Японские корабли – Японский Императорский флот. Тяжелые артиллерийские корабли (Ferrum Autem): alternathistory

Содержание

Названия кораблей японского императорского флота

До недавнего времени Японский императорский флот оставался для отечественных любителей военно-морской истории большой неизвестной величиной. Доступной информации о нем было немного, обычно приходилось довольствоваться немногочисленными работами по русско-японской войне и трудно доставаемыми переводами иностранных авторов. Сейчас литературы о японском флоте хватает, но многие вопросы по-прежнему остаются плохо освещенными. В их числе такая, может быть, не самая актуальная, но очень интересная, тема, как принятое в японском ВМФ имяобразование. Мало кто знает, что обозначали названия кораблей одного из сильнейших флотов мира, зато сказок и небылиц на эту тему существует немало.

Прежде всего, необходимо сказать несколько слов о написании названий японских кораблей, поскольку в этой сфере порядка нет. Практически все опубликованные на русском языке работы о японском флоте основываются не на ознакомлении с японскими материалами, а на переводах изданной за рубежом литературы на других языках, в основном на английском. Это упрощает творчество, но при этом часто ведет к искажению написания (транслитерации) японских слов, поскольку авторы, как правило, пишут их в соответствии с правилами транслитерации слов английского языка. Свою лепту в путаницу внесли и иностранные авторы, записывавшие японские слова в двух транскрипциях, имеющих хождение на Западе и немного отличающихся между собой. В качестве самого яркого примера такого разнобоя можно привести крейсер «Дзинцу», который в наших изданиях называли то «Джинтсу» (от «Jintsu»), то «Зинту» (от «Zintu»). Также необходимо отметить, что даже самые солидные зарубежные издания, такие как Jane и Conway, не были свободны от неточностей в написании названий.

В последнее время качественный уровень отечественных работ, затрагивающих «японскую» тематику, несколько повысился. Иногда авторы не ленятся проконсультироваться у людей, владеющих японским языком. Тем не менее с печальным постоянством «проплывают» по страницам книг и журналов очередные «Чийоды» или «Матсушимы». Поэтому хотелось бы внести ясность в этот вопрос.

В отечественном японоведении для написания по-русски слов японского языка принята «поливановская» транскрипция, разработанная выдающимся востоковедом Е.Д. Поливановым. Эта транскрипция проста и точна, она считается стандартом, и ею пользуются все серьезные люди, пишущие на японские темы. Детальный разбор транскрипции Поливанова не входит в задачи данной статьи, для наглядности ее суть будет объяснена далее на примерах. При этом можно отметить, что написание японских слов по-русски совсем несложно и намного проще, чем написание, к примеру, английских слов, поскольку фонетика японского языка мало отличается от русского и у всех слогов есть четко зафиксированное и не меняющееся по обстоятельствам чтение.

Главное, что нужно знать — в транскрипции Поливанова нет букв Ч, Ш и Ж, столь часто попадающихся в малограмотных переводах. Самые проблемные слоги, вызывающие наибольшее количество ошибок при транслитерации с латиницы, должны записываться следующим образом: tsu — «цу», а не «тсу»; cho — «те», а не «чо»; chi — «ти», а не «чи»; shi — «си», а не «ши»; ji — «дзи», а не «джи»; уо -«ё», а не «йо». Нет самостоятельной буквы «з», она существует только вместе с «д» (звук «дз»). Нет мягкого знака, но для разделения некоторых слогов используется твердый знак. Уже к тонкостям можно отнести правильное написание латинского «е» как «э», а не «е» (поэтому правильнее писать «камикадзэ»).

Исключениями из вышеуказанных общих правил являются только те слова, написание которых устоялось. Например, правильно было бы писать не Иокогама и Токио, а «Ёкохама» (Yokohama) и «Токе» (Tokyo). Но, если уже трудно что-то поделать с тем, что название столицы Японии мы привыкли писать не совсем верно, то за правильное написание военно-морских баз Курэ и Сасэбо, а не «Куре» и «Сасебо» побороться еще можно. (От редакции. Возможно, в этом вопросе автор слегка «перебарщивает». Ведь мы же не стараемся называть столицу Франции в соответствии с правилами французского языка — «Пари». Париж давно стал нормой!).

Применительно непосредственно к теме названий японских кораблей вопрос о транслитерации проиллюстрирован приведенными в таблице примерами, где указаны наиболее распространенные ошибки.

Далее в статье названия кораблей по-английски (латиницей) записаны транскрипцией Хэпбёрна, наиболее применяемой за рубежом и наиболее точно передающей фонетику японского языка. На русском названия записаны транскрипцией Поливанова.

Латинское написание

Правильное русское написание

Встречающиеся в отечественной литературе неправильные написания

Shikishima

Сикисима

Шикишима

Chitose

Титосэ

Читосе, Читозе

Fuji

Фудзи

Фуджи

Chiyoda

Тиёда

Чийода, Чиода

Yoshino

Ёсино

Йошино, Иосино

Chokai

Тёкай

Чокай

Hyuga

Хюга

Хьюга, Хиуга

Chihaya

Тихая

Чихайя

Tsubame

Цубамэ

Тсубаме

Myoko

Мёко

Миоко

Ikazuchi

Икадзути

Иказучи

Junyo

Дзюнъё

Дзуньё, Джуньё

Япония — страна с богатыми морскими традициями, однако в период самоизоляции, начавшийся в первой половине XVII в., японцам разрешалось строить только небольшие суда для каботажного плавания. Но если торговый флот, хоть и в весьма незначительном виде, существовал, то отсутствие внешнего врага и интересов за пределами прибрежных вод стали причиной отсутствия военного флота как такового.

Броненосец «Фудзи», названный в честь священной горы

Впервые после долгого перерыва японцы познакомились с современным военным кораблестроением в середине XIX в. В 1855 г. феодальное правительство страны (бакуфу) получило из Голландии паровой корабль «Soembing», ставший первым современным боевым кораблем Японии. Полученному заморскому чуду японцы поначалу оставили его наименование, только немного искажая его в соответствии с особенностями своего произношения — «Сумбин». Но вскоре пароход получил новое название «Канко-мару» («Kanko Maru»). Оно вызывает недоумение, как по форме, так и по смыслу.

Иероглифы, которыми записывается слово «канко», означают «путешествие, туризм» — весьма нехарактерное название для военного корабля. Что касается формы, то необычно наличие «мару». Как известно всем, знакомым с темой японского флота, «мару» является атрибутом названий гражданских судов. Однако при ознакомлении с японскими материалами, выясняется любопытная картина: в середине XIX в. «мару» вполне спокойно применялось и в названиях военных кораблей. Одновременно были в ходу и другие подобные слова — иероглифы: кан (kan), сэн (sen), го (до). Порой название одного и того же корабля могло записываться при помощи двух таких слов. Например, «Канко-мару» иногда называли также и «Канко-сэн». Наименование спущенного на воду в США в 1864 г. для бакуфу винтового фрегата в японских источниках вообще встречается в пяти(!) вариантах: «Фудзи-сэн», «Фудзи-кан», «Фудзи-мару», «Фудзияма-кан» и «Фудзияма-мару» — и это не считая просто «Фудзи» и «Фудзияма».

Такой разнобой отчасти объясняется тем, что японский военный флот того периода не был единым организмом. В военных делах бакуфу полагалось на воинские формирования различных самурайских кланов. Имевшиеся в середине XIX в. боевые корабли не образовывали единые военно-морские силы, а входили в состав маленьких флотов своих кланов. Конечно, делались попытки хоть как-то их объединить, но отсутствие общего руководящего центра все равно чувствовалось, и «местный колорит» оставался очень заметен.

Все изменилось в начале периода Мэйдзи (1867 — 1912), характеризовавшегося резкими переменами во всех сферах жизни Японии. По своим масштабам и историческому значению реформы Мэйдзи вполне можно сравнить с петровскими преобразованиями, в обоих случаях отсталая в экономическом и военном плане страна быстро превратилась в значительную силу. Слабость и отсталость Японии, со всей очевидностью продемонстрированные в период ее недолгого противостояния западным державам, вызвали в ней стремление избавиться от старой системы политического и военного устройства, приобщиться к западной науке и технике. Перемены начинались очень трудно, произошла даже небольшая гражданская война между сторонниками императора-реформатора Мэйдзи и сторонниками бакуфу, выступавшими за сохранение старых порядков. Именно в ходе этой войны образовался и впервые показал себя в деле единый Императорский флот, в состав которого поступили корабли разных кланов.

Первые годы молодого флота оказались непростым периодом становления, и на то, как именуются корабли, поначалу особого внимания не обращали, просто оставив все как есть. Поэтому в конце 60-х годов «кан» и «мару» в японском флоте имели примерно равное хождение, хотя все явственнее прослеживалась тенденция соединения «кан» с названиями более крупных и более «военных» кораблей. Транспортные суда преимущественно назывались через «мару».

В 1869 г. Япония получила свою самую мощную к тому времени единицу — бывший броненосец Конфедерации южных штатов «Stonewall». В изданных на Западе справочниках по Императорскому флоту указывается, что поначалу он именовался «Котэцу» («Kotetsu»), а затем превратился в «Адзума» («Azuma»). Однако тут имело место не просто переименование. Дело в том, что сами японцы воспринимали слово «котэцу», что можно перевести как «бронированный», не столько как настоящее название корабля, сколько как указание его класса — броненосец. Других броненосцев у страны тогда не имелось, поэтому без названия некоторое время спокойно обходились. Но вскоре обратили внимание на тот возмутительный факт, что флагман Императорского флота оказался безымянным, и в декабре 1871 г. последовало распоряжение военного департамента. В нем говорилось: «…не подобает, что броненосец (котэцу-кан) до настоящего времени оставался без наименования» [«Sekai no kansen» №11, 1995].

«Хэйэн» — японское название на корме бывшего китайского корабля

Так корабль получил свое настоящее название «Адзума» (или «Адзума-кан»).

В это же время продолжался процесс передачи кораблей от кланов Императорскому флоту. В документах, направляемых в этой связи в адрес военного департамента «с мест», некоторые корабли именовались с «мару», но в ответах, приходящих из Токио, этот иероглиф всегда опускался. С окончанием формирования Императорского флота в конце 1871 г. «мару» перестало применяться в названиях боевых единиц. Еще некоторое время имели хождение «сэн» и «го», но только с названиями вспомогательных судов.

Окончательную ясность в этом вопросе внес приказ военно-морского министерства в сентябре 1888 г., который официально отменил употребление «кан», «мару» и других подобных иероглифов с названиями военных кораблей. Иероглиф «мару» продолжал употребляться с названиями вспомогательных, учебных и транспортных судов ВМФ. В частности, этот иероглиф иногда присоединялся к названиям старых кораблей, выведенных из основного состава и использовавшихся в качестве вспомогательных. Эта практика прекратилась намного позже: в августе 1916 г. последовало распоряжение убрать «мару» из названий транспортов, а в июле 1920 г. — из названий вспомогательных судов. Однако в названия транспортов иероглиф «мару» затем вернулся, оставался он и в названиях мобилизованных судов, а также кораблей и судов Императорской армии.

Отмененные в названиях боевых кораблей иероглифы не исчезли из флотской терминологии. С помощью некоторых из них создавалась корабельная классификация, существующая по наше время. Все тот же иероглиф «кан» присутствует в словах сэнкан (senkan) — линкор, коку-бокан (kokubokan) — авианосец, дзюнъёкан (junyokan) — крейсер, ку-тикукан (kuchikukan) — эсминец, сэн-суйкан (sensuikan) — подводная лодка, кайбокан (kaibokan) — эскортный корабль (ранее — корабль береговой обороны) и т.д. «Сэн» является компонентом таких слов, как унсосэн (unsosen) — транспорт, юсосэн (yusosen) — танкер и дзацуэкисэн (zatsuekisen) — вспомогательное судно. Иероглиф «го» с конца XIX в. по наши дни неизменно присутствует в номерных названиях. С его помощью также часто записываются названия иностранных кораблей, например затонувший в 1854 г. у японского побережья русский фрегат «Диана» японцы называют «Диана-го». Иероглиф «мару» продолжает оставаться элементом названий гражданских судов.

На корме броненосца «Цукуба» вполне различимо название

Линейный крейсер «Конго». 1922 г.

Интересную и во многом неповторимую картину представляют темы для названий японских кораблей. Первоначально определенной системы, разумеется, не существовало, поскольку каждый клан имел свои представления о том, какие наименования лучше. Среди названий первых современных японских кораблей попадались такие, которые могли бы оказать честь любому другому флоту: «Гром и молния» («Рай-дэн» — «Raiden»), «Летящий дракон» («Хирю» — «Hiryu»). Даже слово «канко» в названии «Канко-мару» в середине XIX в. означало не безобидный туризм, как сейчас, а находилось ближе к понятию «разведка», означая «сбор и изучение информации о разных территориях». Смысл некоторых названий порой был по-восточному запутанным. Например, построенный в 1870 г. для клана Сага корвет, позже переданный Императорскому флоту, по рекомендации одного из ученых этого клана, любителя китайской философии, получил название «Ниссин» («Nisshin»). Этот термин, почерпнутый в одном из трактатов, примерно означал «Непрерывный прогресс, развитие». Многие другие японские корабли того времени также носили труднопереводимые названия, отражавшие влияние китайской культурной традиции.

Название «Ниссин» прижилось, позже в Императорском флоте служили еще два одноименных корабля, но в целом быстро обозначилась тенденция использовать более понятные наименования. Крупные боевые корабли до начала XX в. наиболее часто именовались в честь гор. Япония — горная страна, около 70% ее территории занимают горы, но не их многочисленность послужила причиной такого предпочтения. Дело в том, что в религиозных представлениях японцев горы играли важную роль, они считались местами обитания богов. Второй причиной было то, что в Японии многие горы являются вулканами, а ассоциация огнедышащих вулканов с мощными кораблями, готовыми изрыгнуть нечто столь же разрушительное, вполне уместна.

По названиям гор в 60-80-х годах XIX в. получили свои имена, например, «Цукуба» («Tsukuba»), «Атаго» («Atago»), «Мая» («Maya»), «Хиэй» («Hiei»), «Каймон» («Kaimon»), «Унэби» («Unebi»), «Такао» («Takao»). Названия гор оставались популярными для наименования кораблей и позже. В честь горы Микаса получил название флагман адмирала Того. Названия гор носили и многие другие известные «супостаты» периода Русско-японской войны: «Фудзи» («Fuji»), «Асама» («Asama»), «Иватэ» («Iwate»), «Kacyra» («Kasuga»), «Такатихо» («Takachiho»), «Ёсино» («Yoshino»), «Касаги» («Kasagi»), «Ниитака» («Niitaka»).

В честь небольшой горной системы получил свое «имя» и крейсер «Адзума». Интересно, что хотя оно и звучит совершенно одинаково с названием первого японского броненосца, не имеет с ним ничего общего. Эти слова записываются разными иероглифами, и наименование броненосца в старом японском языке означает «Восток».

К началу XX в. появились названия в честь исторических областей (провинций) Японии. Среди первых кораблей, именовавшихся таким образом — шлюпы «Ямато» («Yamato») и «Мусаси» («Musashi»). Эти названия получили более широкую известность в годы Второй мировой войны — их несли самые мощные линкоры мира. Необходимо сказать, что в отношении слова «Ямато» возможно второе толкование. Это одно из старых названий Японии, и до сих пор в высокопарной речи японцы называют свою родину «страна Ямато». В богатом японском языке есть и другие слова, в древних сказаниях и поэзии обозначавшие Японию: «Фусо» («Fuso»), «Ясима» («Yashima») и «Сикисима» («Shikishima»), эти названия носили броненосцы. Аналогичное по смыслу название «Акицусима» («Akitsushima») имел бронепалубный крейсер. В Русско-японской войне также участвовали носившие названия провинций крейсера «Идзумо» («Izumo») и «Идзуми» («Izumi»).

Корма крейсера «Ои». Курэ, 1929 или 1930 г.

Распространение получили имена в честь известных местностей Японии: «Нанива» («Naniwa»), «Такасаго» («Takasago»), «Акаси» («Akashi»). Для названий, как правило, выбирались местности, прославленные красотой своей природы. Так, построенные в 1888-1894 гг. однотипные крейсера «Ицукусима» («Itsukushima»), «Мацусима» («Matsushima») и «Хасидатэ» («Hashidate») назвали в честь мест, на протяжении веков воспеваемых за самые красивые пейзажи Японии.

Среди японских топонимов немало таких, которые звучат одинаково и записываются одними и теми иероглифами, что иногда может вызвать затруднения. Например, нет единого мнения относительно того, от чего получил название броненосец «Хацусэ» («Hatsuse») — одни японские историки флота считают, что от горы, другие -что от реки. Расхождение во мнениях существует и в отношении крейсера « О т о в а » («Otowa») — считается, что он носил название либо горы, либо известного водопада.

Абстрактно -философских названий стало намного меньше. Среди наиболее известных кораблей периода 1904-1904 гг. с подобными названиями, помимо крейсера «Ниссин», были крейсера «Токива» («Tokiwa») — «Вечный, неизменный», а также «Титосэ» («Chitose») и «Тиёда» («Chiyoda»), чьи названия близки друг другу по смыслу и означают, очень приблизительно, «Да здравствует». Из любых категорий выбивался «Якумо» («Yakumo») со своим поэтичным названием, которое переводится как «Многослойные облака».

Японцы серьезно подходили к вопросу о выборе наименований -список предполагаемых названий представлялся на рассмотрение императора. При этом, как правило, давалось по два возможных варианта наименования на каждый корабль. После одобрения императором списка в целом он передавался военно-морскому министру, который уже делал окончательный выбор одного из двух названий [«Sekai no kansen», zokan №44].

Император Мэйдзи не ограничивался простым визированием представленных ему списков, а неоднократно сам выбирал наиболее подходящий вариант. Японский флот, пожалуй, был уникален в том, что при выборе названия намного большее, чем в других странах, внимание уделялось тому, насколько красиво и мелодично оно звучит. В марте 1897 г. военно-морской министр получил право самостоятельно, без предварительного согласия императора, присваивать названия миноносцам. Начиная с января 1921 г., монарх определял названия только линкоров и крейсеров, наименования кораблям остальных классов давались министром, который сразу докладывал об этом императору.

Любопытная картина наблюдалась в отношении трофейных кораблей. Во времена парусного флота в Европе захваченному «противнику» часто оставляли старое название, и в отношении бывших китайских кораблей японцы именно так и поступили. Это облегчалось тем, что иероглифика пришла в Японию из Китая, и до сих пор почти все японские иероглифы имеют два типа чтения — собственно японское и китайское (сильно искаженное в связи с особенностями произношения). Победители оставили трофеям их прежние иероглифические названия, только произнося их на свой лад. Например, главный трофей войны с Китаем 1894-1895 гг. — броненосец, часто именуемый в отечественной литературе «Чин-Иен», — на самом деле в Императорском флоте назывался «Тинъэн» («Chinen», китайское чтение «Чжэнь-Юань»).

Совсем по-другому поступили с захваченными русскими кораблями. Произнести их названия японцы могли только с превеликим трудом, поэтому добычу решили переименовать. Новые названия давались примерно по такому же принципу, что и изначально своим кораблям, но в ряде случаев имелся один нюанс: иногда их подбирали так, чтобы напоминать о победах японского флота. Например, захваченные при Цусиме эскадренные броненосцы получили названия провинций. При этом выбрали те, которые располагались на юго-западном побережье Японии, вблизи Корейского пролива, чтобы тем самым увековечить память о Цусимском сражении: «Ивами» («Iwami» — «Орел») и «Ики» («Iki» — «Император Николай I»). Броненосцы береговой обороны получили названия островов, также расположенных вблизи места сражения: «Генерал-адмирал Апраксин» стал называться «Окиносима» («Okinoshima»), а «Адмирал Сенявин» — «Мисима» («Mishima»).

Немного по-другому поступили с поднятыми в Порт-Артуре и восстановленными броненосцами. Они также были названы по провинциям — «Танго» («Tango» — «Полтава»), «Сагами» («Sagami» — «Пересвет»), «Хидзэн» («Hizen» — «Ретвизан»), но смысл этих новых названий был другой: японцы выбрали те провинции, где располагались их основные военно-морские базы.«Пересвет» восстанавливался в базе Йокосука, расположенной на территории бывшей провинции Сагами, и от этой провинции он и получил новое наименование. «Полтава» ремонтировалась в Майдзуру (провинция Танго), «Ретвизан» — в Сасэбо (провинция Хидзэн), что и нашло свое отражение в названиях. Новое наименование «Победа» («Суо» — «Suo») получила в честь провинции, соседствующей с ВМБ Курэ (в нашей литературе распространено не совсем верное написание «Суво», идущее от одной из латинских транскрипций).

Тяжелый крейсер «Фурутака» в базе Синагава. За ним — «Кинугаса» и «Аоба». Октябрь 1935 г.

Бывшие русские крейсеры обрели обычные для кораблей их классов «географические» названия. Гора Асо дала новое название крейсеру «Баян» («Aso»), проливы — «Варягу» и «Палладе» — соответственно, «Соя» («Soya») и «Цугару» («Tsugaru»). На отечественных картах Соя называется проливом Лаперуза, Цугару — Сангарским проливом. При переименовании «Новика» японцы постарались увековечить победу над ним: крейсер стал называться «Судзуя» («Suzuya») — японское название реки на Сахалине, вблизи которой «Новик» принял свой последний бой под Андреевским флагом.

http://keu-ocr.narod.ru/IJN_names/

samuraikin.livejournal.com

Легендарный японский линкор «Ямато»: фото, история :: SYL.ru

Уже 70 лет в водах Тихого океана на глубине более 1410 футов покоятся обломки самого передового корабля того времени – японского линкора «Ямато», головного корабля Императорского флота. Это судно считалось непотопляемым. Оно было самым смертоносным из всех когда-либо построенных военных кораблей.

Грозное оружие

Через несколько лет после того, как закончилась Первая мировая, в большинстве военно-морских ведомств различных государств заговорили о применении линкоров. В те времена существовало мнение, что боевые корабли данного вида все же остаются основной мощью любого флота, так как предназначены для морских боев в сомкнутом порядке.

Дело в том, что линкоры оснащены одновременно как наступательными, так и оборонительными боевыми средствами, расположенными в наиболее рациональном порядке. Разрабатывая такие корабли, в первую очередь заботились об их бронировании, непотопляемости и артиллерии, а уже во вторую – о дальности и скорости хода.

Одновременное максимальное усиление наступательных и защитных качеств судна возможно только на борту крупного боевого корабля, так как установка дополнительного оснащения занимает значительную часть его общей массы. Именно этим объясняется увеличение водоизмещения линкоров.

Программа «Марусаи»

В 1930 году в Лондоне было принято международное соглашение, касающееся ограничения морского вооружения. Среди государств, подписавших данный документ, была и Япония. Но через 4 года эта страна взяла курс на усиление своих вооруженных сил и отказалась придерживаться лондонских договоренностей. Вместо этого японское правительство разработало программу под названием «Марусаи», предусматривавшую строительство целого ряда усовершенствованных боевых кораблей для Императорского флота, в число которых входило и несколько линкоров. С самого начала упор делался не на количество произведенной боевой техники, а на ее качество.

Основной целью разработки новейших линкоров являлась идея превосходства над американскими кораблями такого же класса. Японские специалисты пришли к выводу, что согласно обязательному условию прохождения международных судов через Панамский канал, все корабли должны были иметь ограничения, касающиеся тактико-технических данных. Это означало, что водоизмещение у них не более 63 тыс. тонн, скорость не превышает 23 узла, а орудия калибром до 406 мм. Но японские суда не собирались проходить через канал, поэтому размер их мог быть каким угодно. Было решено, что головным кораблем Императорского флота станет линкор «Ямато», а его командиром – адмирал Исороку Ямамото.

Строительство

Закладка первого линейного корабля произошла 4 ноября 1937 года в Курэ, в военно-морском арсенале. Это был линкор «Ямато» (фото предоставлено выше). Для его постройки сухой док №4, имевший длину 339 м и ширину – 44 м, специально углубили на 1 м. Второй корабль такого же класса был заложен уже весной следующего года в Нагасаки и назывался «Мусаси». Его постройка производилась на наклонном усиленном стапеле №2 с параметрами 312 на 40,9 м, который принадлежал компании «Мицубиси хэви индастриз».

В 1939 году в Японии была принята Четвертая программа по обновлению флота, согласно которой весной 1940 года начали строительство третьего линкора – «Синано». Оно производилось в сухом доке в Йокосука, в военно-морском арсенале. И четвертый, последний, корабль №111 заложили в том же году в доке, где до этого строили линкор «Ямато».

Создание «Синано» было приостановлено в самом конце 1941 года на стадии, когда корпус уже собрали до высоты главной палубы. В последующие три года его переоборудовали в авианосец, сохранив при этом первоначальное название.

Надо сказать, что постройка всех кораблей этого типа проводилась в обстановке чрезвычайной секретности. Все стапельные платформы были огорожены высокими заборами, а сверху накрыты либо маскировочными сетками, либо специальными навесами. Кроме того, все окна близлежащих зданий, выходивших на верфь, были наглухо заложены. Также все судостроители были вынуждены дать подписку о неразглашении какой-либо информации об объекте, на котором они работают.

Японский линкор «Ямато» и остальные три корабля такого же типа собирались так, что ни один из рабочих не знал, какой конкретно объект он сооружает. Доходило до того, что инженерам выдавали проектную документацию строго по частям. Полное представление о плане строительства кораблей имел только очень узкий круг лиц.

Головной линкор был выведен из дока в начале августа 1940 года. А уже в конце 1941 года он встал в строй. Это событие произошло без малого через 7 лет после того, как появились первые чертежи линкора «Ямато». Корабль «Мусаси» спустили на воду на три месяца позже, а в эксплуатацию ввели в конце лета 1942 года.

Боевая история

Вопреки ожиданиям, военная карьера линкоров этого класса не была богата на события. Линейный корабль «Ямато» являлся флагманским судном адмирала Ямамото. В то время, когда шло сражение у атолла Мидуэй, он получил сообщение о поражении своих авианосных сил, но вместо того, чтобы использовать огромные орудия линкора против врага, он вышел из боя.

Двойник «Ямато» – «Мусаси» являлся штабом адмирала Кога, который стал командующим Императорского флота после смерти Ямамото. Оба линкора практически не вступали в бой и все время стояли у берегов Трука.

В конце декабря 1943 года «Ямато», находясь к северу от того же острова, был торпедирован американской подводной лодкой «Скейт». Получив повреждения, линкор не сразу повернул к родным берегам. В Страну восходящего солнца судно пришло 22 ноября 1944 года и было сразу же поставлено не только на ремонт, но и на модернизацию. После случая с торпедированием головного корабля Императорского флота японцам пришлось несколько усовершенствовать противоминную защиту кораблей данного типа. Но в ходе боевых действий на Тихом океане стало ясно, что ведущая роль на море теперь принадлежит авиации, а огромные орудия линкоров оказались свершено бесполезными.

Сражение в заливе Лейте

Не секрет, что 1944 год для Японии оказался неудачным. После поражения вблизи Мариинских островов ее палубная авиация так и не смогла оправиться, но вести дальнейшие военные действия было необходимо. Императорский флот намеревался взять реванш у американцев, стянув при этом к Филиппинским островам все оставшиеся силы. В это соединение входили 9 линкоров и 4 авианосца. Японское командование прекрасно понимало, что в случае проигрыша оно потеряет флот полностью и бесповоротно, но оставить за собой Филиппины, как и нефтяные месторождения, было жизненной необходимостью.

Американцы сумели собрать в этом районе все самые крупные силы – 12 линкоров и 16 авианосцев. К тому же у них было несомненное превосходство в воздушном пространстве, что в итоге и решило исход сражения.

Первые незначительные столкновения между двумя враждующими флотами начались 23 октября, а настоящие сражение в воздухе – только утром следующего дня. Японским адмиралом Ониси было организовано 3 налета на американские суда. В каждом из них участвовало от 50 до 60 самолетов, но этого количества оказалось недостаточно для достижения успеха.

Один из японских пикировщиков даже ухитрился атаковать американский авианосец, сбросив на него бомбу весом в 600 фунтов (272 кг). Бомбардировщик сбили, но на судне возник сильный пожар, и его пришлось потопить при помощи торпед. В тот день этот эпизод был единственным значительным достижением японской авиации. После этого были и другие атаки с применением пикировщиков и торпедоносцев, но они были безрезультатными.

Гибель линкора «Мусаси»

В тот день авиация США методично продолжала наносить удары по японскому соединению. В этих атаках участвовало более 250 самолетов, взлетавших с трех авианосцев. По окончании боя американские летчики доложили о 76 сбитых машинах противника. Хуже всего пришлось линкору «Мусаси», который стал главной мишенью. В него попало 17 бомб и 20 торпед, и это не считая близких разрывов. Наконец, в 18 ч 35 мин, получив множественные серьезные повреждения, корабль «Мусаси» затонул. Он унес с собой 991 члена экипажа из 2279.

В последующие два дня успех был на стороне американской палубной авиации. В итоге сражение закончилось полным разгромом японского Императорского флота, который потерял все свои авианосцы, три линкора и большую часть других суден.

Технические характеристики

Линкор «Ямато» водоизмещением 72800 тонн, имел длину 263 м и высоту 38,9 м при осадке в 10,6 м. На его борту находилась корабельная четырехвальная паротурбинная силовая установка мощностью 150000 л. с. Максимальная скорость этого судна составляла 27 узлов, а дальность плавания – 7200 миль.

На вооружении корабля находилось 9 орудий с калибром 460 мм, по 12 противоминных 155 и 127-миллиметровых стволов, а также 24 зенитных пушки на 25 мм. Кроме того, имелось еще и 7 гидросамолетов.

Финальный поход

Линкор «Ямато» (фото представлено ниже) с осени 1944-го базировался на территории Японии. Именно оттуда он и отправился в свое последнее плавание в апреле 1945 года. Это была военная операция под названием «Теничиго». Ее целью было уничтожение частей американских войск, которые 1 апреля десантировались на Окинаву.

Через 6 дней после высадки противника на японский остров линкор подходил к его берегам в составе незначительного соединения. На его борту находилось столько топлива, сколько нужно было для следования только в одну сторону. Гибель «Ямато» и остальных судов была лишь вопросом времени, так как не только ему, но и другим судам поступил приказ сражаться до последнего вздоха, а это могло означать лишь одно – японское командование посылало их на верную смерть. Подтверждением этому служит и тот факт, что у данного соединения не было авиационного прикрытия.

«Ямато»: последняя битва

Вскоре японские корабли были обнаружены авиацией США. На линкор сразу же налетели вражеские самолеты. Всего было три атаки, в которых приняло участие до 200 бомбардировщиков, взлетевших с американских авианосцев «Хорнет», «Йорктаун» и «Беннингтон».

В результате первого налета в корабль «Ямато» попали три торпеды. Они повредили вспомогательную рулевую машину, в свою очередь, линкор сбил лишь один торпедоносец. После второй атаки двумя снарядами было повреждено бортовое электрооборудование, вследствие чего из строя вышла часть артиллерии. Но и после этого положение линкора еще нельзя было назвать критическим, хотя все резервы устойчивости и живучести стремительно исчерпывались. Наконец, начался последний налет на корабль. На этот раз в него попало не менее четырех торпед. К этому времени на «Ямато» в рабочем состоянии находился единственный оставшийся гребной вал, но вскоре персоналу пришлось покинуть постепенно заполняющиеся водой котельные отделения. После этого он полностью потерял ход. Корабль стал клониться на левый борт.

Вскоре крен достиг 80 градусов, после чего прогремел чудовищный взрыв. Он означал гибель «Ямато». Последняя битва линкора, которая длилась около двух часов, была окончена. Взрыв был такой силы, что его слышали на многие мили вокруг, а его отблеск видели с американских кораблей, находившихся у острова Кагосима. Столб дыма, поднявшийся над местом трагедии, напоминал собой так называемый ядерный гриб. В высоту он достигал около 6 км, а пламя от взрыва поднималось не менее чем на 2 км.

Подобный эффект могла произвести сдетонировавшая взрывчатка в количестве около 500 тонн. Но что именно вызвало этот взрыв, до сих пор неизвестно. Американцы склонны считать, что его спровоцировала бронебойная бомба, попавшая в башню, а затем и в главные погреба, где хранились боеприпасы.

Последствия

Гибель линкора «Ямато» повлекла за собой ужасные человеческие жертвы. Из 2767 членов экипажа осталось в живых всего 269 человек. В числе погибших оказались капитан корабля и командующий соединением. Кроме линкора, в ходе сражения американцами были уничтожены 4 эсминца и линейный крейсер, на которых утонули или были убиты 3665 человек. В финальном бою «Ямато» повредил 20 и сбил 5 самолетов.

Технические просчеты

Последний бой «Ямато» показал все недостатки кораблей этого класса. Прежде всего, у него была довольно слабая противовоздушная защита, несмотря на то что на его борту находилось большое количество орудий зенитной артиллерии. За все время боя линкор смог сбить лишь 10 вражеских самолетов.

Это могло произойти по трем причинам. Первая из них – недостаточная боевая подготовка артиллерийских расчетов. Известно, что из-за нехватки снарядов японцы тренировались в стрельбе по воздушным шарам, которые, естественно, летали очень медленно. Вторая причина – небольшая масса зенитных боеприпасов. Их калибр был всего лишь 25 мм и весил каждый 250 г. Третьим фактором могла стать небольшая начальная скорость снарядов, которая превосходила быстроту американских самолетов только в 6 раз, и, как показал бой, этого оказалось явно недостаточно.

Находки

В январе 2010 года в мировой прессе появилась сенсационная новость – японский кинопродюсер Харуки Катагава в ходе очередной организованной им подводной археологической экспедиции наконец обнаружил обломки затонувшего в конце Второй мировой войны самого огромного военного корабля в мире. Сейчас линкор «Ямато» — на дне (фото смотрите в этом материале) Тихого океана в 50 км от ближайшего к нему японского острова.

В марте 2015 года во время частной экспедиции, организованной американским миллиардером Полом Алленом, был обнаружен двойник знаменитого линкора – корабль «Мусаси». Он находится недалеко от филиппинских берегов, на дне моря Сибуян на глубине более 1000 м.

Память

Город Курэ (префектура Хиросима), который расположен на побережье внутреннего моря, знаменит тем, что здесь находилась военно-морская база Японии во время двух мировых войн. Именно здесь был построен самый большой в истории человечества боевой корабль – линкор «Ямато». Поэтому неудивительно, что в наши дни самой большой достопримечательность этого города является музей, посвященный проектировке, строительству и боевой истории данного корабля. Здесь можно воочию увидеть подробный макет линкора, выполненный в масштабе 1:10. Японцы свято чтят свою историю, поэтому легендарный «Ямато» для них является олицетворением отваги и героизма их народа. Подвиг его экипажа можно сравнить только с отвагой моряков русского крейсера «Варяг».

Музей «Ямато» является одним из самых интересных и популярных музеев мира. В нем имеются экспозиции, касающиеся не только линкора, но и другой боевой техники, к примеру, подводных лодок-камикадзе, самолета «Зеро», а также современного высокотехнологического судостроения.

Морские стальные чудовища, такие как «Ямато» и «Мусаси», навсегда останутся в истории непревзойденными линкорами за всю эпоху корабельного строительства. Им так и не дали возможности явить миру всю свою мощь, на которую они были способны. Теперь уже сложно предугадать, как бы сложилась их судьба, да и будущее всего мира, если бы им отвели главную роль в столь быстром продвижении Японии к объединению всех азиатских земель под своим началом.

www.syl.ru

Корабли Японии — фото | Военный альбом 1941-1945

Главная » Техника » Корабли » Корабли Японии

Фотографии в категории «Корабли Японии»

Фотографии кораблей и подводных лодок японского флота.

Война на море, Корабли Японии &raquo

Японский авианосец «Дзуйкаку» (Zuikaku / 瑞鶴) во время сражения у мыса Энганьо, примерно в 14:00, после третьей атаки американцев на японский флот. Корабль накренился, но пока еще на ходу.

Война на море, Корабли Японии &raquo

Японские авианосцы «Дзуйкаку» (Zuikaku / 瑞鶴) с эсминцем «Вакацуки» (Wakatsuki / 若月), класс «Акидзуки» (Akizuki / 秋月) в море во время сражения у мыса Энганьо. На заднем плане виден авианосец «Дзуйхо» (Zuihō / 瑞鳳). В правой части снимка — еще один эсминец.

Корабли Японии &raquo

Японский линкор «Исэ» после перестройки в авианесущий корабль.

Перл Харбор, Корабли Японии, B5N «Кейт» &raquo

Японский торпедоносец Накадзима B5N «Кейт» (Nakajima B5N «Kate») взлетает с авианосца «Дзуйкаку» (Zuikaku / 瑞鶴) для атаки на Перл-Харбор, примерно в 07:20. На заднем плане виден пикирующий бомбардировщик Аичи D3A «Вэл» (Aichi D3A «Val»).

Перл Харбор, Корабли Японии &raquo

Командир японского авианосца «Сёкаку» (Shōkaku / 翔鶴) капитан 1-го ранга Такацугу Дзёдзима (Takatsugu Jōjima / 城島 高次), наблюдает за взлетом самолетов для атаки Пёрл-Харбора утром 7 декабря 1941 г. Надпись на японском слева — напутствие пилотам.

Война на море, Корабли Японии, A6M «Зеро» &raquo

Японские истребители Мицубиси A6M2b «Зеро» (Mitsubishi A6M2b «Zero») готовятся к взлету с авианосца «Дзуйкаку» (Zuikaku / 瑞鶴) в ходе рейда в Индийский океан.

waralbum.ru

Японские линкоры в World of Warships

Эволюция линкора

Ветка японских линкоров начинается на третьем уровне:

III уровень — Kavachi

Стал первым дредноутом японской постройки. Как и в большинстве кораблей этого типа, его артиллерия размещалась не в диаметральной плоскости, а побортно: одна башня главного калибра на носу и корме и ещё по две с каждого борта. Хотя такая конструкция снижает максимально возможный залп до 8 выстрелов вместо 12, при определённых условиях она позволит игроку более динамично переключать огонь между несколькими целями. Ещё один недостаток Kawachi — довольно умеренная скорость хода, которая отчасти компенсируется крепким бронированием.

IV уровень — B-40

Нереализованный проект линейного крейсера, ставший основой для Kongo, следующего корабля ветки. Название B-40 пошло от принятого в японских кораблестроительных документах обозначения проектов линкоров и линейных крейсеров буквами А и В соответственно. По сравнению с предшественником потерял в мощи бронирования, в особенности бортового, но приобрёл довольно внушительную скорость хода в 27 узлов. Схема расположения башен ГК тоже изменилась, став довольно нестандартной для этого класса. На корме корабля сосредоточены два из трёх имеющихся орудийных башен корабля калибра 356 мм, что позволяет вести огонь даже во время отступления.

V уровень — Kongo

Kongo можно назвать классическим линейным крейсером английской школы — довольно быстрым, хорошо вооружённым и относительно слабо бронированным. Все четыре корабля этого класса принимали активное участие в обеих мировых войнах и прошли несколько масштабных модернизаций в межвоенный период. Большинство основных характеристик, в том числе бронирование и скорость хода, остались на уровне B-40. Исключение составляет вооружение корабля: количество орудийных башен теперь увеличилось до четырёх, поровну расположенных на носу и корме. На фоне своего аналога из американской ветки линкоров выделяется высокой скоростью хода при относительно ослабленном вооружении, предполагая более подвижный и динамичный стиль игры.

VI уровень — Fuso

Проект линкора, основанный на линейном крейсере Kongo. Корабль получил более совершенную и компактную энергетическую установку и вырос на фоне предшественника в водоизмещении, благодаря чему удалось усилить бронирование и разместить на борту две дополнительные орудийные башни. Общее их число таким образом увеличилось до шести, что позволяет более гибко управлять огнём корабля. Как и Kongo, превосходит американского одноклассника в скорости, но немного уступает в защите.

VII уровень — Nagato

Первый японский корабль, оснащённый артиллерией калибра 410-мм. Успешно сочетая мощное бронирование и высокую для линейного корабля скорость хода в 26 узлов, стал так же одним из первых представителей класса быстроходных линкоров. При постройке корабля применялась классическая схема расположения орудий ГК: четыре башни, по две в корме и на носу.

В ходе модернизаций защита Nagato, как и других японских линкоров, была усилена, однако, довольно неравномерно — некоторые части корабля были прикрыты более толстой броней, нежели другие. Например, артиллерийские погреба оказались защищены намного лучше, чем, скажем, машинное отделение. Нивелировать этот недостаток игрок может, заходя на противника носом и скрывая от огня противника слабозащищённые участки корпуса.

VIII уровень — Amagi

Перспективный проект, созданный в рамках японской кораблестроительной программы 8 – 8: постройки 4 линкоров и такого же количества более быстроходных линейных крейсеров. В число последних по изначальной задумке должен был входить и Amagi, но в феврале 1922 года согласно положениям Вашингтонской морской конференции, вводившим ограничение на численность линейного флота, строительство крейсера было прервано. Количество пушек на Amagi возросло до 10, сконцентрированных в 5 орудийных башнях: две на носу и три в корме. Такое число орудийных установок позволит игроку более гибко управлять артиллерийским огнём и быстрее адаптироваться к изменениям боевой обстановки.

IX уровень — A140-J2

A140-J2 — один из вариантов проекта по созданию японского суперлинкора, который в итоге вылился в постройку знаменитого «Ямато». Во многом на него похож, в том числе мощнейшим бронированием и неплохой скоростью хода, хотя и уступает в вооружении. При создании A140-J2 конструкторы применили довольно необычную схему расположения пушек, которая была предложена британцами после Первой мировой и впервые воплощена в линкорах Nelson и Rodney. Все три орудийные башни корабля собраны на носу, что позволит игроку дать полный залп, даже держа противника прямо по курсу. Такая конструкция позволила уменьшить размер цитадели и более компактно разместить артиллерийские погреба и энергетическую установку, а за счёт оSBободившегося места усилить бронирование.

X уровень — Yamato

И наконец, легендарный Yamato, самый крупный и могучий линейный корабль в истории флота, который вряд ли нуждается в особом представлении. Главные его козыри — мощнейшие в игре артиллерийские орудия калибра 460 мм, а также самая толстая броня бортов, которая надёжно защищает линкор от огня кораблей-одноклассников на дальней и средней дистанциях.

tankistador.ru

Императорский флот Японии — военно-морские силы Японской империи

Императорский флот Японии (大日本帝國海軍, Дай-Ниппон Тэйкоку Кайгун, Флот Великой Японской империи) — военно-морские силы Японской империи в период с 1869 год по 1947 год. Основные силы известны как «Объединённый флот»: был создан в 1894 году благодаря объединению «Флота постоянной готовности» (состоял из наиболее современных и боеспособных судов) и «Западного флота» (состоял из устаревших судов).

История

Формирование Японского императорского флота

Впервые японцы познакомились с современным военным кораблестроением в середине XIX в. В 1855 году феодальное правительство страны (бакуфу) получило из Голландии паровой корабль Soembing, ставший первым современным боевым кораблем Японии. Полученному заморскому чуду японцы поначалу оставили его наименование, только немного искажая его в соответствии с особенностями своего произношения — «Сумбин». Но вскоре пароход получил новое название Kanko Maru («Канко-мару»).
В военных делах бакуфу полагалось на воинские формирования различных самурайских кланов. Имевшиеся в середине XIX в. боевые корабли не образовывали единые военно-морские силы, а входили в состав маленьких флотов своих кланов. Конечно, делались попытки их объединить, но отсутствие общего руководящего центра все равно чувствовалось.

Названия кораблей японского императорского фота

Все изменилось в начале периода Мэйдзи (1867 — 1912), характеризовавшегося резкими переменами в Японии. Отсталая в экономическом и военном плане страна быстро превратилась в значительную силу.По своим масштабам и историческому значению реформы Мэйдзи вполне можно сравнить с петровскими преобразованиями, в обоих случаях отсталая в экономическом и военном плане страна быстро превратилась в значительную силу. Перемены начинались очень трудно, произошла даже небольшая гражданская война между сторонниками императора-реформатора Мэйдзи и сторонниками бакуфу, выступавшими за сохранение старых порядков. Именно в ходе этой войны образовался и впервые показал себя в деле единый Императорский флот, в состав которого поступили корабли разных кланов.
В 1869 году Япония получила свою самую мощную к тому времени единицу — бывший броненосец Конфедерации южных штатов «Stonewall». В изданных на Западе справочниках по Императорскому флоту указывается, что поначалу он именовался Kotetsu («Котэцу»), а затем превратился в Azuma («Адзума»). Однако тут имело место не просто переименование. Дело в том, что сами японцы воспринимали слово «котэцу», что можно перевести как «бронированный», не столько как настоящее название корабля, сколько как указание его класса — броненосец. Других броненосцев у страны тогда не имелось, поэтому без названия некоторое время спокойно обходились. Вскоре обратили внимание на то, что флагман Императорского флота оказался безымянным, и в декабре 1871 году корабль получил свое настоящее название «Адзума» (или «Адзума-кан»).
В это же время продолжался процесс передачи кораблей от кланов Императорскому флоту. С окончанием формирования Императорского флота в конце 1871 г. «мару» перестало применяться в названиях боевых единиц. Еще некоторое время имели хождение «сэн» и «го», но только с названиями вспомогательных судов.Окончательную ясность в этом вопросе внес приказ военно-морского министерства в сентябре 1888 г., который официально отменил употребление «кан», «мару» и других подобных иероглифов с названиями военных кораблей. Иероглиф «мару» продолжал употребляться с названиями вспомогательных, учебных и транспортных судов ВМФ.
Интересную и во многом неповторимую картину представляют темы для названий японских кораблей. Первоначально определенной системы, разумеется, не существовало, поскольку каждый клан имел свои представления о том, какие наименования лучше. Среди названий первых современных японских кораблей попадались такие, которые могли бы оказать честь любому другому флоту: «Гром и молния» («Рай-дэн» — «Raiden»), «Летящий дракон» («Хирю» — «Hiryu»). Даже слово «канко» в названии «Канко-мару» в середине XIX в. означало не безобидный туризм, как сейчас, а находилось ближе к понятию «разведка», означая «сбор и изучение информации о разных территориях». Смысл некоторых названий порой был по-восточному запутанным. в целом быстро обозначилась тенденция использовать более понятные наименования. Крупные боевые корабли до начала XX в. наиболее часто именовались в честь гор. Япония — горная страна, около 70% ее территории занимают горы, но не их многочисленность послужила причиной такого предпочтения. Дело в том, что в религиозных представлениях японцев горы играли важную роль, они считались местами обитания богов. Второй причиной было то, что в Японии многие горы являются вулканами, а ассоциация огнедышащих вулканов с мощными кораблями, готовыми изрыгнуть нечто столь же разрушительное, вполне уместна.

«Ямато» и «Мусаси»

К началу XX в. появились названия в честь исторических областей (провинций) Японии. Среди первых кораблей, именовавшихся таким образом — шлюпы «Ямато» («Yamato») и «Мусаси» («Musashi»). Эти названия получили более широкую известность в годы Второй мировой войны — их несли самые мощные линкоры мира.
Любопытная картина наблюдалась в отношении трофейных кораблей. Во времена парусного флота в Европе захваченному «противнику» часто оставляли старое название, и в отношении бывших китайских кораблей японцы именно так и поступили. Это облегчалось тем, что иероглифика пришла в Японию из Китая, и до сих пор почти все японские иероглифы имеют два типа чтения — собственно японское и китайское (сильно искаженное в связи с особенностями произношения). Победители оставили трофеям их прежние иероглифические названия, только произнося их на свой лад.
Необходимо отметить еще одну уникальную особенность ВМС Японии: в отличие от остальных стран, ни один их корабль не назывался именем человека. Идея присваивать названия в честь известных исторических персонажей и т.п. рассматривалась в период становления Императорского флота, но, в конечном итоге, ее отвергли. К примеру, несмотря на почти божественный статус императорской семьи, ни один корабль не получил названия в честь императора.
Тяжелые крейсера
Какого-либо четкого критерия, по которому отбирались названия тяжелых крейсеров (вроде «самые высокие горы»), не существовало.
Лёгкие крейсера
С легкими крейсерами было несколько проще. Начиная с построенных в 1918-1919 гг. «Тэнрю» («Tenryu»).и «Тацута» («Tatsuta») -и заканчивая «Оёдо» («Oyodo»), последним типом японских легких крейсеров — все представители этого класса носили названия рек. Исключением стал только тип «Катори» («Katori») — это трио изначально собирались строить как учебные корабли.
Авианосцы

В принципе, отражая их принадлежность также и к воздушной стихии, девиз для их наименований можно сформулировать по принципу «все, что летает».

1914 год — первый в истории успешный авианосный удар при десанте у Циндао.

1922 — Япония ввела в строй первый в мире корабль, изначально предназначенный для роли авианосца — «Хосё»

К началу войны Япония обладала мощнейшим в мире авианосным флотом (9 авианосцев против 7 у США, причём 4 из последних находились в Атлантике), но сильно уступала США по другим кораблям (линкоры: 10 против 15, причём в Тихом и Индийском океане находились 9 из последних и 3 британских линкора). По промышленным же возможностям Япония безнадежно отставала от США[3]. Японские линкоры типа «Ямато» были самыми большими по водоизмещению в мире и в истории. В начале войны Япония обладала современнейшим палубным истребителем «Зеро»

Торпедоносцы
Самые интересные названия получали торпедные корабли. Поначалу японские миноносцы, как и их собратья в большинстве других флотов, оставались номерными, но с увеличением водоизмещения и у них появились названия. Первый «именной» миноносец назывался «Котака» («Kotaka»), что означает «Маленький ястреб». «Птичьи» названия присваивались и первым двум сериям более крупных миноносцев 1899 — 1904 гг.
Миноносцы
Первые эскадренные миноносцы положили начало традиции именования представителей этого класса по разным природным явлениям. Как известно, японцы — поэтичный народ, и в названиях эсминцев неисчерпаемое богатство их поэтического наследия было отражено в полной мере.
Подводные лодки
Подводные лодки имели литерно-цифровые обозначения в зависимости от своих размеров. Большие лодки (водоизмещение более тысячи тонн) обозначались буквой И (I), лодки водоизмещением до тысячи тонн-слогом Po(Ro), малые лодки -Ха (На). Смысл этих литер следующий: И, Ро и Ха — первые три слога старой японской азбуки, что-то вроде русской церковно-славянской, и очень приблизительно их можно перевести как «Аз», «Буки», «Веди». В наименовании своих лодок японцы явно пошли за англичанами, назвавшими первые серии своих субмарин А, В и С.
Эскортные корабли

Эскортные корабли типа «Симусю» (яп. 占守型海防艦 Симусюгата кайбо:кан?) — тип японских эскортных кораблей. Вместе с более поздним типом «Эторофу» были также известны как кайбоканы типа A.

СТРОИТЕЛЬСТВО
Заказаны в 1937 году по третьей программе замены флота. В 1938—1941 годах на верфях Сасебо, Иокогамы и Тамано было построено 4 корабля этого типа. От постройки ещё 4 единиц отказались.

ИСТОРИЯ СЛУЖБЫ
4 корабля этого типа использовались для эскортирования войсковых транспортов и патрульной службы у берегов самой Японии. В 1942—1943 годах прошли модернизацию с заменой 2 спаренных зенитных автоматов на 5 строенных, установкой 76-мм бомбомёта и увеличением боекомплекта глубинных бомб до 60 (за счёт снятия трального оборудования).

«Исигаки» был потоплен в 1944 году американской подводной лодкой, остальные представители этого типа пережили войну. «Симусю» был передан СССР (списан в 1959 году), «Кунасири» затонул в 1946 году, «Хатидзё» разобрали на металл в 1948.

ВИДЫ:

! НАЗВАНИЕ  !! МЕСТО ПОСТРОЙКИ !! ЗАЛОЖЕН !! СПУЩЕН НА ВОДУ !! ВВЕДЁН В ЭКСПЛУАТАЦИЮ !! СУДЬБА
|-
| Симусю
(яп. 占守) || Верфь «Мицуи», Тамано || 29 ноября 1938 года || 13 декабря 1939 года || 30 июня 1940 года || После войны передан СССР по репарациям, переименован в ЭК-31, а позже в ПС-25. Списан в 1959 году.
|-
| Хатидзё
(яп. 八丈) || Морской арсенал Сасебо, Сасебо || 3 августа 1939 года || 10 апреля 1940 года || 31 марта 1941 года || Текст ячейки
|-
| Кунасири
(яп. 国後) || Верфь «Цуруми», Иокогама || 1 марта 1939 года || 6 мая 1940 года || 3 октября 1940 года || Текст ячейки
|-
| Исигаки
(яп. 石垣) || Верфь «Мицуи», Тамано || 15 августа 1939 года || 14 сентября 1940 года || 15 февраля 1941 года || Текст ячейки

Хатидзё
(яп. 八丈)

Кунасири
(яп. 国後)

Исигаки
(яп. 石垣)

Минно-тральные корабли
С созданием специализированных минно-тральных сил японцы явно не торопились, поначалу применяя для постановки и траления мин корабли других классов. Корабли специальной постройки — малые заградители типа «Нацусима» («Natsushima»), также выполнявшие роль тральщиков, — появились только перед Первой мировой войной. По существовавшей тогда в Императорском флоте классификации заградители самостоятельным классом не считались, относясь к вспомогательными судами.
Остальные классы
Относительно других классов можно отметить отсутствие четкой системы. В целом главной темой их наименований была географическая — острова, мысы, проливы и т.д.

Описание кораблей Императорского флота Японии

Японские эсминцы и их вооружение

Японский Императорский флот начал кампанию 1941 — 1945 гг. имея в своем составе самую мощную и совершенную в мире флотилию эсминцев. Акцент при этом делался на мощные 610-мм торпеды, высокую скорость хода и артиллерийское вооружение, достаточное для прорыва через соединения легких кораблей и отражения их атак на собственные линейные соединения. Тем не менее, появление во второй половине 30-х годов торпедоносцев и пикирующих бомбардировщиков заставило приступить к созданию эскортного корабля нового поколения, вооруженного скорострельными уни­версальными орудиями. Такими кораблями стали эсминцы типа Акицуки. Бесспорно, они имели отличные 100-мм артиллерийские установки, но как и предшественники, не могли их эффективно использовать эф­фективностью ввиду отсутствия совершенных систем управления огнем.С вступлением в строй линкоров нового поколения, имевших ход не менее 30 узлов и более дальнобойную противомин­ную артиллерию, торпеды тип 8 и вовсе утрачивали свое значение. Для решения этой проблемы в конце 20-х годов начали строить эсминцы «специального» типа с девятью 610-мм торпедными аппаратами и ше­стью 127-мм орудиями. Данные корабли имели на во­оружении торпеды тип 90. В 1935 г. была принята на вооружение торпеда тип 93, которая 48-узловым хо­дом проходила не менее 20000 м, а 40-узловым -32000 м. Масса боевого отделения возросла до 490 кг. К концу 1943 г. Импе­раторский Флот окончательно утратили инициативу. Его эсминцы были вытеснены из «узких» морей в открытый океан, где безраздельно господствовали аме­риканские палубная авиация и подводные лодки. Вот тут и сказалась слабость зенитного и противолодочного вооружения. Как оказалось, 127-мм орудия в установках тип С не могли эффективно вести огонь по таким целям как пикирующий или низко летящий бомбардировщик. Для этого они не обладали ни необходимой скорострель­ностью, ни соответствующими приборами управления огнем. Известное исключе­ние составляли корабли типа Акицуки с их восемью 100-мм орудиями. Однако их было слишком мало. С другой стороны, эти эсминцы были мало приспособ­лены для борьбы с подводными лодками.

Японские авианосцы и их вооружение

Официально деления авианосцев по размерам в японском флоте не существовало: и маленький «Хосё», и огромный «Си- нано» относились к одному классу боевых кораблей — «авианосец» («ко ку: бокан»). Но на практике требовалось как-то различать эти корабли, что и привело к появлению разделения японских авианосцев на большие, средние («тю:гата ко:ку: бокан») и малые. В отличие от больших и малых авианосцев, которые весьма различались между собою, все средние авианосцы в основе конструкции имеют один единственный проект — «Сорю», который, совершенствуясь, превратился в «Хирю», а затем — в тип «Унрю».

Первым японским авианосцем стал «Хо-сё». Вопреки распространённому заблуждению, он не являлся первым кораблем, специально спроектированным и заложенным как авианосец** — им был британский Hermes. Но «Хосё» вошел в строй на 13 месяцев раньше «Гермеса» и своим появлением открыл новую эру — эру авианосцев, созданных на основании специально разработанных проектов, а не переоборудованных из тех кораблей, что имелись под рукой.

Согласно Вашингтонскому соглашению каждая из сторон могла построить любое количество авианосцев, но их суммарное водоизмещение ограничивалось цифрами, указанными в седьмом приложении. Для Японии это значение было равно 81 тыс.т.

Так же всем странам разрешалось достроить по два линкора или линейных крейсера в виде авианосцев. При этом водоизмещение каждого не должно было превышать 33 000 т. Для того, чтобы военные не могли использовать авианосцы в качестве линейных крейсеров (или не строить эти корабли под видом авианосцев), договор ограничивал количество и калибр тяжелых орудий на их борту. Авианосец, переделанный из крейсера, мог иметь восемь пушек калибра не более 203 мм, а авианосец, построенный по специальному проекту, — не более 10 таких орудий.

Идея крупных авианосцев пришлась по душе японским адмиралам и согласно новой редакции Политики имперской обороны от 28 февраля 1923 г., в строю флота было решено иметь 3 корабля стандартным водоизмещением по 27 000 тонн. К их сожалению, заказать третий большой авианосец вдобавок к «Акаги» и «Кага» так и не удалось из-за нехватки денег. Деньги нашлись только на 7100-тонный авианосец «Рюдзё». Появление корабля, заведомо меньшего, чем корабли вероятных противников (США и Великобритании), может быть объяснено только чрезвычайными обстоятельствами. Обстоятельств этих было два: во-первых, Вашингтонский договор 1922 г., ограничивавший общий тоннаж авианосцев, исключал корабли стандартным водоизмещением до 10 000 тонн из-под всяких ограничений, а во-вторых, господствовавшая в то время теория, согласно которой авианосцы обладали низкой боевой живучестью и могли быть легко выведены из строя вражеской авиацией. Поэтому количество авианосцев считалось более важным, чем их качество и размеры. Ну а тот факт, что маленький авианосец был гораздо дешевле большого, стал дополнительным плюсом в условиях финансового кризиса в стране.

Первоначальный проект предусматривал одноярусный ангар и 24 самолёта, но японским адмиралам этого оказалось мало, и они потребовали «втиснуть» в то же водоизмещение двух ярусный ангар и 48 самолётов. Результатом стала солидная перегрузка, проблемы с остойчивостью, мореходностью и прочностью корпуса, которые потребовали серьезных переделок. Но, несмотря на все проблемы, именно на «Рюдзё» были успешно опробованы многие конструкторские решения, примененные позднее на других японских авианосцах постройки 1930-х годов: конструкция дымовых труб, оборудование полётной палубы и расположение МЗА.

Военные события с участием флота

Борьба в пределах Азии

Русско-японская война и последующие годы

К началу войны Объединённый флот Японии располагал 6 современными эскадренными броненосцами и 8 современными броненосными крейсерами против 7 эскадренных броненосцев и 4 броненосных крейсеров российской Первой Тихоокеанской эскадры (три броненосных крейсера находились во Владивостоке).

1906 год — заложен первый дредноут — «Сацума».

Первая мировая война и межвоенный период

1914 год — первый в истории успешный авианосный удар при десанте у Циндао.

1922 — Япония ввела в строй первый в мире корабль, изначально предназначенный для роли авианосца — «Хосё».

Вторая мировая война

К началу войны Япония обладала мощнейшим в мире авианосным флотом (9 авианосцев против 7 у США, причём 4 из последних находились в Атлантике), но сильно уступала США по другим кораблям (линкоры: 10 против 15, причём в Тихом и Индийском океане находились 9 из последних и 3 британских линкора)и промышленным возможностям. Японские линкоры типа «Ямато» были самыми большими по водоизмещению в мире и в истории. В начале войны Япония обладала современнейшим палубным истребителем «Зеро».

В 1947 г. флот был ликвидирован.

В 1954 г. были созданы Морские силы самообороны Японии.

Судьба Японского Императорского флота

Почти весь Императорский флот погиб в ходе войны, а из уцелевших кораблей считанные единицы продолжили службу в послевоенное время. В 1950-е годы в Японии был создан новый военный флот, который до 2010-х годов был известен как «Морские силы самообороны Японии» (согласно конституции Японии запрещалось иметь армию, ВВС и ВМС). Из соображений «политкорректности» японские официальные лица всячески подчеркивают, что новый «демократический» флот страны не имеет ничего общего с прежним «захватническим» Императорским флотом. Действительно, культа былых традиций, характерного для нормальных флотов, в Морских силах самообороны нет. Однако в некотором смысле традиции Императорского флота сохраняются — многие из послевоенных японских кораблей носили и носят названия, прославленные десятилетиями ранее.

Флаги Японского Императорского флота

  • Флаг полного адмирала японского императорского флота

  • Флаг вице-адмирала японского императорского флота

  • Флаг контр-адмирала японского императорского флота

  • Брейд-вымпел командира соединения японского императорского флота

wiki.wargaming.net

Гибель японского флота: picturehistory

«Я умру на палубе «Нагато», и к этому времени Токио будет разбомблен 3 раза»
— адмирал Исороку Ямамото

Поражение Японии во Второй мировой войне представляется настолько закономерным, что здесь не может быть каких-либо вариантов и разночтений. Тотальное превосходство США в природных, людских и промышленных ресурсах, помноженное на могучую экономику и высокий уровень развития науки — в таких условиях, победа Америки в войне становилась лишь вопросом времени.

Если с общими причинами поражения Японской империи все предельно очевидно, то неподдельный интерес представляет чисто техническая сторона морских боёв на Тихом океане: Императорский флот Японии, некогда один мощнейших флотов в мире, погибал под ударами численно превосходящих сил противника. Погибал в страшной агонии, страданиях и муках. Корежилась броня, и вылетали заклёпки, лопалась обшивка, и потоки хлынувшей воды сталкивались в ревущем водовороте на палубах обреченного корабля. Японский флот уходил в бессмертие.

Тем не менее, перед своей трагической гибелью, японские моряки отметились рядом ярких побед. «Второй Перл-Харбор» у острова Саво, погром в Яванском море, дерзкий рейд авианосцев в Индийский океан…

Что касается знаменитого нападения на ВМБ Перл-Харбор, то роль данной операции в значительной мере преувеличена американской пропагандой: руководству США потребовалось сплотить нацию перед лицом врага. В отличие от Советского Союза, где каждый ребенок понимал, что страшная война идет на территории его собственной страны, Соединенным Штатам предстояло вести морскую войну на чужих берегах. Вот здесь и пригодилась сказка об «ужасном нападении» на американскую военную базу.

Мемориал на корпусом погибшей «Аризоны» (линкор был спущен на воду в 1915 году)

В реальности Перл-Харбор стал чистым провалом японской палубной авиации – весь «успех» заключался в потоплении четырех дряхлых линкоров времен Первой мировой (два из которых были подняты и восстановлены к 1944 году). Пятый поврежденный линкор – «Невада» был снят с мели и возвращен в строй уже к лету 1942 года. Всего в результате японского налета были потоплены или повреждены 18 кораблей ВМС США, при этом, значительная часть «пострадавших» отделалась лишь косметическими дефектами.

В то же время, ни одна бомба не упала на:

— электростанцию, судоремонтные предприятия, портовые краны и механические мастерские. Это позволило янки начать восстановительные работы уже через час после окончания налета.

— гигантский сухой док 10/10 для ремонта линкоров и авианосцев. Непростительная ошибка японской палубной авиации станет роковой во всех последующих сражениях на Тихом океане: с помощью своего супердока американцы будут в считанные дни восстанавливать поврежденные корабли.

— 4 500 000 баррелей нефти! Ёмкость резервуаров заправочного пункта ВМС США в Перл-Харборе на тот момент превышала все топливные запасы Императорского флота Японии.

Топливо, госпитали, причалы, хранилища боеприпасов – японские летчики «подарили» ВМС США всю инфраструктуру базы!

Существует легенда об отсутствие в Перл-Харборе в день нападения двух авианосцев ВМС США: дескать, если бы японцы потопили «Лексингтон» и «Энтерпрайз», исход войны мог быть иной. Это абсолютное заблуждение: за годы войны промышленность США сдала флоту 31 авианосец (многим из которых даже не пришлось участвовать в боях). Уничтожь японцы все авианосцы, линкоры и крейсера в Жемчужной гавани, вместе с Перл-Харбором и Гавайскими островами – исход войны был бы прежним.

Следует отдельно остановиться на фигуре «архитектора Перл-Харбора» — японском адмирале Исороку Ямамото. Спору нет, это был честный военный и грамотный стратег, не раз предупреждавший руководство Японии о бесперспективности и губительных последствиях грядущей войны с США. Адмирал утверждал, что даже при самом благоприятном развитии событий, Императорский флот Японии продержится не более года – далее последует неминуемый разгром и гибель Японской Империи. Адмирал Ямамото остался верен своему долгу – если Японии суждено погибнуть в неравном бою, он сделает все, чтобы память об этой войне и подвигах японских моряков навечно вошли в историю.

Японские авианосцы на пути к Гавайям. На переднем плане — «Дзйкаку». Впереди — «Кага»

Некоторые источники называют Ямамото одним из самых выдающихся флотоводцев – вокруг фигуры адмирала сформировался образ «восточного мудреца», чьи решения и поступки преисполнены гениальности и «непостижимой вечной истины». Увы, реальные события показали обратное – адмирал Ямамото оказался совершенно бездарен в тактических вопросах управления флотом.

Единственная спланированная адмиралом успешная операция – нападение на Перл-Харбор – продемонстрировала полное отсутствие логики при выборе целей и отвратительную координацию действий японской авиации. Ямамото планировал «оглушающий удар». Но почему оказались нетронутыми топливохранилище и инфраструктура базы? – важнейшие объекты, уничтожение которых могло действительно затруднить действия ВМС США.

«Они не держат удар»

Как и предрекал адмирал Ямамото, японская военная машина неудержимо двигалась вперед в течение полугода, яркие вспышки побед одна за другой освещали Тихоокенский ТВД. Проблемы начались позже – непрерывное усиление ВМС США замедлило темпы японского наступления. Летом 1942 года ситуация едва не вышла из-под контроля – тактика адмирала Ямамото с дроблением сил и выделением «ударных» и «противокорабельных» групп палубной авиации привела к катастрофе при Мидуэе.

Но настоящий кошмар начался в 1943 году – японский флот терпел поражения одно за другим, все острее сказывался дефицит кораблей, самолетов и топлива. Дала о себе знать научно-техническая отсталость Японии – при попытке прорваться к эскадрам ВМС США, японские самолеты осыпались с небес, словно лепестки вишни. В это же время, американцы уверенно летали над самыми мачтами японских кораблей. Не хватало радаров и гидроакустических станций – все чаще японские корабли становились жертвами американских подлодок.

Трещал по швам японский оборонительный периметр – колоссальные резервы позволяли американцам высаживать десанты одновременно в разных регионах Тихого океана. А тем временем … на просторах Тихоокеанского ТВД появлялись все новые и новые корабли – промышленность США ежедневно сдавала флоту по паре новых боевых единиц (эсминцев, крейсеров, подлодок или авианосцев).

Открылась безобразная правда об Императорском флоте Японии: ставка адмирала Ямамото на авианосный флот потерпела крах! В условиях тотального превосходства противника, японские авианосцы гибли, едва достигнув зоны боевых действий.

Японская палубная авиация добивалась заметных успехов в набеговых операциях — рейд на Цейлон или Перл-Харбор (если не принимать во внимание упущенные возможности). Фактор неожиданности и большой боевой радиус действия авиации позволяли избежать ответного огня и вернуться на базу после успешного выполнения задания.

Японцы имели равные шансы на победу в эскадренных с ВМС США (Сражение в Коралловом море, Мидуэй, Санта-Крус). Здесь все решало качество подготовки летчиков, экипажей кораблей и, самое главное, Его Величество Случай.

Но в условиях численного превосходства противника (т.е. когда вероятность попасть под ответный огонь была равна 100%) японский авианосный флот не имел даже призрачной надежды на сколь-нибудь благоприятный исход ситуации. Принцип «побеждать не числом, а умением» оказался бесполезен – любой огневой контакт заканчивался скорой и неминуемой смертью авианосного корабля.

Оказалось, что некогда грозные авианосцы совершенно «не держат удар» и топятся, как щенки, даже при слабом воздействии огня противника. Порой, для потопления авианосца было достаточно нескольких попаданий обычных авиабомб. Это был смертельный приговор Императорскому флоту – авианосцы и палубная авиация оказались крайне неэффективны в оборонительной войне.

Об отвратительной живучести авианосцев лучше всего поведало сражение при атолле Мидуэй: прорвавшаяся группа из 30 пикирующих бомбардировщиков «Донтлесс» под командованием капитана Мак-Класки буквально за минуту сожгла два японских ударных авианосца «Акаги» и «Кага» (выгоревшие насквозь коробки корпусов затонули к вечеру). Аналогичная участь постигла в тот же день авианосцы «Сорю» и «Хирю».

Американский ударный авианосец «Беллоу Вуд» после атаки камикадзе

Все познаётся в сравнении: в октябре 1944 года японская эскадра из 12 линкоров и крейсеров шла несколько часов под непрерывными атаками более чем 500 американских палубных самолетов. Без какого либо воздушного прикрытия и с примитивными системами ПВО. Результатом стала лишь гибель крейсера «Судзуя» и тяжелые повреждения пары других кораблей. Остальная часть эскадры адмирала Такэо Куриты благополучно покинула зону действия американской авиации и вернулась в Японию.

Даже страшно представить, что бы случилось, будь на месте линкоров «Ямато» и «Нагато» крупные авианосцы – град мелкокалиберных бомб вызвал бы неконтролируемые пожары на полетной и ангарной палубах, а затем скорую гибель кораблей от внутренних взрывов.

Причина плохого состояния надстроек «Нагато» — ядерный взрыв мощностью 23 кт.
Старый японский линкор оказался сильнее ядерного огня!

Эскадра адмирала Куриты счастливо избежала гибели. А в это время на просторах Тихого океана происходила настоящая бойня:

19 июня 1944 года был потоплен тяжелый авианосец «Тайхо». Единственное попадание торпеды с подлодки «Альбакор» не причинило значительных повреждений, но вызвало разгерметизацию топливной магистрали. Мелкая незаметная проблема обернулась катастрофой – через 6,5 часов после торпедной атаки «Тайхо» был разорван в клочья взрывом паров бензина (1650 погибших моряков).
Фокус заключался в том, что новенький авианосец «Тайхо» был уничтожен в своем первом боевом походе, всего через три месяца после спуска на воду.

Через сутки, 20 июня 1944 года, при аналогичных обстоятельствах погиб ударный авианосец «Хийо». С той лишь разницей, что роковую торпеду сбросил палубный самолет.

Фантастическое потопление суперавианосца «Синано» спустя 17 часов после своего первого выхода в море – всего лишь обычный курьез в истории морских сражений. Корабль был не достроен, переборки не герметизированы, а экипаж не обучен. Впрочем, в каждой шутке есть доля шутки – очевидцы докладывали, что одно из торпедных попаданий пришлось точно в район цистерн авиатоплива. Возможно, экипажу авианосца крепко повезло — в момент потопления «Синано» шел порожняком.

Кажется, у авианосца «Секаку» проблемы с полетной палубой

Впрочем, авианосцы выходили из строя и по менее значимым причинам. В ходе сражения в Коралловом море три авиабомбы надолго вывели из игры тяжелый авианосец «Сёкаку».

Песнь о быстрой гибели японских авианосцев была бы не полной без упоминания их противников. Американцы столкнулись с одинаковой проблемой – малейшее воздействие огня противника вызывало страшные пожары на борту авианосных кораблей.

В октябре 1944 года всего от попадания двух 250-кг авиабомб полностью сгорел легкий авианосец «Принстон».

В марте 1945 года был тяжело поврежден авианосец «Франклин» — в корабль попало всего две 250-кг авиабомбы, что стало причиной одной из самых крупных по количеству жертв трагедий ВМС США. Бомбы упали в центре полетной палубы – пожар мгновенно охватил 50 полностью заправленных и готовых к вылету самолетов. Результат: 807 погибших, полностью уничтоженное авиакрыло, неконтролируемые пожары на всех палубах корабля, потеря хода, 13-градусный крен на левый борт и готовность к затоплению авианосца.
«Франклин» спасли лишь благодаря отсутствию поблизости основных сил противника – в реальном бою корабль был бы непременно затоплен.

Авианосец «Франклин» еще не решил — остаться ему на плаву или затонуть
Выжившие пакуют чемоданы и готовятся к эвакуации

Камикадзе достали авианосец «Интерпид»

Пожар на авианосеце «Сент-Ло» в результате атаки камикадзе (корабль погибнет)

Но настоящее безумие началось с появлением японских камикадзе. Падающие с неба «живые бомбы» не могли повредить подводную часть корпуса, но последствия их падения на уставленную самолетами полетную палубу были просто ужасны.

Хрестоматийным стал случай на ударном авианосце «Банкер Хилл»: 11 мая 1945 года корабль был атакован двумя камикадзе близ берегов Окинавы. В страшном пожаре «Банкер Хилл» потерял все своё авиакрыло и более 400 человек экипажа.

Из всех этих историй следует вполне очевидный вывод:

Императорский флот Японии был обречен – постройка тяжелого крейсера или линкора вместо авианосца «Тайхо» не имела бы никакого значения. Противник имел 10-кратный численный перевес, вкупе с подавляющим техническим превосходством. Война была проиграна уже в тот час, когда японские самолеты нанесли удар по Перл-Харбору.

Тем не менее, можно предположить, что имея высокозащищенные артиллерийские корабли вместо авианосцев, Императорский флот, в той ситуации, в которой он оказался к концу войны, мог продлить свою агонию и причинить дополнительный ущерб противнику. Американский флот с легкостью громил японские авианосные группировки, но всякий раз, при встрече с тяжелым японским крейсером или линкором, ВМС США приходилось изрядно «повозиться».

Ставка адмирала Ямамото на авианосные корабли оказалась губительной. Но почему же японцы продолжали строить авианосцы до самого конца войны (даже перестроили последний линкор типа «Ямато» в авианосец «Синано»)? Ответ прост: умирающая промышленность Японии не могла построить ничего сложнее авианосца. Прозвучит невероятно, но 70 лет назад авианосец конструктивно был довольно прост и дешев, гораздо проще, чем крейсер или линкор. Никаких электромагнитных суперкатапульт или ядерных реакторов. Простейшая стальная коробка для обслуживания таких же маленьких и простых самолетов.

Правда, авианосное корыто потонет даже от бомб мелкого калибра, но экипаж авианосца надеется, что им придется воевать только против заведомо слабого и неподготовленного противника. Иначе – манёр «оверкиль».

Эпилог

Низкая живучесть заложена в самой идее авианосца. Авиации нужен ПРОСТОР – вместо этого её загоняют на тесные палубы качающегося корабля и заставляют проводить взлетно-посадочные операции при длине ВПП в три раза короче потребной. Плотная компоновка и скученность авиатехники неизбежно служит источником повышенной аварийности авианосца, а общий недостаток защищенности и постоянная работа с легковоспламенимыми веществами приводят к закономерному результату – авианосцу противопоказан серьезный морской бой.

8-часовой пожар на борту авианосца «Орискани» (1966 год). Взрыв магниевой сигнальной ракеты (!) привел к объёмному пожару в ангаре, с гибелью всей находящийся в нем авиатехники и 44 моряков из экипажа корабля.

Страшный пожар на авианосце «Форрестол» (1967 год), ставший самой крупной трагедий по числу жертв в послевоенной истории ВМС США (134 погибших моряка).

Повторение аналогичных событий на борту авианосца «Энтерпрайз» (1969 год).

Были экстренно приняты меры по повышению живучести авианосных кораблей, появилось автоматические системы орошения палуб и пр. спецоборудование. Казалось бы, все беды позади.

Но … 1981 год, неудачная посадка самолета РЭБ EA-6B «Праулер». На полетной палубе атомного авианосца «Нимиц» гремят взрывы, языки пламени поднимаются выше надстройки корабля. 14 жертв, 48 раненых. В огне, помимо самого «Праулера» и его экипажа, сгорели три перехватчика F-14 «Томкэт». Серьезно повреждены десять штурмовиков «Корсар II» и «Интрудер», два F-14, три противолодочных самолета «Викинг» и вертолет «Си Кинг». «Нимиц» в один момент лишился трети своего авиакрыла.

Аналогичный случай на авианосце «Мидуэй»

Неискоренимая проблема с безопасностью и живучестью будет преследовать авианосцы до тех пор, пока существует цирк под названием «палубная авиация».

Автор Олег Капцов

В тему:
Нападение на Перл Харбор
Советско-японская война 1945 года
Гибель линкора Ямато

picturehistory.livejournal.com

Японские линкоры: малыши и гиганты.



Японские линкоры: малыши и гиганты.

Данный материал, представляет собой очередную версию «карманных линкоров Японии» и «малы линкоров Японии». Понимаю, что три материала на одну тему, это в принципе «масло маслянное» — а тут еще и без перерывов про полгода (что бы коллеги забыли о чем речь). Во многом, данный материал создается ради одного (точнее уже трех)  рисунка. А именно альтернативного крейсера «Тоне». Жаба не позволила удалить любезно нарисованный корабль, и пришлось придумывать материал. Точнее оказалось, что это уже третий или четвертый материал —  в предыдущих альтернативах, сюжет повернулся так, что рисунок некуда было приткнуть.

 

Потом  вспомнилось, что кто-то рекомендовал достроить «Синано» как линкор и вдарить по США (а ранее, примерно это же описывал коллега Андрей). В принципе может считаться неким продолжением «малых линкоров», и некой альтернативой если речь идет о мире 4-х орудийных кораблей.

***

Понимая, что стремление к максимальному облегчению кораблей ведет к снижению их боевых качеств (что продемонстрировал опыт «Аобы» и «Фурутаки»), Хирага в следующей серии тяжелых крейсеров полностью использовал лимит водоизмещения, отведенный вашингтонскими нормами на каждый корабль — 10 тыс. т. Но не успели просохнуть чернила на проекте «Миоко», Хирага осознал что 10 орудий пусть и в 203-мм будет недостаточно. Проблема в том, что флот отказался от проекта с 12-ю 203-мм орудиями. Но даже 12 8-дюймовых орудий могло быть не хватать в бою. Ведь японскому крейсеру надо будет быть не только индивидуально сильнее любого крейсера европейцев или американцев, но и возможно противостоять двум вражеским кораблям одновременно. Другими словами, корабль должен быть вооружен оружием гарантирующей преимущество в бою. Выбор пал на калибр 254-мм.

Если поставить 6 (2*3) 254-мм орудий то японские корабли получат превосходство в бою над любым вражеским крейсером.

Вот только 6 орудий было не достаточно для крейсера в плане скорострельности. В попытке исправить положение, т.е. повысить скорострельность, было решено ставить 9 254-мм орудий.

Однако третья башня — это дополнительный вес. Так сколько надо орудий, и где разумное соотношение:  6 орудий — в 2-х трехорудийных башнях или 9 в 3-х трехорудийных башнях. В первом случае огневая мощь падает, но зато легкий вес, во втором — высокая огневая мощь, но большой вес.

Раздумывая над сложной проблемой, конструктора выбрали золотую середину: поставить на крейсер 2 башни, но трехорудийные, а четырехорудийные! Огневая мощь в таком варианте падала незначительно (с 9 до 8 орудий, но больше если 6 орудий), да и вес оказывался не таким большим.

Понимая, что при 254-мм артиллерии, японские крейсера будут слабы на ближней дистанции (из-за низкой скорострельности данных орудий), было решено усилить вспомогательное вооружение — установкой кормовой и носовой установки со 120 / 127-мм орудиями)

Установка дополнительных вспомогательных орудий, натолкнула на мысль о «маскировочном» вооружении. Ведь башня с 254-мм орудиями, как ее не маскируй все же будет заметна. А раз заметна, то значит и до осознания факта, что Япония начхала на Вашингтонский договор совсем не далеко. Поэтому башни ГК с 254-мм орудиями убираем, а на их место ставим 2 установки типа ___. А еще лучше — создать двойную, точнее счетверенную установку.

К сожалению, дальше эскизных работ, дело не пошло. На будущие «малые линкоры» / «карманные линкоры» /  тяжелые крейсера поставили маскировочную башню со 152-мм орудиями.

Маскировочная башня давала еще одну проблему — Подготовка моряков. Точнее учение моряков но так что бы это осталось тайной.

Поскольку тренировать моряков на «Миоках» (а позже «Такао», «Тоне», «Могами») в обслуживании 4-х орудийной башни с 254-мм орудиями было не возможно (ведь башни будут установлены только перед самой войной), Япония решила тренировать моряков на специальных кораблях. Этими специальными кораблями оказались «Мисима» и «Окиносима» (бывшие «Адмирал Сенявин» и «Генерал-адмирал Апраксин»), соответствующим образом модернизированные — т.е. получившие новую (для каждого корабля) башню. Тренировка моряков, между прочим имела еще один скрытый нюанс — башни на японских крейсерах получились идентичными.

В начале 1930 года Япония приняла участие в Лондонской конференции, по итогам которой была вынуждена подписать Лондонский морской договор 1930 года. Согласно этому документу, число тяжёлых крейсеров японского флота ограничивалось 12 единицами. К тому времени в строю уже находились по два тяжёлых крейсера типов «Фурутака» и «Аоба». Так же имелись четыре типа «Миоко» и находились в достройке четыре единицы типа «Такао», формально являвшимися легкими крейсерами. Вот только тяжелые «Фурутаки» и «Аобы» с 203-мм орудиями, уступали в водоизмещении «Миоко» с «Такао» со 152-мм орудиями. Однако раз буква Договора соблюдена, то надо ее выполнять — ведь американские и европейские «вашингтонцы» то же не совсем укладывались в лимит. Причем в лимит не укладывались не легкие крейсера со 152-мм орудиями, а как раз тяжелые крейсера с 203-мм артиллерий. Таким образом, пусть Япония и нарушила правила (т.е. водоизмещение), но ее «тяжесть» была меньше по сравнению с нарушившими правилами (все то же — водоизмещение) Великобританией и США.

Однако, Великобритания и США приравняли «Такао» и «Миоко» к тяжелым крейсерам. От такого приравнивания Японии было ни жарко, ни холодно Делая вид, что разрабатывает легкие крейсера, Страна Восходящего Солнца разрабатывала сверхтяжелые крейсера.

Первый «как бы легким, но на самом деле тяжелым» крейсером стал крейсер типа «Могами» (усовершенствованный «Такао»). Стандартно снизив вес где только можно (и при этом сохранив значительный резерв который превышал водоизмещение), японцы предъявили миру очередной легкий крейсер.

Последними «малыми линкорами», «карманными линкорами» Японии стали крейсера типа «Тонэ». Этот тип существенно отличался от предыдущих крейсеров / малых линкоров / карманных линкоров Японии.

Особенность типа «Тоне» состояла в том, что обе башни главного калибра были сосредоточены в носовой части корабля, благодаря чему корма оказалась освобожденной для взлета самолетов. Наличие 8 гидросамолетов в какой-то мере компенсировало отсутствие 2 установок универсальной артиллерии.

С другой стороны, Япония получила «ни то ни се», а именно — тяжелый гидрокрейсер (в принципе надо развить эту идею: У.К. Алекс22 когда у вас там ДР? — вот и будет презент)

 

Проектируя и строя очень сильные крейсера / малые линкоры / карманные линкоры, конструктор Хирага попал под влияние собственных работ. Поэтому, при проектировании сверхдредноута (тип «Ямато»), Хирага воспользовался крейсерскими наработками. 

Таким образом, линкоры типа «Ямато» в целом имели схожий силуэт и черты что и «малые линкоры». Две башни главного калибра с 4 орудиями, две башни с универсальной артиллерией (127-мм) позади башен. На этом сходство и заканчивалось.

Двух башенная схема «Ямато» позволила сократить длину линкора, увеличить длину бронепояса (хотя он смог прикрыть только 2/3 — но все равно больше чем в оригинале), при этом огневая мощь (вес залпа) снижалась не на много: с 13140 кг при 9 орудий, до 11680 кг при 8 орудий.

Стоит отметить, что на самом деле тип «Ямато» проектировался на 12 орудий (3*4), — вес залпа превосходил бы 17 тонн. Истинная причина была в другом. Линкор водоизмещением в 60 тыс.тонн и с 460-мм орудиями (при разрешенных 35 тыс. тонн и 406-мм орудиях), уже считался японцами как недостаточно сильным. На чертежных досках рисовались проекты линкоров следующего поколения, с орудиями калибром не менее 510-мм. В этих обстоятельствах, особо не надо было строить супер линкор — ведь следующий тип был еще мощнее. 

Первые два суперлинкора «Ямато» и «Мусаси» вступили в строй в первой половине 1942 года. Третий линкор этой серии — «Синано» в декабре 1941 года находился в готовности на 60%, когда его строительство было заморожено. Летом 1942 года (после битвы при Мудэй) было принято решение достраивать линкор.  А вот линкор №111, имевший 40% готовности было решено достраивать как авианосец; при этом имелись планы достроить «Синано» как авианосец, но они были слишком затратные.

Вся четверка кораблей типа «Ямато» (3 линкора и авианосец) приняла участие в знаменитом Филиппинском сражении где американский флот потерпел поражение. Несмотря на успех, в стратегическом плане ситуация для Японии не изменилась. 

alternathistory.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о