеседник агентства.

В частности, в Эрбиле опасаются, что в случае дальнейшего усиления центрального правительства в Ираке курды могут лишиться шансов на присоединение нефтеносного Киркука. "Барзани видит, что центральное правительство и народное ополчение набирают силу в северных районах, поэтому он хочет получить от международного сообщества гарантии того, что будут учтены требования курдов, касающиеся "спорных территорий", — пояснил ат-Тамими.

Иракский город Киркук и одноименную провинцию населяют как курды, так и арабы. Курды считают город своим, однако Багдад категорически против его присоединения к Иракскому Курдистану. Из-за значительных запасов нефти Киркук неоднократно становился причиной конфликтов между двумя сторонами. Например, некоторое время назад центральное правительство Ирака заключило контракт с британским нефтегазовым гигантом BP по развитию месторождения в Киркуке. Власти Курдистана сочли соглашение с BP незаконным. Курдские лидеры предостерегают, что ни одной компании не будет разрешено работать в любой части спорной территории, включая Киркук, без официального одобрения и контроля правительства Курдистана.

Верят в лучшее

В самом Иракском Курдистане уверены, что все не так плохо, и вожделенное государство будет вполне жизнеспособным после отделения от Ирака.

"Курдистан располагает значительными природными ресурсами, которые до сих пор не использовались, огромным запасом нефти", — напоминает в интервью арабской газете "Аш-Шарк аль-Аусат" генеральный директор Центра лицензирования при комитете по инвестициям Курдистана Камаран Ракиб Муфтий.

Кроме того, по его словам, в регионе много плодородных земель, а также привлекательных объектов для туристов, которые могут работать круглый год. Есть и квалифицированная рабочая сила. "Необходимы лишь инвестиции и опыт арабских и других государств для их использования наилучшим образом в государстве Курдистан", — уверен Ракиб Муфтий.

При этом газета со ссылкой на крупного курдского бизнесмена указывает, что Иран и Турция как никто другой экономически заинтересованы в сотрудничестве с Иракским Курдистаном, где уже несколько лет работает немало компаний из этих стран, а потому едва ли пойдут на закрытие границ и блокаду региона в случае объявления его независимости.

Власти автономного Иракского Курдистана, где проживают более пяти миллионов человек, назначили референдум об отделении от Ирака, несмотря на протесты Багдада и международного сообщества. По мнению курдских властей, попытки построить партнерство с Багдадом не увенчались успехом. Кроме того, в Курдистане опасаются, что Ирак становится религиозным государством, где превалирует одна из общин.

Центральные иракские власти в Багдаде считают референдум незаконным. Против проведения референдума проголосовал и иракский парламент. Турция и Иран, где также проживают значительные курдские общины, высказали общую позицию, что проведение референдума в Иракском Курдистане может спровоцировать рост напряженности, и призвали отказаться от инициативы.

Теги: Иракский Курдистан, Курдистан, Независимость Курдистана, референдум, нефть, Ирак, Турция, Иран, Масуд Барзани, Киркук


www.barzani.ru

КУРДИСТАН — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

КУРДИСТАН - ис­то­рическая об­ласть в Западной Азии, на­се­лён­ная пре­имущественно кур­да­ми.

Фик­си­ро­ван­ных гра­ниц не име­ет. Бо́льшая часть Курдистана рас­по­ло­же­на в пре­де­лах Ар­мян­ско­го и Иран­ско­го на­го­рий.

Пер­вое упо­ми­на­ние о Курдистане от­но­сит­ся к XII веку. В этот пе­ри­од сул­тан Сель­джук­ской им­пе­рии Му­из ад-Дин Ах­мад Санд­жар (1118-1157 годы) соз­дал про­вин­цию Курдистан с цен­тром в Ба­ха­ре. Ею управ­ля­ли по­лу­не­за­ви­си­мые курд­ские ди­на­стии (Ай­ю­би­ды, Ха­сан­вай­хи­ды, Мар­ва­ни­ды и другие). В 1-й половине XVI века за Курдистан раз­вер­ну­лась борь­ба ме­ж­ду Ос­ма­на­ми и Се­фе­ви­да­ми. По­сле Чал­ды­ран­ско­го сра­же­ния 1514 года западные, южные и центральные рай­оны Курдистана ото­шли к Ос­ман­ской им­пе­рии, а вос­точ­ные - к Ира­ну. В 1639 году этот раз­дел был под­твер­ждён ос­ма­но-иранским до­го­во­ром в городе Кас­ре-Ши­рин. На тер­ри­то­рии Ос­ман­ской им­пе­рии сло­жи­лись курд­ские кня­же­ст­ва Бох­тан, Ха­кя­ри, Бах­диа­нан, Со­ран и Ба­бан, на тер­ри­то­рии Ира­на - княжество Ар­де­лан.

В начале 1820-х годов вновь обо­ст­рил­ся кон­фликт из-за Курдистана ме­ж­ду Ос­ман­ской им­пе­ри­ей и Ира­ном, за­кон­чив­ший­ся под­пи­са­ни­ем Эр­зе­рум­ско­го мир­но­го до­го­во­ра 1823 года, ко­то­рый за­кре­пил преж­ние до­го­во­рён­но­сти ме­ж­ду эти­ми стра­на­ми о раз­де­ле Курдистана. В 1837-1852 годах ли­ше­ны ав­то­но­мии курд­ские кня­же­ст­ва Ос­ман­ской им­пе­рии (вклю­че­ны в со­став Мо­суль­ско­го ви­лай­е­та), в 1860 году - Ира­на.

В 1-й половине XIX века в Ос­ман­ской им­пе­рии про­изо­шёл ряд круп­ных вос­ста­ний кур­дов (в Бох­та­не под пред­во­ди­тель­ст­вом Бадр­хан-бе­ка, в Со­ра­не - под руководством Мир Му­хам­ме­да и других), це­лью ко­то­рых бы­ло рас­ши­ре­ние тер­ри­то­рии курд­ских эми­ра­тов. К началу 1850-х годов эти вос­ста­ния бы­ли же­сто­ко по­дав­ле­ны войсками сул­та­на. Во 2-й половине XIX века курд­ские вос­ста­ния во­зоб­но­ви­лись: в 1854-1855 годах под пред­во­ди­тель­ст­вом Ез­дан­ши­ра, в 1880-1882 годах - под руководсвом шей­ха Обей­дул­лы.

В пе­ри­од Мла­до­ту­рец­кой ре­во­лю­ции 1908 года и Иран­ской ре­во­лю­ции 1905-1911 годов в Курдистане на­ча­ли скла­ды­вать­ся курд­ские об­щественно-по­ли­тические ор­га­ни­за­ции и про­изо­шёл ряд круп­ных вос­ста­ний под ло­зун­га­ми пре­дос­тав­ле­ния кур­дам собственной го­су­дар­ст­вен­но­сти, ко­то­рые, од­на­ко, за­кон­чи­лись без­ре­зуль­тат­но. По окон­ча­нии 1-й ми­ро­вой вой­ны в свя­зи с рас­па­дом Ос­ман­ской им­пе­рии бывший ос­ман­ский Курдистан был раз­де­лён ме­ж­ду Тур­цией, Ира­ком и Си­ри­ей (по­след­ние два го­су­дар­ст­ва пе­ре­да­ны Ли­гой На­ций в ка­че­ст­ве ман­дат­ных тер­ри­то­рий в управ­ле­ние со­от­вет­ст­вен­но Ве­ли­ко­бри­та­нии и Фран­ции). Ус­ло­вия­ми Севр­ско­гомир­но­го до­го­во­ра 1920 года пре­ду­смат­ри­ва­лось от­де­ле­ние Ту­рец­ко­го Курдистана от Тур­ции и соз­да­ние са­мо­сто­ятельного курд­ско­го государственного об­ра­зо­ва­ния, гра­ни­цы ко­то­ро­го долж­на бы­ла оп­ре­де­лить анг­ло-фран­ко-итал. ко­мис­сия. До­го­вор был от­верг­нут турецкой сто­ро­ной и не всту­пил в си­лу. В октябре 1924 года Ли­га На­ций ут­вер­ди­ла так называемую Брюс­сель­скую ли­нию - по­гра­нич­ную ли­нию ме­ж­ду Тур­ци­ей и Ира­ком, раз­де­лив­шую Ту­рец­кий и Ирак­ский Курдистан. В декабре 1925 года Стам­бул пе­ре­дал на рас­смот­ре­ние Ли­ги На­ций во­прос о вклю­че­нии тер­ри­то­рии бывшего Мо­суль­ско­го ви­лай­е­та в со­став Тур­ции, но его тре­бо­ва­ние бы­ло от­кло­не­но.

Национальная по­ли­ти­ка пра­ви­тель­ст­ва М. К. Ата­тюр­ка, осо­бен­но по­сле при­ня­тия им в 1928 году Ак­та о пе­ре­се­ле­нии, пре­ду­смат­ри­вав­ше­го де­пор­та­цию курд­ско­го на­се­ле­ния с мест по­сто­ян­но­го про­жи­ва­ния в другие рай­оны стра­ны, ста­ла при­чи­ной ря­да вос­ста­ний в Ту­рец­ком Курдистане (1924, 1925, 1928, 1930, 1937 годы). В 1920-1930-х годах про­изош­ли круп­ные вос­ста­ния кур­дов так­же в Ирак­ском (1924, 1927-1928, 1931, 1932, 1936 годы) и Иран­ском (1923-1924, 1930 годы) Курдистанах. В 1939 году в Ирак­ском Курдистане воз­ник­ла на­цио­на­ли­стическая курд­ская организация «Хи­ва» («На­де­ж­да»). По­сле рас­ко­ла «Хи­вы» в 1944 году на ба­зе её ле­во­го кры­ла сфор­ми­ро­ва­лась пар­тия «Рыз­га­ри курд» («Ос­во­бо­ж­де­ние кур­дов»).

В го­ды 2-й ми­ро­вой вой­ны по со­гла­ше­нию ме­ж­ду СССР и Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей тер­ри­то­рия Иран­ско­го Курдистана с августа 1941 года кон­тро­ли­ро­ва­лась советскими вой­ска­ми. Фак­тически пра­ви­те­лем Иран­ско­го Курдистана был гра­до­на­чаль­ник города Ме­ха­бад Ка­зи Му­хам­мед (1900 или 1901-1947 годы). В январе 1946 года здесь про­воз­гла­ше­на Ме­ха­бад­ская Рес­пуб­ли­ка. По­сле вы­во­да из Ира­на час­тей Сов. Ар­мии Ме­ха­бад­ская Рес­пуб­ли­ка па­ла (декабрь 1946 года).

В 1946 году чле­ны «Рыз­га­ри курд», пар­тии «Шорш» («Ре­во­лю­ция») и Су­лей­ма­ний­ско­го к-та Де­мо­кра­тич. пар­тии Иран­ско­го Курдистана (ДПИК) соз­да­ли Де­мо­кра­ти­че­скую пар­тию Кур­ди­ста­на (ДПК) под пред­се­да­тель­ст­вом Мус­та­фы Бар­за­ни. В 1958 году ДПК под­дер­жа­ла свер­же­ние в Ира­ке мо­нар­хии и вста­ла на путь ак­тив­но­го со­труд­ни­че­ст­ва с пра­ви­тель­ст­вом А. К. Ка­се­ма, рас­счи­ты­вая на пре­дос­тав­ле­ние ав­то­но­мии кур­дам. От­каз Ка­се­ма от ус­ту­пок курд­ско­му национальному дви­же­нию стал при­чи­ной вос­ста­ния иракских кур­дов, на­чав­ше­го­ся в 1961 году.

В 1967 году в Иран­ском Курдистане под влия­ни­ем «бе­лой ре­во­лю­ции» вспых­ну­ло вос­ста­ние под руководством ДПИК, ко­то­рое в 1968 году бы­ло жес­то­ко по­дав­ле­но пра­ви­тельственными вой­ска­ми.

В мар­те 1970 года Ба­гдад дос­тиг врем. со­гла­ше­ния с ДПК, по­обе­щав пре­дос­та­вить кур­дам ав­то­но­мию, при­знать курд­ский язык вто­рым го­су­дар­ст­вен­ным язы­ком и вы­де­лить круп­ные сред­ст­ва на раз­ви­тие северных ре­гио­нов стра­ны. Пред­по­ла­га­лось, что за­кон об ав­то­но­мии бу­дет раз­ра­бо­тан и со­гла­со­ван сто­ро­на­ми к 1974 году. Од­на­ко тре­бо­ва­ния кур­дов не бы­ли вы­пол­не­ны пол­но­стью. 11 марта 1974 года пра­ви­тель­ст­во Ира­ка, воз­глав­ляе­мое С. Ху­сей­ном, в од­но­сто­рон­нем по­ряд­ке объ­я­ви­ло о соз­да­нии Курд­ско­го ав­то­ном­но­го района (КАР). В его со­став бы­ли вклю­че­ны административно-территориальные еди­ни­цы, в ко­то­рых кур­ды, по дан­ным пе­ре­пи­си 1957 года, со­став­ля­ли свыше 50% на­се­ле­ния. В КАР, од­на­ко, не во­шли бо­га­тые неф­тью Ха­на­кин и Кир­кук, на­се­лён­ные пре­имущественно кур­да­ми. Та­кое ре­ше­ние вы­зва­ло воз­му­ще­ние кур­дов и ста­ло при­чи­ной эс­ка­ла­ции во­енных дей­ст­вий на се­ве­ре Ира­ка. В 1975 году бое­вые от­ря­ды курд­ско­го национального дви­же­ния бы­ли раз­гром­ле­ны ирак­ски­ми пра­ви­тельств. си­ла­ми. Об­ра­зо­ва­ние КАР вы­зва­ло рас­кол в ря­дах курд­ских на­цио­на­ли­стов. Из ДПК вы­де­ли­лась пар­тия Но­вая ДПК, встав­шая на путь со­труд­ни­че­ст­ва с пра­ви­тель­ст­вом Ира­ка. В про­ти­во­вес ей 1 июня 1975 года на ба­зе ря­да ле­вых ор­га­ни­за­ций (Мар­кси­ст­ско-ле­нин­ская ли­га Курдистана, Со­циа­ли­стическое дви­же­ние Курдистана и другие) соз­дан Пат­рио­тический со­юз Курдистана (ПСК) во гла­ве с Дж. Та­ла­ба­ни.

Иранские кур­ды ак­тив­но под­дер­жа­ли Ис­лам­скую ре­во­лю­цию в Ира­не 1979 года. Од­на­ко Р. М. Хо­мей­ни от­верг прось­бу ДПИК об об­ра­зо­ва­нии на тер­ри­то­рии Ира­на курд­ской ав­то­но­мии. Вес­ной 1979 года раз­но­гла­сия ме­ж­ду ис­лам­ским пра­ви­тель­ст­вом и курд­ской оп­по­зи­ци­ей (ДПИК, ле­вая организация «Ко­ма­ла» и другие) пе­ре­росли в во­оруженное столк­но­ве­ния. Ле­том то­го же го­да ДПИК взя­ла под свой кон­троль большую часть Иран­ско­го Курдистана, но по­зд­нее иранское пра­ви­тель­ст­во вер­ну­ло его под свой кон­троль.

Во вре­мя ира­но-ирак­ской вой­ны 1980-1988 годов иракские кур­ды вы­сту­пи­ли на сто­ро­не Ира­на, ко­то­рый с ию­ля 1983 года раз­вер­нул бое­вые опе­ра­ции на тер­ри­то­рии Ирак­ско­го Курдистана (в мар­те 1987 года иранские вой­ска по­до­шли к городу Су­лей­ма­ния). В 1987 году курд­ские пар­тии и вое­ни­зи­ро­ван­ные ор­га­низа­ции в Ира­ке объ­е­ди­ни­лись в Национальный фронт Ирак­ско­го Курдистана. На за­клю­чительном эта­пе вой­ны иракская ар­мия про­ве­ла в северных рай­онах стра­ны опе­ра­цию под ко­до­вым названием «Ан­фаль», в ре­зуль­та­те ко­то­рой 182 тысяч кур­дов бы­ли унич­то­же­ны, 700 тысяч де­пор­ти­ро­ва­ны в другие рай­оны Ира­ка. В городе Ха­лабд­жа иракские вой­ска 16 матра 1988 года при­ме­ни­ли про­тив курд­ских пов­станческих от­ря­дов хи­мическое ору­жие.

По­ра­же­ние Ира­ка в вой­не в Пер­сид­ском заливе (смотри Ку­вейт­ский кри­зис 1990-1991 годов) по­зво­ли­ло Национальному фрон­ту Ирак­ско­го Курдистана ор­га­ни­зо­вать в на­ча­ле мар­та 1991 года но­вое вос­ста­ние и к 20 марта 1991 года взять под свой кон­троль прак­ти­че­ски весь се­вер стра­ны. Од­на­ко уже в кон­це мар­та то­го же года иракские вой­ска за­хва­ти­ли Су­лей­ма­нию и Кир­кук и по­да­ви­ли со­про­тив­ле­ние кур­дов. В от­вет США при под­держ­ке Ве­ли­ко­бри­та­нии и Фран­ции на­ча­ли гу­ма­ни­тар­ную опе­ра­цию по ока­за­нию по­мо­щи иракским кур­дам под ко­до­вым назв. «Вос­ста­нов­ле­ние ком­фор­та». В Ирак­ском Курдистане вы­са­ди­лись во­й­ска стран НАТО. Что­бы ней­тра­ли­зо­вать дей­ст­вия иракской авиа­ции, США, ссы­лаясь на ре­зо­лю­цию Со­вета Безо­пас­но­сти ООН № 688, объ­яви­ли тер­ри­то­рию Ира­ка се­вер­нее 36-й па­рал­ле­ли «не­по­лёт­ной зо­ной», тем са­мым фак­ти­че­ски обо­зна­чив южную гра­ни­цу Ирак­ско­го Курдистана. К октябрю 1991 года иракские вой­ска вы­ве­де­ны с тер­ри­то­рии КАР. В мае 1992 года там бы­ли про­ве­де­ны вы­бо­ры в Национальную ас­самб­лею, в ию­ле то­го же го­да сфор­ми­ро­ва­но ре­гио­наль­ное пра­ви­тель­ст­во. В октябре 1992 года пар­ла­мент КАР при­нял Дек­ла­ра­цию об об­ра­зо­ва­нии в рам­ках «де­мо­кра­тического, сво­бод­но­го и объ­е­ди­нён­но­го Ира­ка» государства «Сво­бод­ный Кур­ди­стан» со сто­ли­цей в городе Кир­кук (в тот мо­мент ещё ос­та­вал­ся под вла­стью Ба­гда­да), вклю­чив­ше­го бывшие иракские про­вин­ции Эр­биль, Су­лей­ма­ния и Да­хук.

В 1994 году курд­ское национальное дви­же­ние в Ира­ке пе­ре­жи­ло серь­ёз­ный кри­зис, пе­ре­рос­ший в воо­руженное столк­но­ве­ния ме­ж­ду сто­рон­ни­ка­ми ДПК и ПСК. КАР был раз­де­лён на две зо­ны: Эр­биль и Да­хук кон­тро­ли­ро­ва­лись ДПК, Су­лей­ма­ния - ПСК. За­ру­чив­шись под­держ­кой Ира­на, от­ря­ды ПСК по­пы­та­лись за­хва­тить под­кон­троль­ные ДПК рай­оны Курдистана, од­на­ко по­лу­чи­ли от­пор сто­рон­ни­ков Ма­су­да Бар­за­ни (сын Мус­та­фы Бар­за­ни воз­гла­вил ДПК по­сле смер­ти от­ца в 1979 году), об­ра­тив­ше­го­ся за по­мо­щью к С. Ху­сей­ну. В сентябре 1996 года от­ря­ды ДПК ов­ла­де­ли Су­лей­ма­ни­ей. В октябре 1996 года под дав­ле­нием США ме­ж­ду вра­ж­дую­щи­ми иракскими курд­ски­ми пар­тия­ми за­клю­че­но пе­ре­ми­рие (со­гла­ше­ние о ми­ре под­пи­са­но 17 октября 1998 года). В со­от­вет­ст­вии с про­грам­мой ООН «Нефть в об­мен на про­до­воль­ствие» КАР ста­ла по­лу­чать часть до­хо­дов Ира­ка (13%) от экс­пор­та неф­ти. 4 октября 2002 года во­зоб­но­вил ра­бо­ту пар­ла­мент «Сво­бод­но­го Кур­ди­ста­на».

В 2003 году Ирак­ский Курдистан ока­зал ак­тив­ную под­держ­ку США и их со­юз­ни­кам в под­го­тов­ке и про­ве­де­нии во­енной опе­ра­ции по свер­же­нию ре­жи­ма С. Ху­сей­на, пре­до­ста­вив свою тер­ри­то­рию для вы­сад­ки американской 173-й воз­душ­но-де­сант­ной бри­га­ды. В апреле 2003 года Кир­кук взят под кон­троль курд­ски­ми воо­руженными фор­ми­ро­ва­ния­ми. По­сле за­вер­ше­ния опе­ра­ции со­юз­ни­ков по ан­ти­ирак­ской коа­ли­ции КАР был пре­об­ра­зо­ван в субъ­ект фе­де­ра­ции, курд­ский язык объ­яв­лен вто­рым го­су­дар­ст­вен­ным языком, что за­кре­п­ле­но Кон­сти­ту­ци­ей Ира­ка (15 октября 2005 года). В декабре 2007 года пла­ни­ро­ва­лось про­вес­ти ре­фе­рен­дум о вхо­ж­де­нии города Кир­кук в со­став КАР, од­на­ко его про­ве­де­ние бы­ло от­ло­же­но (не в по­след­нюю оче­редь из-за про­тес­тов Тур­ции, при­гро­зив­шей в слу­чае вклю­че­ния Кир­ку­ка в КАР ок­ку­пи­ро­вать Ирак­ский Курдистан).

В 1960-х годах ак­ти­ви­зи­ро­ва­лось курд­ское национальное дви­же­ние в Тур­ции, где бы­ла соз­да­на Де­мо­кра­тическая пар­тия Ту­рец­ко­го Курдистана (ДПТК), ста­вив­шая це­лью до­бить­ся прав на ад­ми­ни­ст­ра­тив­ную и куль­тур­ную ав­то­но­мию для кур­дов в пре­де­лах турецкого го­су­дар­ст­ва. Ста­ли воз­ни­кать ле­галь­ные курд­ские мо­ло­дёж­ные и об­щественные ор­га­ни­за­ции и об­ще­ст­ва. С начала 1980-х годов в Ту­рец­ком Курдистане уси­ли­лось пов­станческое дви­же­ние под руководством Курд­ской ра­бо­чей пар­тии (КРП). Её влия­ние рас­про­стра­ни­лось так­же на зна­чительную часть сирийских кур­дов. В 1984 году ли­дер КРП А. Од­жа­лан объ­я­вил о на­ча­ле воо­руженной борь­бы за соз­да­ние на тер­ри­то­рии Тур­ции не­за­ви­си­мо­го Курд­ско­го государства. Объ­ек­та­ми на­па­де­ний бое­ви­ков КРП ста­ли пра­ви­тельственные уч­ре­ж­де­ния, ме­ст­ные ор­га­ны вла­сти, а так­же тур­ки, про­жи­вав­шие на тер­ри­то­рии Ту­рец­ко­го Курдистана. В от­вет на это турецкое пра­ви­тель­ст­во уже­сто­чи­ло ре­прес­сии в от­но­ше­нии курд­ско­го национального дви­же­ния. К 1998 году бое­вые груп­пы КРП бы­ли раз­гром­ле­ны, Од­жа­лан аре­сто­ван (в ию­не 1999 года при­го­во­рён к смерт­ной каз­ни, впо­след­ст­вии за­ме­нён­ной по­жиз­нен­ным за­клю­че­ни­ем). В 2000 году КРП офи­ци­аль­но за­яви­ла об от­ка­зе от на­си­лия и тер­ро­ра и пе­ре­хо­де к пар­ла­мент­ским ме­то­дам борь­бы за пра­ва кур­дов. Од­на­ко в августе 2003 года в ра­йо­не города Сиирт про­изо­шёл ряд столк­но­ве­ний меж­ду от­ря­да­ми КРП и тур. вой­ска­ми. С 2004 года КРП вновь на­ча­ла ис­поль­зо­вать ме­то­ды тер­ро­ра для до­сти­же­ния сво­их це­лей.

Подъ­ём курд­ско­го национального дви­же­ния в Си­рии на­чал­ся в 1950-е годы. В 1957 году соз­да­на сир. ДПК (ДПК «аль-Пар­ти»), по­тре­бо­вав­шая за­кре­пить в сирийской кон­сти­ту­ции по­ло­же­ния о со­блю­де­нии национальных прав кур­дов и обес­пе­че­нии их уча­стия в ор­га­нах вла­сти и об­щественных ор­га­ни­за­ци­ях. Стре­мясь не до­пу­стить вол­не­ний на курд­ских тер­ри­то­ри­ях, сирийское ру­ко­вод­ст­во со­че­та­ло осу­ще­ст­вле­ние не­ко­то­рых эко­но­мических про­ек­тов с по­ли­ти­кой ас­си­ми­ля­ции кур­дов, ог­ра­ни­че­ния ис­поль­зо­ва­ния курд­ско­го языка (курд­ские то­по­ни­мы за­ме­ня­лись араб­ски­ми). В 1961 году при­нят за­кон о соз­да­нии «араб­ско­го ("зе­лё­но­го") поя­са бе­зо­пас­но­сти» в Си­рий­ском Курдистане (на сты­ке сирийско-иракско-турецкой гра­ни­цы). С 1962 года в свя­зи с вве­дён­ным пра­ви­тель­ст­вом Си­рии за­пре­том на не­санк­цио­ни­ро­ван­ное пе­ре­се­че­ние кур­да­ми сирийско-турецкой гра­ни­цы остро вста­ла проб­ле­ма граж­дан­ст­ва сирийских кур­дов. На ру­бе­же 1960-1970-х годов в по­ли­ти­ку сирийского пра­ви­тель­ст­ва в от­но­ше­нии кур­дов вне­се­ны не­ко­то­рые кор­рек­ти­вы, что поз­во­ли­ло ему от­ри­цать су­ще­ст­во­ва­ние в стра­не курд­ско­го национального воп­ро­са. С начала 2000-х года об­ста­нов­ка в Си­рий­ском Курдистане обо­ст­ри­лась. Сирийские кур­ды на­стой­чи­во тре­бу­ют ре­ше­ния проб­ле­мы граж­дан­ст­ва и га­ран­ти­ро­ва­ния им рав­ных прав с другими сирийскими граж­да­на­ми.

Дополнительная литература: 

Виль­чев­ский О. Л. Кур­ды. Вве­де­ние в эт­ни­че­скую ис­то­рию курд­ско­го на­ро­да. М.; Л., 1961 год 

Ни­ки­тин В.  Кур­ды. М., 1964 год 

Гран­тов­ский Э. А. Ран­няя ис­то­рия иран­ских пле­мен Пе­ред­ней Азии. М., 1970 год 

Ла­за­рев М. С. Курд­ский во­прос (1891-1917 годы). М., 1972 год 

он же. Им­пе­риа­лизм и курд­ский во­прос (1917-1923 годы). М., 1989 год 

он же. Кур­ди­стан и курд­ский во­прос (1923-1945 годы). М., 2005 год 

Ва­силь­е­ва Е. И.Юго-Вос­точ­ный Кур­ди­стан в XVII - на­ча­ле XIX вв. М., 1991 год

Ис­то­рия Кур­ди­ста­на. М., 1999 год

McDowall D. A modern history of the Kurds. 3rd ed. L.; N. Y., 2000 год 

Мо­са­ки Н. З. Кур­ди­стан: ре­сур­сы и по­ли­ти­ка. М., 2005 год. Ч. 1-2

Salih Azad. Freies Kurdistan. Die selb­st­verwaltete Region Kurdistans. B., 2005 год

 © Большая Российская Энциклопедия (БРЭ) 

w.histrf.ru

Иракский Курдистан. Досье - Биографии и справки

ТАСС-ДОСЬЕ. 25 сентября в Иракском Курдистане проходит референдум о независимости региона от Ирака.

Редакция ТАСС-ДОСЬЕ подготовила материал об истории и современном состоянии этого региона.

Территория, население

Иракский Курдистан - неофициальное название Курдского автономного района (КАР), имеющего статус широкой автономии в составе Ирака (закреплен в конституции Ирака 2005 года). Регион охватывает три провинции - Дахук, Сулейманию и Эрбиль. Его площадь составляет 40,6 тыс. кв. км. Население - более 5 млн человек (в основном курды, проживают также турки, туркмены, ассирийцы, сирийцы, халдеи).

Курды населяют также провинцию Киркук с административным центром в одноименном городе, некоторые районы провинции Найнава и ее административный центр город Мосул, а также часть провинции Дияла, спор за которые долгое время ведется между федеральным правительством Ирака и руководством Иракского Курдистана.

В пределах этих территорий проживает еще около 3 млн курдов. Таким образом, из общей численности населения Ирака в 37 млн курды составляют около 8 млн, или около 22%, являясь крупнейшим этническим меньшинством в стране. Официальный язык в КАР - курдский (диалекты курманджи и сорани), распространены также арабский, армянский, турецкий, туркменский, ассирийский. Столица - город Эрбиль. Автономия граничит с Сирией, Ираном, Турцией.

История

До XVI века территория, исторически заселенная курдами, принадлежала Персии (Иран). После ее поражения в Чалдыранской битве в 1514 году две трети этих земель отошли Османской империи. Поражение Турции в Первой мировой войне вынудило ее подписать в 1920 году со странами-победителями Севрский мирный договор, который предполагал создание независимого государства Курдистан. Однако этот документ не вступил в силу, а в 1923 году его заменил Лозаннский мирный договор, разделивший курдские земли между Турцией и подмандатными территориями Франции и Великобритании - Сирией и Ираком.

1950-1970-е годы

После государственного переворота в Ираке в 1958 году, когда была свергнута монархия, пришедший к власти Абдель-Керим Касем начал гонения на курдов и в сентябре 1961 года ввел в Курдистан правительственные войска, что вызвало восстание курдов и войну за отделение от Ирака. Борьба курдов не прекращалась и после переворота 17 июля 1968 года, в результате которого к власти пришла Социалистическая партия арабского возрождения ("Баас"). Саддам Хусейн, входивший в руководство партии и государства, начал переговоры по вопросу о предоставлении Курдистану автономии с главой Демократической партии Курдистана (ДПК) Мустафой Барзани.

11 марта 1970 года иракское правительство и курдские лидеры подписали соглашение, предусматривавшее создание автономного района для курдского населения в границах провинций Сулеймания, Дахук и Эрбиль. В соглашении было зафиксировано право автономии на формирование собственных парламента и правительства под контролем федеральной власти, расширение социальных и гражданских прав, равноправие курдского языка и т. п. Закон о провозглашении Курдского автономного района был принят 11 марта 1974 года.

Однако вопрос о богатых нефтью территориях, прилегающих к автономному району и заселенных в основном курдами, в том числе в провинциях Киркук и Дияла, остался открытым. А когда правительство начало массово депортировать оттуда курдское население, вспыхнуло новое восстание. После его подавления в апреле 1975 года и особенно после 1979 года,  когда Хусейн стал президентом Ирака, власти страны взяли курс на насильственную арабизацию курдских районов (преподавание в учебных заведениях на арабском языке, заселение курдских земель арабами).

Образование КАР вызвало раскол в рядах курдских националистов. Из Демократической партии Курдистана выделилась партия Новая ДПК, вставшая на путь сотрудничества с правительством Ирака. В противовес ей на базе ряда левых организаций был создан Патриотический союз Курдистана (ПСК).

1980-е годы

Во время ирано-иракской войны 1980-1988 годов иракские курды выступили на стороне Ирана, который с июля 1983 года развернул боевые операции на территории Иракского Курдистана, в связи с чем Хусейн усилил репрессии против курдов. В 1987 году иракские курдские партии и военизированные организации ("пешмерга") объединились для борьбы против правительственных сил в Национальный фронт Иракского Курдистана.

В марте 1987 - апреле 1988 года иракская армия провела операцию по массовому уничтожению курдов на севере страны под названием "Аль-Анфаль" ("Трофеи"), в результате которой 182 тыс. курдов были уничтожены, 700 тыс. депортированы в другие районы Ирака. 16-17 марта 1988 года в городе Халабджа вблизи границы с Ираном иракские войска применили против курдских отрядов химоружие, погибли 5 тыс. человек.

В течение 1988-1989 года отряды "пешмерга" были вытеснены в Иран, тысячи курдских деревень и поселков сровняли с землей, порядка 100 тыс. курдов бежали в Иран и Турцию. В итоге курды лишились дарованных прав, и автономный район вновь стал подчиняться Багдаду.

1990-е годы

5 марта 1991 года, воспользовавшись разгромом армии Хусейна в войне в Персидском заливе (январь - февраль 1991 года), лидеры двух главных курдских партий ПСК и ДПК - Джаляль Талабани и Масуд Барзани (сын Мустафы Барзани) возглавили всеобщее курдское восстание. Однако 1 апреля 1991 года иракская армия начала массированное наступление и подавила восстание. По некоторым оценкам, от 1 до 2 млн курдов бежали в Иран и Турцию.

Во избежание гуманитарной катастрофы 5 апреля 1991 года СБ ООН принял резолюцию № 688, объявившую территорию Ирака к северу от 36 параллели "зоной безопасности". Коалиция во главе с США в рамках операции Provide Comfort ввела в Иракский Курдистан войска, потребовав от сил Хусейна покинули Сулейманию, Эрбиль и Дахук. К октябрю 1991 года правительственные войска отступили. С этого времени регион стал функционировать самостоятельно.

В мае 1992 года здесь прошли парламентские выборы, а в октябре парламент принял декларацию об образовании государства "Свободный Курдистан" со столицей в городе Киркук (в тот момент еще под властью Багдада). "Свободный Курдистан" пользовался поддержкой США, но не имел международного статуса. Претензии ПСК на руководство "Свободным Курдистаном" привели к гражданской войне, продолжавшейся четыре года (1994-1998). При этом Талабани привлек на свою сторону Иран, а Барзани просил о помощи Хусейна.

В сентябре 1998 года под давлением США враждующие партии заключили соглашение о мире. Но фактически Курдистан оставался разделенным на две части - область, подконтрольную ДПК в Эрбиле и Дахуке, и область, управляемую ПСК в Сулеймании.  Лишь в 2002 году партии объявили о преодолении разногласий и достижении "исторического урегулирования". Их лидеры выступили за решение курдской проблемы путем создания федеративного государства в Ираке.

2000-е годы

В 2003 году курды оказывали активную поддержку США в подготовке и проведении операции по свержению режима Хусейна, предоставив свою территорию для высадки американского десанта. В апреле 2003 года курдские подразделения заняли Мосул и Киркук. Эти события сопровождались массовым изгнанием арабов из домов, переданных им в ходе арабизации. Под давлением США и Турции "пешмерга" оставили Мосул и Киркук, при этом насколько возможно упрочив там позиции своих партий. Американская оккупационная администрация объявила, что ликвидация последствий арабизации должна происходить постепенно с предоставлением арабам компенсации, а вопрос об административной принадлежности этих районов должен решиться на референдуме.

В июне 2005 года президентом Иракского Курдистана был избран Барзани. В октябре 2005 года на общеиракском референдуме была одобрена конституция страны, закрепившая статус Курдского автономного района с центром в Эрбиле, его право иметь органы управления и собственные военизированные формирования, самостоятельно распоряжаться нефтяными доходами, курдский язык был объявлен вторым государственным языком Ирака.

При этом статья 140 конституции констатировала наличие спорных территорий и предписывала не позднее 31 декабря 2007 года провести референдум о вхождении Киркука в состав КАР, однако его проведение было отложено (в том числе из-за протестов Турции, пригрозившей в случае включения Киркука в КАР оккупировать Иракский Курдистан).

Современное состояние

С начала 2013 года курдские отряды поддерживают правительственные силы в операциях против террористической группировки "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ), при этом они действуют не только на территории Иракского Курдистана, но также в провинциях Найнава, Салах-эд-Дин и Анбар в центральной части страны, а также защищают правительственные здания в Багдаде. В июне 2014 года курды установили контроль над Киркуком, когда под натиском исламистов его оставили правительственные войска.

В связи с этим 27 июня 2014 года Барзани заявил, что вывод правительственных сил из северных районов Ирака, а также их неспособность дать отпор террористам из ИГ фактически означают, что статья 140 конституции Ирака о проведении референдума на территориях, населенных курдами, более не действует, и они фактически включаются в состав Иракского Курдистана.

В июле 2014 года Барзани впервые выступил с инициативой проведения референдум по вопросу об отделении от Ирака. 6 августа 2017 года президент КАР заявил, что "единственное лекарство от всех наших болей и единственная гарантия предотвратить повторение катастроф - это сделать шаг к независимости". 

 

tass.ru

отделение Курдистана от Ирака может затянуться на десятилетия

Мнение

Получить короткую ссылку

10010

Для того, чтобы результаты референдума были признаны, надо получить согласие государства, на территории которого проходил этот референдум, - Ирака, считает правовед Анатолий Капустин

ДУШАНБЕ, 26 сен — Sputnik. Правительство Ирака неодобрительно относится к проведению референдума, поэтому отделение Курдистана может затянуться на десятилетия, считает президент и член исполкома российской Ассоциации международного права Анатолий Капустин.

Референдум о независимости иракского Курдистана состоялся в понедельник. После подсчета 9% бюллетеней более 93% участников поддержали независимость региона. Официальные итоги будут оглашены в четверг.

"Готовых лекал, регулирующих отделение региона от государства, нет. Обычно эти вопросы решаются либо двусторонними, либо многосторонними соглашениями", — сказал эксперт РИА Новости.

Для того, чтобы результаты референдума были признаны, надо получить согласие государства, на территории которого проходил этот референдум, — Ирака, подчеркивает правовед.

Если Ирак и Курдистан достигнут такого соглашения, то будет составлен определенный план, который будет устанавливать все этапы образования нового государства, сказал Капустин.

Он пояснил, что в таком соглашении между сторонами будут прописаны все вопросы — об органах власти, о временной конституции, проведении выборов, передачи функций управления, демаркации границы и финансовые вопросы.

"Потом на время переходного периода должны быть решены вопросы финансирования, кто несет на себе бюджетные расходы по поддержанию территории, если не собираются налоги, судя по всему, это будет осуществляться за счет бюджета Ирака. В общем, там очень много вопросов, которые придется урегулировать и согласовать с Ираком", — сказал правовед.

Что касается сроков отделения региона от государства, то юрист отметил, что это может занять от трех до пяти лет в зависимости от того, как будут развиваться события, в частности, если со стороны Ирака будет выражена добрая воля, то достаточно быстро.

"Мы знаем, что правительство Ирака неодобрительно относится к проведению референдума. Поэтому эта игра может растянуться на десятилетия", — сказал Капустин.

Стоит отметить, что референдум проходил вопреки всему. Власти Ирака категорически выступали против проведения голосования. На заседании в понедельник парламент страны проголосовал за отставку всех курдских госслужащих и чиновников, участвующих в референдуме. Он запретил всем компаниям, в том числе в нефтяном секторе, работать в спорных районах, и постановил разместить вооруженные силы в попавших под контроль курдов районах.

В ответ на угрозу ввести войска в Киркук, губернатор провинции Наджмаддин Карим, выступая на праздничном митинге, заявил, что такие решения принимаются в иракском парламенте, но их никто не выполняет.

После проведения референдума правительство Ирака заявило, что не станет проводить переговоры с региональным правительством Иракского Курдистана по результатам голосования.

Если Иракский Курдистан объявит о независимости, Багдад потеряет богатую нефтью автономию, а также некоторые другие районы, которые не входят в ее состав, но где проживает значительная доля курдского населения. Одной из таких провинций является Киркук. Официально "нефтяная столица северного Ирака" не входит в состав Иракского Курдистана, но фактически ее большую часть контролируют курдские военизированные формирования пешмерга. За несколько дней до референдума курдские военные значительно усилили свое присутствие в окрестностях спорного города.

tj.sputniknews.ru

Что стоит за референдумом по отделению Курдистана?

Вопрос: Почему Барзани настаивает на проведении референдума по отделению Курдистана, несмотря на отсутствие одобрения такого референдум со стороны международных и региональных сил? Разве проведение референдума в существующей атмосфере не выльется против интересов самих же курдов? Стоит ли вообще ожидать проведения данного референдума? Если же референдум будет проведён и большинство голосов окажется «За», то возможно ли создание курдского государства в регионе? Пусть Аллах воздаст Вам благом.

Ответ: Говорят, когда правитель принимает решение, идущее вразрез с интересами его страны, то значит, этот правитель — агент, а само это решение приняло постороннее государство в своих интересах... Эта фраза в высшей степени подходит к курдам в Курдистане, что ниже мы детально разъясним:

1. Любой сознательный политик понимает высокую степень сложности создания государства для курдов. Само стремление в нынешней ситуации к построению курдского государства обернётся ударом по области Курдистан. Удар будет не только политическим и моральным, но и материальным. Проблема не в том, чтобы установить само курдское государство в Ираке. Если бы проблема состояла только в этом, то Курдистан как государство уже бы существовал, потому что правящий режим, установленный Америкой после оккупации Ирака и признавший законность конституции Бреммера, признал так же федерализацию Ирака до такой степени сильной, что регионы стали поддерживать связь с центром лишь номинально, а местные власти в Курдистане, с точки зрения правления и распоряжения делами области, стали занимать более сильное положение, чем центральная власть в Багдаде! Неверные, колонизаторские государства всегда желают разделять земли мусульман, которые захватывают. Они всегда ждут подходящего случая для этого, потому что в основе ненавидят Ислам и мусульман.

В статье «Ответ на вопрос», датируемой 12.08.2014, мы ранее писали: «Оккупировав Ирак в 2003 г., Америка по сей день старается его разложить на части, о чём явно свидетельствует принятый иракским правительством проект конституции Бреммера, основанный на мазхабных и этнических отличиях жителей Ирака... Новая конституция перекроила заново полномочия президента, спикера парламента и премьер-министра. Отныне премьер-министр становится лицом, имеющим всю полноту исполнительной власти. Согласно Бреммеру, эту должность должен занимать человек с определённым мазхабным положением, человек, согласный на то, чтобы на территории страны действовали другие политические образования... Сама конституция гласит о федерализации Ирака так, чтобы его области имели больше независимости. Поэтому можно сказать, что Америка преуспела в дроблении Ирака на несколько областей». Таким образом, область стала практически государством, за исключением отсутствия официальной формы его признания и членства в ООН и прочих организациях...

По сути, Курдистан — это государство внутри государства, фактически оторванное от центра в Багдаде. Ирак как государство уже исчез! Это значит, что Курдистан не нуждается в отсоединении от Ирака, потому как уже стал фактически государством... Как мы сказали, вопрос не в том, чтобы создать курдское государство в рамках иракских границ. Дело в том, что у Курдистана есть прямое отношение с иными курдскими областями в регионе в целом. Как только Курдистан будет официально объявлен государством, этот шаг автоматически привлечёт внимание всех остальных курдов в регионе, после чего они начнут стараться примкнуть к нему, и Курдистан не ограничится лишь своей территорией в Ираке. Поэтому создание такого государства нанесёт удар, в первую очередь, по самой Америке и её агентам в Турции, Иране и Сирии.

Любой сознательный политик понимает, что создание курдского государства, всё равно, будь то в Турции, или Ираке, или Сирии, недопустимо в настоящих международных и региональных условиях, и я исключаю то, что курдские политики, в том числе — Барзани, не знают об этом. Создание курдского государства в нынешних условиях может привести к полной путанице в политических событиях и к неконтролируемым последствиям в регионе, особенно в курдских областях, что навредит им самим не только в моральном и политическом планах, но и в материальном. Таким образом, решение Барзани идёт против интересов его страны в современных условиях... Это первое, о чём стоит сказать.

2. Но что это за государство, которое стоит за Барзани? Что это за государство, в интересах которого он принял подобное решение? Несомненно, это государство есть, и его нетрудно определить, потому что указующие на него доводы очевидны. Объявление о референдуме по образованию курдского государства и его официального отделения от Ирака — это поступок, на который Барзани в одиночку неспособен, учитывая сопротивление самой Америки и прочих государств региона, окружающих Курдистан и верно следующих Америке. Барзани однозначно неспособен самостоятельно идти на конфронтацию с этими государствами как на международном, так и на региональном уровнях, кроме как если его будет поддерживать иное крупное государство, воодушевляя на такой шаг.

Область Курдистан сама по себе шатка, слаба и не может противостоять соседним государствам, а также Америке, которая полностью правит в Ираке, как пожелает. Как мы сказали выше, не сложно определить, что это за крупная держава, стоящая за Барзани и подталкивающая его на подобные решения — это Британия. Род Барзани связан с Британией ещё с поздних времён Османского государства. Барзани унаследовал эти связи от своего отца Мустафы Маля Барзани, а тот — от своего дяди Ахмада Барзани, а ещё ранее — от Абд ас-Саляма Барзани, возглавлявшего вооружённое курдское восстание против Османского государства с 1909 по 1914 гг. при скрытой поддержке Британии. Таким образом, род Барзани имеет давние связи с Британией... Если мы проследим позиции государств относительно референдума по Курдистану, то заметим, что Британия поддержала это решение, пусть даже характерными для Британии примесями лжи и клеветы.

К примеру, Барзани 24.08.2017 встречался с британским послом в Ираке Фрэнком Бейкером, прибывшим с целью оказания помощи Барзани со стороны Британии. Курдская газета «Rudaw», осветившая ход этой встречи, в тот же день написала:

«Во время встречи Барзани с британским послом в Ираке гость начал с того, что его страна понимает права народа Курдистана, а также проинформировал главу области Курдистан о британской позиции относительно референдума». На языке дипломатии слово «понимание» означает «поддержка»

Так же и смысл информирования Барзани о британской позиции без упоминания чего-либо вдобавок означает поддержку. Это значит, что Британия положительно относится к решению Барзани, а также оказывает ему помощь в этом и просит его продолжать в том же духе, несмотря на противодействия Америки и государств в регионе, лояльных к ней...

Франк Бейкер провел встречу с высшими должностными лицами Курдистана

Также, к примеру,

«Фалах Мустафа, чиновник, ответственный за внешние связи области Курдистан, заявил агентству «Курдистан-24» о том, что «Британия не против референдума и не выступает против чаяний курдского народа». Фалах Мустафа выступил с этим заявлением после того, как государственный секретарь Британии по делам Ближнего Востока и Северной Африки Алистер Берт встретился с чиновниками Эрбиля в воскресенье с целью поиска решений вместе с ними по ряду вопросов, а также по плану проведения курдами референдума по отделению области Курдистан от Ирака, намеченного на 25 сентября текущего года как первого шага на пути к созданию своего независимого государства» «Курдистан 24», Эрбиль. 05.09.2017

Всё это значит, что именно Британия является тем государством, которое стоит за решением Барзани провести референдум...

3. Что же касается интересов Британии, стоящей за этим референдумом, то эти интересы последовательно связаны между собой и тянутся ещё с момента прихода Трампа к власти в США, после чего премьер-министр Британии Тереза Мэй сразу же поспешила на встречу к нему 26.01.2017, дабы поздравить его в Вашингтоне... Трамп похвалил Мэй за инициативу, и то же самое сделала Мэй, но при этом у каждой из двух сторон были совершенно разные цели! Трамп хотел использовать Британию как инструмент разделения ЕС, т.е. чтобы та оборвала связи с ЕС незамедлительно. Одновременно с этим Трамп пытался создать атмосферу развала ЕС, в частности — во Франции и Нидерландах, находящихся тогда в преддверии выборов... В свою очередь, Мэй хотела от Трампа заключения торговых соглашений с Британией, которые позволили бы ей финансово подпитываться, чтобы иметь возможность оказывать давление на ЕС и одновременно получить привилегии после выхода из него. И Трамп и Мэй во время встречи были сосредоточены на достижении своих чётко установленных задач, и пусть даже Мэй, как это свойственно англичанам, пыталась скрыть свои чисто торговые цели под занавесью дипломатии, отсутствие дипломатического такта у Трампа и его открытые заявления не дали Мэй скрыть своих истинных намерений...

И поэтому, когда сторонники сохранения целостности ЕС победили на выборах во Франции и Нидерландах, а также вдобавок получили поддержку Германии, решительно желающей охранения целостности ЕС, Трамп понял, что Британию интересовало лишь заключение торговых связей с США, а не развал ЕС как нечто важное в отличие от того, что желает Трамп. Такой поворот событий привёл к всплеску эмоций Трампа, в результате чего он нанёс удар по Британии, взяв в экономическую блокаду её марионетку Катар! Ранее мы уже поясняли этот инцидент в нашем ответе на вопрос от 23.07.2017, где говорилось:

«Премьер-министр Британии Тереза Мэй поспешила навестить Вашингтон 26.01.2017 и подписала торговое соглашение с Америкой, которое стало примером для всех остальных европейских стран как побуждение их выйти из ЕС. Таким образом, Британия ещё раз попыталась словно прилипнуть к Америке и обрадовать тем самым администрацию Трампа. Но после того, как рухнули надежды США на распад ЕС, т.е. когда победу в Голландии и Франции получили сторонники европейского единства, Трамп стал проявлять меньше ответной симпатии к Британии, потому как если ранее Трамп видел в Британии инструмент для развала ЕС, то потом весь мир увидел, как лондонский «Брексит» провалился в Париже и Амстердаме. После этого Америка перестала занимать сторону Британии, чем шокировала Лондон. Америка приказала своему агенту — президенту Египта Сиси — оказать дополнительную помощь Хафтару, не считаясь с интересами Британии в Ливии. Америка активизировала своих агентов, чтобы оказать давление на Катар, который считается проводником британской политики в арабском и исламском регионах...».

Такие обстоятельства вывели Трампа из себя и заставили его поспешить с визитом в Саудовскую Аравию, собрать саммит и нанести ответный удар по Британии посредством объявления экономической блокады и бойкота Катару.

4. В связи с этим Британия не могла не промолчать и оставить Америку, не создав для неё трудностей в регионе. С этой целью она повелела Барзани объявить о начале референдума и тем самым внести разлад в дела Америки и её агентов в регионе. Конечно же, сегодня Британия не в состоянии противопоставить Америке нечто большее, чем просто путать ей карты, потому как Британия не имеет сил для открытого противостояния Америке, но вместе с тем она может создать ей ряд неудобств, особенно если уличит для этого подходящий момент и найдёт действенный способ, как, например, референдум по отделению Курдистана. Британия уверена в том, что Барзани подчинится её приказу и создаст проблему для Америки, а также для её агентов в Турции, Иране и Сирии, из-за военных действий, происходящих в этих странах...

Ранее Британия уже торговалась вопросом о проведении референдума и официального объявления курдского государства, и вот теперь Барзани настойчиво идёт к референдуму. Британия же, как и всегда, обманывает и вводит в заблуждение, её совершенно не волнуют интересы курдов, если они выходят за рамки её собственных интересов, о чём ясно свидетельствует история британско-курдских взаимоотношений.

Ранее мы писали об этом в нашем ответе на вопрос 01.04.2009: «В 1919 г. Британия пообещала Махмуду Барзанджи напасть на позиции османов в Сулеймании, двигаясь навстречу с курдскими силами с целью создания курдского государства. Люди Барзанджи атаковали своих братьев-османов в том районе и изгнали тех, кто выжил. Потом Британия нарушила данное обещание и к тому же выслала его в одну из своих колоний — в Индию. В 1920 г. Британия настаивала на Севрском соглашении с Османским государством, среди пунктов которого было обозначено создание курдского государства, чтобы помешать переговорной делегации халифа Вахидуддина достичь своей цели. Когда же Британия получила желаемое, то через короткое время установила Мустафу Кемаля президентом созданной республики, чем покончила с Халифатом, заключив соответствующий договор с Мустафой Кемалем в Лозанне в 1924 г. Согласно новому договору, Британия отвергла пункты о создании курдского государства, потому как цель обещаний по его созданию была выполнена, а именно — Халифат был расшатан и уничтожен. Следовательно, больше нужды в создании курдского государства уже не было. Британия разжигала национализм среди курдов, как и национализм среди всех остальных народов региона, подстрекая их к непослушанию халифу и восстанию против Исламского Государства. Когда же она достигла желаемого, то стала обращаться с ними как с коллаборационистами, издеваться над ними словно над рабами, устанавливая для них правителей и руководителей». Таковы методы обмана и ввода в заблуждение Британии.

5. Барзани настаивает на проведении референдума 25.09.2017 с целью объявить государство и не принимает во внимание позиции международных и региональных сил, отвергающих этот его шаг, даже позиции некоторых курдов. Он открыто заявил о своей позиции:

«В среду область Курдинстан в очередной раз отвергает отсрочку или протест против проведения референдума по его отделению от Ирака 25 сентября, несмотря на международные и региональные усилия отговорить Эрбиль от этого шага, а также несмотря на отказ признать референдум со стороны центрального правительства в Багдаде».

Высший совет обговорил вопрос о референдуме вчера, во время своего созыва во главе с президентом области Масудом Барзани. Были обговорены итоги визита курдской делегации по поводу референдума в Багдад, а также итоги встречи Барзани с Мэттисом, проведённой позавчера в Эрбиле, о чём советник Барзани заявил: «Президент Масуд Барзани уверяет, что референдум не будет отложен ни на минуту и проведён, как и обещано, 25 сентября (четверг Зуль-хиджа 1438 г.х./24.08.2017, Дубай — «Arabic.Net»). Эти заявления прозвучали при том, что международные и региональные силы выразили свой однозначный протест против референдума.

Америка с первого же дня отвергла референдум, о котором заявил Барзани 07.06.2017. В тот день Барзани поставил всех в известность о том, что референдум коснётся курдского района в Ираке и будет проведён 25 сентября текущего года с целью установления независимого курдского государства. Тогда представитель президента США в международном альянсе Бретт МакГурк заявил:

«Проведение референдума в нынешнее время окончится дестабилизацией. Мы не считаем правильным проведение этого референдума в сентябре, потому как столь поспешный референдум может дестабилизировать регион довольно ощутимым образом» «AFP», 08.06.2017

11.08.2017, во время телефонного разговора с главой области Курдистан Масудом Барзани, госсекретарь США Рекс Тиллерсон заявил о

«желании Вашингтона отложить референдум и наладить диалог с Багдадом — шаге, который ожидается от Барзани»

22.08.2017 Америка направила министра обороны Джеймса Мэттиса на встречу к премьер-министру Ирака Хайдеру аль-Абади, после чего тот должен был направиться в Эрбиль на встречу с Барзани, а потом, 23.08.2017, в Анкару, дабы подтолкнуть Турцию к началу активизации своей роли в регионе...

Встреча Джеймса Мэттиса (слева) с премьер-министром Ирака Хайдером аль-Абади (справа)

Такую же протестную позицию заняли региональные страны, лояльные к Америке... Пресс-секретарь иракского премьер-министра Саад аль-Хадиси заявил:

«Любая позиция или шаг, принимаемые любой из сторон в Ираке, должны опираться на конституцию. Любое решение, касающееся будущего Ирака, должно быть согласовано с конституцией, в которой прописано, что Ирак — это демократическая страна с федеральным устройством, она суверенна и имеет полноту национального правления, и необходимо учитывать соответствующие конституционные положения этой страны... Ни одна сторона не может сама решать судьбу Ирака без учёта мнения других сторон» «Free America», 09.06.2017

Также и Турция объявила о своём протесте против проведения референдума и объявления независимости Курдистана с первого же дня. Министерство иностранных дел Турции дало оценку решению главы области Курдистан:

«Это — серьёзная ошибка, угрожающая единству и территориальной целостности Ирака» «Free America», 09.06.2017.

После совещания с министром обороны США Мэттисом Эрдоган заявил:

«Решение провести референдум — ошибка» «Аль-Джазира», 24.08.2017

Так же и Иран заявил в субботу 11.07.2017, немногим позже заявления о проведении референдума, о своём резком протесте по поводу него. Было заявлено, что Тегеран «занимает ясную позицию сторонника целостности Ирака». Пресс-секретарь министерства иностранных дел Ирана Бахрам Касими заявил, что

«решения в одностороннем порядке, далёкие от национальных интересов и рамок закона, приведут к ещё большим проблемам в Ираке и усугубят и так шаткое положение в вопросе безопасности» afkarhura, 15.06.2017

Сайт «Афкяр хурра» опубликовал 07.09.2017 новость о решении главы иранского Совета :

«Специальный помощник главы Исламского Совета по международным делам Хусейн Амир Абд аль-Ляхьян заявил о том, что проведение референдума в иракском Курдистане приведёт к новому кризису...».

У Америки есть сторонники внутри Курдистана, к числу которых относятся «Курдское движение «Горан» («Реформа») и «Патриотический союз Курдистана» (партия Джаляля Талабани). Соответственно, «Движение «Горан» воспротивилось инициативе Барзани о проведении референдума, о чём Хошияр Абдуллах, член этого движения и одновременно депутат курдского парламента, заявил:

«Движение «Горан» придерживается прошлого мнения о том, что проведение референдума — это ошибка и является личностной инициативой Барзани и его партии», — заверяя, что «Демократическая партия Курдистана» является пешкой, а не игроком» «Elaf», 05.08.2017

Так же и президент Иракской Республики Фуад Масум, являющийся одновременно членом партии Талабани, опротестовал референдум, заявив:

«Президентское кресло можно получить за счёт голосов курдов и на их плечах, но оно не стоит и капли их крови и жертв. Курды не простят заигрываний с их мечтой о создании государства и отреагируют в день референдума соответственно».«Демократическая партия Курдистана» (сторонники Барзани), в свою очередь, заявила, что подобное отношение к референдуму «опасно и является дурным посланием всему миру, потому как принижает значимость референдума как такового» (предыдущий источник).

Несмотря на региональную и международную оппозицию, Барзани продолжает продвигаться в направлении референдума и заявляет о том, что не собирается отсрочивать его ни на минуту, как об этом было сказано выше. Барзани уверенно стоит на своём, т.к. ощущает помощь Британии в проведении референдума.

6. Теперь же, после того, как мы рассмотрели события, связанные с референдумом и различными факторами, влияющими на него, мы можем ответить на вопрос по поводу самой темы референдума... Моё мнение относительно этого события — следующее:

В любом случае, сейчас не ожидается создания государства для курдов в законном, официальном виде, как полноценного государства, потому как проект Америки относительно Ирака подразумевает федеративное государство, области которого имеют хрупкую связь с центром, т.е. фактическое разделение административного управления страной. Но, с официальной стороны, Ирак останется целостным государством, состоящим из различных частей... Таков проект Америки относительно Ирака со времени оккупации в 2003 г.: захватить страну, фактически разделить её на области, но официально оставить Ирак единым государством до подходящего времени. С того дня, как представитель Америки в Ираке Бреммер установил в стране свою конституцию, Ирак прекратил своё существование как единое государство, окраины которого подчиняются центру, а стал федерацией областей, хрупко связанных с центром, т.е. теперь в Ираке областные власти стали сильнее на местах, чем центральные! Пока что Ирак остаётся официально единым государством, т.к. это — в интересах Америки. Мы уже разъясняли этот момент в ответе на вопрос 12.08.2014, сказав:

«Америка после оккупации Ирака в 2003 году продолжает подготавливать Ирак к разделению. Конституция, которую установил Бреммер на конфессиональной основе по квотам для конфессий и мазхабов, распределила эти квоты между президентом, спикером парламента и премьер-министром. А поскольку премьер-министр является тем, кто имеет исполнительную власть, потому Бреммер и сделал эту должность мазхабной, в результате чего она стала предметом провокаций и волнений для других конфессий... Сама конституция подготавливает страну к разделению, утверждая федеративное правление и сильные полномочия регионов. И поэтому Америка преуспела в создании условий для разделения Ирака на три региона...».

Таким образом, Америка не желает создания нового государства на территории Ирака, а желает видеть его федерацией, разделённой фактически, но единой официально. Значит, в современных условиях разделение Ирака официальным образом маловероятно, а скорее всего, Ирак останется и дальше федеративным, согласно конституции Бреммера, по крайней мере — в обозримом будущем.

Заявление о проведении референдума в Курдистане было сделано с подачи Британии из-за блокады, которую наложила Америка на Катар. Следовательно, референдум будет отменён, если Америка прекратит бойкот Катара или хотя бы сделает ему послабление в этом, дабы сохранить своё лицо...

Америка может пресечь референдум, если пожелает, потому как она — единственное государство, правящее в Ираке. Пресечь референдум она может разными путями, всё равно, непосредственным образом, или посредством курдских движений, лояльных ей в Курдистане, или направив туда Турцию или Иран против Барзани, даже если придётся надавить на него материально. Начальник штаба иранской армии Мухаммад Бакари посетил Турцию 15.08.2017, и его визит длился три дня при том, что это был его первый визит в Турцию со времён создания Иранской Республики в 1979 г. В Анкаре его встретил президент Турции Эрдоган, и разговор между ними длился 50 минут, как об этом сообщило агентство «Анадолу», что указывает на важность их дела. Бакари сопровождали командующий сухопутными силами Ирана, командующий пограничными силами и ряд иных старших военных чинов, как об этом заявило официальное информационное агентство Ирана «IRNA». Пресс-секретарь министерства иностранных дел Ирана Бахрам Касими назвал визит начальника штаба иранской армии Мухаммада Бакири в Турцию и встречу с его коллегой «скачком», а также сказал, что это —

«дополнительный шаг в налаживании отношений между двумя странами» иранское агентство «Махр», 21.08.2017

Вполне вероятно, что этот визит был сделан с целью координации действий в случае физического вмешательства в область Курдистан для пресечения референдума или устранения любого его итога, если данный референдум произойдёт... На это также указывает то, что министр обороны США навестил Анкару 23.08.2017, т.е. сразу же после визита начальника штаба вооружённых сил Ирана...

В случае же, если Америка побоится последствий физического вмешательства, то она может не мешать проведению референдума, но тогда у референдума не должно быть влиятельного итога или последствий, а также у него не должно быть продолжения в направлении независимости Курдистана...

7. Напоследок хочется сказать, что на самом деле больно видеть, как исламская связь, которая некогда сплачивала мусульман, как арабов, так и неарабов, сегодня была удалена неверным колонизатором из жизни мусульман, а вместо неё теперь — зловонные отношения между ними, от которых мусульмане стали раздроблёнными между собой. Они воюют между собой и утратили былое братство!

Национализм ведёт Умму к распаду. Вчера из-за национализма распалось Исламское Государство. Сегодня неверный колонизатор использует ту же схему для разрушения того, что ещё осталось от Уммы... Земли мусульман стали ареной конфликтов между крупными государствами, а также средством кровопролития среди мусульман, причиной, по которой мусульман сносят друг другу головы! Ислам запрещает всё это и настаивает на единстве мусульман, на их братстве.
Сказал Всевышний:

وَاعْتَصِمُوا بِحَبْلِ اللَّـهِ جَمِيعًا وَلَا تَفَرَّقُوا ۚ وَاذْكُرُوا نِعْمَتَ اللَّـهِ عَلَيْكُمْ إِذْ كُنتُمْ أَعْدَاءً فَأَلَّفَ بَيْنَ قُلُوبِكُمْ فَأَصْبَحْتُم بِنِعْمَتِهِ إِخْوَانًا وَكُنتُمْ عَلَىٰ شَفَا حُفْرَةٍ مِّنَ النَّارِ فَأَنقَذَكُم مِّنْهَا ۗ كَذَٰلِكَ يُبَيِّنُ اللَّـهُ لَكُمْ آيَاتِهِ لَعَلَّكُمْ تَهْتَدُونَ

«Крепко держитесь за вервь Аллаха все вместе и не разделяйтесь. Помните о милости, которую Аллах оказал вам, когда вы были врагами, а Он сплотил ваши сердца, и по Его милости вы стали братьями. Вы были на краю Огненной пропасти, и Он спас вас от неё. Так Аллах разъясняет вам Свои знамения, — быть может, вы последуете прямым путём» (3:103).

Также сказал Всевышний:

إِنَّمَا الْمُؤْمِنُونَ إِخْوَةٌ

«Воистину, верующие — братья» (49:10).

Ислам запретил все виды слепой приверженности к каким бы то ни было связям (асабия): национализм, патриотизм, сплочение на уровне племенной лояльности и т.д.

Передаётся от Амра ибн Динара, который сказал: «Я слышал, как Джабир ибн Абдуллах говорит: «Мы были в походе, и как-то один из мухаджиров ударил под зад ансара, и ансар вскрикнул «Ко мне, ансары!», — а потом и мухаджир вскрикнул: «Ко мне, мухаджиры!». Тогда Посланник Аллаха (с.а.с.) сказал:

دَعُوهَا، فَإِنَّهَا مُنْتِنَةٌ

«оставьте это, ведь она (племенная приверженность) зловонна!» (вывел Бухари).

Передаётся от Маджлязы, от Джундубы ибн Абдуллаха аль-Баджали: «Сказал Посланник Аллаха (с.а.с.):

مَنْ قُتِلَ تَحْتَ رَايَةٍ عُمِّيَّةٍ، يَدْعُو عَصَبِيَّةً، أَوْ يَنْصُرُ عَصَبِيَّةً، فَقِتْلَةٌ جَاهِلِيَّةٌ

«Кто погиб под слепым знаменем, призывая к нетерпимости или помогая нетерпимости — гибель его в невежестве» (вывел Муслим).

Ранее мусульмане веками жили в величии, которое исходило от их Господа. Их объединяло братство в Исламе. Среди сподвижников Посланника Аллаха (с.а.с.) были Абу Бакр, Умар, Усман, Али, Сальман аль-Фариси, Билял аль-Хабаши и прочие. Они поклонялись Аллаху как братья и сражались вместе на пути Аллаха. Араб Умар вошёл в Иерусалим завоевателем, после него курд Салахуддин вошёл в него освободителем от крестоносцев, а турок Абд аль-Хамид II был его защитником от нечисти иудеев... Именно так ранее мусульмане достигали своего величия и именно так должен поступать тот, кто проявляет послушание, будучи свидетелем.

إِنَّ فِي هَـٰذَا لَبَلَاغًا لِّقَوْمٍ عَابِدِينَ

«Воистину, в этом — послание для тех, кто поклоняется» (21:106).

18 Зуль-Хиджа 1438 г.х.
09.09.2017 г.

hizb.org.ua

halifat.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о