Айова крейсер – Американский линейный корабль против русского линейного ракетного крейсера: кто победит? | Военное дело | ИноСМИ

угроза длиною 80 лет » Военное обозрение

Осенью 1991 года в беседе с министром обороны США Р. Чейни султан Омана выразил готовность оплатить расходы на содержание двух линкоров класса “Айова” для обеспечения ими непрерывного боевого патрулирования в Персидском заливе в течение девяти месяцев в году.


“Из всего вашего флота только линкоры похожи на настоящее оружие”, — добавил султан Кабус бен Саид.

По-моему, лучший комплимент для плавучих крепостей, созданных из сплава стали и огня.

Действия линкоров впечатлили восточного владыку больше, чем все ракетные крейсеры и авианосцы, вместе взятые. Но подождите смеяться. Султан Кабус не был отсталым дикарём, ничего не понимающим в современном оружии. Он ценил не блеск начищенных пушек, а боевую устойчивость “Айов”. В то же время мощное ракетно-пушечное вооружение линкоров также представляло значение для прибрежных государств Персидского региона. По плотности огневого воздействия огонь линкора был равноценен авиакрыльям двух авианосцев.

В отличие от фрегата “Старк” и ему подобных жестянок, "Айова" могла выдержать атаку с применением любых средств, имеющихся на вооружении у Ирака и Ирана. Она отлично подходила для патрулирования в зоне непредсказуемой опасности, где неизвестно кто и непонятно зачем мог в любой момент обстрелять проходящий мимо корабль.

Неостановимая и неуничтожимая боевая платформа, словно дамоклов меч нависающая над неспокойными водами залива, которая могла заставить нервно озираться местных любителей бряцать оружием.

Единственное, чего не учел султан Кабус, так это затрат на содержание уникальных боевых кораблей. Они оказались заметно выше, чем у 155-метровой королевской яхты “Аль-Саид”.

Эффективность линкора “Айова” в современных условиях

Единственный тип высокозащищенных кораблей, кому посчастливилось пройти модернизацию и нести службу до середины 1990-х гг.

При этом из всех проектов тяжелых крейсеров и линкоров своей эпохи “Айова” наименее подходила для службы в современных условиях. Такова ирония судьбы.

Линкоры этого типа имели внутренний бронепояс, который упрощал процесс их проектирования и постройки. Находящимся внутри броневым плитам не требовалось повторять плавные обводы корпуса, поэтому они имели вид обычных грубоватых металлоконструкций. Кроме того, сокращение ширины цитадели экономило тысячи тонн водоизмещения, которые использовались для повышения скоростных качеств и усиления состава вооружения линкора.

Что касается защищенности, то внутреннее расположение пояса никак не влияло на результаты попаданий крупнокалиберных бронебойных снарядов. Невероятно толстая по сегодняшним меркам обшивка (от 16 до 37 мм) оказалась слишком тонка, чтобы “содрать” бронебойный макаровский наконечник даже у 15-дюймовых боеприпасов.


Прошли десятилетия. Сменилась эпоха.

К моменту последней реактивации линкоров основным средством поражения на море стали фугасные или полубронебойные (фугасные с замедлением взрывателя) боевые части ракет. В таких условиях внутренний пояс стал создавать лишние проблемы и повышал уязвимость “Айовы”. Вне всяких сомнений, её 30-сантиметровый “панцирь” мог защитить все важные отсеки и боевые посты от взрыва ПКР. Но перед этим вонзившаяся в борт ракета могла “разворотить” мягкую обшивку на площади в десятки кв. метров.

Незначительная проблема в масштабах линкора, никак не влияющая на боевые возможностей. Однако все равно неприятно.

Повторюсь, здесь нигде не говорится о бесполезности защиты. Защищенность “Айовы” была феноменальной: линкор мог выдержать любые попадания, смертельные для современных кораблей. И все же его компоновка и схема установки защиты не отвечали требованиям времени. В идеале элементы брони должны располагаться снаружи, в виде внешней обшивки борта.

“Айова” создавалась для боев с такими же плавучими крепостями, в которых фугасами никто не стрелял. Если кто-то вспомнит уроки Цусимы и ужасные снаряды с шимозой, то там, в силу ряда причин, сложилась трагическая ситуация. Если корабль позволит расстреливать себя на протяжении долгих часов, то никакая защита ему не поможет.

Что касается американских линкоров эпохи ВМВ, то все инновационные подходы имели вполне очевидный результат. Изучив преимущества и недостатки внутреннего пояса на “Айовах” и “Саут Дакотах”, американцы при создании следующего поколения линкоров (“Монтана”) вернулись к традиционной схеме установки поясной брони.

Внутренний пояс — не единственная проблема, снижавшая боевую устойчивость “Айовы”. Немалую роль играло неудачное размещение ракетного боезапаса. Конструкторы сделали все возможное, пытаясь разместить среди артиллерийских башен 32 крылатые ракеты “Томагавк”.

Ракеты установили на верхней палубе в защищенных установках MK.143, имевших массу 26 тонн (по 4 ракеты в каждой) — предшественницах отечественного комплекса Club-K (“Калибры”, скрытно размещенные в контейнерах).

Слово “защищенные” не должно вводить в заблуждение: на фотография заметно, что толщина бронированных крышек MK.143 не превышала 20-30 мм. Противоосколочная защита.

На виде сверху хорошо видно расположение контейнеров с "Томагавками"

Что касается противокорабельных “Гарпунов” (4Х4), то они вообще стояли открыто на ферменных направляющих, тускло блестя своими пластиковыми корпусами.

Боекомплект — один из самых опасных элементов, требующий максимальных мер безопасности, вдруг оказался на верхней палубе, безо всякой защиты. Такова цена “умеренной” модернизации корабля прошедшей эпохи, который пытались привести к соответствию современным условиям.

* * *

Совместные действия кораблей, принадлежащих разным эпохам, вызывали определенные затруднения. Приёмистые газовые турбины могли за четверть часа выйти из “холодного” состояния на режим максимальной мощности. В отличие от современных боевых кораблей, “Айовам” требовалось значительно большее время на разведение паров.

Когда же линкор выходил в море, от него стоило держаться подальше. И это касалось не только противников.

В отличие от крейсеров с управляемым ракетным оружием, “Айовы” создавались для яростных артиллерийских дуэлей, в которых скорость и маневр решали все. Командование ВМС было вынуждено издать инструкцию, напоминающие морякам, что внешнее впечатление ошибочно. Толстобокий монстр превосходит по маневренности любой современный корабль. Еще во времена Второй мировой было отмечено, что тактический диаметр циркуляции “Айовы” (740 метров) был меньше, чем у эсминца типа “Флетчер”.

Скоростные качества “Айов” всегда вызывали споры. Стремясь продлить ресурс механизмов, янки никогда не выводили ГЭУ на полную мощность. Достигнутое на практике значение (221 тыс. л.с. — солидный результат, в 1,5 раза больше, чем у атомного “Орлана”) соответствовало 87% от установленной мощности силовой установки линкора. В форсажном режиме и при наличии четверти миллиона “лошадей” на валах винтов, “Айова”, по расчетам, могла развивать до 35 узлов.

Теория в данном случае недалека от практики. Специфические обводы “бутылочной” формы и слишком большая, даже по меркам линкоров, длина корпуса (270 метров), вызванная установкой второго эшелона ГЭУ (при этом, сами отсеки силовой установки занимали 100 метров длины), эти наглядные факты свидетельствуют, что заявления о “быстроходном линкоре” — не пустой звук.

Кроме того, “Айова” была самой динамичной из всех кораблей её класса. По данным ВМС, время набора скорости с 15 до 27 узлов для формации из линкоров “Норт Кэролайн” и “Саут Дакота” составляло 19 минут. “Айова” благодаря большей удельной мощности разгонялась значительно быстрее всех её американских, европейских и японских ровесников (с 15 до 27 уз. — 7 минут).

* * *

Линкоры были оптимизированы под требования и задачи своего времени и в современных условиях смотрелись явным анахронизмом.

Как и все американские линкоры, “Айовы” были лишены гидроакустической станции и противолодочного оружия (задачи ПЛО, традиционно, возлагались на эсминцы эскорта).

Несмотря на модернизацию, система противовоздушной обороны оставалась на уровне 1940-х годов. Все планы со снятием одной из башен главного калибра, с установкой на её месте полусотни ракетных шахт и радаров системы “Иджис” так и остались мечтами. Дешевле было построить новый линкор.

Конструкторы обошлись полумерами.

Наличие четырёх “Фаланксов” и переносных ЗРК “Стингер” слабо помогало в борьбе с современными средствами воздушного нападения. Линкор не имел возможности перехватить носители или хотя бы затруднить им выход в атаку. Задачи ПВО были целиком возложены на ракетные крейсеры и эсминцы эскорта.

Тем не менее, общий результат оказался в пользу линкоров.

Совокупность боевых качеств (недостижимая для современных кораблей боевая устойчивость, ракетно-артиллерийское вооружение и статус крупных кораблей 1-го ранга) сделали “Айову” достойной модернизации и продления сроков её службы. При этом службы не в роли блокшива или плавказармы. Ярчайшие звезды первой величины, линкоры были выбраны на роль флагманов боевых групп.

50 лет в первых рядах — какой корабль в истории демонстрировал подобный результат? При том ни у кого не появлялось мыслей, что это вынужденное, “показушное” решение, идущее от невозможности заменить ветерана новым кораблем.

Как и полвека назад, линкоры оставались центром боевой устойчивости соединений. Появление бессмертных воинов в той или иной части света не оставалось незамеченным в дипломатических и военных кругах. Все понимали, что в случае начала боевых действий, придется отвлекать значительные ресурсы для противодействия подобному кораблю.

“Поставьте Иджис-крейсер в кильватер линкора — и вы пройдете везде, куда захотите”.
(Главком ВМС США адмирал К. Торст на церемонии реактивации линкора “Висконсин”, октябрь 1988 г.)

Один из главных вопросов связан с возможностью очередной реактивации линкоров в ближайшем будущем. Ответ зависит от двух параметров:

а) концепции применения ВМС;
б) оценки текущего состояния линкоров, возраст которых приближается к 80 годам.

Очевидные преимущества артиллерии при решении определенного круга задач (реакция и оперативность, дешевизна выстрелов, невосприимчивость к средствам ПВО и РЭБ), а также регулярных жалоб морских пехотинцев на отсутствие достойной огневой поддержки, различные эксперименты с дальнобойными снарядами, “Замволтами” и т.п. дают понимание того, что на флоте имеется потребность в корабельной артиллерии большого калибра.

Что касается технического состояния, то пациенты находятся в глубокой коме, и выяснить какие-либо подробности невозможно.

Головная “Айова” была выведена в резерв в 1990 году в связи с инцидентом на борту (взрыв в башне ГК, гибель 47 человек). Не восстанавливалась.

Отметившийся наиболее продолжительной службой “Нью-Джерси” (21 год в действующем составе флота) был выведен в резерв в феврале 1991 года, в связи с износом механизмов и изменениями на мировой политической арене.

Два наиболее совершенных линкора (“Миссури” и “Висконсин”) должны были продолжить службу и даже приняли участие в операции “Буря в пустыне”. Однако сокращение военно-морских сил, вызванное распадом СССР, привело к отказу от планов по продолжению эксплуатации бэттлшипов. Последним боевой состав покинул “Миссури” в 1992 году.

Корабли некоторое время находились в отстое, на хранении, один за другим превращаясь в плавучие музеи. Рекордсменом стал “Висконсин”, единственный в мире линкор, остававшийся в “холодном резерве” до 2006 года.

Известно, что ни один из них не смог покинуть стоянку резервного флота своим ходом. С другой стороны, четыре линкора типа “Айова” пребывают в гораздо лучшем состоянии, чем другие музейные корабли. К примеру, находящаяся на вечной стоянке линкор “Алабама” (типа “Саут Дакота”) вообще не имеет гребных винтов.

Линкоры периодически проходят докование и ремонт. В хорошем техническом состоянии ЛК “Миссури” можно было убедиться во время его постановки в док в 2009 год, на зависть многим современным кораблям. Тем не менее, очевидцы утверждают, что возраст и ржавчина все же дают о себе знать: в подводной части корпуса были заметны открывшиеся течи.

Репортаж из сухого дока, во время планового ремонта "Миссури"


По моему мнению, вероятность очередной (какой по счету?) реактивации линкоров ничтожно мала. Эпоха “Айовы” осталась в прошлом; её конструкция и оружие не отвечают вызовам нового времени.

Что касается “захватывающей красоты” и “величественного облика”, которыми восторгаются моделисты, то в реальности линкор производит обескураживающее впечатление. Подобно айсбергу, большая часть его корпуса скрыта под водой.

На кормовых и курсовых углах конструкция выглядит совершенно диким образом — экстремальная красота на любителя “больших форм”. В бортовой проекции — низкобортная приземистая шаланда невзрачного цвета, без каких-либо архитектурных изысков.

В сравнении с ним любой современный крейсер или ракетный эсминец кажется гораздо более крупным и солидным кораблем. Линкор просто теряется на фоне их высоченных бортов. И это, кстати, было одной из проблем при реактивации бэттлшипов.

В силу её размеров мореходность “Айовы” была неплохой: она была устойчивой артиллерийской платформой и могла выдержать любой шторм. Но современных моряков приводили в шок и недоумение забрызгиваемость и заливаемость носовой оконечности. Реликтовый мастодонт не всходил на волну, как принято у современных кораблей, а просто разрубал её, обрушивая на свою низкую палубу нескончаемые потоки воды.

Единственным линкором, который в значительной мере был лишен этого недостатка, был английский “Вэнгард”. Его создатели сняли абсурдное ограничение на высоту носовой оконечности, связанное с обеспечением стрельбы прямо по курсу при малом угле возвышения стволов.

Впрочем, все это детали. Суть истории с исключительным по продолжительности сроком службы линкоров типа “Айова” — это потребность ВМС в современных высокозащищенных кораблях.

Фрегат и линкор при 14-кратной разнице в их водоизмещении

topwar.ru

характеристики. Линкоры типа "Айова" после модернизации

Современный флот знает немало примеров того, как корабли, возведенные десяток-другой лет назад, до сих пор остаются вполне актуальными. К таковым, например, относится и знаменитый американский линкор «Айова». Чем суда этого типа прославились? До сих пор многие историки и оружейники считают, что линкоры эти были идеальным сочетанием брони, вооружения и маневренности. Проектировщики и в самом деле сумели создать корабли, обладающие отличным запасом хода, скоростью и защищенностью.

Начало разработки

Начало работ над кораблями датируется аж 1938 годом. Перед создателями сразу поставили задачу — создать быстрый и хорошо вооруженный линкор, который бы мог следовать за авианосцами и отбивать атаки, на них направленные. Главной проблемой стало достижение скорости хода в 30 узлов. В это же время начались первые проблемы с Японией, так что нужно было поторопиться: многие понимали, что потомки самураев не преминут возможностью атаковать флот США.

Не мудрствуя лукаво, решили в качестве основы использовать корабли типа «Южная Дакота». В результате линкор «Айова» получил водоизмещение в 45 тысяч тонн, а главным артиллерийским калибром стали орудия на 406 мм. Нужно сказать, что к длине корпуса добавили почти 70 метров, но ширину корпуса пришлось оставить практически неизменной, так как Панамский канал диктовал свои нормативы.

«Морские дубинки»

Конструкторы также использовали оригинальное техническое решение: новое расположение силовой установки. В результате получилось сильно заузить нос, обеспечив прекрасные ходовые качества судов. Из-за этого линкор «Айова» получил прозвище «дубинка». Конечно же, из-за увеличения длины корпуса вырос вес его брони, но ее характеристики остались точно теми же, как и на кораблях «Южная Дакота». Так, основной бронепояс имел толщину все те же 310 мм.

Всего было построено четыре корабля этого класса:

Существовали также проекты кораблей «Иллинойс» и «Кентукки», но построены они так и не были. Произошло это по банальной причине — война закончилась, а тратить 100 миллионов долларов на постройку каждого корабля в свете этого события было глупо. К слову говоря, носовую часть «Иллинойса» использовали для ремонта «Висконсина».

Где можно увидеть линкор «Айова»? Модель 1:200, которую можно купить практически на любом судомодельном ресурсе, даст вам такую возможность. Кроме того, в специализированных изданиях имеется огромное количество снимков кораблей. Разумеется, их фото есть и в нашей статье.

Общие технические характеристики

Какие характеристики имел линкор «Айова»? ТТХ были следующими:

  • Водоизмещение составляло 57450 тонн.

  • Общая длина — 270,5 метра.

  • Ширина корабля 33 метра.

  • Осадка судна — 11 метров.

  • В движение их приводили четыре дизельных двигателя, причем мощность каждого составляла 212000 лошадиных сил.

  • Максимальная скорость — 33 узла, что примерно соответствует 61 км/ч.

  • Дальность плавания — не менее 15 тысяч морских миль.

Вооружение также было весьма внушительным:

  • Четыре установки «Вулкан».

  • Четыре противокорабельных ракетных комплекса «Гарпун» (после модернизации).

  • Три артиллерийские 406-мм установки (по три ствола на каждой).

  • Шесть 125-миллиметровых установок (по два ствола на каждой).

Кроме того, линкоры типа «Айова» после модернизации получили дополнительно по 32 «Томагавка», что сделало их еще более опасными соперниками.

Новые артиллерийские системы

Длину орудий оставили прежней, в 50 калибров, увеличив ствол до 406 мм. Новые пушки получили обозначение Мк-7. Они намного превосходили 45-калиберные Мк-6, которые устанавливали на суда типа «Южная Дакота». Среди прочего был снижен вес артиллерийских систем, многие технические решения прошлого века были заменены на современные. Вообще, линкор «Айова», чертежи которого также есть в статье, для своего времени был действительно передовым кораблем.

Увеличение габаритов

Вообще, у этого образчика вооружения небезынтересная история. Так, за 20 лет до этого производилось немало артиллерийских систем калибра 406 мм, но впоследствии их применение ограничили законодательно. Затем от этого ограничения отказались, что позволило решить сразу две проблемы. Во-первых, линкор «Айова» приобрел действительно достойное вооружение. Во-вторых, появилось «законное» обоснование увеличенного водоизмещения, за счет которого получилось «втиснуть» в корабль множество других технических новинок.

Впрочем, вскоре выяснилось, что потребуется увеличить водоизмещение еще на 2000 тонн, что уже никак не укладывалось в рамки технического задания. Выход нашелся быстро — орудия облегчили, использовав для производства другие сплавы и отказавшись от некоторых элементов конструкции. В тот же период американцы начали широко использовать метод хромирования ствола, причем толщина напыления составляла 0.013 мм. Срок эксплуатации пушки составлял приблизительно 300 выстрелов.

Затвор — поршневого типа, при выстреле он откидывался вниз. После произведения выстрела ствол принудительно продувался воздухом под давлением. Без затвора орудие весило 108 тонн, вместе с ним масса достигала 121 тонны.

Используемые снаряды

Для стрельбы использовались монструозные выстрелы, один только пороховой заряд которых весил без малого три центнера. Он мог запустить снаряд весом в 1225 килограммов на расстояние почти сорока километров. В ассортимент боеприпасов входили как бронебойные, так и осколочно-фугасные разновидности. Но не только эти снаряды имелись в арсенале корабля «Айова». Линкор имел на вооружении выстрелы Мк-5, вес которых составлял 1116 килограммов. Ближе к 1940 году ВМС США получили также снаряд МК-8, который (как и старые разновидности) также весил 1225 килограмм.

Вообще, выстрелы такого веса и калибра стали основой огневой мощи американских кораблей, начиная с «Северной Каролины». Может показаться невероятным, но только 1.5% веса составлял непосредственно заряд взрывчатки. Впрочем, этого все равно хватало для пробития брони вражеских кораблей. Так, в событиях на Тихом океане во время войны с японцами отличилась именно «Айова». Линкор, фото которого есть в статье, неоднократно участвовал в зачистке акватории от вражеских кораблей.

Ядерная эпоха

В начале 50-х годов на вооружение поступил снаряд Мк-23, который комплектовался ядерным зарядом, мощность которого составляла 1 кт. Весил он «всего» 862 килограмма, имел длину чуть более полутора метров, а по внешнему виду был практически неотличим от Мк-13. Согласно официальной версии, специальные снаряды состояли на вооружении ВМС США с 1956 по 1961 год, но в реальности они все время хранились в береговых арсеналах.

В начале 1980-х годов оказалось, что линкоры типа «Айова» обладают довольно посредственными результатами дальности стрельбы и что эти характеристики не помешало бы серьезно улучшить. Чтобы справиться с этой задачей, американские инженеры начали разработку специального подкалиберного снаряда для 406-миллиметровых орудий. При весе всего 654 килограмма он должен был пролетать не менее 66 километров. Вот только эта разработка так и не вышла из стадии тестирования.

Скорострельность орудий составляла два выстрела в минуту, причем каждый ствол мог вести независимый огонь. Одна башня с 406-миллиметровыми орудиями весила приблизительно три тысячи тонн. За стрельбу отвечал расчет из 94 человек (на каждое орудие). Кстати, а сколько человек было на борту корабля «Айова»? Линкор, фото которого неоднократно встречается в статье, требовал 2800 моряков для заполнения всех вакансий.

Системы наводки, орудийные башни

По горизонтали башня могла наводиться на 300 градусов, по вертикали - от +45 и -5 градусов. Снаряды хранились в два яруса, вертикально, находясь внутри барбета орудийной установки. Между магазином и поворотным механизмом башни имелись еще две площадки, которые могли вращаться независимо от самой башни. Именно на них поступали снаряды из магазинов, после чего их доставляли к пушкам. За это отвечали сразу три подъемника, мощность каждого из которых составляла 75 лошадиных сил.

Хранение боеприпасов

Боеприпасы хранились на двух ярусах в нижних отсеках. Подача к башням также выполнялась за счет электромотора, но в этом случае его мощность составляла 100 л.с. Как и в случае с «Дакотами», конструкция корабля не содержала перегрузочных отсеков, которые могли спасти экипаж при взрыве боекомплекта.

Американцы для решения этой проблемы предусмотрели достаточно сложную систему герметичных дверей. Специалисты нередко отмечают, что такое решение резко повышало риск гибели для экипажа корабля, но на практике надежность линкора была подтверждена. Какую катастрофу пережил линкор «Айова»? Взрыв. Произошло это в 1989 году. Тогда взорвалась вторая орудийная башня 406-миллиметрового орудия, причем в результате этого погибло сразу 47 человек, а установка загорелась. До сих пор причины произошедшего точно не установлены.

Причины ЧП

Предполагается, что взрыв устроил одни из матросов, но его мотивы не ясны. Другая версия заключается в том, что взорвался один из снарядов из-за какого-то производственного дефекта. Вообще, вся эта история выглядит очень плохо: буквально на следующий день башня была полностью вычищена, покрашена, а обломки скинули в море.

Как бы там ни было, герметичные двери свою функцию выполнили: корабль остался на плаву, серьезных повреждений не было. Да и то, что погибло 47 моряков при их общем количестве 2800, также говорит о надежности системы. Вторая башня после этого случая была запечатана и более не использовалась. Кроме того, из-за этого линкор класса «Айова» не смог принять участие в никарагуанских событиях.

Боевое применение

Все корабли этой серии участвовали во Второй мировой войне, причем капитуляция Японии была подписана на борту одного из них, USS «Миссури». В 1943 году сама «Айова» принимала участие в выслеживании немецкого «Тирпица», а уже в ноябре того же года на ее борту привезли в Тегеран президента Рузвельта. Но реальные столкновения с противником начались только с 1944 года, когда корабль участвовал в ликвидации японской группировки на Маршалловых островах.

Известен случай, когда линкор единолично потопил аналогичный по классу японский «Катори», а также деятельно участвовал в наступлении на Филиппинские острова. Высокие ходовые качества корабля подтвердил декабрьский шторм 1944 года, когда линкор не только с честью выдержал это испытание, но и не получил никаких сколь-нибудь серьезных повреждений. После этого линкоры типа «Айова» в 1945 году обстреливали уже японскую территорию. Вскоре после атомной бомбардировки страны «Айова» и «Миссури» принимали японскую делегацию.

Послевоенное положение дел

Несмотря на то что экипажи очень любили эти корабли за их маневренность и отличное вооружение, высокие ходовые качества и живучесть, их содержание обходилось для военного бюджета США слишком дорого. А потому в том же 1945 году суда были поставлены на консервацию, так как надобность в них фактически отпала.

Но линкор «Айова», характеристики которого были весьма впечатляющими по тем временам, в резерве пробыл недолго: уже в начале Корейского инцидента их снова вывели на «передний эшелон», затем был Вьетнам. К слову говоря, вьетнамские события показали, что один такой крейсер в некоторых случаях способен заменить не менее 50 самолетов-бомбардировщиков за счет высокой плотности огня по площадям. Так как немалая часть боевых действий проходила на прибрежных плацдармах, американцы сэкономили немало самолетов.

После Вьетнама линкоры вновь поставили «в консервы», но снова отправили на передовую в 70-е годы, во время Холодной войны. Рейган хотел показать СССР, что Америка — страна сильная и могущественная, и несколько отлично вооруженных кораблей для этой цели подходили как нельзя лучше.

Но все понимали, что это просто глупо: существовавшие к тому времени береговые ракетные комплексы могли превратить любое судно в металлолом задолго до того момента, когда бы оно могло воспользоваться своим вооружением.

Модернизация кораблей

Как мы уже упоминали, к 1980 году стало очевидным обстоятельство морального и технического устаревания кораблей. Следовало что-то предпринять. Одно время в воздухе витали фантастические идеи преобразования судов... в авианосцы. Нелепость предложения подчеркивала форма кораблей, та самая «дубинка». На перестройку понадобилось бы потратить такие деньги, что введение в строй нового авианосца было бы немногим дешевле.

Как же переоборудовали линкор класса «Айова»? Модель модернизации, одобренная Сенатом, предусматривала установку ракет «Томагавк», которые резко повышали боеспособность кораблей. Кроме того, были смонтированы ракетные комплексы «Гарпун», проведен капитальный ремонт двигателей и прочего оборудования судов.

fb.ru

Американские линкоры типа "Айова" » Военное обозрение

Многие эксперты называют линкоры типа «Айова» самыми совершенными кораблями, которые создавались в эпоху брони и артиллерии. Американским проектировщикам и инженерам удалось добиться гармоничного сочетания главных боевых характеристик – скорости хода, защиты и вооружения.


Проектирование этих лайнеров началось в 1938 году. Их основное предназначение – сопровождать быстроходные авианосные соединения и защищать их от японских линейных и тяжелых крейсеров. Поэтому основным условием был 30-узловой ход. В это время окончилось действие ограничений Лондонской морской конференции 1936 года из-за отказа Японии подписывать итоговый документ. В процессе работы стандартное водоизмещение выросло с 35 до 45 тысяч тонн, а артиллерия получила калибр 406 мм вместо 356 мм. Это дало возможность разработать корабль, защита и вооружение которого превосходило имеющиеся на уже построенных кораблях такого типа, использовав прирост водоизмещения, чтобы установить более мощные машины. В новом проект к длине корпуса добавилось почти 70 метров, ширина осталось неизменной, ее лимитировала ширина Панамского канала. Также корпус был облегчен из-за нового расположения энергетической установки, которое позволило добиться сужения кормовой и носовой части корабля. В частности, из-за этого американские линкоры приобрели характерный вид «дубинки».

Увеличенная длина корпуса сказалась на весе брони, хотя, по сути, толщина ее элементов осталась такой же, как и на кораблях типа «Южная Дакота» - основной пояс бронезащиты 310 мм.

Корабли типа «Айова» получили новые 406-мм орудия, длина ствола которых была такой же, как и на стволах 50-х калибров. Новые пушки Мк-7 превосходили по мощности своих предшественниц – 406-мм 45-калиберных Мк-6, которыми комплектовали корабли типа «Южная Дакота». А по сравнению с разработанными в 1918-году 406-мм орудиями Мк-2 и Мк-3, у новых Мк-7 значительно снизился вес, а конструкция осовременилась.

Стоит отметить, что у этой артиллерийской системы довольно интересная история. В 20-х годах производилось большое количество 406-мм/50 орудий, которыми оснащались линейные крейсера и линкоры, в последствие ставшие жертвами Вашингтонской конференции. Использование данных орудий в новом проекте существенно снижало финансовые затраты, а также оправдывало рост водоизмещения установкой нового, более мощного вооружения. Но в результате выяснилось, что понадобится увеличить водоизмещение еще как минимум на 2000 тонны. Инженеры нашли выход – изготовили заново более легкие орудия, благо задела по проектированию хватало. У орудий типа Мк-7 ствол скреплен с лейнером, который достигал диаметра 1245 мм в районе зарядной камеры, 597 мм – у дула. Число нарезов равнялось 96, они достигали глубины в 3.8 мм при крутизне нарезки в один оборот на каждые 25 калибров. Также применялось хромирование канала ствола на расстоянии в 17.526 метров от дульного среза с толщиной 0.013 мм. Живучесть ствола составляла примерно 300 выстрелов. При этом поршневой затвор у качающегося ствола откидывался вниз. Конструктивно у него было 15 ступенчатых секторов, а угол поворота достигал 24 градусов. После выстрела канал ствола продували воздухом низкого давления.

Вес орудия достигал 108 тонн без установленного затвора и 121 тонну с ним. При стрельбе использовался пороховой заряд с весом почти 300 килограммов, который мог забросить бронебойный 1225-килограммовый снаряд на 38 километров. Кроме того, пушка могла вести огонь осколочно-фугасными снарядами. В рамках проекта боезапас «Айовы» должен был включать 1016-килограммовые бронебойные снаряды Мк-5, но в середине 1939 года ВМС США получили новый снаряд МК-8, вес которого достигал 1225 килограмм. Это самый тяжелый снаряд подобного калибра, который стал основой огневой мощи всех американских линкоров, начиная с «Северной Каролины». В качестве сравнения – 406 мм снаряд, использовавшийся на английском линкоре «Нельсон» весил всего 929 кг, а 410-мм снаряд японского «Нагато» - 1020 кг. Примерно 1.5% веса снаряда Мк-8 составлял заряд взрывчатки. При ударе о броню с толщиной более 37 мм взводился донный взрыватель Мк-21, который срабатывал с замедлением в 0.033 секунды. При полном пороховом заряде обеспечилась начальная скорость в 762 м/с, при его уменьшении этот показатель снижался до 701 м/с, что обеспечивало баллистику, схожую с той, какая была у снарядов 45-калиберных пушек Мк-6.

Правда, у подобной мощности была и обратная сторона – сильный износ ствола. Поэтому, когда линкорам понадобилось обстреливать берег, был разработан более легкий снаряд. У фугасного Мк-13, принятого на вооружение в 1942 году вес достигал всего 862 килограмм. Его оснащали несколькими разными взрывателями: Мк-29 – ударный мгновенного действия, Мк-48 –ударный с замедлением в 0.15 секунды, а также дистанционная трубка Мк-62 с установкой времени до 45 секунд. 8.1% веса снаряда занимало взрывчатое вещество. Ближе к концу войны, когда основной калибр линкоров использовали только для обстрела берега, снаряды Мк-13 получили уменьшенные до 147.4 килограмм заряды, которые обеспечивали начальную скорость в 580 м/с.

В послевоенные годы боекомплект линкоров типа «Айова» пополнился несколькими новыми образцами 406-мм снарядов. В частности, на основе корпуса фугаса Мк-13 были разработаны Мк-143, 144, 145 и 145. Все они использовали электронные дистанционные трубки различных типов. Кроме того, у Мк-144 и 146 было по 400 и 666 разрывных гранат соответственно.

В начале 1950-х годов орудия Мк-7 получили снаряд Мк-23, который оснащался ядерным зарядом W-23 – 1 кт в тротиловом эквиваленте. Вес снаряда составлял 862 килограмма, длина – 1.63 метра, а внешний вид практически полностью копировал Мк-13. По официальным данным, ядерные артиллерийские снаряды стояли на вооружении линкоров «Айова» с 1956 по 1961 год, но фактически они все время хранились на берегу.


И уже в 1980-е годы американцы попытались разработать подкалиберный снаряд высокой дальности стрельбы для 406-мм орудий. Его вес должен был составить 454 килограмма, а начальная скорость – 1098 м/с при максимальной дальности полета в 64 километра. Правда, данная разработка так и не вышла из стадии экспериментального тестирования.

Скорострельность орудий составлял два выстрела в минуту, при этом обеспечивался независимый огонь каждого орудия в башне. Из современников, лишь у японских суперлинкоров «Ямато» был более тяжелый вес залпа главного калибра. Общий вес башни с тремя орудиями составлял примерно 3 тысячи тонн. Стрельбу обеспечивал расчет из 94 человек личного состава.

Башня давала возможность 300 градусной наводки по горизонтали и +45 и -5 градусов по вертикали. 406-мм снаряды хранили вертикально в неподвижном кольцевом магазине в два яруса, который находился внутри барбета башни. Между поворотной структурой башенной установки и магазином находились две кольцевых платформы, которые вращались независимо от нее. На них подавали снаряды, которые затем перемещали к подъемникам независимо от угла горизонтального наведения башни. Всего было три подъемника, центральный – вертикальная труба, а крайние – изогнутая. Работу каждого обеспечивал 75-сильный электродвигатель.

Для хранения зарядов использовались двухъярусные погреба в нижних отсеках, которые примыкали к кольцевой структуре башни. Их подавали в беседках по шесть единиц при помощи трех зарядных цепных подъемников, которые приводились в действие электромотором мощностью в 100 л.с. Как и предшественниц, конструкция башен «Айовы» не содержала перегрузочного отделения, который отсекал цепочку зарядов от погреба. Американцы надеялись на сложную систему герметичных дверей, которые не должны были дать огню пойти по подъемникам. Однако данное решение не выглядит бесспорным – американские линкоры рисковали взлететь на воздух с большей вероятностью, нежели большинство их современников.

В стандартном боезапасе 406-мм башни под номером один было 390 снарядов, башни номер два – 460, а башни номер 3 – 370. При ведении огня использовалось специальное аналоговое вычислительное устройство, которое учитывало направление движения линкора и его скорость, а также погодные условия и время полета снаряда.

Точность стрельбы существенно повысилась после внедрения радаров, что дало преимущество над японскими кораблями без радарных установок.

Как и на предшественниках, в качестве тяжелого зенитного вооружения использовались десять 127-мм спаренных универсальных установок.

Дальность по высоте при стрельбе по самолетам достигала 11 километров при заявленной скорострельности в 15 выстрелов в минуту. В составе малокалиберной артиллерии были четырехствольные 40-мм автоматы «Бофорс», а также спаренные и одноствольные 20-мм «эрликоны». Для управления огнем «бофорсов» использовались директора-колонки Мк-51. «Эрликоны» сначала наводили индивидуально, но в 1945 году были внедрены прицельные колонки Мк-14, которые автоматически выдавали данные для стрельбы.

Водоизмещение линкоров класса «Айова» составляло 57450-57600 тонн, мощность силовой установки 212000 л.с.. Запас хода – 15000 морских миль при скорости 33 узла. Экипаж кораблей данного типа составлял 2753-2978 человек.

На момент постройки корабли оснащались следующим вооружением – 9 орудий 406 мм, которые располагались в трех башнях, 20 орудий калибром 127 мм в десяти башнях, а также 40 мм и 20 мм автоматические зенитные пушки.

В июне 1938 года был утвержден проект постройки кораблей типа «Айова». Всего планировалось построить шесть кораблей. В 1939 году выдали заказа на постройку «Айовы» и «Нью-Джерси».

Отметим, что строительство линкоров велось небывалыми темпами. Использовалась электрическая сварка, что для того времени нетипично. Первая пара кораблей вступила в строй в 1943 году. Место флагмана занял линкор «Айова». Он отличался увеличенной боевой рубкой.

Вторую пару «Миссури» и «Висконсин» построили к 1944 году. Изначально, корпуса третьей пары – «Кентукки» и «Иллинойс» - закладывались как «Огайо» и «Монтана» - первый и второй линкор типа «Монтана». Но в 1940 году была принята Чрезвычайная военная судостроительная программа, поэтому их использовали для строительства линкоров «Айова». Но эти корабли ждала печальная судьба – строительство заморозили после войны, а в 1950-е годы их продали на металлом.

На боевое дежурство корабли типа «Айова» заступили 27 августа 1943 года. Их отправили в район острова Ньюфаундленд для отражения вероятного нападения со стороны немецкого линкора «Тирпиц», который, по данным разведки, находился в норвежских водах.

В конце 1943 года линкор доставил президента Франклина Рузвельта в Касабланку на Тегеранскую конференцию союзников. После конференции президента доставили в США на нем.

2 января 1944 года «Айова» посетила Тихий океан в качестве флагмана 7-го линейного дивизиона, получив боевое крещение в ходе операции на Маршалловых островах. С 29 января по 3 февраля корабль обеспечивал поддержку ударов авианосцев по атоллам Эниветок и Кваджелейн, а затем ударов по японской базе на острове Трук. До декабря 1944 году линкор активно участвовал в боевых действиях на территории Тихого океана. С его помощью было сбито три вражеских самолета.

15 января 1945 года «Айова» прибыла в порт Сан-Франциско для капитального ремонта. 19 марта 1945 года ее отправили на Окинаву, куда она прибыла 15 апреля. 24 апреля 1945 года корабль обеспечивал поддержку авианосцам, которые прикрывали высадку американских войск на Окинаву. С 25 мая по 13 июня «Айова» обстреливала южные районы острова Кюсю. 14-15 июля корабль принял участие в ударах по японской метрополии на острове Хоккайдо – Муроран. 17-18 июля в ударах по городу Хитаки на острове Хонсю. До прекращения боевых действий 15 августа 1945 года корабль поддерживал действия соединений авиации.

29 августа 1945 года «Айова» вошла на территорию Токийской бухты в составе оккупационных сил, как флагман адмирала Хэлси. А 2 сентября приняла участие в подписании капитуляции властями Японии.

Второй линейный корабль серии – «Нью-Джерси» отправился в Фунафути на острове Эллис 23 января 1944 года, чтобы усилить противовоздушную оборону кораблей Тихоокеанского флота. Уже 17 февраля линкору пришлось вступить в морской бой с эсминцами и легкими крейсерами японского флота. Также корабль принял участие в операциях у побережья островов Окинава и Гуам, и обеспечивал прикрытие при рейде к Маршалловым островам. Зенитчикам корабля удалось сбить четыре японских торпедоносца.

После подписания капитуляции Японией «Нью-Джерси» базировался на территории Токийского залива, занимая место флагмана американской эскадры до 18 января 1946 года.

Линкор «Миссури» обеспечивал поддержку американским морским пехотинцам в кровопролитных сражениях за острова Окинава и Иводзима. Там его несколько раз атаковали самолеты-камикадзе, которые не смогли причинить кораблю серьезного вреда. Правда, вмятину от одного из них можно увидеть и сейчас. Всего зенитчики линкора сбили шесть самолетов японской авиации. Также корабль принял участие в обстрелах островов Хоккайдо и Хонсю.

После завершения второй мировой войны 2 сентября 1945 года главнокомандующий сил союзников генерал Дуглас Маккарту принял безоговорочную японскую капитуляцию. Официальная церемония прошла на территории Токийского залива на борту линкора «Миссури».

Линкору «Висконсин» досталось сопровождение авианосных соединений на территории Тихого океана. За это время он сбил три вражеских самолета, поддерживал огнем высадку десантников на Окинаву. Во время завершающего этапа войны обстреливал побережье острова Хонсю.

18 декабря 1944 года линкор принимал участие в боевых действиях 3-го флота на территории Филиппинского моря примерно в 480 километрах от острова Лусон, где попал в центр мощнейшего тайфуна. Перед началом ненастной погоды проводилась бункеровка кораблей в море. Сильнейший шторм утопил три американских эсминца. Погибло 790 моряков, еще 80 получили ранения. На трех авианосцах было полностью или частично уничтожено 146 самолетов. Причем командир линкора доложил лишь о двух моряках, получивших легкие ранения.

Стоит отметить, что во время второй мировой войны линкоры по большей части не смогли оправдать надежд, которые на них возлагались. Не произошло ни одного генерального сражения за господство на море между линейными кораблями, да и артиллерийские дуэли были очень редки. Кроме того оказалось, что линкоры очень уязвимы для нападений подводных лодок и авиации. После завершения боевых действий все страны перестали выпускать боевые корабли этого класса, поэтому недостроенные линкоры пошли на металлом.

Многие эксперты отмечают, что сейчас началась эпоха управляемых ракет и атомных бомб, поэтому линкоры устарели, как боевые корабли. И действительно, после проведения американских испытаний на атолле Бикини и советских на Новой Земле, оказалось, что после взрыва эквивалентном 20 кт на площади радиусом 300-500 метров будут потоплены корабли всех классов.

Таким образом, сейчас появилось эффективное оружие против надводных кораблей – самолеты с ядерными зарядами, но говорить, что линкоры стали не нужны, не стоит.

У бомбы, сброшенной с высоты 9-11 километров, отклонение около 400-500 метров. Длительность ее падения с парашютом достигает трех минут. За это время корабль, идущий со скоростью 30 узлов, может пройти 2.5 километра. Линкоры обладали всеми возможностями, чтобы уклониться от бомбы. Кроме того, ПВО корабля могла сбить самолет-носитель еще на подходе.

Линкоры, которые проектировались для артиллерийских дуэлей, стали бы «крепким орешком» для противокорабельных ракет, их броня надежно защищает от нового «супервооружения», которое создавалось для уничтожения авианосцев.

Такие корабли были незаменимы для ударов по побережью и поддержке десанта. В 1949 году, уже находясь в резерве, их опять вернули в строй. В это время началась корейская война, в которой поучаствовали все четыре линкора. Причем, они не вели стрельбу по площадям, а отвечали за «точечные» удары для поддержки наземных войск. Это были очень эффективные обстрелы – взрыв одного 1225-килограммового снаряда сравним по мощности с несколькими десятками гаубичных снарядов. Правда, корейцы вели ответный огонь. 15 марта 1951 года «Висконсин» обстреляли из береговой батареи в составе 152-мм орудий рядом с городом Самджин. На уровне главной палубы, между 144 и 145 шпангоутами, образовалась пробоина с правого борта. Было ранено три матроса. 19 марта 1953 года корабль получил приказ покинуть район боевых действий.

21 марта 1953 года линкор «Нью-Джерси» попал под обстрел береговой артиллерии противника. 152-мм снаряд попал в крышу башни артиллерии главного калибра, нанеся незначительный урон. Второй снаряд попал в район кормового машинного отделения. В результате, погиб один человек. Еще трое было ранено. Корабль отправился на базу в Норфолке для проведения ремонта.

Линкор Нью-Джерси ведёт обстрел корейского побережья, Январь 1953г.

После окончания корейской войны линкоры опять перешли в резерв, правда, ненадолго. Началась вьетнамская война, поэтому корабли опять стали востребованными. В район боевых действий отправился «Нью-Джерси». В этот раз корабль вел огонь как раз по площади. По мнению некоторых военных экспертов, один корабль смог заменить примерно пятьдесят истребителей-бомбардировщиков. Только, ему не могли помешать ни зенитные батареи, ни плохая погода – поддержка обеспечивалась в любых условиях.

Во время вьетнамской войны линкоры также проявили себя с лучшей стороны. При этом шестнадцатидюймовые снаряды не ударили по карману американских налогоплательщиков, так как за время Второй мировой войны их скопилось немало.

С 1981 по 1988 года на всех четырех кораблях прошла глубокая модернизация. В частности, их оснастили восьмью пусковыми установками крылатых ракет BGM-109 Tomahawk – по четыре ракеты в каждой установке, а также четырьмя четырехракетными установками AGM-84 Harpoon, зенитно-артиллерийскими комплексами «Фаланкс», новыми системами связи и РЛС.

28 декабря 1982 года состоялась торжественная церемония по вводу в строй первого представителя ракетных линкоров –«Нью-Джерси», на которой присутствовал американский президент Рональд Рейган. После программы испытаний и учебного похода по водам Тихого океана корабль занялся своими «основными обязанностями» - давлением на недружественные США режим, демонстрируя силу в различных «горячих» точках. В июле 1983 года линкор патрулировал побережье Никарагуа, а затем отправился на Средиземное море. 14 декабря «Нью-Джерси» использовал орудия главного калибра для огня по позициям сирийских ПВО на территории южного Ливана. Всего было выпущено 11 фугасных снарядов. 8 февраля 1984 года были обстреляны сирийские позиции на территории долины Бекаа. Орудия линкора выпустили 300 снарядов. Этой акцией возмездия американские военные отомстили за сбитые французские, израильские и американские самолеты. Огонь орудий уничтожил командный пункт, в котором находилось несколько старших офицеров и генерал сирийской армии.

В феврале 1991 года линкоры типа «Айова» принимали участие в войне против Ирака. На территории Персидского залива базировались два линейных корабля – «Висконсин» и «Миссури». На первом этапе боевых действий использовалось ракетное оружие, к примеру, «Миссури» выпустил по противнику 28 крылатых ракет «Томагавк».

А в феврале к обстрелу подключились 406-мм пушки. Ирак сосредоточил большое количество боевой техники на территории побережья оккупированного Кувейта – это было заманчивая цель для тяжелых орудий линкоров. 4 февраля «Миссури» открыл огонь с боевой позиции рядом с кувейтско-саудовской границей. В течение трех дней орудия корабля произвели 1123 выстрела. Во время операции «Миссури» также помог силам коалиции расчистить Персидский залив от иракских морских мин. К этому времени война уже завершилась.

6 февраля его сменил «Висконсин», который смог подавить неприятельскую батарею артиллерии с расстояния в 19 миль. Затем были нанесены удары по оружейным складам и складам с горючим. 8 февраля была уничтожена батарее рядом с Рас-эль-Хаджи.

21 февраля оба линкора отправились на новую позицию для обстрела районов Эш-Шуайба и Эль-Кулайя, а также острова Файлака. Также корабли поддерживали наступление войск антииракской коалиции. 26 февраля производился обстрел танков и укреплений рядом с кувейтским международным аэропортом.

Стоит отметить, что линкоры вели свои артиллерийские обстрелы с дистанции в 18-23 мили, так как подходу мешали мины и мелководье. Однако этого оказалось достаточно для результативного огня. При точечной стрельбе наблюдалось примерно 28% прямых попаданий или, как минимум, цель получала серьезные повреждения. Число промахов составило примерно 30%. Для корректировки стрельбы использовались беспилотники «Пионер», которые сменили вертолеты.

Стоит упомянуть про забавный боевой эпизод, который имел место в ходе операции «Буря в пустыне». Во время подготовки к обстрелу острова Файлак линкор отравил беспилотник для корректировки огня. При этом оператор должен был вести его как можно ниже, чтобы противник понимал, что его ожидает. Заметив беспилотник, иракские солдаты подняли белые флаги, сигнализируя о том, что сдаются.

Пожалуй, это первый случай, когда личный состав сдавался в плен беспилотному аппарату.

После завершения «холодной войны» начался вывод линкоров из боевого состава. 16 апреля 1989 года прозвучал «первый звонок». В помещении центрального 16-дюймового орудия второй башни взорвался пороховой заряд. При взрыве погибло 47 человек, а само орудие получило серьезные повреждения. Башня смогла сдержать большую часть взрывной волны, поэтому экипаж в других отсеках практически не пострадал. Их спасли взрывоупорные двери, которые отделяли пороховой погреб от остальных помещений. Вторую башню закрыли и опечатали, больше она никогда не работала.

В 1990 году из состава боевого флота вывели линкор «Айова». Он перешел в состав резервного флота национальной обороны. Корабль стоял на приколе на территории военно-морского образовательного и подготовительного центра в Ньюпорте до 8 марта 2001 года. А с 21 апреля 2001 года по 28 октября 2011 года он находился на стоянке в заливе Сэсун-Бэй.

Спутниковый снимок Goole Earth: USS Iowa BB-61 на стоянке в заливе Сэсун-Бэй, 2009г

28 октября 2011 года линкор отбуксировали в порт Ричмонд на территории Калифорнии, чтобы провести ремонт перед переходом на постоянное место стоянки в порту Лос-Анджелеса. 9 июня 2012 года корабль исключили из списка плавучих средств. С 7 июля его превратили в музей.

Эксплуатация «Нью-Джерси» продлилась до 1991 года. До января 1995 года корабль находился в Бременгтоне, после чего его списали и передали властям штата Нью-Джерси. 15 октября 2001 года он превратился в музей.

«Миссури» списали в 1995 году. Сейчас он находится в Перл-Харборе, превратившись в часть мемориала в память о трагедии 1941 года.

14 октября 2009 года линкор поместили в сухой док на территории верфи Перл-Харбор для трехмесячного капитального ремонта, завершившегося в январе 2010 года. Сейчас корабль-музей находится у причальной стенки.

Спутниковый снимок Goole Earth: USS Missouri BB-63 в Перл-Харборе

Карьера «Висконсина» закончилась в сентябре 1991 года. До марта 2006 года он находился в резерве. 14 декабря 2009 года американские ВМС передали корабль городу Норфолк. 28 марта 2012 года линкор включили в Национальный регистр исторических мест, после чего он утратил статус боевого корабля.

Использовались источники:
А.Б.Широкорад «Флот который уничтожил Хрущёв»
http://korabley.net/news/linkori_tipa_aiova_vsem_linkoram_linkori/2008-11-22-62
http://ru.wikipedia.org/wiki/Линейные_корабли_типа_«Айова»
http://lifeatwave.ru/interest/231-qq-uss-missouri--
http://lenta.ru/articles/2005/07/06/battleships/

topwar.ru

Линкоры типа «Айова»: угроза длиною 80 лет

Осенью 1991 года в беседе с министром обороны США Р. Чейни султан Омана выразил готовность оплатить расходы на содержание двух линкоров класса “Айова” для обеспечения ими непрерывного боевого патрулирования в Персидском заливе в течение девяти месяцев в году.

“Из всего вашего флота только линкоры похожи на настоящее оружие”, — добавил султан Кабус бен Саид.


По-моему, лучший комплимент для плавучих крепостей, созданных из сплава стали и огня.

Действия линкоров впечатлили восточного владыку больше, чем все ракетные крейсеры и авианосцы, вместе взятые. Но подождите смеяться. Султан Кабус не был отсталым дикарём, ничего не понимающим в современном оружии. Он ценил не блеск начищенных пушек, а боевую устойчивость “Айов”. В то же время мощное ракетно-пушечное вооружение линкоров также представляло значение для прибрежных государств Персидского региона. По плотности огневого воздействия огонь линкора был равноценен авиакрыльям двух авианосцев.

В отличие от фрегата “Старк” и ему подобных жестянок, «Айова» могла выдержать атаку с применением любых средств, имеющихся на вооружении у Ирака и Ирана. Она отлично подходила для патрулирования в зоне непредсказуемой опасности, где неизвестно кто и непонятно зачем мог в любой момент обстрелять проходящий мимо корабль.

Неостановимая и неуничтожимая боевая платформа, словно дамоклов меч нависающая над неспокойными водами залива, которая могла заставить нервно озираться местных любителей бряцать оружием.

Единственное, чего не учел султан Кабус, так это затрат на содержание уникальных боевых кораблей. Они оказались заметно выше, чем у 155-метровой королевской яхты “Аль-Саид”.

Эффективность линкора “Айова” в современных условиях

Единственный тип высокозащищенных кораблей, кому посчастливилось пройти модернизацию и нести службу до середины 1990-х гг.

При этом из всех проектов тяжелых крейсеров и линкоров своей эпохи “Айова” наименее подходила для службы в современных условиях. Такова ирония судьбы.

Линкоры этого типа имели внутренний бронепояс, который упрощал процесс их проектирования и постройки. Находящимся внутри броневым плитам не требовалось повторять плавные обводы корпуса, поэтому они имели вид обычных грубоватых металлоконструкций. Кроме того, сокращение ширины цитадели экономило тысячи тонн водоизмещения, которые использовались для повышения скоростных качеств и усиления состава вооружения линкора.

Что касается защищенности, то внутреннее расположение пояса никак не влияло на результаты попаданий крупнокалиберных бронебойных снарядов. Невероятно толстая по сегодняшним меркам обшивка (от 16 до 37 мм) оказалась слишком тонка, чтобы “содрать” бронебойный макаровский наконечник даже у 15-дюймовых боеприпасов.

Прошли десятилетия. Сменилась эпоха.

К моменту последней реактивации линкоров основным средством поражения на море стали фугасные или полубронебойные (фугасные с замедлением взрывателя) боевые части ракет. В таких условиях внутренний пояс стал создавать лишние проблемы и повышал уязвимость “Айовы”. Вне всяких сомнений, её 30-сантиметровый “панцирь” мог защитить все важные отсеки и боевые посты от взрыва ПКР. Но перед этим вонзившаяся в борт ракета могла “разворотить” мягкую обшивку на площади в десятки кв. метров.

Незначительная проблема в масштабах линкора, никак не влияющая на боевые возможностей. Однако все равно неприятно.

Повторюсь, здесь нигде не говорится о бесполезности защиты. Защищенность “Айовы” была феноменальной: линкор мог выдержать любые попадания, смертельные для современных кораблей. И все же его компоновка и схема установки защиты не отвечали требованиям времени. В идеале элементы брони должны располагаться снаружи, в виде внешней обшивки борта.

“Айова” создавалась для боев с такими же плавучими крепостями, в которых фугасами никто не стрелял. Если кто-то вспомнит уроки Цусимы и ужасные снаряды с шимозой, то там, в силу ряда причин, сложилась трагическая ситуация. Если корабль позволит расстреливать себя на протяжении долгих часов, то никакая защита ему не поможет.

Что касается американских линкоров эпохи ВМВ, то все инновационные подходы имели вполне очевидный результат. Изучив преимущества и недостатки внутреннего пояса на “Айовах” и “Саут Дакотах”, американцы при создании следующего поколения линкоров (“Монтана”) вернулись к традиционной схеме установки поясной брони.

Внутренний пояс — не единственная проблема, снижавшая боевую устойчивость “Айовы”. Немалую роль играло неудачное размещение ракетного боезапаса. Конструкторы сделали все возможное, пытаясь разместить среди артиллерийских башен 32 крылатые ракеты “Томагавк”.

Ракеты установили на верхней палубе в защищенных установках MK.143, имевших массу 26 тонн (по 4 ракеты в каждой) — предшественницах отечественного комплекса Club-K (“Калибры”, скрытно размещенные в контейнерах).

Слово “защищенные” не должно вводить в заблуждение: на фотография заметно, что толщина бронированных крышек MK.143 не превышала 20-30 мм. Противоосколочная защита.

На виде сверху хорошо видно расположение контейнеров с «Томагавками»

Что касается противокорабельных “Гарпунов” (4Х4), то они вообще стояли открыто на ферменных направляющих, тускло блестя своими пластиковыми корпусами.

Боекомплект — один из самых опасных элементов, требующий максимальных мер безопасности, вдруг оказался на верхней палубе, безо всякой защиты. Такова цена “умеренной” модернизации корабля прошедшей эпохи, который пытались привести к соответствию современным условиям.

* * *

Совместные действия кораблей, принадлежащих разным эпохам, вызывали определенные затруднения. Приёмистые газовые турбины могли за четверть часа выйти из “холодного” состояния на режим максимальной мощности. В отличие от современных боевых кораблей, “Айовам” требовалось значительно большее время на разведение паров.

Когда же линкор выходил в море, от него стоило держаться подальше. И это касалось не только противников.

В отличие от крейсеров с управляемым ракетным оружием, “Айовы” создавались для яростных артиллерийских дуэлей, в которых скорость и маневр решали все. Командование ВМС было вынуждено издать инструкцию, напоминающие морякам, что внешнее впечатление ошибочно. Толстобокий монстр превосходит по маневренности любой современный корабль. Еще во времена Второй мировой было отмечено, что тактический диаметр циркуляции “Айовы” (740 метров) был меньше, чем у эсминца типа “Флетчер”.

Скоростные качества “Айов” всегда вызывали споры. Стремясь продлить ресурс механизмов, янки никогда не выводили ГЭУ на полную мощность. Достигнутое на практике значение (221 тыс. л.с. — солидный результат, в 1,5 раза больше, чем у атомного “Орлана”) соответствовало 87% от установленной мощности силовой установки линкора. В форсажном режиме и при наличии четверти миллиона “лошадей” на валах винтов, “Айова”, по расчетам, могла развивать до 35 узлов.

Теория в данном случае недалека от практики. Специфические обводы “бутылочной” формы и слишком большая, даже по меркам линкоров, длина корпуса (270 метров), вызванная установкой второго эшелона ГЭУ (при этом, сами отсеки силовой установки занимали 100 метров длины), эти наглядные факты свидетельствуют, что заявления о “быстроходном линкоре” — не пустой звук.

Кроме того, “Айова” была самой динамичной из всех кораблей её класса. По данным ВМС, время набора скорости с 15 до 27 узлов для формации из линкоров “Норт Кэролайн” и “Саут Дакота” составляло 19 минут. “Айова” благодаря большей удельной мощности разгонялась значительно быстрее всех её американских, европейских и японских ровесников (с 15 до 27 уз. — 7 минут).

* * *

Линкоры были оптимизированы под требования и задачи своего времени и в современных условиях смотрелись явным анахронизмом.

Как и все американские линкоры, “Айовы” были лишены гидроакустической станции и противолодочного оружия (задачи ПЛО, традиционно, возлагались на эсминцы эскорта).

Несмотря на модернизацию, система противовоздушной обороны оставалась на уровне 1940-х годов. Все планы со снятием одной из башен главного калибра, с установкой на её месте полусотни ракетных шахт и радаров системы “Иджис” так и остались мечтами. Дешевле было построить новый линкор.

Конструкторы обошлись полумерами.

Наличие четырёх “Фаланксов” и переносных ЗРК “Стингер” слабо помогало в борьбе с современными средствами воздушного нападения. Линкор не имел возможности перехватить носители или хотя бы затруднить им выход в атаку. Задачи ПВО были целиком возложены на ракетные крейсеры и эсминцы эскорта.

Тем не менее, общий результат оказался в пользу линкоров.

Совокупность боевых качеств (недостижимая для современных кораблей боевая устойчивость, ракетно-артиллерийское вооружение и статус крупных кораблей 1-го ранга) сделали “Айову” достойной модернизации и продления сроков её службы. При этом службы не в роли блокшива или плавказармы. Ярчайшие звезды первой величины, линкоры были выбраны на роль флагманов боевых групп.

50 лет в первых рядах — какой корабль в истории демонстрировал подобный результат? При том ни у кого не появлялось мыслей, что это вынужденное, “показушное” решение, идущее от невозможности заменить ветерана новым кораблем.

Как и полвека назад, линкоры оставались центром боевой устойчивости соединений. Появление бессмертных воинов в той или иной части света не оставалось незамеченным в дипломатических и военных кругах. Все понимали, что в случае начала боевых действий, придется отвлекать значительные ресурсы для противодействия подобному кораблю.

“Поставьте Иджис-крейсер в кильватер линкора — и вы пройдете везде, куда захотите”.
(Главком ВМС США адмирал К. Торст на церемонии реактивации линкора “Висконсин”, октябрь 1988 г.)

Один из главных вопросов связан с возможностью очередной реактивации линкоров в ближайшем будущем. Ответ зависит от двух параметров:

а) концепции применения ВМС;
б) оценки текущего состояния линкоров, возраст которых приближается к 80 годам.

Очевидные преимущества артиллерии при решении определенного круга задач (реакция и оперативность, дешевизна выстрелов, невосприимчивость к средствам ПВО и РЭБ), а также регулярных жалоб морских пехотинцев на отсутствие достойной огневой поддержки, различные эксперименты с дальнобойными снарядами, “Замволтами” и т.п. дают понимание того, что на флоте имеется потребность в корабельной артиллерии большого калибра.

Что касается технического состояния, то пациенты находятся в глубокой коме, и выяснить какие-либо подробности невозможно.

Головная “Айова” была выведена в резерв в 1990 году в связи с инцидентом на борту (взрыв в башне ГК, гибель 47 человек). Не восстанавливалась.

Отметившийся наиболее продолжительной службой “Нью-Джерси” (21 год в действующем составе флота) был выведен в резерв в феврале 1991 года, в связи с износом механизмов и изменениями на мировой политической арене.

Два наиболее совершенных линкора (“Миссури” и “Висконсин”) должны были продолжить службу и даже приняли участие в операции “Буря в пустыне”. Однако сокращение военно-морских сил, вызванное распадом СССР, привело к отказу от планов по продолжению эксплуатации бэттлшипов. Последним боевой состав покинул “Миссури” в 1992 году.

Корабли некоторое время находились в отстое, на хранении, один за другим превращаясь в плавучие музеи. Рекордсменом стал “Висконсин”, единственный в мире линкор, остававшийся в “холодном резерве” до 2006 года.

Известно, что ни один из них не смог покинуть стоянку резервного флота своим ходом. С другой стороны, четыре линкора типа “Айова” пребывают в гораздо лучшем состоянии, чем другие музейные корабли. К примеру, находящаяся на вечной стоянке линкор “Алабама” (типа “Саут Дакота”) вообще не имеет гребных винтов.

Линкоры периодически проходят докование и ремонт. В хорошем техническом состоянии ЛК “Миссури” можно было убедиться во время его постановки в док в 2009 год, на зависть многим современным кораблям. Тем не менее, очевидцы утверждают, что возраст и ржавчина все же дают о себе знать: в подводной части корпуса были заметны открывшиеся течи.

Репортаж из сухого дока, во время планового ремонта «Миссури»

По моему мнению, вероятность очередной (какой по счету?) реактивации линкоров ничтожно мала. Эпоха “Айовы” осталась в прошлом; её конструкция и оружие не отвечают вызовам нового времени.

Что касается “захватывающей красоты” и “величественного облика”, которыми восторгаются моделисты, то в реальности линкор производит обескураживающее впечатление. Подобно айсбергу, большая часть его корпуса скрыта под водой.

На кормовых и курсовых углах конструкция выглядит совершенно диким образом — экстремальная красота на любителя “больших форм”. В бортовой проекции — низкобортная приземистая шаланда невзрачного цвета, без каких-либо архитектурных изысков.

В сравнении с ним любой современный крейсер или ракетный эсминец кажется гораздо более крупным и солидным кораблем. Линкор просто теряется на фоне их высоченных бортов. И это, кстати, было одной из проблем при реактивации бэттлшипов.

В силу её размеров мореходность “Айовы” была неплохой: она была устойчивой артиллерийской платформой и могла выдержать любой шторм. Но современных моряков приводили в шок и недоумение забрызгиваемость и заливаемость носовой оконечности. Реликтовый мастодонт не всходил на волну, как принято у современных кораблей, а просто разрубал её, обрушивая на свою низкую палубу нескончаемые потоки воды.

Единственным линкором, который в значительной мере был лишен этого недостатка, был английский “Вэнгард”. Его создатели сняли абсурдное ограничение на высоту носовой оконечности, связанное с обеспечением стрельбы прямо по курсу при малом угле возвышения стволов.

Впрочем, все это детали. Суть истории с исключительным по продолжительности сроком службы линкоров типа “Айова” — это потребность ВМС в современных высокозащищенных кораблях.

Фрегат и линкор при 14-кратной разнице в их водоизмещении

labuda.blog

Американский линейный корабль против русского линейного ракетного крейсера: кто победит? | Военное дело | ИноСМИ

На дворе 1988 год. Началась третья мировая война, и при этом войска Советского Союза и остатков Варшавского пакта устремились через внутригерманскую границу. Направление их продвижения — река Рейн и далее с намерением нанести нокаутирующий удар по НАТО, в результате которого война будет закончена.

Тем временем на море вскоре должно начаться такое же титаническое сражение. Советский крейсер класса «Киров» пытавшийся перехватить ударную группировку Военно-морских сил США, сам был перехвачен американским линкором «Айова». Скоро должно начаться самое крупное морское сражение один на один со времени Второй мировой войны. Кто же в нем победит?

Построенные в конце 1980-х годов линейные крейсеры класса «Киров», — как и многие другие советские корабли того времени, — были предназначены для нейтрализации американских ударных авианосных группировок в ходе военных действий. Американские авианосцы представляли собой угрозу не только для основной территории Советов, но также для ядерных подводных лодок Москвы, и поэтому их, то есть американские ударные группировки, нужно было вывести из игры как можно скорее. Вторичная задача кораблей класса «Киров» состояла в нарушении коммуникационных путей, — они должны были перерезать поток направлявшихся из Канады и Америки на поля сражений в Европе усилений для наземных частей.

Флагманы класса «Киров» были самыми большими боевыми кораблями, построенными после окончания Второй мировой войны. Водоизмещение каждого из них составляло 24 тысячи тонн, а длина — 250 метров (826 футов), то есть они были почти такой же длины, как и авианосцы. Обладая ядерной силовой установкой, они могли находиться в море неопределенно долго, а их скорость доходила до 32 узлов.

Основной задачей этих линейных крейсеров было нападение, и они вполне подходили для ее выполнения. На каждом из них размещались по 20 огромных ракет П-700 «Гранит». Каждая ракета «Гранит» весила больше 7 тонн (15 тысяч фунтов). Этого было достаточно для того, чтобы разместить 750-килограммовую (1653 фунта) боевую часть с фугасным зарядом, соответствующее количество топлива для обеспечения радиуса действия в 300 миль и скорости 2,5 Маха при наличии как инерционного управления, так и управления с помощью радара. Первоначальные данные о цели предоставлялись размещенной в космосе системой целеуказания «Легенда», базирующимися на берегу самолетами, палубными вертолетами, а также самими линейным крейсером.

Ракета «Гранит» являлась уникальной противокорабельной ракетой в период холодной войны, и эта ее уникальность состояла также в наличие у нее сетевых возможностей начального уровня. Одна ракета из всего залпа поднимается выше остальных и предоставляет информацию остальным ракетам о работающих радарах в рамках созданной сети. Если эта ракета была сбита, ее место занимала другая ракета.

The National Interest
The National Interest
The National Interest
The National Interest

Кроме того, линейные крейсеры класса «Киров» были спроектированы таким образом, чтобы быть самодостаточными с точки зрения системы противовоздушной обороны, а также других видов вооружений, составлявших многоуровневую систему защиты корабля. На каждом из них размещались 96 зенитных ракет дальнего радиуса действия класса «земля-воздух» С-300Ф, которые представляли собой корабельный вариант наземной системы С-300. На кораблях этого класса размещались также 192 ракеты класса «поверхность-воздух» ближнего радиуса действия 3К95 в установках «Тор» и 40 ракет 4К33 комплекса «Оса». В качестве последнего средства эти корабли могли использовать шесть установок ближнего радиуса действия АК-630, оснащенных 30-миллиметровыми многоствольными пушками (системы Гатлинга).

Всего было построено четыре корабля класса «Киров»: «Киров», «Фрунзе», «Калинин» и «Юрий Андропов».

Построенные в 1940-х годах линейные корабли класса «Айова» были предназначены для того, чтобы выполнять роль скоростных боевых кораблей, способных преследовать вражеские корабли и вступать с ними в бой — в том числе с получившими известность кораблями класса «Ямато» японского императорского флота. Линкоры класса «Айова» никогда не вступали в бой с другими боевыми кораблями, и, в основном, обеспечивали огневую поддержку американским наземным силам во время Второй мировой войны, Корейской войны, войны во Вьетнаме и конфликта у берегов Ливана в 1983 году.

Основное вооружение кораблей класса «Айова» составляли три мощные артиллерийские башни, в каждой из которых располагалось по три 406-миллиметровых (16-дюймовых) орудия. Каждое из них способно направить 850-киллограмовый (1900-фунтовый) бронебойный снаряд на расстояние в 30 километров (20 миль). Эти орудия могли быстро разобраться с любым современным боевым кораблем, за исключением, возможно, другого линейного корабля, но для этого цель должна была находиться в радиусе действия артиллерийских установок.

Корабли класса «Айова» имели серьезное бронирование, как и положено линейным кораблям. В районе ватерлинии толщина стальной брони составляли больше 300 миллиметров (около 1 фута). Переборки были защищены стальной броней толщиной в 250 миллиметров (11 дюймов), а толщина бронирования главных орудий составляла около 500 миллиметров (20 дюймов). На эти корабли устанавливались четыре паровые турбины, которые разгоняли их до скорости 32,5 узла.

© flickr.com, John MurphyЛинкор "Айова"

В начале 1980-х годов все четыре линейных корабля — «Айова», «Нью-Джерси», «Миссури» и «Висконсин» — были возвращены на службу после определенной модернизации. Четыре из десяти сдвоенных 125-миллиметровых (5-дюймовых) орудий были сняты, а на их место поставлены 16 противокорабельных ракет «Гарпун» (Harpoon). Впервые эти снабженные турбореактивными двигателями ракеты стали устанавливаться на кораблях в 1977 году. Они управлялись с помощью радара и имели мощную боевую часть весом 220 килограммов (488 фунтов). В дополнение к установкам «Гарпун» на кораблях класса «Айова» размещались также 32 крылатые ракеты «Томагавк» и четыре зенитных комплекса ближнего радиуса действия Phalanx CIWS.

Но вернемся к нашей дуэли. Давайте в нашем сценарии исходить из того, что каждому из кораблей известно положение другого на расстоянии 300 миль. В этом радиусе корабли класса «Айова» проигрывают: их крылатые ракеты «Томагавк», имеющие самый большой радиус действия, предназначены для поражения наземных целей, и в борьбе против «Кирова» она бесполезны.

С другой стороны, «Киров» запускает все 20 своих ракет «Гранит»… а затем отходит. Линейный крейсер использовал весь свой арсенал наступательных вооружений в ходе одного массированного залпа, и после этого у него уже нет никаких существенных систем, с помощью которых он мог бы продолжать бой (у него остается еще пара 130-милимметровых орудий двойного назначения, однако для этого нужно было бы подойти на такое близкое расстояние, чтобы можно было их использовать, а также учитывать мощные артиллерийские установки «Айовы»).

Две из ракет «Гранит» не удалось запустить, или они сработали не так, как надо, и упали в море. Таким образом, осталось 18 ракет, направлявшихся к американскому линейному кораблю. Наличие пробелов в противовоздушной обороне «Айовы» означает, что у него в распоряжении имеются только две установки Phalanx CIWS для того, чтобы сбить ракеты «Гранит». Активные системы подавления радаров SLQ-32 и разбрасыватель дипольных противорадиолокационных отражателей Mark 36 SRBOC пытаются обмануть систему активного наведения ракет «Гранит».

Невозможно сказать, сколько из оставшихся 18 ракет смогли бы преодолеть тот барьер, который создают размещенные на «Айове» многоствольные орудия Phalanx, системы подавления радаров и разбрасыватель противорадиолокационных отражателей. В интересах сценария давайте будем исходить из того, что девять ракет смогли прорвать оборонительные рубежи «Айовы». Мощная броня линейного корабля была великолепной, она была способна противостоять 406-миллиметровым (16-дюймовым) бронебойным боеприпасам, и поэтому вполне вероятно, что она довольно хорошо справится с ракетой, летящей со скоростью 1,6 Маха и имеющей простую 1,5-тонную осколочно-фугасную боевую часть. Главные орудия «Айовы» тоже имели мощную бронезащиту, как хранилища боеприпасов и моторное пространство.

© РИА Новости, Привалов | Перейти в фотобанкМоряки ракетного крейсера «Киров» на утреннем построении

«Айова» смогла бы справиться с нанесенным ущербом, но каким он мог бы быть? Давайте исходить из того, что две орудийные башни были выведены из строя, но одна башня сохранила свою работоспособность, а двигатель избежал повреждений. Три 406-миллиметровые (16-дюймовые) орудия все еще достаточно хороши для того, чтобы уничтожить «Киров», но даже в идеальных условиях «Айова» всего на один узел быстрее, чем русский линейный крейсер, а расстояние в 300 миль говорит о том, что шансов догнать его у «Айовы» нет никаких.

Если бы «Айове» удалось приблизиться к «Кирову», ситуация была бы совершенно иной. «Айова» в таком случае должна была бы подойти на дистанцию в 100 километров (67 миль) для того, чтобы можно было использовать свои 16 ракет «Гарпун», — но даже в этом случае столь небольшое количество ракет имели бы проблемы при преодолении трехуровневой системы противовоздушной обороны «Кирова».

На самом деле то расстояние, с которого «Айова» может реально выиграть сражение с «Кировом», составляет менее 30 километров (20) миль, и тогда девять 406-миллиметровых (16-дюймовых) орудий могут вступить в игру. С этой дистанции судьба «Кирова» будет однозначно решена: он будет сразу же отправлен на дно с помощью главных орудий американского линейного корабля. Подобный исход не может не вызывать удовлетворения, однако трудно себе представить, как Советы могли бы позволить «Айове» подойти на такое близкое расстояние.

Наше гипотетическое сражение 1988 года является примером превосходства артиллерийских орудий над ракетами в определенных сценариях. Артиллерийские орудия, — по крайней мере, обычные — не обладают таким же радиусом действия, как современные ракеты. Некоторый прогресс, достигнутый с того времени, — включая рельсовые пушки и противокорабельные ракеты большой дальности (LRASM), — способны вдохнуть новую жизнь в платформы линейных кораблей, однако это аргумент не для сегодняшнего дня.

В 1988 году корабль «Айова» проигрывает, и уходит готовиться к другим сражениям. Однако, если быть точным, то не все так плохо для американцев. «Киров» был вынужден использовать все свои ракеты против линейного корабля, который не был потоплен, и поэтому он не выполнил свою основную задачу: топить американские авианосцы и уничтожать атлантические конвои НАТО. «Киров» возвращается в свой родной порт для пополнения запаса вооружений, но в результате действий сохранившихся авианосцев, возможно, уже не будет того порта, куда он мог бы вернуться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Легендарные корабли: линкор Айова

Второй линейный корабль серии – «Нью-Джерси» отправился в Фунафути на острове Эллис 23 января 1944 года, чтобы усилить противовоздушную оборону кораблей Тихоокеанского флота. Уже 17 февраля линкору пришлось вступить в морской бой с эсминцами и легкими крейсерами японского флота. Также корабль принял участие в операциях у побережья островов Окинава и Гуам, и обеспечивал прикрытие при рейде к Маршалловым островам. Зенитчикам корабля удалось сбить четыре японских торпедоносца.

После подписания капитуляции Японией «Нью-Джерси» базировался на территории Токийского залива, занимая место флагмана американской эскадры до 18 января 1946 года.

Линкор «Миссури» обеспечивал поддержку американским морским пехотинцам в кровопролитных сражениях за острова Окинава и Иводзима. Там его несколько раз атаковали самолеты-камикадзе, которые не смогли причинить кораблю серьезного вреда. Правда, вмятину от одного из них можно увидеть и сейчас. Всего зенитчики линкора сбили шесть самолетов японской авиации. Также корабль принял участие в обстрелах островов Хоккайдо и Хонсю.

После завершения второй мировой войны 2 сентября 1945 года главнокомандующий сил союзников генерал Дуглас Маккарту принял безоговорочную японскую капитуляцию. Официальная церемония прошла на территории Токийского залива на борту линкора «Миссури».

Линкору «Висконсин» досталось сопровождение авианосных соединений на территории Тихого океана. За это время он сбил три вражеских самолета, поддерживал огнем высадку десантников на Окинаву. Во время завершающего этапа войны обстреливал побережье острова Хонсю.

18 декабря 1944 года линкор принимал участие в боевых действиях 3-го флота на территории Филиппинского моря примерно в 480 километрах от острова Лусон, где попал в центр мощнейшего тайфуна. Перед началом ненастной погоды проводилась бункеровка кораблей в море. Сильнейший шторм утопил три американских эсминца. Погибло 790 моряков, еще 80 получили ранения. На трех авианосцах было полностью или частично уничтожено 146 самолетов. Причем командир линкора доложил лишь о двух моряках, получивших легкие ранения.

Стоит отметить, что во время второй мировой войны линкоры по большей части не смогли оправдать надежд, которые на них возлагались. Не произошло ни одного генерального сражения за господство на море между линейными кораблями, да и артиллерийские дуэли были очень редки. Кроме того оказалось, что линкоры очень уязвимы для нападений подводных лодок и авиации. После завершения боевых действий все страны перестали выпускать боевые корабли этого класса, поэтому недостроенные линкоры пошли на металлом.

Многие эксперты отмечают, что сейчас началась эпоха управляемых ракет и атомных бомб, поэтому линкоры устарели, как боевые корабли. И действительно, после проведения американских испытаний на атолле Бикини и советских на Новой Земле, оказалось, что после взрыва эквивалентном 20 кт на площади радиусом 300-500 метров будут потоплены корабли всех классов.

Таким образом, сейчас появилось эффективное оружие против надводных кораблей – самолеты с ядерными зарядами, но говорить, что линкоры стали не нужны, не стоит.

У бомбы, сброшенной с высоты 9-11 километров, отклонение около 400-500 метров. Длительность ее падения с парашютом достигает трех минут. За это время корабль, идущий со скоростью 30 узлов, может пройти 2.5 километра. Линкоры обладали всеми возможностями, чтобы уклониться от бомбы. Кроме того, ПВО корабля могла сбить самолет-носитель еще на подходе.

Линкоры, которые проектировались для артиллерийских дуэлей, стали бы «крепким орешком» для противокорабельных ракет, их броня надежно защищает от нового «супервооружения», которое создавалось для уничтожения авианосцев.

fishki.net

Айова (линкор) Википедия

Нарукавная нашивка экипажа «Айовы»

«Айо́ва» (англ. USS Iowa (BB-61)) — головной корабль серии из 4 линкоров типа «Айова» ВМС США. Назван в честь штата Айова.

Вступил в строй в годы Второй мировой войны, участвовал в войне с Японией на Тихом океане и в Корейской войне. Дважды (в 1951 и 1984 году) был реактивирован после вывода в резерв. Выведен из состава боевых кораблей в 1990 году и долгое время находился на стоянке резервного флота в Сэсун-Бэй (шт. Калифорния). 28 октября 2011 году был отбуксирован в порт Ричмонд, Калифорния для восстановления перед переходом на постоянное место базирования в порту Лос-Анджелеса. Исключён из списков плавсредств 9 июня 2012 года[1]. С 7 июля того же года открыт для доступа в качестве корабля-музея. Последний в истории флота линейный корабль, находившийся в строю.

История службы

Линейный корабль «Айова», третий корабль ВМФ США с этим названием, был заложен на Нью-Йоркской военно-морской верфи (New York Navy Yard) 27 июня 1940 года, спущен на воду 27 августа 1942 года, вступил в строй 22 февраля 1943 года под командованием капитана 1 ранга Дж. Маккри (Capt. John L. McCrea)[2].

Вторая мировая война

24 февраля 1943 года линкор отбыл в испытательное плавание по Чесапикскому заливу и вдоль Атлантического побережья США[2]. 27 августа 1943 года корабль был направлен в Аргентию (Argentia, о. Ньюфаундленд), чтобы отразить вероятную угрозу со стороны немецкого линкора «Тирпиц», который по сведениям разведки находился в норвежских водах.

В конце 1943 года линкор доставил в Касабланку (Французское Марокко) президента Франклина Рузвельта, направлявшегося на Тегеранскую конференцию союзников. По окончании конференции он доставил президента обратно в США.

2 января 1944 года в качестве флагманского корабля 7-го линейного дивизиона «Айова» отправилась на Тихий океан, где получила боевое крещение во время операции на Маршалловых островах. С 29 января по 3 февраля она поддерживала удары авианосцев контр-адмирала Фредерика Шермана (Rear Admiral Frederick C. Sherman) по атоллам Кваджелейн и Эниветок, а затем удары по японской базе на о. Трук (Каролинские острова). 16 февраля 1944 года вместе с несколькими другими кораблями она отделилась от оперативного соединения для зачистки акватории от японских кораблей, покинувших Трук в северном направлении. 21 февраля в составе авианосного оперативного соединения 58 «Айова» участвовала в первых ударах по Сайпану, Тиниану, Рота и Гуаму в Марианском архипелаге.

18 марта 1944 года линкор под флагом командующего тихоокеанскими линейными силами вице-адмирала Уиллиса Ли (Vice Admiral Willis A. Lee) участвовал в обстреле атолла Мили (Маршалловы острова). Несмотря на попадания двух японских 120-мм снарядов, корабль получил лишь незначительные повреждения. 30 марта он вернулся в состав оперативного соединения 58 для поддержки авианосных ударов островов Палау и Волеаи (Каролинские острова).

С 22 по 28 апреля 1944 года «Айова» участвовала в авианосных рейдах на Холландию, Айтапе и Вакде (en:Wakde) для поддержки армейских сил в Айтапе, в бухте Танамера (en:Tanahmerah Bay) и заливе Гумбольдт на Новой Гвинее. Затем в составе ОС 58 она 29—30 апреля 1944 года нанесла второй удар по Труку и 1 мая 1944 года обстреляла японские сооружения на о. Понапе Каролинских островов.

На начальной стадии Марианской операции «Айова» 12 июня 1944 года входила в силы прикрытия авианосцев во время ударов по островам Сайпан, Тиниан, Гуам, Рота и Паган, 13-14 июня участвовала в обстреле японских сооружений на Сайпане и Тиниане. 19 июня во время боя в Филиппинском море, «Айова» в составе линейных сил ОС 58 участвовал в отражении четырёх массированных японских авиаударов, в результате чего японская палубная авиация была практически полностью уничтожена, а затем участвовала в преследовании японских кораблей, сбив один японский торпедоносец персонально и ещё один совместно с другими кораблями. В июле 1944 года «Айова» оставалась в районе Марианских островов, участвуя в поддержке авиаударов по островам Палау и высадки на о. Гуам. После месячного перерыва «Айова» 17 сентября в составе 3 флота отбыла с Эниветока для поддержки высадки на Пелелиу. Затем она прикрывала авианосцы во время авиаударов по центральным Филиппинам с целью нейтрализации японской авиации накануне вторжения на Филиппинские острова. 10 октября 1944 года «Айова» отбыла к берегам Окинавы для серии авиаударов по о-вам Рюкю и Тайваню. Затем 18 октября она участвовала в поддержке авиаударов по Лусону, а 20 октября — высадки генерала Макартура на Лейте.

Чтобы воспрепятствовать захвату Филиппин, японский флот предпринял три атаки, нацеленных на уничтожение американских десантных сил в заливе Лейте. В составе ОС 38 «Айова» участвовала в отражении удара Центральных сил японского флота, выдвигавшихся из моря Сибуян к проливу Сан-Бернардино (en:San Bernardino Strait). В результате боевых действий японские Центральные силы были разбиты и отступили. Затем «Айова» в составе ОС 38 участвовала в перехвате Северных сил японского флота у мыса Энгано (Cape Engano, о. Лусон). 25 октября 1944 года, когда корабли Северных сил находились на дистанции залпа, пришло сообщение, что японские Центральные силы атакуют группу американских эскортных авианосцев у о. Самар. «Айова» была направлена на прикрытие этой группы, однако силы сопровождения до прибытия «Айовы» нанесли японским кораблям значительные повреждения и заставили их отступить. В течение всей последовавшей за этим битвы в заливе Лейте «Айова» оставалась в филиппинских водах, прикрывая авианосцы во время ударов по Лусону и Тайваню. В декабре 1944 года «Айова» отбыла на западное побережье США.

15 января 1945 года «Айова» прибыла в Сан-Франциско для капитального ремонта. 19 марта 1945 года она отбыла на Окинаву, прибыв на место 15 апреля. 24 апреля 1945 года она участвовала в поддержке авианосцев, обеспечивавших воздушное прикрытие высадки американских войск на Окинаву. Затем с 25 мая по 13 июня она участвовала в авиаударах по южной части о. Кюсю (Kyushu). 14—15 июля «Айова» участвовала в ударах по японской метрополии — Муроран (Muroran, о. Хоккайдо), а 17—18 июля по г. Хитати (о. Хонсю). Затем до самого прекращения боевых действий 15 августа 1945 года «Айова» поддерживала действия авианосных соединений.

29 августа 1945 года в составе оккупационных сил «Айова» вошла в Токийскую бухту и в качестве флагманского корабля адмирала Хэлси 2 сентября участвовала в церемонии подписания японской капитуляции. 20 сентября линкор отбыл из Токийской бухты в США.

Послевоенное время (1945—1949 годы)

15 октября 1945 года «Айова» прибыла в Сиэтл, а в январе 1946 года вернулась в японские воды в качестве флагманского корабля 5-го флота и служила в этом качестве до 25 марта 1946 года, когда вернулась в США[2]. С марта 1946 года до сентября 1948 года «Айова» действовала у западного побережья США, участвуя в тренировках, учениях и стрельбах в составе тихоокеанского флота. 24 марта 1949 года она была выведена из состава флота.

Война в Корее (1951—1953 годы)

Залп орудий «Айовы». Вид сверху

После начала боевых действий в Корее, «Айова» 25 августа 1951 года вернулась в состав флота под командованием капитана 1 ранга Уильяма Смедберга (Captain William R. Smedberg III)[2]. До марта 1952 года она действовала у западного побережья США, а затем отбыла на Ближний Восток.

1 апреля 1952 года «Айова» стала флагманским кораблём командующего 7-м флотом вице-адмирала Роберта Бриско (Vice Admiral Robert T. Briscoe), и отбыла в Йокосуку для поддержки сил ООН в Корее. С 8 апреля по 16 октября участвовала в боевых операциях у восточного побережья Кореи, осуществляя поддержку наземных сил артиллерийским ударами по Сонгджину, Хунгнаму (англ.)русск. и Койо в Северной Корее. После того, как вице-адмирал Дж. Кларк (Vice Admiral J. J. Clark) сменил на посту командующего флотом адмирала Бриско, «Айова» осталась флагманским кораблём до 17 октября 1952 года. 19 октября 1952 года «Айова» отбыла из Йокосуки в Норфолк для капитального ремонта и учебных операций в Карибском море.

1953—1958 годы

В июле 1953 года «Айова» отбыла в «мичманский круиз» в Северную Европу, а затем приняла участие в главных учениях НАТО под названием «Операция Маринер» (Operation «Mariner») в качестве флагманского корабля командующего 2-м флотом вице-адмирала Вулфриджа (Vice Admiral E. T. Woolfridge)[2]. По окончании учений и до конца 1954 года «Айова» действовала в районе Вирджиния Кейпс. В сентябре 1954 года она стала флагманским кораблём командующего линейными и крейсерскими силами Атлантического флота контр-адмирала Либби (Rear Admiral R. E. Libby).

С января по апрель 1955 года «Айова» совершила длительное плавание по Средиземному морю в качестве первого линейного корабля, постоянно приписанного к 6-му флоту США. 1 июня 1955 года она отбыла в мичманский круиз, а после него прошла в Норфолке 4-месячный капитальный ремонт. По окончании ремонта «Айова» участвовала в учебном плавании и тактических учениях, а 4 января 1957 года отбыла из Норфолка в Средиземное море в состав 6-го флота. После окончания развёртывания в Средиземном море «Айова» совершила мичманский круиз в Южную Америку, а 13 июня 1957 года участвовала в международном военно-морском ревю в Хэмптон-Роудс.

3 сентября 1957 года «Айова» отбыла к берегам Шотландии для участия в учениях НАТО под названием «Операция „Ответный удар“» (Operation «Strikeback»), а 28 сентября 1957 года вернулась в Норфолк, откуда 22 октября того же года отбыла на военно-морскую верфь в Филадельфии, где 24 февраля 1958 года была выведена из состава флота, тем самым, войдя в состав Атлантического резервного флота.

Награды

«Айова» получила 9 боевых звёзд во время Второй мировой войны и две во время войны в Корее[2].

Инциденты

В 1989 году во время стрельб на учениях «FLEETEX 3-89» произошло возгорание порохового заряда одного из орудий главного калибра. Погибли 47 моряков. Причины возгорания так и не были достоверно установлены, в том числе потому что место трагедии было оперативно «приведено в порядок»: уже на следующий день башня была полностью очищена и перекрашена, обломки оборудования выброшены за борт. Флот первоначально обвинил одного из матросов в самоубийстве через поджог пороха, однако затем отказался от обвинений.

Другие следователи указали на ряд возможных причин. Во-первых, в целях эксперимента использовалось запрещённое сочетание пороха и снаряда. Во-вторых, использованный порох имел высокую чувствительность к механическому воздействию. Механический прибойник (досылатель) орудия заталкивает в казённик снаряд быстро и с большим усилием, а порох медленно, с малым усилием. В случае ошибки неопытного расчёта или неисправности усилие прибойника могло вызвать возгорание пороха.

Примечания

Литература

  • Fuller, J.F.C. The Decisive Battles of the Western World - Volume III. — London : Eyre & Spottiswoode, 1956. — ISBN 1135317909.
  • Morison, Samuel Eliot. Leyte, June 1944-January 1945, vol. 12 of History of United States Naval Operations in World War II. — Champaign, Illinois, U.S.A. : University of Illinois Press; Reprint edition, 1956 (reissue 2004). — ISBN 0-252-07063-1.
  • Thompson, Charles C., II. A Glimpse of Hell: The Explosion on the USS Iowa and Its Cover-Up. — W. W. Norton, 1999. — ISBN 0393047148.

См. также

Ссылки

ВМС США в послевоенный период (1946—1991)

wikiredia.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о