Операции кгб – Самые громкие спецоперации КГБ за рубежом

Операция КГБ по защите Эймса

Ветераны помнят, что в свое время КГБ СССР активно боролось с таким явлением как «инициативники» — когда советский гражданин, обладающий секретной информацией инициативно выходил на разведку противника с целью выдачи ей секретов. Это было крайне редко и все же такие отщепенцы могли нанести серьезный урон нашей обороноспособности, что и показывали конкретные дела разоблачения предателей.

Для борьбы с этим явлением КГБ предпринимало комплекс мер, в том числе, дезинформация с использованием подставленных под разведку ложных «инициативников» и компрометация этого канала в глазах иноразведок. Об одной из таких операций, преследующих наряду с этой целью и защиту нашего суперагента в ЦРУ рассказывает статья, опубликованная в журнале Национальная оборона.

Беглец под прикрытием

В 1985 году КГБ СССР провел филигранную операцию, призванную отвлечь внимание американцев от советского «суперкрота» в ЦРУ

В полдень 1 августа 1985 г. Гарднер Гас Хэттавэй, глава подразделения контрразведки в Лэнгли, получил срочную телеграмму из резидентуры ЦРУ в Италии. В то утро в американское посольство в Риме явился полковник Юрченко Виталий Сергеевич и объявил о своем желании работать на Соединенные Штаты.

Хэттавэй полистал свой рабочий блокнот и удовлетворенно хмыкнул: недавняя должность перебежчика впечатляла – с 1982 г. Юрченко являлся заместителем начальника 1-го (американского) отдела ПГУ КГБ (внешняя разведка), где планировались разведывательные операции на территории США и Канады. Ничего себе улов! Таких размеров «золотая рыбка» со времен полковника Пеньковского еще не попадала в американские сети!

В тот же день, поздно вечером, Хэттавэй получил еще одну телеграмму из Рима. Юрченко сообщил, что шестью месяцами ранее в Вене некий американец вышел на местную резидентуру КГБ и передал имена нескольких советских граждан, работавших на ЦРУ. Сам Юрченко никогда не встречался с этим инициативником, но знал, что тот некоторое время работал в ЦРУ и был уволен накануне командировки в Москву.

Хэттавэй понял, что речь идет об Эдварде Ли Говарде.

«ЧИСТАЯ ЛАЗЕЙКА»

В 1977 г. Хэттавэй, возглавив московскую резидентуру ЦРУ, обратил внимание, что его офицеры лишены возможности покидать здание посольства незамеченными. Всякий раз за ними увязывалась «наружка». В то же время «чистые» дипломаты, занимавшие невысокие должности, могли беспрепятственно передвигаться, куда им вздумается.

Ларчик открывался просто. КГБ задолго до приезда любого цэрэушника в Москву располагал на него исчерпывающей информацией: будучи в зрелом возрасте – 40-45 лет, он успевал побывать в других странах, а значит, «засветиться».

Проект Хэттавэя «Чистая лазейка» и участие в нем разведчиков «глубокого прикрытия» состоял в том, что сотрудника, ранее не работавшего за границей по линии разведки, вычислить намного сложнее. Особенно, если он молод – не более 30 лет – и если он не станет участвовать в «играх» своих коллег и посещать помещения резидентуры, а весь рабочий день заниматься чисто посольскими делами.

Согласно задумке Хэттавэя, разведчик «глубокого прикрытия», выходя на задание, обязан действовать как призрак: молниеносно появиться в нужном месте в нужное время и молниеносно исчезнуть. О его принадлежности к разведке могли быть осведомлены только в Лэнгли, резидент и посол США в Москве.

«Чистая лазейка» была успешно апробирована, и на смену первопроходцу решено было послать следующего молодого офицера – Эдварда Ли Говарда. Поскольку трудно прогнозировать, с какими обстоятельствами ему придется столкнуться в Москве, его тщательно проинформировали обо всех операциях, проводимых американской резидентурой, и о наиболее ценных агентах, в числе которых был и «Сфиэ» – Адольф Толкачев, ведущий конструктор сверхсекретного Всесоюзного НИИ «Фазотрон».


Ориентировка ФБР на Эдварда Ли Говарда.

Однако в московские окопы «холодной войны» Говард не попал – в апреле 1983 г. тест на полиграфе показал, что он лгал об употреблении в недалеком прошлом психотропных препаратов и о чрезмерном увлечении алкоголем. Его отвели от поездки в СССР и в мае уволили из ЦРУ без объяснения причин, разрушив, таким образом, его мечту детства – стать национальным героем США.

В августе 1983 г. в наше консульство в Вашингтоне поступило заявление от Говарда о выдаче ему туристической визы для поездки в СССР. В конверт он вложил письмо с просьбой о встрече с представителем КГБ для передачи сведений, которые представляют интерес для советской стороны. Местом встречи он обозначил здание Капитолия в Вашингтоне – довольно смелый шаг, учитывая предполагаемый характер встречи, но не такой уж и безрассудный, если иметь в виду, что контрразведчики из местного отделения ФБР вряд ли заподозрят, что осмотрительный сотрудник КГБ предпочтет для встреч со своим агентом эту кишащую людьми туристическую Мекку.

Однако руководство вашингтонской резидентуры КГБ, опасаясь попасть в ловушку ФБР, приняло решение не рисковать и на встречу не выходить. Тем более что если бы ФБР раскрыло вербовочную акцию русских в священном для американцев месте – здании Конгресса, вал протестов и негодования внутри страны был бы неизбежен.

 

Адольф Толкачев за 30 секунд до задержания. 9 июня 1985 г.

Год спустя после попытки Говарда установить контакт с КГБ московский Центр дал «добро» на встречу с ним. Оказалось, сделать это непросто.

В феврале 1984 г., во время ссоры в баре, Говард выхватил пистолет и выстрелил в потолок. Суд признал его виновным, но ограничился условным сроком и подпиской о невыезде. Эдвард переехал в Санта-Фе и устроился экономистом в законодательном собрании штата Нью-Мексико. Но так и не смог побороть в себе обиду на ЦРУ.

Когда сотрудники вашингтонской резидентуры КГБ нашли новый адрес Говарда и напомнили о его письме, он с энтузиазмом принял предложение о сотрудничестве и о встрече со своим возможным оператором.

21 сентября 1984 г. Говард, нарушив подписку о невыезде, переступил порог советского консульства в Вене, встретился с указанным ему человеком и сообщил информацию об операции «Чистая лазейка»; о разведчиках «глубокого прикрытия»; о Толкачеве и его усилиях по добыче сведений о бортовых радарах самолетов ВВС СССР.

Говард не был бы американцем, если бы за услугу не потребовал денег. Заявил, что готов довольствоваться ничтожными $150?000.

Сделка состоялась – Эдвард стал обладателем требуемой суммы, КГБ – информации особой важности.

Говард полагал, что сделка носила единовременный характер, но в Москве считали по-другому. И хотя контракт не был оформлен письменным договором о взаимных обязательствах, Комитет госбезопасности не собирался в дальнейшем отказываться от услуг добровольного информатора, постоянно держа его в поле зрения. Скоро у него появится возможность в этом убедиться.

Получив наводку от Говарда, наши контрразведчики изучили абонентские карточки Толкачева в секретной библиотеке Всесоюзного НИИ «Фазотрон». Играть, так уж играть по-крупному, решили в КГБ СССР. Прежде всего, надо было превратить Толкачева в канал продвижения противнику внешне заманчивых, но по сути тупиковых идей. Таким образом, мы бы сумели заставить американцев распылить материальные ресурсы и научный потенциал.

 

Джеймс Джезус Энглтон.

Планируя использовать «Сфиэ» в своих целях, КГБ исходил из того, что Толкачев за время обслуживания заокеанских хозяев заслужил их доверие и приучил к употреблению изысканных яств – сверхценных сведений. Поэтому его хозяева проглотят и другие, но уже заготовленные на «кухне» КГБ.

С октября 1984 г. по июнь 1985 г. Толкачев снабжал ЦРУ именно такими сведениями – состряпанными по рецепту КГБ в секретных лабораториях филиалов НИИ «Фазотрон».

На американских ученых, работавших над тем, как противостоять советским ВВС, обрушился шквал информации. Им потребовался не один год, чтобы сделать заключение, что калейдоскоп данных, полученных от «Сфиэ», – всего лишь миражи, уводящие от магистрального пути. На корректировку данных, попавших в корпорацию Northrop  стараниями Комитета госбезопасности, американцы затратили около восьми лет.

Получив сигнал в отношении Эдварда Ли Говарда лично от директора ЦРУ, Федеральное бюро расследований занялось поиском доказательной базы для его ареста. За домом Говарда было установлено негласное наблюдение, что не осталось незамеченным экс-цэрэушником.

19 сентября 1985 г. три сотрудника ФБР, не сумев добыть доказательств вины Говарда, кроме заявления директора ЦРУ, пошли напролом – в течение восьми часов допрашивали его в надежде вырвать признание. Тщетно, ибо озлобившийся Говард все отрицал.

Поддержка фэбээровцам пришла с совершенно неожиданной стороны. 20 сентября ТАСС со ссылкой на информацию, поступившую из Комитета госбезопасности СССР, передало сообщение об аресте Адольфа Толкачева и его признании в шпионаже в пользу Соединенных Штатов Америки.

Эдвард, не дожидаясь окрика «с вещами на выход», сумел оторваться от фэбээровцев, следивших за домом, и вместе с женой на своем авто помчался за город. За одним из поворотов он «катапультировался» из машины, сделав это так, как если бы был в Москве и двигался на явку с агентом. Жена тут же усадила рядом с собой заранее приготовленную куклу.

Трюк сработал, и Говард через несколько часов оказался в советском консульстве в Нью-Йорке, откуда тайно, через Данию и Финляндию, был благополучно доставлен в Москву.

 

«КРАСНАЯ СЕЛЕДКА» И ОГОЛЕНИЕ СЕКРЕТОВ

 

Но вернемся к Юрченко. На военно-транспортном самолете он был доставлен из Италии в США. По распоряжению директора ЦРУ ему было назначено пожизненное жалованье в размере $70 тыс. в год. Он также получил в личное пользование двухэтажный меблированный коттедж в парковой зоне Вашингтона.

После того, как были урегулированы финансовые и бытовые вопросы, перебежчика подвергли детальному опросу. На удивление цэрэушников, он, взяв инициативу в свои руки, ошарашил их объемом ценнейшей информации.

Так, он рассказал о ходе расследования причин предательства Олега Гордиевского. Раскрыл американцам планы КГБ по созданию на территории Западной Европы тайников и секретных складов с оружием на случай возникновения чрезвычайных ситуаций, например, при объявлении всеобщей воинской мобилизации. Подтвердил догадки ЦРУ об использовании «шпионской пыли», которую сотрудники наружного наблюдения КГБ в Москве наносят на одежду американских дипломатов и обивку салонов их автомобилей для выслеживания контактов из числа советских граждан. Кроме того, Юрченко подробно рассказал цэрэушникам о секретной лаборатории КГБ по изготовлению смертельных ядов. Еще один секрет Полишинеля…

На вопрос о существовании в американском разведсообществе советских «кротов» Юрченко рассказал, что в январе 1980 г. в вашингтонской резидентуре принял какого-то рыжебородого американца, представившегося  аналитиком из Агентства национальной безопасности (АНБ). Цэрэушники вместе с контрразведчиками из ФБР составили список подозреваемых лиц. Он состоял из 580 фамилий. Методом отсева удалось выйти на «рыжебородого». Им оказался Рональд Уильям Пелтон (подробнее о деле Пелтона см. журнал «Национальная оборона» №8/2011).

Вся эта информация не должна бала оставить у сотрудников  ЦРУ сомнений в его искренности. Правда, рассказывая о предательстве Говарда, он исказил дату его появления в венской резидентуре КГБ, чтобы американцы не догадались, что Толкачев почти год работал под нашим контролем. Юрченко играл беспроигрышно, так как ему было известно, что и Говард, и Пелтон находятся под опекой КГБ и их, случись что, ожидает теплое убежище в СССР.

Никогда КГБ не заходил так далеко, сознательно выкладывая противнику свои секреты. Руководство ЦРУ не могло не поверить Юрченко, ибо никогда не получало столько достоверной информации сразу из уст одного источника.

Зачем нужен был этот камуфляж?

 

Олдрич Эймс. Фото: MARK WILSON /АР.
Читать так же:тРР

В 1960-е гг. бывший начальник контрразведки в Лэнгли Джеймс Джезус Энглтон, страдавший манией преследования, внушил своему руководству, что ЦРУ нашпиговано «кротами» КГБ. В каждом новом перебежчике Энглтон подозревал «подставу» советских спецслужб.

В этом смысле показателен казус с Юрием Носенко, сотрудником КГБ, который в 1964 г. попросил политическое убежище в США, и в качестве аванса выдал систему прослушивания американского посольства в Москве. Однако по настоянию Энглтона, заподозрившего в Носенко «подставу» КГБ, изменник подвергся изнурительным допросам и тестированию на полиграфе. И нигде-нибудь, а в тюрьме, где в общей сложности провел  четыре  года!

С тех пор лексикон отечественных спецслужб пополнился выражением «носенский казус», что означает перебежчик-горемыка, предатель-неудачник.

Именно для того, чтобы исключить повторение «носенского казуса» в случае с Виталием Юрченко, Комитету и пришлось пойти на беспрецедентное оголение своих секретов, поскольку на карту были поставлены приоритеты чрезвычайной важности, которые по своей ценности многократно превосходили и Говарда, и Пелтона, и «шпионскую пыль», и лаборатории по изготовлению ядов вместе взятые.

Операция «Красная селедка» (red herring) (на жаргоне американских спецслужб – операция по дезинформации, отвлекающий маневр), материализованная в облике Виталия Юрченко, основной своей целью имела прикрытие нашего суперагента Олдрича Эймса. Достаточно сказать, что к моменту появления Юрченко в штаб-квартире ЦРУ, Эймс представил в КГБ сведения на десяток старших офицеров КГБ и ГРУ, работавших в пользу США. Такой ценный источник стоил того, чтобы печься о его сохранности, не считаясь с затратами. Ведь ущерб от передачи сведений, наносящих ущерб безопасности СССР выданными Эймсом «кротами», вообще не поддается какой-либо оценке, поскольку невозможно сказать, сколько стоит сама безопасность! А с помощью Олдрича Эймса нам удалось перекрыть опасные каналы утечки жизненно важной для безопасности СССР и Российской Федерации информации.

Свидетельствует заместитель резидента КГБ по контрразведке в Вашингтоне Виктор Черкашин:

«После всего случившегося ЦРУ так и осталось в неведении, был ли в действительности Юрченко самой крупной добычей, которую Управлению удалось поймать в сети за десятилетия, прошедшие со времени предательства полковника Пеньковского, или беглец являлся агентом-двойником русских? ЦРУ потратит годы, тщательно анализируя все поднятые по делу Юрченко материалы, пытаясь выяснить, насколько и в каких объемах можно доверять полученной от него информации, а также установить, был ли он целенаправленно внедрен советской разведкой, чтобы во время неизбежных допросов собрать сведения о деятельности ЦРУ и ФБР. Было выдвинуто много версий, почему вообще советская разведка предприняла эту операцию, и не являлось ли раскрытие Юрченко некоторых сведений оперативной необходимостью для сокрытия более важной информации.

 

Олдрич Эймс в момент задержания.

Трудно сказать, как много американцев поверило в историю похищения Юрченко, но его возвращение домой подмочило репутацию ЦРУ. В американском обществе бытовало мнение: либо Управление стало жертвой операции лжи, блестяще проведенной офицером советской разведки, либо оно бездарно позволило ускользнуть одному из самых важных перебежчиков.

Президент США Рейган так охарактеризовал замешательство Америки по делу Юрченко: «Я считаю, что любой американец может быть озадачен действиями человека, который мог бы жить в Соединенных Штатах, но почему-то вернулся в Россию».

Как бы там ни было, самый важный результат проведенной операции с Юрченко в главной роли состоял в том, что, вынудив ЦРУ и ФБР бесконечно долго выяснять причины случившегося с ними казуса, а также суматоха поднятая возвращением «беглеца» в Союз, отвлекли их на продолжительное время от разоблачения Эймса», – подводит итог Черкашин.

 

В МОСКВУ, В МОСКВУ!

 

В субботу 2 ноября 1985 г. Виталий Юрченко и молодой сотрудник ЦРУ Том Хеннен, сопровождавший беглеца для предотвращения возможных актов возмездия со стороны КГБ, отправились в фешенебельный район Вашингтона, чтобы пообедать в ресторане Au Pied du Cochon, славившемся изысканной французской кухней. Кстати, сегодня перед входом в ресторан висит мемориальная доска с текстом: «Здесь 2.11.1985 г. состоялась Последняя вечеря Виталия Юрченко».

Покончив с десертом раньше телохранителя, Юрченко не спеша вытер губы крахмальной салфеткой, рассеянно оглядел полупустой зал и тихо сказал: «Меня что-то подташнивает… Вы не будете возражать, если я выйду из зала и подожду вас на свежем воздухе?»

«Вы вольны в выборе места, которое вернет вас в нормальное состояние», – ответил Хеннен.

Через несколько минут телохранитель, почуяв неладное, бросился на поиски Юрченко, но вскоре понял, что опоздал.

4 ноября 1985 г. в советском посольстве в Вашингтоне в преддверии расширенной пресс-конференции царило необыкновенное оживление. Еще бы! Сотрудник КГБ, тремя месяцами ранее переметнувшийся к американцам, намерен вернуться на Родину!

Юрченко сообщил собравшимся, что ЦРУ похитило его в Риме и три месяца накачивало наркотиками, чтобы сломить волю и добиться выдачи государственных тайн.

Походя, оратор сначала выставил на всеобщее посмешище директора ЦРУ Уильяма Кейси, заявив, что тот вечно пьян и никогда не застегивает ширинку. Затем в истеричном тоне, переключаясь с английского на русский и обратно, поименно, одного за другим, обвинил всех своих «тюремщиков» – начальника отдела СССР и стран Восточной Европы ЦРУ Гербера, работавших с ним следователей и других высокопоставленных чиновников из разведсообщества США, имевших отношение к его делу, за исключением одного – Олдрича Эймса.

Это был явный промах, на который руководители ЦРУ, следившие за телетрансляцией, хотя и обратили внимание, но расценили по-своему. Им было известно, какое деятельное участие в судьбе перебежчика принимал их коллега, поэтому тот факт, что Юрченко не упомянул его имени в связи со скандалом, было воспринято ими как выражение общечеловеческой благодарности.

В Лэнгли были в шоке от твердого решения Юрченко вернуться в Советский Союз. Прикормленные ЦРУ издания развернули широкую кампанию в прессе с целью полностью скомпрометировать «дважды беглого» в глазах Москвы. В публикациях смаковались его панибратские отношения с главами ЦРУ и ФБР, подробно живописались все выданные им секреты.

Виталий Сергеевич Юрченко по возвращении в Союз был награжден высшей ведомственной наградой КГБ СССР – знаком «Почетный сотрудник госбезопасности» и… отправлен на заслуженную пенсию.

Эдвард Ли Говард незадолго до развала Советского Союза стал добиваться разрешения на выезд в какую-нибудь спокойную цивилизованную страну. Распоряжением горе-председателя КГБ Бакатина его отправили в Венгрию.  Как только Говард ступил на венгерскую землю, американская администрация предприняла серию попыток заполучить его живьем. Под давлением США венгерские власти вынуждены были выслать его из страны, и в декабре 1991 г. он оказался в Швеции. Но и там спокойной жизни у него не получилось. В августе 1992 г. он был арестован по подозрению в шпионаже. А в сентябре, когда дело было закрыто, шведские власти депортировали Говарда в Россию. Вновь оказавшись на «малой родине», Говард с семьей занял просторную квартиру в Москве и в 2001 г. он открыл свой бизнес, став владельцем небольшой страховой компании.

 

Игорь АТАМАНЕНКО

Национальная оборона №11 ноябрь 2014

Справка:

Олдрич Хейзен Эймс — бывший начальник контрразведывательного подразделения ЦРУ, начальник советского отдела управления внешней контрразведки ЦРУ, на протяжении девяти лет являвшийся советским агентом.

uvkr.ru

Самые громкие спецоперации КГБ за рубежом

Освобождение заложников "Хезболлы"

30 сентября 1985 года в Бейруте были захвачены четверо сотрудников советского посольства (двое из них - кадровые сотрудники КГБ Валерий Мыриков и Олег Спирин).  Захват происходил «по классике»: блокировка машин, черные маски, стрельба, угрозы. Сотрудник консульского отдела Аркадий Катков попробовал оказать сопротивление, но один из нападавших остановил его пулеметной очередью.

Ответственность за захват взяла на себя ливанская группировка «Силы Халеда Бин аль-Уалида», однако бейрутская резидентура КГБ установила, что истинными организаторами захвата являлись шиитские фундаменталисты «Хезболлы» и палестинские активисты ФАТХа. Также поступила информаиция о том, что захват советских дипломатов был согласован с радикальными представителями духовенства Ирана, а террористы получили благословение религиозного лидера «Хезболлы» шейха Фадлаллы.

Захват имел политические цели. «Хезболла» хотела заставить Москву оказать давление на Сирию чтобы её правительство отказалось от операции по зачистке подконтрольных ФАТХу и «Хезболле» территорий в Триполи и Бейруте.

Несмотря на то, что Москва выполнила почти все требования террористов, заложников не спешили возвращать.  В 6 томе книги «Очерки истории российской внешней разведки» указывается, что Центр предложил своему резиденту в Бейруте встретиться с тогдашним духовным лидером «Хизбаллы» и оказать на него давление. Встреча состоялась, резидент пошел ва-банк и сказал, что «СССР проявил максимум терпения, однако может перейти к серьезным действиям».

До аятоллы донесли мысль, что если советских заложников не отпустят, то случайная советская ракета (например, СС-18) может случайно угодить в шиитскую святыню – иранский город Кум или ещё куда-нибудь во время полуденной молитвы. Аятолла задумался, а потом сказал, что надеется с помощью Аллаха освободить заложников.

Бейрутской резидентурой КГБ также были завербованы несколько представителей ближайшего окружения Имада Мугния (он руководил захватом), а также арестованы несколько его родственников. Массированное психологическое давление оправдалось: по прошествии месяца после захвата советские дипломаты оказались на свободе.

russian7.ru

Самые громкие спецоперации КГБ за рубежом

Освобождение заложников "Хезболлы"

30 сентября 1985 года в Бейруте были захвачены четверо сотрудников советского посольства (двое из них - кадровые сотрудники КГБ Валерий Мыриков и Олег Спирин).  Захват происходил «по классике»: блокировка машин, черные маски, стрельба, угрозы. Сотрудник консульского отдела Аркадий Катков попробовал оказать сопротивление, но один из нападавших остановил его пулеметной очередью.

Ответственность за захват взяла на себя ливанская группировка «Силы Халеда Бин аль-Уалида», однако бейрутская резидентура КГБ установила, что истинными организаторами захвата являлись шиитские фундаменталисты «Хезболлы» и палестинские активисты ФАТХа. Также поступила информаиция о том, что захват советских дипломатов был согласован с радикальными представителями духовенства Ирана, а террористы получили благословение религиозного лидера «Хезболлы» шейха Фадлаллы.

Захват имел политические цели. «Хезболла» хотела заставить Москву оказать давление на Сирию чтобы её правительство отказалось от операции по зачистке подконтрольных ФАТХу и «Хезболле» территорий в Триполи и Бейруте.

Несмотря на то, что Москва выполнила почти все требования террористов, заложников не спешили возвращать.  В 6 томе книги «Очерки истории российской внешней разведки» указывается, что Центр предложил своему резиденту в Бейруте встретиться с тогдашним духовным лидером «Хизбаллы» и оказать на него давление. Встреча состоялась, резидент пошел ва-банк и сказал, что «СССР проявил максимум терпения, однако может перейти к серьезным действиям».

До аятоллы донесли мысль, что если советских заложников не отпустят, то случайная советская ракета (например, СС-18) может случайно угодить в шиитскую святыню – иранский город Кум или ещё куда-нибудь во время полуденной молитвы. Аятолла задумался, а потом сказал, что надеется с помощью Аллаха освободить заложников.

Бейрутской резидентурой КГБ также были завербованы несколько представителей ближайшего окружения Имада Мугния (он руководил захватом), а также арестованы несколько его родственников. Массированное психологическое давление оправдалось: по прошествии месяца после захвата советские дипломаты оказались на свободе.

russian7.ru

Секретные операции КГБ: bdsmn — LiveJournal

Как и ЦРУ, советская разведывательная служба, известная как КГБ (Комитет государственной безопасности), за время своего существования провела огромное количество секретных операций по всему миру. На сегодняшний день о большинстве тайн, хранящихся за стенами КГБ, мы узнали благодаря человеку по имени Василий Митрохин. Митрохин в течение тридцати лет занимал должность сотрудника архивного отдела Первого главного управления КГБ СССР. После он перешёл на сторону Великобритании, передав архив секретных файлов КГБ объёмом 25 тысяч страниц. Из данной статьи Вы узнаете о десяти самых странных секретных операциях, когда-либо проведённых агентами КГБ, которые стали известны Западу из полученных документов.

Атаки на инфраструктуру США

В период с 1959 по 1972 год КГБ собирал информацию об американских электростанциях, плотинах, нефтепроводах и прочих объектах инфраструктуры в рамках подготовки к операции, которая могла привести к нарушению электроснабжения всего Нью-Йорка. После того как агенты КГБ выбрали цели, которые, по их мнению, были уязвимыми, они поселились на конспиративной квартире недалеко от Гаррисберга (штат Пенсильвания). Там агенты КГБ пытались спланировать и осуществить серию атак на американскую энергосистему.

Их целью были плотины гидроэлектростанций, которые генерировали значительную часть энергии страны. Агенты КГБ разработали хитроумный план, чтобы уничтожить две крупных гидроэлектрических дамбы – Хангри Хорс и Флэтхэд, расположенные в Монтане. Если бы эти две дамбы вышли из строя, это парализовало бы электроснабжение всего штата и окружающего региона. Атака должна была начаться с дамбы Хангри Хорс. Агенты планировали разрушить опоры линии электропередач, расположенные на вершине высокого горного склона, что на определённое время обесточило бы плотину и не позволило бы оперативно среагировать на сбой. После агенты должны были захватить средства управления дамбой Хангри Хорс и уничтожить их. Атака могла привести к нарушению электроснабжения всего штата Нью-Йорк.

Далее агенты хотели совершить нападение на нефтепровод, проходящий между Канадой и Соединёнными Штатами Америки. Эта секретная операция, получившая название «Кедр», планировалась более десяти лет. КГБ даже думал уничтожить нефтеперерабатывающие предприятия в Канаде, которые поставляли топливо в Америку.

Все атаки на американскую энергосистему были частью огромного плана по уничтожению города Нью-Йорка. После обесточивания некоторой части США, агенты КГБ хотели использовать хаос и тьму для того, чтобы заминировать причалы и складские помещения вдоль порта Нью-Йорк, ключевой гавани для американской торговли и импорта.

Кризис с заложниками

В 1974 году КГБ создал элитную антитеррористическую целевую группу с загадочным названием «Альфа». Группа «Альфа» использовалась для выполнения сверхсекретных и, как правило, опасных операций, включая кровавую миссию в Ливане.

В 1985 году СССР столкнулся со своим первым крупным кризисом с заложниками после того, как ливанские террористы, связанные с одной из исламских террористических группировок, похитили четверых советских дипломатов. Как сообщается, похитители взяли в заложники советских граждан для того, чтобы СССР прекратили поддерживать вмешательство Сирии в Гражданскую войну в Ливане (1975-1990 года). После того как произошло похищение, террористы отправили в различные информационные агентства несколько ужасающих фотографий, на которых они запечатлели напуганных советских дипломатов с приставленным к головам оружием. Похитители потребовали от СССР заставить сирийские силы прекратить нападения на иранские войска, ведущие боевые действия на севере Ливана, в противном случае заложники будут убиты.

Сначала СССР пытались освободить заложников путём переговоров с террористами. Однако всё изменилось, когда стало ясно, что Советский Союз не собирается влиять на то, чтобы сирийские силы перестали вмешиваться в гражданскую войну, и террористы казнили одного из заложников всего спустя два дня после того, как были выдвинуты первые требования.

Именно это вынудило СССР отказаться от дальнейших переговоров и перейти к активным действиям по освобождению своих граждан. Сначала агенты КГБ установили, какая организация стояла за похищением дипломатов – ею оказалась «Хезболла». Затем они организовали похищение близкого родственника лидера «Хезболлы» и убили его.

После агенты КГБ отправили лидеру «Хезболлы» послание, в котором угрожали расправиться с остальными его родственниками, если он не отпустит заложников. Исламским террористам пришлось отпустить советских дипломатов без каких-либо дальнейших требований.

Вымогательство при помощи скандальных видеозаписей

Советский Союз стремился заполучить как можно больше друзей по всему миру. Одной из стран, которую СССР хотел видеть в числе государств с коммунистическим режимом, была Индонезия. После того как в стране к власти пришла Индонезийская коммунистическая партия во главе с президентом Сукарно, СССР подумал, что теперь в регионе у них появился союзник. Чтобы Сукарно и впредь оставался союзником СССР, КГБ решили собрать на президента Индонезии компромат, чтобы в случае чего иметь возможность шантажировать его.

Сукарно имел одну слабость, которую КГБ надеялись использовать в своих целях – легендарный сексуальный аппетит. Агенты Комитета государственной безопасности нашли группу привлекательных молодых женщин, переодели их в костюмы стюардесс и отправили в гостиницу, где остановился Сукарно во время своего визита в Москву.

Как Вы, наверное, уже поняли, индонезийский президент всю ночь развлекался с молоденькими псевдо-стюардессами, и весь этот процесс агенты КГБ сняли на видео. Тем не менее, ожидания агентов Комитета государственной безопасности не оправдались. Когда они позже показали видеозапись Сукарно и попытались его шантажировать, индонезийский президент сказал, что ему глубоко плевать на то, что они обнародуют плёнку, и попросил оставить ему несколько копий для «домашнего архива».

Данный метод, правда, сработал в другом месте. В 1956 году агенты КГБ успешно создали приманку для посла Франции Мориса Дежана, которая представляла собой несколько привлекательных женщин, называемых «ласточками». Поговаривают, что одной из этих «ласточек» была известная советская актриса. Когда Дежан занимался сексом с этой женщиной, в номер ворвался её вымышленный муж, который только что стал свидетелем «супружеской измены» и был вне себя от ярости. Он начал угрожать, что об этом гнусном инциденте непременно станет известно общественности, и пообещал довести дело до суда. План сработал, и Дежан был завербован агентами КГБ. Он начал сливать секретную информацию КГБ в обмен на то, что они не расскажут о его любовных похождениях жене и общественности.

Хакер Комитета государственной безопасности получил доступ к 400 компьютерам американских военных

В 1980-е годы сотрудники КГБ искали способ, который помог бы им украсть американские военные секреты посредством двух относительно новых предшественников Интернета, ARPANET и MILNET. Для того чтобы сделать это, они нашли и завербовали человека по имени Маркус Гесс, который через некоторое время стал советским шпионом и одним из самых легендарных компьютерных хакеров в мировой истории.

Маркус Гесс начал свою хакерскую миссию в Бременском университете (Германия), вдали от компьютеров американских военных, к которым он пытался получить доступ. После некоторых усилий Гессу удалось взломать 400 компьютеров, используемых военнослужащими армии США. Некоторые из них находились на американских военных базах в Германии и Японии. Другие использовались сотрудниками Массачусетского технологического института для исследований и Пентагоном. Гесс смог подобрать правильный пароль и получить доступ к базе данных Министерства обороны США и ряду важных армейских документов.

Масштабные хакерские действия Гесса оставались незамеченными до тех пор, пока системный администратор и астроном по имени Клиффорд Столл не начал расследовать незначительную, как ему сначала показалось, вычислительную ошибку в Национальной лаборатории имени Лоуренса в Беркли (штата Калифорния), сотрудники которой проводили научные исследования для Министерства энергетики США. Столл при попытке понять, как была допущена эта маленькая ошибка, вышел на несанкционированного и неизвестного пользователя, который бесплатно в течение девяти секунд пользовался компьютерными системами лаборатории. Столл начал копать дальше и выяснил, что этот несанкционированный пользователь был опытным хакером, который получил доступ к компьютерам лаборатории благодаря «дыре» в системе безопасности.

Следующие десять месяцев Столл провёл в попытках отследить местонахождение хакера. В конце концов, ему удалось это сделать, когда хакер попытался получить доступ к компьютеру подрядчика Министерства обороны США в Вирджинии. Столл начал записывать все действия хакера. Он был свидетелем того, как этот неизвестный хакер взламывал компьютерные системы военных баз, расположенных по всей территории США, в поисках файлов, касающихся военных тайн и ядерного оружия.

Столл немедленно связался с такими агентствами, как ЦРУ, АНБ и ФБР. Им удалось отследить физическое местонахождение хакера. Они решили устроить ему ловушку, чтобы установить его личность, придумав несуществующий департамент при Национальной лаборатории имени Лоуренса в Беркли, якобы сотрудничающий с Министерством обороны США. Когда хакер клюнул на приманку и попытался получить доступ к файлам фейкового департамента, они смогли вычислить адрес его дома в Ганновере (Западная Германия).

Западногерманские власти арестовали Гесса. Они узнали, что он был элитным хакером, завербованным КГБ, и в течение нескольких лет сливал СССР военные тайны. Гесс был призван виновным в шпионаже и приговорён к трём годам тюремного заключения, но был досрочно освобождён на испытательный срок.

Операция «РЯН»

В 1980-х годах Холодная война достигла кульминации. Тогдашний лидер СССР, Леонид Брежнев, заявил о том, что Соединённые Штаты активно готовятся к войне с Советским Союзом и в любой момент могут осуществить на него внезапное ядерное нападение. Чтобы быть готовым к этому, Комитет государственной безопасности решил запустить разведывательную операцию «РЯН» (Ракетно-ядерное нападение), одну из крупнейших в советской истории.

Целью операции «РЯН» была выработка стратегии противодействия предполагаемому ядерному удару со стороны США. Суть плана заключалась в осуществлении наблюдения за действиями Америки, используя советский космический аппарат «Космос». Комитет государственной безопасности хотел круглосуточно мониторить и фотографировать американские военные базы, чтобы в случае чего иметь возможность среагировать на запуск ядерных ракет.

Люди, ответственные за проведение операции «РЯН», также должны были следить за каждым случаем использования США радаров, в общем, всем, что могло служить признаком подготовки к ядерной атаке. Более того, операция «РЯН» была призвана контролировать деятельность всех американских граждан и военнослужащих, которые покидают территорию Соединённых Штатов. КГБ также планировал осуществлять усиленное наблюдение за НАТО. Его агенты даже пытались перехватывать телефонные звонки, сделанные на территории США и Европы.

Помимо дистанционного наблюдения, в рамках операции «РЯН» была создана целая сеть шпионов, готовых мгновенно действовать, как только Соединённые Штаты начнут войну с Советским Союзом. Масштабная и дорогостоящая операция была свёрнута в 1984 году.

Покупка американских банков

В середине 1970-х годов КГБ решили тайно приобрести три американских банка в Северной Калифорнии в рамках секретной операции, созданной с целью получения информации о высокотехнологичных компаниях в регионе. Эти три банка были выбраны КГБ потому, что они ранее предоставляли кредиты высокотехнологичным компаниям. Многие из них заключили контракты с Министерством обороны США, поэтому сотрудники КГБ надеялись перехватить некоторые американские военные тайны.

Чтобы осуществить свой план, КГБ наняла «сингапурского бизнесмена» Амоса Дейва, который должен был выкупить три американских банка и перепродать их Советскому Союзу. Однако об этом стало известно сотрудникам ЦРУ. Они заподозрили нечто неладное, когда заметили, что деньги на счёт сингапурского бизнесмена поступают из Советского Союза. Дейв получил кредит в размере 50 миллионов долларов от Московского народного банка.

Операция «Пандора»

В 1960-х годах в Соединённых Штатах Америки отмечался высокий уровень расовой напряжённости. Расовые бунты, сопровождавшие Движение за гражданские права чернокожих в США, стали причиной массовых беспорядков по всей стране. Комитет государственной безопасности подумал, что они могли бы воспользоваться этим и усугубить ситуацию, вызвав неприязнь или откровенное насилие между расовыми группами в Соединённых Штатах Америки.

План, названный операцией «Пандора», начал осуществляться с распространения агентами КГБ поддельных листовок от имени Лиги защиты евреев, правой политической организации, которая сегодня считается террористической группировкой. В листовках, которые на самом деле были напечатаны КГБ, речь шла о том, что чернокожие американцы нападали на евреев и грабили еврейские магазины в Нью-Йорке. Поддельные листовки призывали тех, кому они были адресованы, бороться против «чёрных дворняг». Затем агенты КГБ отправили эти листовки чернокожим бунтующим в надежде, что это вызовет среди них антисемитские настроения, если не откровенное насилие.

Одновременно агенты КГБ распространяли поддельные листовки от имени чернокожих бунтующих, которые утверждали, что Лига защиты евреев осуществляла нападение на чернокожих граждан Америки. Листовки призывали чернокожих бунтовщиков в ответ нападать на членов Лиги защиты евреев.

Лидер Лиги защиты евреев, Меир Кахане, был убит год спустя арабом, который не имел никакого отношения к чернокожим бунтующим.

В рамках операции «Пандора» КГБ также планировал заминировать и взорвать один из колледжей для чернокожих граждан США.

Покушение на Иосипа Броза Тито

И хотя лидер Югославии Иосип Броз Тито был коммунистом, он по непонятным причинам угодил в немилость Советского Союза, в частности Иосифа Сталина. Стремясь сделать Югославию более независимым и самостоятельным государством, Тито дистанцировался от Соединённых Штатов и СССР, что привело к возникновению конфликта между ним и Сталиным.

Иосиф Сталин хотел убить Тито. Этим делом он поручил заняться Министерству государственной безопасности СССР (МГБ), предшественнику КГБ. Приказ убить Тито был отдан лучшему тайному агенту Советского Союза. Однако план МГБ провалился.

После этой попытки Тито послал Сталину предупредительное письмо: «Прекратите посылать людей, чтобы убить меня. Мы уже схватили пятерых из них, одного – с бомбой, другого – с винтовкой». Он также написал: «Если Вы не прекратите посылать наёмных убийц, я пришлю к Вам одного в Москву, и, поверьте, присылать второго необходимости не будет».

Когда агентам МГБ не удалось «убрать» Тито традиционными способами, они решили прибегнуть к творческим методам, а именно: убить его при помощи вируса чумы. Специально для этого они специально создали смертельную бактерию и планировали «выпустить чуму» на дипломатическом приёме, где должен был присутствовать Тито. Все, кто находился бы в тот момент в комнате, были бы заражены смертельной болезнью, кроме секретного агента МГБ, которому заранее сделали бы прививку от чумы.

Агенты МГБ также планировали расправиться с Тито при помощи шкатулки для драгоценностей, содержавшей ядовитый газ, который убил бы любого, кто её открыл. К счастью, эти планы не осуществились. Иосип Броз Тито умер естественной смертью в 1980 году в возрасте 87 лет.

Прослушивание целого этажа отеля

Во время Холодной войны Комитету государственной безопасности в течение 20 лет удавалось прослушивать целый этаж одного эстонского отеля.

В начале 1970-х годов в дружественной стране Советского Союза Эстонии начал процветать туризм. СССР увидел в этом шанс привлечь деньги в испытывающую проблемы экономику, а КГБ – возможность шпионить за иностранцами. В 1972 году Комитет государственной безопасности установил прослушку на верхнем этаже эстонского отеля «Виру», в котором часто останавливались международные бизнесмены.

Микрофоны были установлены в шестидесяти номерах отеля «Виру», который имел 22 этажа. По правде говоря, в нём был ещё и 23 этаж, о котором никто не знал. Его занимали сотрудники КГБ, которые при помощи специального оборудования следили за гостями отеля. КГБ шпионило за иностранцами, которые останавливались в «Виру, в течение 20 лет – до тех пор, пока не распался Советский Союз.

Как было впоследствии обнаружено, агенты КГБ использовали невероятно сложные прослушивающие устройства. В 1945 году группа советских детей подарила послу США в СССР Большую печать Соединённых Штатов Америки, вырезанную из дерева, в знак дружбы между двумя странами. В деревянной печати был спрятан микрофон. Он был одним из первых прослушивающих устройств, использующих пассивную технологию передачи звуковых сигналов, которая делала невозможным его обнаружение при помощи традиционных методов и позволяла пользоваться им в течение длительного периода времени.

Деревянная Большая печать позволила сотрудникам КГБ в течение семи лет подслушивать разговоры, происходившие в кабинете американского посла – до тех пор, пока устройство не было случайно обнаружено британским радиооператором в 1952 году.

Материал подготовлен специально для Muz4in.Net

http://muz4in.net/news/sekretnye_operacii_kgb/2015-09-10-39152

bdsmn.livejournal.com

Предательство или гениальная операция КГБ?

4 ноября 1985 года в советском посольстве в Вашингтоне царила невиданная суматоха. Американские журналисты лезли друг другу на головы, стараясь подобраться поближе к главному герою экстренной пресс-конференции – крепкому мужчине с русыми усами и невозмутимым взглядом.

Сообщалось, что четырьмя месяцами ранее американские спецслужбы похитили его в Риме, однако ему удалось бежать. С тех пор прошло почти 40 лет, но до сих пор не известно, что же это было на самом деле – провокация, неудачный побег или одна из самых успешных операций КГБ, позволившая советской контрразведке ликвидировать шпионскую сеть ЦРУ в СССР.

Сомнения возникли буквально сразу. Американские репортёры раскопали через своих инсайдеров в ФБР: тремя месяцами ранее советский дипломат по имени Виталий Юрченко сам пришёл в посольство США в Риме и попросил убежища в обмен на совершенно секретные сведения. А рассказать ему было о чём. Формально визитёр числился работником советского посольства в Вашингтоне, но это было только прикрытие – Юрченко сразу же признался, что является кадровым сотрудником КГБ. Причём не абы каким, а заместителем начальника 1-го (американского) отдела Первого главного управления. То есть одним из руководителей главного отдела советской разведки по разработке шпионских операций в США и Канаде. О лучшем источнике секретной информации американцы не могли и мечтать.

Предатель «запел»

Сам факт добровольного предательства удивления у американцев не вызвал. Это в СССР сотрудники «комитета глубинного бурения» слыли рыцарями без страха и упрёка с горячим сердцем и холодным разумом – на самом же деле офицеры КГБ, трижды проверенные и перепроверенные, то и дело бежали на Запад. За две недели до Юрченко в Великобританию перебежал заместитель резидента советской разведки в Лондоне Олег Гордиевский. До этого свои услуги американцам предложил Виктор Шеймов, занимавшийся безопасностью шифрованной связи между Лубянкой и агентами-нелегалами. Так что приход Юрченко в посольство выглядел вполне в порядке вещей. Сам он назвал следующую причину своего предательства: боится заболеть раком, который в СССР лечить не умеют, а американская медицина на голову выше. К тому же он имеет роман с женой советского дипломата и хотел бы вместе с ней начать жизнь сначала. Для этого, само собой, нужны деньги.

Не каждому раскаявшемуся по возвращении сотруднику КГБ вручают высшую ведомственную награду – знак «Почётный сотрудник госбезопасности»

На военно-транспортном самолёте его доставили в США на авиабазу «Эндрюс». Ещё в полёте сопровождавшие Юрченко сотрудники ЦРУ перечислили, какие блага ждут его по прибытии: зарплата в размере 70 тыс. долларов в год, собственный коттедж близ Вашингтона и, конечно же, американский паспорт. Только рассказывай побольше!

По теме

8236

Как КГБ похищал за границей технические секреты

Подозрения в том, что Юрченко ведёт какую-то игру, развеялись, стоило ему открыть рот. То, о чём поведал перебежчик, оказалось информацией такой важности, что об этом срочной телеграммой известили главу контрразведывательного отдела ЦРУ Гэса Хэтавея. Юрченко рассказал о том, что весной 1985 года в советское посольство в Австрии обратился некий американец, который сообщил имена американских шпионов в Советском Союзе. Сам он никогда не видел этого человека, однако знает, что он рыжий и ещё недавно являлся сотрудником ЦРУ, собирался в командировку в Мос­кву, но недавно был уволен.

Хэтавей схватился за голову – теперь всё сходилось. Два месяца назад сотрудники ЦРУ, работавшие в Москве под дипломатическим прикрытием, неожиданно потеряли связь с самым ценным, пожалуй, своим агентом – инженером Адольфом Толкачёвым, передававшим секретные сведения о новых разработках советской военной авиатехники. Толкачёв работал на ЦРУ шесть лет, был осторожен и умён, потому сразу же появилась версия, что КГБ его мог выдать предатель. Теперь это предположение полностью подтверждалось, к тому же Хэтавей точно знал имя «крота» – Эдвард Ли Говард. Он должен был стать связником у Толкачёва, но незадолго до вылета в Москву проверка на полиграфе показала, что Говард скрыл свою страсть к наркотикам и пьянству. За обман его вышибли из ЦРУ без пенсии – видимо, он решил отомстить…

А Юрченко тем временем продолжал «петь». Вскоре он назвал имя ещё одного советского агента. Рональд Пелтон работал в Агентстве национальной безопасности США, занимающемся технической разведкой. По словам Юрченко, ещё пять лет назад Пелтон обратился в советское посольство, предложив за деньги рассказать «много интересного». Не обманул – именно от Пелтона в СССР узнали о совершенно секретном аппарате, который американцы подключили к советским кабелям связи на дне Охотского моря. Уникальный прибор, снабжённый магнитофоном и плутониевым источником питания, мог принимать электромагнитное излучение кабеля, не повреждая его оболочки. Благодаря этому американцы получали сведения о местах нахождения советских подводных лодок, предназначенных для нанесения ядерных ударов по США, а также запусках баллистических ракет с полигона Капустин Яр. Пикантный момент – советские адмиралы были настолько уверены в защищённости кабеля, что порой вели переговоры без шифра, открытым текстом.

Уйти, чтобы вернуться

Вскоре Пелтон был арестован – суд приговорил его к трём пожизненным заключениям. Ли Ховарда арестовать не удалось – он сумел обмануть ФБР и по заранее обговорённому с КГБ каналу сбежал в СССР. Однако Хэтавей не сильно переживал по этому поводу, ведь Юрченко продолжал раскрывать секреты. В частности, он рассказал о спецсредстве, с помощью которого КГБ отслеживал сотрудников московской резидентуры ЦРУ. Им тайно опрыскивали дверные ручки машин американских дипломатов – затем при специальном освещении следы аэрозоля были заметны на предметах, которых те касались. Также Юрченко рассказал о создании тайников с оружием на территории Европы на случай войны и лаборатории по изготовлению ядов. Обещанные ему 70 тыс. долларов были отработаны с лихвой.

Правы многие оте­чественные и американские ветераны разведки, называющие дело Юрченко самой хитроумной операцией КГБ по внедрению двойного агента.

2 ноября Юрченко в сопровождении приставленного к нему сотрудника ЦРУ заехал пообедать в дорогой ресторан. По окончании трапезы он сказал, что ему требуется выйти в туалет. Больше в ЦРУ Юрченко не видели. Спустя час он стучался в двери советского посольства, где через два дня прошла сенсационная пресс-конференция. В зале царили оторопь и недоумение. В присутствии секретаря посольства Виталия Чуркина (да-да, того самого. – Ред.) Юрченко рассказывал, что американцы похитили его и накачивали наркотиками, выпытывая секреты. Но он, как советский человек, не поддался и теперь ждёт не дождётся возвращения на родину. Госдепартамент пробовал было поупираться, но педалировать скандал власти СССР не стали: Михаил Горбачёв вовсю наводил мосты с Рейганом. Вскоре Юрченко в сопровождении другого «дипломата», а в действительности офицера разведки Валерия Мартынова, вылетел в Москву.

По теме

8973

Ветеран КГБ о феномене предательства

Что это было?

Почему же казус Юрченко по сей день вызывает вопросы? На первый взгляд всё выглядит просто и понятно: ну бежал, ну вернулся. А то, что его не расстреляли по возвращении, как предсказывали американцы, так времена на дворе стояли уже вегетарианские. Потому просто отправили на пенсию.

Всё так. Вот только, как пишет историк спецслужб Игорь Атаманенко, не каждому раскаявшемуся по возвращении вручают высшую ведомственную награду – знак «Почётный сотрудник госбезопасности». А ведь Юрченко на самом деле сдал ЦРУ как минимум двух советских агентов, причём каких. За такое следует пуля, а не награда и пенсия. В чём же дело?

Похоже, в том, что правы многие оте­чественные и американские ветераны разведки, называющие дело Юрченко самой хитроумной операцией КГБ по внедрению двойного агента. Ведь именно так и выходит, если посмотреть на всё случившееся несколько иначе. Да, Юрченко выдал Говарда. Но тот к тому времени уже не работал в ЦРУ, и его ценность как источника секретов была нулевой. Про «шпионскую пыль» американцам стало известно ещё в 1981 году, её образцы передал в ЦРУ некий советский учёный, вышедший на контакт с ЦРУ. О том, что СССР готовится к войне, в Европе тоже не было большим секретом – будущих диверсантов даже вывозили за рубеж под видом спортивных команд, чтобы они, так сказать, присмотрелись к местности. Вот Пелтон – другое дело, он на самом деле имел доступ к секретам. И хотя его тяга к бутылке рождала вопрос, сколько ещё он сможет скрываться от ФБР, терять такого было вроде как жалко.

По одной из версий, Юрченко выдал советских агентов в спецслужбах США Рональда Пелтона (слева) и Эдварда Ли Говарда (в центре), чтобы прикрыть передачу американцам дезинформации через их лучшего шпиона в СССР Адольфа Толкачёва (справа).

Нет, не жалко. Потому как, сдавая американцам Пелтона и Говарда, Юрченко тем самым прикрывал самого главного агента советской разведки, которого КГБ получил девятью месяцами ранее. Олдрич Эймс, добровольно предложивший свои услуги СССР, занимал пост начальника советского отдела внешней контрразведки ЦРУ и знал всё о действиях американских шпионов на территории Союза. Такой агент стоил сотню любых других. Но если начать арестовывать всех, кого назовёт Эймс, в ЦРУ начнут искать «крота». Потому лучше подставить других и отвести подозрения от Эймса. Кстати, именно Эймс и допрашивал Юрченко по прилёте. Для него самого встреча стала шоком: не выдаст ли перебежчик его самого? Или это проверка на лояльность?

Вот и демонстративный побег Юрченко с последующей пресс-конференцией сработал как надо. ЦРУ пришлось крепко задуматься – ладно, Юрченко не предатель, а подстава. Но ведь он разоблачил Говарда и Пелтона, которые были настоящими шпионами. Что в другой его информации правда, а что ложь? В результате на проверку пришлось потратить годы.

Сработал даже последний штрих операции. Решение приставить к Юрченко в качестве сопровождающего Валерия Мартынова объяснялось тем, что в КГБ знали: Мартынов уже давно работает на ЦРУ. Однако, если ему поступит приказ возвращаться, он может что-то заподозрить и бежать, как это только что сделал Олег Гордиевский. А так появился благой предлог – по прилёте Мартынов был тут же арестован и приговорён к расстрелу.

Есть и ещё одно предположение. По одной из версий, КГБ уже давно вышел на след Адольфа Толкачёва, который не был профессиональным шпионом и потому однажды допустил ошибку. В итоге было решено использовать его для передачи американцам дезинформации. Так удалось всучить заведомо неверные технические решения, которые в США учли при создании своего самолёта-невидимки. И именно этим объясняется провал программы «Стелс» и то, что распиаренный самолёт спустя несколько лет во время войны в Югославии удалось сбить из старой советской ЗРК. Если бы Толкачёва задержали в результате собственной разработки, в ЦРУ могли бы заподозрить неладное. А так всё же удалось подставить Говарда.

Ну и напоследок. О том, какое значение придавалось делу Юрченко, можно судить по воспоминаниям бывшего заместителя резидента в Вашингтоне Виктора Черкашина, которые приводит в своей книге «Признания шпиона» Эрли Пит. «В ночь возвращения Юрченко я получил приказ за подписью Крючкова, уполномочивающий меня организовать его «самоубийство» в том случае, если он решится на повторный побег. Он не должен был уйти от нас живым ещё раз», – говорит Черкашин.

Так что не зря, пожалуй, глава КГБ Владимир Крючков отмечал, что ещё не пришло время снять с дела Виталия Юрченко гриф «Совершенно секретно». Судя по всему, это время не наступит никогда.

versia.ru

Секретные операции КГБ | KyKyRyzO

Как и ЦРУ, советская разведывательная служба, известная как КГБ (Комитет государственной безопасности), за время своего существования провела огромное количество секретных операций по всему миру. На сегодняшний день о большинстве тайн, хранящихся за стенами КГБ, мы узнали благодаря человеку по имени Василий Митрохин. Митрохин в течение тридцати лет занимал должность сотрудника архивного отдела Первого главного управления КГБ СССР. После он перешёл на сторону Великобритании, передав архив секретных файлов КГБ объёмом 25 тысяч страниц. Из данной статьи Вы узнаете о десяти самых странных секретных операциях, когда-либо проведённых агентами КГБ, которые стали известны Западу из полученных документов.

Атаки на инфраструктуру США

В период с 1959 по 1972 год КГБ собирал информацию об американских электростанциях, плотинах, нефтепроводах и прочих объектах инфраструктуры в рамках подготовки к операции, которая могла привести к нарушению электроснабжения всего Нью-Йорка. После того как агенты КГБ выбрали цели, которые, по их мнению, были уязвимыми, они поселились на конспиративной квартире недалеко от Гаррисберга (штат Пенсильвания). Там агенты КГБ пытались спланировать и осуществить серию атак на американскую энергосистему.

Их целью были плотины гидроэлектростанций, которые генерировали значительную часть энергии страны. Агенты КГБ разработали хитроумный план, чтобы уничтожить две крупных гидроэлектрических дамбы – Хангри Хорс и Флэтхэд, расположенные в Монтане. Если бы эти две дамбы вышли из строя, это парализовало бы электроснабжение всего штата и окружающего региона. Атака должна была начаться с дамбы Хангри Хорс. Агенты планировали разрушить опоры линии электропередач, расположенные на вершине высокого горного склона, что на определённое время обесточило бы плотину и не позволило бы оперативно среагировать на сбой. После агенты должны были захватить средства управления дамбой Хангри Хорс и уничтожить их. Атака могла привести к нарушению электроснабжения всего штата Нью-Йорк.

Далее агенты хотели совершить нападение на нефтепровод, проходящий между Канадой и Соединёнными Штатами Америки. Эта секретная операция, получившая название «Кедр», планировалась более десяти лет. КГБ даже думал уничтожить нефтеперерабатывающие предприятия в Канаде, которые поставляли топливо в Америку.

Все атаки на американскую энергосистему были частью огромного плана по уничтожению города Нью-Йорка. После обесточивания некоторой части США, агенты КГБ хотели использовать хаос и тьму для того, чтобы заминировать причалы и складские помещения вдоль порта Нью-Йорк, ключевой гавани для американской торговли и импорта.

Кризис с заложниками

В 1974 году КГБ создал элитную антитеррористическую целевую группу с загадочным названием «Альфа». Группа «Альфа» использовалась для выполнения сверхсекретных и, как правило, опасных операций, включая кровавую миссию в Ливане.

В 1985 году СССР столкнулся со своим первым крупным кризисом с заложниками после того, как ливанские террористы, связанные с одной из исламских террористических группировок, похитили четверых советских дипломатов. Как сообщается, похитители взяли в заложники советских граждан для того, чтобы СССР прекратили поддерживать вмешательство Сирии в Гражданскую войну в Ливане (1975-1990 года). После того как произошло похищение, террористы отправили в различные информационные агентства несколько ужасающих фотографий, на которых они запечатлели напуганных советских дипломатов с приставленным к головам оружием. Похитители потребовали от СССР заставить сирийские силы прекратить нападения на иранские войска, ведущие боевые действия на севере Ливана, в противном случае заложники будут убиты.

Сначала СССР пытались освободить заложников путём переговоров с террористами. Однако всё изменилось, когда стало ясно, что Советский Союз не собирается влиять на то, чтобы сирийские силы перестали вмешиваться в гражданскую войну, и террористы казнили одного из заложников всего спустя два дня после того, как были выдвинуты первые требования.

Именно это вынудило СССР отказаться от дальнейших переговоров и перейти к активным действиям по освобождению своих граждан. Сначала агенты КГБ установили, какая организация стояла за похищением дипломатов – ею оказалась «Хезболла». Затем они организовали похищение близкого родственника лидера «Хезболлы» и убили его.

После агенты КГБ отправили лидеру «Хезболлы» послание, в котором угрожали расправиться с остальными его родственниками, если он не отпустит заложников. Исламским террористам пришлось отпустить советских дипломатов без каких-либо дальнейших требований.

Вымогательство при помощи скандальных видеозаписей

Советский Союз стремился заполучить как можно больше друзей по всему миру. Одной из стран, которую СССР хотел видеть в числе государств с коммунистическим режимом, была Индонезия. После того как в стране к власти пришла Индонезийская коммунистическая партия во главе с президентом Сукарно, СССР подумал, что теперь в регионе у них появился союзник. Чтобы Сукарно и впредь оставался союзником СССР, КГБ решили собрать на президента Индонезии компромат, чтобы в случае чего иметь возможность шантажировать его.

Сукарно имел одну слабость, которую КГБ надеялись использовать в своих целях – легендарный сексуальный аппетит. Агенты Комитета государственной безопасности нашли группу привлекательных молодых женщин, переодели их в костюмы стюардесс и отправили в гостиницу, где остановился Сукарно во время своего визита в Москву.

Как Вы, наверное, уже поняли, индонезийский президент всю ночь развлекался с молоденькими псевдо-стюардессами, и весь этот процесс агенты КГБ сняли на видео. Тем не менее, ожидания агентов Комитета государственной безопасности не оправдались. Когда они позже показали видеозапись Сукарно и попытались его шантажировать, индонезийский президент сказал, что ему глубоко плевать на то, что они обнародуют плёнку, и попросил оставить ему несколько копий для «домашнего архива».

Данный метод, правда, сработал в другом месте. В 1956 году агенты КГБ успешно создали приманку для посла Франции Мориса Дежана, которая представляла собой несколько привлекательных женщин, называемых «ласточками». Поговаривают, что одной из этих «ласточек» была известная советская актриса. Когда Дежан занимался сексом с этой женщиной, в номер ворвался её вымышленный муж, который только что стал свидетелем «супружеской измены» и был вне себя от ярости. Он начал угрожать, что об этом гнусном инциденте непременно станет известно общественности, и пообещал довести дело до суда. План сработал, и Дежан был завербован агентами КГБ. Он начал сливать секретную информацию КГБ в обмен на то, что они не расскажут о его любовных похождениях жене и общественности.

Хакер Комитета государственной безопасности получил доступ к 400 компьютерам американских военных

В 1980-е годы сотрудники КГБ искали способ, который помог бы им украсть американские военные секреты посредством двух относительно новых предшественников Интернета, ARPANET и MILNET. Для того чтобы сделать это, они нашли и завербовали человека по имени Маркус Гесс, который через некоторое время стал советским шпионом и одним из самых легендарных компьютерных хакеров в мировой истории.

Маркус Гесс начал свою хакерскую миссию в Бременском университете (Германия), вдали от компьютеров американских военных, к которым он пытался получить доступ. После некоторых усилий Гессу удалось взломать 400 компьютеров, используемых военнослужащими армии США. Некоторые из них находились на американских военных базах в Германии и Японии. Другие использовались сотрудниками Массачусетского технологического института для исследований и Пентагоном. Гесс смог подобрать правильный пароль и получить доступ к базе данных Министерства обороны США и ряду важных армейских документов.

Масштабные хакерские действия Гесса оставались незамеченными до тех пор, пока системный администратор и астроном по имени Клиффорд Столл не начал расследовать незначительную, как ему сначала показалось, вычислительную ошибку в Национальной лаборатории имени Лоуренса в Беркли (штата Калифорния), сотрудники которой проводили научные исследования для Министерства энергетики США. Столл при попытке понять, как была допущена эта маленькая ошибка, вышел на несанкционированного и неизвестного пользователя, который бесплатно в течение девяти секунд пользовался компьютерными системами лаборатории. Столл начал копать дальше и выяснил, что этот несанкционированный пользователь был опытным хакером, который получил доступ к компьютерам лаборатории благодаря «дыре» в системе безопасности.

Следующие десять месяцев Столл провёл в попытках отследить местонахождение хакера. В конце концов, ему удалось это сделать, когда хакер попытался получить доступ к компьютеру подрядчика Министерства обороны США в Вирджинии. Столл начал записывать все действия хакера. Он был свидетелем того, как этот неизвестный хакер взламывал компьютерные системы военных баз, расположенных по всей территории США, в поисках файлов, касающихся военных тайн и ядерного оружия.

Столл немедленно связался с такими агентствами, как ЦРУ, АНБ и ФБР. Им удалось отследить физическое местонахождение хакера. Они решили устроить ему ловушку, чтобы установить его личность, придумав несуществующий департамент при Национальной лаборатории имени Лоуренса в Беркли, якобы сотрудничающий с Министерством обороны США. Когда хакер клюнул на приманку и попытался получить доступ к файлам фейкового департамента, они смогли вычислить адрес его дома в Ганновере (Западная Германия).

Западногерманские власти арестовали Гесса. Они узнали, что он был элитным хакером, завербованным КГБ, и в течение нескольких лет сливал СССР военные тайны. Гесс был призван виновным в шпионаже и приговорён к трём годам тюремного заключения, но был досрочно освобождён на испытательный срок.

Операция «РЯН»

В 1980-х годах Холодная война достигла кульминации. Тогдашний лидер СССР, Леонид Брежнев, заявил о том, что Соединённые Штаты активно готовятся к войне с Советским Союзом и в любой момент могут осуществить на него внезапное ядерное нападение. Чтобы быть готовым к этому, Комитет государственной безопасности решил запустить разведывательную операцию «РЯН» (Ракетно-ядерное нападение), одну из крупнейших в советской истории.

Целью операции «РЯН» была выработка стратегии противодействия предполагаемому ядерному удару со стороны США. Суть плана заключалась в осуществлении наблюдения за действиями Америки, используя советский космический аппарат «Космос». Комитет государственной безопасности хотел круглосуточно мониторить и фотографировать американские военные базы, чтобы в случае чего иметь возможность среагировать на запуск ядерных ракет.

Люди, ответственные за проведение операции «РЯН», также должны были следить за каждым случаем использования США радаров, в общем, всем, что могло служить признаком подготовки к ядерной атаке. Более того, операция «РЯН» была призвана контролировать деятельность всех американских граждан и военнослужащих, которые покидают территорию Соединённых Штатов. КГБ также планировал осуществлять усиленное наблюдение за НАТО. Его агенты даже пытались перехватывать телефонные звонки, сделанные на территории США и Европы.

Помимо дистанционного наблюдения, в рамках операции «РЯН» была создана целая сеть шпионов, готовых мгновенно действовать, как только Соединённые Штаты начнут войну с Советским Союзом. Масштабная и дорогостоящая операция была свёрнута в 1984 году.

Покупка американских банков

В середине 1970-х годов КГБ решили тайно приобрести три американских банка в Северной Калифорнии в рамках секретной операции, созданной с целью получения информации о высокотехнологичных компаниях в регионе. Эти три банка были выбраны КГБ потому, что они ранее предоставляли кредиты высокотехнологичным компаниям. Многие из них заключили контракты с Министерством обороны США, поэтому сотрудники КГБ надеялись перехватить некоторые американские военные тайны.

Чтобы осуществить свой план, КГБ наняла «сингапурского бизнесмена» Амоса Дейва, который должен был выкупить три американских банка и перепродать их Советскому Союзу. Однако об этом стало известно сотрудникам ЦРУ. Они заподозрили нечто неладное, когда заметили, что деньги на счёт сингапурского бизнесмена поступают из Советского Союза. Дейв получил кредит в размере 50 миллионов долларов от Московского народного банка.

Операция «Пандора»

В 1960-х годах в Соединённых Штатах Америки отмечался высокий уровень расовой напряжённости. Расовые бунты, сопровождавшие Движение за гражданские права чернокожих в США, стали причиной массовых беспорядков по всей стране. Комитет государственной безопасности подумал, что они могли бы воспользоваться этим и усугубить ситуацию, вызвав неприязнь или откровенное насилие между расовыми группами в Соединённых Штатах Америки.

План, названный операцией «Пандора», начал осуществляться с распространения агентами КГБ поддельных листовок от имени Лиги защиты евреев, правой политической организации, которая сегодня считается террористической группировкой. В листовках, которые на самом деле были напечатаны КГБ, речь шла о том, что чернокожие американцы нападали на евреев и грабили еврейские магазины в Нью-Йорке. Поддельные листовки призывали тех, кому они были адресованы, бороться против «чёрных дворняг». Затем агенты КГБ отправили эти листовки чернокожим бунтующим в надежде, что это вызовет среди них антисемитские настроения, если не откровенное насилие.

Одновременно агенты КГБ распространяли поддельные листовки от имени чернокожих бунтующих, которые утверждали, что Лига защиты евреев осуществляла нападение на чернокожих граждан Америки. Листовки призывали чернокожих бунтовщиков в ответ нападать на членов Лиги защиты евреев.

Лидер Лиги защиты евреев, Меир Кахане, был убит год спустя арабом, который не имел никакого отношения к чернокожим бунтующим.

В рамках операции «Пандора» КГБ также планировал заминировать и взорвать один из колледжей для чернокожих граждан США.

Покушение на Иосипа Броза Тито

И хотя лидер Югославии Иосип Броз Тито был коммунистом, он по непонятным причинам угодил в немилость Советского Союза, в частности Иосифа Сталина. Стремясь сделать Югославию более независимым и самостоятельным государством, Тито дистанцировался от Соединённых Штатов и СССР, что привело к возникновению конфликта между ним и Сталиным.

Иосиф Сталин хотел убить Тито. Этим делом он поручил заняться Министерству государственной безопасности СССР (МГБ), предшественнику КГБ. Приказ убить Тито был отдан лучшему тайному агенту Советского Союза. Однако план МГБ провалился.

После этой попытки Тито послал Сталину предупредительное письмо: «Прекратите посылать людей, чтобы убить меня. Мы уже схватили пятерых из них, одного – с бомбой, другого – с винтовкой». Он также написал: «Если Вы не прекратите посылать наёмных убийц, я пришлю к Вам одного в Москву, и, поверьте, присылать второго необходимости не будет».

Когда агентам МГБ не удалось «убрать» Тито традиционными способами, они решили прибегнуть к творческим методам, а именно: убить его при помощи вируса чумы. Специально для этого они специально создали смертельную бактерию и планировали «выпустить чуму» на дипломатическом приёме, где должен был присутствовать Тито. Все, кто находился бы в тот момент в комнате, были бы заражены смертельной болезнью, кроме секретного агента МГБ, которому заранее сделали бы прививку от чумы.

Агенты МГБ также планировали расправиться с Тито при помощи шкатулки для драгоценностей, содержавшей ядовитый газ, который убил бы любого, кто её открыл. К счастью, эти планы не осуществились. Иосип Броз Тито умер естественной смертью в 1980 году в возрасте 87 лет.

Прослушивание целого этажа отеля

Во время Холодной войны Комитету государственной безопасности в течение 20 лет удавалось прослушивать целый этаж одного эстонского отеля.

В начале 1970-х годов в дружественной стране Советского Союза Эстонии начал процветать туризм. СССР увидел в этом шанс привлечь деньги в испытывающую проблемы экономику, а КГБ – возможность шпионить за иностранцами. В 1972 году Комитет государственной безопасности установил прослушку на верхнем этаже эстонского отеля «Виру», в котором часто останавливались международные бизнесмены.

Микрофоны были установлены в шестидесяти номерах отеля «Виру», который имел 22 этажа. По правде говоря, в нём был ещё и 23 этаж, о котором никто не знал. Его занимали сотрудники КГБ, которые при помощи специального оборудования следили за гостями отеля. КГБ шпионило за иностранцами, которые останавливались в «Виру, в течение 20 лет – до тех пор, пока не распался Советский Союз.

Как было впоследствии обнаружено, агенты КГБ использовали невероятно сложные прослушивающие устройства. В 1945 году группа советских детей подарила послу США в СССР Большую печать Соединённых Штатов Америки, вырезанную из дерева, в знак дружбы между двумя странами. В деревянной печати был спрятан микрофон. Он был одним из первых прослушивающих устройств, использующих пассивную технологию передачи звуковых сигналов, которая делала невозможным его обнаружение при помощи традиционных методов и позволяла пользоваться им в течение длительного периода времени.

Деревянная Большая печать позволила сотрудникам КГБ в течение семи лет подслушивать разговоры, происходившие в кабинете американского посла – до тех пор, пока устройство не было случайно обнаружено британским радиооператором в 1952 году.

©

kykyryzo.ru

КГБ СССР. САМЫЕ ГРОМКИЕ СПЕЦОПЕРАЦИИ ЗА РУБЕЖОМ

КГБ СССР. САМЫЕ ГРОМКИЕ СПЕЦОПЕРАЦИИ ЗА РУБЕЖОМ

Аллен Даллес говорил: «Об успешных операциях спецслужбы помалкивают, а их провалы говорят сами за себя». Несмотря на строгую секретность, известны несколько безусловно успешных операций КГБ СССР за рубежом, о которых здесь и пойдет речь.

Операция "Вихрь"

Поздним вечером 3 ноября 1956 года на переговорах с советской стороной офицеры КГБ СССР арестовали нового министра обороны Венгрии Пала Малатера. Уже в 6 часов утра 4 ноября советское командование отправило в эфир кодовый сигнал «Гром». Он означал начало операции «Вихрь» по подавлению венгерского восстания.

Задача подавления мятежа возлагалась на Особый корпус. В общей сложности, в операции «Вихрь» участвовало более 15 танковых, механизированных, стрелковых и авиадивизий, 7-я и 31-я воздушно-десантные дивизии, железнодорожная бригада (больше 60 тысяч человек).

Для захвата городских объектов были созданы спецотряды, их поддерживали 150 десантиников и БМД и по 10-12 танков. В каждом отряде были сотрудники КГБ СССР: генерал-майор Павел Зырянов, генерал-майор Кузьма Гребенник (будет назначен военным комендантом Будапешта), известный нелегал Александр Коротков. В их задачи входила организация захвата и арест членов правительства во главе с Имре Надем (премьер-министром Венгерской Народной Республики в 1953—1955 и во время восстания 1956 года).

За один день были захвачены все основные объекты в Будапеште, члены правительства Имре Надя укрылись в югославском посольстве.

22 ноября в 18.30 у посольства Югославии в Будапеште выстроились легковые автомобили и небольшой автобус, в котором находились дипломаты и члены венгерского правительства, в том числе Имре Надь. Подполковник КГБ приказал пассажирам автобуса покинуть его, но дожидаться реакции не стал. Автобус взяли в «коробочку» несколько бронетраспортеров. Председатель КГБ Серов доложил в ЦК, что «И. Надь и его группа арестованы, доставлены в Румынию и находятся под надежной охраной».

Ликвидация Степана Бандеры

Ликвидировать Степана Бандеру было не просто. Он всегда ходил с телохранителями. Его опекали западные спецслужбы. Благодаря их содействию несколько покушений на лидера ОУН было сорвано.

КГБ умел ждать. Агент КГБ Богдан Сташинский несколько раз приезжал в Мюнхен (под именем Ганса-Иоахима Будайта), пытаясь найти следы Степана Бандеры. В поисках помог… простой телефонный справочник. Псевдоним Бандеры был «Попель» (c нем. "сопля", "ничтожный человек"), его то и нашел Сташинский в справочнике. Там же значился и адрес предполагаемой жертвы. Много времени ушло на подготовку к операции, поиск путей отхода, подбор отмычек и так далее.

Когда Сташинский в следующий раз прибыл в Мюнхен, с ним уже было оружие (миниатюрное двуствольное устройство, заряженное ампулами с цианистым калием), ингалятор и защитные таблетки.

Агент КГБ выжидал. 15 октября 1959 года, в час дня он увидел, как машина Бандеры заезжает в гараж. Сташинский воспользовался заранее приготовленной отмычкой и первым проник в подъезд. Там были люди — женщины переговаривались на верхних площадках.

Первоначально Сташинский хотел дождаться Бандеру на лестнице, но долго там оставаться он не мог — его могли обнаружить. Тогда он решил спускаться по лестнице. Втреча состоялась у квартиры Бандеры на третьем этаже. Украинский националист узнал Богдана — до этого он уже встречал его в церкви. На вопрос «Что вы здесь делаете?» Сташинский протянул в сторону лица Бандеры газетный сверток. Прозвучал выстрел.

Вербовка Джона Уолкера

КГБ был известен многими успешными вербовками специалистов западных спецслужб. Одной из самых удачных оказалась вербовка в 1967 году американского шифровальщика Джона Уолкера.

В это время в руках КГБ оказалась американская шифровальная машина KL-7, которая использовалась службами США для шифровки сообщений. По словам журналиста Пита Эрли, который написал о Уолкере книгу, с вербовкой американского шифровальщика возникла ситуация, «как если бы ВМС США открыли филиал своего центра коммуникаций прямо посреди Красной площади».

17 лет, пока Джон Уолкер не был рассекречен, вооруженные и разведовательные силы США оказывались в патовой ситуации. Где бы ни проходили секретные учения, организуемые по всем правилам конспирации, рядом оказывались сотрудники КГБ. Уолкер передавал таблицы ключей к шифровальным кодам ежедневно, он вовлек в свою агентурную сеть семью, что его и погубило.

На скамье подсудимых он оказался благодаря показаниям бывшей жены Барбары. Его приговорили к пожизненному заключению.

Операция "Тукан"

КГБ СССР также много сил уделял поддержке угодных Советскому Союзу режимов за рубежом.

В 1976 году КГБ совместно с кубинской спецслужбой ДГИ была организована операция «Тукан». Она заключалась в формировании негативного общественного мнения по отношению к режиму Аугусто Пиночета, который неоднократно заявлял, что главным его врагом и врагом Чили является коммунистическая партия. По словам бывшего офицера КГБ Василия Митрохина, идея операции принадлежала лично Юрию Андропову.

Операция «Тукан» преследовала две цели: дать негативный образ Пиночета в средствах массовой информации и простимулировать правозащитные организации к началу активных действий по внешнему давлению на лидера Чили. Информационная война была объявлена. В американской газете New York Times вышло целых 66 статей, посвящённых правам человека в Чили, 4 статьи, посвящённых режиму Красных кхмеров в Камбодже и 3 статьи о соблюдении прав человека на Кубе.

Во время операции «Тукан» КГБ сфабриковал письмо, где американская разведка обвинялась в политических преследованиях чилийской спецслужбы ДИНА. В дальнейшем многие журналисты, включая Джека Андерсона из New York Times, использовали это письмо как доказательство причастности ЦРУ к нелицеприятным моментам операции «Кондор», направленной на ликвидацию политической оппозиции в ряде стран Южной Америки.

Освобождение заложников "Хезболлы"

30 сентября 1985 года в Бейруте были захвачены четверо сотрудников советского посольства (двое из них — сотрудники КГБ Валерий Мыриков и Олег Спирин). Захват происходил «по классике»: блокировка машин, черные маски, стрельба, угрозы. Сотрудник консульского отдела Аркадий Катков попробовал оказать сопротивление, но один из нападавших остановил его пулеметной очередью.

Ответственность за захват взяла на себя ливанская группировка «Силы Халеда Бин аль-Уалида», однако бейрутская резидентура КГБ установила, что истинными организаторами захвата являлись шиитские фундаменталисты «Хезболлы» и палестинские активисты ФАТХа. Поступила информация о том, что захват советских дипломатов был согласован с радикальными представителями духовенства Ирана, террористы получили благословение религиозного лидера «Хезболлы» шейха Фадлаллы.

Захват имел политические цели. «Хезболла» хотела заставить Москву оказать давление на Сирию чтобы её правительство отказалось от операции по зачистке подконтрольных ФАТХу и «Хезболле» территорий в Триполи и Бейруте.

Несмотря на то, что Москва выполнила почти все требования террористов, заложников не спешили возвращать. В книге «Очерки истории российской внешней разведки» указывается, что Центр предложил своему резиденту в Бейруте встретиться с тогдашним духовным лидером «Хезболлы» и оказать на него давление. Встреча состоялась, резидент пошел ва-банк и сказал, что «СССР проявил максимум терпения, однако может перейти к серьезным действиям».

До аятоллы донесли мысль, что если советских заложников не отпустят, то советская ракета (например, СС-18) может случайно угодить в шиитскую святыню – иранский город Кум или ещё куда-нибудь во время полуденной молитвы. Аятолла задумался, а потом сказал, что надеется с помощью Аллаха освободить заложников.

Бейрутской резидентурой КГБ также были завербованы несколько представителей ближайшего окружения Имада Мугния (он руководил захватом), а также арестованы несколько его родственников. Массированное психологическое давление оправдалось: по прошествии месяца после захвата советские дипломаты оказались на свободе.

ФОТО:

1. Иван Александрович Серов (1905, Вологодская губерния — 1990, Московская область) — первый председатель Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР в 1954—1958 годы. 13 марта 1954 — 8 декабря 1958.
Участвовал в подавлении Венгерского восстания, руководил арестами участников восстания и созданием новых органов безопасности Венгрии.

2. Янош Кадар хотел избавиться от премьера ВНР Имре Надя. Суд несколько раз откладывался по просьбе Москвы и был устроен в момент нового обострения отношений с Югославией.

3. Александр Николаевич Шелепин (1918, Воронеж —1994, Москва) — председатель Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР. 25 декабря 1958 — 13 ноября 1961.
Из его рук получали награды ликвидаторы С. А. Бандеры — Б. Н. Сташинский и Л. Д. Троцкого — Р. Меркадер.

4. Оружие Сташинского (миниатюрное двуствольное устройство, заряженное ампулами с цианистым калием)

5. Владимир Ефимович Семичастный (1924, село Григорьевка, Екатеринославская губерния — 2001 Москва) — Председатель Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР.
13 ноября 1961 года — 18 мая 1967 года

6. 17 лет, пока Джон Уолкер не был рассекречен, вооруженные и разведовательные силы США оказывались в патовой ситуации. Где бы ни проходили секретные учения, организуемые по всем правилам конспирации, рядом оказывались сотрудники КГБ.

7. Юрий Владимирович Андропов (1914, станция Нагутская, Ставропольская губерния — 1984, Москва) — председатель КГБ СССР (18 мая 1967 года — 26 мая 1982 года)

8. Аугусто Пиночет неоднократно заявлял, что главным его врагом и врагом Чили является коммунистическая партия.

9. Виктор Михайлович Чебриков (1923, Екатеринослав, — 1999, Москва). Председатель КГБ СССР. 17 декабря 1982 года — 1 октября 1988 года.
Обеспечивая безопасность страны до 1988 года, Чебриков продолжал линию Андропова.

10. 30 сентября 1985 года в Бейруте были захвачены четверо сотрудников советского посольства (двое из них — сотрудники КГБ Валерий Мыриков и Олег Спирин). Захват происходил «по классике»: блокировка машин, черные маски, стрельба, угрозы.

xn--b1agop3c.xn--p1acf

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о