Фото черчилль танк – Британские танки «Черчилль» и «Валентайн» на улице разрушенного немецкого городка Гох — фото

Британский «премьер» в СССР | Warspot.ru

В августе 1942 года состоялся визит в Москву британского премьер-министра Уинстона Черчилля. Впрочем, за месяц до того Черчилль уже прибыл в другой советский город, Архангельск, караваном PQ-17, да ещё и не в единственном числе. Речь, конечно же, идет о пехотных танках Churchill II и Churchill III. Всего в Советский Союз был отправлен 301 танк данного типа, из которых до места назначения добрались 253. Несмотря на сравнительно небольшой объём поставок, тёзки премьер-министра Великобритании сыграли весьма важную роль на полях сражений Великой Отечественной войны. Достаточно сказать, что именно эти машины, наряду с КВ-1с, были основными тяжёлыми танками Красной армии в танковом сражении под Прохоровкой.

Дискредитированный собственными военными

О существовании танков Churchill советские военные узнали в октябре 1941 года. Согласно справке, подготовленной информационным отделом Разведывательного управления Генерального штаба Красной армии, англичане с весны 1941 года начали производство тяжёлого пехотного танка МК-IV, также называвшегося «Черчилль». В более поздних советских документах эта машина также известна как MK-IV. Справка содержала вполне соответствующие реальности характеристики танка, к примеру, информацию о боевой массе и вооружении. Более того, уже тогда у советской разведки имелись сведения о том, что вместо 2-фунтовой (40-мм) пушки на «Черчилль» планируется ставить орудие калибром в 57 мм. Вполне достоверно в справке оценивались и объёмы выпуска танков данного типа. Что явно не соответствовало реальности, так это максимальная скорость, которую авторы документа оценивали в 35–38 км/ч. До такой скорости Churchill мог разогнаться разве что с крутой горки.

Кроме информации о «Черчилле», в справке фигурируют сведения о некоем английском 70-тонном тяжёлом танке, имевшем вооружение из 3 пушек и 6 пулемётов, а также экипаж численностью 11 человек. Здесь угадываются отголоски разработки английского тяжёлого танка TOG.

Первый документ, содержание которого посвящено поставкам Churchill в Красную армию

Вопрос поставки танков Churchill в СССР не поднимался вплоть до весны 1942 года. Вместе с тем по поводу этих машин шла довольно активная переписка. Кроме того, советские военные представители осматривали заводы, на которых производились такие танки. В частности, в январе 1942 года советская военная комиссия посетила завод Old Park Works Wednesbury в Бирмингеме. Завод этот входил в состав Midland Railway Carriage and Wagon Company. Согласно данным комиссии, за неделю на нём выпускалось по 6–7 танков Churchill. В феврале советские военные попали за завод Vauxhall, который был головным разработчиком и производителем Churchill. На тот момент здесь выпускалось по 10 танков этого типа в неделю. 28–30 апреля года комиссия попала на завод Leyland, также задействованный в программе производства Churchill. По оценке комиссии, здесь производилось 7 танков в неделю.

Таким образом, советские военные представители смогли попасть на три из четырёх заводов, на которых выпускались Churchill. Кроме того, им удалось поприсутствовать на испытаниях Churchill IV, производство которых на тот момент только осваивалось на предприятиях.

Члены советской военной миссии на испытаниях танка Churchill IV. Англия, весна 1942 года

Первые переговоры о поставках английских тяжёлых пехотных танков Churchill в СССР проходили в марте 1942 года. Сначала обсуждались объёмы поставляемых запчастей и боеприпасов. Весьма любопытно, что в случае с Churchill III шел разговор о поставках осколочно-фугасных снарядов, по 135 штук на танк. И это при том, что такие боеприпасы в Великобритании на тот момент даже не выпускалось. Позже этот пункт будет всплывать в документах с завидным постоянством.

В конце апреля 1942 года англичане, наконец, определились с объемами поставок. Churchill должны были постепенно заменять в поставках танки Matilda. Первоначально предполагалось, что в СССР будет отправлено 25 танков. Из них 23 штуки относились к модификации Churchill II, оснащаемой 2-фунтовыми (40 мм) орудиями. В некотором смысле можно говорить о том, что англичане постепенно избавлялись от машин первых серий с устаревшим к весне 1942 года вооружением. С февраля 1942 года начался выпуск Churchill III, гораздо более удачной модификации с более просторной башней и 6-фунтовым (57 мм) орудием. Постепенно объем Churchill III в поставках увеличивался: по планам: во второй партии предполагалось уменьшить число Churchill II до 21 танка.

Также оговаривалось, что поставляемые в СССР танки будут модернизированы с учетом обнаруженных недочётов. По этой причине в регистрационных номерах после пятизначной цифры шла буква R, что означало Remanufactured (модернизированный). Стоит отметить, что советские представители выступили против отправки с танками английских инструкторов. Во-первых, с новыми танками ознакомился майор (позже полковник) Ковалёв, который участвовал в поездках советской военной миссии по английским заводам. Его срочно возвращали в СССР, чтобы он участвовал в процессе приемки новых машин. Во-вторых, в срочном порядке была переведена документация и инструкции по эксплуатации.

Список танков, прибывших конвоем PQ-17. Из 25 машин, отправленных с этим конвоем, к месту назначения прибыло всего 10

Отправка первой партии Churchill растянулась на несколько месяцев. За это время соотношение танков разных модификаций в ней изменилось. В финальной версии оно составило 10 Churchull III и 15 Churchill II. 27 июня 1942 года был отправлен конвой PQ-17, который вёз в СССР, в том числе, 25 английских тяжелых танков. Форменный разгром, который конвою учинили немцы, прямым образом повлиял и на состав прибывших танков. Из транспортов, которые везли новые танки, выжил только английский Ocean Freedom, 11 июля прибывший в Архангельск. На его борту находилось 5 Churchill II и 5 Churchill III.

После разгрома конвоя PQ-17 в поставках последовала долгая пауза. Следующая партия пришла с конвоем PQ-18, прибывшем в Архангельск 21 сентября 1942 года. На этот раз до портов добралось 74 Churchill. Этот конвой стал последним, в котором прибыли Churchill II. Английские источники утверждают, что всего в СССР было отправлено 45 Churchill II, из которых прибыли на место 26 штук. Цифра эта несколько отличается от реальности: из 74 танков, прибывших с конвоем PQ-18, к Churchill II относилось 15 машин. В общей же сложности поступило 20 таких танков, из них 19 отправили в 50-й гвардейский тяжелый танковый полк. Еще один танк оказался в составе 194-й учебной танковой бригады.

Одна из двух известных фотографий Churchill II в Красной Армии. Машина принадлежала 50-му гвардейскому тяжелому танковому полку

Разгром конвоя PQ-17 была лишь началом серии неудач, которые преследовали Churchill в СССР. К моменту, когда танки только разгружались в порту Архангельска, стали поступать весьма тревожные новости из Англии. Для начала, инженер-полковник Ковалёв сообщил, что у танков с 6-фунтовыми пушками есть проблемы, связанные с механизмом вертикальной наводки орудия. У одной машины такая проблема обнаружилась при разгрузке. Во время движения машины в порту Бакарица от тряски картер механизма поворота треснул. Хотя виновником был назначен воентехник 2-го ранга И.Ф. Лоленко, по факту виноватыми стоит считать англичан, которые об имевшемся дефекте не предупредили. Еще одной извечной проблемой танков «Черчилль» были крылья. У половины танков они при разгрузке оказались помятыми.

Более существенной проблемой стало то, что двигатели танков нередко ломались. Об этой проблеме англичане знали, и связана она была отчасти с модернизацией танков. Из-за разгрома конвоя PQ-17 нужного количества запчастей не прибыло, в результате уже к концу августа 1942 года на один боеспособный танк стало меньше. Еще одной проблемой оказалось то, что эксперт по Churchill также не прибыл. Им, несмотря на возражения Главного автобронетанкового управления Красной армии (ГАБТУ), англичане назначили капитана Римингтона, но тот попал в немецкий плен. Вместо него был назначен капитан Кокс, который прибыл в СССР вместе с конвоем PQ-18.

Один из двух Churchill III, которые проходили испытания на НИБТ Полигоне. Август 1942 года

Дополнительные проблемы с поставками танка создали сами англичане. В октябре 1942 года советской стороне стала доступна весьма бурная переписка, связанная с разработкой и оценкой танка английскими военными. Машина создавалась весьма тяжело, Что, впрочем, для конструкции, созданной с нуля, вполне нормально. Но раскрывать все эти подробности потенциальным потребителям – далеко не самое разумное решение. В руки советских специалистом попала, в том числе, и переписка , касающаяся того, каким образом дальше развивать конструкцию танка. В ней упоминались самые различные варианты, включая создание совершенно нового танка.

Надо ли говорить, что подобная информация отнюдь не повысила уровень доверия к танку со стороны советских военных. На это наложилась информация о том, что 55 танков Churchill III, прибывших с конвоем PQ-18, имели дефекты пушек, связанные с механизмом отката. Исправлять дефект пришлось, в том числе, и заводу №92. В общей сложности советская военная приемка насчитала 9 различных дефектов. Неудивительно, что в бой Churchill пошли только в начале 1943 года.

На борту нанесены предупреждающие надписи о том, что система охлаждения заправлена незамерзающей смесью

Несмотря на такие нелестные отчеты, поставки английских тяжелых танков продолжились. 27 января 1943 года в Мурманск пришел конвой JW-52, с которым прибыло 40 танков. Зачтена эта поставка была уже февралём. Среди прибывших танков имелись Churchill III и Churchill IV. Машины последней модификация отличались от Churchill III конструкцией башен. Более технологичным оказалось изготовлять их методом литья.

Самая крупная поставка в количестве 121 танка была зачтена мартом. На самом деле эти танки прибыли в СССР еще в конце февраля 1943 вместе с конвоем JW-53. На этом поставки практически прекратились, лишь в августе 1943 года через Владивосток пришло еще 8 «Черчиллей». Кроме этих последних танков, все остальные были доставлены в СССР северными конвоями. Всего было получено 253 Churchill, из них 105 в модификации Churchill IV.

Хорошо виден дополнительный топливный бак в корме корпуса

По иронии судьбы, именно весной 1943 года Churchill, наконец, смог реабилитироваться в глазах английских военных. Эти танки оказали заметное влияние на ход боевых действий в Тунисе. Churchill уверенно передвигались в гористой местности, оказывая весомую поддержку английской пехоте. Кроме того, танки из состава 48-го Королевского танкового полка (RTR) записали на свой счет подбитый «Тигр», который ныне представлен в музее в Бовингтоне. По итогам боев в Тунисе Churchill оказался единственным танком английского производства, который командиры союзников оставили в первой линии. Вплоть до конца войны они оставались самыми массовыми английскими танками, и даже танки Cromwell по численности не смогли их превзойти.

Тем не менее, сами же англичане отчасти и спровоцировали прекращение поставок этих машин в Советский Союз. Впрочем, следует помнить, что следующий северный конвой, JW-54, прибыл в СССР только в ноябре 1943 года. В значительной степени именно перерыв с северными конвоями оказался реальной причиной прекращения поставок «Черчиллей». Кроме того, после Курской дуги стало очевидно, что огневой мощи и бронирования этим танкам уже не хватает.

Медленный, толстокожий и с мощным орудием

Один из пяти Churchill III, прибывших в СССР конвоем PQ-17, в августе 1942 года отправился на НИБТ Полигон в подмосковную Кубинку. Это были едва ли не первые испытания на Полигоне после того, как из Казани он снова переехал в Кубинку. На испытания отправился танк с WD-номером T.31222R. Испытания, впрочем, не задались с самого начала. Во время перегона со склада №511 на НИБТ Полигон танк сломался. Выяснилось, что во время движения прокладка между верхней правой головкой и блоком цилиндров вышла из строя. Повреждение не было обнаружено своевременно, поскольку танк двигался ночью. В результате охлаждающая жидкость вытекла, от перегрева блок и головка треснули. Этот дефект был очень хорошо известен англичанам.

Из-за поломки двигателя на танке T.31222R на испытаниях использовалась другая машина — T.31221R

Серьезная поломка двигателя поставила под вопрос дальнейшие испытания. Танк отправили на ремонт, где он надолго задержался, поскольку имелись серьезные проблемы с запчастями. Возникла угроза срыва испытаний. В результате было принято решение передать Полигону на время другой танк с WD-номером T.31221R. Поскольку машину предполагалось позже отправить в войска, программу испытаний сократили. В общей сложности испытания проходили с 30 августа по 5 сентября 1942 года. Параллельно с ходовыми были проведены и испытания вооружения. После них танк вернулся в Горьковский учебный центр и оказался в составе 47-го гвардейского тяжелого танкового полка.

Хорошо видна укладка троса

К моменту начала испытаний танк уже активно эксплуатировался. Он прибыл из Горьковского учебного центра, где прошел более 200 километров. Поскольку было известно, что в дальнейшем танку предстоит боевая служба, объем ходовых испытаний было решено урезать до минимума. Всего он прошел 97 километров по шоссе и 87 километров по проселку, включая небольшой участок местности для проведения испытаний по преодолению подъемов. На танке использовался отечественный бензин Б-70, в который для увеличения октанового числа добавили авиационную присадку Р-9. Согласно английским документам, рекомендовалось использовать бензин с октановым числом не менее 75.

По уровню броневой защиты с лобовой части Churchill III превосходил КВ-1

Больших сюрпризов в ходе испытаний на шоссе танк не преподнес. Было очевидно, что тяжелая машина, созданная в качестве средства сопровождения пехоты, не может ездить очень быстро. Тем не менее, на мерном участке машина развила максимальную скорость 28 км/ч, что для подобного танка вполне приемлемо. Больше того, танк развил скорость, которая на 4 км/ч превышала паспортную! Не менее интересно то, что средняя скорость по шоссе составила 25,4 км/ч, что было сравнимо со средней скоростью по шоссе советского тяжелого танка КВ-1. Другими словами, в реальности английский танк был не таким уж и медленным.

В ряду особенностей «Черчилля» стоит отметить сдвоенное управление. В плюс «Черчиллю» шло и наличие гидравлического привода с сервомеханизмами, благодаря чему управлять танком оказалось достаточно легко. Также испытатели отмечали плавное прохождение поворотов. На 100 километров двигатель потреблял 325 литров бензина, что было признано приемлемым.

Churchill III, вид сзади

Вполне адекватно показал себя танк и на проселке. Средняя скорость чистого движения составила 17,5 км/ч, а средняя техническая скорость 16,8 км/ч. Это также оказалось сравнимо с КВ-1, средняя скорость по проселку у которого составляла 18 км/ч. Расход топлива составил 382 литра на 100 километров. Запас хода по шоссе составил 246 километров, а по проселку 166, что также было сопоставимо с характеристиками КВ-1.

Тяжелая машина неплохо показала себя на пересеченной местности

Последним этапом испытаний стало преодоление подъемов. Для этого были выбраны овраги в районе деревни Агафоново на берегу Москвы-реки. В ходе них выяснилось, что при движении по песку максимальный угол подъема составил 27 градусов, далее гусеницы теряли сцепление с грунтом. В случае с преодолением подъемов с покровом в виде травы и мелкого кустарника максимальный угол составил 30 градусов. Испытатели отмечали, что в этом случае танк двигался на пределе мощности мотора.

Как показали испытания, езда по косогорам не была сильной чертой «Черчилля»

Несколько иные показатели были получены при движениях на косогорах. Уровень предельного крена опытным путем был определен в 20 градусов, после чего произошло спадание гусеничной ленты. В целом конструкция подвески танка не особо способствовала езде в таком режиме. В ходе испытаний два раза ломались тележки, ломался поводковый валик коробки переключения передач, пару раз ломались траки. В целом советские специалисты признали ходовую часть довольно слабой для такого танка.

Схема обзорности. Как можно заметить, с ней у английского танка дела обстояли очень неплохо, особенно по сравнению с обзорностью КВ-1

Достаточно высокой оценки удостоилась обзорность танка. Хуже всего дела обстояли с обзором с места механика-водителя, которому сильно мешала сильно выступающая ходовая часть. Ненамного лучшей была ситуация у помощника механика-водителя. Но совсем иная картина наблюдалась в случае с башней. Благодаря перископическим приборам в MK-IV обеспечивался хороший обзор, особенно для такой большой машины. После ознакомления с танком перископический прибор Vickers Mk.IV в СССР скопировали, назвав «перископическим прибор MK-IV». К слову, в данном случае это обозначение указывало не на оригинальный индекс, а на то, что прибор использовался на танке МК-IV.

Броня Pz.Kpfw.III для 6-фунтовой пушки не представляла никаких проблем

Еще одной частью испытаний стала стрельба по немецкому танку Pz.Kpfw.III. Для обстрела был взят танк ранних серий с толщиной брони 30 мм. При обстреле в борт с 950 метров бронебойный снаряд 6-фунтовой пушки пробил немецкий танк насквозь, выйдя из другого борта. Стоит отметить, что речь шла о ранней версии орудия, Mk.V, у которого длина ствола составляла 43 калибра. Не обошлось и без внештатных ситуаций. На седьмом выстреле пороховые газы разбили стекла фар и погнули левое крыло. На двадцать шестом выстреле отказала полуавтоматика.

Также испытания показали, что установленный в танке 50,8-мм миномет может использовать отечественные боеприпасы от 50-мм ротного миномета.

Обстрел «Тигра» показал, что 6-фунтовое орудие было явно недооценено. В отличие от советских Ф-34 и ЗИС-5, борта немецкого тяжелого танка оно пробивало без проблем

Несмотря на ряд недостатков, по совокупности характеристик «тяжелый танк МК-IV» оказался вполне сопоставим с советскими тяжелыми танками. В заключении комиссия назвала «Черчилль» не доведенной до конца машиной, и отчасти это утверждение справедливо. Другое дело, что при ряде очевидных недостатков у английской машины существовали и важные преимущества. Прежде всего, это касается обзорности, которая явно превосходила обзорность КВ-1.

Кроме того, оказалось, что огневая мощь орудия английского танка казалось недооцененной. Этот факт весной 1943 года продемонстрировал обстрел немецкого тяжелого танка Pz.Kpfw. Tiger Ausf.E. Советские 76-мм танковые пушки Ф-34 и ЗИС-5 не могли пробить немецкий тяжелый танк в борт даже с дистанции 200 метров. В то же время английская 57-мм противотанковая пушка, по тактико-техническим характеристикам (ТТХ) равнозначная танковому орудию, пробила борт корпуса немецкого танка на дистанции в 1000 метров, а борт башни – на дистанции 800 метров. В целом вооружение английского танка оказалось равнозначным советской противотанковой пушке ЗИС-2.

От Сталинграда до Таллина

Разгром конвоя PQ-17 достаточно сильно повлиял на процесс формирования частей, в которые должны были поступать английские тяжелые пехотные танки. Вплоть до конца сентября 1942 года «Черчилли» были сосредоточены в 194-й учебной танковой бригаде. Она была сформирована в апреле 1942 года для обучения экипажей английских танков. Помимо экипажей «Черчиллей», здесь готовили экипажи «Валентайнов» и «Матильд». В дальнейшем все прибывавшие в Горьковский автобронетанковый центр «Черчилли» также сначала проходили через 194-ю танковую бригаду. Помимо обучения экипажей, здесь же выявлялись и неисправности.

Формирование новых частей началось в октябре 1942 года. Все английские танки данного типа попадали в отдельные гвардейские танковые полки, формировавшиеся по штату № 010/267. Согласно штатному расписанию, в каждый полк входил 21 танк и 3 бронемашины. Первыми 8 октября 1942 года сформировали 47-й, 48-й, 49-й и 50-й отдельные гвардейские танковые полки. 50-й гв. тп первоначально имел на вооружении исключительно Churchill II, но позже его доукомплектовали двумя Churchill III.

Churchill III из 48-го гв.тп и его экипаж. Эта часть стала первой из гвардейских танковых полков, применивших «Черчилли» в бою

Процесс подготовки «Черчиллей» к боевым действиям лишний раз показывает правоту испытателей НИБТ Полигона, назвавших танк не до конца доведенным. «Воевать» с английской машиной пришлось довольно долго. Для начала, при участии завода №92 были утсранены дефекты, связанные с воздействием стрельбы 6-фунтовой пушки. Были заменены пружины и расточены цилиндры накатников, такой переделке подверглись орудия всех Churchill III, прибывших в 1942 году.

Никуда не делись и проблемы с моторами, решать их пришлось при помощи еще одного горьковского предприятия – ГАЗ им. Молотова. Отмечались поломки литых траков, осей ведущих колес и ленивцев, гибких приводов бензиновой помпы. Еще одной проблемой, выявленной в ноябре 1942 года, стало недостаточное сцепление гусеничных лент со снегом и льдом. Эту проблемы решили силами 47-го гв. тп: в опытном порядке на танк с WD-номером T.68768 поставили траки с наваренными грунтозацепами. Испытания, проведенные 21 декабря 1942 года, показали правильность идеи. По итогам испытаний был отдан приказ таким же образом переделать траки и на остальных танках. При эксплуатации в зимних условиях пришлось столкнуться с забиванием снега. Его набивалось под крыльями столько, что после 8–10 километров езды по снегу крылья часто просто вырывало.

В целом статистика по количеству танков, имевших различные дефекты, выглядела далеко не радужно. В 47-м гвардейском танковом полку те или иные неисправности обнаружились на 12 танках, в 48-м гв. тп на 16, в 49-м гв. тп на 15 и в 50 гв. тп – на 8. Неудивительно, что отправка на фронт затянулась.

Подбитый Churchill IV, также входивший в состав 48-го гв. тп. Он был получен в мае 1943 года и потерян в ходе оборонительных боев 6–7 июля на Курской дуге

Первым был признан боеготовым 48-й гвардейский танковый полк. 31 декабря 1942 года он поступил в распоряжение командующего Донского фронта. 16 января матчасть полка прибыла на станцию Кочалино. 19 числа танки оказались в районе станции Питомник, где поступили в распоряжение командования 21-й армии. 21 января полк поддерживал наступление 216-го и 218-го стрелковых полков на станцию Гумрак. Итогом первого дня боев стал захват хутора Гончара, трофеями стали 5 вражеских танков, 70 орудий, 15 минометов, 20 мотоциклов и около 800 автомашин. Собственные потери составили 4 поврежденных танка, 1 человек был убит, трое получили 3 ранения.

На следующий день полк атаковал немецкие позиции на окраинах Гумрака. Потеряв 2 танка сгоревшими и 5 подбитыми, 48-й гв. тп отошел на исходные позиции. 23 января ушло на ремонт ранее подбитых танков, а на следующий день атака повторилась. На сей раз полк совместно с 216-м гвардейским стрелковым полком смог выполнить задачу и захватил Гумрак. Развивая успех, «Черчилли» гнали немцев еще 9 километров.

29 января полк придали 93-му гвардейскому стрелковому полку, новой задачей стала очистка Сталинграда от немецких войск. Завязались уличные бои, в которых «Черчилли» нередко давили немецкие орудия гусеницами. За 30 января полк уничтожил 4 немецких танка, 20 орудий, 45 пулеметов и около 100 автомашин. Похожим образом полк действовал вплоть до 1 февраля. Было захвачено 9 танков, 50 самолетов, 1900 автомашин и 90 орудий. Всего во время боев за Сталинград полк потерял 12 человек убитыми и 29 ранеными. Потери в матчасти оказались невысокими: безвозвратно было потеряно всего 2 танка, сгоревших в ходе первой атаки на Гумрак. Еще 6 танков требовали капитального ремонта, 13 – текущего ремонта. С учетом того, насколько тяжело проходило освоение этих танков в войсках, такое большое количество машин, требующих текущего ремонта, не выглядит удивительным.

48-й гв. тп был не единственным полком на «Черчиллях», который сражался в Сталинграде. Неподалеку действовал 47-й гв. тп, который с 9 января использовался в составе 65-й армии. Он действовал совместно с 91-й танковой бригадой, 33-й стрелковой и 67-й гвардейской стрелковой дивизиями. К концу января полк сражался в районе завода Баррикады, при этом полностью работоспособными оставались лишь 3 его машины. Как и в случае с 48-м гв. тп, большинство его машин не было потеряно безвозвратно, а требовало ремонта.

Churchill III из состава 49-го гв. тп, Ленинград, зима 1943–44 годов

Следующей частью на «Черчиллях», которая вступила в бой, стал 50-й гвардейский танковый полк. 8 марта он совершил марш до железнодорожной станции в Горьком, а 16 числа эшелон с матчастью 50 гв. тп прибыл на станцию Войбокало Ленинградской области. В первую атаку танки пошли 19 марта, правда, поначалу танкисты сражались, скорее, со своей матчастью. Первый танк сломался еще на марше, еще один сжег фрикцион, два застряли в болоте. В ходе атаки в болоте застряло 12 танков, из них 2 еще и подорвались на минах. 2 танка оказались подбиты артиллерийским огнем. До вражеских позиций удалось добраться 2 танкам, из них 1 завяз в траншее, а позже был сожжен противником. На следующий день атака повторилась, одновременно завязшие машины частично удалось вытащить. По итогам первых дней боев совместными действиями танков и пехоты удалось немного потеснить немцев.

22 числа атака вновь повторилась, превратившись в настоящую эпопею. Три танка из пяти подорвались на минах. Гвардии капитан Н.Д. Белогуб, командовавший атакой, остался со своим экипажем в танке. В течение 4-х дней экипаж вел бой в подбитом танке, нанеся противнику большой урон. 26 марта машину удалось увести с поля боя, за проявленный героизм Белогуб получил орден Суворова III степени.

По состоянию на 25 марта полк безвозвратно потерял 5 танков, 2 застряло в болоте, 6 находилось в ремонте, 8 машин осталось в строю. Позже число боеспособных «Черчиллей» довели до 11, а недостаток матчасти удалось пополнить за счет получения 6 тяжелых танков КВ-1. Позже «Черчилли» 50-го гв. тп участвовали в операции «Брусилов», начавшейся 22 июля 1943 года. В целом английские танки были оценены весьма положительно, они успешно взаимодействовали с пехотой. Вместе с тем, их проходимость оказалось хуже, чем у КВ-1, а вооружение, состоявшее из 2-фунтового орудия, было слабым. В конце декабря 1943 года вместо «Черчиллей» полк получил танки КВ-1, а позже – ИС-2.

Churchill III из состава 48 гв. ттп вступают в Киев

Дольше продержались «Черчилли» в 49-м гв. тп. 14 марта этот полк прибыл на станцию Обухово, правда, в бой он пошел значительно позже. В течение 1943 года он находился в резерве, боевой дебют состоялся только 15 января 1944 года. 49-й гв. тп (точнее, к тому времени уже 49-й гв. ттп гвардейский тяжелый танковый полк) участвовал в окончательном снятии блокады Ленинграда. Для восполнения потерь 25 января полк получил 23 БТ-5 и 3 БТ-7. В таком крайне странном составе полк сражался до середины февраля 1944 года. К этому моменту в его составе находилось 13 «Черчиллей» и 16 БТ. Далее полк отправили в Тулу для получения тяжелых танков ИС-2.

Схема боевых действий 36-го гв. ттп в ходе боев под Прохоровкой

Новая волна полков, вооруженных «Черчиллями», начала формироваться весной 1943 года. Связано это было с получением северными конвоями более чем полутора сотен машин. Танки данного типа в течение весны 1943 года передали в 10-й, 15-й, 34-й и 36-й гвардейские танковые полки. Кроме того, в мае 1943 года произошла ротация матчасти в 47-м и 48-м тяжелых танковых полках. Два полка из вышеперечисленных (36-й и 48-й) участвовали в Курской дуге. 48-й гв. ттп вступил в бой 6 июля 1943 года, за день потеряв 8 танков (один из них был уничтожен немецкими штурмовиками), записав при этом на свой счет 23 танка и 13 самоходных установок противника. Действуя совместно с 21-й танковой бригадой, на следующий день полк отошел к Прохоровке. Во время отхода он потерял еще 7 танков, при этом на свой счет танкисты записали 5 танков и 7 самоходных установок. В течение следующих дней оставшиеся 6 «Черчиллей» были переданы в 21-ю танковую бригаду. Снова полк получил «Черчилли» 9 сентября 1943 года, с ними он участвовал в освобождении Киева.

В 36-м гвардейском танковом полку ситуация сложилась совсем иначе. 9 июля полк выдвинулся в район сосредоточения, при этом 5 танков вышли из строя. Полк занял оборонительные позиции севернее Прохоровки. 12 июля полк принял самое активное участие в сражении в районе Прохоровки. Утром командира полка ранило при налете вражеской авиации. Всего к началу сражения полк имел 15 боеспособных машин. За 12 июля полк потерял 7 машин сгоревшими и 4 подбитыми, на свой счет они записали 6 немецких танков, из них 2 «Тигра». По итогам боев июля-августа 1943 года в полку осталось 10 «Черчиллей». 23 августа их передали на ремонт, вместо них в октябре было получено 13 СУ-152 и КВ-1с. В конце декабря 1943 года полк вновь получил «Черчилли», из них часть были теми самыми танками, которые служили ранее. Всего полк получил 14 «Черчиллей». На них он сражался под Псковом до начала апреля 1944 года. В июне полк перевооружили на ИС-2.

Churchill IV из состава 260 гв. ттп в Выборге, июнь 1944 года

Интенсивное использование «Черчиллей» сделало свое дело: к 1 января 1944 года безвозвратные потери составили 160 танков, к 1 июня было потеряно еще 27 машин. Из 66 оставшихся танков в частях находилась 31 штука. Сосредоточены они были, в основном, на Ленинградском фронте, где самым активным образом использовались в операциях. Например, 16 июня 1944 года 260-й гвардейский тяжелый танковый полк получил 6 «Черчиллей», которые использовал в ходе боев за Выборг. В сентябре 1944 года 82-й танковый полк, имевший в своем составе 10 «Черчиллей» и 11 КВ-1с, участвовал в освобождении Таллина. К 1 января 1945 года в войсках еще имелось 63 танка данного типа, из которых 9 было потеряно в течение оставшихся месяцев войны. К 1 июня в Красной армии оставалось 54 «Черчилля», но в действующих частях их было всего 3 штуки.

Автор благодарит Эндрю Хиллса (Andrew Hills), Великобритания, за помощь в подготовке данного материала.


Источники:

  1. Материалы ЦАМО РФ
  2. Материалы РГАКФД
  3. Архив автора
  4. Архив Эндрю Хиллса

warspot.ru

Самый лучший английский тяжелый танк: африканский Churchill Mk IV NA75. — Не теряйте мужества

Churchill Mk IV NA75 — лучший Черчилль Второй Мировой (кликабельно)
Нет, строго говоря, английская шестифунтовка — по совокупности своих характеристик была одним из лучших противотанковых орудий Второй Мировой. Оказавшись* в башне тяжелого танка Черчилль она была вполне адекватна, но только в качестве противотанковой же… Оборотной стороной сверхвысокой баллистики стал, как и у ЗиС-2, крайне посредственный ОФС (английский HE Mk.X T или американский HE T18 / M303 — неважно). Не решала проблему и 95-мм гаубица**.

Толстые стенки, малое количество ВВ, заглубление в грунт перед подрывом вплоть до камуфлета — в общем, новейшие тяжелые танки Infantry Tank Mk.IV «Churchill», которые получили английские войска в Северной Африке были неуниверсальными. И тут, капитану Моррелю из 665 Tank Troops Workshop пришла в голову разумная мысль: перевооружить танки нормальными пушками, 75-мм M3 — снятыми с поврежденных противником и вышедших из строя по небоевым причинам танков М4 Шерман.

С т.з. пробития брони немецких танков они были несколько хуже, согласен — но на практических дистанциях боев их нормально хватало на Pz.IV, а Тигры были всё-таки, экзотикой. Зато, полноценный ОФС M42A1 весом 6,66 кг был несравнимо эффективнее при стрельбе по пехоте и полевым укреплениям. Разумеется, «просто взять и переставить» орудие было нельзя, поэтому пришлось попотеть… После того, как старую пушку снимали вместе с установкой, в лобовой броне делали большую амбразуру, в которую вваривали вырезанную из башни Шермана установку M34 (пушка в цапфах, пулемет, то, на чем оно все закреплено, перископический прицел и маска сверху), после небольшой переделки***.

Первый серийный Churchill Mk IV NA75.

В принципе, как я понимаю, оно еще и прочнее становилось, по ср. с амбразурой из которой торчало оригинальное 57-мм орудие конструкция выглядит гораздо солиднее. Не знаю, впрочем, судьбы стабилизатора «Вестингауз», который был на оригинальных Шерманах, не уверен, что его тоже переносили. Однако, на скоростях танка Черчилль — и без стабилизатора можно нормально стрелять, я думаю. Модифицировали под другие снаряды и укладку боеприпасов (вот не знаю, тоже разбирали Шерманы или что-то свое делали), при этом танк брал те же 84 снаряда, но 75-мм вместо 57-мм. Что интересно: масса Черчилля положительно сказалась на точности огня — получалось заметно лучше, чем на оригинальных Шерманах. Да и заряжание «под правую руку» добавило скорострельности.

рота «суперчерчиллей» в Италии (кликабельно)
Переделка была достаточно массовой, на мощностях в Боне (Алжир) танков Churchill Mk IV NA75 (Северная Африка, 75-мм пушка) построили в апреле-июне 1943 года, по разным источникам 120 или даже 200 штук, что составляло заметную часть этих тяжелых танков, действовавших на тот момент в Северной Африке. И они были вполне эффективны во-первых, и живучи — во вторых. Настолько живучи, что после победы в Северной Африке они составили основу 21 и 2 танковых бригад уже в Италии.


* — первоначальное вооружение тяжелого танка 40-мм пушкой без ОФС немедленно должна была рассмотреть судебная психиатрия, по-моему. С оргвыводами.
** — имея отличный ОФС она вообще никак не годилась против танков.
*** — орудие переворачивали на 180°, чтобы его можно было удобно обслуживать слева, заряжающему Черчилля — у Шермана-то заряжающий был справа.

+ еще фотография Churchill Mk IV NA75 + еще, в том же ракурсе.

This entry was originally posted at https://strangernn.dreamwidth.org/1641893.html. Please comment there using OpenID.

strangernn.livejournal.com

Mk.IV Черчилль Двигатель. Вес. Размеры. Вооружение

Современные боевые танки России и мира фото, видео, картинки смотреть онлайн. В данной статье дается представление о современном танковом парке. В его основу положен принцип классификации, используемый в наиболее авторитетном на сегодняшний день справочнике, но в несколько измененном и улучшенном виде. И если последний в своем первозданном виде еще можно встретить в армиях целого ряда стран, то другие уже стали музейным экспонатом. И всего-то в течение 10 лет! Идти по стопам справочника Jane’s и не рассматривать эту боевую машину (весьма кстати любопытную по конструкции и ожесточенно обсуждаемую в свое время), составлявшую основу танкового парка последней четверти XX века, авторы посчитали несправедливым.

Фильмы про танки где до сих пор нет альтернативы этому виду вооружений сухопутных войск. Танк был и, вероятно, надолго останется современным оружием благодаря возможности сочетать в себе такие, казалось бы, противоречивые качества, как высокая подвижность, мощное вооружение и надежная защита экипажа. Эти уникальные качества танков продолжают постоянно совершенствоваться, а накопленные за десятилетия опыт и технологии предопределяют новые рубежи боевых свойств и достижений военно-технического уровня. В извечном противостоянии «снаряд — броня», как показывает практика, защита от снаряда все более совершенствуется, приобретая новые качества: активность, многослойность, самозащищенность. В то же время снаряд становится более точным и мощным.

Русские танки специфичны тем, что позволяют уничтожить противника с безопасного для себя расстояния, имеют возможность совершать быстрые маневры по бездорожью, зараженной местности, могут «пройтись» по территории, занятой противником, захватить решающий плацдарм, навести панику в тылу и подавить врага огнем и гусеницами. Война 1939-1945 гг стала наиболее тяжелым испытанием для всего человечества, так как в нее были вовлечены почти все страны мира. Это была битва титанов – ют самый уникальный период, о котором спорили теоретики в начале 1930-х и в ходе которого танки применялись в больших количествах практически всеми воюющими сторонами. В это время проходила «проверка на вшивость» и глубокое реформирование первых теорий применения танковых войск. И именно советские танковые войска все это затронуто в наибольшей степени.

Танки в бою что стали символом прошедшей войны, становым хребтом советских бронетанковых войск? Кто и в каких условиях создавал их? Каким образом СССР, потерявший большую часть своих европейских территорий и с трудом набиравший танки для обороны Москвы, смог уже в 1943 г выпустить на поля боев мощные танковые соединения?На эти вопросы призвана дать ответ эта книга, повествующая о развитии советских танков «в дни испытаний», с 1937-го по начало 1943 г. При написании книги использованы материалы архивов России и частных коллекций танкостроителей. В нашей истории был период, который отложился в моей памяти с каким-то гнетущим чувством. Он начался с возвращения наших первых военных советников из Испании, а прекратился только в начале сорок третьего, – рассказывал бывший генеральный конструктор САУ Л. Горлицкий, – ощущалось какое-то предгрозовое состояние.

Танки второй мировой войны именно М. Кошкин, чуть ли не подпольно (но, конечно, при поддержке «мудрейшего из мудрых вождя всех народов»), смог создать тот танк, что спустя несколько лет повергнет в шок немецких танковых генералов. И мало того, он не просто создал его, конструктору удалось доказать этим глупцам-военным что именно его Т-34 нужен им, а не очередной колесно-гусеничный «автострадник. Автор находится на несколько иных позициях, которые сформировались у него после знакомства с предвоенными документами РГВА и РГАЭ. Поэтому, работая над этим отрезком истории советского танка, автор неизбежно будет противоречить кое-чему «общепринятому». Данная работа описывает историю советского танкостроения в самые трудные годы – от начала радикальной перестройки всей деятельности конструкторских бюро и наркоматов в целом, во время бешеной гонки по оснащению новых танковых соединений РККА, перевода промышленности на рельсы военного времени и эвакуации.

Танки википедия автор хочет выразить свою особую благодарность за помощь в подборе и обработке материалов М. Коломийцу, а также поблагодарить А. Солянкина, И. Желтова и М. Павлова, – авторов справочного издания «Отечественные бронированные машины. XX век. 1905 – 1941″, так как эта книга помогла понять судьбу некоторых проектов, неясную прежде. Также хочется вспомнить с благодарностью те беседы с Львом Израэлевичем Горлицким, бывшим главным Конструктором УЗТМ, которые помогли по новому взглянуть на всю историю советского танка в годы Великой Отечественной войны Советского Союза. У нас сегодня почему-то принято говорить о 1937 -1938 гг. только с точки зрения репрессий , но мало кто вспоминает, что именно в этот период были рождены те танки, что стали легендами военной поры…» Из воспоминачий Л.И. Горлинкого.

Советские танки подробная оценка о них того времени звучала из многих уст. Многие старые люди вспоминали, что именно с событий в Испании всем стало ясно, что война все ближе подбирается к порогу и воевать придется именно с Гитлером. В 1937 г. начались массовые чистки и репрессии в СССР и на фоне этих непростых событий советский танк начал превращаться из «механизированной кавалерии» (в которой одно из его боевых качеств выпячивалось за счет снижения других) в сбалансированную боевую машину, обладающую одновременно мощным вооружением, достаточным для подавления большинства целей, хорошей проходимостью и подвижностью при броневой защите, способной сохранить его боеспособность при обстреле наиболее массовыми противотанковыми средствами вероятного противника.

Большие танки рекомендовалось вводить в состав дополнительно только специальные танки – плавающие, химические. Бригада имела теперь 4 отдельных батальона по 54 танка и была усилена за счет перехода от трехтанковых взводов к пятитанковым. Кроме того, Д. Павлов обосновал от каз от формирования в 1938 г. к четырем имеющимся мехкорпусам еще трех дополнительно, считая, что эти соединения немобильны и трудноуправляемы, а главное – требуют иной организации тылов. Тактико-технические требования к перспективным танкам, как и ожидалось, были скорректированы. В частности, в письме от 23 декабря начальнику КБ завода № 185 им. С.М. Кирова новый начальник потребовал усилить бронирование новых танков с тем, чтобы на дистанции 600-800 метров (эффективная дальность).

Новейшие танки мира при проектировании новых танков необходимо предусмотреть возможность увеличения уровня броневой защиты во время модернизации по крайней мере на одну ступень…» Эта задача могла быть решена двумя путями Во-первых, увеличением толщины броневых листов и, во-вторых, «применением брони повышенной сопротивляемости». Нетрудно догадаться, что второй путь считался более перспективным, так как применение особым образом упрочненных броневых листов, или даже двухслойной брони, могло при сохранении прежней толщины (и массы танка в целом) поднять ее стойкость в 1,2-1,5 раза. Именно этот путь (применение особо упрочненной брони) и был выбран в тот момент для создания новых типов танков.

Танки СССР на заре танкового производства наиболее массово применялась броня, свойства которой по всем направлениям были идентичны. Такая броня называлась гомогенной (однородной), и с самого начала броневых дел мастера стремились к созданию именно такой брони, ведь однородность обеспечивала стабильность характеристик и упрощала обработку. Однако в конце XIX века было замечено, что при насыщении поверхности броневой плиты (на глубину от нескольких десятых долей до нескольких миллиметров) углеродом и кремнием ее поверхностная прочность резко повышалась, тогда как остальная часть плиты оставалась вязкой. Так в обиход вошла гетерогенная (неоднородная) броня.

Военные танки применение гетерогенной брони было очень важно, так как увеличение твердости всей толщи броневого листа приводило к уменьшению его упругости и (как следствие) к увеличению хрупкости. Таким образом, наиболее прочная броня при прочих равных условиях оказывалась очень хрупкой и часто кололась даже от разрывов осколочно-фугасных снарядов. Поэтому на заре броневого производства при изготовлении гомогенных листов задача металлурга заключалась в том, чтобы достичь максимально возможной твердости брони, но при этом не потерять ее упругости. Поверхностно упрочненная насыщением углеродом и кремнием броня была названа цементированной (цементованной) и считалась в то время панацеей от многих бед. Но цементация – процесс сложный, вредный (например, обработка раскаленной плиты струей светильного газа) и сравнительно дорогой, и потому его освоение в серии требовало больших затрат и повышения культуры производства.

Танк военных лет даже в эксплуатации эти корпуса были менее удачными, чем гомогенные, так как без видимых на то причин в них образовывались трещины (преимущественно в нагруженных швах), да и ставить заплатки на пробоины в цементованных плитах в ходе ремонта было весьма затруднительно. Но все же ожидалось, что танк, защищенный 15-20-мм цементованной броней, будет эквивалентен по уровню защиты такому же, но укрытому 22-30-мм листами, без значительного увеличения массы.
Также к середине 1930-х в танкостроении научились упрочнять поверхность сравнительно тонких бронеплит неравномерной закалкой, известной с конца XIX века в судостроении как «метод Круппа». Поверхностная закалка приводила к значительному увеличению твердости лицевой стороны листа, оставляя основную толщу брони вязкой.

Как стреляют танки видео до половины толщины плиты, что было, конечно, хуже, чем цементация, так как при том, что твердость поверхностного слоя была выше, чем при цементации, упругость листов корпуса значительно снижалась. Так что «метод Круппа» в танкостроении позволял поднять прочность брони даже несколько больше, чем цементация. Но та технология закалки, что применялась для морской брони больших толщин, уже не годилась для сравнительно тонкой брони танков. До войны этот способ почти не применялся в нашем серийном танкостроении из-за трудностей технологического характера и сравнительно высокой стоимости.

Боевое применение танков наиболее отработанной для танков была 45-мм танковая пушка обр 1932/34 гг. (20К), и до событии в Испании считалось, что ее мощности вполне хватает для выполнения большинства танковых задач. Но бои в Испании показали, что 45-мм орудие может удовлетворять только задаче борьбы с вражескими танками, так как даже обстрел живой силы в условиях гор и леса оказывался малоэффективным, а уж вывести из строя окопанную вражескую огневую точку можно было только в случае прямого попадания. Стрельба же по укрытиям и ДЗОТам была неэффективна вследствие малого фугасного действия снаряда массой всего около двух кг.

Виды танков фото чтобы даже одно попадание снаряда надежно выводило из строя противотанковую пушку или пулемет; и в-третьих, чтобы увеличилось пробивное действие танковой пушки по броне вероятного противника, так как на примере французских танков (уже имевших толщину брони порядка 40-42 мм) стало ясно, что броневая защита иностранных боевых машин имеет тенденцию к значительному усилению. Для этого существовал верный путь – увеличение калибра танковых пушек и одновременное увеличение длины их ствола, так как длинная пушка большего калибра ведет огонь более тяжелыми снарядами с большей начальной скоростью на большее расстояние без исправления наводки.

Лучшие танки мира имели пушку большого калибра, также имеет большие размеры казенной части, значительно больший вес и увеличенную реакцию отдачи. А это требовало увеличения массы всего танка в целом. Кроме того, размещение в замкнутом объеме танка больших по габаритам выстрелов приводило к снижению возимого боекомплекта.
Положение усугублялось тем, что в начале 1938 г. вдруг оказалось, что дать заказ на проектирование нового, более мощного танкового орудия просто некому. П. Сячинтов и вся его конструкторская группа были репрессированы, так же как и ядро КБ «Большевика» под руководством Г. Магдесиева. На воле осталась лишь группа С. Маханова, который с начала 1935 г. пытался довести свое новое 76,2-мм полуавтоматическое единое орудие Л-10, да коллектив завода № 8 неспешно доводил «сорокапятку».

Фото танков с названиями количество разработок велико, но в серийное производство в период 1933-1937 гг. не принят ни один…». В самом деле, ни один из пяти танковых дизелей воздушного охлаждения, работа над которыми велась в 1933-1937 гг. в двигательном отделе завода № 185, доведен до серии не был. Более того, несмотря на решения на самых верхних уровнях о переходе в танкостроении исключительно на дизельные двигатели, процесс этот сдерживался рядом факторов. Конечно, дизель имел значительную экономичность. Он расходовал меньшее количество топлива на единицу мощности в час. Дизельное топливо менее подвержено возгоранию, так как температура вспышки его паров была весьма высока.

Новые танки видео даже наиболее доведенный из них танковый двигатель МТ-5 требовал для серийного выпуска реорганизации двигательного производства, что выражалось в постройке новых цехов, поставках передового иностранного оборудования (своих станков нужной точности еще не было), финансовых инвестициях и укреплении кадров. Планировалось, что в 1939-м этот дизель мощностью 180 л.с. пойдет на серийные танки и артиллерийские тягачи, но из-за следственных работ по выяснению причин аварий танковых двигателей, которые длились с апреля по ноябрь 1938 г., эти планы выполнены не были. Также была начата и разработка немного увеличенного по высоте шестицилиндрового бензинового мотора № 745 мощностью 130-150 л.с.

Марки танков удельными показателями, вполне устраивавшими танкостроителей. Испытания танков проводились по новой методике, специально разработанной по настоянию нового начальника АБТУ Д. Павлова применительно к боевой службе в военное время. Основой испытаний был пробег протяженностью 3-4 дня (не менее 10-12 часов ежедневного безостановочного движения) с однодневным перерывом для техосмотра и производства восстановительных работ. Причем ремонт разрешалось производить только силами полевых мастерских без привлечения заводских специалистов. Далее следовала «площадка» с препятствиями, «купание» в воде с дополнительной нагрузкой, имитировавшей пехотный десант, после чего танк отправлялся на обследование.

Супер танки онлайн после работы по улучшению, казалось, снимали с танков все претензии. И общий ход испытаний подтвердил принципиальную правильность основных изменений конструкции – увеличение водоизмещения на 450-600 кг, применение двигателя ГАЗ-М1, а также трансмиссии и подвески «Комсомольца». Но в ходе испытаний в танках вновь проявились многочисленные мелкие дефекты. Главный конструктор Н. Астров был отстранен от работ и в течение нескольких месяцев находился под стражей и следствием. Кроме того, танк получил новую башню улучшенной защиты. Измененная компоновка позволила разместить на танке больший боекомплект к пулемету и два маленьких огнетушителя (прежде огнетушителей на малых танках РККА не было).

Танки США в рамках работ по модернизации, на одном серийном образце танка в 1938-1939 гг. прошла испытания торсионная подвеска, разработанная конструктором КБ завода № 185 В. Куликовым. Она отличалась конструкцией составного короткого соосного торсиона (длинные моноторсионы нельзя было использовать соосно). Однако такой короткий торсион на испытаниях показал недостаточно хорошие результаты, и потому торсионная подвеска в ходе дальнейших работ не сразу проложила себе дорогу. Преодолеваемые препятствия: подъемы не менее 40 градусов, вертикальная стенка 0,7м, перекрываемый ров 2-2,5 м».

Ютуб про танки работы по изготовлению опытных образцов двигателей Д-180 и Д-200 для разведывательных танков не ведутся, ставя под угрозу выпуск опытных образцов». Оправдывая свой выбор, Н. Астров говорил, что колесно-гусеничный неплавающий разведчик (заводское обозначение 101 или 10-1), равно как и вариант танка-амфибии (заводское обозначение 102 или 10-2), являются компромиссным решением, так как удовлетворить требованиям АБТУ в полной мере не представляется возможным. Вариант 101 представлял собой танк массой 7,5 т с корпусом по типу корпуса, но с вертикальными бортовыми листами цементованной брони толщиной 10-13 мм, так как: «Наклонные борта, вызывая серьезное утяжеление подвески и корпуса, требуют значительного (до 300мм) уширения корпуса, не говоря уже об усложнении танка.

Видео обзоры танков в которых силовой агрегат танка планировалось выполнить на базе 250-сильного авиамотора МГ-31Ф, который осваивался промышленностью для сельскохозяйственных самолетов и автожиров. Бензин 1-го сорта размещался в танке под полом боевого отделения и в дополнительных бортовых бензобаках. Вооружение полностью отвечало заданию и состояло из спаренных пулеметов ДК калибра 12,7-мм и ДТ (во втором варианте проекта значится даже ШКАС) калибра 7,62-мм. Боевая масса танка с торсионной подвеской составляла 5,2 т, с рессорной – 5,26 т. Испытания прошли с 9 июля по 21 августа по методике, утвержденной в 1938 г., причем особое внимание уделялось танкам.

oruzhie.info

Внутри танка Черчилль или танк в разрезе | FOTOVARKA

» 12-цилиндровый 4-тактный карбюраторный двигатель имел мощность 350л.с. «

Танк «Черчилль»

Танк «Черчилль» был самым успешным британским танком во время Второй мировой войны, мощной огневой и оборонительной точкой. Внутри танка Черчилль  или танк в разрезе.

Внутри танка Черчилль или танк в разрезе.

Танк «Черчилль» был спроектирован по результатам исследования Дюнкерка, пытавшегося преодолеть отставание в бронетехнике, поскольку немецкие танки
легко справлялись с устаревшими «Матильда II».

В результате на свет появился тяжелый боевой танк Mark 1 с 57-миллиметровым
орудием и 76 -миллиметровой гаубицей, самой передовой и надежной подвесной системой из когда-либо сконструированных. Он представлял собой невероятную
машину, крушащую все вокруг, и был спроектирован с одной лишь целью: подмять
под себя европейский театр военных действий. Танк был принят на вооружение в
июне 1941 г. и с тех пор проявил себя как надежная и многофункциональная орудийная платформа, способная быстро и продуктивно вести огонь по целям.

В основе этого лежали такие характеристики, -как высокая скорость (26 км/ч) и отличная маневренность, обусловленная свойствами подвески. Гусеничная лента перемещалась по ряду десятидюймовых колес, каждое из которых входило в состав 11 опорных катков на каждой стороне машины. Подвеска распределяла основной вес танка «Черчилль» на 9 из 11 опорных катков, передний каток использовался в горной
местности, когда танк упирался носом в препятствие, а задний — для натяжения
опорных катков. Благодаря большому количеству колес и бортовых охватывающих
опорных катков «Черчилль » сохранял подвижность даже тогда, когда друг ие
системы были повреждены в бою.

Из-за веса броневого покрытия танка для развития скорости требовался мощный привод. Мощность достигалась благодаря «Бедфорд» , горизонтально-оппозитному
12-цилиндровому карбюраторному двигателю, который мог произвести максимум
350 л.с. при 2200 об/мин, а тяга составляла 1302 мН. Управление двигателем осуществлялось посредством КПП Merritt-Brown и тормозной системы с обратной связью.

Это позволяло управлять танком с помощью переключения скоростей обоих опорных
катков, а при самой низкой передаче поворачивать его на месте. Способность
быстро повернуться оказалась очень ценной и облегчила ведение боя против движущейся цели. Первоначально «Черчилль» был вооружен слабой 40-миллиметровой пушкой и 76-миллиметровой гаубицей, но впоследствии они были заменены на 57-и 95-миллиметровые соответственно.

Благодаря этим орудиям «Черчилль» имел приличную убойную силу при столкновении со средне-бронированными машинами, однако в бою с немецкими танками огневой мощи все еще не хватало. Пушку «Черчилля» постоянно модифицировали, пока не довели до 75 миллиметров на Mk III.

Со средними показателями и отличной маневренностью «Черчилль» был одним из
лучших танков Второй мировой войны и широко применялся в Европе и Северной
Африке.

Максимум функции

Танк «Черчилль» был идеальной основой для многих специализированных
транспортных средств Благодаря высокой маневренности и передовой системе
подвески «Черчилль» стал базой для многочисленных с пециализированных модификаций.

Среди лучших образцов стоит отметить «Черчилль Крокодил» — вариант танка, оснащенный огнеметом, «Черчилль ARK» — бронированный мостоукладчик, а также «Черчилль AVRE» — многофункциональное инженерное тронспортное средство, оснащенное минометами, фашинами, укладчиками мин и 290-миллиметровой
мортирой.

«Черчилль» оказался настолько многофункциональным, что впоследствии на войне
инженеры даже сняли с него башню и переделали в бронетранспортер. Эта версия танка называлась «Черчилль Кенгуру».

Статистика.»Черчилль Mk.IV»

  • Экипаж:5
  • Вес: 38,5 т
  • Длина : 7,44 м
  • Ширина : 3,25 м
  • Высота : 2,49 м
  • Двигатель: «Бедфорд», 12-цилиндровый карбюраторный (350 л.с. при 2200 об./ мин)
  • Удельная мощность: 9,1 Л .С./Т
  • Запас хода : 90 — 250 км
  • Максимальная скорость: 24 км/ч

Внутри танка Черчилль  или танк в разрезе

Внутри танка Черчилль или танк в разрезе.

Расшифровка обозначений:

  1. Вооружение

Для Mk Vll были припасены 75-миллиметровые орудия в комбинированной турельной
установке. Орудие позволяло танку вести огонь по бронированным машинам и зданиям, однако слабо помогало против танков противника. Другие модели были вооружены пулеметами и огнеметами.

2. Броня

Mk.Vll прозвали «Тяжелый Черчилль» из-за его исключительного веса и защитной брони. Толщина передней части его корпуса составляло 14 см, боковых частей 5,7 см, а задней 5,1 см. Спереди орудийная башня имела толщину 15см.

3. Двигатель

В танке Mk.Vll был установлен «Бедфорд» — горизонтальнооппозитный 12-цилиндровый карбюраторный двигатель мощностью 350 л.с. Средняя скорость танка Mk.Vll составляла 19 км/ч, т.е. он двигался медленнее, чем Mk.I из-за возросшей толщины брони.

4. Гусеничная лента

«Черчилль» был оснащен передовой системой подвески. В которую входили 11 сдвоенных опорных катков на каждом борту с диаметром каждого колеса в 25 см. Вес машины единовременно брали на себя 9 пар, передняя пара использовалась при преодолении препятствий, а задняя — как механизм натяжения опорных катков.

5. Экипаж

Танком «Черчилль» управлял экипаж из 5 человек: командир, наводчик, радист, водитель и его помощник. Они занимали четыре отдельные секции внутри танка. В передней части находилось водительское место, в центральной — боевое отделение, а в задней части располагались двигатель и КПП.

Читайте так же: В Разрезе: Танк Т-34

www.fotovarka.ru

Инженерный танк Churchill AVRE (Канада-Великобритания) » Военное обозрение

Во время Второй мировой войны на вооружении британской армии состояло большое количество разнообразной бронетехники, разработанной на базе тяжелого пехотного танка Mk.IV Churchill. Среди прочих образцов строились различные машины для инженерных войск. Одним из самых интересных вариантов подобного применения танков стал проект Churchill AVRE. Этот инженерный танк мог выполнять основные задачи по обеспечению работы войск, а также атаковать те или иные цели.

Главной предпосылкой к созданию очередного проекта модернизации тяжелого танка в интересах инженерных войск стала битва за Дьепп. К ходе этого сражения саперы наступающих войск столкнулись с серьезными проблемами разного рода. Среди прочего, возникла проблема с доставкой подрывных зарядов к различным заграждениям и прочим объектам. Под плотным огнем противника бойцы не могли установить взрывчатку, из-за чего заграждения оставались на своих местах и не давали войскам продвигаться вперед. В том числе и по этой причине морской десант потерпел поражение.

После отступления Великобритания и Канада начали изучать опыт сражения и делать необходимые выводы. Так, канадские военные приняли решение заняться разработкой нового образца бронетехники, который мог бы защитить бойцов от огня противника, а также решить различные задачи, стоящие перед инженерными войсками. Было предложено взять за основу один из существующих танков с высоким уровнем защиты и оснастить его рядом специального оборудования, а также новым вооружением. В качестве основы для такой инженерной машины выбрали пехотный танк Churchill модификации Mk.III.
Общий вид музейного инженерного танка Churchill AVRE. Фото Tankmuseum.org

Пройдя модернизацию, танк «Черчилль» должен был превращаться в «Бронированную машину королевских саперов» – Armoured Vehicle Royal Engineers или AVRE. Полное название инженерного танка выглядело как Churchill AVRE.

Главными требованиями к машине, используемой в качестве базы для инженерного танка, были высокий уровень защиты и возможность адаптации к решению различных специальных задач. Тяжелый пехотный танк Churchill отвечал этим требованиям. Он отличался сравнительно толстым бронированием, в базовых версиях нес достаточно мощное оружие, а также имел приемлемые характеристики подвижности. Таким образом, его можно было оснастить новым специальным оборудованием.

Защита лобовой части корпуса танка «Черчилль» возлагалась на несколько броневых листов толщиной до 102 мм. Вертикальные борта имели толщину 76 мм, а в корме помещался 64-мм бронелист. В модификации Mk.III была внедрена сварная башня, состоявшая из нескольких деталей толщиной до 76 мм. Сверху корпус и башня защищались крышами толщиной до 20 мм. При таком бронировании танки могли выдерживать обстрел различных артиллерийских систем без риска поражения. С учетом необходимости работы военных инженеров в непосредственной близости от позиций противника броня толщиной до 102 мм была важнейшим элементом машины.

Серийные танки оснащались карбюраторными двигателями мощностью до 350 л.с. При массе машины до 40 т такая силовая установка обеспечивала приемлемые значения удельной мощности. Имелась возможность перемещения по шоссе со скоростью до 25 км/ч и с меньшими скоростями по пересеченной местности. При этом танк мог оснащаться дополнительными средствами в виде тралов, матов, фашин и т.д. Эти возможности самым активным образом планировалось использовать при эксплуатации танков Churchill AVRE.


Орудие Petard. Фото Armourinfocus.co.uk

Характерной чертой танков Churchill была ходовая часть необычной конструкции. Гусеница была увеличена таким образом, что охватывала бортовые ниши корпуса, увеличивая размеры внутреннего объема. На каждом борту корпуса имелось по 11 сдвоенных опорных катков с индивидуальной пружинной подвеской. В передней части корпуса располагались направляющие колеса, в корме – ведущие. Поддерживающие ролики отсутствовали, поскольку вместо них применялись специальные направляющие на верхней части бортовых ниш.

В модификации Mk.III танк Churchill лишился орудия в лобовом листе корпуса, вместо которого предлагалось устанавливать пулемет винтовочного калибра. Одновременно с этим в башне устанавливалась 57-мм пушка QF 6 pounder Mk III и спаренный с ней пулемет. Подобное оружие позволяло решать исходные «танковые» орудия, однако оно не было пригодно для использования машины в качестве инженерного танка. Было решено отказаться от штатного вооружения танка и заменить его новой системой.

Одним из главных требований к инженерному танку Churchill AVRE была доставка подрывных зарядов к объектам противника. Авторы проекта из канадской армии решили обойтись без традиционной транспортировки зарядов по земле и использовать новое оригинальное решение. Теперь разрушать заграждения предлагалось наиболее очевидным путем – обстреливая их. Для этого базовый танк должен был лишаться штатного орудия и получать вместо него специальную систему в виде мортиры с требуемыми параметрами.


«Хлопушка», вид сверху. Видны механизмы качания ствола. Фото Armourinfocus.co.uk

Специально для инженерного танка было разработано крупнокалиберное короткоствольное орудие с условным обозначением Petard («Хлопушка»). Его предлагалось монтировать на штатных креплениях орудия и использовать для доставки подрывных зарядов путем обстрела. За счет крупного калибра и сравнительно больших размеров боеприпасов планировалось увеличить вес боезаряда.

Основным элементом мортиры «Хлопушка» был короткий ствол калибра 290 мм (6,5 дюйма). Длина ствола незначительно превышала продольный габарит используемого боеприпаса. Ствол не имел нарезов, на его внутренней поверхности имелось несколько прямых направляющих. Ствол шарнирно закреплялся на опоре, что позволяло ему качаться для выполнения заряжания. Ввиду сравнительно большого веса ствола и боеприпаса система креплений оснащалась пружиной, которая облегчала выполнение основных операций. Опора ствола имела плиту, выполнявшую функции затвора. Вся конструкция в сборе закреплялась на трубчатой опоре, уходившей внутрь башни через лобовую амбразуру. Там опора закреплялась на штатных системах установки орудия, которые сохраняли свою функциональность. Внутри опоры имелись системы воспламенения метательного заряда.

Благодаря максимальному использованию конструкций базового танка мортиру можно было наводить в любом направлении в горизонтальной плоскости путем поворота всей башни. Вертикальная наводка осуществлялась в пределах от -8° до +15°. Управление вооружением осуществлялось с рабочих мест экипажа внутри башни.

Для мортиры Petard был разработан специальный боеприпас оригинальной конструкции. Он имел цилиндрический корпус с основным подрывным зарядом, к которому крепился цилиндрический стержень. На втором конце стержня располагался метательный заряд в цилиндрическом кожухе. Общий вес такого изделия составлял 40 фунтов (18,15 кг), предусматривался подрывной заряд массой 28 фунтов (12,7 кг). За характерный внешний вид боеприпас для мортиры получил неофициальное название Flying Dustbin – «Летающая урна для мусора».


Обслуживание орудия. Справа от солдата — боеприпас для мортиры (стоит хвостовиком вверх). Фото Wikimedia Commons

В габариты боеприпаса не удалось вписать крупный и тяжелый метательный заряд, из-за чего дальность стрельбы не превышала нескольких десятков метров. При оптимальном угле возвышения ствола мортира Petard могла забросить «Летающую урну» лишь на 73 м. Тем не менее, это было достаточно для решения основных задач инженерного танка. В условиях поля боя экипаж мог рассчитывать на защиту толстой и мощной брони.

Использование «Хлопушки» выглядело следующим образом. Приближаясь к цели, экипаж инженерного танка должен был готовить орудие к выстрелу. Для этого по команде наводчика происходила расцепка ствола и его опоры, после чего он поворачивался на оси, задирая дуло вверх. После этого помощник водителя мог открыть свой люк в крыше и вставить в ствол боеприпас. В ходе перезарядки помощник водителя почти не рисковал: за пределами бронекорпуса на небольшое время оказывались только его руки. После заряжания подавалась новая команда механизмам, и те поворачивали ствол в боевое положение, фиксируя его замками. Следует отметить, в некоторых источниках орудие Petard именуется дульнозарядным, однако досылание боеприпаса производилось при повернутом стволе через его казенный срез.

После завершения подготовки к выстрелу наводчик мог выставить нужные углы горизонтальной и вертикальной наводки, а затем произвести выстрел. Изделие Flying Dustbin улетало к цели полностью, не оставляя гильзы. После выстрела экипаж мог перезарядить мортиру и атаковать новое заграждение противника.


Солдаты с «Летающей урной». Фото Forum.valka.cz

Благодаря сравнительно большим размерам боевого отделения базового танка авторам проекта Churchill AVRE удалось разместить внутри корпуса укладки на 31 выстрел для мортиры. Все операции с боеприпасами можно было осуществлять под прикрытием бронекорпуса, без каких-либо серьезных рисков.

Дополнительным оружием инженерного танка был единственный пулемет BESA или Bren винтовочного калибра. Ввиду демонтажа стандартного орудия это оружие располагалось только на установке в лобовом листе корпуса. Управлять этим пулеметом должен был помощник водителя.

По причине отсутствия значительных изменений конструкции корпуса или иных агрегатов инженерный танк должен был сохранить габариты и вес на уровне базовой бронемашины. Общая длина составляла 7,67 м, ширина – 3,25 м, высота – 2,8 м. Боевая масса не превышала 37,65 т. Таким образом, Churchill AVRE был даже немного легче стандартного танка. При этом характеристики подвижности и другие параметры двух образцов находились на одном и том же уровне. Управлять танком должен был экипаж из шести человек. Среди прочих, в составе экипажа присутствовал специалист-минер, отвечавший за применение мортиры, а также командовавший саперами при использовании других подрывных зарядов.

Основной задачей инженерного танка Churchill AVRE было разрушение заграждений и укреплений противника на поле боя. При этом машина могла использовать различное дополнительное оборудование. Имелась возможность установки тралов типа CIRD, транспортировки фашин, легких мостов и т.д. Таким образом, установив легкий мост или закрыв ров иными средствами, танк мог продолжать движение, ведя обстрел мешающих наступлению объектов.


Боевая машина на фронте. Фото Forum.valka.cz

В течение 1943 года канадские специалисты завершили разработку нового проекта, после чего собрали опытный образец новой техники и испытали его. Инженерный танк Churchill AVRE был рекомендован к принятию на вооружение и к развертыванию серийного производства. Было решено отказаться от строительства подобной техники с нуля. В качестве основы для машин инженерных войск следовало использовать серийные танки соответствующих модификаций, проходящие ремонт. Изначально бронемашины для саперов строились на основе пехотных танков «Черчилль» модификации Mk.III. Последние серии такой техники имели в своей основе машины версии Mk.IV.

К моменту высадки союзников в Нормандии в составе канадской армии имелось 180 инженерных танков Churchill AVRE. В ходе высадки морского десанта 6 июня 1944 года эта техника прекрасно показала себя, выполняя различные задачи. При помощи тех или иных средств модернизированные танки помогали двигаться другой технике, а также обстреливали укрепления и заграждения противника с небольших дистанций, пользуясь имеющейся мощной броней. По результатам первого применения было принято решение о продолжении сборки инженерных танков. До конца войны в Европе в общей сложности было собрано 754 машины нового типа.

Любопытной особенностью эксплуатации серийных машин оказался подход к комплектованию экипажа. Так, пять членов экипажа являлись военнослужащими Корпуса королевских инженеров, а шестой, механик-водитель, числился за Королевским бронетанковым корпусом.


Churchill AVRE с дополнительным инженерным оборудованием. Фото Forum.valka.cz

До самого конца боев в Европе семи с половиной сотням инженерных танков канадской разработки не приходилось простаивать без дела. Противник всеми силами старался затруднить продвижение союзников теми или иными средствами, с которыми приходилось бороться экипажам машин Churchill AVRE. Часть танков была потеряна в ходе боев, однако большая часть такой техники успешно справилась с поставленными задачами и уничтожила значительное количество объектов противника.

После завершения Второй мировой войны британское и канадское командование решило не отказываться от имеющихся инженерных танков. Бронемашины «Черчилль» модификации AVRE оставались на вооружении до середины пятидесятых годов. Впоследствии их начали списывать и утилизировать по причине безнадежного устаревания базового шасси, а также из-за выработки ресурса. Списание имеющейся техники пытались компенсировать путем производства новых аналогичных машин на базе танков Churchill поздних модификаций. Такие работы позволили в некоторой мере продлить сроки эксплуатации имевшихся в строю инженерных танков.

Ввиду морального и физического устаревания, а также из-за появления более новых образцов с повышенными характеристиками со временем все Churchill AVRE были списаны. Большая часть этой техники отправилась на разделку, хотя нескольким машинам удалось дожить до наших дней. В настоящее время в нескольких музеях бронетанковой техники имеется ряд образцов подобных инженерных танков. К примеру, танк из музея в британском Бовингтоне, восстановленный в конце восьмидесятых годов, до сих пор на ходу и регулярно участвует в различных мероприятиях.

По материалам:
http://tankmuseum.org/
http://armourinfocus.co.uk/
http://forum.valka.cz/
Perrett, B.: Churchill Infantry Tank 1941-51, Osprey, 1993

topwar.ru

История создания танка Черчилль

Идея сэра Артура несла в себе изрядную долю истины. Британская бронетанковая мысль порой закладывала столь лихие виражи, что авиаторы только диву давались. После первого шумного успеха на Сомме в 1916 году английские генералы поняли, что танки вещь для армии весьма полезная.

Если не подсчитывать стоимость производства и эксплуатации в войсках. Кто-то из штабных генералов, будучи фанатичным приверженцем теорий Дарвина, вынес оригинальное решение финансовой стороны проблемы, предложив разделить танки по половому признаку. Остальные, потрясенные этой мыслью, быстро разделили популяцию наличных танков на «самцов» и «самок», оснастив слабый пол пулеметным вооружением, а самцам придав для солидности пушку.

Экипажи «самцов» быстро пришли к единому мнению в качестве какого органа должна использоваться пушка, обсуждалась только техническая сторона вопроса..

Теория эволюции к тому же сулила радужные перспективы улучшения породы путем естественного отбора и возникновения новых, боеспособных видов. Суровая военная действительность быстро внесла свои коррективы в происходящее. Танки, несмотря на все ухищрения продолжали собирать на заводах, а естественным путем почему-то размножались только экипажи. Создателя эволюционно-бронетанковой теории от разочарования хватил апоплексический удар, а танки так и довоевали разнополым составом. При этом экипажи появившихся под конец » Уиппетов» дружно кидались в драку, стоило кому-нибудь высказать мысль, что подобные ублюдки могли появиться только в результате шашней «самцов» с французскими и германскими танками, ибо собственные «самки» оказались поголовно фригидны, на поле боя ничего путного сделать так и не смогли, а потому самцов не возбуждали.

После войны мнения, какие именно танки нужны Британии, кардинально разделились. Генералы от инфантерии естественно желали танков для пехоты, мечтая наложить лапу на управление процессом, а многочисленные драгунские и гусарские начальники мечтали о танках, способных в духе времени заменять им лошадей. Пехотинцы тут же выдвинули требование: ограничить скорость танков до минимума, дабы у экипажей не возникало крамольных мыслей: удрать от пехоты и присоединиться к кавалеристам. Лишенные, таким образом, возможности при встрече с орудиями противника, унести ноги в ближайший овраг танкисты сразу поставили условие: усилить бронирование. В результате остались довольны все, кроме кавалеристов. Танкисты, добившись желаемого, могли спокойно дремать в своих машинах по дороге от собственных до вражеских траншей, так как пехота теперь бегала в два раза быстрее, чем двигались забронированные по уши танки. На вражеские пушки танкистам стало до глубочайшей степени плевать, так как новую броню не брало ничего калибром меньше корабельного орудия. Поскольку танки начали передвигаться в два раза медленнее пехоты, солдаты теперь ходили в атаку прогулочным шагом, покуривая трубки и весело обсуждая между собой свои приключения в прошлый уик-энд: Инфантеричные генералы раздувались от чувства собственного достоинства и значимости, и показывали языки в спину проходящим мимо генералам от кавалерии. Последние, однако, не унимались и продолжали бомбардировать министерства требованиями уравнять их с пехотой в правах на получение собственных танков. Министерству было плевать, у него были свои проблемы и в результате генералы переключились на руководство танкостроительными фирмами. В конце концов, половина танкостроителей осталось верна пехоте, а вторая половина продалась кавалеристам душой и телом. Теперь конструкторы работали сообразно устремлениям заказчиков — одни в сторону замедления и утяжеления, а другие соответственно в направлении ускорения и облегчения, причем прокавалерийски настроенная часть старалась проектировать люки пошире, чтобы их любимцы могли рубить врага саблями, как испокон веков заведено в кавалерии. К чести драгун подобными возможностями они в будущем все же не пользовались. Мировое первенство на верность традициям выиграли японцы, бравшие в полет вместо парашюта катану, на случай, если кончится боезапас. В стороне от развернувшейся борьбы осталась только фирма Виккерс, которая быстро скумекала, что нормального Государственного заказа в сложившихся условиях не дождешься, и тихой сапой принялась проектировать и строить вполне приличные танки и продавать их за рубеж. В моменты кратковременных перемирий и пехотинцы, и кавалеристы однообразно ругали артиллеристов, которые в силу природной лени и проистекающего из нее консерватизма, утверждали, что орудие калибром более 2-х фунтов на танке, это баллистический нонсенс. Причём разрабатывать новые артсистемы упорно не желали.

Тем временем в процесс включилась третья сила. Великобритания была традиционно морской державой, и флот, по определению, занимал во внутренней политике ведущую роль. До поры до времени надменный Гранд Флит не замечал мышиной возни у себя под ногами. Но когда отголоски министерских баталий дошли до адмиралтейства, флотоводцы немедленно встали на дыбы.

Это что еще за невидаль?- орали адмиралы на 1-го лорда адмиралтейства, сэра Дадли Паунда.

Кавалерийские танки?-C уздeчками и в попонах? Маразм! И, брызгая слюной, хватались за кортики — Не делай этого, Дадли!! Не делай!!

— Но ведь совсем без кавалерии нельзя — робко отнекивался сэр Дадли -Традиция!

Можно!- хором отвечали адмиралы. — Мы всю жизнь без кавалерии прожили и ничего. Лошади передним концом кусаются, задним лягаются, жрут одно сено- позор, да и только. Флот без этого прекрасно обходился со времен Нельсона. А до Нельсона тем более. К черту!

Раздосадованный Дадли Паунд отправился к королю. Монарх, сам будучи морским офицером, размышлял недолго.

Хрен с ними! — доверительно шепнул он на ухо Паунду. Хотят танков — пусть зажрутся ими хоть насмерть, но кавалеристов нужно поставить на место. Пусть строят:- крейсерские танки. И ни в коем случае не дредноутные. Иначе на нормальные линкоры никакой брони не хватит. А будут возмущаться — прикажу приделать к танкам гребные винты и балластные цистерны. Перископы у них и так уже есть. И в Америку отправлю, своим ходом. С визитом Вежливости.

Кавалеристы абсолютно не желали переквалифицироваться в подводников и, скрепя сердце, согласились на крейсерские танки. В этом даже был свой плюс, потому что на флоте давно поняли, что башня должна быть вращающаяся. А казематная артиллерия это прошлый век. Правда, зловредный Дадли уже по собственной инициативе предписал количество башен увеличить, потому что на уважающем себя военном корабле башен должно быть много. Первый английский «крейсер» получился трехбашенным. Но танкисты радовались и этому, т.к. обещанные балластные цистерны в проект не вошли.

Дружественный визит в Америку, таким образом, откладывался. Тут подали голос представители многочисленных колоний, которые, не желая остаться обделенными, требовали своей доли пирога. Какими должны были быть колониальные танки, никто не знал. Поэтому конструкторы просто пристроили к стандартному «Брен-Кэрриеру» крышу с пулеметной башней, слегка подвинув двигатель и добавив лишний опорный каток. После такого подарочка колониальные власти уже не рисковали обращаться в метрополию с просьбами, о какой бы то ни было наземной бронированной технике.

Каждый получил свое, и бури затихли, до тех пор, пока не вернулась из России группа офицеров, приглашенных наблюдателями на какие-то грандиозные маневры. Наблюдатели взахлеб рассказывали, что русские умудрились пристроить к танку крылья, и теперь техника может просто перелетать с места на место, как ей заблагорассудится словно стая ворон. Идея была воспринята некоторой опаской, но до поры до времени крепко засела в мозгах танкостроителей. В целом же никаких перемен в обозримом будущем не предвиделось.

Война частично вывела Британскую армию из состояния летаргии. Но прежде чем она окончательно проснулась, немцы успели изрядно испортить англичанам объем циркулирующей крови.

В Дюнкерке осталась вся тяжелая техника. В Африке тоже нужно было чем-то воевать, потому что даже кошмарные уроды, которых итальянцы плодили во множестве, оказались лучше, чем британские образцы. Танкисты дуче, имевшие на вооружении пушку, упорно не желали признавать за равноценных противников английские МКVI, вооруженные одними пулеметами. Пришлось слать в Африку «Матильды», оказавшиеся на тот момент единственным стоящим танком. Фирма «Лейланд» оказалась впереди всех, и теперь проектные бюро, работавшие на пехоту, изо всех сил тужились изобрести что-либо конкурентоспособное. С крейсерскими же танками дело никак не ладилось. Конструкторы фирмы «Наффелд», воодушевленные идеей крылатого танка, выкатили из запасников танк Кристи, тайком купленный у американцев после пресловутых Больших Русских маневров. В моторное отделение удалось вполне удачно воткнуть авиационный «Мерлин» из соображений того, что на летающем танке двигатель должен быть как минимум от истребителя. Дело осталось только за крыльями, и военные чины воспряли духом, предвкушая пакостный сюрприз в виде воздушного танкового рейда через Ла-Манш. Впрочем, ненадолго. И неудивительно — во время войны весь персонал британских штабов поровну делился на две категории сотрудников: одна половина работала на Абвер, а вторая соответственно на «Интеллиджент Сервис». Примерно такая же картина была и в Германии, только заинтересованных сторон там было больше. А роль МИ-5 выполняло гестапо. Поэтому, обмен секретами между противниками происходил с неимоверной быстротой. Само собой, потрясенный Канарис тут же кинулся к фюреру. Видение британских танков, словно чайки порхающих над Ла-Маншем, произвело на Гитлера столь тягостное впечатление, что он немедленно впал в истерику. Брызгая слюной, фюрер приказал немедленно изобрести противотанковую зенитку и пустить ее в производство, а Деницу удвоить усилия по уничтожению английского торгового флота, чтобы, упаси Боже, британцы не завезли из Америки дефицитный алюминий, необходимый для производства танковых крыльев. Ни Крупп, ни Шпеер понятия не имели, какой должна быть противотанковая зенитка, но для проформы укомплектовали стандартные 88-миллиметровки бронебойными снарядами. Гросс-адмирал Дениц, слушая фюрера, и вовсе держал в кармане кукиш — его подводники без всяких приказов итак творили в Атлантике полный беспредел, и можно было спокойно предаваться радостям жизни во французском Лорриане. Вернувшись из ставки, Дениц походя, обронил адъютанту: «Топите всех», — торопясь в свой любимый бордель. Подводники тут же переместили боевые действия к берегам Америки, предпочитая тропические широты, где можно было без помех загорать на палубе. Однако кто-то от усердия пустил ко дну с десяток американских кораблей, чего делать в принципе не следовало. Американцы обиделись и тут же принялись спускать на воду такое количество транспортов, что немцы физически были просто не в состоянии перетопить.

Зенитчики, осчастливленные бронебойными снарядами, тем временем пребывали в недоумении, и гадали с чем им придется воевать. Глубинный смысл происходящего до строевых частей довести попросту забыли. Исключительно в порядке эксперимента расчеты одной из батарей принялись азартно лупить по танкам генерала де Голля, вознамерившимся остановить германское наступление. Результаты получились настолько впечатляющими, что вместо заслуженного отдыха в Фатерлянде Роммель сразу записал энтузиастов в формирующийся Африканский корпус в качестве противотанкого дивизиона. Батарейцы устроили наводчикам темную, но было уже поздно.

Тем временем в Англии прознавший о планах танкостроителей сэр Артур Харрис был серьезно обеспокоен покушением на свои прерогативы. Как никак, задачи завоевания господства в воздухе входили в обязанности авиации. Тем более, что алюминия и так не хватало. Сэр Артур отправился за поддержкой в Адмиралтейство. Оттуда было достаточно лишь один разок напомнить про балластные цистерны и визит в Америку, как конструкторы тут же отказались от идей создания воздушных танковых армад. Алюминий достался авиаторам, и они с радостью извели его на «Спитфайры» и «Галифаксы». Однако танкостроители отвоевали себе право устанавливать на свои изделия авиационные моторы. Конструкторы обещали при этом уравнять танк в скорости по меньшей мере с «Харрикейном». Сэр Артур махнул рукой. Однако на что способны отечественные танкостроители отныне уже не забывал. Попытки экипажей крейсерских танков достичь скорости «Харрикейна» неизменно оканчивались тем, что двигатель загорался. Даже по шоссе крейсерам не удавалось разогнаться до уровня «Бристоль-Бульдога», не говоря уже о «Гладиаторе». По слухам, кому-то из танкистов удалось сравняться в скорости с «Де Хевилэндом» времен I-й мировой при спуске с горы. Да и то двигатель намертво заклинило. Даже при обычной эксплуатации танки то и дело ремонтировались — «Мерлин» все-таки был рассчитан на самолеты, а танк для него был, мягко говоря, тяжеловат. Учитывая проблемы с «крейсерами», взоры заговорщиков обратились к пехотным танкам. Бдительно следивший за танкистами сэр Артур утверждал, что фирма «Воксхолл» готовит что-то многообещающее. Как раз то, что и требовалось.

Ласковое утреннее солнышко освещало зеленый лужок перед эллингом фирмы «Воксхолл». У распахнутых настежь ворот толпились члены приемной комиссии, армейские чины и представители конкурирующих фирм. Все как один таращились внутрь. Там в темноте что-то лязгало, гремело, ворочалось, наружу тянуло выхлопным угаром, но из ворот упорно ничего не появлялось. Собравшиеся нетерпеливо переглядывались. Самые нетерпеливые шушукались в задних рядах, обсуждая детали предстоящей расправы над шутниками, заставляющими их тратить драгоценное время. — «Терпение, джентльмены» — увещевал их главный конструктор, расхаживающий между присутствующими с видом лауреата Нобелевской премии. — Терпение! Вы не на скачках. Это нормальный пехотный танк. Безо всяких извращений в виде авиационных двигателей или крыльев от «Веллингтона». Мы на нем будем с «Вермахтом» воевать. А вовсе не с «Люфтваффе» и тем более не с «Кригсмарине». Терпение, повторяю Вам! Сейчас доедет!»

Апологеты крейсерского танкостроения злобно сопели в ответ. Их по-прежнему тянуло в небо. Кто-то набрал было воздуху побольше, намереваясь дать пехотинцам достойную отповедь. Но тут предсказание главного конструктора сбылось. Из темноты показались чудовищные, в рост человека гусеницы. Зрители оторопело попятились. Минут пять гусеницы продолжали выползать на свет Божий, больше ничего видно не было. Собравшиеся силились понять, где находится все остальное, но безрезультатно. Неожиданно над гусеницами обнаружилась башня, величественно проследовала мимо зрителей, потом опять начались гусеницы. Прошло еще минут пять. Присутствующие с интересом ждали чего-нибудь еще. Логика подсказывала, что это самое «что-нибудь еще», ну, просто обязано вот-вот появиться над уровнем гусениц! Внезапно гусеницы кончились, а над ними кроме одной-единственной башни так ничего и не появилось. Зрители почувствовали себя обманутыми, но в чем именно обманутыми понять не могли и от этого ощущали неудовлетворенность и лёгкое раздражение. Между тем чудовище замерло. «Можно смотреть, джентльмены» — объявил главный конструктор, едва двигатель смолк. Никто, однако, не торопился, приближались с опаской. Наконец приблизились. — «И: как на это забираться?» — скептически вопросил кто-то из толпы — «К камушку подъехать?». «Эх, пехота, чего с вас возьмешь — ясное дело по трапу! — авторитетно заявил кто-то из присутствующих флотских. — «Он у них складной:» — и несколько раз дернул за короб радиатора торчащий из борта — Вот черт: Заклинился наверное. Не раскладывается. Да оно и понятно — опытный образец:

— Нет, нет, джентльмены: прошу сюда. — и главный конструктор с видом экскурсовода распахнул бортовой люк. Наиболее смелые воспользовались приглашением. Остальные все еще присматривались. Кто-то шевеля губами и загибая пальцы пытался подсчитать количество опорных катков, из-за которых танк издали напоминал сороконожку. Цифры выходили запредельные, с учетом внутреннего ряда. Кто-то завернул за гусеницу, но уже через секунду с проклятьем выскочил обратно держась за голову. На лбу незадачливого исследователя четко отпечатался дульный срез 3-х дюймовой гаубицы.

— Предупреждать надо! — заорал он на главного конструктора.- Провокаторы!

— Сюрприз!- расплылся в улыбке Главный- «Джерри этого тоже не ждут: а мы их ка-а-аак!!! Главное между гусеницами заманить: А на этот случай есть свои соображения:»

Из темного нутра танка доносились неразборчивые проклятия. Видимо опрометчиво забравшиеся внутрь экскурсанты неизбежно натыкались на всякие торчащие железяки с острыми углами. Кто-то, окончательно заблудившись в дебрях внутреннего оборудования со страху закричал — Ау!! Но механик-водитель вовремя включил внутреннее освещение. Все сразу успокоились. Экскурсанты облазили закоулки боевого отделения, пощелкали замками орудий, повертели верньеры радиостанции, и полностью удовлетворенные, выбрались наружу через противоположный бортовой люк. Механик-водитель, потрясенный невиданным количеством офицеров и джентльменов в одном танке, облегченно вздохнул и выключил свет. Заговорщики сбились в кучку и, азартно жестикулируя, обсуждали увиденное. У танка остался только джентльмен, продолжающий попытки подсчитать количество катков и постоянно сбивающийся со счета, так как катков было слишком много. До слуха главного конструктора из толпы доносились обрывки разговоров:

— Отлично! Нижнее орудие никуда не наведешь. Нужно, чтобы танк развернулся.

— Здорово! С места механика ничего не видно ни справа, ни слева.

— Прекрасно! Великолепно! Ничего более идиотского, чем 2-хфунтовка в башне от эсминца и придумать невозможно. А скорость-то какова? Двадцать ярдов в час:

— И трап этот складной никак не раскладывается:- Главный конструктор мрачнел всё больше и больше.

Наконец присутствующие как один повернулись к нему. Тот затаил дыхание.

— Вы Гениальны! — от имени присутствующих обратился к Главному Чемберлен.

— Вы создали :шедевр! Этот танк войдёт в историю Британии!!

На лицах присутствующих изобразилось полное согласие со словами Чемберлена. Конкуренты на заднем плане исходили желчью.

— А: под каким названием? В историю?- пролепетал, зардевшийся как девица, Главный конструктор, ковыряя траву носком ботинка.

— Это нужно увековечить! Под именем нашего дорогого и всеми любимого премьер-министра сэра Уинстона Черчилля! И в серию. Немедленно!

Лицо потрясенного величием происходящего Главного конструктора приобрело багрово-фиолетовый оттенок. Конкуренты затаили дыхание в надежде, что в самый ответственный момент с оппонентом приключится инсульт, но не тут -то было.

— А мы! По собственной инициативе! Малую серию! Во славу Британии:- захлебываясь забормотал Главный конструктор. Тут начали багроветь конкуренты. Зато заговорщики были на седьмом небе.

— Позвольте, Джентльмены, позвольте! — из-за танка появился наконец-то подсчитавший количество опорных катков член приемной комиссии.

— Какое серийное производство? Да где на эту дуру катков напасешься? Со сталью у нас итак проблеммы. А если серийное производство?

— Продумано!- весело заявил Главный, лицо которого успело принять нормальный оттенок.

-У нас на складах касок — завались. Никому не надо. Поставим на каски, что им без дела пылиться. Заодно обскачем этого безумца Книпкампа, который уже 3 года пытается спроектировать хрен знает что на тарелочках:

— Ну уж нет!- вскинулся представитель интендантства

— Все учтено, посчитано и к разбазариванию запрещено! Придумали тоже: Танк на касках:Не дам!

— Да ладно:- окрысился Главный. — Ну кому они, эти каски, нужны: Понаделали их в расчете на колониальные войска, а они каски не берут, носят свои безумные тюрбаны с чалмами. Одни только палестинские евреи кричат: дайте оружие, мол, — мы всем покажем: Вы им каски выдали, взамен винтовок, думали отвяжутся, а теперь эмиграцию ограничиваете- боитесь, что Вас вашими же касками и закидают Так что нечего жаться в трудное для страны время. Интендант сразу усох. Остальные азартно обсуждали перспективы.

— Что тут происходит, Джентльмены?- врезался в нестройный хор всем знакомый голос.

— Вы что тут во славу Британии опять задумали? Без ведома Британии? Извольте объясниться!

Галдеж сразу смолк. Собравшиеся робко попятились, глядя, как из подкатившего «Роллс-Ройса» выбирается сам премьер с неизменной сигарой в зубах. За ним с улыбкой крысы Шушеры появился Дадли Паунд. Собравшиеся расступились, открывая взору приехавших бронированного монстра. Премьер от неожиданности остановился.

— Что ЭТО?- после длительного тягостного молчания осведомился Премьер.

— Черчилль, Сэр — Лихо отрапортовал Главный конструктор.

— Ничего подобного,-сразу же отреагировал сэр Уинстон. — Это я Черчилль. А Вы никакой не Черчилль! Вас я не знаю, так что не пытайтесь влезть ко мне в родственники.

— Я спрашиваю: Что это! Вот ЭТО!- и кончик премьерской трости уперся в борт танка.

— Черчилль, Сэр!

Дружным хором повторили присутствующие — и, съежившись под грозным взглядом главы государства, уже тише добавили:

«В Вашу честь: Сэр»

— Та-ак:зловеще протянул премьер, и, пыхтя сигарой заглянул внутрь через бортовой люк.

— Эй, кто там? Свет включите!

Механик- водитель, еще не до конца очухавшийся после визита в танк первых лиц государства, щелкнул тумблером, и , увидев самого Премьера, осел на сидении в глубоком обмороке.

Черчилль осмотрел боевое отделение и полез внутрь.

— Может застрянет?- вполголоса , ни к кому конкретно не обращаясь предположил Чемберлен.

— Не дождетесь!- донеслось из танка, и премьер вылез с противоположной стороны. Обошел танк кругом и остановился перед собравшимися чинами и чиновниками.

— Кто придумал назвать ЭТО моим именем? -осведомился Премьер и безошибочно усмотрел в толпе высокую авиацонную фуражку сэра Артура Харриса.

— Ага. Понятно. А ну-ка, дорогой мой, идите сюда поближе. И нечего за спины прятаться. И докладывайте. Всё как есть:

Сэр Артур доложил всё как есть о боевых качествах и технических характеристиках нового танка.

По мере доклада цвет лица сэра Уинстона начал приближаться к закатному небу. Челюсть его задвигалась, нервно пережевывая сигару, и присутствующие зачарованно следили, как сигара укорачивается. Где-то на середине доклада сэра Артура премьер окончательно дожевал сигару, и зажжённый кончик исчез в премьерском рту. Черчилль выпучил глаза, замахал руками и защелкал пальцами по всей вероятности в поисках воды, чтобы избавиться от жжения. Дадли Паунд, почтительно державшийся за спиной Главы Государства, происходящего не видел, а потому истолковал призывные жесты по-своему. С ловкостью факира он извлек из кармана плоскую фляжку, наполненную Сталинским коньяком, и вложил премьеру в руку. Результат получился прямо скажем ошеломляющим: после изрядного глотка изо рта премьера ударил фонтан пламени, не хуже чем из жерла германского » Фламменверфера»: Трава под ногами тут же загорелась. Присутствующие бросились врассыпную. Дадли Паунд, впоследствии, утверждал, что в момент огнеизвержения, за спиной у Сэра Уинстона появились кожистые крылышки. Но ему никто не проверил, так как сплетники говорили, что первый военно-морской лорд и без того слишком злоупотребляет чтением сказок про короля Артура своей внучке перед сном.

Еще с минуту премьер изображал огнемет, затем заряд иссяк. Все потихоньку уладилось. Траву потушили. Разбежавшиеся вернулись.

Сэр Уинстон пробормотал только: » У этого, извините, «Танка», недостатков больше, чем у меня самого», и отбыл вершить государственные дела. Оставшийся ликвидировать последствия скандала Дадли Паунд, решил дело быстро, по морскому. Чтобы впоследствии никто не мог обвинить его в каких-либо провокациях и поджигательстве премьера, он тут же наобещал присутствующим множество самых разных интересных вещей, начиная от отправки на африканский фронт, кончая ссылкой на Коррехидор. А «Харрикейн» пригрозил отныне называть «ХАРРИСкейном», чтобы было неповадно.

Танк Дадли предписал пустить в серию, дабы никто не догадался о случившемся конфузе. Чемберлен, похоронивший было свой коварный план, подскочил от радости почти на фут. Странный пожар на полигоне, свалили на новое секретное оружие «Люфтваффе». Сэру Артуру Харрису приказали немедленно стребовать с конструкторов новый бомбардировщик для уничтожения немецкой промышленности. Харрис тоже подскочил. Гранд Флит оставлял за собой почетную обязанность выйти в море, если Авиация не справится с уничтожением Германского военного потенциала; а до той поры оставаться последней надеждой нации. Сотрудники МИ 5 негласно проверили весь груз коньяка, который Русские продолжали слать с завидной регулярностью, и остались с носом. Чекисты с целью дезинформации додумались добавлять в бензин настоящий коньяк, и докопаться до сути происходящего стало абсолютно невозможно.

Единственным результатом проверки явилось присвоение названия «Коктейль Молотова» зажигательной смеси, используемой против танков. А уважение к премьеру, как к человеку, способному пить вместо виски подобные вещи, отныне еще больше возросло, назло чемберленовским заговорщикам.

fishki.net

Испытано в СССР. Тяжелые пехотные танки Churchill II, Churchill III и Churchill IV

 

В августе 1942 года состоялся визит в Москву британского премьер-министра Уинстона Черчилля. Впрочем, за месяц до того Черчилль уже прибыл в другой советский город, Архангельск, караваном PQ-17, да ещё и не в единственном числе. Речь, конечно же, идет о пехотных танках Churchill II и Churchill III. Всего в Советский Союз был отправлен 301 танк данного типа, из которых до места назначения добрались 253. Несмотря на сравнительно небольшой объём поставок, тёзки премьер-министра Великобритании сыграли весьма важную роль на полях сражений Великой Отечественной войны. Достаточно сказать, что именно эти машины, наряду с КВ-1с, были основными тяжёлыми танками Красной армии в танковом сражении под Прохоровкой.

Дискредитированный собственными военными

О существовании танков Churchill советские военные узнали в октябре 1941 года. Согласно справке, подготовленной информационным отделом Разведывательного управления Генерального штаба Красной армии, англичане с весны 1941 года начали производство тяжёлого пехотного танка МК-IV, также называвшегося «Черчилль». В более поздних советских документах эта машина также известна как MK-IV. Справка содержала вполне соответствующие реальности характеристики танка, к примеру, информацию о боевой массе и вооружении. Более того, уже тогда у советской разведки имелись сведения о том, что вместо 2-фунтовой (40-мм) пушки на «Черчилль» планируется ставить орудие калибром в 57 мм. Вполне достоверно в справке оценивались и объёмы выпуска танков данного типа. Что явно не соответствовало реальности, так это максимальная скорость, которую авторы документа оценивали в 35–38 км/ч. До такой скорости Churchill мог разогнаться разве что с крутой горки.

Кроме информации о «Черчилле», в справке фигурируют сведения о некоем английском 70-тонном тяжёлом танке, имевшем вооружение из 3 пушек и 6 пулемётов, а также экипаж численностью 11 человек. Здесь угадываются отголоски разработки английского тяжёлого танка TOG.

Первый документ, содержание которого посвящено поставкам Churchill в Красную армию

Вопрос поставки танков Churchill в СССР не поднимался вплоть до весны 1942 года. Вместе с тем по поводу этих машин шла довольно активная переписка. Кроме того, советские военные представители осматривали заводы, на которых производились такие танки. В частности, в январе 1942 года советская военная комиссия посетила завод Old Park Works Wednesbury в Бирмингеме. Завод этот входил в состав Midland Railway Carriage and Wagon Company. Согласно данным комиссии, за неделю на нём выпускалось по 6–7 танков Churchill. В феврале советские военные попали за завод Vauxhall, который был головным разработчиком и производителем Churchill. На тот момент здесь выпускалось по 10 танков этого типа в неделю. 28–30 апреля года комиссия попала на завод Leyland, также задействованный в программе производства Churchill. По оценке комиссии, здесь производилось 7 танков в неделю.

Таким образом, советские военные представители смогли попасть на три из четырёх заводов, на которых выпускались Churchill. Кроме того, им удалось поприсутствовать на испытаниях Churchill IV, производство которых на тот момент только осваивалось на предприятиях.

Члены советской военной миссии на испытаниях танка Churchill IV. Англия, весна 1942 года

Первые переговоры о поставках английских тяжёлых пехотных танков Churchill в СССР проходили в марте 1942 года. Сначала обсуждались объёмы поставляемых запчастей и боеприпасов. Весьма любопытно, что в случае с Churchill III шел разговор о поставках осколочно-фугасных снарядов, по 135 штук на танк. И это при том, что такие боеприпасы в Великобритании на тот момент даже не выпускалось. Позже этот пункт будет всплывать в документах с завидным постоянством.

В конце апреля 1942 года англичане, наконец, определились с объемами поставок. Churchill должны были постепенно заменять в поставках танки Matilda. Первоначально предполагалось, что в СССР будет отправлено 25 танков. Из них 23 штуки относились к модификации Churchill II, оснащаемой 2-фунтовыми (40 мм) орудиями. В некотором смысле можно говорить о том, что англичане постепенно избавлялись от машин первых серий с устаревшим к весне 1942 года вооружением. С февраля 1942 года начался выпуск Churchill III, гораздо более удачной модификации с более просторной башней и 6-фунтовым (57 мм) орудием. Постепенно объем Churchill III в поставках увеличивался: по планам, во второй партии предполагалось уменьшить число Churchill II до 21 танка.

Также оговаривалось, что поставляемые в СССР танки будут модернизированы с учетом обнаруженных недочётов. По этой причине в регистрационных номерах после пятизначной цифры шла буква R, что означало Remanufactured (модернизированный). Стоит отметить, что советские представители выступили против отправки с танками английских инструкторов. Во-первых, с новыми танками ознакомился майор (позже полковник) Ковалёв, который участвовал в поездках советской военной миссии по английским заводам. Его срочно возвращали в СССР, чтобы он участвовал в процессе приемки новых машин. Во-вторых, в срочном порядке была переведена документация и инструкции по эксплуатации.

Список танков, прибывших конвоем PQ-17. Из 25 машин, отправленных с этим конвоем, к месту назначения прибыло всего 10

Отправка первой партии Churchill растянулась на несколько месяцев. За это время соотношение танков разных модификаций в ней изменилось. В финальной версии оно составило 10 Churchull III и 15 Churchill II. 27 июня 1942 года был отправлен конвой PQ-17, который вёз в СССР, в том числе, 25 английских тяжелых танков. Форменный разгром, который конвою учинили немцы, прямым образом повлиял и на состав прибывших танков. Из транспортов, которые везли новые танки, выжил только английский Ocean Freedom, 11 июля прибывший в Архангельск. На его борту находилось 5 Churchill II и 5 Churchill III.

После разгрома конвоя PQ-17 в поставках последовала долгая пауза. Следующая партия пришла с конвоем PQ-18, прибывшем в Архангельск 21 сентября 1942 года. На этот раз до портов добралось 74 Churchill. Этот конвой стал последним, в котором прибыли Churchill II. Английские источники утверждают, что всего в СССР было отправлено 45 Churchill II, из которых прибыли на место 26 штук. Цифра эта несколько отличается от реальности: из 74 танков, прибывших с конвоем PQ-18, к Churchill II относилось 15 машин. В общей же сложности поступило 20 таких танков, из них 19 отправили в 50-й гвардейский тяжелый танковый полк. Еще один танк оказался в составе 194-й учебной танковой бригады.

Одна из двух известных фотографий Churchill II в Красной Армии. Машина принадлежала 50-му гвардейскому тяжелому танковому полку

Разгром конвоя PQ-17 была лишь началом серии неудач, которые преследовали Churchill в СССР. К моменту, когда танки только разгружались в порту Архангельска, стали поступать весьма тревожные новости из Англии. Для начала, инженер-полковник Ковалёв сообщил, что у танков с 6-фунтовыми пушками есть проблемы, связанные с механизмом вертикальной наводки орудия. У одной машины такая проблема обнаружилась при разгрузке. Во время движения машины в порту Бакарица от тряски картер механизма поворота треснул. Хотя виновником был назначен воентехник 2-го ранга И.Ф. Лоленко, по факту виноватыми стоит считать англичан, которые об имевшемся дефекте не предупредили. Еще одной извечной проблемой танков «Черчилль» были крылья. У половины танков они при разгрузке оказались помятыми.

Более существенной проблемой стало то, что двигатели танков нередко ломались. Об этой проблеме англичане знали, и связана она была отчасти с модернизацией танков. Из-за разгрома конвоя PQ-17 нужного количества запчастей не прибыло, в результате уже к концу августа 1942 года на один боеспособный танк стало меньше. Еще одной проблемой оказалось то, что эксперт по Churchill также не прибыл. Им, несмотря на возражения Главного автобронетанкового управления Красной армии (ГАБТУ), англичане назначили капитана Римингтона, но тот попал в немецкий плен. Вместо него был назначен капитан Кокс, который прибыл в СССР вместе с конвоем PQ-18.

Один из двух Churchill III, которые проходили испытания на НИБТ Полигоне. Август 1942 года

Дополнительные проблемы с поставками танка создали сами англичане. В октябре 1942 года советской стороне стала доступна весьма бурная переписка, связанная с разработкой и оценкой танка английскими военными. Машина создавалась весьма тяжело, что, впрочем, для конструкции, созданной с нуля, вполне нормально. Но раскрывать все эти подробности потенциальным потребителям – далеко не самое разумное решение. В руки советских специалистов попала, в том числе, и переписка , касающаяся того, каким образом дальше развивать конструкцию танка. В ней упоминались самые различные варианты, включая создание совершенно нового танка.

Надо ли говорить, что подобная информация отнюдь не повысила уровень доверия к танку со стороны советских военных. На это наложилась информация о том, что 55 танков Churchill III, прибывших с конвоем PQ-18, имели дефекты пушек, связанные с механизмом отката. Исправлять дефект пришлось, в том числе, и заводу №92. В общей сложности советская военная приемка насчитала 9 различных дефектов. Неудивительно, что в бой Churchill пошли только в начале 1943 года.

На борту нанесены предупреждающие надписи о том, что система охлаждения заправлена незамерзающей смесью

Несмотря на такие нелестные отчеты, поставки английских тяжелых танков продолжились. 27 января 1943 года в Мурманск пришел конвой JW-52, с которым прибыло 40 танков. Зачтена эта поставка была уже февралём. Среди прибывших танков имелись Churchill III и Churchill IV. Машины последней модификация отличались от Churchill III конструкцией башен. Более технологичным оказалось изготовлять их методом литья.

Самая крупная поставка в количестве 121 танка была зачтена мартом. На самом деле эти танки прибыли в СССР еще в конце февраля 1943 вместе с конвоем JW-53. На этом поставки практически прекратились, лишь в августе 1943 года через Владивосток пришло еще 8 «Черчиллей». Кроме этих последних танков, все остальные были доставлены в СССР северными конвоями. Всего было получено 253 Churchill, из них 105 в модификации Churchill IV.

Хорошо виден дополнительный топливный бак в корме корпуса

По иронии судьбы, именно весной 1943 года Churchill, наконец, смог реабилитироваться в глазах английских военных. Эти танки оказали заметное влияние на ход боевых действий в Тунисе. Churchill уверенно передвигались в гористой местности, оказывая весомую поддержку английской пехоте. Кроме того, танки из состава 48-го Королевского танкового полка (RTR) записали на свой счет подбитый «Тигр», который ныне представлен в музее в Бовингтоне. По итогам боев в Тунисе Churchill оказался единственным танком английского производства, который командиры союзников оставили в первой линии. Вплоть до конца войны они оставались самыми массовыми английскими танками, и даже танки Cromwell по численности не смогли их превзойти.

Тем не менее, сами же англичане отчасти и спровоцировали прекращение поставок этих машин в Советский Союз. Впрочем, следует помнить, что следующий северный конвой, JW-54, прибыл в СССР только в ноябре 1943 года. В значительной степени именно перерыв с северными конвоями оказался реальной причиной прекращения поставок «Черчиллей». Кроме того, после Курской дуги стало очевидно, что огневой мощи и бронирования этим танкам уже не хватает.

Медленный, толстокожий и с мощным орудием

Один из пяти Churchill III, прибывших в СССР конвоем PQ-17, в августе 1942 года отправился на НИБТ Полигон в подмосковную Кубинку. Это были едва ли не первые испытания на Полигоне после того, как из Казани он снова переехал в Кубинку. На испытания отправился танк с WD-номером T.31222R. Испытания, впрочем, не задались с самого начала. Во время перегона со склада №511 на НИБТ Полигон танк сломался. Выяснилось, что во время движения прокладка между верхней правой головкой и блоком цилиндров вышла из строя. Повреждение не было обнаружено своевременно, поскольку танк двигался ночью. В результате охлаждающая жидкость вытекла, от перегрева блок и головка треснули. Этот дефект был очень хорошо известен англичанам.

Из-за поломки двигателя на танке T.31222R на испытаниях использовалась другая машина — T.31221R

Серьезная поломка двигателя поставила под вопрос дальнейшие испытания. Танк отправили на ремонт, где он надолго задержался, поскольку имелись серьезные проблемы с запчастями. Возникла угроза срыва испытаний. В результате было принято решение передать Полигону на время другой танк с WD-номером T.31221R. Поскольку машину предполагалось позже отправить в войска, программу испытаний сократили. В общей сложности испытания проходили с 30 августа по 5 сентября 1942 года. Параллельно с ходовыми были проведены и испытания вооружения. После них танк вернулся в Горьковский учебный центр и оказался в составе 47-го гвардейского тяжелого танкового полка.

Хорошо видна укладка троса

К моменту начала испытаний танк уже активно эксплуатировался. Он прибыл из Горьковского учебного центра, где прошел более 200 километров. Поскольку было известно, что в дальнейшем танку предстоит боевая служба, объем ходовых испытаний было решено урезать до минимума. Всего он прошел 97 километров по шоссе и 87 километров по проселку, включая небольшой участок местности для проведения испытаний по преодолению подъемов. На танке использовался отечественный бензин Б-70, в который для увеличения октанового числа добавили авиационную присадку Р-9. Согласно английским документам, рекомендовалось использовать бензин с октановым числом не менее 75.

По уровню броневой защиты с лобовой части Churchill III превосходил КВ-1

Больших сюрпризов в ходе испытаний на шоссе танк не преподнес. Было очевидно, что тяжелая машина, созданная в качестве средства сопровождения пехоты, не может ездить очень быстро. Тем не менее, на мерном участке машина развила максимальную скорость 28 км/ч, что для подобного танка вполне приемлемо. Больше того, танк развил скорость, которая на 4 км/ч превышала паспортную! Не менее интересно то, что средняя скорость по шоссе составила 25,4 км/ч, что было сравнимо со средней скоростью по шоссе советского тяжелого танка КВ-1. Другими словами, в реальности английский танк был не таким уж и медленным.

В ряду особенностей «Черчилля» стоит отметить сдвоенное управление. В плюс «Черчиллю» шло и наличие гидравлического привода с сервомеханизмами, благодаря чему управлять танком оказалось достаточно легко. Также испытатели отмечали плавное прохождение поворотов. На 100 километров двигатель потреблял 325 литров бензина, что было признано приемлемым.

Churchill III, вид сзади

Вполне адекватно показал себя танк и на проселке. Средняя скорость чистого движения составила 17,5 км/ч, а средняя техническая скорость 16,8 км/ч. Это также оказалось сравнимо с КВ-1, средняя скорость по проселку у которого составляла 18 км/ч. Расход топлива составил 382 литра на 100 километров. Запас хода по шоссе составил 246 километров, а по проселку 166, что также было сопоставимо с характеристиками КВ-1.

Тяжелая машина неплохо показала себя на пересеченной местности

Последним этапом испытаний стало преодоление подъемов. Для этого были выбраны овраги в районе деревни Агафоново на берегу Москвы-реки. В ходе них выяснилось, что при движении по песку максимальный угол подъема составил 27 градусов, далее гусеницы теряли сцепление с грунтом. В случае с преодолением подъемов с покровом в виде травы и мелкого кустарника максимальный угол составил 30 градусов. Испытатели отмечали, что в этом случае танк двигался на пределе мощности мотора.

Как показали испытания, езда по косогорам не была сильной чертой «Черчилля»

Несколько иные показатели были получены при движениях на косогорах. Уровень предельного крена опытным путем был определен в 20 градусов, после чего произошло спадание гусеничной ленты. В целом конструкция подвески танка не особо способствовала езде в таком режиме. В ходе испытаний два раза ломались тележки, ломался поводковый валик коробки переключения передач, пару раз ломались траки. В целом советские специалисты признали ходовую часть довольно слабой для такого танка.

Схема обзорности. Как можно заметить, с ней у английского танка дела обстояли очень неплохо, особенно по сравнению с обзорностью КВ-1

Достаточно высокой оценки удостоилась обзорность танка. Хуже всего дела обстояли с обзором с места механика-водителя, которому сильно мешала сильно выступающая ходовая часть. Ненамного лучшей была ситуация у помощника механика-водителя. Но совсем иная картина наблюдалась в случае с башней. Благодаря перископическим приборам в MK-IV обеспечивался хороший обзор, особенно для такой большой машины. После ознакомления с танком перископический прибор Vickers Mk.IV в СССР скопировали, назвав «перископический прибор MK-IV». К слову, в данном случае это обозначение указывало не на оригинальный индекс, а на то, что прибор использовался на танке МК-IV.

Броня Pz.Kpfw.III для 6-фунтовой пушки не представляла никаких проблем

Еще одной частью испытаний стала стрельба по немецкому танку Pz.Kpfw. III. Для обстрела был взят танк ранних серий с толщиной брони 30 мм. При обстреле в борт с 950 метров бронебойный снаряд 6-фунтовой пушки пробил немецкий танк насквозь, выйдя из другого борта. Стоит отметить, что речь шла о ранней версии орудия, Mk.V, у которого длина ствола составляла 43 калибра. Не обошлось и без внештатных ситуаций. На седьмом выстреле пороховые газы разбили стекла фар и погнули левое крыло. На двадцать шестом выстреле отказала полуавтоматика.

Также испытания показали, что установленный в танке 50,8-мм миномет может использовать отечественные боеприпасы от 50-мм ротного миномета.

Обстрел «Тигра» показал, что 6-фунтовое орудие было явно недооценено. В отличие от советских Ф-34 и ЗИС-5, борта немецкого тяжелого танка оно пробивало без проблем

Несмотря на ряд недостатков, по совокупности характеристик «тяжелый танк МК-IV» оказался вполне сопоставим с советскими тяжелыми танками. В заключении комиссия назвала «Черчилль» не доведенной до конца машиной, и отчасти это утверждение справедливо. Другое дело, что при ряде очевидных недостатков у английской машины существовали и важные преимущества. Прежде всего, это касается обзорности, которая явно превосходила обзорность КВ-1.

Кроме того, оказалось, что огневая мощь орудия английского танка казалось недооцененной. Этот факт весной 1943 года продемонстрировал обстрел немецкого тяжелого танка Pz.Kpfw. Tiger Ausf.E. Советские 76-мм танковые пушки Ф-34 и ЗИС-5 не могли пробить немецкий тяжелый танк в борт даже с дистанции 200 метров. В то же время английская 57-мм противотанковая пушка, по тактико-техническим характеристикам (ТТХ) равнозначная танковому орудию, пробила борт корпуса немецкого танка на дистанции в 1000 метров, а борт башни – на дистанции 800 метров. В целом вооружение английского танка оказалось равнозначным советской противотанковой пушке ЗИС-2.

От Сталинграда до Таллина

Разгром конвоя PQ-17 достаточно сильно повлиял на процесс формирования частей, в которые должны были поступать английские тяжелые пехотные танки. Вплоть до конца сентября 1942 года «Черчилли» были сосредоточены в 194-й учебной танковой бригаде. Она была сформирована в апреле 1942 года для обучения экипажей английских танков. Помимо экипажей «Черчиллей», здесь готовили экипажи «Валентайнов» и «Матильд». В дальнейшем все прибывавшие в Горьковский автобронетанковый центр «Черчилли» также сначала проходили через 194-ю танковую бригаду. Помимо обучения экипажей, здесь же выявлялись и неисправности.

Формирование новых частей началось в октябре 1942 года. Все английские танки данного типа попадали в отдельные гвардейские танковые полки, формировавшиеся по штату № 010/267. Согласно штатному расписанию, в каждый полк входил 21 танк и 3 бронемашины. Первыми 8 октября 1942 года сформировали 47-й, 48-й, 49-й и 50-й отдельные гвардейские танковые полки. 50-й гв. тп первоначально имел на вооружении исключительно Churchill II, но позже его доукомплектовали двумя Churchill III.

Churchill III из 48-го гв.тп и его экипаж. Эта часть стала первой из гвардейских танковых полков, применивших «Черчилли» в бою

Процесс подготовки «Черчиллей» к боевым действиям лишний раз показывает правоту испытателей НИБТ Полигона, назвавших танк не до конца доведенным. «Воевать» с английской машиной пришлось довольно долго. Для начала, при участии завода №92 были устранены дефекты, связанные с воздействием стрельбы 6-фунтовой пушки. Были заменены пружины и расточены цилиндры накатников, такой переделке подверглись орудия всех Churchill III, прибывших в 1942 году.

Никуда не делись и проблемы с моторами, решать их пришлось при помощи еще одного горьковского предприятия – ГАЗ им. Молотова. Отмечались поломки литых траков, осей ведущих колес и ленивцев, гибких приводов бензиновой помпы. Еще одной проблемой, выявленной в ноябре 1942 года, стало недостаточное сцепление гусеничных лент со снегом и льдом. Эту проблемы решили силами 47-го гв. тп: в опытном порядке на танк с WD-номером T.68768 поставили траки с наваренными грунтозацепами. Испытания, проведенные 21 декабря 1942 года, показали правильность идеи. По итогам испытаний был отдан приказ таким же образом переделать траки и на остальных танках. При эксплуатации в зимних условиях пришлось столкнуться с забиванием снега. Его набивалось под крыльями столько, что после 8–10 километров езды по снегу крылья часто просто вырывало.

В целом статистика по количеству танков, имевших различные дефекты, выглядела далеко не радужно. В 47-м гвардейском танковом полку те или иные неисправности обнаружились на 12 танках, в 48-м гв. тп на 16, в 49-м гв. тп на 15 и в 50 гв. тп – на 8. Неудивительно, что отправка на фронт затянулась.

Подбитый Churchill IV, также входивший в состав 48-го гв. тп. Он был получен в мае 1943 года и потерян в ходе оборонительных боев 6–7 июля на Курской дуге

Первым был признан боеготовым 48-й гвардейский танковый полк. 31 декабря 1942 года он поступил в распоряжение командующего Донского фронта. 16 января матчасть полка прибыла на станцию Кочалино. 19 числа танки оказались в районе станции Питомник, где поступили в распоряжение командования 21-й армии. 21 января полк поддерживал наступление 216-го и 218-го стрелковых полков на станцию Гумрак. Итогом первого дня боев стал захват хутора Гончара, трофеями стали 5 вражеских танков, 70 орудий, 15 минометов, 20 мотоциклов и около 800 автомашин. Собственные потери составили 4 поврежденных танка, 1 человек был убит, трое получили 3 ранения.

На следующий день полк атаковал немецкие позиции на окраинах Гумрака. Потеряв 2 танка сгоревшими и 5 подбитыми, 48-й гв. тп отошел на исходные позиции. 23 января ушло на ремонт ранее подбитых танков, а на следующий день атака повторилась. На сей раз полк совместно с 216-м гвардейским стрелковым полком смог выполнить задачу и захватил Гумрак. Развивая успех, «Черчилли» гнали немцев еще 9 километров.

29 января полк придали 93-му гвардейскому стрелковому полку, новой задачей стала очистка Сталинграда от немецких войск. Завязались уличные бои, в которых «Черчилли» нередко давили немецкие орудия гусеницами. За 30 января полк уничтожил 4 немецких танка, 20 орудий, 45 пулеметов и около 100 автомашин. Похожим образом полк действовал вплоть до 1 февраля. Было захвачено 9 танков, 50 самолетов, 1900 автомашин и 90 орудий. Всего во время боев за Сталинград полк потерял 12 человек убитыми и 29 ранеными. Потери в матчасти оказались невысокими: безвозвратно было потеряно всего 2 танка, сгоревших в ходе первой атаки на Гумрак. Еще 6 танков требовали капитального ремонта, 13 – текущего ремонта. С учетом того, насколько тяжело проходило освоение этих танков в войсках, такое большое количество машин, требующих текущего ремонта, не выглядит удивительным.

48-й гв. тп был не единственным полком на «Черчиллях», который сражался в Сталинграде. Неподалеку действовал 47-й гв. тп, который с 9 января использовался в составе 65-й армии. Он действовал совместно с 91-й танковой бригадой, 33-й стрелковой и 67-й гвардейской стрелковой дивизиями. К концу января полк сражался в районе завода «Баррикады», при этом полностью работоспособными оставались лишь 3 его машины. Как и в случае с 48-м гв. тп, большинство его машин не было потеряно безвозвратно, а требовало ремонта.

Churchill III из состава 49-го гв. тп, Ленинград, зима 1943–44 годов

Следующей частью на «Черчиллях», которая вступила в бой, стал 50-й гвардейский танковый полк. 8 марта он совершил марш до железнодорожной станции в Горьком, а 16 числа эшелон с матчастью 50 гв. тп прибыл на станцию Войбокало Ленинградской области. В первую атаку танки пошли 19 марта, правда, поначалу танкисты сражались, скорее, со своей матчастью. Первый танк сломался еще на марше, еще один сжег фрикцион, два застряли в болоте. В ходе атаки в болоте застряло 12 танков, из них 2 еще и подорвались на минах. 2 танка оказались подбиты артиллерийским огнем. До вражеских позиций удалось добраться 2 танкам, из них 1 завяз в траншее, а позже был сожжен противником. На следующий день атака повторилась, одновременно завязшие машины частично удалось вытащить. По итогам первых дней боев совместными действиями танков и пехоты удалось немного потеснить немцев.

22 числа атака вновь повторилась, превратившись в настоящую эпопею. Три танка из пяти подорвались на минах. Гвардии капитан Н.Д. Белогуб, командовавший атакой, остался со своим экипажем в танке. В течение 4-х дней экипаж вел бой в подбитом танке, нанеся противнику большой урон. 26 марта машину удалось увести с поля боя. За проявленный героизм Белогуб получил орден Суворова III степени.

По состоянию на 25 марта полк безвозвратно потерял 5 танков, 2 застряло в болоте, 6 находилось в ремонте, 8 машин осталось в строю. Позже число боеспособных «Черчиллей» довели до 11, а недостаток матчасти удалось пополнить за счет получения 6 тяжелых танков КВ-1. Позже «Черчилли» 50-го гв. тп участвовали в операции «Брусилов», начавшейся 22 июля 1943 года. В целом английские танки были оценены весьма положительно, они успешно взаимодействовали с пехотой. Вместе с тем, их проходимость оказалась хуже, чем у КВ-1, а вооружение, состоявшее из 2-фунтового орудия, было слабым. В конце декабря 1943 года вместо «Черчиллей» полк получил танки КВ-1, а позже – ИС-2.

Churchill III из состава 48 гв. ттп вступают в Киев

Дольше продержались «Черчилли» в 49-м гв. тп. 14 марта этот полк прибыл на станцию Обухово, правда, в бой он пошел значительно позже. В течение 1943 года он находился в резерве, боевой дебют состоялся только 15 января 1944 года. 49-й гв. тп (точнее, к тому времени уже 49-й гв. ттп — гвардейский тяжелый танковый полк) участвовал в окончательном снятии блокады Ленинграда. Для восполнения потерь 25 января полк получил 23 БТ-5 и 3 БТ-7. В таком крайне странном составе полк сражался до середины февраля 1944 года. К этому моменту в его составе находилось 13 «Черчиллей» и 16 БТ. Далее полк отправили в Тулу для получения тяжелых танков ИС-2.

Схема боевых действий 36-го гв. ттп в ходе боев под Прохоровкой

Новая волна полков, вооруженных «Черчиллями», начала формироваться весной 1943 года. Связано это было с получением северными конвоями более чем полутора сотен машин. Танки данного типа в течение весны 1943 года передали в 10-й, 15-й, 34-й и 36-й гвардейские танковые полки. Кроме того, в мае 1943 года произошла ротация матчасти в 47-м и 48-м тяжелых танковых полках. Два полка из вышеперечисленных (36-й и 48-й) участвовали в Курской дуге. 48-й гв. ттп вступил в бой 6 июля 1943 года, за день потеряв 8 танков (один из них был уничтожен немецкими штурмовиками), записав при этом на свой счет 23 танка и 13 самоходных установок противника. Действуя совместно с 21-й танковой бригадой, на следующий день полк отошел к Прохоровке. Во время отхода он потерял еще 7 танков, при этом на свой счет танкисты записали 5 танков и 7 самоходных установок. В течение следующих дней оставшиеся 6 «Черчиллей» были переданы в 21-ю танковую бригаду. Снова полк получил «Черчилли» 9 сентября 1943 года, с ними он участвовал в освобождении Киева.

В 36-м гвардейском танковом полку ситуация сложилась совсем иначе. 9 июля полк выдвинулся в район сосредоточения, при этом 5 танков вышли из строя. Полк занял оборонительные позиции севернее Прохоровки. 12 июля полк принял самое активное участие в сражении в районе Прохоровки. Утром командира полка ранило при налете вражеской авиации. Всего к началу сражения полк имел 15 боеспособных машин. За 12 июля полк потерял 7 машин сгоревшими и 4 подбитыми, на свой счет они записали 6 немецких танков, из них 2 «Тигра». По итогам боев июля-августа 1943 года в полку осталось 10 «Черчиллей». 23 августа их передали на ремонт, вместо них в октябре было получено 13 СУ-152 и КВ-1с. В конце декабря 1943 года полк вновь получил «Черчилли», из них часть были теми самыми танками, которые служили ранее. Всего полк получил 14 «Черчиллей». На них он сражался под Псковом до начала апреля 1944 года. В июне полк перевооружили на ИС-2.

Churchill IV из состава 260 гв. ттп в Выборге, июнь 1944 года

Интенсивное использование «Черчиллей» сделало свое дело: к 1 января 1944 года безвозвратные потери составили 160 танков, к 1 июня было потеряно еще 27 машин. Из 66 оставшихся танков в частях находилась 31 штука. Сосредоточены они были, в основном, на Ленинградском фронте, где самым активным образом использовались в операциях. Например, 16 июня 1944 года 260-й гвардейский тяжелый танковый полк получил 6 «Черчиллей», которые использовал в ходе боев за Выборг. В сентябре 1944 года 82-й танковый полк, имевший в своем составе 10 «Черчиллей» и 11 КВ-1с, участвовал в освобождении Таллина. К 1 января 1945 года в войсках еще имелось 63 танка данного типа, из которых 9 было потеряно в течение оставшихся месяцев войны. К 1 июня в Красной армии оставалось 54 «Черчилля», но в действующих частях их было всего 3 штуки.

Автор благодарит Эндрю Хиллса (Andrew Hills), Великобритания, за помощь в подготовке данного материала.

Источники:

  • • Материалы ЦАМО РФ
  • • Материалы РГАКФД
  • • Архив автора
  • • Архив Эндрю Хиллса

источни

alternathistory.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о