Танк бт 2 википедия – Легкий танк БТ-2 — Бронетехника Межвоенный период — Россия/СССР — Обзоры

Содержание

Танки серии БТ Википедия

«БТ» (Быстроходный танк) — название серии советских лёгких колёсно-гусеничных танков 1930-х годов.

Наряду с Т-26 составляли основу советского танкового парка перед Великой Отечественной войной и в её начальный период. Участвовали в конфликтах с Японией (включая боевые действия на озере Хасан и на реке Халхин-Гол), в Гражданской войне в Испании, в Советско-финской войне, в Польской кампании, в Великой Отечественной войне, в Советско-японской войне.

В Красной Армии имели прозвища «бэтэ́шка» или «бе́тушка». Танки БТ-7 с коническими башнями получили в немецкой армии прозвище «Микки-Маус» — за характерную форму круглых люков танка, которые в открытом состоянии напоминали уши мультипликационного мышонка и «быстроходный самовар» за его скорость.

История создания[ | ]

Предшественники[ | ]

Своим возникновением БТ обязаны американскому конструктору Дж. У. Кристи, который предложил оригинальную концепцию быстроходных танков.

Тема колёсно-гусеничных боевых машин в конце 1920-х — начале 1930-х годов была весьма актуальна, так как танки той эпохи отличались медлительностью. Скорость первых танков не превышала 10 км/ч, такая скорость считалась достаточной для сопровождения пехоты и прорыва оборонительной полосы противника, но переброска танков на другие участки фронта была весьма проблематичной: помимо низкой скорости, танки отличались крайне ненадежными гусеницами, их ресурс зачастую не превышал 100 км.

С низкой скоростью и ненадежностью гусениц было связано широкое использование бронеавтомобилей в межвоенный период. Военным была крайне необходима боевая машина, обладающая высокой скоростью. несмотря на наличие у бронеавтомоблией многочисленных недостатков, только они могли занять нишу быстроходных боевых машин.

Для повышения мобильности танков задействовались тяжелые грузовики, на них танки перевозились к полю боя, но такой способ требовал дополнительных расходов.

Австро-венгерский офицер лейтенант Гюнтер Бурштыну[1] был одним из первых. кому пришла в голову идея оснастить бронемашину одновременно и колесным, и гусеничным движителем, он выдвинул данный проект в 1911 году. Подобный танк-гибрид мог по хорошей дороге двигаться на колёсах, словно автомобиль (с соответствующей скоростью), а при движении по бездорожью колёса поднимались и танк шёл на гусеницах. Идея Бурштына осталась нереализованной, но не была забыта.

Так, в 1920-е годы во Франции была выпущена серия лёгких танков «Chenilette St-Chamond M1921 \ M1928» с колёсно-гусеничным движителем. Машина показывала выдающиеся результаты: на гусеницах «Сен-Шамоны» могли развить скорость в 8 км/ч, а на колёсах — 30 км/ч. Поучаствовали в создании колесно-гусеничных танков и чехословацкие конструкторы, создав в 1924 году танк KH-50. В 1926 году в Великобритании б

ru-wiki.ru

Танки серии БТ — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«БТ» (Быстроходный танк) — название серии советских лёгких колёсно-гусеничных танков 1930-х годов.

Наряду с Т-26 составляли основу советского танкового парка перед Великой Отечественной войной и в её начальный период. Участвовали в конфликтах с Японией (включая боевые действия на оз. Хасан и на р. Халхин-Гол), в Гражданской войне в Испании, в Советско-финской войне, в Польской кампании, в Великой Отечественной войне, в Советско-японской войне.

В Красной армии имели прозвища «бэтэ́шка» или «бе́тушка». Танки БТ-7 с коническими башнями получили в немецкой армии прозвище «Микки-Маус» — за характерную форму круглых люков танка, которые в открытом состоянии напоминали уши мультипликационного мышонка.

История создания

Предшественники

Своим возникновением БТ обязаны американскому конструктору Дж. У. Кристи, который предложил оригинальную концепцию быстроходных танков.

Тема колёсно-гусеничных боевых машин в конце 1920-х — начале 1930-х была весьма актуальна., так как танки той эпохи отличались медлительностью. Скорость первых танков не превышала 10 км/ч., такая скорость считалась достаточной для сопровождения пехоты и прорыва оборонительной полосы противника, но переброска танков на другие участки фронта была весьма проблематичной: помимо низкой скорости, танки отличались крайне ненадежными гусеницами, их ресурс зачастую не превышал 100 км.

С низкой скоростью и ненадежностью гусениц было связано широкое использование бронеавтомобилей в межвоенный период. Военным была крайне необходима боевая машина, обладающая высокой скоростью. несмотря на наличие у бронеавтомоблией многочисленных недостатков, только они могли занять нишу быстроходных боевых машин.

Для повышения мобильности танков задействовались тяжелые грузовики, на них танки перевозились к полю боя, но такой способ требовал дополнительных расходов.

Австро-венгерский офицер лейтенант Гюнтер Бурштыну[1] был одним из первых. кому пришла в голову идея оснастить бронемашину одновременно и колесным, и гусеничным движителем, он выдвинул данный проект в 1911 году. Подобный танк-гибрид мог по хорошей дороге двигаться на колёсах, словно автомобиль (с соответствующей скоростью), а при движении по бездорожью колёса поднимались и танк шёл на гусеницах. Идея Бурштына осталась нереализованной, но не была забыта.

Так, в 1920-е годы во Франции была выпущена серия лёгких танков «Chenilette St-Chamond M1921 \ M1928» с колёсно-гусеничным движителем. Машина показывала выдающиеся результаты: на гусеницах «Сен-Шамоны» могли развить скорость в 8 км/ч, а на колёсах — 30 км/ч. Поучаствовали в создании колесно-гусеничных танков и чехословацкие конструкторы, создав в 1924 году танк KH-50. В 1926 году в Великобритании было предложено новое решение: на танке «Виккерс» поджимался не колёсный движитель, а гусеничный. В следующем году был создан танк, у которого одновременно поднимался один движитель и опускался другой. В Польше в 1927 был создан экспериментальный WB10. В 1931 году в Швеции был выпущен танк L-30, у которого смена движителя происходила всего за 20 секунд, причём операция могла проводиться прямо на ходу.

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден

Колёсно-гусеничный танк Т2.

Конструкторы многих стран пытались найти самое удачное решение «колёсно-гусеничной проблемы», однако созданные машины в основном оставались лишь смелыми экспериментами: развитие техники не стояло на месте и чисто гусеничные танки постепенно избавлялись от «детских болезней». Скорость хода по шоссе у лёгких танков достигла 40—50 км/ч, ресурс гусениц повысился, а колёсно-гусеничные гибриды отличались сложностью и ненадёжностью.

Рождение БТ

Революционное решение нашёл американский конструктор Уолтер Кристи: он предложил увеличить диаметр опорных катков до размера автомобильных колёс, установить привод на задние катки, а два передних катка сделать управляемыми. Танк со снятыми гусеницами превращался в нормальную колёсную машину с колёсной формулой 2×8, подобная схема не требовала механизмов подъёма и опускания движетелей: экипаж просто снимал гусеницы и закреплял их на надгусеничных полках. Для повышения энерговооруженности на танк был установлен авиационный двигатель — при массе 9 тонн машина образца 1931 года могла разгоняться до 110 км/ч и выше. Подобные показатели привлекли к новинке внимание, но армия США танки Кристи отвергла, посчитав ненадёжными.

В СССР проекты Кристи были встречены со вниманием, в это время в начале 1930-х годов в СССР шёл лихорадочный поиск удачной концепции танка. Попытки создать танк своими силами не увенчалась успехом — советские танкостроители не имели достаточного опыта в создании боевых машин: неудачей увенчалось создание танка Т-24, а танк МС-1 был скорее опытным образцом. В результате Советское правительство предприняло попытки закупить технику и технологии за границей.

5 декабря 1929 года на основании доклада Председателя Реввоенсовета К. Е. Ворошилова комиссия под руководством зам. председателя Совета народных комиссаров Г. К. Орджоникидзе принимает решение командировать за границу представителей военного ведомства и промышленности для приобретения образцов вооружения и получения технической помощи по их производству

[2].

30 декабря 1929 года комиссия во главе с начальником Управления механизации и моторизации РККА И. А. Халепским отправляется в Германию, Чехословакию, Францию, Англию и США[2].

Во Франции танкостроение развивалось очень медленно: основой танкового парка являлся FT-17, отличившийся в годы Первой Мировой, и машины на его базе. В Германии танкостроение отсутствовало — стране по условиям капитуляции было запрещено иметь и разрабатывать танки. В Англии существовал удачный танк «Виккерс — 6 тонн», который не попал на вооружение английской армии, но охотно продавался за рубеж. Советской стороной была закуплена лицензия на производство, развитием «Виккерса» стал советский танк Т-26.

Тем не менее, наибольший интерес у советских военных вызвал проект Кристи. Его скоростной танк M.1940 подходил для обширных пространств СССР, возможность быстро перебрасывать танковые подразделения на большие расстояния казалась РККА заманчивой.

28 апреля 1930 года подписан договор о закупке танков M.1940 между «U.S. Wheel Track Layer Corporation» и «Amtorg Trading Corporation», представляющей интересы СССР в США. СССР заплатил $60 000 за «два военных танка», $4000 за «запасные части к купленным танкам» и $100 000 лично конструктору Кристи — за продажу прав на производство, передачу патентов и услуг по техническому содействию
[2]
.

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден

Медиум танк Т3 (Кристи) — изображение и название из Советской Технической энциклопедии 1933 года.

Вернувшись из США, в июне 1930 года И. А. Халепский представляет в Реввоенсовете свой доклад, в котором в частности говорится[2]:

Принимая во внимание, что танк «Кристи» по своим скоростям перекрывает все танки в мире, что его собираются строить поляки, мы можем попасть в очень невыгодное положение с точки зрения тактического применения танковых частей. В связи с этим мною настоятельно предлагается форсировать организацию производства танка «Кристи» путём сохранения производства мотора «Либерти» на авиационных заводах и подготовки производства прочих агрегатов на Ярославском автомобильном заводе.

Согласно договору Кристи обязан поставить обе машины к сентябрю 1930 года, однако сборка и испытания затянулись до 24 декабря. В СССР танки прибыли без башен и вооружения, а комплект документации оказался неполным, за что с Кристи было удержано $25 000. Это послужило причиной его отказа приехать в СССР. Весной 1931 года многочисленные делегации руководящего состава РККА на полигоне под Воронежем ознакомились с экземплярами «Оригинал-1» и «Оригинал-2». Динамические характеристики танка очень понравились военным: танк отличала очень высокая для того времени скорость и большой запас хода, танк выгодно отличался на фоне тихоходных МС-1 и Т-26.

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден

Танк Кристи во время испытаний на НИБТ полигоне в Кубинке. 1931 год.

По результатам демонстрации старшему и высшему начсоставу РККА 14 марта — 16 мая 1931 года Испытательный отдел Управления механизации и моторизации РККА заключил, что танк БТ («Кристи») «представляет исключительный интерес машины с универсальным движителем, требует как боевая машина большей разработки и введения ряда конструктивных усовершенствований и изменений».

17 мая 1931 года в СССР составлен план выполнения решений правительства по организации производства танка БТ («Кристи») на Харьковском паровозостроительном заводе им. Коминтерна.
Окончательное же решение о производстве танка «БТ-Кристи» на ХПЗ было принято в протоколе КО «О танкостроении» от 23 мая 1931 г., где особо оговаривалось: «Разрешить РВС ССР ввести танк Кристи в систему авто-броне-танко-тракторного вооружения РККА в качестве быстроходного истребителя (Б-Т).»[3]

И уже 1 июня 1931 года года председатель НТК УММ РККА И. А. Лебедев направляет директору ХПЗ Л. С. Владимирову утверждённое начальником УММ РККА И. А. Халепским, задание на проектирование колёсно-гусеничного лёгкого танка БТ («Кристи»). Это решение поставило крест на строительстве средних танков «ТГ» немецкого конструктора Э. Гротте и харьковских средних танков Т-24. Возглавляющий танковую группу на ХПЗ И. Н. Алексенко подал заявление об уходе, считая, что КБ должно продолжать усовершенствовать узлы Т-24 и выпускать свои средние гусеничные танки, а не «навязанные» иностранные — лёгкие, колёсно-гусеничные[4]. Коллектив ХПЗ также не горел желанием заниматься новым направлением. Из воспоминаний конструктора ХПЗ А. А. Морозова[5]:

…первое впечатление от «американского танка»: какая-то повозка. Без пушки, без башни.

— Утконос, — сказала, кажется, Юля Саранча. Все засмеялись.
— Недоносок, — добавил Володя Дорошенко.

Кто-то за моей спиной возразил:

— Может оно и хорошо. Будет нам над чем ломать головы.

Так и вышло. Танк БТ-2 заметно изменился в сравнении с «утконосом».

В 1931 году танк Кристи с новыми башнями БТ-2 («Быстроходный Танк — 2») приняли на вооружение и запустили в серийное производство. Три первых советских БТ-2 были впервые показаны публике на параде в Москве 7 ноября 1931 года. Один из них загорелся и не смог пройти по Красной площади.

Развитие серии БТ

Серию БТ продолжили — были усилены бронирование и вооружение, была установлена рация (сначала — только на командирских машинах), на БТ последних серий стоял дизельный двигатель.

Колесно-гусеничный движитель активно использовался при разработке новых советских танков. Существовали варианты его использования на Т-26 и среднем танке Т-28, причем была выпущена экспериментальная серия последнего.

Возникла идея создать танк с тремя движителями — плавающий. Одни из первых советских плавающих танков были созданы именно на основе БТ (ПТ-1А). Существовал также проект танка с четырьмя движителями — колёсно-гусеничный, плавающий, способный двигаться по рельсам.

Проводились многочисленные работы по улучшению движения танка на колёсах. Так, разрабатывался привод на все колёса (кроме управляемых) — танк при этом превращался в колёсную машину с колёсной формулой 6×8 (идея реализована при создании А-20). Создавались экспериментальные БТ, способные двигаться при утере одной из гусениц — с одного борта при этом привод был на колёса, а с другого — на ведущее колесо гусеничного хода. При этом, движение гусеницы было синхронизировано с вращением колёс другого борта.

Проблемой всех танков серии БТ была слабая броня. Некоторые источники говорят о том, что советское руководство того времени увлеклось теорией, что быстрота танка компенсирует его слабое бронирование. Тонкая противопульная броня в танкостроении 1930-х считалась нормой. Такой бронёй были защищены все без исключения танки того времени, включая средние и даже тяжёлые, так как до середины тридцатых удачных ПТО не имела ни одна страна мира, и поэтому не существовало необходимости в противоснарядном бронировании. Даже когда появились серьёзные средства противотанковой борьбы, военные не забеспокоились — серьёзных войн с применением танков не было и боевой опыт их применения не накопился. Тем более что усилить броню означало увеличить массу танка, а двигатели того времени не могли позволить такую роскошь.

Исключением были БТ, на которых стояли самые мощные танковые двигатели своего времени. Однако и у БТ было ограничение — колёсный движитель не позволял наращивать массу машины. Даже стандартные БТ не могли двигаться по слабому грунту на колёсах, но нормально шли на колёсах по любой твёрдой дороге, чему свидетельством — многочисленные фотографии с манёвров 1930-х годов.

Конец эры БТ

Советские конструкторы понимали слабость бронирования БТ — это стало особенно очевидно в ходе войны в Испании. Именно для улучшения защищённости танка они, начиная с БТ-7 поздних серий, начали ставить броню с рациональными углами наклона. Стремление максимально защитить танк при сохранении приемлемого веса нашло отражение в колёсно-гусеничном танке БТ-20 (другое название — А-20). Однако втиснуть надёжное бронирование в заданные весовые ограничения (18 тонн) было невозможно.

Инициатором усиления бронирования и вооружения нового танка вступило руководство АБТУ во главе с участником Испанской войны Д. Г. Павловым. КБ Харьковского завода, работавшего над новой машиной, разработало альтернативный танк с чисто гусеничным движителем — А-32. Руководителем КБ был М. И. Кошкин, так как в январе был арестован предыдущий руководитель КБ (А. О. Фирсов).

В августе 1938 года проекты А-20 и А-32 были представлены на заседании Главного военного совета РККА при Наркомате обороны. Военные одобрили колёсно-гусеничный танк, но И. В. Сталин приказал провести сравнительные испытания обоих вариантов танка.

В мае 1939 года А-20 и А-32 были изготовлены, а в июле прошли государственные испытания. И даже по окончании испытаний военные продолжали колебаться — отказаться от колёсно-гусеничного движителя они не решались. Ситуацию решило следующее испытание, прошедшее в сентябре на испытательном полигоне под Москвой. На испытание М. И. Кошкин представил усиленный вариант гусеничного А-32 — Т-32 (с 76-мм пушкой Л-10 и толстой бронёй). Новый танк произвёл фурор — в нём удачно соединились и скорость, и бронирование, и мощное вооружение. После того, как лично К. Е. Ворошилов заявил, что «именно такая машина нужна Красной Армии», судьба танка была решена. По результатам испытаний Т-32 был доработан (в частности, ещё более усилено бронирование) и запущен в производство под названием Т-34.

На этом в СССР закончилась эпоха быстроходных танков. С появлением Т-34 производство танков БТ было свёрнуто (хотя на танкоремонтных заводах танки БТ продолжали восстанавливать минимум до середины 1942 года).

Разновидности БТ

Файл:Bt7a 1.jpg БТ-7А: Танк артиллерийской поддержки с 76-мм пушкой в увеличенной башне.
  • БТ-2: Первый вариант БТ, по сути — пробная серия. Выпускался в 1931—32 гг. Вооружён 37-мм пушкой и пулемётом ДТ. Экипаж — 2 чел.
  • БТ-4 модификация танка БТ-2, разработанная в харьковском КБ под руководством инженера А. О. Фирсова
  • БТ-5: Усиленное бронирование, и вооружение (45-мм пушка и пулемёт ДТ; на некоторых танках был второй ДТ в нише башни, на некоторых — ещё и зенитный ДТ). Экипаж — 3 чел. Выпускались в варианте линейного танка и командирского (с рацией).
  • БТ-5ПХ: Танк подводного хода — отличался приспособлениями, позволяющими преодолевать водные преграды по дну. Экспериментальный.
  • ПТ-1А: Плавающий танк. Экспериментальный.
  • БТ-5А: Танк артиллерийской поддержки с 76-мм пушкой в увеличенной башне. Экспериментальный.
  • БТ-7: Сварной корпус несколько изменённой формы. Новый двигатель -М-17 (лицензионный BMW-VI). Вооружение — как у БТ-5. Выпускался, как и БТ-5 в варианте с рацией и без рации.
  • БТ-7А: Танк артиллерийской поддержки с 76-мм пушкой в увеличенной башне.
  • ОТ-7: Огнемётный танк.
  • БТ-7М (предсерийные машины именовались БТ-8): Дизельный двигатель В-2. Целью установки дизельного двигателя на танке было повышение топливной экономности, запаса хода и снижение пожарной опасности при эксплуатации и боевых повреждениях.
  • БТ-9: Танк легкий быстроходный колёсно-гусеничный, представляет собой прообраз А-20. Проект был отклонен осенью 1937 года.

Кроме того, испытывалось большое количество экспериментальных танков на основе БТ (ракетоносные, экранированные, радиоуправляемые и т. д.). Также, на основе БТ создавались экспериментальные и мелкосерийные бронированные машины (инженерные машины, мостоукладчики, машины управления, БРЭМ и т. д.).

В некоторых источниках утверждается, что существовал вариант танка с двумя башнями (как у первых Т-26). Однако это не соответствует действительности. Двухбашенных БТ не было ни в макетах, ни в проектах.

Другие колёсно-гусеничные танки

Несмотря на сложность колёсно-гусеничной системы, танки БТ были в целом довольно удачными машинами и пользовались популярностью в войсках. Кроме того, колёсно-гусеничные танки ввиду высокой скорости идеально вписывались в декларируемую генералитетом РККА «доктрину глубокой операции». Всё это привело к своеобразному «буму» колёсно-гусеничной техники, проявившемуся, среди прочего, в поисках возможностей перевода уже имеющихся в производстве танков на колёсно-гусеничный ход. В рамках проектных работ этого направления были созданы следующие опытные образцы:

  • Т-46 — лёгкий колёсно-гусеничный танк, близкий конструктивно к лёгкому танку Т-26;
  • Т-29 — средний колёсно-гусеничный танк, трёхбашенный, созданный с использованием узлов и агрегатов среднего танка Т-28.

Применение и оценка

БТ прошли славный боевой путь, приняв участие во всех конфликтах и войнах, в которых принимал участие СССР с начала 1930-х до 1945. БТ повоевали и в Испании, где показали полное превосходство над немецкими и итальянскими танками (точнее — пулемётными танкетками). Они отлично показали себя в столкновениях с японцами, продемонстрировав отличные качества для нанесения глубоких и охватывающих ударов (в соответствии с теорией глубокой операции).

45-мм пушки гарантированно поражали любую бронетехнику того времени. Броня БТ надёжно защищала от пуль и осколков, но при столкновении с войсками, насыщенными ПТО (как, например, в Финляндии), начинались проблемы. Мало того, что БТ не выдерживали попадания бронебойных снарядов, машины оказались ещё и легко воспламеняющимися из-за установленных вдоль бортов БТ бензобаков с целью увеличения запаса хода. При попадании снаряда в борт, возгорание было почти неизбежно.

Тем не менее, танк доказал свои высокие боевые качества, а гибель машины от огня ПТО считалась тогда неизбежным злом.

БТ по достоинству оценили англичане. После посещения Киевских манёвров 1936 года, в которых приняли участие сотни танков БТ, английское военное ведомство приобрело у Кристи один танк его конструкции. На его основе создан танк A13, который (в разных вариантах) стал основой английских танковых сил. Развитием A13 стали знаменитые английские танки «Кромвель» и «Крусейдер».

БТ активно применялись и в начале Великой Отечественной войны. По своим боевым качествам они наголову превосходили немецкие лёгкие танки Pz-I и Pz-II. При сравнении с Pz-III, Pz-IV, 38(t) и 35(t) видно, что БТ превосходят их по мощностным характеристикам. А. Б. Широкорад в книге «Танковая война на восточном фронте» отмечает правда, что Pz-III на полигоне 1939 года оказалась неприятным сюрпризом для советских инженеров и военных. Германский танк при меньшей удельной мощности развивал равноценную с БТ скорость; а его цементированная броня оказалась крепким орешком для «мягких» советских снарядов. Танки БТ по огневой мощности были сравнимы с Pz-III (37- или 50-мм орудие), в то время как Pz-IV вообще не предназначался для борьбы с бронетехникой (до 1942 года эти танки вооружались короткоствольным 75-мм орудием). Но на дистанции действительного огня и БТ, и немецкие танки могли поражать друг друга — броня на всех была тонкая. И здесь против БТ работала его «слепота», вообще характерная для советских танков того времени. Отсутствие командирской башенки не позволяло командиру наблюдать за полем боя. То, что командир совмещал функции наводчика, также не повышало боеспособность танка. Вопреки навязанному литературой мнению танки БТ были достаточно сильно вооружены. Танковая пушка калибра 45 мм появилась в результате глубокой переделки купленного в 1930 году у фирмы Рейнметалл 37 мм противотанкового орудия, состоявшего на момент 22 июня 1941 года на вооружении Вермахта. Результатом переделки стал тяжелый осколочно-фугасный снаряд, которым не мог похвастать прототип, и незначительное увеличение бронепробиваемости. Плохая оптика не позволяла в полной мере использовать возможности артсистемы, но. даже «Пантера» T-V имела проекции, поражаемые «сорокопяткой». (А. Б. Широкорад «Энциклопедия отечественной артиллерии»)

Иван Васильевич Болдин вспоминает в своих мемуарах как три танка БТ, с боеприпасами, но без горючего, подкараулили колонну немецких танков, и нанесли ей значительные потери.[6] Таким образом, танки БТ, при грамотном использовании, тогда еще являлись вполне эффективным оружием.

Судя по всему, причины массовой гибели БТ в начале войны стоит искать не в конструктивных недостатках машины, а в общем ходе боевых действий. Неисправные БТ бросались при отступлении, подбитые машины невозможно было восстановить, танковые подразделения не получали боеприпасов и ГСМ. В таких обстоятельствах массово гибли не только БТ, но и Т-34 и КВ. В ходе тяжёлых боёв 1941 — начала 1942 БТ были почти полностью истреблены. К середине 1942 года о них уже нет никаких упоминаний.

Брошенные и подбитые БТ охотно восстанавливались противником. Финны, кроме того, выпустили небольшую серию 114-мм САУ на шасси БТ-7 (BT-42).

Последний раз БТ пошли в бой в ходе Советско-японской войны в 1945 году. На Дальнем Востоке к тому времени сохранилось некоторое количество этих танков и они показали себя эффективными при разгроме Квантунской группировки[7].

Сравнительные характеристики колёсно-гусеничных танков

ТТХ колёсно-гусеничных танков[8]
Характеристика М.1928 «Кристи» М.1931 (T.3) «Кристи» БТ-2 БТ-5 БТ-7 (вып. 1937) БТ-7А ПТ-1 Т-29
Экипаж
3 4 5 5
Размеры
Боевая масса, т 7,8 10,5 11,3 11,5 13,8 14,65 14,2 28,8
Длина корпуса, мм 5180 5500 5660 7100 7370
Ширина корпуса, мм 2130 2230 2290 2990 3220
Высота, мм 1830 2280 2200 2250 2420 2450 2690 2820
Клиренс, мм 450 360 350 400 390 425 500
Вооружение
Калибр пушки, мм 37 45 76,2
Длина ствола, калибров 45 46 16,5
Боекомплект, выстрелов 126 92 72 (115 — без радиостанции) 132 (172 — без радиостанции) 188 88 67
Пулемёты, количество 2 1 1 + 1 зенитный 4 5
Пулемёты, калибр мм 7,62
Боекомплект 3000 2709 2394 3402 6930
Бронирование, мм
Лоб корпуса 12,7 13 22 20 10 30
Борт корпуса 16 13 10 13 10 20
Корма 16 10 20 13 10 30
Башня 16 13 15 10 30
Дно 10 6
Крыша 6 5 8
Подвижность и проходимост

o-ili-v.ru

Танки серии БТ Википедия

«БТ» (Быстроходный танк) — название серии советских лёгких колёсно-гусеничных танков 1930-х годов.

Наряду с Т-26 составляли основу советского танкового парка перед Великой Отечественной войной и в её начальный период. Участвовали в конфликтах с Японией (включая боевые действия на озере Хасан и на реке Халхин-Гол), в Гражданской войне в Испании, в Советско-финской войне, в Польской кампании, в Великой Отечественной войне, в Советско-японской войне.

В Красной Армии имели прозвища «бэтэ́шка» или «бе́тушка». Танки БТ-7 с коническими башнями получили в немецкой армии прозвище «Микки-Маус» — за характерную форму круглых люков танка, которые в открытом состоянии напоминали уши мультипликационного мышонка и «быстроходный самовар» за его скорость.

История создания

Предшественники

Своим возникновением БТ обязаны американскому конструктору Дж. У. Кристи, который предложил оригинальную концепцию быстроходных танков.

Тема колёсно-гусеничных боевых машин в конце 1920-х — начале 1930-х годов была весьма актуальна, так как танки той эпохи отличались медлительностью. Скорость первых танков не превышала 10 км/ч, такая скорость считалась достаточной для сопровождения пехоты и прорыва оборонительной полосы противника, но переброска танков на другие участки фронта была весьма проблематичной: помимо низкой скорости, танки отличались крайне ненадежными гусеницами, их ресурс зачастую не превышал 100 км.

С низкой скоростью и ненадежностью гусениц было связано широкое использование бронеавтомобилей в межвоенный период. Военным была крайне необходима боевая машина, обладающая высокой скоростью. несмотря на наличие у бронеавтомоблией многочисленных недостатков, только они могли занять нишу быстроходных боевых машин.

Для повышения мобильности танков задействовались тяжелые грузовики, на них танки перевозились к полю боя, но такой способ требовал дополнительных расходов.

Австро-венгерский офицер лейтенант Гюнтер Бурштыну[1] был одним из первых. кому пришла в голову идея оснастить бронемашину одновременно и колесным, и гусеничным движителем, он выдвинул данный проект в 1911 году. Подобный танк-гибрид мог по хорошей дороге двигаться на колёсах, словно автомобиль (с соответствующей скоростью), а при движении по бездорожью колёса поднимались и танк шёл на гусеницах. Идея Бурштына осталась нереализованной, но не была забыта.

Так, в 1920-е годы во Франции была выпущена серия лёгких танков «Chenilette St-Chamond M1921 \ M1928» с колёсно-гусеничным движителем. Машина показывала выдающиеся результаты: на гусеницах «Сен-Шамоны» могли развить скорость в 8 км/ч, а на колёсах — 30 км/ч. Поучаствовали в создании колесно-гусеничных танков и чехословацкие конструкторы, создав в 1924 году танк KH-50. В 1926 году в Великобритании было предложено новое решение: на танке «Виккерс» поджимался не колёсный движитель, а гусеничный. В следующем году был создан танк, у которого одновременно поднимался один движитель и опускался другой. В Польше в 1927 был создан экспериментальный WB10. В 1931 году в Швеции был выпущен танк L-30, у которого смена движителя происходила всего за 20 секунд, причём операция могла проводиться прямо на ходу.

Колёсно-гусеничный танк Т2

Конструкторы многих стран пытались найти самое удачное решение «колёсно-гусеничной проблемы», однако созданные машины в основном оставались лишь смелыми экспериментами: развитие техники не стояло на месте и чисто гусеничные танки постепенно избавлялись от «детских болезней». Скорость хода по шоссе у лёгких танков достигла 40—50 км/ч, ресурс гусениц повысился, а колёсно-гусеничные гибриды отличались сложностью и ненадёжностью.

Рождение БТ

Революционное решение нашёл американский конструктор Уолтер Кристи: он предложил увеличить диаметр опорных катков до размера автомобильных колёс, установить привод на задние катки, а два передних катка сделать управляемыми. Танк со снятыми гусеницами превращался в нормальную колёсную машину с колёсной формулой 2×8, подобная схема не требовала механизмов подъёма и опускания движетелей: экипаж просто снимал гусеницы и закреплял их на надгусеничных полках. Для повышения энерговооруженности на танк был установлен авиационный двигатель — при массе 9 тонн машина образца 1931 года могла разгоняться до 110 км/ч и выше. Подобные показатели привлекли к новинке внимание, но армия США танки Кристи отвергла, посчитав ненадёжными.

В СССР проекты Кристи были встречены со вниманием, в это время в начале 1930-х годов в СССР шёл лихорадочный поиск удачной концепции танка. Попытки создать танк своими силами не увенчалась успехом — советские танкостроители не имели достаточного опыта в создании боевых машин: неудачей увенчалось создание танка Т-24, а танк МС-1 был скорее опытным образцом. В результате Советское правительство предприняло попытки закупить технику и технологии за границей.

5 декабря 1929 года на основании доклада Председателя Реввоенсовета К. Е. Ворошилова комиссия под руководством заместителя председателя Совета народных комиссаров Г. К. Орджоникидзе принимает решение командировать за границу представителей военного ведомства и промышленности для приобретения образцов вооружения и получения технической помощи по их производству[2].

30 декабря 1929 года комиссия во главе с начальником Управления механизации и моторизации РККА И. А. Халепским отправляется в Германию, Чехословакию, Францию, Англию и США[2].

Во Франции танкостроение развивалось очень медленно: основой танкового парка являлся FT-17, отличившийся в годы Первой Мировой, и машины на его базе. В Германии танкостроение отсутствовало — стране по условиям капитуляции было запрещено иметь и разрабатывать танки. В Англии существовал удачный танк «Виккерс — 6 тонн», который не попал на вооружение английской армии, но охотно продавался за рубеж. Советской стороной была закуплена лицензия на производство, развитием «Виккерса» стал советский танк Т-26.

Тем не менее, наибольший интерес у советских военных вызвал проект Кристи. Его скоростной танк M.1940 подходил для обширных пространств СССР, возможность быстро перебрасывать танковые подразделения на большие расстояния казалась РККА заманчивой.

28 апреля 1930 года подписан договор о закупке танков M.1940 между «U.S. Wheel Track Layer Corporation» и «Amtorg Trading Corporation», представляющей интересы СССР в США. СССР заплатил $60 000 за «два военных танка», $4000 за «запасные части к купленным танкам» и $100 000 лично конструктору Кристи — за продажу прав на производство, передачу патентов и услуг по техническому содействию[2].

Медиум танк Т3 (Кристи) — изображение и название из Советской Технической энциклопедии 1933 года

Вернувшись из США, в июне 1930 года И. А. Халепский представляет в Реввоенсовете свой доклад, в котором, в частности, говорится[2]:

Принимая во внимание, что танк «Кристи» по своим скоростям перекрывает все танки в мире, что его собираются строить поляки, мы можем попасть в очень невыгодное положение с точки зрения тактического применения танковых частей. В связи с этим мною настоятельно предлагается форсировать организацию производства танка «Кристи» путём сохранения производства мотора «Либерти» на авиационных заводах и подготовки производства прочих агрегатов на Ярославском автомобильном заводе.

Согласно договору, Кристи был обязан поставить обе машины к сентябрю 1930 года, однако сборка и испытания затянулись до 24 декабря. В СССР танки прибыли без башен и вооружения, а комплект документации оказался неполным, за что с Кристи было удержано $25 000. Это послужило причиной его отказа приехать в СССР. Весной 1931 года многочисленные делегации руководящего состава РККА на полигоне под Воронежем ознакомились с экземплярами «Оригинал-1» и «Оригинал-2». Динамические характеристики танка очень понравились военным: танк отличала очень высокая для того времени скорость и большой запас хода, танк выгодно отличался на фоне тихоходных МС-1 и Т-26.

Танк Кристи во время испытаний на НИБТ полигоне в Кубинке. 1931 год

По результатам демонстрации старшему и высшему начсоставу РККА 14 марта — 16 мая 1931 года Испытательный отдел Управления механизации и моторизации РККА заключил, что танк БТ («Кристи») «представляет исключительный интерес машины с универсальным движителем, требует как боевая машина большей разработки и введения ряда конструктивных усовершенствований и изменений».

17 мая 1931 года в СССР составлен план выполнения решений правительства по организации производства танка БТ («Кристи») на Харьковском паровозостроительном заводе им. Коминтерна.

Окончательное же решение о производстве танка «БТ-Кристи» на ХПЗ было принято в протоколе КО «О танкостроении» от 23 мая 1931 года, где особо оговаривалось: «Разрешить РВС ССР ввести танк Кристи в систему авто-броне-танко-тракторного вооружения РККА в качестве быстроходного истребителя (Б-Т).»[3]

И уже 1 июня 1931 года председатель НТК УММ РККА И. А. Лебедев направляет директору ХПЗ Л. С. Владимирову утверждённое начальником УММ РККА И. А. Халепским, задание на проектирование колёсно-гусеничного лёгкого танка БТ («Кристи»). Это решение поставило крест на строительстве средних танков «ТГ» немецкого конструктора Э. Гротте и харьковских средних танков Т-24. Возглавляющий танковую группу на Харьковском паровозостроительном заводе И. Н. Алексенко подал заявление об уходе, считая, что КБ должно продолжать усовершенствовать узлы Т-24 и выпускать свои средние гусеничные танки, а не «навязанные» иностранные — лёгкие, колёсно-гусеничные[4]. Коллектив ХПЗ также не горел желанием заниматься новым направлением. Из воспоминаний конструктора ХПЗ А. А. Морозова[5]:

…первое впечатление от «американского танка»: какая-то повозка. Без пушки, без башни.

— Утконос, — сказала, кажется, Юля Саранча. Все засмеялись.
— Недоносок, — добавил Володя Дорошенко.

Кто-то за моей спиной возразил:

— Может оно и хорошо. Будет нам над чем ломать головы.

Так и вышло. Танк БТ-2 заметно изменился в сравнении с «утконосом».

В 1931 году танк Кристи с новыми башнями БТ-2 («Быстроходный Танк — 2») приняли на вооружение и запустили в серийное производство. Три первых советских БТ-2 были впервые показаны публике на параде в Москве 7 ноября 1931 года. Один из них загорелся и не смог пройти по Красной площади.

Развитие серии БТ

Серию БТ продолжили — были усилены бронирование и вооружение, была установлена рация (сначала — только на командирских машинах), на БТ последних серий стоял дизельный двигатель.

Колесно-гусеничный движитель активно использовался при разработке новых советских танков. Существовали варианты его использования на Т-26 и среднем танке Т-28, причем была выпущена экспериментальная серия последнего.

Возникла идея создать танк с тремя движителями — плавающий. Одни из первых советских плавающих танков были созданы именно на основе БТ (ПТ-1А). Существовал также проект танка с четырьмя движителями — колёсно-гусеничный, плавающий, способный двигаться по рельсам.

Проводились многочисленные работы по улучшению движения танка на колёсах. Так, разрабатывался привод на все колёса (кроме управляемых) — танк при этом превращался в колёсную машину с колёсной формулой 6×8 (идея реализована при создании А-20). Создавались экспериментальные БТ, способные двигаться при утере одной из гусениц — с одного борта при этом привод был на колёса, а с другого — на ведущее колесо гусеничного хода. При этом, движение гусеницы было синхронизировано с вращением колёс другого борта.

Проблемой всех танков серии БТ была слабая броня. Некоторые источники говорят о том, что советское руководство того времени увлеклось теорией, что быстрота танка компенсирует его слабое бронирование. Тонкая противопульная броня в танкостроении 1930-х считалась нормой. Такой бронёй были защищены все без исключения танки того времени, включая средние и даже тяжёлые, так как до середины тридцатых удачных ПТО не имела ни одна страна мира, и поэтому не существовало необходимости в противоснарядном бронировании. Даже когда появились серьёзные средства противотанковой борьбы, военные не забеспокоились — серьёзных войн с применением танков не было и боевой опыт их применения не накопился. Тем более что усилить броню означало увеличить массу танка, а двигатели того времени не могли позволить такую роскошь.

Исключением были БТ, на которых стояли самые мощные танковые двигатели своего времени. Однако и у БТ было ограничение — колёсный движитель не позволял наращивать массу машины. Даже стандартные БТ не могли двигаться по слабому грунту на колёсах, но нормально шли на колёсах по любой твёрдой дороге, чему свидетельством — многочисленные фотографии с манёвров 1930-х годов.

Конец эры БТ

Советские конструкторы понимали слабость бронирования БТ — это стало особенно очевидно в ходе войны в Испании. Именно для улучшения защищённости танка они, начиная с БТ-7 поздних серий, начали ставить броню с рациональными углами наклона. Стремление максимально защитить танк при сохранении приемлемого веса нашло отражение в колёсно-гусеничном танке БТ-20 (другое название — А-20). Однако втиснуть надёжное бронирование в заданные весовые ограничения (18 тонн) было невозможно.

Инициатором усиления бронирования и вооружения нового танка вступило руководство АБТУ во главе с участником Испанской войны Д. Г. Павловым. КБ Харьковского завода, работавшего над новой машиной, разработало альтернативный танк с чисто гусеничным движителем — А-32. Руководителем КБ был М. И. Кошкин, так как в январе был арестован предыдущий руководитель КБ (А. О. Фирсов).

В августе 1938 года проекты А-20 и А-32 были представлены на заседании Главного военного совета РККА при Наркомате обороны. Военные одобрили колёсно-гусеничный танк, но И. В. Сталин приказал провести сравнительные испытания обоих вариантов танка.

В мае 1939 года А-20 и А-32 были изготовлены, а в июле прошли государственные испытания. И даже по окончании испытаний военные продолжали колебаться — отказаться от колёсно-гусеничного движителя они не решались. Ситуацию решило следующее испытание, прошедшее в сентябре на испытательном полигоне под Москвой. На испытание М. И. Кошкин представил усиленный вариант гусеничного А-32 — Т-32 (с 76-мм пушкой Л-10 и толстой бронёй). Новый танк произвёл фурор — в нём удачно соединились и скорость, и бронирование, и мощное вооружение. После того, как лично К. Е. Ворошилов заявил, что «именно такая машина нужна Красной Армии», судьба танка была решена. По результатам испытаний Т-32 был доработан (в частности, ещё более усилено бронирование) и запущен в производство под названием Т-34.

На этом в СССР закончилась эпоха быстроходных танков. С появлением Т-34 производство танков БТ было свёрнуто (хотя на танкоремонтных заводах танки БТ продолжали восстанавливать минимум до середины 1942 года).

Разновидности БТ

БТ-7А: танк артиллерийской поддержки с 76-мм пушкой в увеличенной башне
  • БТ-2: Первый вариант БТ, по сути — пробная серия. Выпускался в 1931—32 гг. Вооружён 37-мм пушкой и пулемётом ДТ. Экипаж — 2 чел.
  • БТ-4 модификация танка БТ-2, разработанная в харьковском КБ под руководством инженера А. О. Фирсова
  • БТ-5: Усиленное бронирование, и вооружение (45-мм пушка и пулемёт ДТ; на некоторых танках был второй ДТ в нише башни, на некоторых — ещё и зенитный ДТ). Экипаж — 3 чел. Выпускались в варианте линейного танка и командирского (с рацией).
  • БТ-5ПХ: Танк подводного хода — отличался приспособлениями, позволяющими преодолевать водные преграды по дну. Экспериментальный.
  • ПТ-1А: Плавающий танк. Экспериментальный.
  • БТ-5А: Танк артиллерийской поддержки с 76-мм пушкой в увеличенной башне. Экспериментальный.
  • БТ-7: Сварной корпус несколько изменённой формы. Новый двигатель -М-17 (лицензионный BMW-VI). Вооружение — как у БТ-5. Выпускался, как и БТ-5 в варианте с рацией и без рации.
  • БТ-7А: Танк артиллерийской поддержки с 76-мм пушкой в увеличенной башне.
  • ОТ-7: Огнемётный танк.
  • БТ-7М (предсерийные машины именовались БТ-8): Дизельный двигатель В-2. Целью установки дизельного двигателя на танке было повышение топливной экономности, запаса хода и снижение пожарной опасности при эксплуатации и боевых повреждениях.
  • БТ-9: Танк легкий быстроходный колёсно-гусеничный, представляет собой прообраз А-20. Проект был отклонен осенью 1937 года.

Кроме того, испытывалось большое количество экспериментальных танков на основе БТ (ракетоносные, экранированные, радиоуправляемые и т. д.). Также, на основе БТ создавались экспериментальные и мелкосерийные бронированные машины (инженерные машины, мостоукладчики, машины управления, БРЭМ и т. д.).

В некоторых источниках утверждается, что существовал вариант танка с двумя башнями (как у первых Т-26). Однако это не соответствует действительности. Двухбашенных БТ не было ни в макетах, ни в проектах.

Другие колёсно-гусеничные танки

Несмотря на сложность колёсно-гусеничной системы, танки БТ были в целом довольно удачными машинами и пользовались популярностью в войсках. Кроме того, колёсно-гусеничные танки ввиду высокой скорости идеально вписывались в декларируемую генералитетом РККА «доктрину глубокой операции». Всё это привело к своеобразному «буму» колёсно-гусеничной техники, проявившемуся, среди прочего, в поисках возможностей перевода уже имеющихся в производстве танков на колёсно-гусеничный ход. В рамках проектных работ этого направления были созданы следующие опытные образцы:

  • Т-46 — лёгкий колёсно-гусеничный танк, близкий конструктивно к лёгкому танку Т-26;
  • Т-29 — средний колёсно-гусеничный танк, трёхбашенный, созданный с использованием узлов и агрегатов среднего танка Т-28.

Применение и оценка

БТ прошли славный боевой путь, приняв участие во всех конфликтах и войнах, в которых принимал участие СССР с начала 1930-х годов до 1945 года. БТ повоевали и в Испании, где показали полное превосходство над немецкими и итальянскими танками (точнее — пулемётными танкетками). Они отлично показали себя в столкновениях с японцами, продемонстрировав отличные качества для нанесения глубоких и охватывающих ударов (в соответствии с теорией глубокой операции).


45-мм пушки гарантированно поражали любую бронетехнику того времени. Броня БТ надёжно защищала от пуль и осколков, но при столкновении с войсками, насыщенными ПТО (как, например, в Финляндии), начинались проблемы. Мало того, что БТ не выдерживали попадания бронебойных снарядов, машины оказались ещё и легковоспламеняющимися из-за установленных вдоль бортов БТ бензобаков с целью увеличения запаса хода. При попадании снаряда в борт, возгорание было почти неизбежно.

Тем не менее, танк доказал свои высокие боевые качества, а гибель машины от огня ПТО считалась тогда неизбежным злом.

БТ по достоинству оценили англичане. После посещения Киевских манёвров 1936 года, в которых приняли участие сотни танков БТ, английское военное ведомство приобрело у Кристи один танк его конструкции. На его основе создан танк A13, который (в разных вариантах) стал основой английских танковых сил. Развитием A13 стали знаменитые английские танки «Кромвель» и «Крусейдер».

Подбитый в боях с немцами БТ-7

БТ активно применялись и в начале Великой Отечественной войны. По своим боевым качествам они наголову превосходили немецкие лёгкие танки Pz-I и Pz-II. При сравнении с Pz-III, Pz-IV, 38(t) и 35(t) видно, что БТ превосходят их по мощностным характеристикам. А. Б. Широкорад в книге «Танковая война на восточном фронте» отмечает, правда, что Pz-III на полигоне 1939 года оказалась неприятным сюрпризом для советских инженеров и военных. Германский танк при меньшей удельной мощности развивал равноценную с БТ скорость; а его цементированная броня оказалась крепким орешком для «мягких» советских снарядов. Танки БТ по огневой мощности были сравнимы с Pz-III (37- или 50-мм орудие), в то время как Pz-IV вообще не предназначался для борьбы с бронетехникой (до 1942 года эти танки вооружались короткоствольным 75-мм орудием). Но на дистанции действительного огня и БТ, и немецкие танки могли поражать друг друга — броня на всех была тонкая. И здесь против БТ работала его «слепота», вообще характерная для советских танков того времени. Отсутствие командирской башенки не позволяло командиру наблюдать за полем боя. То, что командир совмещал функции наводчика, также не повышало боеспособность танка. Вопреки навязанному литературой мнению танки БТ были достаточно сильно вооружены. Танковая пушка калибра 45 мм появилась в результате глубокой переделки купленного в 1930 году у фирмы Рейнметалл 37 мм противотанкового орудия, состоявшего на момент 22 июня 1941 года на вооружении Вермахта. Результатом переделки стал тяжелый осколочно-фугасный снаряд, которым не мог похвастать прототип, и незначительное увеличение бронепробиваемости. Плохая оптика не позволяла в полной мере использовать возможности артсистемы, но. даже «Пантера» T-V имела проекции, поражаемые «сорокопяткой». (А. Б. Широкорад «Энциклопедия отечественной артиллерии»)

Иван Васильевич Болдин вспоминает в своих мемуарах как три танка БТ, с боеприпасами, но без горючего, подкараулили колонну немецких танков, и нанесли ей значительные потери.[6] Таким образом, танки БТ, при грамотном использовании, тогда ещё являлись вполне эффективным оружием.

Судя по всему, причины массовой гибели БТ в начале войны стоит искать не в конструктивных недостатках машины, а в общем ходе боевых действий. Неисправные БТ бросались при отступлении, подбитые машины невозможно было восстановить, танковые подразделения не получали боеприпасов и ГСМ. В таких обстоятельствах массово гибли не только БТ, но и Т-34 и КВ. В ходе тяжёлых боёв 1941 — начала 1942 БТ были почти полностью истреблены. К середине 1942 года о них уже нет никаких упоминаний.

Брошенные и подбитые БТ охотно восстанавливались противником. Финны, кроме того, выпустили небольшую серию 114-мм САУ на шасси БТ-7 (BT-42).

Последний раз БТ пошли в бой в ходе Советско-японской войны в 1945 году. На Дальнем Востоке к тому времени сохранилось некоторое количество этих танков и они показали себя эффективными при разгроме Квантунской группировки[7].

Сравнительные характеристики колёсно-гусеничных танков

ТТХ колёсно-гусеничных танков[8]
ХарактеристикаМ.1928 «Кристи»М.1931 (T.3) «Кристи»БТ-2БТ-5БТ-7 (вып. 1937)БТ-7АПТ-1Т-29
Экипаж
3455
Размеры
Боевая масса, т7,810,511,311,513,814,6514,228,8
Длина корпуса, мм51805500566071007370
Ширина корпуса, мм21302230229029903220
Высота, мм18302280220022502420245026902820
Клиренс, мм450360350400390425500
Вооружение
Калибр пушки, мм374576,2
Длина ствола, калибров454616,5
Боекомплект, выстрелов1269272 (115 — без радиостанции)132 (172 — без радиостанции)1888867
Пулемёты, количество211 + 1 зенитный45
Пулемёты, калибр мм7,62
Боекомплект30002709239434026930
Бронирование, мм
Лоб корпуса12,71322201030
Борт корпуса161310131020
Корма161020131030
Башня1613151030
Дно106
Крыша658
Подвижность и проходимость
Двигатель«Либерти»
338 л. с.
М-5
400 л. с.
М-17Т
450 л. с.
В-2
500 л. с.
М-17Ф
500 л. с.
Ёмкость топливных баков, л132337360650580400660
Максимальная скорость по шоссе на колёсах, км/ч1127572869057
Максимальная скорость по шоссе на гусеницах, км/ч6844526255
Запас хода по шоссе на колёсах, км185240300200500900230328
Запас хода по шоссе на гусеницах, км120240200120230400183230

См. также

Примечания

  1. ↑ Гусеницы или колеса?
  2. 1 2 3 4 Васильева Л. Н., Желтов И., Чикова Г. Ф. Правда о танке Т-34. — С. 19. — ISBN 5-93238-079-9.
  3. Свирин М. Н. Броня крепка. История советского танка. 1919—1937. — М.: Яуза, Эксмо, 2005. — С. 195. — 384 с., ил. — 5000 экз. — ISBN 5-699-13809-9.
  4. Васильева Л. Н., Желтов И., Чикова Г. Ф. Правда о танке Т-34. — С. 24. — ISBN 5-93238-079-9.
  5. Васильева Л. Н., Желтов И., Чикова Г. Ф. Правда о танке Т-34. — С. 26. — ISBN 5-93238-079-9.
  6. ↑ Болдин, Иван Васильевич, Страницы жизни, Воениздат, 1961
  7. ↑ Из книги «Я дрался с самураями» (М., 2005), стр. 340 — воспоминания разведчика Григория Калачева: «… с самой лучшей стороны проявили себя не только несравненные „тридцатьчетвёрки“, но и считавшиеся давно устаревшими БТ: хотя на германском фронте „бэтэшки“ давно не применялись, их ещё довольно много осталось в дальневосточных военных округах, и они оказались отличными машинами — скоростные, неприхотливые, надёжные.»
  8. И. П. Шмелёв. Танки БТ. — Москва: Хоббикнига, 1993. — С. 25. — 28 с. — 50 000 экз.

Литература

  • Васильева Л. Н., Желтов И., Чикова Г. Ф. Правда о танке Т-34. — Москва: Региональная культурно-просветительская общественная организация «Атлантида — XXI век», 2005. — 480 с. — 5000 экз. — ISBN 5-93238-079-9.
  • Павлов М. В., Желтов И. Г., Павлов И. В. Танки БТ. — М.: Экспринт, 2001. — 184 с. — (Военный музей). — 5000 экз. — ISBN 5-94038-019-0.

Ссылки

wikiredia.ru

Танки серии БТ — Википедия

«БТ» (Быстроходный танк) — название серии советских лёгких колёсно-гусеничных танков 1930-х годов.

Наряду с Т-26 составляли основу советского танкового парка перед Великой Отечественной войной и в её начальный период. Участвовали в конфликтах с Японией (включая боевые действия на озере Хасан и на реке Халхин-Гол), в Гражданской войне в Испании, в Советско-финской войне, в Польской кампании, в Великой Отечественной войне, в Советско-японской войне.

В Красной Армии имели прозвища «бэтэ́шка» или «бе́тушка». Танки БТ-7 с коническими башнями получили в немецкой армии прозвище «Микки-Маус» — за характерную форму круглых люков танка, которые в открытом состоянии напоминали уши мультипликационного мышонка и «быстроходный самовар» за его скорость.

Предшественники[править | править код]

Своим возникновением БТ обязаны американскому конструктору Дж. У. Кристи, который предложил оригинальную концепцию быстроходных танков.

Тема колёсно-гусеничных боевых машин в конце 1920-х — начале 1930-х годов была весьма актуальна, так как танки той эпохи отличались медлительностью. Скорость первых танков не превышала 10 км/ч, такая скорость считалась достаточной для сопровождения пехоты и прорыва оборонительной полосы противника, но переброска танков на другие участки фронта была весьма проблематичной: помимо низкой скорости, танки отличались крайне ненадежными гусеницами, их ресурс зачастую не превышал 100 км.

С низкой скоростью и ненадежностью гусениц было связано широкое использование бронеавтомобилей в межвоенный период. Военным была крайне необходима боевая машина, обладающая высокой скоростью. несмотря на наличие у бронеавтомоблией многочисленных недостатков, только они могли занять нишу быстроходных боевых машин.

Для повышения мобильности танков задействовались тяжелые грузовики, на них танки перевозились к полю боя, но такой способ требовал дополнительных расходов.

Австро-венгерский офицер лейтенант Гюнтер Бурштыну[1] был одним из первых. кому пришла в голову идея оснастить бронемашину одновременно и колесным, и гусеничным движителем, он выдвинул данный проект в 1911 году. Подобный танк-гибрид мог по хорошей дороге двигаться на колёсах, словно автомобиль (с соответствующей скоростью), а при движении по бездорожью колёса поднимались и танк шёл на гусеницах. Идея Бурштына осталась нереализованной, но не была забыта.

Так, в 1920-е годы во Франции была выпущена серия лёгких танков «Chenilette St-Chamond M1921 \ M1928» с колёсно-гусеничным движителем. Машина показывала выдающиеся результаты: на гусеницах «Сен-Шамоны» могли развить скорость в 8 км/ч, а на колёсах — 30 км/ч. Поучаствовали в создании колесно-гусеничных танков и чехословацкие конструкторы, создав в 1924 году танк KH-50. В 1926 году в Великобритании было предложено новое решение: на танке «Виккерс» поджимался не колёсный движитель, а гусеничный. В следующем году был создан танк, у которого одновременно поднимался один движитель и опускался другой. В Польше в 1927 был создан экспериментальный WB10. В 1931 году в Швеции был выпущен танк L-30, у которого смена движителя происходила всего за 20 секунд, причём операция могла проводиться прямо на ходу.

Колёсно-гусеничный танк Т2

Конструкторы многих стран пытались найти самое удачное решение «колёсно-гусеничной проблемы», однако созданные машины в основном оставались лишь смелыми экспериментами: развитие техники не стояло на месте и чисто гусеничные танки постепенно избавлялись от «детских болезней». Скорость хода по шоссе у лёгких танков достигла 40—50 км/ч, ресурс гусениц повысился, а колёсно-гусеничные гибриды отличались сложностью и ненадёжностью.

Рождение БТ[править | править код]

Революционное решение нашёл американский конструктор Уолтер Кристи: он предложил увеличить диаметр опорных катков до размера автомобильных колёс, установить привод на задние катки, а два передних катка сделать управляемыми. Танк со снятыми гусеницами превращался в нормальную колёсную машину с колёсной формулой 2×8, подобная схема не требовала механизмов подъёма и опускания движетелей: экипаж просто снимал гусеницы и закреплял их на надгусеничных полках. Для повышения энерговооруженности на танк был установлен авиационный двигатель — при массе 9 тонн машина образца 1931 года могла разгоняться до 110 км/ч и выше. Подобные показатели привлекли к новинке внимание, но армия США танки Кристи отвергла, посчитав ненадёжными.

В СССР проекты Кристи были встречены со вниманием, в это время в начале 1930-х годов в СССР шёл лихорадочный поиск удачной концепции танка. Попытки создать танк своими силами не увенчалась успехом — советские танкостроители не имели достаточного опыта в создании боевых машин: неудачей увенчалось создание танка Т-24, а танк МС-1 был скорее опытным образцом. В результате Советское правительство предприняло попытки закупить технику и технологии за границей.

5 декабря 1929 года на основании доклада Председателя Реввоенсовета К. Е. Ворошилова комиссия под руководством заместителя председателя Совета народных комиссаров Г. К. Орджоникидзе принимает решение командировать за границу представителей военного ведомства и промышленности для приобретения образцов вооружения и получения технической помощи по их производству[2].

30 декабря 1929 года комиссия во главе с начальником Управления механизации и моторизации РККА И. А. Халепским отправляется в Германию, Чехословакию, Францию, Англию и США[2].

Во Франции танкостроение развивалось очень медленно: основой танкового парка являлся FT-17, отличившийся в годы Первой Мировой, и машины на его базе. В Германии танкостроение отсутствовало — стране по условиям капитуляции было запрещено иметь и разрабатывать танки. В Англии существовал удачный танк «Виккерс — 6 тонн», который не попал на вооружение английской армии, но охотно продавался за рубеж. Советской стороной была закуплена лицензия на производство, развитием «Виккерса» стал советский танк Т-26.

Тем не менее, наибольший интерес у советских военных вызвал проект Кристи. Его скоростной танк M.1940 подходил для обширных пространств СССР, возможность быстро перебрасывать танковые подразделения на большие расстояния казалась РККА заманчивой.

28 апреля 1930 года подписан договор о закупке танков M.1940 между «U.S. Wheel Track Layer Corporation» и «Amtorg Trading Corporation», представляющей интересы СССР в США. СССР заплатил $60 000 за «два военных танка», $4000 за «запасные части к купленным танкам» и $100 000 лично конструктору Кристи — за продажу прав на производство, передачу патентов и услуг по техническому содействию[2].

Медиум танк Т3 (Кристи) — изображение и название из Советской Технической энциклопедии 1933 года

Вернувшись из США, в июне 1930 года И. А. Халепский представляет в Реввоенсовете свой доклад, в котором, в частности, говорится[2]:

Принимая во внимание, что танк «Кристи» по своим скоростям перекрывает все танки в мире, что его собираются строить поляки, мы можем попасть в очень невыгодное положение с точки зрения тактического применения танковых частей. В связи с этим мною настоятельно предлагается форсировать организацию производства танка «Кристи» путём сохранения производства мотора «Либерти» на авиационных заводах и подготовки производства прочих агрегатов на Ярославском автомобильном заводе.

Согласно договору, Кристи был обязан поставить обе машины к сентябрю 1930 года, однако сборка и испытания затянулись до 24 декабря. В СССР танки прибыли без башен и вооружения, а комплект документации оказался неполным, за что с Кристи было удержано $25 000. Это послужило причиной его отказа приехать в СССР. Весной 1931 года многочисленные делегации руководящего состава РККА на полигоне под Воронежем ознакомились с экземплярами «Оригинал-1» и «Оригинал-2». Динамические характеристики танка очень понравились военным: танк отличала очень высокая для того времени скорость и большой запас хода, танк выгодно отличался на фоне тихоходных МС-1 и Т-26.

Танк Кристи во время испытаний на НИБТ полигоне в Кубинке. 1931 год

По результатам демонстрации старшему и высшему начсоставу РККА 14 марта — 16 мая 1931 года Испытательный отдел Управления механизации и моторизации РККА заключил, что танк БТ («Кристи») «представляет исключительный интерес машины с универсальным движителем, требует как боевая машина большей разработки и введения ряда конструктивных усовершенствований и изменений».

17 мая 1931 года в СССР составлен план выполнения решений правительства по организации производства танка БТ («Кристи») на Харьковском паровозостроительном заводе им. Коминтерна.

Окончательное же решение о производстве танка «БТ-Кристи» на ХПЗ было принято в протоколе КО «О танкостроении» от 23 мая 1931 года, где особо оговаривалось: «Разрешить РВС ССР ввести танк Кристи в систему авто-броне-танко-тракторного вооружения РККА в качестве быстроходного истребителя (Б-Т).»[3]

И уже 1 июня 1931 года председатель НТК УММ РККА И. А. Лебедев направляет директору ХПЗ Л. С. Владимирову утверждённое начальником УММ РККА И. А. Халепским, задание на проектирование колёсно-гусеничного лёгкого танка БТ («Кристи»). Это решение поставило крест на строительстве средних танков «ТГ» немецкого конструктора Э. Гротте и харьковских средних танков Т-24. Возглавляющий танковую группу на Харьковском паровозостроительном заводе И. Н. Алексенко подал заявление об уходе, считая, что КБ должно продолжать усовершенствовать узлы Т-24 и выпускать свои средние гусеничные танки, а не «навязанные» иностранные — лёгкие, колёсно-гусеничные[4]. Коллектив ХПЗ также не горел желанием заниматься новым направлением. Из воспоминаний конструктора ХПЗ А. А. Морозова[5]:

…первое впечатление от «американского танка»: какая-то повозка. Без пушки, без башни.

— Утконос, — сказала, кажется, Юля Саранча. Все засмеялись.
— Недоносок, — добавил Володя Дорошенко.

Кто-то за моей спиной возразил:

— Может оно и хорошо. Будет нам над чем ломать головы.

Так и вышло. Танк БТ-2 заметно изменился в сравнении с «утконосом».

В 1931 году танк Кристи с новыми башнями БТ-2 («Быстроходный Танк — 2») приняли на вооружение и запустили в серийное производство. Три первых советских БТ-2 были впервые показаны публике на параде в Москве 7 ноября 1931 года. Один из них загорелся и не смог пройти по Красной площади.

Серию БТ продолжили — были усилены бронирование и вооружение, была установлена рация (сначала — только на командирских машинах), на БТ последних серий стоял дизельный двигатель.

Колесно-гусеничный движитель активно использовался при разработке новых советских танков. Существовали варианты его использования на Т-26 и среднем танке Т-28, причем была выпущена экспериментальная серия последнего.

Возникла идея создать танк с тремя движителями — плавающий. Одни из первых советских плавающих танков были созданы именно на основе БТ (ПТ-1А). Существовал также проект танка с четырьмя движителями — колёсно-гусеничный, плавающий, способный двигаться по рельсам.

Проводились многочисленные работы по улучшению движения танка на колёсах. Так, разрабатывался привод на все колёса (кроме управляемых) — танк при этом превращался в колёсную машину с колёсной формулой 6×8 (идея реализована при создании А-20). Создавались экспериментальные БТ, способные двигаться при утере одной из гусениц — с одного борта при этом привод был на колёса, а с другого — на ведущее колесо гусеничного хода. При этом, движение гусеницы было синхронизировано с вращением колёс другого борта.

Проблемой всех танков серии БТ была слабая броня. Некоторые источники говорят о том, что советское руководство того времени увлеклось теорией, что быстрота танка компенсирует его слабое бронирование. Тонкая противопульная броня в танкостроении 1930-х считалась нормой. Такой бронёй были защищены все без исключения танки того времени, включая средние и даже тяжёлые, так как до середины тридцатых удачных ПТО не имела ни одна страна мира, и поэтому не существовало необходимости в противоснарядном бронировании. Даже когда появились серьёзные средства противотанковой борьбы, военные не забеспокоились — серьёзных войн с применением танков не было и боевой опыт их применения не накопился. Тем более что усилить броню означало увеличить массу танка, а двигатели того времени не могли позволить такую роскошь.

Исключением были БТ, на которых стояли самые мощные танковые двигатели своего времени. Однако и у БТ было ограничение — колёсный движитель не позволял наращивать массу машины. Даже стандартные БТ не могли двигаться по слабому грунту на колёсах, но нормально шли на колёсах по любой твёрдой дороге, чему свидетельством — многочисленные фотографии с манёвров 1930-х годов.

Конец эры БТ[править | править код]

Советские конструкторы понимали слабость бронирования БТ — это стало особенно очевидно в ходе войны в Испании. Именно для улучшения защищённости танка они, начиная с БТ-7 поздних серий, начали ставить броню с рациональными углами наклона. Стремление максимально защитить танк при сохранении приемлемого веса нашло отражение в колёсно-гусеничном танке БТ-20 (другое название — А-20). Однако втиснуть надёжное бронирование в заданные весовые ограничения (18 тонн) было невозможно.

Инициатором усиления бронирования и вооружения нового танка вступило руководство АБТУ во главе с участником Испанской войны Д. Г. Павловым. КБ Харьковского завода, работавшего над новой машиной, разработало альтернативный танк с чисто гусеничным движителем — А-32. Руководителем КБ был М. И. Кошкин, так как в январе был арестован предыдущий руководитель КБ (А. О. Фирсов).

В августе 1938 года проекты А-20 и А-32 были представлены на заседании Главного военного совета РККА при Наркомате обороны. Военные одобрили колёсно-гусеничный танк, но И. В. Сталин приказал провести сравнительные испытания обоих вариантов танка.

В мае 1939 года А-20 и А-32 были изготовлены, а в июле прошли государственные испытания. И даже по окончании испытаний военные продолжали колебаться — отказаться от колёсно-гусеничного движителя они не решались. Ситуацию решило следующее испытание, прошедшее в сентябре на испытательном полигоне под Москвой. На испытание М. И. Кошкин представил усиленный вариант гусеничного А-32 — Т-32 (с 76-мм пушкой Л-10 и толстой бронёй). Новый танк произвёл фурор — в нём удачно соединились и скорость, и бронирование, и мощное вооружение. После того, как лично К. Е. Ворошилов заявил, что «именно такая машина нужна Красной Армии», судьба танка была решена. По результатам испытаний Т-32 был доработан (в частности, ещё более усилено бронирование) и запущен в производство под названием Т-34.

На этом в СССР закончилась эпоха быстроходных танков. С появлением Т-34 производство танков БТ было свёрнуто (хотя на танкоремонтных заводах танки БТ продолжали восстанавливать минимум до середины 1942 года).

БТ-7А: танк артиллерийской поддержки с 76-мм пушкой в увеличенной башне
  • БТ-2: Первый вариант БТ, по сути — пробная серия. Выпускался в 1931—32 гг. Вооружён 37-мм пушкой и пулемётом ДТ. Экипаж — 2 чел.
  • БТ-4 модификация танка БТ-2, разработанная в харьковском КБ под руководством инженера А. О. Фирсова
  • БТ-5: Усиленное бронирование, и вооружение (45-мм пушка и пулемёт ДТ; на некоторых танках был второй ДТ в нише башни, на некоторых — ещё и зенитный ДТ). Экипаж — 3 чел. Выпускались в варианте линейного танка и командирского (с рацией).
  • БТ-5ПХ: Танк подводного хода — отличался приспособлениями, позволяющими преодолевать водные преграды по дну. Экспериментальный.
  • ПТ-1А: Плавающий танк. Экспериментальный.
  • БТ-5А: Танк артиллерийской поддержки с 76-мм пушкой в увеличенной башне. Экспериментальный.
  • БТ-7: Сварной корпус несколько изменённой формы. Новый двигатель -М-17 (лицензионный BMW-VI). Вооружение — как у БТ-5. Выпускался, как и БТ-5 в варианте с рацией и без рации.
  • БТ-7А: Танк артиллерийской поддержки с 76-мм пушкой в увеличенной башне.
  • ОТ-7: Огнемётный танк.
  • БТ-7М (предсерийные машины именовались БТ-8): Дизельный двигатель В-2. Целью установки дизельного двигателя на танке было повышение топливной экономности, запаса хода и снижение пожарной опасности при эксплуатации и боевых повреждениях.
  • БТ-9: Танк легкий быстроходный колёсно-гусеничный, представляет собой прообраз А-20. Проект был отклонен осенью 1937 года.

Кроме того, испытывалось большое количество экспериментальных танков на основе БТ (ракетоносные, экранированные, радиоуправляемые и т. д.). Также, на основе БТ создавались экспериментальные и мелкосерийные бронированные машины (инженерные машины, мостоукладчики, машины управления, БРЭМ и т. д.).

В некоторых источниках утверждается, что существовал вариант танка с двумя башнями (как у первых Т-26). Однако это не соответствует действительности. Двухбашенных БТ не было ни в макетах, ни в проектах.

Несмотря на сложность колёсно-гусеничной системы, танки БТ были в целом довольно удачными машинами и пользовались популярностью в войсках. Кроме того, колёсно-гусеничные танки ввиду высокой скорости идеально вписывались в декларируемую генералитетом РККА «доктрину глубокой операции». Всё это привело к своеобразному «буму» колёсно-гусеничной техники, проявившемуся, среди прочего, в поисках возможностей перевода уже имеющихся в производстве танков на колёсно-гусеничный ход. В рамках проектных работ этого направления были созданы следующие опытные образцы:

  • Т-46 — лёгкий колёсно-гусеничный танк, близкий конструктивно к лёгкому танку Т-26;
  • Т-29 — средний колёсно-гусеничный танк, трёхбашенный, созданный с использованием узлов и агрегатов среднего танка Т-28.

БТ прошли славный боевой путь, приняв участие во всех конфликтах и войнах, в которых принимал участие СССР с начала 1930-х годов до 1945 года. БТ повоевали и в Испании, где показали полное превосходство над немецкими и итальянскими танками (точнее — пулемётными танкетками). Они отлично показали себя в столкновениях с японцами, продемонстрировав отличные качества для нанесения глубоких и охватывающих ударов (в соответствии с теорией глубокой операции).


45-мм пушки гарантированно поражали любую бронетехнику того времени. Броня БТ надёжно защищала от пуль и осколков, но при столкновении с войсками, насыщенными ПТО (как, например, в Финляндии), начинались проблемы. Мало того, что БТ не выдерживали попадания бронебойных снарядов, машины оказались ещё и легковоспламеняющимися из-за установленных вдоль бортов БТ бензобаков с целью увеличения запаса хода. При попадании снаряда в борт, возгорание было почти неизбежно.

Тем не менее, танк доказал свои высокие боевые качества, а гибель машины от огня ПТО считалась тогда неизбежным злом.

БТ по достоинству оценили англичане. После посещения Киевских манёвров 1936 года, в которых приняли участие сотни танков БТ, английское военное ведомство приобрело у Кристи один танк его конструкции. На его основе создан танк A13, который (в разных вариантах) стал основой английских танковых сил. Развитием A13 стали знаменитые английские танки «Кромвель» и «Крусейдер».

Подбитый в боях с немцами БТ-7

БТ активно применялись и в начале Великой Отечественной войны. По своим боевым качествам они наголову превосходили немецкие лёгкие танки Pz-I и Pz-II. При сравнении с Pz-III, Pz-IV, 38(t) и 35(t) видно, что БТ превосходят их по мощностным характеристикам. А. Б. Широкорад в книге «Танковая война на восточном фронте» отмечает, правда, что Pz-III на полигоне 1939 года оказалась неприятным сюрпризом для советских инженеров и военных. Германский танк при меньшей удельной мощности развивал равноценную с БТ скорость; а его цементированная броня оказалась крепким орешком для «мягких» советских снарядов. Танки БТ по огневой мощности были сравнимы с Pz-III (37- или 50-мм орудие), в то время как Pz-IV вообще не предназначался для борьбы с бронетехникой (до 1942 года эти танки вооружались короткоствольным 75-мм орудием). Но на дистанции действительного огня и БТ, и немецкие танки могли поражать друг друга — броня на всех была тонкая. И здесь против БТ работала его «слепота», вообще характерная для советских танков того времени. Отсутствие командирской башенки не позволяло командиру наблюдать за полем боя. То, что командир совмещал функции наводчика, также не повышало боеспособность танка. Вопреки навязанному литературой мнению танки БТ были достаточно сильно вооружены. Танковая пушка калибра 45 мм появилась в результате глубокой переделки купленного в 1930 году у фирмы Рейнметалл 37 мм противотанкового орудия, состоявшего на момент 22 июня 1941 года на вооружении Вермахта. Результатом переделки стал тяжелый осколочно-фугасный снаряд, которым не мог похвастать прототип, и незначительное увеличение бронепробиваемости. Плохая оптика не позволяла в полной мере использовать возможности артсистемы, но. даже «Пантера» T-V имела проекции, поражаемые «сорокопяткой». (А. Б. Широкорад «Энциклопедия отечественной артиллерии»)

Иван Васильевич Болдин вспоминает в своих мемуарах как три танка БТ, с боеприпасами, но без горючего, подкараулили колонну немецких танков, и нанесли ей значительные потери.[6] Таким образом, танки БТ, при грамотном использовании, тогда ещё являлись вполне эффективным оружием.

Судя по всему, причины массовой гибели БТ в начале войны стоит искать не в конструктивных недостатках машины, а в общем ходе боевых действий. Неисправные БТ бросались при отступлении, подбитые машины невозможно было восстановить, танковые подразделения не получали боеприпасов и ГСМ. В таких обстоятельствах массово гибли не только БТ, но и Т-34 и КВ. В ходе тяжёлых боёв 1941 — начала 1942 БТ были почти полностью истреблены. К середине 1942 года о них уже нет никаких упоминаний.

Брошенные и подбитые БТ охотно восстанавливались противником. Финны, кроме того, выпустили небольшую серию 114-мм САУ на шасси БТ-7 (BT-42).

Последний раз БТ пошли в бой в ходе Советско-японской войны в 1945 году. На Дальнем Востоке к тому времени сохранилось некоторое количество этих танков и они показали себя эффективными при разгроме Квантунской группировки[7].

Сравнительные характеристики колёсно-гусеничных танков[править | править код]

ТТХ колёсно-гусеничных танков[8]
ХарактеристикаМ.1928 «Кристи»М.1931 (T.3) «Кристи»БТ-2БТ-5БТ-7 (вып. 1937)БТ-7АПТ-1Т-29
Экипаж
3455
Размеры
Боевая масса, т7,810,511,311,513,814,6514,228,8
Длина корпуса, мм51805500566071007370
Ширина корпуса, мм21302230229029903220
Высота, мм18302280220022502420245026902820
Клиренс, мм450360350400390425500
Вооружение
Калибр пушки, мм374576,2
Длина ствола, калибров454616,5
Боекомплект, выстрелов1269272 (115 — без радиостанции)132 (172 — без радиостанции)1888867
Пулемёты, количество211 + 1 зенитный45
Пулемёты, калибр мм7,62
Боекомплект30002709239434026930
Бронирование, мм
Лоб корпуса12,71322201030
Борт корпуса161310131020
Корма161020131030
Башня1613151030
Дно106
Крыша658
Подвижность и проходимость
Двигатель«Либерти»
338 л. с.
М-5
400 л. с.
М-17Т
450 л. с.
В-2
500 л. с.
М-17Ф
500 л. с.
Ёмкость топливных баков, л132337360650580400660
Максимальная скорость по шоссе на колёсах, км/ч1127572869057
Максимальная скорость по шоссе на гусеницах, км/ч6844526255
Запас хода по шоссе на колёсах, км185240300200500900230328
Запас хода по шоссе на гусеницах, км120240200120230400183230
  1. ↑ Гусеницы или колеса?
  2. 1 2 3 4 Васильева Л. Н., Желтов И., Чикова Г. Ф. Правда о танке Т-34. — С. 19. — ISBN 5-93238-079-9.
  3. Свирин М. Н. Броня крепка. История советского танка. 1919—1937. — М.: Яуза, Эксмо, 2005. — С. 195. — 384 с., ил. — 5000 экз. — ISBN 5-699-13809-9.
  4. Васильева Л. Н., Желтов И., Чикова Г. Ф. Правда о танке Т-34. — С. 24. — ISBN 5-93238-079-9.
  5. Васильева Л. Н., Желтов И., Чикова Г. Ф. Правда о танке Т-34. — С. 26. — ISBN 5-93238-079-9.
  6. ↑ Болдин, Иван Васильевич, Страницы жизни, Воениздат, 1961
  7. ↑ Из книги «Я дрался с самураями» (М., 2005), стр. 340 — воспоминания разведчика Григория Калачева: «… с самой лучшей стороны проявили себя не только несравненные „тридцатьчетвёрки“, но и считавшиеся давно устаревшими БТ: хотя на германском фронте „бэтэшки“ давно не применялись, их ещё довольно много осталось в дальневосточных военных округах, и они оказались отличными машинами — скоростные, неприхотливые, надёжные.»
  8. И. П. Шмелёв. Танки БТ. — Москва: Хоббикнига, 1993. — С. 25. — 28 с. — 50 000 экз.
  • Васильева Л. Н., Желтов И., Чикова Г. Ф. Правда о танке Т-34. — Москва: Региональная культурно-просветительская общественная организация «Атлантида — XXI век», 2005. — 480 с. — 5000 экз. — ISBN 5-93238-079-9.
  • Павлов М. В., Желтов И. Г., Павлов И. В. Танки БТ. — М.: Экспринт, 2001. — 184 с. — (Военный музей). — 5000 экз. — ISBN 5-94038-019-0.

ru.wikiyy.com

БТ-2 — Традиция

БТ-2 серийный пушечно-пулеметный
Боевая масса, т11,05
Компоновочная схемаклассическая
Экипаж, чел.2
Количество выпущенных, шт620
Размеры
Длина корпуса, мм5500
Ширина корпуса, мм2230
Высота, мм2174
Клиренс, мм350
Бронирование
Тип бронигомогенная
Лоб корпуса (верх), мм/град.13/30°
Лоб корпуса (низ), мм/град.13/211°
Борт корпуса (верх), мм/град.13/90°
Борт корпуса (низ), мм/град.13/90°
Корма корпуса (верх), мм/град.10/90°
Корма корпуса (низ), мм/град.10/30°?, 10/90°, 10/210°?
Днище, мм6
Крыша корпуса, мм10
Лоб башни, мм/град.13/90°
Маска орудия, мм/град.13
Борт башни, мм/град.13/90°
Корма башни, мм/град.13/90°
Вооружение
Калибр и марка пушки37 мм Б-3 (5К)
Длина ствола, калибров45
Боекомплект пушки92
Прицелытелескопический
Пулемёт(ы)1 - 7,62 мм ДТ
Боекомплект пулемёта(ов)2709
Подвижность
Тип двигателяКарбюраторный авиационный
Модель двигателя«Либерти» (М-5-400)
Запас хода по шоссе, км160 (на колесах - 200)
Запас хода по пересеченной местности, км150
Тип подвескииндивидуальная пружинная
Ширина гусеницы, мм263
Скорость по шоссе, км/ч51,6 (на колесах - 72)
Скорость по пересеченной местности, км/ч32 (по проселку)
Удельное давление на грунт, кг/см20,59 (5,4 - на колесах)
Преодолеваемый подъём, град.32°
Преодолеваемая стенка, м0,55
Ширина преодолеваемого рва, м2,25
Преодолеваемый брод, м1,0

БТ-2 (БТ, Б-Т) — советский легкий колесно-гусеничный танк. Выпускался в 1932-1933 гг. Название расшифровывается как «быстроходный танк».

Танк БТ-2 имел классическую компоновку и разделялся на четыре отделения (от носа к корме): управления, боевое, силовое и трансмиссионное. Корпус танка не имел рациональных углов наклона, за исключением передней части, которая имела вид усеченной пирамиды для обеспечения поворота передних ведущих колес и уменьшения мертвого пространства при стрельбе. В верхнем лобовом листе размещался люк для посадки механика-водителя. Башня танка цилиндрическая, клепаная, со скосом спереди сверху. Численность экипажа танка составляла 2 человека (информация некоторых источников об экипаже в 3 человека не соответствует действительности).

Стандартное вооружение танка включало 37 мм танковую пушку Б-3(5К) обр.1930 с горизонтальным клиновым четвертьавтоматическим затвором и один 7,62 мм пулемет ДТ в шаровой установке справа от пушки. Характеристики пушки:

  • Начальная скорость: 700 м/с
  • Углы наведения по вертикали: от -8 до +25 градусов.
  • Прицелы: телескопический
  • Скорострельность пушки с исправлением наводки: до 12 выстр/мин.
  • Наибольшая дальность стрельбы: 2000 м.
  • Приводы наведения: ручные.
  • Боекомплект: 92 выстрела

Боекомплект к пулемету составлял 43 магазина (2709 патронов).

Часть танков по причине нехватки пушек имела другое вооружение. Вместо пушки устанавливалась спаренная пулеметная установка с 7,62 мм танковыми пулеметами ДТ (установка ДТ-2). Углы наведения установки по вертикали составляли от -25 до +22 градусов, по горизонтали (без поворота башни) - вправо 6 градусов, влево 8 градусов. Боекомплект пулеметов не увеличивался и составлял 2709 патронов. Существует приказ об установке на БТ-2 спаренных авиационных пулеметов ДА (установка ДА-2), однако неясно, был ли он выполнен (фотографий и других документов о БТ-2 с ДА-2 не обнаружено). Два танка были вооружены авиационными пулеметами ШКАСС. 60 первых танков имели башню без дополнительной пулеметной шаровой установки, соответственно, они были вооружены либо одной 37 мм пушкой Б-3, либо 2 спаренными пулеметами. Всего было выпущено 350 (по другим данным 412) танков с пулеметным вооружением и 280 (по другим данным 208) танков с пушечным и пушечно-пулеметным вооружением. Возможно, число пушечных танков было еще меньше, поскольку на 1 ноября 1936 в РККА состояло 187 боевых и 36 учебных пушек Б-3.

Броневая защита танка изготавливалась из листов катаной гомогеной брони, собираемой на болтах и заклепках. Броня (кроме передней части корпуса и, в какой-то мере, башни) не имела рациональных углов наклона и защищала только от пуль стрелкового оружия и осколков снарядов и мин малого и среднего калибра.

Танк был снабжен авиационным карбюраторным четырехтактным 12-цилиндровым V-образным двигателем жидкостного охлаждения «Либерти» (или его производимым в СССР аналогом М-5-400) мощностью 400 л.с. Значительная часть двигателей была бывшими в употреблении. Трансмиссия механическая, состояла из многодискового главного фрикциона сухого трения, трехступенчатой КПП (4 передачи переднего хода и одна заднего), двух многодисковых бортовых фрикционов с ленточными тормозами, двух одноступенчатых бортовых редукторов и двух редукторов (гитар) привода к задним опорным каткам — ведущих при колесном ходе. Танк имел индивидуальную пружинную («свечную») подвеску, широко известпую как «типа Кристи». Три вертикальные пружины относительно каждого борта корпуса располагались между наружным броневым листом и внутренней стенкой борта корпуса, а одна располагалась горизонтально внутри корпуса в боевом отделении. Вертикальные пружины были связаны через балансиры с задними и средними опорными катками, а горизонтальные - с передними управляемыми катками.

Танк имел комбинированный колесно-гусеничный движитель, состоящий из 2 ведущих колес заднего расположения диаметром 640 мм, 2 направляющих колес переднего расположения диаметром 550 мм, 8 опорных катков диаметром 815 мм с резиновыми бандажами и 2 стальных многозвенных гусеничных цепей с шириной трака 263 мм. При переходе на колесный ход гусеничные цепи снимались, разбирались на 4 части и укладывались на надгусеничные полки. Привод от КПП в этом случае осуществлялся на заднюю пару опорных катков, управлялся же танк поворотом передних катков. Переход с гусеничного хода на колесный занимал 30-40 минут.

Необходимо отметить, что среднетехническая скорость танка была существенно ниже максимальной и составляла на гусеницах 25 км/ч по шоссе и 22 км/ч по проселку, а на колесах 22 км/ч по шоссе. На колесном ходе танк мог передвигаться только по дорогам с твердым покрытием, по причине высокого удельного давления на грунт и начичия только одной пары ведущих колес (катков). В то же время высокая удельная мощность позволяла танкам осуществлять прыжки через препятствия на 1,5-2 (до 4!) метров.

Приборы наблюдения и связи[править]

Танк не имел специальных наблюдения и связи. В боевой обстановке наблюдение механиком-водителем осуществлялось через смотровую щель, а командиром - через прицел. Радиостанции не было, внешнюю связь планировалось осуществлять с помощью флажковых сигналов, для чего в башне имелся специальный люк. Внутренняя связь осуществлялась с помощью светосигнального устройства.

История создания[править]

30 декабря 1929 в Северо-Американские Соединенные Штаты прибыла советская делегация во главе с начальником Управления механизации и моторизации (УММ) РККА И.Халепским. Задачей комиссии было знакомство с передовыми образцами бронетанковой техники их закупка. Комиссию заинтересовали танки конструктора Дж.У.Кристи, специализировавшегося на проектировании быстроходных колесно-гусеничных танков. Танки Кристи демонстрировали рекордные показатели скорости (например, танк «М. 1928» наделал много шума незадолго до приезда комиссии), но не вызывали особого интереса в американской армии, традиционно находившейся (по сравнению с флотом) на вторых ролях и имеющей в то время очень незначительное количество танков. Советской комиссии Кристи предложил усовершенствованный танк «М. 1940». Поначалу перспектива закупки танка вызывала большие сомнения, поскольку танк подобной концепции не входил в советскую систему вооружений. Однако Кристи (в отличие от ряда других фирм) охотно шел на сотрудничество, выражая готовность передать любую техническую документацию и даже работать в СССР; танк показался достаточно простым для серийного производства; и, наконец, появилась информация, что танк Кристи собираются производить поляки (а Польша считалась в те годы наиболее вероятным потенциальным противником). В итоге 28 апреля 1930 был подписан договор, предусматривающий продажу СССР двух танков М. 1940 с технической документацией и лицензией на производство, за $60 тыс. Вопреки некоторым утверждениям, будто сделка была тайной и танки продавались под видом тракторов, договор был открытым и был одобрен правительством САСШ. 21 ноября 1930 РВС СССР принимает решение о производстве танков Кристи в СССР. Примерно в то же время танк получил свое имя - БТ. 24 декабря 1930 танки были отгружены в СССР. Прибывшие танки оказались без башен, за что с Кристи удержали $25 тыс. (это послужило для него поводом для отказа от работы в СССР).

14 марта 1931 начались показы танка представителям командования РККА. Танк произвел благоприятное впечатление. Первоначально планировалось, что его производством займется Ярославский автозавод, но быстро стало ясно, что производство столь сложного танка ему не под силу. Одно время планировалось развернуть его производство на заводе «Большевик», но он был перегружен заказами, а Харьковский паровозостроительный завод, после отмены заказа на Т-24, оказался свободен. В итоге БТ решили производить в Харькове. 23 мая 1931 протоколом Комитета Обороны «О танкостроении» предписывалось ввести танк БТ в систему вооружения РККА и развернуть его производство на ХПЗ. Планировалось, что БТ будет «танком-истребителем»: действуя совместно с Т-26, он должен был защищать его от танков противника. В мае-июне 1931 танки Кристи проходили испытания, по результатам которых был составлен отчет, требовавший устранения ряда недоработок и усовершенствования конструкции. Это сделало невозможным прямое копирование танка, как планировалось вначале. Башню танка вообще еще нужно было создать. Для доводки танка было создано специальное КБ под руководством Н.Тоскина.

Первые 6 танков планировалось изготовить к 7 ноября 1931 для участия в парадах. Производство первых образцов шло трудно, поскольку руководство ХПЗ не горело желанием осваивать совершенно новый и незнакомый танк, предлагая продолжить производство Т-24. После принятия ряда решений на уровне руководства УММ и правительства с большим трудом удалось построить 3 опытных образца, 2 из которых участвовали в параде 7 ноября 1931 в Москве (у третьего танка загорелось моторное отделение). У руководства РККА возникли сомнения по поводу целесообразности производства танка, однако в итоге было решено продолжить производство.

Серийное производство танка сразу столкнулось с большим количеством трудностей. СССР в то время был, по сути, технологически отсталой аграрной страной, и для производства передового образца зарубежной бронетанковой техники не хватало буквально всего - подготовленных кадров, станков, качественных материалов. Возникали проблемы с производством качественной брони и формированием из нее корпуса и башен. Танк остался без двигателя - производство М-5 было прекращено. На танки стали ставить моторы, выработавшие свой ресурс в авиации, а также пришлось срочно закупать в САСШ имевшиеся там запасы данного («Либерти») устаревшего двигателя. Закупили 2000 шт., частично тоже б/у. Неновые двигатели требовали ремонта, отличались невысокой надежностью и пожароопасностью.

Крупные проблемы возникли с вооружением. Первоначально планировалось установить на танк 37 мм пушку ПС-2, но наладить ее серийное производство не удалось. Положение спасло принятие на вооружение пушки Б-3, представлявшую собой наложение ствола и казенника противотанковой пушки 1К (закупленная немецкая пушка фирмы «Рейнметалл») на ложе с противооткатными устройствами пушки ПС-2. Однако и с производством Б-3 возникли проблемы, эта пушка выпускалась на заводе им.Калинина с большим трудом полукустарным методом. Кроме того, отработать спаренную установку пушки и пулемета так и не удалось. Это привело к необходимости перерабатывать конструкцию башни для установки сбоку шаровой установки пулемета. Однако первые 60 башен были выпущены без такой установки, и, соответственно, танки остались без пулеметного вооружения. Поскольку выпуск танков опережал производство пушек, часть танков пошла в войска невооруженными. Сначала планировалось установливать на танки 37 мм пушку Гочкиса, но их в наличии в достаточном количестве не оказалось. Чтобы как-то исправить ситуацию, было решено прямо в войсках вместо пушки устанавливать спарку пулеметов ДТ или ДА. Это рассматривалось как временная мера, планировалось в будущем заменить их на 45 мм пушку, но этого так и не было сделано. В итоге большая часть БТ-2 оказалась вооружена только пулеметами.

Постепенно производственные проблемы были решены. В 1932 было изготовлено 396 танков, в 1933 - еще 224. В связи с началом производства танка БТ-5 (по сути, БТ с новой башней с 45 мм пушкой) производство БТ (получившего имя БТ-2) было прекращено.

Служба и боевое применение[править]

Танки БТ-2, поступившие в войска, быстро стали рассматриваться скорее как учебные. Процесс их освоения личным составом шел тяжело. Не особенно высокое качество сборки машин, помноженное на низкую квалификацию обслуживающего персонала, давало постоянные поломки. Их устранение затруднялось вечным дефицитом запчастей. Тем не менее динамические возможности танка впечатляли, особо знамениты были прыжки танка на достаточно большие расстояния (до 4 метров!), с гордостью демонстрируемые высокому начальству и иностранным гостям. Первоначально БТ-2 поступили на вооружение мехкорпусов, после их расформирования - механизированных и танковых бригад. Постепенно, по мере насыщения войск более совершенными танками, они все больше переходили на выполнение учебных задач, как в частях, так и в учебных заведениях, в которых к концу 1930-х имелось до 130 танков БТ-2. В мае 1940 все 597, находящихся к тому времени на вооружении РККА танков БТ-2 было решено «оставить как учебный парк до полного износа». Однако массированное формирование мехкорпусов вынудило вновь поставить в строй эти машины.

Впервые БТ-2 пошли в бой в конфликте на реке Халхин-Гол. Затем они принимали участие в так называемом «освободительном походе в Западную Украину и Белорусию». Значительное их количество участвовало в советско-финской войне. Так, в составе 1 легкотанковой бригады имелось 82 БТ-2, большая часть из которых в ходе тяжелых боев вышла из строя по техническим причинам и была эвакуиронана на завод. Были и боевые потери - 4 танка сгорело, 2 утонуло. Вообще же потери БТ-2 в конфликтах и войнах 1939-1940 были невелики.

К 1 июня 1941 на вооружении РККА имелось 580 линейных танков БТ-2, в том числе 396 в западных округах. Из них 366 были на ходу и использовались только в качестве учебных машин, 119 БТ-2 требовали среднего, а 30 - капитального ремонта, еще 72 были чисто учебными и использовались в основном в качестве учебных стендов. С началом боевых действий все находившиеся в войсках в качестве учебных машин танки БТ-2 были поставлены в строй. БТ-2 входили в состав танковых и моторизованных дивизий мехкорпусов и участвовали в боях практически по всему фронту. Так, в 5 мехкорпусе было 10 БТ-2, в 6 мехкорпусе - 30, в 7 мехкорпусе - 27, в 8 мехкорпусе - 14, в 24 танковой дивизии 10 мехкорпуса - 139. В ходе боев эти сильно изношенные машины были быстро потеряны, так, в той же 24 тд на 24 июля 1941 уже не было ни одного БТ-2. По некоторым данным, ощущалась острая нехватка 37 мм снарядов, поскольку их производство было давно прекращено. Находившиеся во внутренних округах БТ-2 были спешно приведены в боеготовое состояние и брошены в бои лета-осени 1941, и также были в своем большинстве быстро потеряны. Некоторое количество БТ-2 применялось в Московской битве, например, в 18 танковой бригаде было 5 БТ-2. Отдельные машины этого типа встречались на фронте в 1942-1943 (в частности, имеется фотография пулеметного БТ-2 в бою, датируемая летом 1942). Некоторое количество этих машин имелось на Ленинградском фронте, например, летом 1943 их было 12. По некоторым данным, они воевали еще в 1944.

Наличие БТ-2 в войсках на дату
1.01.19341.01.19391.05. 194015.09.19401.01.19411.06.1941
620620512543567580

Модификации и прототипы[править]

Указать, сколько конкретно было выпущено танков каждой модификации, не представляется возможным, поскольку у разных авторов данные сильно различаются. Совершенно точно то, что пулеметных танков было значительно больше, чем пушечных.

  • «М. 1940». Закупленные танки Кристи (2 шт), использованные как прототипы. Судьба не выяснена.
  • БТ-2 пушечно-пулеметный. Вооружение - 37 мм пушка Б-3 и 1 пулемет ДТ. Серийная модификация.
  • БТ-2 пушечный. Вооружение - 37 мм пушка Б-3.
  • БТ-2 пулеметный. Вооружение - 1 пулемет ДТ в шаровой установке и 2 спаренных пулемета ДТ (возможно также ДА). Серийная модификация.
  • БТ-2 пулеметный без шаровой установки. Вооружение - 2 спаренных пулемета ДТ (возможно также ДА). Серийная модификация.
  • БТ-2 химический. Огнеметный (химический) танк. На 1 июня 1941 имелось 14 таких танков, все во внутренних округах. Информации о судьбе нет.
  • БТ-2 саперный. Мостоукладчик. На 1 января 1940 числился один такой танк в Ленинградском военном округе. Судьба не выяснена.
  • БТ-2-ИС (БТ-ИС). Представлял собой БТ-2 с тремя ведущими колесами, и, соответственно, имел повышенную проходимость на колесном ходу. Создан в 1935 группой под руководством Н.Цыганова. Был изготовлен в единственном экземпляре. Испытания прошли успешно. Судьба не выяснена.
  • БТ-2 с 76 мм пушкой. Экспериментальный образец был построен, но, судя по всему, не испытывался. Судьба неизвестна.

К настоящему времени сохранился любопытный гибрид в Кубинке, представляющий собой БТ-5 с установленным на него подбашенным листом с башней БТ-2. Кроме этого, в конце 1990-х поисковым отрядом был обнаружен в озере БТ-2, который затем таинственно исчез; по некоторым данным, его следы всплыли за границей.

Оценка проекта[править]

БТ-2 был, безусловно, этапным танком для советской промышленности. Достаточно сравнить его с предшествующим советским танком Т-18. На БТ-2 впервые в конструкции серийного танка были введены мощный двигатель (по удельной мощности БТ-2, вероятно, остался непревзойденным по сей день), колесно-гусеничный ход, «свечная» подвеска, пушка с мощной баллистикой. Его серийное производство стало большим успехом молодой советской промышленности.

На момент производства БТ-2 был одним из лучших танков мира. Он имел для выдающуюся тех времен скорсть и мощное вооружение (в пушечно-пулеметном варианте). БТ-2 продолжал оставаться вполне «на уровне» до конца 1930-х гг. В то же время БТ-2 имел ряд недостатков:

  • Слабое (преимущественно пулеметное) вооружение большинства танков
  • Низкая надежность
  • Недостаточная численность экипажа
  • Неудобство обзора из танка
  • Отсутствие радиостанции
  • Неудачное расположение пулемета (сбоку башни)
  • Плохая обитаемость

Большинство недостатков были связаны с недоработанностью проекта и проблемами в организации серийного производства. В значительной мере они были устранены на следующей модификации - БТ-5.

К 1941 БТ-2 уже явно устарел, особенно пулеметные модификации. Его броня защищала только от пуль стрелкового оружия и легко пробивалась имеющимися в Вермахте в большом количестве 7,92 мм противотанковыми ружьями и 37 мм противотанковыми пушками. Также БТ-2 легко поражался любым немецким танком, кроме пулеметного PzKpfw I. Соответственно, он мог использоваться в основном для разведки, патрулирования и других вспомогательных целей. Хорошие динамические возможности (правда, с поправкой на сильную изношенность) давали возможность использовать этот танк в составе крупных танковых соединений. Увы, обстановка первого года войны не способствовала лихим танковым рейдам советских войск по тылам противника, в которых БТ-2 мог оказаться весьма кстати. Использование же этого танка для поддержки пехоты неизбежно вело к большим потерям. Пушка БТ-2 позволяла ему бороться с немецкими легкими танками PzKpfw I,PzKpfw II, PzKpfw 35(t), PzKpfw 38(t) (с последними - при стрельбе в борт, и то, ранних модификаций). Поразить средние танкиPzKpfw III, PzKpfw IV было затруднительно, шанс появлялся только при стрельбе в борт с близких дистанций под углом, близким к нормали.

Интересно сравнить БТ-2 с немецкими танками начала войны. Пулеметные модификации БТ-2 по возможностям близки к PzKpfw I, уступая ему в приборах наблюдения, но превосходя того по скорости. Пушечно-пулеметная модификация ближе к PzKpfw II, по сравнению с которым БТ-2 хуже бронирован (кроме ранних модификаций немецких танков), слабее по приборам наблюдения и связи, имеет несколько большие размеры, но имеет более мощную пушку и большую скорость. Сравнение с PzKpfw 35(t) уже скорее не в пользу советского танка. Немец (точнее бывший чех) несколько лучше бронирован, имеет больше пулеметов (к тому же, удобнее расположенных) и примерно такую же пушку, но имеют значительное преимущество в приборах наблюдения и связи. Размеры 35(t) также были меньше, маневренность лучше. Советский танк выигрывает лишь в скорости. Сравнение же PzKpfw 38(t) или PzKpfw III, особенно поздних модификаций, уже не оставляет советскому танку никаких шансов, главным образом по причине лучшего бронирования немцев и наличия у них более многочисленного экипажа.

Конечно, на 1941 БТ-2 обладал достаточно скромными характеристиками. Но никогда не стоит забывать, что с этого не очень надежного, слабо бронированного и вооруженного танка ведет свое начало линия советских танков БТ, чье развитие привело в итоге к созданию знаменитого Т-34.

  • М.Свирин. Броня крепка. История советского танка 1919-1937. — М.,ООО «Издательство Яуза», ООО «Издательство Эксмо», 2005. — 384 с.,ил. ISBN 5-699-13809-9
  • М.Барятинский, М.Коломиец. Легкие танки БТ-2 и БТ-5. Бронеколлекция, № 1, 1996.

 

traditio.wiki

Танки серии БТ Википедия

Предшественники

Своим возникновением БТ обязаны американскому конструктору Дж. У. Кристи, который предложил оригинальную концепцию быстроходных танков.

Тема колёсно-гусеничных боевых машин в конце 1920-х — начале 1930-х годов была весьма актуальна, так как танки той эпохи отличались медлительностью. Скорость первых танков не превышала 10 км/ч, такая скорость считалась достаточной для сопровождения пехоты и прорыва оборонительной полосы противника, но переброска танков на другие участки фронта была весьма проблематичной: помимо низкой скорости, танки отличались крайне ненадежными гусеницами, их ресурс зачастую не превышал 100 км.

С низкой скоростью и ненадежностью гусениц было связано широкое использование бронеавтомобилей в межвоенный период. Военным была крайне необходима боевая машина, обладающая высокой скоростью. несмотря на наличие у бронеавтомоблией многочисленных недостатков, только они могли занять нишу быстроходных боевых машин.

Для повышения мобильности танков задействовались тяжелые грузовики, на них танки перевозились к полю боя, но такой способ требовал дополнительных расходов.

Австро-венгерский офицер лейтенант Гюнтер Бурштыну[1] был одним из первых. кому пришла в голову идея оснастить бронемашину одновременно и колесным, и гусеничным движителем, он выдвинул данный проект в 1911 году. Подобный танк-гибрид мог по хорошей дороге двигаться на колёсах, словно автомобиль (с соответствующей скоростью), а при движении по бездорожью колёса поднимались и танк шёл на гусеницах. Идея Бурштына осталась нереализованной, но не была забыта.

Так, в 1920-е годы во Франции была выпущена серия лёгких танков «Chenilette St-Chamond M1921 \ M1928» с колёсно-гусеничным движителем. Машина показывала выдающиеся результаты: на гусеницах «Сен-Шамоны» могли развить скорость в 8 км/ч, а на колёсах — 30 км/ч. Поучаствовали в создании колесно-гусеничных танков и чехословацкие конструкторы, создав в 1924 году танк KH-50. В 1926 году в Великобритании было предложено новое решение: на танке «Виккерс» поджимался не колёсный движитель, а гусеничный. В следующем году был создан танк, у которого одновременно поднимался один движитель и опускался другой. В Польше в 1927 был создан экспериментальный WB10. В 1931 году в Швеции был выпущен танк L-30, у которого смена движителя происходила всего за 20 секунд, причём операция могла проводиться прямо на ходу.

Колёсно-гусеничный танк Т2

Конструкторы многих стран пытались найти самое удачное решение «колёсно-гусеничной проблемы», однако созданные машины в основном оставались лишь смелыми экспериментами: развитие техники не стояло на месте и чисто гусеничные танки постепенно избавлялись от «детских болезней». Скорость хода по шоссе у лёгких танков достигла 40—50 км/ч, ресурс гусениц повысился, а колёсно-гусеничные гибриды отличались сложностью и ненадёжностью.

Рождение БТ

Революционное решение нашёл американский конструктор Уолтер Кристи: он предложил увеличить диаметр опорных катков до размера автомобильных колёс, установить привод на задние катки, а два передних катка сделать управляемыми. Танк со снятыми гусеницами превращался в нормальную колёсную машину с колёсной формулой 2×8, подобная схема не требовала механизмов подъёма и опускания движетелей: экипаж просто снимал гусеницы и закреплял их на надгусеничных полках. Для повышения энерговооруженности на танк был установлен авиационный двигатель — при массе 9 тонн машина образца 1931 года могла разгоняться до 110 км/ч и выше. Подобные показатели привлекли к новинке внимание, но армия США танки Кристи отвергла, посчитав ненадёжными.

В СССР проекты Кристи были встречены со вниманием, в это время в начале 1930-х годов в СССР шёл лихорадочный поиск удачной концепции танка. Попытки создать танк

ruwikiorg.ru

Танк БТ-2

Самый популярный и второй по объемам производства советский легкий танк предвоенного периода. Танки БТ-2 состояли в штатах таковых и механизированных бригад, а также корпусов основным назначением которых было решение самостоятельных задач, главным образом как инструмент развития успеха. Помимо этого танки БТ-2  состояли в составе механизированных полков кавалерийских дивизий.  Свое крещение огнем  получили в ходе боев во время революции в Испании. 

Для поддержки республиканских войск только в тысяча девятьсот тридцать пятом году туда отправили пятьдесят советских танков БТ-5. Годом позднее БТ-7 приняли участие в составе второй механизированной бригады в боях на озере Хасан. Весной тысяча девятьсот тридцать девятого года в боях у реки Халин-Гол были задействованы две танковые бригады, имевшие в своем составе танки БТ общим числом около 400 боевых машин. В течении «зимней войны» значительное число БТ всех модификаций приняло участие в боях в составе тридцать четвертой легкотанковой бригаде и десятом танковом корпусе.

К началу войны РККА в танковом составе приграничных округов числились триста девяносто шесть танков БТ-2 из общего числа в семь тысяч пятьсот сорок девять машин всех модификаций.

История создания легкого танка.

Данная боевая машина сконструирована на основе колесно-гусеничного танка  М.1931, талантливого американского конструктора У.Кристи. Для определения степени трудоемкости будущего БТ-2, в Нью-Йорк отправился член НТК Н.Тоскин. И вскоре на имя И.Халепкого пришло уведомление о готовности изобретателя Кристи, посетить СССР. К уведомлению прилагались 127 листов чертежей нового танка. По условиям контракта, Кристи обязывался в начале осени 1930 г. предоставить два танка представителям заинтересованной стороны, в качестве которых выступал АМТОРГ. Но затянул изготовление танков, так что первый танк отгружен в СССР лишь в конце сентября 1930г. Танки прибыли как раз после показа военным английского «Виккерса» и в начале марта 1931г, первый танк Кристи был отгружен на склад АБТУ.

Советское правительство приняло решение о лицензионном строительстве танка, раньше, чем он прибыл в Советский Союз. Индекс новой машины, который согласно системе сквозной нумерации должен быть либо Т-28 либо Т-29. Но поскольку танк не отвечал всем требованиям существующей системы танкового вооружения, то армейского индекса не получил, а наиболее разумным показалось присвоить ему индекс «БТ» - аббревиатура «быстроходный танк». На показах верхушки РККА, прошедших 14 марта 1931 г. боевая машина в целом понравилась, хотя впечатление которое она произвела, было несравнимо с отзывами, о танке, купленном в Англии.

В наше время может показаться странным, но поспешность, с которой осваивали в производстве танк БТ-2, объяснялась опасением, что это танк будут строить в Польше. Изначально, в качестве места основного производства рассматривался автозавод в Ярославле (ЯАЗ). Его руководство убедительно говорило о возможности быстрого освоении производства будущего танка БТ-2, при условии, что заводу окажут кадровую и техническую помощь.

Через некоторое время стало очевидным, что Ярославский автозавод не в одиночку, не при помощи АМО, не сможет производить заокеанскую новинку. На совещании прошедшем, в апреле 1932г. на заводе «Большевик», в присутствии Ворошилова, Тухачевского и Халепского было решено построить в текущем году на производственных мощностях завода 100 танков БТ-2. Выполнение заказа обеспечивалось прекращением выпуска Т-18, а также дополнительными поставками цементованной брони.

Вследствие того что план производства легкого танка Т-26 заводом «Большевик» постоянно срывался, а ХПЗ им. Коминтерна, в виду прекращения выпуска танков Т-24 оказался не задействован, то заказ на БТ-2 был перенесен в Харьков. Что было вполне разумно, поскольку инструментальный и станочный парк завода мог практически полностью изготовить БТ, при условии кооперации по двигателю, вооружению и литью. К 17 мая был готов план производства БТ-2 на Харьковском заводе.
План предусматривал изготовление первой партии легких танков в количестве 100 штук к началу 1932г. Окончательное решение о судьбе БТ-2 принято 23 мая 1931г., когда Комитет обороны решил принять на вооружение легкий танк БТ как «быстроходный танк-истребитель».

Производство танков БТ-2.

Налаживание серийного производства БТ-2 проходило медленно и сопровождалось большими трудностями. Для выполнения производственной программы не хватало самого важного – кадров, станков, сырья и материалов. Проблемы собственного производства ХПЗ, осложняли проблемы смежников. Срывались поставки шарикоподшипников, двигателей, деталей из брони для производства корпусов танка, коробок перемены передач. Особую тревогу вызвали поставки двигателей «Либерти», выпуск которых заводом «Большевик» прекратил.

Завод Авиационного Объединения, который должен был принять эстафету производства двигателя М-5, достроен еще не был. Поэтому программа производства БТ-2 оказалась под угрозой возможного срыва. Чтобы снабдить первую партию из 100 легких танков БТ, советское правительство закупило двигатели «Либерти» в Америке, две партии по 50 моторов в сентябре и октябре 1931г.

Оставшиеся БТ-2 двигателями должен был обеспечить один из авиационных заводов, на котором планировали восстановить выпуск М-5. Но в это время авиационные заводы переходили на выпуск более перспективного лицензионного двигателя М-17, поэтому программу выпуска БТ решили обеспечить закупкой в США дополнительного количества б/у двигателей.

В январе 1932г в Краматорске освоили производство опорных катков и траков. Дополнительно из США поступило несколько металлообрабатывающих станов и получены первые 100 двигателей. Завершились испытания тридцати семи миллиметровой пушки ПС-2.

Но трудности производства отступать не хотели. Как оказалось, что двигатели АСТОРГ купил весьма плохого качества. Нередкими были случаи самовоспламенения, трудно заводились на морозе, постоянно перегревались. Многие двигатели из-за сильного износа поршневой группы отличались повышенным потреблением масла. Со своими функциями не справлялись воздухоочистители.

ТТХ танка БТ-2

 
 Тип танка.
 БТ-2
 ТТХ/год выпуска. 1932
 Экипаж, чел. 3
 Размеры, мм.  
 Длина полная.  5500
 Ширина полная.  2230
 Высота. 2174
 Клиренс. 350
 Ширина трака.  263
 Вооружение.   
 Пушка кал. тип. 37-мм 5К
 Снарядов, шт. 92
 Пулеметов шт. х тип. 1хДТ
 Патронов, шт. 2709
 Толщина брони, мм.  
 Верт. корпуса.  13
 гориз.коруса.  10-6
 Башня 13
 Двигатель. 
 Тип 4т/12ц/к/ж
 Марка "Либерти"
 Мощность макс. л/с. 400
 При частоте об./мин. 1650
 Передач КПП.  3/1
 Скороть макс. гус/колесный ход. 
 Шоссе 51,6/72
 Проселок 32/-
 Скорость сред.тех.  км/час.  
 Шоссе 25/40
 Проселок22/-
Тип топливаБензин 1с
Емкость топливного бака, л. 360
Преодолеваемые препятсвия.  
Уд. давление на грунт кгс/см2 0,59
Подъем, град. 32
Спуск, град. 30
 Крен, град. 30
 Ров, мм 1

Эскиз танка БТ-2 с раздельной установкой вооружения.

Продольный разрез танка вооруженного ДА-9

Варианты башен.

Траки, которые отливали в Краматорске вплоть до конца 1933г, из-за литья из некачественной стали постоянно лопались. Шестерни КПП не держали нагрузки. Первые танки БТ-2 заказчик принял в марте-апреле 1932г. и одним из первых новинку получила мехбригада им. Калиновского. В части танки БТ поступали без вооружения, процесс освоения сопровождался большим количеством поломок и рекламаций соответственно.

 Вооружение БТ-2.

Согласно плану, главным оружием танка БТ-2 должна была быть 37-мм пушка. Сама пушка в это время серийно не производилась и не была принята на вооружение. Имеющаяся 37-мм пушка ПС-2 не освоена в производстве и с ее дальнейшим выпуском были определенные трудности. С другой стороны принята на вооружение 37-мм ПТП обр. 1930г., производство которой осваивал завод им. Калинина. По решению Артиллерийского комитета, КБ завода «Большевик» провело работы по наложению ствола с казенником пушки 19K (бывшая пушка «Ренметалл») в ложе танковой пушки ПС-2. В итоге получили 37-мм танковую пушку Б-3.

Для освоения пушки в производстве ее предали на завод №8 им. Калинина, где не отказали себе в удовольствии и изменили ее индекс на собственный внутризаводской – 5К. Первые образы были отгружены заказчику в этом же году. Пушка не имела спаренного пулемета ДТ, как это было говорено заданием, неудовлетворительно работала полуавтоматика затвора. Как результат, в первом квартале 1932г, пришлось спешно корректировать чертежи башни, а 60 готовых башен приспосабливать под раздельную установку танкового орудия и пулемета. Но поскольку амбразура в башнях вырезалась «по-месту», то места где бы можно было установить шаровую установку спаренных пулеметов, не нашлось. Раздельно пушку и пулемет удалось установить только на 240 башнях нового выпуска.

Первоначально планировали вооружить 37-мм пушкой первые 300 танков БТ, на все последующие должны были быть установленв 45-мм танковые пушки 1932г. Поскольку завод №8 не смог ее освоить в срок, остаток из 310 танков, также довольствовался пушкой Б-3(5-К).
Но проблемы были и с выпуском этих орудий, так завод им. Калинина отгрузил ХПЗ только 190 пушек, поэтому танки орудий, которым не хватило, должны были вооружить спаркой пулеметов ДТ. Понимая недостатки такого решения Комитет обороны, своим постановлением обязывал вооружить оставшиеся 300 танков, пушкой Гочкиса демонтировав их с танков Т-18. А с января 1934г., заменить эти башни, на башни рассчитанные под установку 45-мм пушки.

Фактически это решение осталось на бумаге. Пушки танков Т-18 уже перекочевали на танки Т-26 и все легкие танки БТ-2, которым не хватило 37-мм пушки Б-3, вооружали спаркой пулеметов или оставляли не вооруженными. Танков БТ в 1932г. изготовили 396 штук, а в1933г -224 танка. Танку присвоили индекс БТ-2, в связи с освоением новой модификации этого легкого танка.

В тысяча девятьсот тридцать втором году прошла реорганизация танкового отдела ХПЗ. В его вошел СКБ, из состава, которого выделили группу молодых конструкторов занимавшихся совершенствованием серийных танков. Испытания новых танков проводил опытный отдел.

Весной тысяча девятьсот тридцать второго года военная приемка приняла от производителя первые серийные танки. И в танковых частях приступили к освоению новых танков БТ-2. Одним из первых их получили танкисты механизированной бригады имени Калиновского.
Отзывы танкистов на новую машину были самые не благоприятные. Поломки при эксплуатации были обычным явлением. Проблему усугублял тот факт, что танкисты получали БТ-2 без вооружения.

 

БТ-2. Внутренне устройство танка.

Легкий танк БТ-2 состоял из:

  • башни;
  • бронекорпуса;
  • двигательной установки;
  • трансмиссии;
  • вооружения;
  • ходовой части;
  • электрооборудования.

Бронекорпус танка, являлся основной его частью. Его назначение - защита от бронебойных пуль и некрупных осколков снарядов полевой артиллерии. Бронекорпус одновременно служил рамой, на которой устанавливали узлы и механизмы танка. Форма корпуса коробчатая, сборка с использованием болтов и заклепок. Передняя часть заужена для обеспечения необходимого радиуса поворота передних колес. Бортовые стенки корпуса двойные, в промежутке располагались элементы подвески и бензобаки.

Для удобства наблюдения механиком-водителем, а также сокращения мертвого пространства перед танком передний лобовой лист установлен под большим углом. Изнутри корпус разделен перегородками на отделение управления, боевое , трансмиссионное и силовое. В отделении управления устанавливались приводы управления передачей и трансмиссией, щиток с приборами, место для сидения механика-водителя.

Внутри боевого отделения уславливалось вооружение, приборы для наблюдения и ведения огня, стеллажи для размещения боекомплекта, противопожарное оборудование. Здесь же было оборудовано рабочее место для командира танка.

Силовое и боевое отделения разделяла сплошная перегородка. В силовом отделении устанавливался бензиновый двигатель «Либерти» либо его отечественный клон М-5. Там же располагались радиаторы, аккумуляторная батарея и маслобак. Разборная перегородка отделяла трансмиссионное отделение от силового отделения. Коробка передач установлена в трансмиссионном отделении.

Башня танка – клепанная, цилиндрическая. Спереди башня имела скос. Под скосом амбразура для пушки либо спарки пулеметов ДТ.

Силовая установка танка включала в себя двигатель, системы смазки, питания воздухом и топливом, охлаждения и запуска.
Танковый двигатель марки «Либерти» либо М5. Двигатель авиационный, четырехтактный, V-образный. Карбюраторный мотор имел 12 цилиндров и мощность 400 л/с. Система питания двигателя принудительная при помощи топливного насоса. Два бензиновых бака разместили по обе стороны двигателя, между бортовых бронелистов. Каждый бак имел емкость 180 л. Система смазки двигателя включала масляный бак емкостью в двадцать литров и масляного насоса, пары фильтров и манометра на щитке мевода.

Ходовая часть. Особенностью БТ-2, во много отличавшей его от других танков было наличие колесно-гусеничного хода. При движении по дорогам с твердым покрытием, экипаж танка снимал гусеничные цепи и закреплял их на надгусеничных полках. Затем на ступицах задних колес устанавливались блокировочные кольца, устанавливали рулевое колесо на шток рулевой колонки. На смену типа движителя затрачивал около 40 мин. В таком состоянии привод от КПП передавался на заднюю пару колес.
Подвеска танка - индивидуальная пружинная. Три пружины, установлены вертикально между наружным бортом и внутренней стенкой и одна горизонтально внутри боевого отделения.
Вертикально расположенные пружины посредством балансиров связаны с задними и передними опорными катками.

Основным вооружением БТ-2 была 37-мм ТП Б-3(5К) установленая в подвижной бронировке. Пушка могла вести огонь осколочным снарядом на дистанцию до двух километров. Начальная скорость БС -700 м/с, осколочной гранты -710м/с. Скорострельность пушки -12 выс./м. Пулемет ДТ считался вспомогательным вооружением. Его шаровая установка монтировалась справа от орудия. Наведение на цель пушки и пулемета в горизонтальном направлении при помощи планетарного механизма, а вертикальном направлении плечевым упором. Наведение на цель пушки производилось посредством телескопического прицела. Возимый боекомплект пушки -92 выстрела, для пулемета – 2709 патрона, в 43 дисках. Из-за дефицита пушек, часть танков несла пулеметную установку ДТ-2, редко ДА-2.

Танк БТ-2  на  видео.

  • Легкий танк БТ-2 видео.

ww2tanki.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о