Японская танка – Японские танка. Сто стихотворений ста Поэтов (Сборник классических японских танка, составленный в 1235 году фудзивара-но тэйка)Цветаева Марина стихи. Степан Кадашников. Северянин Игорь стихи.Ахматова Анна. Стихи.Сергей Есенин . Степан Кадашников поэт песенник. Официальный сайт Российского  поэта, автора книги стихов «Рисуя Русь». Стихи о любви и войне, скандальные стихи, стихи о России, тексты песен.

Содержание

Танка — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Танка (яп. 短歌 танка, «короткая песня») — 31-слоговая пятистрочная японская стихотворная форма (основной вид японской феодальной лирической поэзии), являющаяся разновидностью жанра вака (яп. 和歌 вака, «песни Ямато»).

Истоки танка — в народных преданиях и устной поэзии эпохи родового строя. В настоящее время танка культивируется как основная форма японской национальной поэзии.
В XIII-XIV веках существовал сатирический жанр — ракусю, а в более поздние времена — юмористическая поэзия кёка (в буквальном переводе «безумные стихи»), которые также используют строфу танка, то есть 5-7-5-7-7.

Поэт Цураюки (IX — начало X века) даёт определение танка, как поэзии «корни которой — в человеческом сердце».

Танка не имеет рифм. Техника этой формы поэзии основана на сочетании пяти- и семисложных стихов с двумя семисложными заключительными стихами:

奥山に
紅葉踏みわけ
鳴く鹿の
声きく時ぞ
秋は悲しき

Окуяма-ни
момидзи фумивакэ
наку-сика-но
коэ кику токи дзо
аки-ва канасики

В глубине в горах
топчет красный клёна лист
стонущий олень
слышу плач его… во мне
вся осенняя печаль

(Танка поэта Сарумару-даю)

Составленное по этой форме стихотворение может содержать до 50 или 100 строчек, и в этом случае оно называется тёка (яп. 長歌 тё:ка, «длинная песня»), или нагаута (яп. 長歌 нагаута), однако большинство японских танка состоит из пяти строк по схеме — 5-7-5-7-7, что в общей сложности составляет 31 слог.

Во всём мире широко известны японские трёхстишия хайку (или хокку) и пятистишия танка. Эпитафией крупнейшего японского поэта нашего века Исикавы Такубоку стала его самая известная танка:

На северном берегу,
Где ветер, дыша прибоем,
Летит над грядою гор,
Цветёшь ли ты, как бывало,
Шиповник, и в этом году?..

На рубеже XIX—XX веков появилось несколько поэтических циклов в жанрах японской лирики: «Подражание японскому» Вячеслава Иванова, «Японские танки и хай-кай» Валерия Брюсова, «Пять танок» Андрея Белого, «Лепестки Саку

ru.wikipedia.org

Японские танка. Сто стихотворений ста Поэтов (Сборник классических японских танка, составленный в 1235 году фудзивара-но тэйка)Цветаева Марина стихи. Степан Кадашников. Северянин Игорь стихи.Ахматова Анна. Стихи.Сергей Есенин . Степан Кадашников поэт песенник. Официальный сайт Российского  поэта, автора книги стихов «Рисуя Русь». Стихи о любви и войне, скандальные стихи, стихи о России, тексты песен.




Японские танка.


 




Сто стихотворений ста Поэтов (Сборник классических японских танка,
составленный в 1235 году фудзивара-но тэйка)


------------------------------------

     Перевод Владимира Соколова

     OCR Бычков М.Н.

---------------------------------



     Император ТЭНДЗИ



       Под циновками

       Прячутся крестьяне от

       Осенних дождей.

       Вот и мои рукава

       От росы промокают.



     Императрица ДЗИТО



       Вновь весна прошла,

       И, как обычно, лето

       Белые шелка

       Раскатало на склонах

       Святых гор Кагуяма.





КАКИНОМОТО-НО ХИТОМАРО


     начало VIII века


       Горной крестьянки

       След, свисает косичка

       Ее как ветка.

       А мне в постели эту

       Долгую ночь коротать?





ЯМАБЭ-НО АКАХИТО


     начало VIII века


       К заливу Таго

       Иду по тропе, и там

       Открываются

       Белоснежные снега

       Величавого Фудзи.





САРУМАРУ-ДАЮ


     годы жизни неизвестны


       Далеко в горах

       По красной листве кленов

       Ступает олень.

       Я у слышал его крик,

       Так грустно осень идет.





ОТОМО-НО ЯКАМОТИ




       Полет сороки

       Над радугой небесной,

       Как мостик в небе.

       Иней искрится, значит,

       Ночь ушла без остатка.




АБЭ-НО
НАКАМАРО




       Я загляделся

       В небеса. Та самая

       Луна, как роза,

       Над горою Микаса

       В префектуре Касуга.



     Монах КИСЭН

     начало IX века


       Хижина в лесу,

       Такая убогая.

       В столице люди

       Мой мир и всю мою жизнь

       Зовут - гора Печали.




ОНО-НО
КОМАТИ


     начало IX века


       Пожухли краски

       Летних цветов, вот и я

       Вглядываюсь в жизнь

       Свою и вижу только

       Осени долгие дожди.





СЕМИМАРУ


     годы жизни неизвестны


       Где же правда?

       Друг или враг, все должны

       Прийти и уйти,

       Встретиться и расстаться

       У заставы Холмы встреч.



     Советник ТАКАМУРА



       Рыбачья лодка,

       Скажи друзьям обо мне,

       Ты же видела,

       Как я уплывал в страну

       Сотни дальних островов,



     Монах ХЭДЗп



       Ветры в небесах,

       Сохраните врата для

       Белых облаков!

       Еще одно мгновенье

       Дайте мне насладиться.



     Император пДЗЭЙ



       Падая с горы,

       Ручей превращается

       В реку Мина, и,

       Чем глубже ее русло,

       Тем крепче моя любовь.





МИНАМОТО-НО ТОРУ




       Спутались мысли,

       Но моя любовь к тебе

       Неизменна, как

       Сложные узоры на

       Рисунках из Митиноку.



     Император КОКО



       Ранней весною,

       На поле ищу цветы

       Тебе в подарок.

       Рукава моих одежд

       Вымочил выпавший снег.





АРИВАРА-НО ЮКИХИРА




       Мы в разлуке, но

       На вершинах Инаба

       Прислушиваюсь

       К шепоту горных сосен:

       Я снова вернусь к тебе.





АРИВАРА-НО НАРИХИРА




       Даже в век богов

       Не верю, чтобы воды

       Так отражали

       Красный облик осени,

       Как гладь реки Тацута.





ФУДЗИВАРА-НО ТОСИЮКИ


     умер в 901 году


       Волны играют

       В заливе Суми, даже

       В эту ночь, когда

       В своих тайных мечтаньях

       Я пробираюсь к тебе.



     Госпожа ИСЭ

     умерла в 939 году


       Звенья тростника

       В Нанива так коротки,

       Но и на такой

       Краткий миг мы не встретимся.

       Ты мне это говоришь?



     Принц МОТОпСИ



       Жизнь потеряла

       Значение без тебя.

       Но мы встретимся,

       Даже погибнув в волнах

       У залива Нанива.



     Монах СОСЭЙ

     годы жизни неизвестны


       Сказала она:

       "Вернусь через мгновенье",

       И я ждал ее.

       Предрассветную луну

       Долгие месяцы жду.





ФУНЬЯ-НО ЯСУХИДЭ


     вторая половина IX века


       Его дыханье

       Сорвало и унесло

       Желтые листья.

       Оттого горный ветер

       Зовут разрушителем?



ОЭ-НО
ТИСАТО


     начало X века


       Гляжу на луну,

       И печаль проникает

       В самое сердце,

       Хотя не только ко мне

       Пришло время осени.





СУГАВАРА-НО МИТИДЗАНЭ




       Жертвы не принес

       Тебе, гора Тамуке,

       Но склон твой листья

       Красные украсили,

       Как подношенье богам.





ФУДЗИБАРА-НО САДАКАТА




       Стелется лоза

       На Холмах свиданий, но

       Сможет ли она

       Возлюбленной показать

       Тайные пути ко мне.





ФУДЗИВАРА-НО ТАДАХИРА




       Если бы листья

       Кленов с гор Огура

       Имели сердце,

       То и они бы ждали

       Визит императора.





ФУДЗИВАРА-НО КАНЭСУКЭ




       По полю Мика

       Плывет свободный поток

       Реки Изуми,

       Но свидимся ли еще,

       Зачем я так далеко?





МИНАМОТО-НО МУНЭЮКИ


     начало X века


       Зимняя печаль

       В горной деревне.

       Травы и даже

       Шаги уходящих гостей

       Замерзают на глазах.





ОСИКОТИ-НО МИЦУНЭ


     годы жизни неизвестны


       Я хризантемы,

       Тронутые инеем,

       Собрал бы все,

       Если бы это было

       В моих силах и власти.




МИБУ-НО
ТАДАМИНЭ


     начало X века


       Моя любовь была,

       Как утренняя луна,

       Но мы расстались.

       Теперь я все сильнее

       Ненавижу свет зари.





САКАНОЭ-НО КОРЭНОРИ


     начало X века


       Едва лишь зашла

       Луна, как выпавший снег

       Осветил поля

       У селенья псино

       Белым ярким рассветом.





ХАРУМИТИ-НО ЦУРАКИ


     вторая половина IX века


       В горном потоке

       Ветер плотину строит

       Из веток, но лишь

       Клена листва так слаба,

       Чтобы удержать воду.




КИ-НО
ТОМОНОРИ


     вторая половина IX века


       Весною, когда

       Так безмятежно небо,

       Отчего вишни

       Лепестки рассыпают,

       Как тревожные мысли?





ФУДЗИВАРА-НО ОКИКАДЗЭ


     вторая половина IX века


       Какой старый друг

       Со мной вместе доживет

       До моих седин?

       Лишъ сосны Такасаго,

       Но они бессловесны.




КИ-НО
ЦУРАЮКИ




       Глубину сердца

       Распознать не дано мне,

       Но на родине

       Аромат сливы тот же,

       Что и в юные годы.



     КИпХАРА-НО ФУКАЯБУ

     первая половина X века


       В летних сумерках,

       Когда опустилась тьма,

       Я знаю: где-то

       На небе есть приют для

       Скитающейся луны.





ФУНЪЯ-НО АСАЯСУ


     начало X века


       На летних полях

       Рассыпал капли росы

       Проказник ветер.

       Словно посеял бусы

       Своих блестящих семян.



     Госпожа УКОН

     начало X века


       Он меня бросил.

       Беспокоюсь о том, что

       До конца своих

       Дней так и останется

       Он клятвопреступником.




МИНАМОТО-НО ХИТОСИ


     первая половина X века


       На поле среди

       Опавшей листвы бамбук

       Пробивается,

       Так и я переполнен

       Тайной любовью к тебе.





ТАЙРА-НО КАНЭМОРИ


     умер в 990 году


       Как ни скрывал я

       Влюбленность, но выдало

       Секрет мой лицо.

       И теперь спрашивают:

       Что так тревожит тебя?





МИБУ-НОТАДАМИ


     середина X века


       О чувстве моем

       Слухи вмиг разлетелись

       Окрест. Но разве

       Соседям следует знать,

       Кого же я полюбил.



     КИпХАРА-НО МОТОСУКЭ



       Рукава влажны

       От наших слез, и любовь

       Будет жить вечно,

       Пока волны не зальют

       Сосен на горе Суэ.





ФУДЗИВАРА-НО АЦУТАДА




       Я встретил тебя.

       О, если б знал, какие

       Сильные чувства

       Овладеют мной - как будто

       Я в первый раз влюбляюсь.





ФУДЗИВАРА-НО АСАТАДА




       Если б никогда

       Мы не встретились, разве

       Сетовал бы я?

       Но сомневаюсь, что мы

       Умели тогда любить.





ФУДЗИВАРА-НО КОРЭМАСА




       Знаю, нет вокруг

       Никого, кто скажет, что

       Я - его печаль.

       Стоит ли радоваться,

       Принадлежа лишь себе.



     СОНЭ-НО пСИТАДА

     вторая половина X века


       В проливе Юра,

       Как моряк, не знающий

       Глубин, я плыву,

       Но не знаю, как сильно,

       Как глубоко я люблю.



     Монах ЭГп

     вторая половина X века


       В домик в тумане

       И в виноградной лозе

       Никто не зашел.

       Только осень каждый год

       Проведывает меня.





МИНАМОТО-НО СИГЭЮКИ


     умер в 1000 году


       Я, как волна, что

       Ветер несет на скалы,

       Даже краткие

       Воспоминания о

       Ней разбиваются в пыль.



     ОНАКАТОМИ-НО пСИНОБУ



       Как стражи костры,

       Пылающие в ночи,

       Оставляют лишь

       Пепелище, так моя

       Торит и гаснет любовь.



     ФУДЗИВАРА-НО пСИТАКА



       Только ты одна

       Стала тому причиной:

       Жизнь я не берег,

       А вот сегодня молюсь,

       Чтоб длилась вечно она.





ФУДЗИВАРА-НО САНЭКАТА


     умер в 998 году


       Как ей рассказать

       О том, что живет в душе?

       Легко ли понять?

       Любовь так же жжет меня,

       Как жаровня Ибуки.





ФУДЗИВАРА-НО МИТИНОБУ


     умер в 994 году


       Знаю точно, что

       Угаснет день, а за ним

       Снова ночь придет,

       Но все равно не люблю

       Первых лучей на заре.



     Мать МИТИЦУНА



       Лежа в постели,

       Глаз не сомкнула всю ночь,

       До рассвета. Ты

       Поймешь ли меня, что я -

       Императрица ночи?



     Мать ГИДОСАНСИ



       Вспомнит ли меня

       Он спустя годы или

       Забудет совсем?

       Только тогда пусть этот

       День станет последним днем.



     Старший советник КИНТО



       Водопад унес

       Бурный поток и затих

       Его грохот. Но

       Вода все еще носит

       Имя реки в шуме брызг.



     Госпожа ИДЗУМИ СИКИБУ



       Скоро умру, но,

       Пока жива, надеюсь

       Увидеть тебя,

       В последний раз, чтобы там,

       Куда уйду, вспоминать.



     Госпожа МУРАСАКИ СИКИБУ



       Встреча на тропе.

       Но пока размышляла,

       Была ли она,

       Полная луна уже

       Скрылась за облаками.



     Госпожа КАТЭКО

     первая половина XI века


       Гора Арима

       Вечно шумит ветрами

       В бамбуках Ина.

       Так же и мне не забыть

       Твой образ в сердце своем.



     Госпожа АКАДЗОМО-НО ЭМОН

     годы жизни неизвестны


       Лучше уснуть мне,

       Чем тщетно считать часы

       Ночи напролет.

       Но все с надеждой гляжу,

       Как уходит вдаль луна.



     Госпожа КОСИКУБУ

     первая половина XI века


       Путь в Икуно так

       Долог и труден через

       Горы Оэ, что

       Не знаю, как получить

       Письмо - только по небу.



     Госпожа ИСЭ-НО ОСУКЭ

     годы жизни неизвестны


       Цветы сакуры

       Благоухают в Нара,

       Столице древней.

       И двор дворца заполнил

       Чистый аромат неба.



     Госпожа СЭЙ СЕНАГОН

     родилась в 966 году


       Прокричал петух

       Глубокой темной ночью

kadashnikov.narod.ru

Японские танки периода Второй мировой войны. Часть I » Военное обозрение

За двадцать лет до начала войны с Китаем и последовавшего за этим наступления на всю Юго-Восточную Азию, Японская империя начала формирование своих бронетанковых войск. Опыт Первой Мировой войны показал перспективы танков и японцы приняли его к сведению. Создание японской танковой отрасли началось с тщательного изучения зарубежных машин. Для этого, начиная с 1919 года, Япония закупала у европейских стран небольшие партии танков различных моделей. В середине двадцатых наилучшими были признаны французский Renault FT-18 и английский Mk.A Whippet. В апреле 1925 года из этих бронемашин была сформирована первая японская танковая группа. В дальнейшем закупка зарубежных образцов продолжилась, но особо крупных размеров не имела. Японские конструкторы уже подготовили несколько собственных проектов.

Renault FT-17/18 (The 17 had an MG, the 18 had a 37mm gun)

Танки Mk.A Whippet Императорской армии Японии

В 1927 году Осакский арсенал явил миру первый японский танк собственной разработки. Машина имела боевую массу 18 тонн и вооружалась 57-мм пушкой и двумя пулеметами. Вооружение монтировалось в двух самостоятельных башнях. Вполне очевидно, что первый опыт самостоятельного создания бронетехники не увенчался особым успехом. Танк «Чи-И» был, в целом, неплох. Но не обошлось без т.н. детских болезней, что было простительно для самой первой конструкции. Учтя опыт испытаний и пробной эксплуатации в войсках, через четыре года был создан еще один танк той же массы. «Тип 91» оснащался тремя башнями, в которых находились 70-миллиметровая и 37-миллиметровая пушки, а также пулеметы. Примечательно, что пулеметная башня, будучи предназначенной для обороны машины с тыла, располагалась за моторным отсеком. Другие две башни располагались в передней и средней части танка. Самое мощное орудие устанавливалось на крупной средней башне. Эту схему вооружения и компоновки японцы применили на следующем своем среднем танке. «Тип 95» появился в 1935 году и даже строился небольшой серией. Однако ряд конструктивных и эксплуатационных особенностей в итоге привел к отказу от многобашенных систем. Все дальнейшие японские бронемашины либо оснащались одной башней, либо обходились рубкой или бронещитком пулеметчика.

Первый японский средний танк, который именовался как 2587 “Чи-и” (иногда его называли «средний танк №1»)

«Специальный трактор»

После отказа от идеи танка с несколькими башнями японские военные и конструкторы начали развивать другое направление бронетехники, которое в итоге стало основой для целого семейства боевых машин. В 1935 году на вооружение японской армии был принят легкий/малый танк «Тип 94», также известный под названием «ТК» (сокращение от «Токубецу Кенинся» – дословно «Специальный трактор»). Изначально этот танк с боевой массой в три с половиной тонны – из-за этого в европейской классификации бронетехники он числится танкеткой – разрабатывался как специальное транспортное средство для перевозки грузов и сопровождения автоколонн. Тем не менее, со временем проект развился в полноценную легкую боевую машину. Конструкция и компоновка танка «Тип 94» впоследствии стала классической для японских бронемашин. Корпус «ТК» собирался на каркасе из уголков из катаных листов, максимальная толщина брони равнялась 12 миллиметрам верхней детали лба. Днище и крыша были в три раза тоньше. В передней части корпуса размещалось моторно-трансмиссионное отделение с бензиновым двигателем Mitsubishi «Тип 94» мощностью 35 лошадиных сил. Столь слабого мотора хватало на скорость всего в 40 км/ч по шоссе. Подвеска танка была сконструирована по схеме майора Т. Хары. Четыре опорных катка на гусеницу попарно крепились на концах балансира, который, в свою очередь, монтировался на корпусе. Амортизирующим элементом подвески была спиральная пружина, установленная вдоль корпуса и прикрытая цилиндрическим кожухом. С каждого борта ходовая часть оснащалась двумя такими блоками, при этом зафиксированные концы пружин находились в центре ходовой. Вооружение «Специального трактора» состояло из одного пулемета «Тип 91» калибра 6,5 миллиметра. Проект «Тип 94» в целом был удачным, хотя и имел ряд недостатков. Прежде всего, претензии вызывала слабая защита и недостаточное вооружение. Всего один пулемет винтовочного калибра был действенным оружием только против слабого противника.

«Тип 94» «ТК» захваченный американцами

«Тип 97»/«Те-Ке»

Техническое задание на следующую бронемашину подразумевало более высокие уровни защиты и огневой мощи. Поскольку конструкция «Типа 94» имела определенный потенциал в отношении развития, то новый «Тип 97», он же «Те-Ке», по факту стал его глубокой модернизацией. По этой причине подвеска и конструкция корпуса «Те-Ке» почти полностью была аналогична соответствующим агрегатам «Типа 94». В то же время, были и отличия. Боевая масса нового танка выросла до 4,75 тонны, что в сочетании с новым более мощным двигателем могло повлечь за собой серьезные изменения в балансировке. Во избежание слишком большой нагрузки на передние опорные катки двигатель OHV был размещен в корме танка. Двухтактный дизель развивал мощность до 60 л.с. При этом увеличение мощности мотора не повлекло за собой улучшения ходовых качеств. Скорость «Типа 97» осталась на уровне предыдущего танка «ТК». Перенос двигателя в корму потребовал изменения компоновки и формы передней части корпуса. Так, благодаря увеличению свободных объемов в носу танка, удалось сделать более эргономичное рабочее место механика-водителя с более удобной «рубкой», выступающей над лобовым и верхним листами корпуса. Уровень защиты «Типа 97» был немного выше, чем у «Типа 94». Теперь весь корпус собирался из 12-миллиметровых листов. Кроме того, верхняя часть бортов корпуса имела толщину в 16 миллиметров. Такая интересная особенность была обусловлена углами наклона листов. Поскольку лобовой располагался под большим углом к горизонтали, чем бортовые, разная толщина позволила обеспечить одинаковый уровень защиты со всех ракурсов. Экипаж танка «Тип 97» состоял из двух человек. Они не располагали какими-либо специальными наблюдательными приборами и пользовались только смотровыми щелями и прицелами. Рабочее место командира танка располагалось в боевом отделении, в башне. В его распоряжении имелась пушка калибра 37 мм и 7,7-мм пулемет. Орудие «Тип 94» с клиновым затвором заряжалось вручную. Боекомплект из 66 бронебойных и осколочных снарядов укладывался вдоль бортов, внутри корпуса танка. Пробиваемость бронебойного снаряда составляла около 35 миллиметров с дистанции 300 метров. Спаренный пулемет «Тип 97» имел боезапас более 1700 патронов.

Type 97 Te-Ke

Серийное производство танков «Тип 97» началось в 1938-39 годах. До его прекращения в 1942 году было собрано порядка шестисот боевых машин. Появившись в самом конце тридцатых годов, «Те-Ке» успел поучаствовать практически во всех военных конфликтах того времени, от боев в Манчжурии и до десантных операций 1944 года. В первое время промышленность не справлялась с выпуском требуемого количества танков, поэтому проходилось распределять их между частями с особой тщательностью. Применение «Типа 97» в боях шло с переменным успехом: слабое бронирование не обеспечивало защиты от немалой части огневых средств противника, а собственное вооружение не могло дать должной огневой мощи и дальности эффективного огня. В 1940 году была предпринята попытка установить на «Те-Ке» новую пушку со стволом большей длины и прежним калибром. Начальная скорость снаряда выросла на сто метров в секунду и достигла уровня в 670-680 м/с. Тем не менее, со временем выяснилась недостаточность и этого вооружения.

«Тип 95»

Дальнейшим развитием тематики легких танков стал «Тип 95» или «Ха-Го», созданный немного позже «Те-Ке». В целом, он был логическим продолжением предыдущих машин, однако не обошлось без серьезных изменений. Прежде всего изменили конструкцию ходовой части. На предыдущих машинах направляющее колесо также играло роль опорного катка и прижимало гусеницу к земле. На «Ха-Го» эта деталь была поднята над землей и гусеница приобрела более привычный для танков того времени вид. Конструкция бронированного корпуса осталась прежней – каркас и катаные листы. Большинство панелей имело толщину 12 миллиметров, из-за чего уровень защиты остался на прежнем уровне. Основой силовой установки танка «Тип 95» был шестицилиндровый двухтактный дизель мощностью 120 л.с. Такая мощность двигателя, несмотря на боевую массу в семь с половиной тонн, позволила сохранить и даже повысить скоростные качества и проходимость машины по сравнению с предыдущими. Максимальная скорость «Ха-Го» на шоссе равнялась 45 км/ч.



Главное оружие танка «Ха-Го» было аналогично вооружению «Типа 97». Это была 37-миллиметровая пушка «Тип 94». Систему подвеса пушки сделали довольно оригинальным способом. Орудие не закреплялось жестко и могло перемещаться как в вертикальной, так и в горизонтальной плоскостях. Благодаря этому имелась возможность грубо наводить пушку поворотом башни и подстраивать наводку при помощи ее собственных механизмов поворота. Боекомплект пушки – 75 унитарных снарядов – размещался вдоль стенок боевого отделения. Дополнительным вооружением «Типа 95» сперва были два 6,5-мм пулемета «Тип 91». Позже, с переходом японской армии на новый патрон, их место заняли пулеметы «Тип 97» калибра 7,7 миллиметра. Один из пулеметов устанавливался в задней части башни, другой – в качающейся установке в переднем листе бронекорпуса. Кроме того, на левой части корпуса имелись амбразуры для стрельбы из личного оружия экипажа. Экипаж «Ха-Го», впервые в этой линейке легких танков, состоял из трех человек: механика водителя, техника-стрелка и командира наводчика. В обязанности техника-стрелка входил контроль над двигателем и ведение огня из переднего пулемета. Второй пулемет управлялся командиром. Он же заряжал пушку и стрелял из нее.

Первая опытная партия танков «Ха-Го» была собрана еще в 1935 году и сразу же пошла в войска на пробную эксплуатацию. В войне с Китаем, ввиду слабости армии последнего, новые японские танки особых успехов не достигли. Немного позже, во время боев у Халхин-Гола, японским военным наконец удалось проверить «Тип 95» в реальном бою с достойным противником. Эта проверка закончилась печально: почти все имевшиеся у Квантунской армии «Ха-Го» были уничтожены танками и артиллерией Красной Армии. Одним из результатов боев на Халхин-Голе стало признание японским командованием недостаточности 37-миллиметровых пушек. В ходе боев советские БТ-5, оснащенные 45-мм орудиями, успевали уничтожать японские танки еще до того, как те подходили на дистанцию уверенного поражения. Кроме того, в составе японских бронетанковых соединений было немало пулеметных танков, что явно не способствовало успеху в боях.

«Ха-Го», захваченный американскими войсками на острове Ио

В дальнейшем танки «Ха-Го» столкнулись в бою с американской техникой и артиллерией. Ввиду значительной разницы в калибрах – американцы уже вовсю применяли танковые пушки калибра 75 миллиметров – японские бронемашины часто несли большие потери. К концу войны на Тихом океане легкие танки «Тип 95» часто переделывались в стационарные огневые точки, однако и их эффективность была невелика. Последние бои с участием «Типа 95» состоялись во время Третьей гражданской войны в Китае. Трофейные танки передавались китайским военным, причем СССР отправлял захваченную бронетехнику Народно-освободительной армии, а США – Гоминьдану. Несмотря на активное использование «Типа 95» после Второй Мировой войны, этот танк можно признать достаточно везучим. Из 2300 с лишним построенных танков до нашего времени в виде музейных экспонатов дожило полтора десятка. Еще несколько десятков танков в поврежденном состоянии являются местными достопримечательностями в некоторых азиатских странах.

Средний «Чи-Ха»

Вскоре после начала испытаний танка «Ха-Го» фирма «Мицубиси» представила еще один проект, уходящий своими корнями в начало тридцатых годов. На этот раз старая добрая концепция «ТК» стала основой для нового среднего танка, получившего наименование «Тип 97» или «Чи-Ха». При этом стоит отметить, что «Чи-Ха» имел мало общих черт с «Те-Ке». Совпадение цифрового индекса разработки было обусловлено некоторыми бюрократическими моментами. Тем не менее, без заимствования идей дело не обошлось. Новый «Тип 97» имел такую же компоновку, как и предыдущие машины: мотор в корме, трансмиссия в передней части и боевое отделение между ними. Конструкция «Чи-Ха» выполнялась по каркасной системе. Максимальная толщина катаных листов корпуса в случае с «Типом 97» увеличилась до 27 миллиметров. Это обеспечило значительное повышение уровня защиты. Как позже показала практика, новая более толстая броня оказалась куда более стойкой к вооружению противника. К примеру, американские крупнокалиберные пулеметы Браунинг M2 уверенно поражали танки «Ха-Го» на дистанциях до 500 метров, но на броне «Чи-Ха» они оставляли только вмятины. Более солидное бронирование привело к повышению боевой массы танка до 15,8 тонны. Этот факт потребовал установить новый двигатель. На ранних стадиях проекта рассматривалось два мотора. Оба имели одинаковую мощность в 170 л.с., но были разработаны разными фирмами. В итоге был выбран дизель Mitsubishi, оказавшийся немногим более удобным в производстве. Да и возможность быстрой и удобной связи конструкторов-танкостроителей с инженерами-двигателистами сделала свое дело.

Учитывая текущие тенденции развития зарубежных танков, конструкторы «Мицубиси» решили оснастить новый «Тип 97» более мощным оружием, чем было у предыдущих танков. На поворотной башне была установлена 57-миллиметровая пушка «Тип 97». Как и на «Ха-Го», пушка могла качаться на цапфах не только в вертикальной плоскости, но и в горизонтальной, в пределах сектора шириной 20°. Примечательно, что тонкая наводка орудия по горизонтали производилась безо всяких механических средств – только физической силой наводчика. Вертикальная наводка осуществлялась в секторе от -9° до +21°. В стандартном боекомплекте пушки было 80 осколочно-фугасных и 40 бронебойных снарядов. Бронебойный боеприпас весом в 2,58 кг с километра пробивал до 12 миллиметров брони. На вдвое меньшей дистанции показатель пробиваемости повышался в полтора раза. Дополнительное вооружение «Чи-Ха» состояло из двух пулеметов «Тип 97». Один из них располагался в передней части корпуса, а другой предназначался для обороны от нападения сзади. Новое орудие заставило танкостроителей пойти на очередное увеличение экипажа. Теперь в него входило четыре человека: механик-водитель, стрелок, заряжающий и командир-наводчик.

В 1942 году на базе «Типа 97» был создан танк «Шинхото Чи-Ха», отличавшийся от оригинальной модели новой пушкой. 47-мм орудие «Тип 1» позволило увеличить боекомплект до 102 снарядов и одновременно с этим повысить бронепробиваемость. Ствол длиной в 48 калибров разгонял снаряд до таких скоростей, на которых он мог пробить до 68-70 миллиметров брони на дистанции до 500 метров. Обновленный танк оказался более эффективным против бронетехники и укреплений противника, в связи с чем было начато серийное производство. Кроме того, немалая часть из семисот с лишним изготовленных «Шинхото Чи-Ха» была переоборудована в ходе ремонта из простых танков «Тип 97».

Боевое применение «Чи-Ха», начатое в первые же месяцы войны на Тихоокеанском театре военных действий, до определенного времени показывало достаточную эффективность примененных решений. Однако со временем, когда в войну вступили США, уже имевшие в войсках такие танки, как M3 Lee, стало понятно, что все имеющиеся у Японии легкие и средние танки попросту не могут бороться с ними. Для надежного поражения американских танков требовались точные попадания в определенные их части. Именно это послужило причиной для создания новой башни с пушкой «Тип 1». Так или иначе, ни одна из модификаций «Типа 97» не могла на равных конкурировать с техникой противника, США или СССР. В том числе и в результате этого из примерно 2100 штук до нашего времени дожило только два целых танка «Чи-Ха». Еще дюжина сохранилась в поврежденном виде и тоже является музейными экспонатами.

По материалам сайтов:
http://pro-tank.ru/
http://wwiivehicles.com/
http://www3.plala.or.jp/
http://armor.kiev.ua/
http://aviarmor.net/

topwar.ru

Пехота против танков. Япония

Один солдат — один танк

Среди стран-участниц Второй Мировом войны Япония была хуже всех подготовлена к борьбе с танками. Фактически японцы не имели противотанковых средств вообще. Хотя японская армия уже сталкивалась с советскими танками в Манчжурии, надлежащих уроков из этого опыта командование армией не извлекло. Япония не имела доктрины массового применения танков, а также правил построения противотанковой обороны. Японцы предполагали, что на островах Тихого океана им встретятся только легкие американские танки второй мировой войны. Однако в ноябре 1943 года на Тараве США применили средние танки «Sherman», а позже у них появились истребители танков.


Японский артиллерийский расчет возле 37-мм пушки образца 1922 года

Основной «противотанковой» японской пушкой была 37-мм пушка Тип 94 (образца 1934 года). Фактически это была скорострельная пехотная пушка. Она создавалась с целью обеспечить пехоту средством подавлять пулеметные гнезда, поэтому ее основным видом боеприпасов были фугасные снаряды. Хотя для пушки имелся и бронебойный снаряд с разрывным зарядом, однако низкая начальная скорость делала его малоэффективным. На дистанции 500 метров снаряд пробивал броню толщиной всего 24 мм. Пушка Тип 94 была легкой, разбиралась на шесть частей, ее вполне мог самостоятельно переносить расчет из восьми человек. Некоторые части, действующие в Китае, располагали более эффективной 37-мм пушкой Тип 97 (образца 1937 года). Это были немецкие противотанковые пушки Раk 35/36, захваченные у китайцев. Но таких пушек в распоряжении японцев было очень мало.

Японская тактика «десять человек против танка» (1945 год):

Нажмите на изображение для увеличения


Спойлер: Описание иллюстрации

Причиной потери большинства танков американской морской пехоты на Иводзиме стали японские мины и огонь противотанковой артиллерии. Порой японцы закапывали авиационные бомбы или торпеды, при взрыве которых танки США второй мировой войны просто переворачивались. Но несколько танков японцам удалось уничтожить в ходе атаки пехоты. Во время одного боя американский танк застрял в песке. И на него набросилось около тридцати японских солдат. Им удалось вывести из строя радиостанцию и вооружение танка, но экипаж в итоге смог вырваться из окружения. Японское командование очень опасалось американских танков М4АЗ, полагая, что имеющиеся 47-мм пушки не смогут пробить их броню. Как показала практика, эти опасения были преувеличены. 47-мм пушки вполне могли пробить бортовую и кормовую броню американских средних танков. Тем не менее, для борьбы с танками были сформированы отряды камикадзе, вооруженных магнитными минами Тип 99 (99 хако бакурай). Эти мины могли пробить борт или крышу танка (1). Экипажи обшили борта танка двухдюймовыми досками, а люки защитили, наварив гвозди остриями вверх или прикрыв их сеткой, что не давало приблизить мину к люку ближе чем на 13 см. Кроме того, танки были обвешаны запасными гусеничными траками и мешками с песком. С крыши башен сняли пулеметы, поскольку японцы часто взбирались на крышу танка и открывали из этих пулеметов огонь по американским морским пехотинцам.

Иногда две мины Тип 99 соединялись парой, чтобы повысить их эффективность. В других случаях между двумя минами Тип 99 помещалась дополнительная толовая шашка. Кроме того, практиковалось соединение мин Тип 99 по четыре, зажав их между двумя чурками (4). Ограниченное распространение получили винтовочные гранаты Тип 2 калибра 30 и 40 мм, пробивавшие броню толщиной 30 и 50 мм, соответственно. На иллюстрации выше (Японская тактика «десять человек против танка») изображена 40 мм граната (3). Один из погибших солдат пытался подсунуть под гусеницу танка 2,5-кг мину-брусок. В качестве последнего средства японцы пытались применять против танковых люков простые гранаты — в данном случае осколочную Тип 99 — и даже винтовки с примкнутым штыком (6). В Бирме один самурай вспрыгнул на крышу танка МЗ «Lee» британского 3-го полка карабинеров и успел заколоть мечом командира башни и наводчика, прежде чем заряжающий выхватил пистолет и убил японца.


Спойлер: Описание иллюстрации

Инструктаж японских танкистов

В конце 1942 года в части начала поступать 47-мм пушка Тип 1 (образца 1941 года). Несмотря на значительный калибр, пушка обладала довольно скромными характеристиками, пробивая на дистанции 500 м броню толщиной 50 мм. Тем не менее, она уже могла поражать американские средние танки М4, если не в лоб, то в борт и в корму. В составе японского пехотного полка имелась рота противотанковых пушек, состоящая из трех взводов по две пушки в каждом. Вплоть до конца войны старая 37-мм пушка оставалась на вооружении наряду с 47-мм пушкой. Большинство 47-мм пушек находилось в отдельных дивизионах истребителей танков. На уровне дивизии противотанковых частей в японской армии не существовало.

На вооружении японской армии имелась автоматическая 20-мм пушка Тип 98 (образца 1938 года) и 13,2-мм пулемет Тип 93 (образца 1933 года). И пушка и пулемет могли вести огонь по воздушным целям, но оказались особенно эффективными при стрельбе по десантным лодкам и амфибиям. В их боекомплект входили бронебойные боеприпасы.

Японские солдаты во время боя у горящего легкого танка M3 «Стюарт»

Некоторые пехотные батальоны располагали 20-мм противотанковым ружьем Тип 97 (образца 1937 года). В батальонной роте истребителей танков могло быть до восьми таких ружей. Ружье отличалось сложной конструкцией, было дорого в производстве. Его масса достигала 68 кг. Для обслуживания ружья требовался расчет из трех-четырех человек. Ружье имело семизарядный магазин и могло вести полуавтоматический и автоматический огонь. Ружье устанавливалось на двуногой сошке, дополнительный упор имелся под прикладом. При этом отдача ружья была довольно болезненной. Ружье могло стрелять бронебойными и фугасными патронами (в обоих случаях с трассером), на дистанции 200 метров бронебойный боеприпас пробивал 12 мм брони.

Ограниченное распространение в японской армии получили винтовочные гранаты. Германия предоставила своему союзнику техническую документацию на свои 30-мм и 40-мм гранаты. Эта документация послужила японцам основой для создания несколько измененной винтовочной гранаты Тип 2 (образца 1942 года). Эти гранаты имели кумулятивный заряд, очень редко применявшийся японцами. Кумулятивный заряд имелся и в шестовой мине. Впервые примененная на Филиппинах в 1944 году, мина представляла собой конус массой 5,3 кг, закрепленный на шесте длиной около двух метров. Впереди мины имелись шумы, которые обеспечивали оптимальное удаление мины от поверхности брони. Эти мины применяли солдаты-камикадзе, так как при взрыве шансов уцелеть у солдата не было. Тем не менее, мина пробивала броню толщиной до 150 мм.

Японская пехота на позиции у подбитых советских бронеавтомобилей

Магнитная мина Тип 99 (образца 1939 года) представляла собой диск размером 12×3,2 см и массой 1,2 кг, уложенный в холщовую сумку. Вдоль края диска находилось четыре магнита. Мина имела фугасный заряд, поэтому была эффектнвна только против тонкой брони толщиной до 25 мм. Взрыватель приводился в действие при ударе о твердый объект. На Филиппинах в 1943-44 гг. применялось несколько типов импровизированных противотанковых гранат и мин сомнительной эффективности.

Японская противотанковая тактика основывалась на высоком боевом духе японских солдат. Активно использовался закрытый характер местности, на которой проходили сражения. Материальное превосходство американцев во многом удавалось компенсировать волевыми качествами японских солдат, их способностью к самопожертвованию. Хотя американцы с пренебрежением относились к таким неосязаемым факторам как способность к самопожертвованию, атаки японских камикадзе были важным фактором, во многом определяющим ход сражений. Японцы придерживались правила «один солдат — один танк», хотя на практике потери были выше. Неровная, закрытая местность, изобилующая густой растительностью и изрезанная ущельями, горными хребтами, холмами и лощинами позволяла легко маскировать противотанковое оружие, а также давала возможность японским солдатам скрытно перемещаться, сближаться с танками и применять противотанковое оружие ближнего боя.

Хотя японская пехотная дивизия имела ограниченные возможности организовать противотанковую оборону, обычно дивизию усиливали одним-тремя отдельными дивизионами противотанковой артиллерии и автоматических пушек. Противотанковые пушки окапывались на передовой, хотя отдельные орудия отодвигали вглубь обороны, либо использовали для прикрытия флангов и тыла. Запасные позиции организовывались в глубине обороны и на флангах. Японцы были мастерами маскировки. Почти каждое столкновение с танками носило характер засады. Огонь открывался на минимальной дистанции, в борт или по корме танков. Пушки часто располагались на горных хребтах и склонах, недоступных для танков. На закрытой территории для танков оставалось не так много возможных маршрутов движения, и все маршруты японцы старались перекрыть.

Американский огнеметный танк М3 «Стюарт»

В составе каждого пехотного взвода формировался отряд бронебойщиков из шести-восьми человек во главе с унтер-офицером. Иногда солдаты действовали парами, вооружившись ручными минами Тип 99, гранатами, бутылками с горючей смесью, дымовыми шашками. Иногда организовывались целые команды со специализацией внутри. Одни солдаты ставили дымовую завесу, другие атаковали ходовую часть танка шестовыми зарядами и минами, третьи взбирались на танк и старались вывести из строя башню танка ручными гранатами, минами Тип 99 и ранцевыми фугасами, наконец, четвертые прикрывали действия группы ручными гранатами. Действия бронебойщиков поддерживались всем пехотным взводом. Огнем из винтовок и пулеметов, а также из 50-мм минометов японцы заставляли танкистов наглухо запереться в танке, что ограничивало обзор и давало возможность команде бронебойщиков атаковать танк. Чем меньше у японцев было противотанковых пушек, тем чаще они формировали такие отряды. Обычно для атаки подбирались удобные места — овраг или ручей, где танк неизбежно замедлял ход. В одном японском документе говорится о том, что «солдат добровольно должен взобраться на танк и бросить внутрь гранату или заколоть экипаж танка штыком«. В апреле-мае 1945 года на Окинаве причиной потерь американских танков в порядке убывания значимости были мины, огонь противотанковых пушек, огонь полевой артиллерии, нападения камикадзе с магнитными минами и ранцевыми фугасами.

Японские плавающие танки Тип 2 «Ка-ми»

На Иводзиме в феврале-марте 1945 года танки морской пехоты США были скованы труднопроходимой местностью и противотанковой обороной японцев. Мягкие вулканические пески приводили к тому, что танки теряли гусеницы или садились на днище. Японцы применяли искусственные заграждения к естественным преградам, заставляя американские танки подставляться под огонь 47-мм противотанковых пушек, который на коротких дистанциях был достаточно эффективен. В одном случае буквально за несколько минут японцам удалось вывести из строя три танка «Шерман» попаданиями в башню. Потери были велики. К четвертому дню операции 4-й танковый батальон потерял безвозвратно 11 танков, еще восемь машин находились в ремонте, боеспособность сохранили 28 танков. В 5-м танковом батальоне потеряли 13 машин, в ремонте находилось четыре танка, а 34 оставались в строю.

Японские танкетки Тип 94

В дальнейшем потери продолжали расти, вскоре проблемой стало подготовить к бою достаточное количество танков. Если танки действовали совместно с пехотой, японцы открывали огонь из минометов и винтовочных гранатометов, причиняя пехоте тяжелые потери. Порой морские пехотинцы отказывались от помощи танков, считая, что это приводит лишь к дополнительным потерям, и без танковой поддержки штурмовали японские доты с помощью базук и ранцевых огнеметов. Японцы часто располагали свои доты так, чтобы к ним не могли приблизиться огнеметные танки американцев. Такие доты приходилось брать пехоте, что сопровождалось тяжелыми потерями.

Читайте также:

  1. Пехота против танков-1. Тактика
  2. Пехота против танков-2. Противотанковое оружие. Обзор
  3. Пехота против танков-3. Эволюция противотанковой тактики
  4.  Пехота против танков-6. США
  5. Пехота против танков-4. СССР
  6. Пехота против танков-5. Великобритания
  7. Пехота против танков-7. Германия
  8. Пехота против танков-8. Япония

В статье использованы следующие материалы:

— Военно-исторический альманах «Новый СОЛДАТ» № 66;
— Открытые источники сети Интернет.

< Назад   Вперед >

pro-tank.ru

1. Древнейшая японская поэзия. До танка.

1. Древнейшая японская поэзия. До танка.
Часто можно услышать, что японская литература и японская поэзия сформировались исключительно в средневековье и вообще являются одними из самых молодых «литератур и поэзий» мира. Часть правды в этом утверждении есть, ведь складываться японская литература начинает в VII веке, однако далеко не вся.
Дело в том, что Япония тех лет (и всей своей дальнейшей истории) – это некое противоборство. С одной стороны откровенное регулярное заимствование пятитысячелетней китайской культуры, с другой же – столь же регулярные попытки от нее отмежеваться и найти что-то по-настоящему свое.
В Китае было принято при императорском дворе изъясняться стихами, использовать каллиграфию, живопись, музыку, одним словом, искусства в Китае ценили всегда. Неудивительно, что в Японии это все тоже стали ценить. В Китае принято обучать аристократов грамоте? В Японии это тоже стали делать. Одним словом, в Японии почти все начинали делать «как в Китае», а продолжали чем-то своим, оригинальным.
В 7-м веке Япония заимствует у Китая его иероглифы и это время – начало японской литературы. Но можно ли сказать, что до этого не существовало легенд, мифов, стихов и песен? Конечно же нет, их рождает каждый народ и у каждого народа они уходят в глубокую древность.
Беда только в том, что некому и зачастую нечем сохранить все это народное творчество, чтобы потом можно было найти истоки развившихся классических жанров, уже оторвавшихся от своего «простонародного» прошлого.
Первый жанр японской поэзии – танка. Развлечение аристократов, способ выражения лирических чувств, любовной переписки и даже дипломатических посланий. Уметь писать на танка должен был каждый настоящий аристократ, причем ценилась тонкость языка и образов, а также некоторая запутанность выражений (вы же должны были передать тайные послания явно). Но можно ли представить себе, чтобы танка появилась на ровном месте? Конечно же нет. Танка – короткая песня или мидзикаута – родилась из ритмических напевов, сопровождавших любые коллективные действия «простого народа». В первую очередь – гребцов на судах. Островное происхождение Японии сказывалось на протяжении всей ее истории и в значимых вещах, и в мелочах. В частности, в распространении морских рыболовных промыслов, создании кораблей и военных действиях на них. Так же, как и на любых галерах, ладьях викингов и других кораблях этой эпохи, ритм гребцам задавался песней. Сендоутой, в данном случае.
Песни были у крестьян и представителей других групп населения. Делились песни по видам человеческой деятельности и по длине. Длинные песни назывались нагаута, а короткие – мидзикаута. Последние и стали танка в 7-м веке.
Теперь надо обратиться к особенностям японского языка и попробовать все же понять, в чем разница между японскими стихами и стихами остального мира.
Японский язык основан на слогах, у них слоговая азбука, об этом уже говорилось. Но что это дает для стихосложения? Интересной особенностью языка можно назвать отсутствие ударных и неударных положений слога. Это очень важно, ведь европейское стихосложение (и стихосложение индоевропейских языков вообще) основано на чередовании ударных и неударных гласных. Именно они рождают строфы.
В Японии этого не только нет, но и быть не может – таков у них язык. У них нет долгих и коротких звуков (впрочем, это связано с отсутствием ударения).
Ритм языка может быть задан только числом слогов. Больше просто не на что опираться. И действительно, древние японские ута могли иметь самые разные длины: от трех до 11 слогов. Уже в 1-м веке нашей эры появляются первые сборники таких стихов. Однако совсем короткие трехслоговые стихи быстро вышли из употребления, почему-то задерживаются стихи с 5 и 7 слогами, а также с 4 и 6. Нечетные победили, и к уже упомянутому 7-му столетию стали практически доминирующими, а еще через 2-3 столетия просто единственными. Теперь все японские стихи так или иначе записываются комбинациями 5 и 7 слогов. Сложно сказать, почему получилось именно так. Возможно, в дело вмешалась случайность, может быть, число 5, бывшее священным у китайцев, как-то повлияло и на японцев, одним словом, причины победы 5 и 7 строф остаются неизвестными.
Самая короткая ута – это ката-ута, трехстишие. Подразумевается, что в ней 5, 7 и 7 слогов (всего 19). Существовала удвоенная ката-ута, где подряд чередовались 5, 7, 7 и снова 5, 7,7 слогов (всего 38 слогов). Такая песня называлась ута седока (сентока). Посередине полагалось делать длинную паузу (в поэзии это называется цезура).
Был вариант 5, 7, 5 слогов, эта песня называлась хаи-каи (хайкай) или хокки (всех слогов 17).
Мы уже почти получили что? Правильно, танка.
Если к хаи-каи добавить еще две строфы по 7 слогов в каждой, мы получим 31 слог танка или мидзика-ута (миика-ута). Известное сегодня всему миру чередование 5, 7, 5, 7, 7. После третьей строфы полагалось сделать длинную паузу, что позже стало не совсем обязательным, а еще позже просто отпало.
Кстати, забавными являются те факты, что элегический греческий дистих имел тот же 31 слог. Дистих, как это следует из названия, — это стихотворение составленное как бы из двух. Элегический требовал, чтобы первый был написан гекзаметром, а второй пентаметром.
Вот, например, дистих Архилоха:
«Плачем я ничего не поправлю, а хуже не будет,
Если не стану бежать сладких утех и пиров».
Русские частушки и татарские песни тоже часто приближаются к «магическим числам» в 30, 31 и 32 слога, причем – и это еще интереснее – если смотреть настоящие частушки, то легко обнаружить, что с ударениями в слогах они обращаются очень вольно и звучать они начинают самым странным образом:
Что ты, милый, редко ходишь?
Редко, наредко, редко!
Через редкое свиданье
Позабыть тебя легко.

Все подружки шьют подушки,
А я кружево вяжу.
Все подружки вышли замуж,
А я в девушках сижу.
(и там, и там по 30 слогов. Частушки взяты из собрания Наталии Макаровой, конкретно эти, кажется, от Александра Боброва)
http://klassikpoez.boom.ru/chast.htm

Но оставим литературные парадоксы и вернемся на Дальний Восток. Думаете, дошли до танка, и на этом все закончилось? Как бы ни так! Если к танка прибавить еще одну строфу в 7 слогов, мы получим «след Будды» или Буссоку-Секитаи (некоторые полагают, что это не к танка добавляется строфа, а к хаи-каи три строфы по 7 слогов). Всего опять получается 38 слогов, т.е. буссоку-секитаи уже длинная песня.
Кстати, тут очень уместно будет забежать вперед и рассказать о ренгах. Ренга – это поэтическое соревнование, игра, развлечение, способ провести время, блеснуть в обществе, в общем, ренга – это целый мир. В ренгу могли играть вечер, а могли и несколько лет. Подробнее о ренге мы еще поговорим, а сейчас скажем только, что вначале в ренгу играли двое. Причем первый должен был взять первую часть танка ДО ПАУЗЫ. Но эта часть – это полная хаи-каи (5,7,5)! Второй же должен был добавить две строфы по 7 слогов. Следующий снова написать хаи-каи, следующий закончить…
Таким образом, видно, что более древние формы стихов, не дошедшие не только до нас, но даже до позднего средневековья Японии, на самом деле серьезнейшим образом влияли на классическую японскую поэзию и органично влились в ее строгую форму, оказавшись составной частью.
Если ренга или рэнга стала популярной и дожила даже до наших дней (даже наши русские любители писать хайку играют во всевозможные ренги, например, у Графа Мура), то другие формы канули в Лету.
Да, конечно, они были, эти формы, не думаете же вы, что ренга была единственным видом поэтической игры? Ханка – это более простая форма ренги. Ханка могла писаться «как попало», главное, чтобы заканчивалась она танкой 5, 7,5,7,7, причем танка должна быть заключением или дать краткое содержание предыдущего повествования ханка. Ханка часто использовалась в театрах, а завершающая танка выражала, таким образом, ее краткое содержание.
Танка считается твердой поэтической формой, в отличие от ханка, нагаута или мидзикаута. Их формы могли меняться, поэтому считаются нетвердыми. Нагаута строилась на попарном чередовании 5 и 7 слоговых строф. Количество строф могло быть любым, а вот завершиться нагаута могла только строфой ката-ута, т.е. чередовались 5, 7, 5, 7,..5, 7, 7. Существовала даже бесконечная песня има-ио-ута, где попросту чередовались 7 и 5 слоговые строфы до бесконечности с паузой после каждого 4-го стиха. Кстати, има-ио-ута – это очень странная по японским меркам форма, хотя вы могли это и не заметить. Дело в том, что в остальных формах первой строфой должна идти 5-слоговая. А тут идет 7-слоговая, и других подобных форм в японской поэзии или нет, или нам остались неизвестны. Многие исследователи полагают, что тут дело в китайском влиянии, которое привило на японскую почву другую форму.
Постепенно танка, как форма с твердо обозначенным числом слогов и строф, становилась центральной формой, вокруг которой «крутились» все остальные. Наконец, как это часто случается, если где-то есть строгие правила, а рядом их нет, следование строгим правилам стало считаться более «приличным» или, если угодно, более правильным. Танка стала становиться элитным стихотворением и стремительно стала отдаляться от собственно народной песни уты, уходя в аристократические круги. Конечно, этот процесс сопровождался и изменением языка с «простонародного» на «аристократический» и классический. Грубые слова и выражения, неблагозвучные фразы и т.п. изгоняются из танка, в обществе же рождается аварэ – культ прекрасного. Танка и аварэ становятся неразрывно связанными, и одно уже не существует без другого. Это все замечательно, но язык танка становится далеким от народного языка, в нем появляется «окольный» стиль, намеки, условности, которых не было в исходных формах. Все то, что мы так ценим в японской поэзии сегодня.
И случилось это, как мы уже знаем, в VII веке нашей эры.

В Европе давно прижилась мода писать на хайку, в России тоже находятся любители этого жанра. Острым остается вопрос, можно ли передать суть японской поэзии, суть языка, где слоги равноударны и равнодлительных, средствами совсем других языков, построенных на совершенно других принципах. Волей-неволей все авторы, владеющие индоевропейскими языками, пользуются и метром, и рифмой. Они просто не могут иначе. Но в японском языке всего этого нет, там господствует гармония 5 и 7.
Некоторые переводчики с японского, например, Глускина, полагают, что точнее всего японские стихи можно передать стихами с рифмой, более привычными нашему слуху. Ведь и то, и то – поэзия. Есть переводчики, считающие, что нужно просто писать прозой, но четко соблюдать число слогов, и тогда можно почувствовать ту удивительную волну японской поэзии, которую можно услышать только на ее родном языке.
Есть даже предложения писать японские стихи только ударными слогами-униками. Но это приводит к серьезному искажению языка и не может считаться равноценным эквивалентом.
Судите сами:
пример ката-ута:
Дом мой стая не дом.
Ах, я в нем, как гость… где ты?
Там, где смерть, иль там, где жизнь?
(взято у И.Рукавишникова)
Хаи-Каи:
Меч его был сталь.
Шлем на нем был сталь и медь.
Дух его — он жив.
(взято у И.Рукавишникова)
Так что все непросто с простыми японскими стихами.

world-japan.livejournal.com

Танка — это… Что такое Танка?

Танка (яп. 短歌 танка?, «короткая песня») — 31-слоговая пятистрочная японская стихотворная форма (основной вид японской феодальной лирической поэзии), являющаяся разновидностью жанра вака (яп. 和歌 вака?, «песни Ямато»).

История танка и примеры

Истоки танка — в народных преданиях и устной поэзии эпохи родового строя. В настоящее время танка культивируется как основная форма японской национальной поэзии. В 13-14 вв. существовал сатирический жанр — ракусю, а в более поздние времена — юмористическая поэзия кёка (в буквальном переводе «безумные стихи»), которые также используют строфу танка, то есть 5-7-5-7-7.

Поэт Цураюки (IX — нач. X вв.) даёт определение танка, как поэзии «корни которой — в человеческом сердце».

Танка не имеет рифм. Техника этой формы поэзии основана на сочетании пяти- и семисложных стихов с двумя семисложными заключительными стихами:

Окуяма-ни В глубине в горах
момидзи фумивакэ топчет красный клёна лист
наку -сика-но стонущий олень
коэ кику токи дзо слышу плач его… во мне
аки-ва канасики вся осенняя печаль

(Танка поэта Сарумару-даю)

Составленное по этой форме стихотворение может содержать до 50 или 100 строчек, и в этом случае оно называется тёка (яп. 長歌 тё:ка?, «длинная песня»), или нагаута (яп. 長歌 нагаута?), однако большинство японских танка состоит из пяти строк по схеме — 5-7-5-7-7, что в общей сложности составляет 31 слог.

Во всём мире широко известны японские трёхстишия хайку (или хокку) и пятистишия танка. Эпитафией крупнейшего японского поэта нашего века Исикавы Такубоку стала его самая известная танка:

На северном берегу,
Где ветер, дыша прибоем,
Летит над грядою гор,
Цветёшь ли ты, как бывало,
Шиповник, и в этом году?..

— Перевод Веры Марковой

Пронзительные горькие строки; ненавязчивая, но очевидная антитеза вечной жизни природы и краткость человеческого существования заключена в этих немногих скупых строках.

На рубеже веков появилось несколько поэтических циклов в жанрах японской лирики. Это «Подражание японскому» Вячеслава Иванова, «Японские танки и хай-кай» Валерия Брюсова, «Пять танок» Андрея Белого.

Вот как выглядит японская танка В. Брюсова:

В синеве пруда
Белый аист отражён;
Миг — нет следа.
Твой же образ заключён
В бедном сердце навсегда.

См. также

Примечания

Ссылки

Литература

  • Боронина И.А. Поэтика японской «танка» // Народы Азии и Африки. 1965. № 5.
  • Бреславец Т. И. Традиция в японской поэзии: Классический стих танка /Т.И.Бреславец. — Владивосток:Изд-во Дальневост.ун-та,1992.-120с.

dic.academic.ru

История японской бронетехники. Часть 2

Японские танки 1939–1945 годов

В 1940 году начались работы по глубокой модернизации среднего танка «Чи-Ха», и в результате у конструкторов получилась совершенно новая машина — Тип 1 «Чи-Хе». Одним из важнейших отличий «Чи-Хе» от его предшественника был корпус: впервые в Японии его выполнили не клёпаным, а сварным. Это само по себе положительно влияло на живучесть машины в боевых условиях. Кроме того, толщина брони корпуса увеличилась, достигнув 50 мм «во лбу» и 20 мм по бокам и в корме. На танк была установлена новая трёхместная башня, и появился пятый член экипажа — заряжающий. Это облегчило работу командиру танка. «Чи-Хе» оснащался 47-мм пушкой Тип 1, разработанной на основе противотанкового орудия, но с улучшенными противооткатными устройствами и спусковым механизмом. Снаряд этой пушки пробивал по нормали броню толщиной до 68 мм на дистанции 500 метров. Эта же пушка устанавливалась и на «Шинхото Чи-Ха». Увеличенная толщина брони привела к возрастанию массы «Чи-Хе» на полторы тонны по сравнению с «Чи-Ха». Новый дизель «Мицубиси» мощностью 240 лошадиных сил не только компенсировал это увеличение, но и позволил «Чи-Хе» развивать скорость до 44 км/ч. Выпуск нового танка начали в 1941 году фирма «Мицубиси» и арсенал Сагами. При этом производство «Чи-Ха» не прекращалось. До 1945 года был построен 601 танк Тип 1 «Чи-Хе». Отдельные машины оставались на вооружении Сил самообороны Японии до конца 1960-х годов.

С 1938 до 1944 года японские инженеры занимались модернизацией ряда серийных танков, но по большей части дело не продвигалось далее постройки одного или нескольких опытных образцов. Так, на основе лёгкого танка «Ке-Ни» был создан новый образец — Тип 2 «Ке-То», построенный всего в нескольких экземплярах. На базе «Ха-Го» в 1943 году проектировался лёгкий танк «Ке-Ри» с 57-мм орудием в новой башне. Эту машину тоже выпускали только малой серией. Были и другие проекты, но ограниченный объём статьи не позволяет нам о них рассказать.

В 1944 году закончились работы над новым лёгким танком Тип 5 «Ке-Хо». Своей компоновкой и вооружением он напоминал «Чи-Хе», однако был оснащён двухместной башней и дизельным двигателем мощностью 150 лошадиных сил. Ходовая часть имела по шесть сдвоенных катков с каждого борта. Толщина брони «Ке-Хо» составляла 25 мм в лобовой части, а по бортам и в корме — 12 мм. Весил танк 8,4 тонны. По результатам испытаний танк был признан удачным, но наладить его серийное производство до капитуляции в Японии не успели.

В 1943 году арсеналом в Осаке было разработано новое 75-мм орудие Тип 3, оснащённое дульным тормозом. С расстояния в 100 метров оно могло пробить 90-мм броню, а с 1000 метров — 65-мм. Этим орудием оснастили новый средний танк, принятый на вооружение в 1943 году под обозначением Тип 3 «Чи-Ну». Конструктивно и по компоновке модулей он повторял «Чи-Хе», весил 18,8 тонны и мог развивать скорость до 39 км/ч. До конца войны было построено всего 60 танков этого типа. Все они дислоцировались на Японских островах и в боевых действиях участия не принимали. Однако на фоне прочих японских серийных машин того времени Тип 3 «Чи-Ну» был наиболее мощно вооружённым танком.

Не успел пойти в серийное производство новый образец среднего танка Тип 4 «Чи-То». По сравнению с «Чи-Ну» он был существенно лучше бронирован (толщина брони «во лбу» корпуса — 75 мм, по бортам — до 35 мм) и оснащён длинноствольной 75-мм пушкой, разработанной на базе зенитного орудия. Кроме пушки танк был вооружён двумя пулемётами Тип 97 калибра 7,7 мм. По сравнению с более ранними моделями средних танков, «Чи-То» весил намного больше — около 35 тонн. При этом благодаря дизельному 400-сильному двигателю танк мог разогнаться до 45 км/ч. Изменённая конструкция ходовой части и более широкие гусеницы обеспечивали «Чи-То» неплохую проходимость. Всего до 1944 года было построено 5 экземпляров этой машины.

На основе конструкции Тип 4 «Чи-То» были разработаны и построены два образца среднего танка «Чи-Ри». Эта машина вооружалась сразу двумя орудиями. 75-мм пушка, аналогичная той, которая устанавливалась на средний танк «Чи-То», была размещена во вращающейся башне. 37-мм пушка (от танка «Ке-То») ставилась в лобовой лист корпуса. На втором экземпляре 37-мм пушку заменили пулемётом. Корпус танка был сварным, листы брони на бортах располагались под небольшим наклоном. Есть версия, что при конструировании корпуса японские инженеры «вдохновлялись» немецкой «Пантерой». На танк устанавливался дизельный двигатель «Кавасаки», построенный по лицензии фирмы BMW. По сравнению с «Чи-То» броня корпуса по бортам и в корме была усилена и достигала 50 мм. Максимальная скорость машины — 45 км/ч.

10312

Тактика и организация бронетанковых сил Японии

Активное формирование танковых частей и подразделений началось в Японии одновременно с ведением активных боевых действий. В 1931 году на территории Маньчжурии была сформирована Квантунская армия и проведены учения, по результатам которых вырабатывались первые уставы и наставления для бронетанковых войск. Гуньчжинская танковая бригада была в эти годы главным опытным соединением, определявшим тактические и технические требования.

В 1930-е годы танки и бронемашины рассматривались в японской армии как средство ближней разведки и сопровождения пехоты в бою. Формирования крупных самостоятельных бронетанковых частей в эти годы не велось, танки служили для усиления пехотных дивизий.

Тем не менее ещё в начале 1930-х годов в Японии много говорили о том, что как минимум в Маньчжурии всё-таки нужно создавать крупные моторизованные соединения, которые не уступали бы частям главного соперника Японии — Красной Армии. На практике реализовать этот замысел не удалось, и на протяжении японо-китайской войны танковые полки делились поротно, а иногда даже поштучно и придавались пехотным частям.

На японские военные танковые теории оказали влияние три военных конфликта: использование итальянцами бронетехники в Абиссинии в 1935–1936 годах, Гражданская война в Испании 1936–1939 годов и конфликт на реке Халхин-Гол в 1939-м. К 1940 году японцы стали считать танки не только средством усиления пехоты и кавалерии, но и оружием глубокого проникновения в оборону врага. Был написан новый полевой устав, признававший за танками самостоятельные боевые задачи. В результате претерпела изменения и структура подразделений. Так, в Квантунской армии вместо смешанной механизированной бригады появились две танковые группы (или бригады), каждая из которых включала в себя три танковых полка. Некоторые пехотные дивизии получили механизированные подразделения.

К началу полномасштабных действий в Тихом океане японская армия имела 18 отдельных танковых полков, каждый из которых по штатному расписанию включал четыре роты. Кроме того, появлялись танковые роты в пехотных дивизиях — как правило, из 9 машин Тип 95 «Ха-Го». Аналогичными ротами пополнились также 1-й и 4-й специальные десантные отряды Императорского флота. Имелись отдельные танковые роты и в резерве главного командования.

Танковые части придавались армиям при подготовке наступления. Два полка участвовали в операции 14-й армии против Филиппин, три полка — в боях 15-й армии за Таиланд и Бирму и 25-й армии за Малайю.

В 1942 году, на основе немецкого боевого опыта в Африке и Европе, Япония начала укрупнять свои танковые части. Отныне основной ударной силой в них должны были стать средние танки. В марте 1942 года было принято решение о формировании танковых групп, фактически являвшихся дивизиями. Каждая дивизия должна была состоять из двух танковых бригад, пехотного и артиллерийского полков, инженерного батальона, разведывательного батальона, батальона квартирмейстеров и обеспечения. Каждой дивизии придавали роту связи. На танки «Чи-Ха» и Тип 89 возлагались задачи поддержки пехоты. С танками противника должны были бороться машины «Шинхото Чи-Ха».

В течение 1943 года шло дальнейшее реформирование танковых полков. Некоторые из них получали дополнительную роту, другие, наоборот, уменьшались в составе. В любом случае японцам приходилось воевать в очень специфических условиях, не позволяющих применять танки и бронемашины массированно.

В обороне японцы использовали танки для контратак или ведения огня из засады. Схватка с танками противника разрешалась только в крайнем случае. К концу войны взгляды японского командования поменялись, и танки стали рассматривать как наиболее эффективное наземное противотанковое средство.

После 1941 года большое внимание в японских бронетанковых силах стало уделяться подготовке солдат к боям в джунглях, жарких районах, горах, при отсутствии сколь-нибудь развитой дорожной сети. Изучались способы применения танков в морских десантных операциях. Отрабатывались действия небольших мобильных групп, состоявших из различных родов войск. Против плохо вооружённого противника эта тактика показала себя весьма эффективной. А вот с такими противниками, как СССР и США, она работала значительно хуже, главным образом из-за лучшего технического оснащения армий этих государств и большого количества орудий, которые могли вести борьбу с относительно слабо защищёнными танками Японии.

10314

Японские танки после Второй мировой войны

После капитуляции в 1945 году Япония надолго «выпала» из процесса создания танков. Однако набирающая обороты холодная война привела к тому, что в 1950-х годах американцы стали поставлять Силам самообороны Японии ограниченное количество бронетехники. С 1950 года из США поступило около 250 танков M4A3E8. 375 экземпляров М24 Chaffee было поставлено в 1952 году.

В 1954 году Силы самообороны Японии инициировали разработку нового танка. Были сформулированы тактико-технические требования, учитывающие специфику потенциального театра военных действий, на котором новому танку предстояло сражаться. Танк необходимо было строить достаточно компактным и относительно лёгким, чтобы к месту боя его можно было доставлять на специальном грузовике. В качестве основного вооружения предполагалось устанавливать 90-мм орудие.

В рамках этой концепции было разработано несколько проектов танка. Первым из них стал проект STA-1. Эта машина оснащалась дизелем водяного охлаждения «Мицубиси» DL10T, а позднее на неё был установлен дизель «Мицубиси» 12HM-21WT, у которого было значительно меньше проблем с перегревом. В качестве основного вооружения, согласно требованиям, использовалась 90-мм пушка. Танк был высотой всего 2,2 метра. В серийное производство машина не пошла. Одной из причин отказа от дальнейшей разработки была очень неудачная система заряжания.

Параллельно с STA-1 шли работы над другим прототипом — STA-2. Он также не пошёл в серию, но на основе первого и второго STA были построены опытные танки STA-3 и STA-4. В целом они очень напоминали своих предшественников. Однако у STA-3 имелась система полуавтоматического заряжания орудия, что повысило темп стрельбы.

Трёхлетние работы над STA-3 и STA-4 закончились в 1961 году появлением и запуском в серийное производство основного боевого танка Тип 61. Он весил 35 тонн. Его основным вооружением была 90-мм нарезная пушка с начальной скоростью снаряда около 910 м/с. В качестве вспомогательного вооружения использовались два пулемёта «Браунинг» калибром 7,62 и 12,7 мм. Толщина лобовой брони корпуса составляла 55 мм, башни — 114 мм. Танк развивал скорость до 45 км/ч. С 1961 до 1975 года было построено 560 танков Тип 61.

В 1964 году начались проектные работы по танкам STB. Согласно требованиям, новая боевая машина должна была весить 38 тонн и развивать скорость не менее 50 км/ч. В качестве основного вооружения предполагалось использовать 105-мм пушку Royal Ordnance L7 производства Великобритании.

В 1968 году началась работа над прототипом STB-1. Через год опытный экземпляр танка поступил на испытания, продолжавшиеся ещё год, до сентября 1970. В октябре 1970 года STB-1 впервые был показан публично на параде Сил самообороны Японии. Тем не менее в серийное производство танк не пошёл из-за ряда конструктивных недостатков. Работы над проектом STB продолжались, пока в 1973 году прототип STB-6 не был принят на вооружение под обозначением Тип 74. Однако этот танк уже выпадает за временные рамки нашего материала.

Подведём итог. Японская бронетанковая школа была самобытной и динамично развивалась. В период с 30-х годов до конца Второй мировой японцы разработали десятки уникальных проектов, подавляющее большинство из которых существовало не на бумаге, а в металле — пусть даже в одном или нескольких опытных экземплярах. Конструкторы учитывали, что машинам придётся сражаться в жарком климате, гористой местности и джунглях. По сути, японские танки уступали только технике самых сильных противников Страны восходящего солнца: Советского Союза, США и Великобритании. При этом некоторые образцы техники, разработанной в Японии ближе к концу Второй мировой войны, вполне могли составить достойную конкуренцию «шерманам», «першингам» и «тридцатьчетвёркам». Но для массового их производства у японцев не хватало промышленных мощностей, ресурсов и времени. И даже после почти десятилетнего вынужденного перерыва, когда Япония в середине 50-х годов снова занялась конструированием собственных танков, эти машины оказались ничем не хуже своих иностранных аналогов.

Обсудить материал можно здесь.

worldoftanks.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о