Завербоваться в сирию – How and where gathering volunteers to Syria

«Форму выдадут, но она стремная». Как русские добровольцы едут в Сирию

С каждым днем добровольцев, отправляющихся из России воевать с ИГИЛ, становится все больше: их уже сотни. В соцсетях полно идеалистов, готовых умереть в борьбе против мирового зла. Medialeaks узнал, как они попадают на войну, зачем туда едут и что их ждет на фронте.

Я бы в Сирию пошел

После того как Россия официально вступила в войну с «Исламским государством», число желающих поучаствовать в сирийском конфликте добровольно сразу выросло. Это заметно в первую очередь по социальным сетям, хотя, конечно, далеко не каждый, кто пишет о своем желании в обсуждениях, действительно готов отправиться на фронт.

Читайте на Medialeaks: Что за тёмная тема, о которой все пишут в ВК. Как включить ночной режим в приложении «ВКонтакте» на Android

 

Самый популярный ресурс, где люди ищут дорогу в Сирию, это сеть «ВКонтакте». Центры добровольческой активности здесь – группы под про-асадовскими лозунгами и сообщества, связанные с добровольческим движением на востоке Украины. Например, в группе «За Сирию, Асада и борцов с цветными революциями» больше 16 тысяч человек. В группе «Доброволец.орг» — больше 25 тысяч.

Ветки обсуждений сейчас постоянно обновляются, и находятся те, кто рекомендуют обращаться в личку за инструкциями: как попасть на войну.

Официально до буквально последних дней российских солдат в Сирии не было. Сейчас Россия признала, что привезла туда не только инструкторов, но и наземные силы — для охраны собственных баз в Латакии и Тартусе. Для этого, писал 1 октября «Интерфакс», там будут дежурить посменно подразделения морпехов Черноморского флота, спецназа и 7-я десантно-штурмовая дивизия ВДВ. Все это, однако, никак не мешало россиянам ездить в Сирию добровольно с самого начала конфликта.

Добровольцы из России начали уезжать в Сирию не вчера. Русские в этом смысле – не исключение: в рядах повстанцев, особенно часто это случается в курдских Отрядах народной самообороны, есть американцы, британцы, австралийцы – чаще всего, ветераны Афганистана и Ирака. Кроме них приезжают немногочисленные европейцы, турецкие коммунисты и курды.

Оценить численность русских в Сирии никто не берется, но речь в любом случае идет о сотнях, а не о тысячах людей – на такой порядковой оценке сходит большинство источников. Не исключено, что на видео, где якобы в ходе боев на территории Сирии слышна русская речь, зафиксированы именно русские добровольцы, сражающиеся за Асада или курдов, как, например, вот в этом ролике:

https://youtu.be/vLfcmjFD5Kc

В основном в Сирию можно попасть двумя способами: либо к курдам, либо в войска Асада. Некоторые идут в посольство Сирии в Москве, просят дать им сирийское гражданство и записать в ряды регулярной сирийской армии. Однако от тех, кому удалось добраться до Сирии, приходится слышать, что официальный Дамаск «не очень расторопен», и поэтому самый простой способ попасть на войну – все-таки через курдов.

Свободный Курдистан

Отряды народной самообороны (ОНС) – самый известный и в России, и на Западе враг «Исламского государства» (ИГИЛ), считающийся также самым успешным. Они в наибольшей степени открыты для мира, принимают добровольцев быстро и без проволочек, всегда рады видеть журналистов и производят благоприятное впечатление на обывателей в США и Европе.

Очень популярна на Западе история главного очага курдского сопротивления ИГИЛ – города Кобани на границе с Турцией. Осада Кобани, который теперь в шутку называют Кобаниградом, вооруженными танками и артиллерией боевиками продолжалась с сентября 2014 до января 2015 года, город был на 80% разрушен, но отбит, а ИГИЛ был отброшен обратно. Вот как приблизительно выглядит расклад сил на территории Сирии сегодня (авторы карты смешивают «Ан-Нусру» с «Свободной армией Сирии», но это детали):

Курды сумели договориться и с «Свободной армией Сирии», лидирующей оппозиционной силой из тех, что не связаны с «Аль-Каидой», и с официальным Дамаском. Поэтому во время столкновений на земле ОНС поддерживают с воздуха ВВС США, но при этом курды координируют действия с правительственными войсками. Все вышеперечисленное делает ОНС самой привлекательной силой для волонтеров. Однако в реальности оказывается не все так здорово, как некоторым кажется до отъезда.

Вот, например, интервью с одним из русских добровольцев ОНС, опубликованное на «Русской планете».

«Курдам не хватает профессионализма. Они хорошие стрелки и отважные люди, но тактика и стратегия не входят в число их безусловных достоинств. У них есть неплохие командиры, но их мало. Спасает лишь то, что ИГ воюет еще хуже».

По словам анонимного добровольца, ситуация на его фронте напоминает больше Первую мировую войну.

«Нельзя сказать, что это активная война с маневрами. Она напоминает Первую мировую. Характер вооружений и отсутствие тяжелой техники дают преимущество обороняющимся».

Из Донбасса в Дамаск

Главные поставщики русских добровольцев в Сирию – те же организации, что занимались отправкой гуманитарной помощи и комбатантов на восток Украины, в первую очередь, сайт «Доброволец». Он предлагает два способа попасть в Сирию: один – заполнить официальную анкету для службы по контракту и ждать вызова, другой – связаться, если умеешь писать по-английски, напрямую в группу ОНС в Facebook под названием «Львы Рожавы» и воевать волонтером.

Через сам сайт «Доброволец» берут, по сути, на работу по контракту минимум на полгода с отпусками. Сумму выплат и другие подробности сообщают уже тем, кто прошел отбор, а отбор этот довольно строгий. Нужно соответствовать как минимум следующему списку критериев:

  • Быть мужчиной в возрасте от 23 лет.
  • Не иметь проблем с законом.
  • Не иметь судимостей.
  • Быть полностью физически и психически здоровым.
  • Иметь опыт срочной службы (лучше контрактной, еще лучше — опыт боевых действий/ военное образование).
  • Быть готовым сдать нормативы по физо согласно требованиям Сухопутных войск с учетом возрастной категории, сдать нормативы по огневой и тактической подготовке.
  • Не иметь проблем с алкоголем и наркотиками
  • К преимуществам относятся отсутствие вредных привычек и знание иностранного языка.

 

Организаторы движения подают контрактную службу не как наемничество, которое в России запрещено УК, а как борьбу за справедливость и против гегемонии США.

«Русская героическая пассионарность и неравнодушие вкупе со стремлением к справедливости порой являются единственным препятствием на пути мирового империалистического зла во главе со звездно-полосатыми демократизаторами».

За свободу и техно

Евгений Семенов, возможно, самый экстравагантный комбатант в Сирии, поклонник хардкорного техно, который воюет за свободу саму по себе, а не за чьи-то конкретные интересы, отправился в ОНС в 2015 году и готов помогать тем, кто хочет отправиться вслед за ним. На сайте «Доброволец» он опубликовал краткую инструкцию для тех, кто собирается ехать именно к курдам, причем за свой счет.

«Нужно иметь при себе хотя бы 700 баксов. А также различную снарягу. Разгрузку лучше купить и к ней карманы под магазины ак, под телефон и другое барахло. Бронежилет, может и не помешает, я не брал, но думаю второго класса весом в килограмм не слишком отяготит, а от осколков защитит. Сумку брать побольше и одну. Я взял две небольших и обломался, когда мне сказали, что тащить с собой можно только одну. Тактический рюкзак, питьевая система, защита коленей, перчатки. Форму выдадут, но она стремная, надеваю, когда командир начинает ворчать».

На сайте «Заточка» опубликован его рассказ о службе в рядах ОНС, в первую очередь о людях, которые воюют, и военном быте. Рассказ читается, как настоящая литература.

«Война — это смерть друзей. Ариель Пифагориан погиб в день победы, 9 мая. Две пули попали ему в бедро, и он истек кровью, потому что у курдов не было бинтов, и они не умеют оказывать первую помощь. Ариель перед отправкой на фронт требовал, чтобы ему выдали пакет первой медицинской помощи, но командир уверил его, что все это есть на фронте. Ни хрена тут нет. Ариелю было двадцать четыре года, и это был один из умнейших людей в нашем табуре. И один из лучших».

Черный юмор

Пока одни на полном серьезе готовятся отправляться на войну, другие получают удовольствие от розыгрышей. Недавно по соцсетям широко разошлась фейковая реклама батальона «Крестоносец».

Множество энтузиастов, откликнувшихся на объявление, обнаружили, что телефон, указанный в нем, принадлежит Донецкому наркодиспансеру.

medialeaks.ru

Добровольцы из России проложили дорогу в Сирию: wod_1958 — LiveJournal

«Подъехать на пикапах, пострелять — воюют как колумбийские наркобароны!» ИНТЕРВЬЮ очевидца


Некогда благополучная Сирия сейчас лежит в руинах
Фото из аккаунта Кирилла Романовского в "Фейсбуке"


Не секрет, что в рядах бойцов «Исламского государства», запрещенной террористической организации, находятся тысячи россиян. О тех же, кто воюет против ИГ, известно крайне мало. Наших нет в армии Асада, но зато русские «псы войны» есть в курдском ополчении. Кто они, как попадают на войну и чему учат «курдских братьев» — в эксклюзивном интервью «URA.Ru» рассказал военный специалист, на днях вернувшийся из Сирии.

По данным российских спецслужб, сегодня в вооруженных рядах «Исламского государства» воюют от 1800 (по данным МВД) до 2,5 тысяч человек (данные ФСБ).

На другой стороне фронта тоже есть добровольцы из России. Правда, не в правительственных войсках.

«Там, где я бывал, я не встретил ни одного нашего добровольца, — признался „URA.Ru“ журналист LifeNews Семен Пегов. — Единственное — однажды снимал репортаж о черкесском батальоне, но это местные черкесы, потомки тех переселенцев, которые покинули Кавказ 200 лет назад, когда Россия его завоевывала. Сейчас они воюют на стороне государства».

«В сирийской армии российских добровольцев действительно нет, — подтверждает военкор Федерального агентства новостей Кирилл Романовский.

На мой взгляд, те, кто рвется туда, будут больше мешать, чем помогать: слишком серьезные языковые проблемы.

Представьте: появляется вдруг какая-то добровольческая рота или взвод, который не знаком ни с местностью, ни с традициями, не может нормально коммуницировать с войсками. Да и статус этих бойцов будет непонятен, особенно при условии участия там наших войск».


Журналист Кирилл Романовский в Сирии Фото из аккаунта Кирилла Романовского в «Фейсбуке»

Однако главная причина того, почему в войсках Асада нет русских ополченцев — отсутствие надобности в них. "В сирийской армии нет такого дефицита людей, какой в свое время был у «Исламского государства» и нет такой цели, как у ИГ: подмять под себя все мусульманские страны, — говорит военкор, поясняя, что именно наполеоновские планы сподвигли ИГИЛ вербовать сторонников по всему миру. «У них существуют специальные курсы предварительной подготовки, и я уверен, что есть отдельные таджикские отряды, отдельно — русскоязычные, которые формируются из жителей СНГ», — говорит Романовский.

Зато российских добровольцев сегодня запросто можно встретить в Сирии в составе курдского ополчения, воюющего одновременно и против ИГ, и против «ан-Нусры» (еще одной запрещенной в России террористической организации — прим.ред.), и против турок. «Я знаю о трех наших добровольцах в отрядах народной самообороны (YPG), — говорит корреспондент ФАН. — Первый — это юрист из Москвы, который весной прославился своим интервью. Сейчас, насколько мне известно, он находится в столице и на контакт ни с кем из журналистов не идет. Второй — Миша Сергеев — погиб в июле в бою с турками».

Третий — это доброволец Максим с позывным Норман, приехавший в Сирию из Донбасса. «Я знал его лично, мы с ним встречались еще в Луганске, — вспоминает Романовский. — Я очень удивился, узнав, что он в Рожаве, и тем более — что мы с ним там не пересеклись. И когда нам позвонили от командования и сообщили: „Тут русский погиб, вас интересует?“ — конечно же, мы поехали. Выяснилось, что это тот самый Макс».


Ополченец Норман выжил в Донбассе и погиб в далекой Сирии
Фото из группы «Гуманитарная помощь ГБР „Бэтмен“», «ВКонтакте»

Подробности гибели Нормана широко обсуждались в донбасских соцсетях. "Макс вместе с товарищем ошиблись дорогой и выехали к Евфрату, — сообщалось в группе «Гуманитарная помощь ГБР „Бэтмэн“». — На подъезде к мосту (ехали вдоль берега без света) сработал фугас: предположительно, его подорвали дистанционно с другого берега. Тачка улетела в реку, от парней остались какие-то ошметки. То, что привезли, по большей части невозможно идентифицировать: то ли одежда, то ли части разгрузки".

Однако гибель одного или даже нескольких бойцов не остановит приток добровольцев в Курдистан. По данным «URA.Ru», их может быть гораздо больше, чем считанные единицы. О том, что делают в Сирии наши добровольцы, агентству рассказал Георгий Закревский — военный специалист, бывший инструктор по боевой подготовке одного из подразделений Новороссии. На днях он вернулся из месячной поездки в Сирию.

— Как туда попадают российские добровольцы?

— Основной маршрут — через Турцию: летят в Анталью, потом по трассе вдоль побережья добираются до города Тарсус, затем — до Алтынёзю. От него идут с проводниками на юго-запад по побережью, через узкий коридор, который не контролируется. Второй вариант — на лодках вдоль того же побережья, это несколько проще, но дольше. От Алтынёзю можно также двигаться на юго-восток — тоже попадаем к курдам. Окна, естественно, непостоянные: бывает, что Турция наглухо блокирует, но бывает и более-менее спокойно.

Кроме того, из Турции можно попасть к курдам и через север Ирака, но это гораздо дальше, соответственно, более затратно и по деньгам, и по времени. Наконец, третий вариант — долететь до Бейрута и перейти границу: она там абсолютно прозрачная. Но это намного дороже, и там свои трудности: например, если в загранпаспорте есть штамп Израиля, в Ливан вы не попадете.

Впрочем, наши — своеобразные люди, особенно те, кто из Донбасса: у некоторых не то, что виз — загранпаспортов нет.

И они добираются через Азербайджан в Турцию и вполне нормально попадают в Сирию без документов — с общегражданским российским паспортом.


Русские добровольцы прилетают в Анталью под видом туристов, доезжают до приграничных городов, дальше — тропами. КЛИКАБЕЛЬНО.
Схема: Андрей Гусельников, google.ru

— Группами или поодиночке?

— Объединяются в небольшие группы: проводники по одному человеку не водят. Там же по ходу дела и знакомятся. Или кто-то кого-то с собой берет — кто там уже был. Так же как я, когда ездил во вторую поездку в Донбасс, заехал на базу, где ждали добровольцы, и прихватил с собой двоих ребят.

— В курдском ополчении уже есть подразделения из российских добровольцев?

— Для отдельных подразделений наших там не хватает: бывает по одному-два, по пять человек в отряде. Россияне среди арабов пользуются определенными преференциями, правда, в зависимости от того, кто что из себя представляет. Те, кто поопытнее, пытаются выступать инструкторами, советниками — не просто участвовать в боях, а как-то организовывать эту массу.

— Получается?

— Фифти-фифти. Сидеть в горах в своих укреплениях они и так умеют. Другой вопрос, что они почти только этим и занимаются — никаких наступательных действий нет, этому их, конечно же, надо учить. Как в Новороссии, когда я ополченцев учил с нуля — как носить оружие на ремне. В Сирии еще хуже. Вспомните советское время, когда наши инструктора их учили-учили — и пехотинцев, и пилотов, и технику туда закачивали, а Израиль их разбил в течение нескольких дней. Курды, конечно, помотивированней, чем обычные арабы, но все равно все очень печально. Военное дело ведь требует знаний и ума, а курды — крестьяне от сохи, в большинстве своем неграмотные.

— На каком языке происходит общение?

— Курды говорят даже не на арабском — у них тюркские наречия. Кто-то плохо, но может говорить по-английски, иногда попадается кто-то, кто с трудом говорит по-русски. А иногда совсем без языка — на уровне жестов и улыбок.

— Отношение к русским?

— В бывших «наших» странах — Ливан, Сирия — русских помнят еще по советским временам, хорошо относятся и ждут.

— Многие российские добровольцы становятся инструкторами?

— Крайне мало. Профессиональных инструкторов я во всяком случае там не знаю. Есть те, кто имел какой-то реальный опыт боевых действий, например, десантники, воевавшие в Чечне, но их тоже немного. Профессионалов с хорошим командирским опытом практически нет.

— Тогда что за люди в курдском ополчении?

— Разные. Принимают всех. Либо гражданские, которым пришлось взять в руки оружие, либо любители пострелять — что из России, что из Новороссии, которые как раз за этим туда и едут. Есть «профессиональные ездуны», которые много где уже побывали — Югославия, Чечня, Новороссия, сейчас Сирия. У них, конечно, боевой опыт есть, и это уже хорошо. Если человек долго воюет и в течение всего это времени остается жив, естественно, что он приобретает какие-то умения и навыки.


Потери в Сирии — серьезные с обеих сторон
Фото из Фейсбука Кирилла Романовского

— Что сейчас происходит на фронте?

— До недавнего времени были в основном позиционные бои, которые даже и боями-то назвать нельзя — так, периодические перестрелки: никто никуда не двигается. Но в последние дни из-за участия российских ВКС ситуация изменилась: сейчас уже не игиловцы наступают, а правительственные войска и курдское ополчение, за последние дни было взято порядка 50 населенных пунктов. Наступление прошло по провинциям Алеппо, Латакси, Идлиб, Хомс, Дамаск. Правительственные войска сейчас готовятся окружить город Аль-Хазер, который является опорным пунктом «ан-Нусры» в данной провинции.

Террористы сейчас демотивированы: насколько я знаю, большая часть таких же любителей пострелять и поездить по горячим точкам, только с их стороны, сейчас просто разбегается: никто не ожидал того, что делает наша авиация.


Военнослужащий российского контингента в Сирии.
Фото — военнослужашего

— Вы считаете, наши авиаудары действительно серьезно помогают?

— Конечно! От американских налетов никакого эффекта не было, а у нас все очень точно, массированно, по конкретным точкам, с хорошими разведданными, практически каждый удар находит свою цель. Среди бойцов ИГ далеко не все — сумасшедшие фанатики, для них это послужило очень хорошим демотиватором: кто-то отказывается воевать, кто-то пытается оттуда выехать, а кто-то просто сидит на месте без желания нападать. Тем более что бойцы из игиловцев — никакие. Им бы подъехать на пикапах, пострелять — воюют как колумбийские наркобароны. Но противники террористов — еще более никакие бойцы. Наступление, которое сегодня идет на фронтах Сирии, успешно именно благодаря нашим авиаударам.

— Как вы расцениваете возможность создания государства Курдистан?

— Маловероятно. Максимум, что сможет сделать сирийский лидер Башар Асад — дать им широкую автономию, и они на нее согласятся. Может быть, не такую широкую, как они надеются, но отдельного государства им создать не дадут. Да и мы не заинтересованы превращать территорию Сирии и Ирака в несколько диких удельных княжеств — будет сделано все, чтобы эти страны сохранились.

— История получается затяжной?

— По-любому: мы же не будем влезать туда наземной армией. Мы участвуем ровно настолько, насколько надо. Если поначалу мы объясняли Западу и Америке, что есть правильно и неправильно, то теперь показали это на деле. Показали резко, и, как всегда, для них неожиданно. И дело не только в Сирии и даже не в том, что это один из немногих оставшихся регионов, где мы имеем влияние. Дело в глобальном противостоянии: сегодня мы показываем, кто есть кто.

— Как вы оцениваете замораживание конфликта в Донбассе?

— Это, наверное, оптимальный вариант, а то была полная неопределенность: ни «да», ни «нет» никто не говорил. Сейчас мы еще немного продвинемся в своих геополитических позициях, разберемся с Сирией, сделаем некоторые другие дела, а потом в любой момент сможем разморозить конфликт на Юго-Востоке Украины — сразу до границ областей. К тому же никто не отменял «работу» с другими областями Украины. Как в Сирии: «Прошли немного вперед, закрепились, затем еще немного вперед» — так же будет и во всей нашей внешней политике.

Источник: http://ura.ru/articles/1036266238

wod-1958.livejournal.com

Кто и как вербует россиян на войну в Сирии

Скрывать уже нет смысла: на кадрах видеороликов в Интернете отчетливо видны русские надписи на жилых домах в полыхающей Сирии.

Чужая война

Как в Берлине 1945-го, вояки расписываются на зданиях чужих кварталов. «Русские бригады» («татарские», «чеченские») оставляют в Сирии свои автографы: когда краской, а когда – кровью.

Теперь это признано и на официальном уровне – на последнем совещании руководителей спецслужб директор ФСБ назвал цифру 200 россиян, которые участвуют в военных действиях в Сирии. Как наши попадают на эту войну? Довольно просто. Чтобы попасть на вербовочный пункт, не нужно даже выходить из своей собственной квартиры. В Интернете есть несколько пропагандистских сайтов. Главный – русскоязычная страница в фейсбуке Салмана Булгарского. На фото молодой человек в афганской национальной одежде на фоне роскошного современного бассейна. Диалог в комментариях (орфография сохранена): «Это по ходу бассейн башаровских богачей. – Ага. Сейчас наш. – Назло Жириновскому помойте там сапоги. – Экспроприируйте у экспроприаторов!» Чуть раньше, там же (1 мая с помощью мобильного): «Подбито 2 танка в северной области Хама. Блок-пост аль-Мугаер».

Ниже (фото погибшего. 11 мая): «Могила русского брата. Учился в Йемене в Египте, воевал в Афгане, был в плену. Нашел свою шахаду Шаме, близ Алеппо. За несколько дней до этого мы тепло общались с ним, давно не виделись. За день до боя просил сфотографировать его тело и ранение, отправить семье, будто чувствовал».

Для многих героев блога Булгарского «экстремальный тур» в горячую точку закончился трагически. Автор страшного сайта не скрывает своего лица, хотя настоящее его имя другое.

– Это уроженец Набережных Челнов, 33-летний Айрат Вахитов, – рассказал «Собеседнику» о «военном туроператоре» руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Раис Сулейманов. – Несмотря на довольно молодой возраст, у него богатая биография: после окончания медресе в Набережных Челнах он уехал в Афганистан воевать на стороне талибов, был взят в плен американцами и несколько лет провел в тюрьме для особо опасных террористов Гуантанамо. Российским дипломатам удалось вернуть его на родину, где его встречали практически как героя – в стране были сильны антиамериканские настроения. Вахитов взял себе новое имя – Салман Булгарский и стал выкладывать в ю-тубе видеозаписи своих проповедей о джихаде. Теперь у него – новая война, в Сирии, на стороне оппозиции. Но, как нам удалось узнать, сам Булгарский находится не в Сирии, а в соседней Турции, рядом с сирийской границей, через которую, очевидно, и переправляет добровольцев на войну.

Билет в один конец

На фото в своем блоге Салман Булгарский выглядит вполне благополучно – хорошо одет и вполне упитан. Его задача – находить и поставлять новые штыки для очередной арабской мясорубки. Экипировку и оружие, по некоторым данным, солдаты получают после перехода границы.

– В военных действиях в Сирии заинтересованы США, а их финансирование скорее всего идет не без участия Саудовской Аравии. Поэтому с бое­припасами там проблем нет. Но россияне, которые воюют в Сирии, – это не наемники, они не получают денег, это идеологически мотивированные люди, вовлеченные в политику. Как тот же Вахитов, который был узником США и антиамериканистом, а сейчас – фактически на одной стороне с ними.

– В Сирии воюют уроженцы Северного Кавказа с боевым опытом, оказавшиеся в России представители Средней Азии, а также радикализировавшаяся молодежь Поволжья – Татарстана, – считает Раис Сулейманов. – Ошибка – думать, что в радикалы попадает только неблагополучная молодежь. Вербовочная машина уже охватывает и представителей обычных семей. Как правило, все начинается с общения на сайтах, где идет пропаганда «справедливой войны». Это не только жажда экстрима – вое­вать едут убежденные люди, готовые тратить деньги, силы и здоровье за свои «ценности». В XIX веке молодежь шла в эсеры и становилась террористами за мечту о коммунизме, сейчас – за халифат.

Задача вербовочных сайтов – показать войну максимально героически и привлекательно. Вахитов-Булгарский пишет на своей странице (10 ноября 2012 года): «Первые мои дни в Сирии, начало лета, штурмом взята база ПВО асадитов на горе шейх Баракат близ села Дарат аль-Изза. Было взято 7 ЗУ-23 (зенитная установка. – Ред.), много припасов, убито 40 асадитов и ни одного шахида с нашей стороны. Не у всех штурмовавших было оружие. Штурм был ночью, фото сделано утром, на заднем плане тряпки с кровью асадитов и место ЗУ-23. На штурме участвовал Рустам Гелаев, сын Хамзата Гелаева, да примет Аллах их шахаду. Многие уже командиры больших групп. Это был переломный момент в войне в области Алеппо».

11 ноября 2012 года. Только фото: бассейн, в котором – вода, розовая от крови...

Игра в солдатики

Путь на фронт в ХХI веке выглядит так: доброволец едет в Турцию как обычный турист – имея на руках билет или тур, только вместо плавок и шлепанцев в его рюкзаке лежат камуфляж и солдатские ботинки. Дальше – отработанная схема: встреча с вербовщиком и переезд через границу.

Как рассказали «Собеседнику», скорее всего все «туристы на войну» перед Сирией оказываются еще в тренировочном лагере. С большой долей вероятности это – пакистанское село Дегон, которое находится в Северном Вазиристане, уникальной точке на карте мира, которая не контролируется никакими властями. Но навыков, полученных наспех, не хватает, и потери среди добровольцев очень большие. Весной правительственные СМИ Сирии сообщили о серьезных потерях в рядах «татарской» и «чеченской» бригад.

– На стенах в пригороде Дамаска, городе Дарайя, боевики оставляют символичные надписи: «Сегодня Сирия, завтра Россия!», «Молиться будем в твоем дворце, Путин!» – сообщил в своем заявлении глава Татарского общественного центра Рафис Кашапов. – Похожая история была в Сербии – всего за период с начала ноября 1992 года по конец мая 1993 года 200 русских добровольцев в Сербии воевали под лозунгом «Русские и сербы – братья навеки!» Возвращаясь в Россию, они рассказывали о своих «подвигах» на центральных телеканалах. Да, несомненно, они «герои». Почему? Потому что они славяне. А если из Сирии начнут возвращаться мусульмане, их ждет тюрьма.

– По российским законам участие в военных действиях в других странах не запрещено, если эти действия не направлены против России, – говорит Сулейманов. – Но не нужно забывать, что это люди с реальным боевым опытом и определенным мировоззрением, которые могут доставить проблемы и в России. Об этом же задумываются и в других странах – в Сирии воюет настоящий интернационал – по 2–3 сотни бельгийцев, британцев и других граждан вполне благополучных государств. Для тех, кто вступил на тропу вой­ны, она так просто не заканчивается.

Читайте также:

Российская сирота в центре сирийской войны

Владимир Путин делает из войны в Сирии "русский Ирак"

 

 

 

sobesednik.ru

Как и зачем россияне едут добровольцами в Сирию: Общество: Россия: Lenta.ru

В последнее время в соцсетях появилось много групп и сообществ, где обсуждаются военные сводки с Ближнего Востока. Больше всего таких ресурсов во «Вконтакте»: поисковый запрос на слово «Сирия» выдает 1161 сообщество. Одна из главных тем участников: как уехать на войну. Большинство хотят знать, сколько будут платить. Но многие готовы воевать против исламистов бескорыстно. По какому принципу отбирают добровольцев? Кто эти люди, и много ли среди них авантюристов? В каких боях они принимают участие? Эти и другие вопросы «Лента.ру» адресовала военному рекрутеру сайта «Доброволец.орг», а также добровольцу, решившему перебраться из Новороссии на Ближний Восток.

«Лента.ру»: Много желающих поехать в Сирию?

Рекрутер Вадим: В день поступает 30-50 заявок. Из них реальных в лучшем случае одна.

Как отбираете людей? Есть ли ограничения по возрасту?

У нас обозначена нижняя возрастная планка — 23 года. Но людей младше 27, наверное, нет. Верхнюю возрастную границу мы не ставим. И в 55 лет человек может хорошо выполнять свою работу. Особенно, если она связана с обслуживанием высокотехнологичного оружия. Также мы отсеиваем конкретных националистов. И раньше их не брали — ни в Крым, ни в Новороссию. Проводим тестирование кандидатов на психологическое здоровье. Если человек — «дурачок», отсекаем его либо на этапе собеседования, либо после.

Требуются какие-то конкретные военные специальности? Каким кандидатам отдается предпочтение?

Главный критерий — наличие боевого опыта. К нам идут те, кто в Чечне воевал или в Новороссии. Также преимущество у имеющих высшее военное образование, знающих иностранные языки. Но сейчас мы временно приостановили набор, поскольку основной контингент набран. Наши люди занимаются работой с высокотехнологичным оружием. А его в Сирии не так много.

То есть россияне непосредственного участия в боевых действиях не принимают?

Участвуют в каких-то точечных спецоперациях. Но в основном они работают головой. А руками могут работать и местные. Высококвалифицированные кадры сирийской армии не дотягивают до наших рядовых специалистов. Тем же противотанковым комплексом можно по-разному управлять. Можно стрелять по людям, в чем нет никакого смысла. А можно применять его по назначению и сжигать коробочки.

Сколько добровольцев сейчас воюет в Сирии?

Не могу вам точно ответить. Но если грубо говорить, то речь идет о сотнях. А если по нашей организации, то мы переправили, скажем так, десятки.

Фото: группа «Доброволец.орг» «ВКонтакте»

Много ли времени занимает сам процесс отправки: от одобрения кандидатуры до переброски?

Зависит от наличия пакета документов у человека. Если военник на руках и есть действующий загранпаспорт, кандидат сразу отправляется на сборочный пункт на юг России. Там комплектуется группа. Потом они перебираются на второй пункт, где с ними проводятся брифинги, боевое слаживание. Мы рассказываем об особенностях климата, ландшафта. Действовать там, как, например, на Северном Кавказе или на Донбассе — не совсем уместно. Много времени эта «переподготовка» не занимает. Люди все опытные. Затем уже проводится переброска на место.

Российские добровольцы служат в отдельном батальоне или становятся частью сирийской армии?

Они непосредственно не подчиняются местным правительственным войскам, но работают в определенном взаимодействии.

Кандидаты за свой счет добираются до Сирии или вы это финансируете?

Все осуществляется за счет различных благотворительных фондов. Получают ли добровольцы зарплату — не могу сказать. Но у нас в объявлении о наборе подчеркивается, что люди набираются на безвозмездной основе.

Материалы по теме

12:32 — 13 октября 2015

Ими движет идеология?

Можно и так выразиться. Авантюристов по моим оценкам не более десяти процентов. По большей части у них какие-то патриотические соображения. От границ Сирии до границ России каких-то 650 километров. Не так далеко. В современных условиях — это полдня дороги. А если на самолете, еще меньше.

Правоохранительные органы вашей деятельности не препятствуют?

Мы не нарушаем законы Российской Федерации. Статус добровольца особый, под наемничество не попадает. Добровольное участие в военных действиях регламентировано еще в середине прошлого века Женевской конвенцией. Если грубо сформулировать: кто где хочет, там и воюет. Главное, чтобы доброволец не воевал в рядах незаконных формирований.

Депутаты Госдумы пообещали, что запретят набор добровольцев в Сирию.

В первую очередь это касалось людей, которые едут туда защищать какие-то частные интересы. Это коммерческие военные компании или что-то еще. Во время войны много криминала. Кто-то наверняка туда едет, чтобы расширить свой бизнес, захватив чужой. С этим надо бороться. Кто-то едет якобы для присоединения к правительственной коалиции, а на самом деле воюет за Исламское государство. У нас есть и такие. И их численность надо сократить максимально.

Если бойцам не понравится в Сирии, есть у них возможность вернуться?

Перед отправкой человек получает максимум информации. От него вообще ничего не утаивают. Поэтому я не припомню, чтобы люди раньше срока возвращались, хотя никто им в этом не препятствует. Была пара случаев, когда это происходило по семейным обстоятельствам. Но там действительно случались трагедии дома.

Как возникла ваша организация? Кто за ней стоит?

У нас модно говорить о необходимости создания гражданского общества. Мы считаем, что наш сайт и добровольческое движение — как раз и есть такая инициатива снизу, проявление гражданского общества. Среди нас самые разные люди — и с военным прошлым, и технические специалисты, и медики. На Сирию, кстати, приходится не больше пяти процентов наших проектов. Мы занимаемся ею только с этой осени. А вообще мы работаем с 22 февраля прошлого года. Первые наши добровольцы отправились в Крым, занимались там организацией отрядов самообороны. Затем принимали участие в штурме Харьковской администрации. Ну а после мы уже оказывали помощь вооруженным силам Новороссии.

Фото: группа «Доброволец.орг» «ВКонтакте»

Много ли в России организаций наподобие вашей?

Не встречал, но не исключаю, что какие-то группы есть. Главным образом авантюрные, для которых это своего рода туризм. На Донбассе таких было много. Приезжают. Все нарядные. Фотографируются на каком-нибудь колоритном фоне. Это объясняется тем, что в Донбасс и Сирию попасть достаточно легко.

«Лента.ру» побеседовала с российским добровольцем Олегом Медведевым, который рассказал о себе и о том, почему он готов бесплатно воевать хоть за Новороссию, хоть за Асада.

«Лента.ру»: Кто вы? Откуда?

Олег Медведев

Фото: страница Олега Медведева «ВКонтакте»

Медведев: Москвич в третьем поколении. Но сейчас уже больше года в Донецке воюю. Мне 50 лет. Но я в хорошей физической форме. Спортом занимаюсь. Участвовал в нескольких крупных боях. Например, штурмовали аэропорт, Марьинку. Есть награды.

Почему решили уехать из Донецка?

Тут закончилось уже все. Тишина. И непонятно, продолжатся ли военные действия.

Кто вы по профессии?

После армии почти 20 лет проработал в Москве частным детективом. Никакого отношения к полиции не имел. Просто сам пришел к этому. Расследовал в основном дела, связанные с мошенничеством. Год назад уехал в Крым. А потом у меня был выбор: либо жить в Гоа, либо на Донбасс. Добирался сюда сам. Здесь я чувствую, что занимаюсь настоящим делом. Но сейчас в меньшей степени. Мало драйва.

В Сирии вы хотели бы воевать за деньги?

Нет. За материальным не гонюсь. В Донецке платят, но мало. Еле-еле расходы на сигареты покрывает. Да и то: я там с августа, а первые деньги в феврале получил. Не в деньгах счастье.

Материалы по теме

14:52 — 6 октября 2015

Привлекает опасность?

Это играет не последнюю роль.

Не боитесь голову сложить?

Только идиоты не боятся. До сих пор помню свой первый обстрел в Донецке. Было ужасно. Эти звуки до сих пор стоят в ушах. Если кто скажет, что ему не страшно, смело плюйте в лицо.

Близкие приняли ваш выбор?

У меня их мало. Отец в Крыму и дочь в Москве. Домой, конечно, зовут. Но я пока не хочу. А вы не поможете мне в Сирию попасть?

lenta.ru

Призывники в Сирии в 2019 году

9 января 2019 года вступили в силу поправки в закон «О воинской обязанности и военной службе». Если раньше под исполнением обязанностей военной службы имелись ввиду «участия в боевых действиях, выполнения задач в условиях чрезвычайного положения и военного положения, а также в условиях вооруженных конфликтов» и ряд других действий, то теперь к ним добавилось еще одно: «участие в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности либо пресечению международной террористической деятельности за пределами территории Российской Федерации».

Что это значит? Фактически с 9 января 2019 года любой военнослужащий, в том числе призывник, обязан участвовать в антитеррористической деятельности за пределами России, например, в Сирии в случае, если поступит такой приказ.

Сегодня многих ребят и их родителей волнует вопрос, будут ли призывники служить в Сирии, на российских военных базах?

Согласно ч. 3, ст. 2 Положения о порядке прохождения военной службы призывники могут быть направлены для участия в боевых действиях после 4 месяцев службы.

Однако из поправок к Федеральному закону следует, что «антитеррористическая деятельность» и «участие в боевых действиях» - это раздельные виды исполнения обязанностей военной службы, следовательно, вышеуказанный минимальный срок службы в 4 месяца может не распространяться на «деятельность по пресечению международной террористической деятельности за пределами территории Российской Федерации».

Краткосрочные контракты для призывников

Одновременно с перечисленными поправками в законодательство внесены изменения о минимальном сроке контрактной службы для призывников. До этих изменений призывник мог заключить контракт сразу после прохождения службы по призыву минимум на 1 год.

Теперь, если призывник желает принять участие в пресечении террористической деятельности за пределами России, то с ним в последний месяц службы может быть заключен контракт на срок от 1 до 12 месяцев. Такие юноши будут направлены для участия в контртеррористической миссии в Сирию и другие регионы мира.

Если для обычного «контракта» устанавливается испытательный срок в 3 месяца, во время которого будет проверена готовность военного к службе, то для краткосрочных контрактов (участие в спецоперациях) испытание не требуется – все годны по умолчанию.

Есть вероятность проведения «бесед» с призывниками в конце службы о том, что необходимо проверить полученные в армии навыки в реальных боевых условиях, например, в операции в Сирии: «Слетаете всего лишь на 3 месяца – детский сад, все будет нормально». Некоторые юноши могут отправиться «за компанию» с сослуживцами и тоже заключить контракт. Других ребят могут привлечь денежные выплаты контрактникам.

Так юноши-призывники могут по собственному желанию оказаться не дома с родственниками, а в регионе проведения боевых действий. Отказаться от подписанного контракта будет невозможно.

Потери среди призывников засекречены

Указом Президента РФ от 28 мая 2015 года в перечень сведений, отнесенных к государственной тайне, внесены «сведения, раскрывающие потери личного состава в военное время, в мирное время в период проведения специальных операций».

Это значит, что информация о погибших военнослужащих и обстоятельства их гибели засекречены, и люди, раскрывшие эту информацию, будут привлечены к уголовной ответственности по статье «Государственная измена» (от 12 до 20 лет тюрьмы).

Таким образом, мы не узнаем, сколько российских солдат погибло в контртеррористической операции в Сирии и других спецоперациях.

Как получить освобождение от призыва?

Сегодня существует целый перечень причин, по которым юношей освобождают от армии. Одна из самых распространенных причин – освобождение от призыва по здоровью: плоскостопие, гастрит, язва, сколиоз и еще несколько сотен заболеваний, - основания для освобождения.

Мы организуем медицинское обследование в большинстве городов России и оказываем юридическое сопровождение до законного получения военного билета. Уже несколько тысяч призывников получили освобождение от армии с нашей помощью. Записаться на бесплатную консультацию можно ЗДЕСЬ.

safebilet.ru

Как воюют в Сирии российские добровольцы :: Общество :: Дни.ру

Эксперты высоко оценивают профессионализм российских добровольцев, воюющих с террористами в Сирии. Бойцы из группы Вагнера помогают армии Башара Асада выполнять сложные боевые задачи в условиях пустыни.

Группу Вагнера называют организацией очень высокого уровня, которая на основе тщательного отбора привлекает к своей работе исключительно профессионалов военного дела. Их помощь правительственным войскам Сирии сложно переоценить.

По мнению завкафедрой политологии РЭУ имени Плеханова Андрея Кошкина, группу Вагнера стоит рассматривать в той же плоскости, что и многочисленные иранские, курдские и другие подразделения, которые оказывают помощь подразделениям Башара Асада. "Выполняя боевые задачи в рамках общей тактики и стратегии сирийской армии, координируя свои действия с другими правительственными подразделениями, бойцы ЧВК выполняют одну из важнейших задач этой войны – физически уничтожают живую силу боевиков", – говорит эксперт.

Он считает, что добровольцы Роман Заболотный и Григорий Цуркану, которых взяли в плен боевики "Исламского государства*" (запрещено в России), показали себя мужественными людьми и настоящими воинами. "Находясь в плену, они не принимают точку зрения боевиков, стоят на своем. Это высоко выдержанные люди, это – кремень. Воевать против такого зла, как "ИГ*", – это почетно, и не каждый может ему противостоять", – подчеркнул Кошкин.

Попасть в группу Вагнера могут исключительно люди с реальным боевым опытом и высокими моральными качествами. Такой высокий порог отбора обусловлен важностью выполнения задач, риском и самой высокой ценой ошибки.

"Подразделения ЧВК не хотят нести потери из-за непрофессионализма тех, кого они взяли. Ведь это огромный риск, если с тобой – человек, не отвечающий требованиям, если он испугается, откажется выполнять задачу", - заключил эксперт.


Очевидно, что в группе Вагнера при столь жестких условиях большой процент отсеянных – людей, которым по тем или иным причинам было отказано в приеме. Некоторых увольняют по негативным моментам – трусость или несоблюдение жестких правил. Эксперты считают, что информационные нападки на группу Вагнера связаны с несостоявшимися участниками. Политолог Александр Асафов назвал атаки в СМИ на бойцов ЧВК несправедливыми.

"Информационные атаки основаны на том, что у ЧВК в России нет правового статуса, они нацелены на то, чтобы показать некую незаконность участия подобных организаций в военных конфликтах. Многие страны это используют, и ни у кого нет никаких негативных коннотаций. А так как Россия находится под информационной атакой, через этот фактор пытаются нанести ущерб", – сказал эксперт.

Уровень оснащения частных военных компаний заметно отличается от стандартного вооружения подразделений сирийской армии и соответствует уровню выполняемых бойцами задач, отметил Александр Асафов.

"В сознании критиков ЧВК всегда прослеживается, что они будто воюют каким-то запрещенным или контрабандным оружием. Нет – это все приобретается в рамках открытых коммерческих сделок. Конечно, у них оснащение на порядок лучше, чем у регулярной армии", – сказал эксперт.

Очевидно, что правовой статус частных военных компаний в ближайшем будущем будет определен, что позволит избежать различных домыслов в этой сфере. Тем более, что бойцы ЧВК воюют не только в Сирии, они выполняют разную работу – от сопровождения судов, следующих через Аденский залив рядом с берегом Сомали, где орудуют пираты, до охраны объектов в Африке и странах Юго-Восточной Азии. Пока же ясно одно – Россия  получила уникальный опыт использования ЧВК в решении своих задач за рубежом.

dni.ru

Как и зачем россияне едут добровольцами в Сирию

В последнее время в соцсетях появилось много групп и сообществ, где обсуждаются военные сводки с Ближнего Востока. Больше всего таких ресурсов во «Вконтакте»: поисковый запрос на слово «Сирия» выдает 1161 сообщество. Одна из главных тем участников: как уехать на войну. Большинство хотят знать, сколько будут платить. Но многие готовы воевать против исламистов бескорыстно. По какому принципу отбирают добровольцев? Кто эти люди, и много ли среди них авантюристов? В каких боях они принимают участие? Эти и другие вопросы «Лента.ру» адресовала военному рекрутеру сайта «Доброволец.орг», а также добровольцу, решившему перебраться из Новороссии на Ближний Восток.

«Лента.ру»: Много желающих поехать в Сирию?

Рекрутер Вадим: В день поступает 30-50 заявок. Из них реальных в лучшем случае одна.

Как отбираете людей? Есть ли ограничения по возрасту?

У нас обозначена нижняя возрастная планка — 23 года. Но людей младше 27, наверное, нет. Верхнюю возрастную границу мы не ставим. И в 55 лет человек может хорошо выполнять свою работу. Особенно, если она связана с обслуживанием высокотехнологичного оружия. Также мы отсеиваем конкретных националистов. И раньше их не брали — ни в Крым, ни в Новороссию. Проводим тестирование кандидатов на психологическое здоровье. Если человек — «дурачок», отсекаем его либо на этапе собеседования, либо после.

Требуются какие-то конкретные военные специальности? Каким кандидатам отдается предпочтение?

Главный критерий — наличие боевого опыта. К нам идут те, кто в Чечне воевал, или в Новороссии. Также преимущество у имеющих высшее военное образование, знающих иностранные языки. Но сейчас мы временно приостановили набор, поскольку основной контингент набран. Наши люди занимаются работой с высокотехнологичным оружием. А его в Сирии не так много.

То есть россияне непосредственного участия в боевых действиях не принимают?

Участвуют в каких-то точечных спецоперациях. Но в основном они работают головой. А руками могут работать и местные. Высококвалифицированные кадры сирийской армии не дотягивают до наших рядовых специалистов. Тем же противотанковым комплексом можно по-разному управлять. Можно стрелять по людям, в чем нет никакого смысла. А можно применять его по назначению и сжигать коробочки.

Сколько добровольцев сейчас воюет в Сирии?

Не могу вам точно ответить. Но если грубо говорить, то речь идет о сотнях. А если по нашей организации, то мы переправили, скажем так, десятки.


 Фото: группа «Доброволец.орг» «ВКонтакте»

Много ли времени занимает сам процесс отправки: от одобрения кандидатуры до переброски?

Зависит от наличия пакета документов у человека. Если военник на руках и есть действую

vestirossii.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о