Фото танк ис 7 – Обои WoT, ИС-7, World of Tanks, Мир Танков, Wargaming Net, IS-7 картинки на рабочий стол, раздел игры

Советский тяжелый танк ИС-7 (25 фото + 1 видео)

ИС-7 был безусловно самым мощным танком своего времени в мире. По совокупности характеристик он значительно превосходил все существующие на тот момент и даже перспективные машины. Но планы военно-политического руководства на ракетно-ядерный конфликт похоронили саму концепцию столь мощного и дорогого танка. Ставка была сделана на полчища дешёвых средних танков.

Один из лучших

Советский тяжёлый танк ИС-7 должен был впитать в себя весь опыт Второй мировой войны и стать боевой машиной, превосходящей на голову все существующие. Он получил отличную защиту, мощное вооружение и был способен передвигаться практически со скоростью среднего танка. ИС-7 разработали в крайне сжатые сроки, создав более 1500 чертежей, применив более 25 новаторских идей, нетипичных для танкостроения и задействовав более 20 научных учреждений.

Но почему-то этот инновационный танк не стал основой советских бронетанковых войск, более того, ни один из заказанных в количестве 50 образцов ИС-7 так и не покинул заводские ворота.

Создание

Для создания ИС-7 были привлечены конструкторы, набравшиеся много опыта во время проектирования тяжёлых танков. Главный конструктор Котин возглавил эти работы, начавшиеся в 1945 году. Тогда прорабатывалось три варианта, а именно объект 257, 258 и 259. Их отличие заключалось в двигателе и трансмиссии.

Позже, летом 1945 года, появилась очередная версия — объект 260, который потом и стал ИС-7.

9 сентября чертежи были подписаны Котиным, но в 1946 году решили, не меняя индекс, изменить танк.

В первом образце предполагали использовать электрическую трансмиссию и два дизельных двигателя В-16.

Во второй, ставший окончательным, установили более традиционную силовую установку.

8 сентября 1946 года был собран первый образец, показавший на испытаниях соответствие требованиям. 25 декабря был собран второй.

Главный испытатель, Кульчицкий, оказался в восторге от лёгкости управления новой машиной, чей вес достигал 68 тонн.

Броня ИС-7 не пробивалась даже собственным орудием, во время одного из испытаний внутрь поместили собак, которые совершенно не пострадали от обстрела.

Однако, были и негативные моменты вроде пожара из-за выработавшего ресурс двигателя и разрушения подвески из-за обстрела.

ИС-7 получился очень удачным, но, по непонятным причинам, производство первой опытной партии постоянно откладывалось, позже было предложено снизить его вес до 50 тонн, что было невозможным для заданных характеристик. В итоге серийное производство так и не началось, а в наши дни остался лишь один экземпляр ИС-7, стоящий в музее в Кубинке.

Конструкция и компоновка

Предполагалось, что танк станет по настоящему инновационным, благодаря сочетанию своих тактико-технических характеристик.

При весе в 68 тонн, примерно равном Королевскому Тигру, ИС-7 намного превосходил его в защите, подвижности и огневой мощи, выйдя всего на 2 года позже. Это стало возможным благодаря сильно дифференцированной броне, расположенной под значительными наклонами и решениям вроде щучьего носа.

Танк был создан по классической компоновочной схеме, мехводом в начале корпуса, башней, вмещающей в себя остальных 4 членов экипажа, посередине и моторно-трансмиссионным отделением сзади. Ведущие колёса и трансмиссия также находились сзади.

Корпус и башня обладали весьма непривычной формой, берущей своё начало у ИС-3 и обеспечивали большую приведённую толщину брони вместе с хорошими шансами рикошета.

Корпус

Для обеспечения максимальной защиты, как показал опыт Второй мировой войны и Т-34, необходимо располагать броню под наклоном. На ИС-3 пошли ещё дальше и верхний лобовой лист не просто поставили под углом, а ещё и разделили на две части, наклонённые друг к другу. Такая форма обеспечивала большую защиту чем один прямоугольный кусок брони от огня в лоб и получила название «щучий нос».

ИС-7 тоже получил такой же лоб, из двух листов толщиной 150 мм, установленных под углом 65°. Благодаря форме приведённая толщина брони достигла 260 мм. Таким образом, ИС-7 стал первым танком, способным выдержать выстрел немецкого орудия PaK 44 L/55 калибром 128 мм, установленного на Ягдтигр. Также, он выдерживал и своё 130 мм орудие С-70. Нижний бронелист имел толщину 150 мм и был расположен под углом 50°.

Борта были сложной изогнутой формы, причём, для большей прочности, выгибались прессом, и состояли из верхней, толщиной 150 мм части, и нижней, вогнутой внутрь, 100 мм части.

Корма также была сложной изогнутой формы и состояла из двух деталей — верхней 60 мм и нижней 100 мм.

В корпусе находились резиновых баков, способных выдерживать давление 0,5 атм и общей ёмкостью 1300 литров.

Башня

У первых прототипов башня сильно напоминала установленную на ИС-3, но позже была изменена.

Она стала более приплюснутой и бронированной, производилась с помощью литья, толщина плавно менялась, от 210 мм во лбу до 94 в корме, под переменным наклоном в 51° — 60°. Также установили очень прочную маску орудия, толщиной 355 мм.

4 члена экипажа размещались внутри башни — два заряжающих в задней части башни, наводчик слева от орудия и командир справа.

Вооружение

В качестве орудия на танк сначала установили пушку С-26 калибром 130 мм, 3 пулемёта ДТ и 2 КПВ.

Позже орудие сменили на С-70 такого же калибра, с начальной скоростью полёта снаряда 900 м/с и 8 пулемётов.

Появился прибор управления огнём, сделавший независимым наведение прицела от положения пушки. Наводчик указывал точку прицеливания, после чего стабилизированное орудие автоматически наводилось в нужное место.

Ещё одной новинкой стал транспортёр для снарядов, облегчавший работу экипажа. Благодаря ему и 2 заряжающим, скорострельность ИС-7 достигала 8 выстрелов в минуту.

3 пулемёта устанавливались в маске пушки, 2 РП-46 на надгусеничных полках, ещё два на задней части башни, также был зенитный, установленный на штанге, прикреплённой к крыше башни. Все они обладали дистанционным управлением и наводились заряжающими.

Боекомплект пушки составлял 30 снарядов, пулёметов — 400 крупнокалиберных и 2500 мелкокалиберных патронов.

Двигатель и трансмиссия

В самом начале прорабатывались несколько вариантов силовой установки, например, состоящей из 2 дизельных двигателей В-16 мощностью 1200 л.с. и электрической либо механической трансмиссией.

Позже на танк установили серийный и проверенный дизель М-50Т мощность 1050 л.с. Его недостатком было то, что он предназначался для морских катеров, в связи с чем обладал довольно крупными габаритами.

На ИС-7 установили эжекторную систему охлаждения, впервые для советского танкостроения, и инерционный воздушный фильтр.

Трансмиссию не стали излишне усложнять и оставили обычную механическую. Испытатель позже вспоминал, что переключение передач было очень лёгким, как и управление танком в целом.

Также установили автоматическую систему пожаротушения, созданную Шемелиным, которая следила с помощью датчиков за состоянием МТО и могла включаться до 3 раз, однако на испытаниях один танк полностью сгорел, так и не сумев потушиться.

Трансмиссия танка была спроектирована в двух вариантах. Первый, изготовленный и испытанный в ИС-7, имел шестиступенчатую КП с кареточным переключением и синхронизаторами. Механизм поворота — планетарный, двухступенчатый. Управление имело гидравлические сервоприводы. При испытаниях трансмиссия показала хорошие тяговые качества, обеспечив высокие средние скорости танка.

Второй вариант механической трансмиссии был разработан совместно с МВТУ имени Н.Э.Баумана. Трансмиссия — планетарная, 8-ступенчатая, с механизмом поворота типа ЗК. Управление танком облегчалось гидравлическими сервоприводами с перспективным выбором передач.

При разработке ходовой части конструкторским отделом был спроектирован ряд вариантов подвесок, изготовленных и подвергнутых лабораторно-ходовым испытаниям на серийных танках и на первом опытном танке ИС-7. На их основании были разработаны окончательные рабочие чертежи всей ходовой части.

Впервые в отечественном танкостроении были применены гусеницы с резино-металлическим шарниром (или, как тогда говорили, с сайлент-блоком), гидравлические амортизаторы двухстороннего действия, опорные катки с внутренней амортизацией, работающие при больших нагрузках, пучковые торсионы.

Из-за больших габаритов двигателя корпус оказался бы слишком высоким при использовании традиционной подвески. Поэтому были разработаны пучковые торсионы, которые обеспечили высоту корпуса даже меньше, чем у ИС-2 и ИС-3.

Направляющее колесо находилось спереди, ведущее сзади, между ними располагалось 7 опорных катков, при этом от поддерживающих отказались.

Для обеспечения плавности хода на ИС-7 установили гидравлические двухсторонние амортизаторы.

Гусеница с резинометаллическими шарнирами и литыми траками была сложна в производстве, но обладала хорошей износоустойчивостью и пониженным шумом.

Летом 1948 года Кировский завод изготовил четыре ИС-7, которые после проведения заводских испытаний передали на государственные. Председателем Государственной комиссии назначили генерал-майора A.M.Сыча. Танк произвел сильное впечатление на членов комиссии: при массе 68 т машина без труда развивала скорость 60 км/ч, обладала отличной проходимостью.

Рассмотрим ИС-7 в сравнении с послевоенной генерацией танков. Основными танками на вооружении НАТО тогда стали британский «Центурион» и американский «Паттон». Их вооружение составляли 83,2мм и 90мм орудия с высокой начальной скоростью снаряда.(оба впоследствии получили 105мм орудие) Для противостояния ИС-3 за рубежом были созданы два тяжёлых танка — М-103 и «Конкерор» оснащённые 120мм орудием с начальной скоростью 1000м/с. Лобовая броня ИС-7 была неуязвима для бронебойных снарядов тяжёлых танков на расстоянии свыше 1000м. Бортовая защита выдерживала попадания снарядов средних танков. На испытаниях бронезащита ИС-7 показала невероятную для того времени баллистическую стойкость. Она выдержала попадания из немецкого 128мм орудия и даже собственного 130мм. В годы войны 128мм орудие поражало любой танк на любой дистанции в т.ч. ИС-2. Собственное орудие ИС-7 имело калибр 130мм и начальную скорость снаряда 900м/с и имело бронепробиваемость свыше 185мм на дистанции 1,5км. Была решена главная проблема крупнокалиберного орудия — скорострельность. С помощью механизма заряжания и введения в экипаж двух заряжающих была достигнута скорострельность 6-8 выстрелов в минуту. Прицельный комплекс так же был значительно улучшен, танк был способен вести бой на дальней дистанции с предельной точностью. Таким образом ИС-7 мог уничтожать любые типы танков НАТО находясь вне их зоны поражения. В годы второй мировой тяжёлые танки превосходя средние по боевым характеристикам значительно уступали им в подвижности. Эта проблема была решена установкой 1000-сильного двигателя и новейшей трансмиссии с сервоприводами. Его броневая защита в то время была практически неуязвима. Достаточно сказать, что ИС-7 выдерживал обстрел не только 128-мм немецкой пушки, но и собственного 130-мм орудия.

Во время испытаний был проведен любопытный эксперимент по выяснению воздействия на экипаж прямых попаданий в танк артиллерийских снарядов. На места экипажа посадили собак, после чего подвергли ИС-7 обстрелу. Однако на состоянии животных результаты обстрела никак не сказались.

Рассмотрим ИС-7 в сравнении с послевоенной генерацией танков. Основными танками на вооружении НАТО тогда стали британский «Центурион» и американский «Паттон». Их вооружение составляли 83,2мм и 90мм орудия с высокой начальной скоростью снаряда.(оба впоследствии получили 105мм орудие) Для противостояния ИС-3 за рубежом были созданы два тяжёлых танка — М-103 и «Конкерор» оснащённые 120мм орудием с начальной скоростью 1000м/с. Лобовая броня ИС-7 была неуязвима для бронебойных снарядов тяжёлых танков на расстоянии свыше 1000м. Бортовая защита выдерживала попадания снарядов средних танков. На испытаниях бронезащита ИС-7 показала невероятную для того времени баллистическую стойкость. В годы войны 128мм орудие поражало любой танк на любой дистанции в т.ч. ИС-2. Собственное орудие ИС-7 имело калибр 130мм и начальную скорость снаряда 900м/с и имело бронепробиваемость свыше 185мм на дистанции 1,5км. Была решена главная проблема крупнокалиберного орудия — скорострельность. С помощью механизма заряжания и введения в экипаж двух заряжающих была достигнута скорострельность 6-8 выстрелов в минуту. Прицельный комплекс так же был значительно улучшен, танк был способен вести бой на дальней дистанции с предельной точностью.

Таким образом ИС-7 мог уничтожать любые типы танков НАТО находясь вне их зоны поражения. В годы второй мировой тяжёлые танки превосходя средние по боевым характеристикам значительно уступали им в подвижности. Эта проблема была решена установкой 1000-сильного двигателя и новейшей трансмиссии с сервоприводами. Огромный 68-ми тонный танк разгонялся до 60 км/ч и при этом был легко управляем. М-103 и «Конкерор» будучи по бронезащите и вооружению более менее адекватны ИС-7, значительно уступали ему в скорости и подвижности. Для борьбы с небронированными целями и пехотой наш танк имел и чрезвычайно мощное стрелковое вооружение. В итоге СССР мог получить прообраз современного основного танка который бы обесценил танковые арсеналы вероятного противника. К сожалению прогресс противотанкового, ядерного вооружения и авиации поставил под сомнение концепцию «идеального» танка. Совершенствование кумулятивных боеприпасов резко снизило ценность его мощной баллистической бронезащиты.

Столь революционные новшества в конструкции танка тоже страдали от военной культуры производства и недостатка технологической базы. Двигатель постоянно выходил из строя, система пожаротушения не срабатывала, трансмиссия с трудом выдерживала нагрузки, были и другие «детские болезни». Конечно за все эти великолепные характеристики пришлось заплатить непомерной массой в 68 тонн, из за чего была резко снижена оперативная подвижность.

Транспортировка танка такой массы в советской армии не была предусмотрена, впрочем немцы вполне справлялись с транспортировкой 68- тонного «Королевского Тигра» и 72-тонного «Ягдтигра».

Эпилог

Танк ИС-7 получился по-настоящему уникальным. Он имел непревзойдённую защиту, мощнейшее орудие и отличную подвижность, но эра тяжёлых танков подходила к своему концу. На их место скоро должны были придти сначала средние танки, потом ОБТ.

Появись ИС-7 в другое время или в другой стране, чьё руководство не побоялось бы запустить его в серию, он бы стал лучшим в мире, обойдя все современные себе танки по ключевым характеристикам, но история не терпит сослагательного наклонения.

Другие статьи:

nlo-mir.ru

52 лучших фото ИС-7

  • Главная страница
  • >
  • Фото
  • >
  • ИС-7
  • ИС-7
  • Фото

Смотрите также

  • ИС-7
  • Фото ИС-7

Поделитесь с друзьями

Выскажите своё мнение

Отправка сообщения

Ваш E-mail
Введите сообщениеОтправить E-mail

tanksdb.ru

Тяжелый и грациозный ИС-7 » Военное обозрение

Создание одного из последних тяжелых танков Советского Союза – ИС-7 – началось еще в 1944 году. Во второй половине 44-го конструкторский коллектив под руководством Ж.Я. Котина вознамерился обобщить весь опыт, полученный при боевой эксплуатации тяжелых танков и сделать на его основе новую бронированную машину. Правда, начальство этот энтузиазм не разделило: нарком танковой промышленности В.А. Малышев не поддержал идею. Однако Котин был настойчив и стал продвигать идею через руководителя НКВД Л.П. Берию. Нарком внутренних дел заинтересовался предложением и посодействовал началу работ. Более того, зимой 45-го было развернуто сразу три проекта, которые в итоге привели к созданию самого тяжелого отечественного танка ИС-7. Согласно отечественной традиции, все новые проекты носили наименование «Объект», но отличались номерами. Это были «Объект 257», «258» и «259». Три разных танка имели как преимущества, так и недостатки.

ИС-7 на испытаниях

Опытный образец 1948 года во дворе завода. На этой машине отсутствуют пулеметы в корме башни и зенитная установка. Фото из коллекции М.Коломийца

Опытный образец 1948 года во дворе завода. На этой машине отсутствуют пулеметы в корме башни и зенитная установка. Фото из коллекции М.Коломийца

После анализа созданных проектов и отбора полезных решений лучшие наработки были собраны в «Объекте 260», разработка которого началась летом 45-го. Альтернативным названием танка стал индекс ИС-7 – эта машина была призвана продолжить линейку тяжелых танков «Иосиф Сталин». Воспользовавшись опытом недавно окончившейся войны, конструкторы под руководством Котина смогли выполнить все инженерные работы в считанные месяцы. Уже 9 сентября был утвержден полный пакет рабочих чертежей. Немалая заслуга в этом принадлежит ведущему конструктору Н. Шамшурину. Помимо общей координации проекта, он был одним из инициаторов создания узкоспециализированных конструкторских групп; именно этот подход к разработке позволил проводить все работы в сравнительно малые сроки. Кроме того, разделение на группы помогло создать и ввести в конструкцию ИС-7 ряд интересных нововведений, ранее не применявшихся в советском танкостроении.

Наименее оригинальной была конструкция бронированного корпуса. Катаные и литые листы брони сваривались в единую конструкцию. При этом ряд бронеплит устанавливался под значительными углами, до 60°. Вместе с лобовой и бортовой броней толщиной до 150 миллиметров углы наклона сулили значительное улучшение уровня защиты. Лобовая часть танка, как и на предыдущих тяжелых танках, делалась по схеме «щучий нос», однако, в отличие от прочих бронемашин, имела немного меньший размер и не так выдавалась вперед. Башня «Объекта 260» являлась дальнейшим развитием соответствующего агрегата танка ИС-3. Литая башня имела толщину от 50 миллиметров на крыше до 210 в лобовой части. К этому прилагалась 350-миллиметровая маска орудия. Внутри забронированного объема располагался экипаж из пяти человек. Рабочие места четырех из них были размещены в боевом отделении и башне.

В ходе проектирования моторно-трансмиссионной группы и ходовой части также было применено несколько ноу-хау, хотя и не всегда однозначно удачных. К примеру, уже на ранних стадиях проекта было предложено разместить внутри моторно-трансмиссионного отделения дополнительные баки. Ввиду наклона бортовых листов, там образовывался ничем не занятый объем, в котором нельзя было разместить какие-либо агрегаты. В связи с этим свободное пространство под бортами и в подмоторном постаменте было занято топливом. Однако вскоре от баков рядом с двигателем пришлось отказаться – еще до начала строительства опытного образца выяснилось, что вибрации от мотора и трансмиссии могут разрушать сварные швы баков и приводить к течи топлива. При определенных обстоятельствах это грозило пожаром. Стоит отметить, что «Объект 260» все же получил интересное нововведение, связанное с топливной системой. Дело в том, что это был первый отечественный танк, на котором применили мягкие топливные баки. Благодаря простоте изготовления емкости сложной формы, увеличилась эффективность распределения внутренних объемов, а общее количество дизельного топлива выросло с 750 литров танка ИС-3 до 1300 л у ИС-7. Кроме того, почти в два раза увеличился запас хода.

Деревянная модель танка ИС-7 в натуральную величину. 1946 год. Фото из коллекции М.Коломийца

Опытный образец 1948 года во дворе завода. На этой машине отсутствуют пулеметы в корме башни и зенитная установка. Фото из коллекции Г.Петрова

Что касается собственно двигателя и трансмиссии, то их облик сформировался далеко не сразу. Первоначально в ходе проекта «260» рассматривалось сразу четыре варианта комплектации и компоновки моторно-трансмиссионной группы. В качестве двигателей предлагались дизели КЧ-30 мощностью в 1200 л.с. или два В-12 по 600 л.с. каждый. Для взаимодействия с каждым двигателем предлагалось по два варианта трансмиссии. В первом случае это были привычные механические механизмы, во втором – электрическая система. Так, для двигателя КЧ-30 предназначалась спарка из двух генераторов по 323 кВт каждый, а для В-12 – два по 336 кВт. Два тяговых электродвигателя во всех вариантах с электротрансмиссией были одинаковыми и имели мощность эквивалентную 315 л.с. Вне зависимости от применяемой трансмиссии, мощные двигатели требовали достаточно большой объем. Дошло до того, что на днище танка попросту не оставалось места для торсионов нужной длины. Для сохранения требуемых характеристик подвески впервые в отечественной практике были применены т.н. пучковые торсионы. Вместо одного длинного стержня амортизация осуществлялась пакетом из семи, имевших меньшие линейные размеры и сечение. Это положительным образом сказалось не только на плавности хода, но и на высоте всей бронемашины. Еще одно оригинальное изменение привычных схем было связано с опорными катками. В отличие от предыдущих танков конструкторского бюро Ж.Я. Котина, ИС-7 оснащался крупноразмерными катками, которые не требовали установки дополнительных поддерживающих роликов – верхняя часть гусеницы «бежала» прямо по опорным каткам. Особо стоит отметить оригинальную конструкцию гусениц. Литые траки новой гусеницы имели резинометаллический шарнир, благодаря которому был ощутимо снижен износ гусениц и шум при движении. Кроме того, литье траков обходилось дешевле штамповки, хотя в таком случае требовалась дополнительная обработка технологических отверстий. И все же расходы на литье и «на напильник» были ощутимо меньше, чем ранее. В то же время, перед запуском производства прототипов танка пришлось значительно переработать оригинальную идею для того, чтобы более дешевый технологический процесс не мешал изготовлению серийных бронемашин.

В начале 1946 года «Объект 260» был значительно доработан, однако название проекта осталось без изменений, что порой вызывает путаницу. Причиной доработок стал ряд выявленных недостатков ранее примененных решений, а также проблемы у смежников. Завод №77 никак не мог довести до ума спарку из двух 600-сильных двигателей, из-за чего пришлось искать альтернативные решения. Аналогичным образом обстояли дела со специализированным танковым дизелем на 1200 лошадиных сил. Из-за таких проблем конструкторам Ленинградского Кировского завода в срочном порядке пришлось связываться с Заводом №500 и в сжатые сроки адаптировать для танка авиационный дизель АЧ-300. Под названием ТД-30 этот мотор был установлен на первые прототипы ИС-7.

Представители ГБТУ и руководство Кировского завода осматривают опытный образец 1946 года. Фото из коллекции П.Липатова

8 сентября 1946 года первый построенный «Объект 260» обновленного проекта был передан на испытания. До конца того же года он успел проехать по полигону порядка тысячи километров. Максимальная скорость 66-тонной машины на шоссе превышала 60 км/ч. По разбитой дороге ИС-7 разгонялся до вдвое меньших скоростей. Для тяжелого танка это было более чем хорошо. Оригинальный пучковый торсион подвески также заслужил положительные отзывы. 25 декабря 46-го на полигон отправили второй прототип. Несколько месяцев спустя рабочие ЛКЗ собрали два бронекорпуса, предназначенных для пробного обстрела. Металл корпуса и башни выдерживал попадания калиберных снарядов всех немецких противотанковых пушек калибра до 128 миллиметров. Также производились испытания с обстрелом из 130-мм орудия С-70. В отчете об испытаниях говорилось, что попадания никак не сказались на состоянии собак, находившихся внутри танков-мишеней. И все же есть определенные сомнения в том, что экипаж мог бы сохранить спокойствие или даже работоспособность после попадания 130-мм снаряда, пусть даже и без пробития брони.

К тому времени, когда собирались первые экземпляры «Объекта 260», Центральное артиллерийское конструкторское бюро совместно с пермским заводом № 172 разработало и изготовило пробную партию 130-миллиметровых танковых пушек С-26. Орудие со съемным казенником и щелевым дульным тормозом обеспечивало 33-килограммовому снаряду скорость на уровне 900 метров в секунду. В укладках танка помещался 31 снаряд раздельного заряжания. Клиновой затвор с полуавтоматикой копирной системы, а также механизм досылания позволил довести скорострельность пушки до 6-8 выстрелов в минуту. Тем не менее, по ряду причин от орудия С-26 вскоре отказались. В 1946 году в том же ЦАКБ под руководством В.Г. Грабина была создана танковая пушка С-70 аналогичного калибра. В том же году было собрано три прототипа орудия, а к 1948-му сдана пробная партия из пятнадцати экземпляров. Нарезная пушка С-70 имела более высокие характеристики, чем С-26. Так, калиберный бронебойный снаряд покидал ствол со скоростью 1030 м/с, что позволяло на расстоянии в километр пробивать до 280 миллиметров гомогенной брони. Подкалиберный снаряд, в свою очередь, имел скорость 1800 м/с и на том же расстоянии прошивал 350-миллиметровую преграду. Внутри перекомпонованного под С-70 боевого отделения помещалось по три десятка снарядов и гильз.

Начиная с третьего экземпляра ИС-7, пушка С-70 стала его главным оружием. Дополнительное вооружение танка на этом этапе имело в своем составе солидное число пулеметов: 14,5-мм КПВ и два 7,62-мм РП-46 были установлены в одном пакете с пушкой и играли роль спаренного вооружения. Еще четыре пулемета РП-46 размещались по бортам корпуса и башни, два на корпусе предназначались для стрельбы вперед, два других на башне – назад. Наконец, восьмой пулемет (КПВ) размещался на башне и использовался в качестве зенитного. Впоследствии на всех вариантах «Объекта 260» количественный состав пулеметов не будет меняться, хотя на ряде машин будут установлены не РП-46, а СГМТ. В то же время, конструкция пулеметных установок была сырой и потребовала немало доработок.

Перед производством пробной партии из четырех машин очередные изменения претерпела силовая установка. Дизель ТД-30 заменили двигателем М-50Т. Этот морской дизельный мотор имел 12 цилиндров и максимальную мощность в 1050 лошадиных сил. Конечно, это было меньше, чем у требовавшейся спарки, но выбирать не приходилось – создание новых двигателей шло крайне медленно и без особых успехов. Примечательно, что при установке двигателя М-50Т пригодились ранние наработки по пучковым торсионам: с их помощью не потребовалось значительно переделывать внутренний объем моторно-трансмиссионного отделения.

За 1948 год из цехов Ленинградского Кировского завода вышло четыре новых танка ИС-7 с пушками С-70. После недолгих заводских испытаний их передали испытателям от министерства обороны. Испытатель Е. Кульчицкий, которому было доверено начать ходовые испытания новых танков, крайне положительно отзывался о характеристиках «Объекта 260». По его словам, даже на максимальной скорости в 60 километров в час тяжелый танк легко слушался рычагов: «машина абсолютно покорна водителю». Дальнейшие пробеги под управлением водителей Е. Кульчицкого, В. Ляшко и К. Ковша полностью подтвердили все отзывы, а также помогли собрать ряд важной информации относительно рекомендуемых режимов работы двигателя. Пробные стрельбы также прошли, в целом, удачно. Проблемы начались немного позже.

ИС-7. Опытный, изготовлен в 1948 г. Масса — 68т., экипаж — 5 человек, длина — 7380 мм, ширина — 3400 мм, высота — 2480 мм. Вооружение — 130-мм пушка (боекомплект 28 снарядов), 12,7-мм спаренный с нею пулемет, шесть 7,62-мм пулеметов (четыре установлены впереди, на гусеничных полках и на бортах башни, управлялись дистанционно), 12,7-мм зенитный пулемет на крыше башни (в походном положении складывался на левый борт). Бронирование — лоб башни — 210 мм, лоб корпуса — 150 мм. Мощность двигателя — 1050 л.с., скорость — 59 км/ч, запас хода — 300 км. Рис. Михаила Петровского (Историческая серия «Техники-Молодежи» 1990 года)

Любителям сравнивать — ИС-7 (68 т., экипаж — 5 чел, высота -2600 мм, 130-мм пушка, боекомплект 28 снарядов, лоб корпуса — 150 мм, лоб башни — 210мм) и T-VIB (68 т., экипаж — 5 чел, высота — 3090 мм, 88-мм пушка, боекомплект 72 выстрела, лоб корпуса — 150 мм, лоб башни — 180 мм) Рисунки М.Петровского

Сначала при обстреле из противотанкового орудия снаряд срикошетил от борта вниз и попал в крепление катка. Тот отвалился и отлетел на приличное расстояние. Очевидно, что подобные попадания в боевой обстановке являются крайней редкостью. Да только некоторые ответственные лица стали ехидничать на тему «колосса на глиняных ногах». Следующий неприятный инцидент привел к потере одного из прототипов. Во время пробега по полигону загорелся двигатель. Автоматическая система пожаротушения дважды подавала в моторное отделение гасящую смесь, однако потушить возгорание не смогла. Третьего срабатывания (максимальный запас – три порции смеси) не было. Экипаж был вынужден покинуть танк и смотреть, как он догорает. При расследовании пожара выяснилось, что несколько топливных баков танков-прототипов для экономии веса были изготовлены из резины, а не из металла. По этой причине емкости быстро прогорели и в прямом смысле подлили «масла» в огонь.

И все же, похоже, не эти инциденты стали причиной печальной судьбы танка ИС-7. Ходовые и боевые характеристики «Объекта 260» были, как минимум, не ниже, чем у зарубежных бронемашин того же класса. Последние прототипы ИС-7 весили 68 тонн, что сильно не понравилось военным. Далеко не каждый мост Советского Союза мог выдержать такую нагрузку. Как следствие, сильно ухудшалась мобильность подразделений, вооруженных тяжелыми танками. Та же проблема возникала и с перевозкой по железной дороге. Весовые ограничения транспортной инфраструктуры впоследствии скажутся на развитии всей отечественной бронетехники, в первую очередь, на тяжелых танках. Стоит признать, зарубежные танкостроители тоже столкнулись с этой проблемой. В 70-х годах английские и немецкие конструкторы разрабатывали перспективный танк MBT-80 и нашли довольно интересное решение проблем:

Как и при проектировании «Чифтена». одной из наиболее критических стала проблема массы. Спецификация генерального штаба ограничивала массу перспективного танка значением в 54,8 т (масса танка «Чифтен» Mk.5), однако еще в ходе проработок проекта МВТ-80 английские специалисты пришли к выводу о невозможности усиления бронезащиты при условии сохранения массы нового танка на уровне массы «Чифтена» Mk.5. Массу необходимо было увеличить до 60-62 т, в этом случае появлялась возможность усилить бронирование лобовой части корпуса и башни, а также бортов.

Инженеры MVEE в качестве обоснования возможности увеличения массы выдвинули тезис о незначительной разнице между 50- и 60-тонными танками. Так, при равных удельной мощности и давлении на грунт подвижность, средняя скорость движения, приемистость и проходимость будут примерно одинаковыми. Одним из критериев, ограничивающих массу танка, является грузоподъемность дорожных мостов. Англичане провели анализ распределения на Европейском ТВД инженерных сооружений, ограничивающих подвижность танков; оказалось, что большинство мостов рассчитано на нагрузку в 20 т, то есть они с одинаковым успехом провалятся и под 50-тонным танком, и под танком массой 60 т, а мосты грузоподъемностью 50 и 60 т «размазаны» по территории Европы примерно равномерно. В результате подобного рода исследований и анализов удалось убедить военных поднять планку верхнего ограничения по массе до требуемых 60- 62т.

Сравнение ИС-7 и немецкого Е-100

Ряд историков танкостроения отмечают, что военные с самого начала относились к ИС-7 с определенной долей подозрений, а со временем скепсис только усиливался. Возможно, причиной этого стали неудачи тяжелого танка ИС-4, который имел превосходное бронирование, но слишком большую боевую массу и, как следствие, плохую проходимость. Другое интересное объяснение отказа от принятия на вооружение «Объекта 260» касается изменения воззрений на будущую войну. В конце сороковых и начале пятидесятых сформировалась точка зрения, согласно которой в крупных войнах ближайшего будущего понадобится быстрое и массовое развертывание большого количества танковых подразделений. Кроме того, ядерные удары в первые часы войны могли запросто вывести из строя до трети всей бронетехники. Очевидно, что тяжелый, малоприспособленный к перевозкам и дорогой танк, при всех своих преимуществах, не подходит для подобных конфликтов.

Наконец, производство нового тяжелого танка могло серьезно повлиять на темпы строительства освоенных типов. Ленинградский и Челябинский заводы не могли справиться с этой задачей, ничем не жертвуя. Поэтому проект «Объект 260» был закрыт. До нашего времени самый тяжелый отечественный танк дожил только в одном экземпляре, который экспонируется в танковом музее города Кубинка.

По материалам сайтов:
http://armor.kiev.ua/
http://pro-tank.ru/
http://vadimvswar.narod.ru/
http://otvaga2004.narod.ru/

topwar.ru

Танк ИС-7 — характеристики

Советский тяжёлый танк ИС-7 должен был впитать в себя весь опыт Второй мировой войны и стать боевой машиной, превосходящей на голову все существующие. Он получил отличную защиту, мощное вооружение и был способен передвигаться практически со скоростью среднего танка. ИС-7 разработали в крайне сжатые сроки, создав более 1500 чертежей, применив более 25 новаторских идей, нетипичных для танкостроения и задействовав более 20 научных учреждений.

Но почему-то этот инновационный танк не стал основой советских бронетанковых войск, более того, ни один из заказанных в количестве 50 образцов ИС-7 так и не покинул заводские ворота.

Танк ИС-7

Создание

Танк ИС-7

Для создания ИС-7 были привлечены конструкторы, набравшиеся много опыта во время проектирования тяжёлых танков. Главный конструктор Котин возглавил эти работы, начавшиеся в 1945 году. Тогда прорабатывалось три варианта, а именно объект 257, 258 и 259. Их отличие заключалось в двигателе и трансмиссии.

Позже, летом 1945 года, появилась очередная версия — объект 260, который потом и стал ИС-7.

9 сентября чертежи были подписаны Котиным, но в 1946 году решили, не меняя индекс, изменить танк.

В первом образце предполагали использовать электрическую трансмиссию и два дизельных двигателя В-16.

Во второй, ставший окончательным, установили более традиционную силовую установку.

8 сентября 1946 года был собран первый образец, показавший на испытаниях соответствие требованиям. 25 декабря был собран второй.

Главный испытатель, Кульчицкий, оказался в восторге от лёгкости управления новой машиной, чей вес достигал 68 тонн.

Броня ИС-7 не пробивалась даже собственным орудием, во время одного из испытаний внутрь поместили собак, которые совершенно не пострадали от обстрела.

Однако, были и негативные моменты вроде пожара из-за выработавшего ресурс двигателя и разрушения подвески из-за обстрела.

ИС-7 получился очень удачным, но, по непонятным причинам, производство первой опытной партии постоянно откладывалось, позже было предложено снизить его вес до 50 тонн, что было невозможным для заданных характеристик. В итоге серийное производство так и не началось, а в наши дни остался лишь один экземпляр ИС-7, стоящий в музее в Кубинке.

Конструкция и компоновка

Танк ИС-7

Предполагалось, что танк станет по настоящему инновационным, благодаря сочетанию своих тактико-технических характеристик.

При весе в 68 тонн, примерно равном Королевскому Тигру, ИС-7 намного превосходил его в защите, подвижности и огневой мощи, выйдя всего на 2 года позже. Это стало возможным благодаря сильно дифференцированной броне, расположенной под значительными наклонами и решениям вроде щучьего носа.

Танк был создан по классической компоновочной схеме, мехводом в начале корпуса, башней, вмещающей в себя остальных 4 членов экипажа, посередине и моторно-трансмиссионным отделением сзади. Ведущие колёса и трансмиссия также находились сзади.

Корпус и башня обладали весьма непривычной формой, берущей своё начало у ИС-3 и обеспечивали большую приведённую толщину брони вместе с хорошими шансами рикошета.

Корпус

Танк ИС-7

Для обеспечения максимальной защиты, как показал опыт Второй мировой войны и Т-34, необходимо располагать броню под наклоном. На ИС-3 пошли ещё дальше и верхний лобовой лист не просто поставили под углом, а ещё и разделили на две части, наклонённые друг к другу. Такая форма обеспечивала большую защиту чем один прямоугольный кусок брони от огня в лоб и получила название «щучий нос».

ИС-7 тоже получил такой же лоб, из двух листов толщиной 150 мм, установленных под углом 65°. Благодаря форме приведённая толщина брони достигла 260 мм. Таким образом, ИС-7 стал первым танком, способным выдержать выстрел немецкого орудия PaK 44 L/55 калибром 128 мм, установленного на Ягдтигр. Также, он выдерживал и своё 130 мм орудие С-70. Нижний бронелист имел толщину 150 мм и был расположен под углом 50°.

Борта были сложной изогнутой формы, причём, для большей прочности, выгибались прессом, и состояли из верхней, толщиной 150 мм части, и нижней, вогнутой внутрь, 100 мм части.

Корма также была сложной изогнутой формы и состояла из двух деталей — верхней 60 мм и нижней 100 мм.

В корпусе находились резиновых баков, способных выдерживать давление 0,5 атм и общей ёмкостью 1300 литров.

Башня

Танк ИС-7

У первых прототипов башня сильно напоминала установленную на ИС-3, но позже была изменена.

Она стала более приплюснутой и бронированной, производилась с помощью литья, толщина плавно менялась, от 210 мм во лбу до 94 в корме, под переменным наклоном в 51° — 60°. Также установили очень прочную маску орудия, толщиной 355 мм.

4 члена экипажа размещались внутри башни — два заряжающих в задней части башни, наводчик слева от орудия и командир справа.

Вооружение

Танк ИС-7

В качестве орудия на танк сначала установили пушку С-26 калибром 130 мм, 3 пулемёта ДТ и 2 КПВ.

Позже орудие сменили на С-70 такого же калибра, с начальной скоростью полёта снаряда 900 м/с и 8 пулемётов.

Появился прибор управления огнём, сделавший независимым наведение прицела от положения пушки. Наводчик указывал точку прицеливания, после чего стабилизированное орудие автоматически наводилось в нужное место.

Ещё одной новинкой стал транспортёр для снарядов, облегчавший работу экипажа. Благодаря ему и 2 заряжающим, скорострельность ИС-7 достигала 8 выстрелов в минуту.

3 пулемёта устанавливались в маске пушки, 2 РП-46 на надгусеничных полках, ещё два на задней части башни, также был зенитный, установленный на штанге, прикреплённой к крыше башни. Все они обладали дистанционным управлением и наводились заряжающими.

Боекомплект пушки составлял 30 снарядов, пулёметов — 400 крупнокалиберных и 2500 мелкокалиберных патронов.

Двигатель и трансмиссия

Танк ИС-7

В самом начале прорабатывались несколько вариантов силовой установки, например, состоящей из 2 дизельных двигателей В-16 мощностью 1200 л.с. и электрической либо механической трансмиссией.

Позже на танк установили серийный и проверенный дизель М-50Т мощность 1050 л.с. Его недостатком было то, что он предназначался для морских катеров, в связи с чем обладал довольно крупными габаритами.

На ИС-7 установили эжекторную систему охлаждения, впервые для советского танкостроения, и инерционный воздушный фильтр.

Трансмиссию не стали излишне усложнять и оставили обычную механическую. Испытатель позже вспоминал, что переключение передач было очень лёгким, как и управление танком в целом.

Также установили автоматическую систему пожаротушения, созданную Шемелиным, которая следила с помощью датчиков за состоянием МТО и могла включаться до 3 раз, однако на испытаниях один танк полностью сгорел, так и не сумев потушиться.

Ходовая часть

Танк ИС-7

Из-за больших габаритов двигателя корпус оказался бы слишком высоким при использовании традиционной подвески. Поэтому были разработаны пучковые торсионы, которые обеспечили высоту корпуса даже меньше, чем у ИС-2 и ИС-3.

Направляющее колесо находилось спереди, ведущее сзади, между ними располагалось 7 опорных катков, при этом от поддерживающих отказались.

Для обеспечения плавности хода на ИС-7 установили гидравлические двухсторонние амортизаторы.

Гусеница с резинометаллическими шарнирами и литыми траками была сложна в производстве, но обладала хорошей износоустойчивостью и пониженным шумом.

Эпилог

Танк ИС-7

Танк ИС-7 получился по-настоящему уникальным. Он имел непревзойдённую защиту, мощнейшее орудие и отличную подвижность, но эра тяжёлых танков подходила к своему концу. На их место скоро должны были придти сначала средние танки, потом ОБТ.

Появись ИС-7 в другое время или в другой стране, чьё руководство не побоялось бы запустить его в серию, он бы стал лучшим в мире, обойдя все современные себе танки по ключевым характеристикам, но история не терпит сослагательного наклонения.

tanksdb.ru

Танк ИС-7 Двигатель. Вес. Размеры. Вооружение

ИС-7 что это такое — опытный советский тяжёлый танк. Разработан в 1945—1947 годах, выпуск ограничился шестью прототипами и незначительным числом предсерийных машин, произведённых в 1949 году. Подобно предшественникам, предназначенным для прорыва мощных оборонительных полос противника, ИС-7 имел хорошую бронезащиту. Мощнейший танк своего времени и самый тяжёлый среди советских танков. На вооружение Советской Армии не принимался, но многие из впервые применённых на этом танке технических решений были впоследствии успешно использованы в серийных машинах.

Создание одного из последних тяжелых танков Советского Союза – ИС-7 – началось еще в 1944 году. Во второй половине 44-го конструкторский коллектив под руководством Ж.Я. Котина вознамерился обобщить весь опыт, полученный при боевой эксплуатации тяжелых танков и сделать на его основе новую бронированную машину. Правда, начальство этот энтузиазм не разделило: нарком танковой промышленности В.А. Малышев не поддержал идею. Однако Котин был настойчив и стал продвигать идею через руководителя НКВД Л.П. Берию. Нарком внутренних дел заинтересовался предложением и посодействовал началу работ. Более того, зимой 45-го было развернуто сразу три проекта, которые в итоге привели к созданию самого тяжелого отечественного танка ИС-7. Согласно отечественной традиции, все новые проекты носили наименование «Объект», но отличались номерами. Это были «Объект 257», «258» и «259». Три разных танка имели как преимущества, так и недостатки.

После анализа созданных проектов и отбора полезных решений лучшие наработки были собраны в «Объекте 260», разработка которого началась летом 45-го. Альтернативным названием танка стал индекс ИС-7 – эта машина была призвана продолжить линейку тяжелых танков «Иосиф Сталин». Воспользовавшись опытом недавно окончившейся войны, конструкторы под руководством Котина смогли выполнить все инженерные работы в считанные месяцы. Уже 9 сентября был утвержден полный пакет рабочих чертежей. Немалая заслуга в этом принадлежит ведущему конструктору Н. Шамшурину. Помимо общей координации проекта, он был одним из инициаторов создания узкоспециализированных конструкторских групп; именно этот подход к разработке позволил проводить все работы в сравнительно малые сроки. Кроме того, разделение на группы помогло создать и ввести в конструкцию ИС-7 ряд интересных нововведений, ранее не применявшихся в советском танкостроении.

Наименее оригинальной была конструкция бронированного корпуса. Катаные и литые листы брони сваривались в единую конструкцию. При этом ряд бронеплит устанавливался под значительными углами, до 60°. Вместе с лобовой и бортовой броней толщиной до 150 миллиметров углы наклона сулили значительное улучшение уровня защиты. Лобовая часть танка, как и на предыдущих тяжелых танках, делалась по схеме «щучий нос», однако, в отличие от прочих бронемашин, имела немного меньший размер и не так выдавалась вперед. Башня «Объекта 260» являлась дальнейшим развитием соответствующего агрегата танка ИС-3. Литая башня имела толщину от 50 миллиметров на крыше до 210 в лобовой части. К этому прилагалась 350-миллиметровая маска орудия. Внутри забронированного объема располагался экипаж из пяти человек. Рабочие места четырех из них были размещены в боевом отделении и башне.

В ходе проектирования моторно-трансмиссионной группы и ходовой части также было применено несколько ноу-хау, хотя и не всегда однозначно удачных. К примеру, уже на ранних стадиях проекта было предложено разместить внутри моторно-трансмиссионного отделения дополнительные баки. Ввиду наклона бортовых листов, там образовывался ничем не занятый объем, в котором нельзя было разместить какие-либо агрегаты. В связи с этим свободное пространство под бортами и в подмоторном постаменте было занято топливом. Однако вскоре от баков рядом с двигателем пришлось отказаться – еще до начала строительства опытного образца выяснилось, что вибрации от мотора и трансмиссии могут разрушать сварные швы баков и приводить к течи топлива. При определенных обстоятельствах это грозило пожаром. Стоит отметить, что «Объект 260» все же получил интересное нововведение, связанное с топливной системой. Дело в том, что это был первый отечественный танк, на котором применили мягкие топливные баки. Благодаря простоте изготовления емкости сложной формы, увеличилась эффективность распределения внутренних объемов, а общее количество дизельного топлива выросло с 750 литров танка ИС-3 до 1300 л у ИС-7. Кроме того, почти в два раза увеличился запас хода.

Что касается собственно двигателя и трансмиссии, то их облик сформировался далеко не сразу. Первоначально в ходе проекта «260» рассматривалось сразу четыре варианта комплектации и компоновки моторно-трансмиссионной группы. В качестве двигателей предлагались дизели КЧ-30 мощностью в 1200 л.с. или два В-12 по 600 л.с. каждый. Для взаимодействия с каждым двигателем предлагалось по два варианта трансмиссии. В первом случае это были привычные механические механизмы, во втором – электрическая система. Так, для двигателя КЧ-30 предназначалась спарка из двух генераторов по 323 кВт каждый, а для В-12 – два по 336 кВт. Два тяговых электродвигателя во всех вариантах с электротрансмиссией были одинаковыми и имели мощность эквивалентную 315 л.с. Вне зависимости от применяемой трансмиссии, мощные двигатели требовали достаточно большой объем. Дошло до того, что на днище танка попросту не оставалось места для торсионов нужной длины. Для сохранения требуемых характеристик подвески впервые в отечественной практике были применены т.н. пучковые торсионы. Вместо одного длинного стержня амортизация осуществлялась пакетом из семи, имевших меньшие линейные размеры и сечение. Это положительным образом сказалось не только на плавности хода, но и на высоте всей бронемашины. Еще одно оригинальное изменение привычных схем было связано с опорными катками. В отличие от предыдущих танков конструкторского бюро Ж.Я. Котина, ИС-7 оснащался крупноразмерными катками, которые не требовали установки дополнительных поддерживающих роликов – верхняя часть гусеницы «бежала» прямо по опорным каткам. Особо стоит отметить оригинальную конструкцию гусениц. Литые траки новой гусеницы имели резинометаллический шарнир, благодаря которому был ощутимо снижен износ гусениц и шум при движении. Кроме того, литье траков обходилось дешевле штамповки, хотя в таком случае требовалась дополнительная обработка технологических отверстий. И все же расходы на литье и «на напильник» были ощутимо меньше, чем ранее. В то же время, перед запуском производства прототипов танка пришлось значительно переработать оригинальную идею для того, чтобы более дешевый технологический процесс не мешал изготовлению серийных бронемашин.

В начале 1946 года «Объект 260» был значительно доработан, однако название проекта осталось без изменений, что порой вызывает путаницу. Причиной доработок стал ряд выявленных недостатков ранее примененных решений, а также проблемы у смежников. Завод №77 никак не мог довести до ума спарку из двух 600-сильных двигателей, из-за чего пришлось искать альтернативные решения. Аналогичным образом обстояли дела со специализированным танковым дизелем на 1200 лошадиных сил. Из-за таких проблем конструкторам Ленинградского Кировского завода в срочном порядке пришлось связываться с Заводом №500 и в сжатые сроки адаптировать для танка авиационный дизель АЧ-300. Под названием ТД-30 этот мотор был установлен на первые прототипы ИС-7.

8 сентября 1946 года первый построенный «Объект 260» обновленного проекта был передан на испытания. До конца того же года он успел проехать по полигону порядка тысячи километров. Максимальная скорость 66-тонной машины на шоссе превышала 60 км/ч. По разбитой дороге ИС-7 разгонялся до вдвое меньших скоростей. Для тяжелого танка это было более чем хорошо. Оригинальный пучковый торсион подвески также заслужил положительные отзывы. 25 декабря 46-го на полигон отправили второй прототип. Несколько месяцев спустя рабочие ЛКЗ собрали два бронекорпуса, предназначенных для пробного обстрела. Металл корпуса и башни выдерживал попадания калиберных снарядов всех немецких противотанковых пушек калибра до 128 миллиметров. Также производились испытания с обстрелом из 130-мм орудия С-70. В отчете об испытаниях говорилось, что попадания никак не сказались на состоянии собак, находившихся внутри танков-мишеней. И все же есть определенные сомнения в том, что экипаж мог бы сохранить спокойствие или даже работоспособность после попадания 130-мм снаряда, пусть даже и без пробития брони.

К тому времени, когда собирались первые экземпляры «Объекта 260», Центральное артиллерийское конструкторское бюро совместно с пермским заводом № 172 разработало и изготовило пробную партию 130-миллиметровых танковых пушек С-26. Орудие со съемным казенником и щелевым дульным тормозом обеспечивало 33-килограммовому снаряду скорость на уровне 900 метров в секунду. В укладках танка помещался 31 снаряд раздельного заряжания. Клиновой затвор с полуавтоматикой копирной системы, а также механизм досылания позволил довести скорострельность пушки до 6-8 выстрелов в минуту. Тем не менее, по ряду причин от орудия С-26 вскоре отказались. В 1946 году в том же ЦАКБ под руководством В.Г. Грабина была создана танковая пушка С-70 аналогичного калибра. В том же году было собрано три прототипа орудия, а к 1948-му сдана пробная партия из пятнадцати экземпляров. Нарезная пушка С-70 имела более высокие характеристики, чем С-26. Так, калиберный бронебойный снаряд покидал ствол со скоростью 1030 м/с, что позволяло на расстоянии в километр пробивать до 280 миллиметров гомогенной брони. Подкалиберный снаряд, в свою очередь, имел скорость 1800 м/с и на том же расстоянии прошивал 350-миллиметровую преграду. Внутри перекомпонованного под С-70 боевого отделения помещалось по три десятка снарядов и гильз.

 Начиная с третьего экземпляра ИС-7, пушка С-70 стала его главным оружием. Дополнительное вооружение танка на этом этапе имело в своем составе солидное число пулеметов: 14,5-мм КПВ и два 7,62-мм РП-46 были установлены в одном пакете с пушкой и играли роль спаренного вооружения. Еще четыре пулемета РП-46 размещались по бортам корпуса и башни, два на корпусе предназначались для стрельбы вперед, два других на башне – назад. Наконец, восьмой пулемет (КПВ) размещался на башне и использовался в качестве зенитного. Впоследствии на всех вариантах «Объекта 260» количественный состав пулеметов не будет меняться, хотя на ряде машин будут установлены не РП-46, а СГМТ. В то же время, конструкция пулеметных установок была сырой и потребовала немало доработок.

Перед производством пробной партии из четырех машин очередные изменения претерпела силовая установка. Дизель ТД-30 заменили двигателем М-50Т. Этот морской дизельный мотор имел 12 цилиндров и максимальную мощность в 1050 лошадиных сил. Конечно, это было меньше, чем у требовавшейся спарки, но выбирать не приходилось – создание новых двигателей шло крайне медленно и без особых успехов. Примечательно, что при установке двигателя М-50Т пригодились ранние наработки по пучковым торсионам: с их помощью не потребовалось значительно переделывать внутренний объем моторно-трансмиссионного отделения.

За 1948 год из цехов Ленинградского Кировского завода вышло четыре новых танка ИС-7 с пушками С-70. После недолгих заводских испытаний их передали испытателям от министерства обороны. Испытатель Е. Кульчицкий, которому было доверено начать ходовые испытания новых танков, крайне положительно отзывался о характеристиках «Объекта 260». По его словам, даже на максимальной скорости в 60 километров в час тяжелый танк легко слушался рычагов: «машина абсолютно покорна водителю». Дальнейшие пробеги под управлением водителей Е. Кульчицкого, В. Ляшко и К. Ковша полностью подтвердили все отзывы, а также помогли собрать ряд важной информации относительно рекомендуемых режимов работы двигателя. Пробные стрельбы также прошли, в целом, удачно. Проблемы начались немного позже.

Сначала при обстреле из противотанкового орудия снаряд срикошетил от борта вниз и попал в крепление катка. Тот отвалился и отлетел на приличное расстояние. Очевидно, что подобные попадания в боевой обстановке являются крайней редкостью. Да только некоторые ответственные лица стали ехидничать на тему «колосса на глиняных ногах». Следующий неприятный инцидент привел к потере одного из прототипов. Во время пробега по полигону загорелся двигатель. Автоматическая система пожаротушения дважды подавала в моторное отделение гасящую смесь, однако потушить возгорание не смогла. Третьего срабатывания (максимальный запас – три порции смеси) не было. Экипаж был вынужден покинуть танк и смотреть, как он догорает. При расследовании пожара выяснилось, что несколько топливных баков танков-прототипов для экономии веса были изготовлены из резины, а не из металла. По этой причине емкости быстро прогорели и в прямом смысле подлили «масла» в огонь.

И все же, похоже, не эти инциденты стали причиной печальной судьбы танка ИС-7. Ходовые и боевые характеристики «Объекта 260» были, как минимум, не ниже, чем у зарубежных бронемашин того же класса. Последние прототипы ИС-7 весили 68 тонн, что сильно не понравилось военным. Далеко не каждый мост Советского Союза мог выдержать такую нагрузку. Как следствие, сильно ухудшалась мобильность подразделений, вооруженных тяжелыми танками. Та же проблема возникала и с перевозкой по железной дороге. Весовые ограничения транспортной инфраструктуры впоследствии скажутся на развитии всей отечественной бронетехники, в первую очередь, на тяжелых танках. Стоит признать, зарубежные танкостроители тоже столкнулись с этой проблемой. В 70-х годах английские и немецкие конструкторы разрабатывали перспективный танк MBT-80 и нашли довольно интересное решение проблем:

» Как и при проектировании «Чифтена». одной из наиболее критических стала проблема массы. Спецификация генерального штаба ограничивала массу перспективного танка значением в 54,8 т (масса танка «Чифтен» Mk.5), однако еще в ходе проработок проекта МВТ-80 английские специалисты пришли к выводу о невозможности усиления бронезащиты при условии сохранения массы нового танка на уровне массы «Чифтена» Mk.5. Массу необходимо было увеличить до 60-62 т, в этом случае появлялась возможность усилить бронирование лобовой части корпуса и башни, а также бортов.»

Инженеры MVEE в качестве обоснования возможности увеличения массы выдвинули тезис о незначительной разнице между 50- и 60-тонными танками. Так, при равных удельной мощности и давлении на грунт подвижность, средняя скорость движения, приемистость и проходимость будут примерно одинаковыми. Одним из критериев, ограничивающих массу танка, является грузоподъемность дорожных мостов. Англичане провели анализ распределения на Европейском ТВД инженерных сооружений, ограничивающих подвижность танков; оказалось, что большинство мостов рассчитано на нагрузку в 20 т, то есть они с одинаковым успехом провалятся и под 50-тонным танком, и под танком массой 60 т, а мосты грузоподъемностью 50 и 60 т «размазаны» по территории Европы примерно равномерно. В результате подобного рода исследований и анализов удалось убедить военных поднять планку верхнего ограничения по массе до требуемых 60- 62т.

Ряд историков танкостроения отмечают, что военные с самого начала относились к ИС-7 с определенной долей подозрений, а со временем скепсис только усиливался. Возможно, причиной этого стали неудачи тяжелого танка ИС-4, который имел превосходное бронирование, но слишком большую боевую массу и, как следствие, плохую проходимость. Другое интересное объяснение отказа от принятия на вооружение «Объекта 260» касается изменения воззрений на будущую войну. В конце сороковых и начале пятидесятых сформировалась точка зрения, согласно которой в крупных войнах ближайшего будущего понадобится быстрое и массовое развертывание большого количества танковых подразделений. Кроме того, ядерные удары в первые часы войны могли запросто вывести из строя до трети всей бронетехники. Очевидно, что тяжелый, малоприспособленный к перевозкам и дорогой танк, при всех своих преимуществах, не подходит для подобных конфликтов.

Наконец, производство нового тяжелого танка могло серьезно повлиять на темпы строительства освоенных типов. Ленинградский и Челябинский заводы не могли справиться с этой задачей, ничем не жертвуя. Поэтому проект «Объект 260» был закрыт. До нашего времени самый тяжелый отечественный танк дожил только в одном экземпляре, который экспонируется в танковом музее города Кубинка.

ИС-7 на испытаниях

 

Конструкция

Хотя ИС-7 являлся во многом развитием тяжёлого танка ИС-3, на нём было применено множество новейших решений, значительно опередивших своё время. Компоновка танка классическая, отделение управления объединено с боевым. В вытянутой носовой части корпуса, где размещался механик-водитель, удалось рационально и удобно скомпоновать отделение управления. Наведение пушки с пулемётами в маске облегчили силовые электроприводы, управляемые с пульта наводчика. Из-за солидного веса снарядов экипаж танка пополнился вторым заряжающим и состоял из пяти человек: механик-водитель, командир, наводчик и двое заряжающих. Чтобы облегчить и ускорить работу, боекомплект из 25 выстрелов, уложенный в корме башни, подавался по транспортёру.

Броневой корпус и башня

Броневой корпус ИС-7 сваривался из катаных гомогенных броневых плит различной толщины. Лобовая часть выполнялась из трёх листов с большими углами наклона по схеме «щучий нос» из 150-мм плит, борта для большей жёсткости сложной формы с обратным уклоном вверху изготавливались (не сваривались, а гнулись под прессом) из двух частей — верхних наклонных толщиной 150 мм и вогнутых внутрь нижних толщиной 100 мм. Кормовая часть состояла из нижней детали 100-мм толщины и сильно наклоненной 60-мм верхней детали. Штампованные крыша и днище имели толщину 30 и 20 мм, соответственно.

Башня танка — литая, четырёхместная, очень больших размеров, но невысокая и с большими углами наклона брони. Броня башни переменной толщины, от 94 мм в кормовой части башни до 210 при суммарном наклоне 51-60 градусов в лобовой, толщина маски орудия достигала 355 мм.

Вооружение

Основным вооружением танка являлась мощная 130-мм танковая нарезная пушка С-70 с длиной ствола 57,2 калибра и начальной скоростью 33,4-килограммового бронебойного снаряда 900 м/с разработанная на базе 130-мм морской корабельной пушки. Пушка имела вертикальный клиновой полуавтоматический затвор, оборудовалась однокамерным сетчатым дульным тормозом, системой управления огня и механизмом заряжания с электроприводом, по типу морских артиллерийских установок. Система управления огнём при ведении стрельбы автоматически наводила пушку в соответствии с положением прицела и производила выстрел. Боекомплект орудия составлял 30 выстрелов раздельно-гильзового заряжания с подкалиберными бронебойными и осколочно-фугасными снарядами, размещавшихся на полу боевого отделения и в надгусеничных нишах. Помимо пушки, вооружение ИС-7 составляли 8 пулемётов, из них 2 — 14,5-мм КПВТ и 6 — 7,62-мм СГМТ. Один из КПВТ и два СГМТ были установлены в маске пушки, второй КПВТ устанавливался на турели на крыше башни, из оставшихся четырёх СГМТ, два крепились по бортам кормовой части башни для стрельбы назад и два — по бортам корпуса на надгусеничных полках для стрельбы вперёд. Все пулемёты, кроме спаренных с пушкой, оборудовались дистанционным электроприводом и наводились изнутри танка. Боекомплект пулемётов состоял из 400 14,5-мм патронов и 2500 7,62-мм.

Двигатель и трансмиссия

ИС-7 оборудовались V-образным 12-цилиндровым четырёхтактным дизельным двигателем эжекционного охлаждения М-50Т (Т-танковый) мощностью 1050 л.с, являвшимся танковым вариантом морского дизельного двигателя.

Трансмиссия на первых прототипах состояла из шестиступенчатой коробки передач и двухступенчатого механизма поворота планетарного типа, но на второй серии прототипов и предсерийных машинах устанавливалась восьмиступенчатая планетарная коробка передач и иные механизмы поворота.

Ходовая часть

Подвеска катков независимая, торсионная. Ходовая часть каждого борта состояла из 7 сдвоенных опорных катков с металлическими ободами и размещёнными в балансирах гидравлическими амортизаторами. Ведущие колёса задние, зацепление гусениц цевочное. Впервые в советском танкостроении на ИС-7 была применена гусеница с резинометаллическим шарниром.

Машины на базе

— Объект 261 — советский проект тяжёлой 152-мм самоходной артиллерийской установки;
— Объект 263 — советский проект тяжёлой 130-мм самоходной артиллерийской установки.

Тактико-технические характеристики ИС-7

Экипаж, чел.: 5
Разработчик: ЛКЗ
Годы производства: 1946—1949
Количество выпущенных, шт.: 6 ходовых прототипов (2 шт. — образец 1946 года, 4 шт. — образец 1947 года)
Компоновочная схема: классическая

Вес ИС-7

— 68 тонн

Размеры ИС-7

— Длина корпуса, мм: 7380
— Длина с пушкой вперёд, мм: 10000
— Ширина корпуса, мм: 3400
— Высота, мм: 2480
— Клиренс, мм: 450

Броня ИС-7

— Тип брони: стальная литая и катаная
— Лоб корпуса (верх), мм/град.: 150/65°
— Лоб корпуса (низ), мм/град.: 150/50°
— Борт корпуса (верх), мм/град.: 150/45°
— Борт корпуса (низ), мм/град.: 100/40-65°
— Корма корпуса (верх), мм/град.: 60/55°
— Корма корпуса (низ), мм/град.: 100/15°
— Днище, мм: 20
— Крыша корпуса, мм: 20
— Лоб башни, мм/град.: 210/51-60°
— Маска орудия, мм/град.: 350/0°
— Борт башни, мм/град.: 150/30-65°
— Корма башни, мм/град.: 94
— Крыша башни, мм: 50

Вооружение ИС-7

— Калибр и марка пушки: 130-мм С-70
— Тип пушки: нарезная пушка
— Длина ствола, калибров: 57,2
— Боекомплект пушки: 30
— Пулемёты: 2 х 14,5-мм КПВТ, 6 х 7,62-мм СГМТ

Двигатель ИС-7

— Тип двигателя: М-50Т
— Мощность двигателя, л. с.: 1050

Скорость ИС-7

— Скорость по шоссе, км/ч: 60
— Скорость по пересечённой местности, км/ч: 32

— Запас хода по шоссе, км: 300
— Удельная мощность, л. с./т: 15,4
— Тип подвески: индивидуальная торсионная
— Удельное давление на грунт, кг/см²: 0,97
— Преодолеваемый подъём, град.: 30
— Преодолеваемый брод, м: 1,5

 

Фото ИС-7

Опытный образец 1948 года во дворе завода. На этой машине отсутствуют пулеметы в корме башни и зенитная установка

 

 Опытный образец 1948 года во дворе завода. На этой машине отсутствуют пулеметы в корме башни и зенитная установка

 

ИС-7 в Бронетанковом музее в г. Кубинка

 

Добавить комментарий

oruzhie.info

ИС-7: титан, опоздавший на войну | история создания и судьба советского танка ИС-7

ИС-7 рождался в странное, по-своему сложное для советской танковой промышленности время. Водружение Красного знамени над Рейхстагом принесло не только радость победы в Великой Отечественной войне, но и проблемы обустройства народного хозяйства по требованиям мирного времени. Необходимо было отстраивать заново города, возвращать из эвакуации заводы, менять уклад оборонной промышленности.

Наркомат танковой промышленности, заведовавший конструированием и производством танков, был преобразован в Наркомат транспортного машиностроения, а в начале 1946 года, после упразднения системы наркоматов, в одноименное министерство. Боевые машины военного времени усовершенствовались по программе УКН (устранение конструктивных недостатков) для более длительной эксплуатации в регулярных войсках. Часть работ по перспективным проектам танков была свернута, оставшиеся продолжались с меньшей интенсивностью.

В числе таких послевоенных проектов был и танк, названный позднее «Объект 260». Работы над ним начались еще в конце 1944 года. По замыслу новая машина должна была воплотить все наработки, возникшие из опыта конструирования и боевого применения тяжелых танков. Проектом занималось конструкторское бюро Опытного завода № 100 под руководством Жозефа Яковлевича Котина.

Весной 1945 года было создано несколько вариантов проекта нового танка: «Объект 257», «Объект 258» и «Объект 259». Позже, в результате анализа сильных и слабых сторон этих проектов, был выдвинут окончательный вариант технических требований. За новой машиной закрепили обозначение «Объект 260» и буквенный индекс ИС-7.

К разработке нового танка были привлечены более 20 институтов и научных учреждений. В процессе конструирования было найдено более 25 уникальных технических решений, не встречавшихся ранее в подобных машинах.

Рабочие чертежи ИС-7 были готовы уже в сентябре 1945 года. Трехгранную лобовую часть он унаследовал от ИС-3, но тут она не так сильно выступала вперед и имела более толстую броню (150 мм против 100 мм у предшественника). Несмотря на достаточно компактные габариты, вес боевой машины достигал 65 тонн.

Для такого тяжелого танка разработчикам нужен был двигатель мощностью 900-1200 л.с. За его разработку взялся завод № 800, но не успел к поставленным срокам. Завод № 77 предлагал альтернативу в виде спаренной установки дизелей В-16, однако по результатам испытаний была выявлена ее полная конструктивная непригодность. Тогда Кировский завод совместно с заводом № 500 в спешном порядке приступил к созданию нового двигателя ТД-30 на базе авиационного АЧ-30. Он позволял достигать скорости до 60 км/ч на твердом грунте и порядка 30 км/ч на разбитой булыжной дороге. Этот двигатель установили на двух первых образцах ИС-7, хотя из-за невысокого качества сборки он требовал дополнительной доводки.

Первый вариант трансмиссии «Объекта 260» имел шестиступенчатую КПП, планетарный механизм поворота и гидравлические сервоприводы, облегчавшие управление танком.

Ходовая часть разрабатывалась на основе новых вариантов подвесок, испытанных на образцах серийных танков. ИС-7 получил ряд уникальных для отечественного танкостроения нововведений: гусеницы с резино-металлическим шарниром, гидравлические амортизаторы двухстороннего действия, опорные катки с внутренней амортизацией для больших нагрузок, а также пучковые торсионы.

Для «Объекта 260» планировалось разработать новую 122-мм пушку с начальной скоростью бронебойного снаряда около 1000 м/с, но работы по ней не были завершены в срок. Поэтому в начале 1946 года Центральное артиллерийское конструкторское бюро спроектировало по просьбе Ж.Я. Котина 130-мм пушку С-26 с щелевым дульным тормозом. Ее баллистические характеристики были близки к морскому орудию Б-13 аналогичного калибра. Использованный в конструкции механизм заряжания позволял производить 6-7 выстрелов в минуту. Помимо основного орудия, танк имел семь пулеметов: один 14,5-мм КПВ и шесть 7,62-мм РП-46.

Первый ИС-7 был собран 8 сентября 1946 года. До конца года танк прошел 1000 км и по результатам ходовых испытаний был признан отвечающим основным тактико-техническим требованиям. Второй экземпляр, собранный 25 декабря, успел пройти только 45 км. Помимо двух опытных машин, на Ижорском заводе изготовили еще два броневых корпуса и две башни для испытаний обстрелом из орудий калибра 88, 122 и 128 мм. Полученные результаты были учтены при разработке окончательного варианта бронирования танка.

На протяжении следующего года конструкторское бюро Кировского завода работало над улучшением конструкции ИС-7. Новый танк сохранил большинство характеристик прошлой модели, однако получил ряд усовершенствований. Ширина корпуса увеличилась до 3,4 м, а общая высота уменьшилась до 2,6 м благодаря более сплюснутой башне. Вес танка увеличился до 68 тонн. По предложению конструктора Г.Н. Москвина корпус также получил криволинейные борта.

Двигатель ТД-30 заменили на серийный морской дизель М-50Т мощностью 1050 л.с. Для его охлаждения впервые в отечественном танкостроении использовались эжекторы, изготовленные из фрезерованных броневых листов. Объем топливных баков из специальной прорезиненной ткани был увеличен с 800 до 1300 литров. В танке была установлена новая восьмиступенчатая трансмиссия, созданная совместно с МВТУ имени Н.Э. Баумана.

Ходовая часть включала в себя 14 двойных опорных катков большого диаметра с внутренней амортизацией. Группа инженеров под руководством Л.З. Шенкера разработала гидравлические амортизаторы двустороннего действия, использование которых увеличило плавность хода. Гусеницы с резино-металлическим шарниром были сложны в производстве, но обладали высокой износоустойчивостью и позволяли снизить уровень шума при движении танка. Ширина гусеничной цепи составляла 710 мм.

Центральное артиллерийское конструкторское бюро усовершенствовало пушку С-26. Предложенное вместо нее 130-мм орудие С-70 стреляло бронебойными снарядами массой 33,4 кг с начальной скоростью 900 м/с. Механизм заряжания имел электропривод и сравнительно небольшие габариты. Прицельный комплекс также был доработан для ведения точной стрельбы на дальних дистанциях.

Танк получил второй турельный крупнокалиберный пулемет, который крепился на специальной штанге на крыше башни. Он имел дистанционное управление и таким образом позволял, не выходя из танка, вести огонь как по наземным, так и по воздушным целям. Еще три пулемета (КПВ и два РП-46) располагались в маске пушки, два РП-46 находились на надгусеничных полках, два крепились на башне.

ИС-7 был оборудован автоматической системой пожаротушения конструкции М.Г. Шелемина, рассчитанной на трехразовое включение в случае возгорания танка. Она устанавливалась в моторно-трансмиссионном отделении машины.

Экипаж ИС-7 состоял из пяти человек – механика-водителя, командира, наводчика и двоих заряжающих, которые располагались в башне. Место командира было справа от орудия, место наводчика — слева. Заражающие, помимо выполнения своей основой обязанности, были ответственны и за управление пулеметами.

Летом 1948 года Кировский завод изготовил четыре танка ИС-7. Заводские испытания показали, что, несмотря на большую массу, машина спокойно развивает скорость 60 км/ч и обладает отличной проходимостью.

После заводских испытаний новые ИС-7 передали на государственные. Танк произвел сильное впечатление на членов комиссии. Главный испытатель Министерства транспортного машиностроения СССР Е.А. Кульчицкий писал:

«Мне была оказана большая честь, я получил предложение первым придать движение этому замечательному танку. Трудно передать словами свои ощущения. При скорости более 60 км/ч эта тяжелая машина легко откликается на самые незначительные усилия, прикладываемые к рычагам и педалям. Передачи переключаются маленьким рычажком, машина абсолютно покорна водителю».

ИС-7 оказался практически неуязвим: он выдержал обстрел не только из 128-мм немецкой пушки, но и из собственного орудия. Более того, проведенный на собаках эксперимент свидетельствовал о высокой степени защищенности экипажа в боевых условиях. Суть опыта была в следующем: животных посадили на места экипажа, после чего подвергли танк обстрелу. На состоянии собак перенесенное испытание никак не сказалось.

Не обошлось и без происшествий. Во время обстрела у одного танка отвалился блок подвески с катком: снаряд, скользнув по гнутому борту, попал в слабо приваренную деталь. У другого танка при пробеге загорелся двигатель, выработавший на испытаниях свой гарантийный срок. Система пожаротушения не смогла погасить огонь, экипаж покинул машину, и танк полностью сгорел. Однако в целом испытания были впечатляющими.

Сложно сказать, насколько успешным был бы ИС-7, если бы отправился в массовое производство. Заказу на первые 50 машин, полученному Кировским заводом в 1949 году, не суждено было воплотиться в железе по причине нехватки финансирования – советская оборонная промышленность переориентировалась на создание более дешевых средних танков. К тому же, транспортировка машины весом 68 т была невозможна: железные дороги того времени не позволяли перевозить грузы тяжелее 50-55 тонн, и военные настаивали на облегчении танка. Вскоре работы по ИС-7 были прекращены.

По тактико-техническим характеристикам «Объект 260» превосходил как танки Второй мировой, так и своих послевоенных современников. В начале 1950-х годов наиболее мощными по бронированию и вооружению были британский «Конкерор» и американский M103. Оба танка имели 120-мм орудия (L1 и M58 соответственно). Как показали испытания, пробить корпус и башню ИС-7 из подобных пушек оказалось невозможно. Кроме того, советский танк при схожей массе значительно превосходил обе машины по подвижности: 60 км/ч против 34 км/ч. Танки, потенциально способные тягаться с ним на равных, появились за рубежом только в 70-80-х годах XX века.

Тем не менее, сама концепция «идеального» танка начала устаревать. В 1949 году был образован военный блок НАТО, геополитическое противостояние СССР и Запада требовало перемен. На первое место в «Большой игре» вышло ядерное оружие и авиация, а для решения локальных конфликтов лучше подходили средние танки.

ИС-7 стал могучим апофеозом развития советских тяжелых танков. Он опередил свое время и дал много перспективных наработок, но оказался не востребован в силу исторических реалий.

Источники:

  • Свирин М.Н. Бронетехника Сталина. Танки и самоходки СССР. – М., 2014.
  • Барятинский М., Коломиец М., Кощавцев А. Советские тяжелые послевоенные танки. – М.: Бронеколлекция, выпуск № 3, 1996.

warspot.ru

Тяжёлый и грациозный танк ИС-7

Создание одного из последних тяжелых танков Советского Союза – ИС-7 – началось еще в 1944 году. Во второй половине 44-го конструкторский коллектив под руководством Ж.Я. Котина вознамерился обобщить весь опыт, полученный при боевой эксплуатации тяжелых танков и сделать на его основе новую бронированную машину. Правда, начальство этот энтузиазм не разделило: нарком танковой промышленности В.А. Малышев не поддержал идею.

Однако Котин был настойчив и стал продвигать идею через руководителя НКВД Л.П. Берию. Нарком внутренних дел заинтересовался предложением и посодействовал началу работ. Более того, зимой 45-го было развернуто сразу три проекта, которые в итоге привели к созданию самого тяжелого отечественного танка ИС-7. Согласно отечественной традиции, все новые проекты носили наименование «Объект», но отличались номерами. Это были «Объект 257», «258» и «259». Три разных танка имели как преимущества, так и недостатки.

Танк ИС-7 на испытаниях

После анализа созданных проектов и отбора полезных решений лучшие наработки были собраны в «Объекте 260», разработка которого началась летом 45-го. Альтернативным названием танка стал индекс ИС-7 – эта машина была призвана продолжить линейку тяжелых танков «Иосиф Сталин». Воспользовавшись опытом недавно окончившейся войны, конструкторы под руководством Котина смогли выполнить все инженерные работы в считанные месяцы.

Уже 9 сентября был утвержден полный пакет рабочих чертежей. Немалая заслуга в этом принадлежит ведущему конструктору Н. Шамшурину. Помимо общей координации проекта, он был одним из инициаторов создания узкоспециализированных конструкторских групп; именно этот подход к разработке позволил проводить все работы в сравнительно малые сроки. Кроме того, разделение на группы помогло создать и ввести в конструкцию ИС-7 ряд интересных нововведений, ранее не применявшихся в советском танкостроении.

Опытный образец 1948 года во дворе завода. На этой машине отсутствуют пулеметы в корме башни и зенитная установка. Фото из коллекции М.Коломийца

Наименее оригинальной была конструкция бронированного корпуса. Катаные и литые листы брони сваривались в единую конструкцию. При этом ряд бронеплит устанавливался под значительными углами, до 60°. Вместе с лобовой и бортовой броней толщиной до 150 мм углы наклона сулили значительное улучшение уровня защиты. Лобовая часть танка, как и на предыдущих тяжелых танках, делалась по схеме «щучий нос», однако, в отличие от прочих бронемашин, имела немного меньший размер и не так выдавалась вперед.

Башня «Объекта 260» являлась дальнейшим развитием соответствующего агрегата танка ИС-3. Литая башня имела толщину от 50 мм на крыше до 210 мм в лобовой части. К этому прилагалась 350-мм маска орудия. Внутри забронированного объема располагался экипаж из пяти человек. Рабочие места четырех из них были размещены в боевом отделении и башне.

Опытный образец 1948 года во дворе завода. На этой машине отсутствуют пулеметы в корме башни и зенитная установка. Фото из коллекции М.Коломийца

В ходе проектирования моторно-трансмиссионной группы и ходовой части также было применено несколько ноу-хау, хотя и не всегда однозначно удачных. К примеру, уже на ранних стадиях проекта было предложено разместить внутри моторно-трансмиссионного отделения дополнительные баки. Ввиду наклона бортовых листов, там образовывался ничем не занятый объем, в котором нельзя было разместить какие-либо агрегаты. В связи с этим свободное пространство под бортами и в подмоторном постаменте было занято топливом.

Однако вскоре от баков рядом с двигателем пришлось отказаться – еще до начала строительства опытного образца выяснилось, что вибрации от мотора и трансмиссии могут разрушать сварные швы баков и приводить к течи топлива. При определенных обстоятельствах это грозило пожаром.

Стоит отметить, что «Объект 260» все же получил интересное нововведение, связанное с топливной системой. Дело в том, что ИС-7 был первый отечественный танк, на котором применили мягкие топливные баки. Благодаря простоте изготовления емкости сложной формы, увеличилась эффективность распределения внутренних объемов, а общее количество дизельного топлива выросло с 750 литров танка ИС-3 до 1300 л у ИС-7. Кроме того, почти в два раза увеличился запас хода.

Деревянная модель танка ИС-7 в натуральную величину. 1946 год. Фото из коллекции М.Коломийца

Что касается собственно двигателя и трансмиссии, то их облик сформировался далеко не сразу. Первоначально в ходе проекта «260» рассматривалось сразу четыре варианта комплектации и компоновки моторно-трансмиссионной группы. В качестве двигателей предлагались дизели КЧ-30 мощностью в 1200 л.с. или два В-12 по 600 л.с. каждый. Для взаимодействия с каждым двигателем предлагалось по два варианта трансмиссии. В первом случае это были привычные механические механизмы, во втором – электрическая система.

Так, для двигателя КЧ-30 предназначалась спарка из двух генераторов по 323 кВт каждый, а для В-12 – два по 336 кВт. Два тяговых электродвигателя во всех вариантах с электротрансмиссией были одинаковыми и имели мощность эквивалентную 315 л.с. Вне зависимости от применяемой трансмиссии, мощные двигатели требовали достаточно большой объем. Дошло до того, что на днище танка попросту не оставалось места для торсионов нужной длины.

Для сохранения требуемых характеристик подвески впервые в отечественной практике были применены т.н. пучковые торсионы. Вместо одного длинного стержня амортизация осуществлялась пакетом из семи, имевших меньшие линейные размеры и сечение. Это положительным образом сказалось не только на плавности хода, но и на высоте всей бронемашины.

Опытный образец 1948 года во дворе завода. На этой машине отсутствуют пулеметы в корме башни и зенитная установка. Фото из коллекции Г.Петрова

Еще одно оригинальное изменение привычных схем было связано с опорными катками. В отличие от предыдущих танков конструкторского бюро Ж.Я. Котина, ИС-7 оснащался крупноразмерными катками, которые не требовали установки дополнительных поддерживающих роликов – верхняя часть гусеницы «бежала» прямо по опорным каткам. Особо стоит отметить оригинальную конструкцию гусениц. Литые траки новой гусеницы имели резинометаллический шарнир, благодаря которому был ощутимо снижен износ гусениц и шум при движении.

Кроме того, литье траков обходилось дешевле штамповки, хотя в таком случае требовалась дополнительная обработка технологических отверстий. И все же расходы на литье и «на напильник» были ощутимо меньше, чем ранее. В то же время, перед запуском производства прототипов танка пришлось значительно переработать оригинальную идею для того, чтобы более дешевый технологический процесс не мешал изготовлению серийных бронемашин.

В начале 1946 года «Объект 260» был значительно доработан, однако название проекта осталось без изменений, что порой вызывает путаницу. Причиной доработок стал ряд выявленных недостатков ранее примененных решений, а также проблемы у смежников. Завод №77 никак не мог довести до ума спарку из двух 600-сильных двигателей, из-за чего пришлось искать альтернативные решения.

Аналогичным образом обстояли дела со специализированным танковым дизелем на 1200 лошадиных сил. Из-за таких проблем конструкторам Ленинградского Кировского завода в срочном порядке пришлось связываться с Заводом №500 и в сжатые сроки адаптировать для танка авиационный дизель АЧ-300. Под названием ТД-30 этот мотор был установлен на первые прототипы ИС-7.

Представители ГБТУ и руководство Кировского завода осматривают опытный образец 1946 года. Фото из коллекции П.Липатова

8 сентября 1946 года первый построенный «Объект 260» обновленного проекта был передан на испытания. До конца того же года он успел проехать по полигону порядка тысячи километров. Максимальная скорость 66-тонной машины на шоссе превышала 60 км/ч. По разбитой дороге ИС-7 разгонялся до вдвое меньших скоростей. Для тяжелого танка это было более чем хорошо. Оригинальный пучковый торсион подвески также заслужил положительные отзывы.

25 декабря 46-го на полигон отправили второй прототип. Несколько месяцев спустя рабочие ЛКЗ собрали два бронекорпуса, предназначенных для пробного обстрела. Металл корпуса и башни выдерживал попадания калиберных снарядов всех немецких противотанковых пушек калибра до 128 мм. Также производились испытания с обстрелом из 130-мм орудия С-70. В отчете об испытаниях говорилось, что попадания никак не сказались на состоянии собак, находившихся внутри танков-мишеней. И все же есть определенные сомнения в том, что экипаж мог бы сохранить спокойствие или даже работоспособность после попадания 130-мм снаряда, пусть даже и без пробития брони.

К тому времени, когда собирались первые экземпляры «Объекта 260», Центральное артиллерийское конструкторское бюро совместно с пермским заводом № 172 разработало и изготовило пробную партию 130-мм танковых пушек С-26. Орудие со съемным казенником и щелевым дульным тормозом обеспечивало 33-килограммовому снаряду скорость на уровне 900 м/с. В укладках танка помещался 31 снаряд раздельного заряжания. Клиновой затвор с полуавтоматикой копирной системы, а также механизм досылания позволил довести скорострельность пушки до 6-8 выстрелов в минуту.

Тем не менее, по ряду причин от орудия С-26 вскоре отказались. В 1946 году в том же ЦАКБ под руководством В.Г. Грабина была создана танковая пушка С-70 аналогичного калибра. В том же году было собрано три прототипа орудия, а к 1948-му сдана пробная партия из 15 экземпляров.

Нарезная пушка С-70 имела более высокие характеристики, чем С-26. Так, калиберный бронебойный снаряд покидал ствол со скоростью 1030 м/с, что позволяло на расстоянии в километр пробивать до 280 мм гомогенной брони. Подкалиберный снаряд, в свою очередь, имел скорость 1800 м/с и на том же расстоянии прошивал 350-мм преграду. Внутри перекомпонованного под С-70 боевого отделения помещалось по три десятка снарядов и гильз.

Начиная с третьего экземпляра ИС-7, пушка С-70 стала его главным оружием. Дополнительное вооружение танка на этом этапе имело в своем составе солидное число пулемётов: 14,5-мм КПВ и два 7,62-мм РП-46 были установлены в одном пакете с пушкой и играли роль спаренного вооружения. Еще четыре пулемета РП-46 размещались по бортам корпуса и башни, два на корпусе предназначались для стрельбы вперед, два других на башне – назад. Наконец, восьмой пулемет (КПВ) размещался на башне и использовался в качестве зенитного.

Впоследствии на всех вариантах «Объекта 260» количественный состав пулеметов не будет меняться, хотя на ряде машин будут установлены не РП-46, а СГМТ. В то же время, конструкция пулеметных установок была сырой и потребовала немало доработок.
Перед производством пробной партии из четырех машин очередные изменения претерпела силовая установка. Дизель ТД-30 заменили двигателем М-50Т. Этот морской дизельный мотор имел 12 цилиндров и максимальную мощность в 1050 л.с. Конечно, это было меньше, чем у требовавшейся спарки, но выбирать не приходилось – создание новых двигателей шло крайне медленно и без особых успехов. Примечательно, что при установке двигателя М-50Т пригодились ранние наработки по пучковым торсионам: с их помощью не потребовалось значительно переделывать внутренний объем моторно-трансмиссионного отделения.

ИС-7. Опытный, изготовлен в 1948 г. Масса – 68 т., экипаж — 5 человек, длина — 7380 мм, ширина — 3400 мм, высота — 2480 мм. Вооружение — 130-мм пушка (боекомплект 28 снарядов), 12,7-мм спаренный с нею пулемет, шесть 7,62-мм пулеметов (четыре установлены впереди, на гусеничных полках и на бортах башни, управлялись дистанционно), 12,7-мм зенитный пулемет на крыше башни (в походном положении складывался на левый борт). Бронирование — лоб башни — 210 мм, лоб корпуса — 150 мм. Мощность двигателя — 1050 л.с., скорость — 59 км/ч, запас хода — 300 км. Рис. Михаила Петровского (Историческая серия «Техники-Молодежи» 1990 года)

За 1948 год из цехов Ленинградского Кировского завода вышло четыре новых танка ИС-7 с пушками С-70. После недолгих заводских испытаний их передали испытателям от министерства обороны. Испытатель Е. Кульчицкий, которому было доверено начать ходовые испытания новых танков, крайне положительно отзывался о характеристиках «Объекта 260». По его словам, даже на максимальной скорости в 60 км/ч тяжелый танк легко слушался рычагов: «машина абсолютно покорна водителю».

Дальнейшие пробеги под управлением водителей Е. Кульчицкого, В. Ляшко и К. Ковша полностью подтвердили все отзывы, а также помогли собрать ряд важной информации относительно рекомендуемых режимов работы двигателя. Пробные стрельбы также прошли, в целом, удачно. Проблемы начались немного позже.

Любителям сравнивать — ИС-7 (68 т., экипаж — 5 чел, высота -2600 мм, 130-мм пушка, боекомплект 28 снарядов, лоб корпуса — 150 мм, лоб башни – 210 мм) и T-VIB (68 т., экипаж — 5 чел, высота — 3090 мм, 88-мм пушка, боекомплект 72 выстрела, лоб корпуса — 150 мм, лоб башни — 180 мм) Рисунки М.Петровского

Сначала при обстреле из противотанкового орудия снаряд срикошетил от борта вниз и попал в крепление катка. Тот отвалился и отлетел на приличное расстояние. Очевидно, что подобные попадания в боевой обстановке являются крайней редкостью. Да только некоторые ответственные лица стали ехидничать на тему «колосса на глиняных ногах».

Следующий неприятный инцидент привел к потере одного из прототипов. Во время пробега по полигону загорелся двигатель. Автоматическая система пожаротушения дважды подавала в моторное отделение гасящую смесь, однако потушить возгорание не смогла. Третьего срабатывания (максимальный запас – три порции смеси) не было. Экипаж был вынужден покинуть танк и смотреть, как он догорает. При расследовании пожара выяснилось, что несколько топливных баков танков-прототипов для экономии веса были изготовлены из резины, а не из металла. По этой причине емкости быстро прогорели и в прямом смысле подлили «масла» в огонь.

И всё же, похоже, не эти инциденты стали причиной печальной судьбы танка ИС-7. Ходовые и боевые характеристики «Объекта 260» были, как минимум, не ниже, чем у зарубежных бронемашин того же класса. Последние прототипы ИС-7 весили 68 тонн, что сильно не понравилось военным. Далеко не каждый мост Советского Союза мог выдержать такую нагрузку. Как следствие, сильно ухудшалась мобильность подразделений, вооруженных тяжелыми танками. Та же проблема возникала и с перевозкой по железной дороге.

Весовые ограничения транспортной инфраструктуры впоследствии скажутся на развитии всей отечественной бронетехники, в первую очередь, на тяжелых танках. Стоит признать, зарубежные танкостроители тоже столкнулись с этой проблемой. В 70-х годах английские и немецкие конструкторы разрабатывали перспективный танк MBT-80 и нашли довольно интересное решение проблем.

Как и при проектировании «Чифтена», одной из наиболее критических стала проблема массы. Спецификация генерального штаба ограничивала массу перспективного танка значением в 54,8 т (масса танка «Чифтен» Mk.5), однако еще в ходе проработок проекта МВТ-80 английские специалисты пришли к выводу о невозможности усиления бронезащиты при условии сохранения массы нового танка на уровне массы «Чифтена» Mk.5. Массу необходимо было увеличить до 60-62 т, в этом случае появлялась возможность усилить бронирование лобовой части корпуса и башни, а также бортов.

Сравнение ИС-7 и немецкого танка Е-100

Инженеры MVEE в качестве обоснования возможности увеличения массы выдвинули тезис о незначительной разнице между 50- и 60-тонными танками. Так, при равных удельной мощности и давлении на грунт подвижность, средняя скорость движения, приёмистость и проходимость будут примерно одинаковыми. Одним из критериев, ограничивающих массу танка, является грузоподъемность дорожных мостов.

Англичане провели анализ распределения на Европейском ТВД инженерных сооружений, ограничивающих подвижность танков: оказалось, что большинство мостов рассчитано на нагрузку в 20 т, то есть они с одинаковым успехом провалятся и под 50-тонным танком, и под танком массой 60 т, а мосты грузоподъемностью 50 и 60 т «размазаны» по территории Европы примерно равномерно. В результате подобного рода исследований и анализов удалось убедить военных поднять планку верхнего ограничения по массе до требуемых 60- 62т.

Ряд историков танкостроения отмечают, что военные с самого начала относились к ИС-7 с определенной долей подозрений, а со временем скепсис только усиливался. Возможно, причиной этого стали неудачи тяжелого танка ИС-4, который имел превосходное бронирование, но слишком большую боевую массу и, как следствие, плохую проходимость.

Другое интересное объяснение отказа от принятия на вооружение «Объекта 260» касается изменения воззрений на будущую войну. В конце сороковых и начале пятидесятых сформировалась точка зрения, согласно которой в крупных войнах ближайшего будущего понадобится быстрое и массовое развертывание большого количества танковых подразделений. Кроме того, ядерные удары в первые часы войны могли запросто вывести из строя до трети всей бронетехники. Очевидно, что тяжелый, малоприспособленный к перевозкам и дорогой танк, при всех своих преимуществах, не подходит для подобных конфликтов.

Наконец, производство нового тяжелого танка могло серьезно повлиять на темпы строительства уже освоенных типов. Ленинградский и Челябинский заводы не могли справиться с этой задачей, ничем не жертвуя. Поэтому проект «Объект 260» был закрыт. До нашего времени самый тяжелый отечественный танк ИС-7 дожил только в одном экземпляре, который экспонируется в танковом музее города Кубинка.

/Кирилл Рябов, topwar.ru/

army-news.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о