Винтовки история – Снайперская винтовка Драгунова. За что ее называют «легендарная снайперская винтовка»? 1. История создания | Законы и безопасность

Содержание

История изобретения винтовки | Великие открытия человечества

Винтовка представляет собой нарезное стрелковое оружие, предназначенное для стрельбы обеими руками и с упором приклада в плечо. Огнестрельное ручное оружие было известно уже в XIII-XIV веках, но длительное время являлось только дополнением к холодному оружию. Лишь в начале XVIII столетия гладкоствольный кремневый мушкет со штыком полностью вытеснил пику, хотя они были громоздкими и тяжелыми, имели невысокую скорострельность и заряжались с дула. Еще в конце XV столетия в Германии изобрели винтовку, это было первое нарезное оружие. В стволах таких ружей были желобки, расположенные вначале параллельно оси ружья. Позже было установлено, если пуле в стволе придать вращательное движение, она попадет точнее и полетит дальше, чем пуля, которую выпустили из гладкоствольного ружья. Нарезы внутри ствола приобрели винтообразную форму.

Несмотря на точность и дальнобойность, операция по забиванию пули в канал ствола была утомительной и трудной из-за винтовых нарезов. Из винтовки можно было сделать не больше 1 выстрела в 5 минут. Чтобы ускорить заряжение, ее сделали короткоствольной, теперь она не была пригодна для штыкового боя. По этим причинам около двух столетий винтовка не имела широкого применения в армии. Необходимо было решить задачу объединения достоинств винтовки с той легкостью, с которой заряжалось гладкоствольное ружье.

Французский офицер Дельвинь предложил изменить форму пули. Он предложил делать продолговатые пули (цилиндрическо-конические). Изобретенная Дельвинем форма пули вскоре успешно вытеснила прежнюю сферическую. Продолговатая пуля, пройдя через нарезы, начинала свой оборот вокруг продольной оси и вылетала вперед острым концом. Трение о воздух у нее было меньше, летела она дальше, благодаря чему уменьшилась глубина и крутизна нарезки. Калибр винтовки остался прежним, а убойная сила возросла. Еще одна идея Дельвиня состояла в том, пуля должна расплющиваться, дойдя до конца ствола. Однако после расплющивания пуля своими краями цеплялась за круговой выступ каморы, ослабляющий силу выстрела.

Другой французский офицер Тувенн в 1844 году решил эту проблему, сделав канал ствола одинаковым по всей длине и удалив выступы каморы. В центре болта, который запирал канал ствола, был укреплен короткий стальной стержень (чека), вокруг ложился высыпанный порох. Диаметр пули был меньше канала ствола и легко проталкивался шомполом через нарезы во время зарядки винтовки. Пуля, попав на чеку, расширялась и плотно прилегала к стенкам ствола. Винтовка Тувенна имела широкое распространение, но винтовка имела сильную отдачу, из-за чеки затруднялась чистка ствола и требовались значительные усилия, чтобы расплющить пулю.

Избежать этих неудобств позволило изобретение капитана Минье (1849 г.). В пуле со стороны основания высверливали конусообразный вырез. При выстреле пуля расширялась, плотно прилегая к стенкам ствола. Минье устранил в стволе чеку, восстановив первоначальную простоту винтовки. Винтовка Минье превосходила старую по дальности и меткости стрельбы, заряжалась, как и гладкоствольный мушкет, очень легко. Это было первое нарезное оружие, получившее широчайшее распространение в Европе.

В это же время оружейный мастер из Пруссии создал затвор — важнейшее дополнение к стрелковому оружию. Изобретение затвора принесло Дрейзе славу одного из великих механиков в истории развития военной техники. В 1836 году Дрейзе создал игольчатую винтовку, заряжавшуюся с казенной части. Скользящий затвор привинчивался к казенной части ствола, в нем свободно двигался взад и вперед поршень. Внутри поршня-затвора тоже свободно двигалась игла, выполняющая роль ударника. Создание игольчатой винтовки Дрейзе стало важным шагом в развитии и применении стрелкового оружия.

mirnovogo.ru

Винтовки по странам и континентам. Часть 23. История «пухлой винтовки»

А было так, что, оказавшись в прошлом году в Праге, я попал на смену караула национальной гвардии у президентского дворца. Там у ворот стоят такие полосатые будочки, к ним подходят солдаты в красивой форме, делают разные движения ногами и руками, ну, а в итоге все это нужно для того, чтобы в этих будочках поменяться местами. Естественно, этот процесс все зачем-то активно фотографируют, как будто бы люди в форме — такая уж великая редкость. Ну да, одним из бойцов охраны оказалась женщина (ее снимали в два раз чаще остальных, просто не протолкнуться к ней было!), ну так ведь у нас же эмансипация. И одно дело ползать с винтовкой по полю и совсем другое – стоять с ней у дворца.
Винтовка vz. 52 (Музей Армии, Стокгольм).

Куда больше меня заинтересовали винтовки, которыми были вооружены солдаты этого караула. Прежде всего, черным цветом ложи и приклада, потому, что у нас такое оружие является учебным, а кроме того, на мой взгляд, увиденные у них в руках автоматические винтовки были какими-то излишне «пухлыми». Это меня заинтересовало и в итоге, что это у них в руках были за винтовки и почему они показались мне «пухлыми» на вид, я все-таки узнал.


Вот они какие – президентские гвардейцы армии Чехии. Красавцы!

Оказалось, что гвардейцы, охраняющие президента Чехии, вооружены автоматическими винтовками vz. 52 (vz — сокращение от «vzor» — «модель», а число «52» обозначает год ее выпуска). Причем, винтовка эта оказалась достаточно интересной для того, чтобы о ней рассказать читателям ВО.


А вот этот паренек какой-то немного «неподтянутый». Словно не выспавшийся…

Итак, как мы все это уже хорошо знаем из предыдущих статей данного цикла, именно Чехословакия произвела маузеров если и не больше, чем сама Германия, то уж во всяком случае немало. И поставлялись они в самые разные страны, что говорит о том, что чехи, во-первых, выпускали оружие качеством не хуже немецкого, а во-вторых – умело подходили к вопросам маркетинга.


«Без женщин жить нельзя / На свете, нет!.. / В них солнце мая, / В них любви расцвет! Трудно сдержать мне слово / И я влюблюсь снова / В вас каждый раз / Хоть на час!» Видимо, это и про нее тоже!

Но после войны для Чехословакии наступили если и не «черные времена», то в некотором роде определенное «безвременье». Дело в том, что, оказавшись втянутой в блок социалистических стран во главе с СССР, она уже не могла полностью проводить ту политику в области военного производства, которую бы ей хотелось, на могущественного «старшего брата» теперь приходилось оглядываться. Теперь уже нельзя было выпускать некогда популярные маузеры и использовать старые, проверенные временем бренды, однако товарищи по блоку не мешали разрабатывать свое, национальное оружие, равно как и его производить и конечно же чехи немедленно этим воспользовались, к тому же конструкторские кадры у них были очень хорошие еще с довоенного времени.


Вверху: vz. 52 под чешский патрон, внизу – vz. 52/57 под советский патрон. Различия, как вы видите, невелики.

Вот так и получилось, что одной из первых послевоенных разработок стала чехословацкая 7,62-мм самозарядная винтовка vz. 52, в конструкции которой, не мудрствуя от лукавого, ее создатели использовали многие решения, опробованные еще германскими конструкторами в автоматических винтовках в конце войны, однако со своими доработками и усовершенствованиями.




Схема устройства vz. 52/57.

Что же до немцев, то работать над оружием под боеприпасы промежуточного типа они начали еще в 1938 году. Затем в ходе войны разработка нового приемлемого вида оружия для пехоты свелась к состязанию трех известных фирм: «Маузер», «Вальтер» и «Хаенель». И вот как раз сконструированная фирмой «Вальтер» штурмовая винтовка MKb.42(W) имела газоотводный механизм автоматики, в котором применялся кольцевой газовый поршень, надетый на ствол. Пороховые газы выходили из ствола через два отверстия в полость, образованную стволом и надетым на него кожухом, и давили на поршень в форме диска с отверстием посредине. Запирание ствола происходило перекосом затвора в вертикальной плоскости. Рукоятку взведения затвора конструкторы «Вальтера» разместили на своем образце слева. Правда, их автомат не выдержал состязания с «Хаенелем» и «Маузером», хотя его конструкция оказалась вполне работоспособной.

Винтовка vz. 52 с вырезами для демонстрации ее устройства. Возвратная пружина газовой трубки и поршня находится прямо под прицелом. В прикладе видны пеналы с принадлежностями по уходу за винтовкой

Ну, а чехословацкие конструкторы их идею подхватили и принялись развивать. Хотя первым делом для нее они разработали укороченный винтовочный патрон (который тоже получил обозначение vz. 52), с учетом боевого применения германского патрона «Kurz». Как уже отмечалось выше, разработку оружия под укороченные патроны немцы начали еще до начала войны, а уже в ее ходе они окончательно пришли к выводу об избыточности мощности стандартных винтовочных патронов. Стрелять на расстояние до тысячи метров и более теперь приходилось все реже, дистанция свыше 300 метров, а то и менее 100 метров становилась оптимальной. Так что появлению новых патронов «помогла» сама жизнь.


Весь газовый двигатель винтовки прикрыт вот таким металлическим кожухом с продольным рифлением, что и придает ей характерную «пухлость».

Конструкция винтовки vz. 52 оказалась в итоге весьма необычной. Начнем с того, что на ее ствол надевалось довольно много деталей, обеспечивающих работу ее автоматики. Обычно в описании ее сообщается, что на стволе был поршень, который двигался вперед-назад за счет пороховых газов, отводившихся из ствола. Но сказать это, вернее, написать, значит не сказать ничего. Потому, что при этом непонятным остается главное – а как этот поршень передавал движение на затвор. На самом деле на стволе находился не один поршень, а целых шесть деталей. Прежде всего на него навинчивалась фиксирующая гайка, являвшаяся упором для поршня и ограничивающая его ход вперед. За ней шла муфта, вставлявшаяся в поршень, сам поршень и длинная трубка, упиравшаяся в круглую насадку, на которую надевалась короткая возвратная пружина большого диаметра. Эта насадка имела в плане П-образную форму и вот как раз этими своими двумя выступами, скользившими вдоль ствола слева и справа, она и воздействовала на затвор, заставляя его отходить назад. Соответственно затвор, отходя назад, сжимал возвратную пружину, затем шел вперед, подхватывал из магазина очередной патрон, подавал его в ствол и запирал его перекашиванием в вертикальной плоскости взаимодействия с фигурными вырезами ствольной коробки.


Прицел и расположенная под ним маркировка.

Спусковой механизм практически целиком был позаимствован у винтовки Гаранда М1. Штык клинковой с двухсторонней заточкой, неотъемный, а откидной. Справа на ложе под него сделано углубление. Питание осуществляется из 10-зарядного коробчатого магазина, который снаряжался с помощью обоймы, но при желании его можно было и отомкнуть. Вес у винтовки получился немаленький: 4,281 кг (без патронов), хотя длина ее и была невелика – без штыка 100,3 см., а с отомкнутым штыком – 120,4 см. Скорость пули – на уровне винтовок того времени – 744 м/с.

То есть винтовка получилась достаточно тяжелой, но зато ее вес хорошо гасил отдачу. Другое дело, что vz. 52 была достаточно сложным оружием для своего времени с точки зрения технологии и ее производство было довольно дорогим.


Штык в походном положении.

На вооружение ее приняла только лишь армия Чехословакии, да и то лишь до тех пор, пока не появились новые, более совершенные образцы стрелкового оружия. Зато vz. 52 активно поставлялись за рубеж. Дело в том, что поскольку в это время Чехословакия оказалась в советской сфере влияния, советское военное руководство потребовало от своих союзников если уж не унификации вооружения, то по крайней мере унификации боеприпасов. Поэтому чехи были вынуждены отказаться от своего собственного патрона и перейти на советский, и переделать под него и винтовки vz. 52. Такая модификация под советский патрон получила обозначение vz 52/57. И теперь стоило только где-нибудь в мире начаться «национально освободительному движению», как Чехословакия, как совершенно независимое государство, посылало туда свое оружие, ну, а СССР уже во вторую очередь помогал боеприпасами.


Винтовка в Никарагуа.
Винтовка на Кубе.

Таким образом большое количество этих винтовок экспортировались в самые разные страны мира, например, на Кубу и в Египет, многие из них попали к бойцам многочисленных национально-освободительных армий. Ну, а некоторая их часть, как и у нас карабины СКС, до сих пор используется в церемониальных целях.


А вот лично мне больше всего понравился этот охранник, стоявший неподалеку. Только его никто не снимал. А зря! Весьма колоритная и хорошо вооруженная фигура!

topwar.ru

История винтовки

Гладкоствольное ружье

С момента начала массового внедрения в войска ручного огнестрельного оружия в XVI веке и до окончания Наполеоновских войн, гладкоствольное ружье не претерпело сколько-нибудь революционных изменений, лишь медленно эволюционируя путем отдельных улучшений. Фитильный замок, через не прижившийся колесцовый, сменился кремневым.

Фитильное ружье — аркебуза — имело сбоку ствола прилив, именуемый «полкой», в него насыпали затравочный порох. Воспламеняясь при опускании курка с фитилем на полку, затравочный порох, выгорая вниз по затравке (каналу между полкой и стволом), поджигал основной заряд пороха, который стрелок предварительно засыпал туда через дуло и затыкал пыжом. Перед пыжом располагалась массивная шарообразная пуля, также загнанная через дуло и зафиксированная вторым пыжом. Столь громоздкий способ заряжания не способствовал скорострельности. В среднем стрелки могли произвести не более 1 выстрела в минуту. В начале XVI века мушкет, как стали называть ружье, был довольно тяжелым, и стрельбу приходилось вести с подставки.

На протяжении XVI века происходила некоторая эволюция и унификация фитильных ружей. Их средние данные были таковы: калибр около 22 мм, вес 6 — 8 кг, вес пули 33 — 50 г, заряд пороха — 25 г. Прицельная дальность составляла 150 м. В 20-х годах того же века, мушкеты «похудели» до 5 кг, стало возможно стрелять без подставки с примерно той же точностью. Впрочем, подставка просуществовала вплоть доXVII в. (ее можно увидеть на офортах Калло). Но ружья по-прежнему оставались неудовлетворительными в плане скорострельности и точности — с момента нажатия спускового крючка до выстрела проходило достаточно времени, чтобы положение цели успело измениться. Причиной задержки служило горение пороха на полке и в затравке, занимавшее некоторое время. Кроме того, фитили часто гасли в сырую погоду, при ветре. А в дождь стрельба и вовсе была невозможна. Во всяком случае, на открытой местности. Впрочем, эту проблему решил кремневый замок, к началу XVII века повсеместно вытеснивший фитильный.

В кремневом замке воспламенение пороха происходило от искры, высекаемой при ударе кремня, зажатого губами курка, и огнива, расположенного перед полкой. В начале XVII века французский оружейный мастер М. ле Бурже соединил огниво и крышку полки, создав батарейный замок. Сложился окончательный портрет ружья, почти не изменявшийся на протяжении двух столетий.

Мéшкотный способ заряжания порождал новую тактику, призванную защищать медленно перезаряжающихся стрелков от атаки конницы, которую по инерции все еще считали основной ударной силой войск. В Испании придумали терцию — смешанный строй стрелков и пикинеров. Но при несомненных плюсах, такое построение имело и ряд недостатков, вроде низкой маневренности, отсутствия гибкости, более низкой огневой мощи по сравнению с чисто стрелковыми построениями. В большинстве стран стали практиковать стрельбу шеренгами. Пока одна вела огонь, другие заряжались. Наличие нескольких шеренг обеспечивало почти непрерывную стрельбу. Тем не менее, как только доходило до рукопашной схватки, стрелки по-прежнему оставались беззащитными.

В 1641 году во Франции родилась идея сделать стрелков пикинерами. Так появился байонет (от французского города Байонна). Этот первый в истории штык представлял собой конец пики на «пробке» вставлявшейся в дуло мушкета. Стрелки, дав несколько залпов по приближающейся кавалерии, втыкали штыки в ружья и становились пикинерами, опасными для всадников. При этом не терялась плотность стрельбы в огневой фазе и эффективность ближнего боя в рукопашной. С этого времени все европейские армии отказались от лобовых конных атак. Господство на поле боя перешло к линейной пехоте, названной так из-за построения в линию — несколькими шеренгами. Линейная тактика, окончательно определившаяся в ходе Тридцатилетней войны, доминировала с тех пор 150 лет, до начала Революционных войн.

Байонет имел один существенный недостаток — со штыком в стволе невозможно было вести стрельбу. Он был исправлен в 1676 году. Во Франции маркиз Вобан, маршал, великий фортификатор и талантливый инженер, изобрел втульчатый трехгранный штык, насаживавшийся на ствол. Он не требовал монтажа во время боя и не мешал стрельбе в примкнутом состоянии. Тогда же появились первые бумажные патроны, изготовляемые в

самих войсках. Они представляли собой заранее отмеренную порцию пороха и пулю вместе завернутые в бумажную оболочку. Перед выстрелом стрелок надрывал зубами бумагу патрона со стороны пороха, высыпал часть последнего на полку, остальное — в дуло. Оболочка после этого служила первым пыжом, вслед за которым закатывалась пуля и прижималась вторым пыжом. Благодаря переходу на патроны, несколько повысилась скорострельность и кучность боя.

Неспроста все усовершенствования мушкета (а затем и винтовки) происходили во Франции. Французская армия на протяжении трех веков — с начала XVI до середины XIX вв. —  оставалась доминирующей силой в Европе. Зачастую, она воевала одна со всей Европой — в Орлеанскую войну, Войну за испанское наследство, войны периода Республики и Империи. Случались изредка спады — период религиозной фронды второй половины XVI в., отрезок между Войной за австрийское наследство и Американской войной — больше обусловленные внутренними причинами, но в целом Франция всегда оставалась лидером в военной области. Чему способствовало не только положение в окружении враждебных государств и богатейший военный опыт, но и более быстрое развитие науки, по сравнению с соседними странами. Паровой насос, паровая повозка и компактный морской хронометр, незаменимый в дальних морских экспедициях, были изобретены именно во Франции. В Англии затратили огромные деньги на разработку подобного хронометра, но образец Харрисона получился громоздким и менее надежным, нежели хронометр Ле Руа.

Немалая заслуга французов и в эволюции артиллерии, от первого подтвержденного производства пушек (1338−39 гг.), через реформу Грибоваля и «летучую» конную артиллерию Наполеона, к первым нарезным орудиям, а затем и первым скорострельным. Подробнее о них смотрите в моей работе «История артиллерии».

Тем не менее, несмотря на все усовершенствования, гладкоствольное ружье за триста лет почти не улучшило своих баллистических качеств. Оно оставалось мешкотным в заряжании и неточным в стрельбе — ко всем ранее упомянутым причинам низкой точности следует прибавить еще одну, едва ли не главную. Свободно загоняемая пуля в момент выстрела «гуляла», болталась по пути в стволе, отчего достигнуть высокой точности было практически невозможно. Например, русское пехотное ружье обр. 1808 года калибра 17,78 мм (так называемая семилинейка[1]), била максимум на 300 шагов (213 м) с точностью 25% и скорострельностью 1 выстрел в минуту. И

это показатели лучших стрелков. Как видим, с XVI столетия баллистические качества ружей изменились крайне незначительно. Причиной того, служило не только (и не столько) низкое развитие техники в обзорный период, но и нежелание правительств и военного руководства стран что-либо менять. Набранные рекрутским или вербовочным методом и обученные палочным, солдаты линейной пехоты не имели никакой ценности в глазах феодальных правителей и генералов. Недовольство короля низкими потерями в выигранном сражении в фильме «Фанфан-Тюльпан» вовсе не так комичны, применительно к реалиям того времени. Скорее, исключением смотрятся сожаления французского маршала Мориса Саксонского по большим потерям в блестяще проведенной битве при Фонтенуа. И это при том, что враги (англо-ганноверцы и голландцы) потеряли вдвое больше. Наверное, английский король Георг II остался доволен, несмотря на сокрушительное поражение его армии.

Большим потерям способствовала и линейная тактика. Две линии сходились на дальность мушкетного выстрела и начинали перестрелку до тех пор, пока одна из сторон не дрогнет, после чего побеждающая сторона

бросалась в штыковую. И все это в полный рост, без каких-либо укрытий,

часто под огнем артиллерии и фланговыми ударами конницы. Тяжелые

неотценрованные пули большого калибра наносили чудовищные ранения. Трехгранные штыки оставляли рваные, наиболее опасные раны.

Никому не приходило в голову добиваться технического превосходства над врагом. Дешевое или бесплатное пушечное мясо успешно забивалось в «забаве королей», ему на смену набиралось новое, оружие подбиралось и вручалось новым солдатам. Во многих странах срок службы ружья устанавливался в 40 и более лет. Это тоже не способствовало техническому прогрессу в стрелковом оружии, при котором образцы быстро устаревают. Надо отметить, благодаря свободно скользящей по стволу пуле, ружья имели довольно большой ресурс. Например, во Франции, в 1806 году, на испытаниях ружей тридцатилетней давности они выдержали 14 — 15 тыс. выстрелов.

Все изменилось с началом Великой Французской Революции и войн периода республики и империи. В действиях пехоты появилось два новшества. Первое — атака колоннами — была принята вынужденно. Оказавшись один на один с монархической Европой и сотнями тысяч ее солдат, Французская республика принуждена была перейти к всеобщей мобилизации (декрет 23 августа 1793), стараясь как можно быстрей создать многочисленную армию. В короткий срок была создана миллионная армия. Разумеется, времени на обучение было крайне мало, и натренировать новобранцев до хороших стрелков было практически невозможно. Следовательно, сохрани французская армия старую линейную тактику, она бы неизбежно проигрывала годами выученным армиям врага. Зато у нее был безусловный козырь — высочайший боевой дух. Впервые люди сражались не за абстрактные державные интересы, а за свои собственные, близкие и понятные. «Военное искусство монархии нам теперь не подходит. Теперь новые люди и новые враги. Военная система французского народа должна заключаться в стремительности и натиске»[2]. Так родилась тактика атаки колонной.

Сделав лишь несколько залпов (а иногда и вовсе без них), колонна неудержимо накатывалась на шеренги врага. Бойцов переднего ряда, убитых огнем мушкетов, быстро заменяли солдаты из задних рядов. Сохраняя форму и ударную силу, колонна рассекала и опрокидывала линию врага, как римские

легионы македонскую фалангу. Начиналась рукопашная схватка, где люди с горящими взорами всегда брали верх над людьми со страхом в глазах.

Речь о страхе перед наказанием, перед палкой капрала, которая была единственным источником дисциплины в монархических армиях (прусской, австрийской, русской). Незаинтересованные солдаты не горели желанием отдать жизнь за «царя и отечество».

А вот дисциплина в армии Наполеона: «Телесных наказаний в армии он не допускал. Военный суд приговаривал в случае больших проступков к смертной казни, к каторге, в более легких случаях — к военной тюрьме. Но был один особо авторитетный институт — товарищеский суд, нигде не обозначенный в законах, но при молчаливом согласии Наполеона введенный в великой армии. Вот что по этому поводу говорят очевидцы. Произошло сражение. В роте заметили, что двух солдат никто во время боя не видал. Они явились к концу и объяснили свое отсутствие. Рота, убежденная, что виновные просто спрятались со страха, сейчас же выбирает трех судей (из солдат). Они выслушивают обвиняемых, приговаривают их к смертной казни и тут же, на месте, расстреливают. Начальство все это знает, но не вмешивается. На том дело и кончается. Ни один офицер не должен был не только участвовать в суде, но даже и знать (официально, по крайней мере) о происшедшем расстреле»[3].

Но одного боевого духа было недостаточно. Как ни стремительно шла в атаку колонна, сосредоточенный огонь обученных фузилеров должен был причинить ей большой вред еще на марше, понизив ее боевые качества в ближнем бою. Ей требовалась огневая поддержка, долженствующая потрепать врага и понизить интенсивность его стрельбы. О том, как Наполеон виртуозно руководил артиллерией во время боя, бросая батареи под шквальным огнем в самые нужные места, ходят легенды. Но одних пушек было мало. И еще до Наполеона, в начале революционных войн вспомнили об опыте французских канадских стрелков Дюкена и Монкальма, которые в Семилетнюю войну опрокидывали в разы превосходящие силы англичан.

В 1754 г. Плантаторы Вирджинии направили экспедицию во главе с Дж. Вашингтоном в верховья Огайо, против закрепившихся там французов, с целью выбить их оттуда и построить свой форт. То, что Англия и Франция находились тогда в мире, организаторов

набега не волновало. Английские поселенцы в Америке часто нападали на французские поселения в номинально мирный период. И временами провоцировали полномасштабные региональные войны. Так и эта война началась за два года до того, как схлестнулись

метрополии в Семилетнем конфликте.

Начинание Вашингтона с треском провалилось. Поначалу он захватил и убил группу французских парламентеров, посланных к нему на переговоры. Поняв, с кем имеют дело, французы под командой капитана де Вилье атаковали отряд Вашингтона по пути последнего

к форту Дюкен — оплоту французской обороны в том районе. Вашингтон сдался на милость победителя. Был отпущен с остатками отряда после того, как письменно признал факт убийства французских парламентеров[4]. Летом следующего года англичане вновь попытались овладеть фортом Дюкен, планируя затем захватить форт Ниагара, и отрезать Канаду от Луизианы. На сей раз это была уже не импровизация колонистов, а запланированный в Лондоне акт подлого нападения без объявления войны, чтобы на начало «официальных» боевых действий иметь гандикап в Америке. Из метрополии были присланы 1300 солдат во главе с ген. Бредоком, назначенным «главнокомандующим» всех колониальных войск. К ним присоединились 500 местных ополченцев. В роли проводника выступил все тот же Вашингтон. Губернатор Новой Франции Контрекур, еще не зная о прибытии регулярных войск врага, выслал на перехват отряд из регулярной пехоты и канадской милиции, всего 250 человек. К ним примкнул отряд индейцев около 650 человек. Несмотря на двукратное превосходство противника, французы полностью уничтожили английский отряд, а затем захватили обоз с пушками и провиантом, шедший следом за главными силами. Бредок был убит, а злополучный Вашингтон на сей раз спасся бегством.

Секрет успеха французов заключался именно в новой тактике. Вместо сомкнутого строя они использовали рассыпной. Вместо отчаянного стояния под пулями во весь рост — использовали укрытия: деревья, кустарники, строения, высокую траву. И даже метод стрельбы у них был иной — вместо пальбы по массе, они использовали прицельный огонь по конкретным целям. В первую голову — унтерам, офицерам, знаменосцам, трубачам. Всем, кто поддерживал шаткий стержень дисциплины. И когда этот стержень рушился, начиналось бегство и стрельба по мишеням. Англичане же, используя шаблонный метод стрельбы по массе, не имея ее перед собой, попросту тратили боеприпасы. Неудивительно, что 80-тысячная Новая Франция так долго продержалась против двухмиллионной английской Америки.

Именно рассыпной строй застрельщиков и поддерживал колонну в ее атаке. Следует отметить, что в других армиях еще до Революции были так называемые егерские части метких стрелков. Но они были немногочисленны, и роль их в бою была ничтожна. Французы же поставили дело на поток, создав тактическую систему «рассыпной плюс колонна», остававшуюся непобедимой на протяжении 20 лет.

Кстати, застрельщики почти поголовно были вооружены все теми же гладкоствольными фюзи, тогда как егеря скажем, австрийские, пользовали нарезные ружья — штуцеры, превосходящие мушкеты в дальности (до 400 метров), настильности и, как следствие, точности. Почему? Дело в разных задачах, стоявших перед ними. Егеря, как правило, выделялись для особых локальных задач, типа обстрела вражеской батареи с фланга, или подавления наблюдательного пункта. Французские же застрельщики должны были массово, быстрым огнем поддерживать большие массы наступающей пехоты. И штуцер здесь не годился ввиду еще более низкой скорострельности, чем у гладкоствольного ружья. На заряжание штуцера уходило 3 минуты против одной у ружья. Ведь кроме шомпола стрелку требовался деревянный молоток, которым он бил по шомполу, туго вгоняя пулю в нарезы. А до того ее еще надо было обернуть в промасленную тряпицу (пластырь), для лучшей обтюрации и очистки нарезов от нагара. Разумеется, представить тысячи застрельщиков, колотящих молотками по шомполам, пока линейная пехота врага выкашивает союзные колонны, не мог ни один французский генерал. И этот же момент объясняет, почему нарезное оружие, первые упоминания о котором относятся еще к XV веку, не могло составить конкуренции гладкоствольному ружью, как основному стрелковому оружию, вплоть до середины XIX в.

Попытки предпринимались. Были приняты образцы штуцеров 1791 и 1793 гг. Наполеон снял их с вооружения, назвав худшим оружием, когда-либо бывавшим в руках солдата.

В 1812 году парижский оружейник С. Поли (совместно с Ф. Прела) разработал и запатентовал нарезное казнозарядное ружье с, вероятно, потрясающими характеристиками. Например, скорострельность — более 10 выстрелов в минуту. Наполеон узнал о нем в начале 1814, но то было время, когда орды казачья и пруссачья уже топтали французскую землю. Да и революционная для того времени конструкция, включавшая, среди прочего, унитарный патрон центрального боя и экстрактор гильз, вряд ли бы позволила наладить массовое производство.

Капсюль и пуля Нейсслера

Последними усовершенствованиями гладкоствольного ружья стали ударный капсюль и полусферическая пуля.

В конце XVIII века во Франции были открыты ударные химические составы (детонирующие от механического воздействия): гремучая ртуть (Бойенн, 1774) и бертолева соль (Бертолле, 1778). Но военных они заинтересовали только 40 лет спустя. В 1814 году американец Шоу запатентовал ударный капсюль, представлявший собой медный колпачок с ударным составом, прикрытым тонкой (как правило, оловянной) фольгой. Колпачок насаживался на затравочный стержень, наваренный на месте полки. В момент выстрела, смесь возгоралась от удара курка, огонь мгновенно устремлялся вниз по затравочному отверстию, поджигал порох в стволе и инициировал выстрел. Теперь была устранена задержка, вызываемая горением полочного пороха, и медленная процедура насыпки пороха на полку. Насаживание капсюля занимало считанные секунды. Скорострельность увеличилась вдвое, в среднем, до двух выстрелов в минуту.

Но Революция закончилась, а с воцарением старого положения на континенте, вернулась и косность монархических ретроградов. Прошло еще 20 лет, прежде чем в Европе кремневые ружья стали массово переделывать в ударные. Началось с Англии, которая в 1834 году начала массовую переделку в ответ на начавшееся за два года того, такое же перевооружение в США. Вслед за Британией переделкой занялись и другие европейские страны. Последней была, пребывающая в стагнации Российская империя, принявшая французскую систему переделки ружей в ударные с унификацией калибра до 7,1 линии (18,03 мм), только в 1845 году.

Но увеличив свою скорострельность, гладкостволки по-прежнему были очень недальнобойными. Только появление в 1851 году пули французского оружейника Нейсслера удвоило прицельную дальнобойность (с 213 до 426 метров). Сама пуля имела полусферическую форму с углублением в дне. При выстреле пороховые газы расширяли тонкие края углубления, и они плотно прижимались к стенкам ствола, улучшая обтюрацию и с большей силой выбрасывая пулю из ствола. Кроме того, пуля перестала болтаться и улучшилась кучность боя. Идея углубления, тем не менее, была на тот момент неоригинальна: за три года до того, другой французские изобретатель — Клод-Этьен Минье — решил-таки проблему быстрого заряжания нарезного ружья. Наступила эра винтовки.

Решение проблемы скорострельности и первое массовое применение

Первой, в посленаполеоновский период, попыткой решить проблему мешкотного заряжания нарезного оружия, стало французское крепостное ружье системы Фалиса 1831 г. В нем применили зарядную камору, поднимающуюся из коробки. В нее насыпался порох, укладывалась пуля, после чего камора опускалась и досылалась к стволу. Система не проявила себя надежной и большого распространения не получила. Тем не менее, была закуплена некоторыми армиями, в том числе русской в 1839 году.

Чуть раньше, в 1825 г. француз Дельвинь разработал штуцер с каморой меньшего диаметра, нежели ствол. В результате получился уступ в месте соединения каморы и ствола. Пуля ударами шомпола расплющивалась о края выступа и входила в нарезы. Скорострельность штуцера приблизилась к скорострельности гладкоствольного ружья. Но испытания выявили недостаток: пуля чаще вбивалась в камору и плохо входила в нарезы.

Попытки усовершенствовать штуцер продолжались, но все образцы были далеки от идеала. «Литтихский» бельгийский штуцер (1832) с очень широкими нарезами и пулями с «ушками» не завоевал популярности по причине быстрого износа нарезов, трудности изготовления «ушастых» пуль и их плохими баллистическими качествами. Штуцер Тьерри (1840) требовал оснащения каждой пули деревянным поддоном и пластырем, что делало громоздким не только производство, но и заряжание.

Французский изобретатель Тувенен ввинтил в основание ствола заостренный стержень, о который расплющивалась коническая заостренная пуля. Расплющивание производилось шомполом с соответствующим форме пули углублением в головке. Остроконечная коническая пуля лучше закручивалась и держалась в полете. Заметно возросла точность стрельбы при скорострельности почти равной гладкоствольному ружью. Более того, система была так проста, что в штуцер Тувенена стало возможным переделывать старые гладкостволки: оставалось только нанести нарезку в стволе и ввинтить стержень в его основание. В 1846 году для штуцера Тувенена была принята пуля Тамизье с тремя желобками. Штуцер был принят на вооружение армии Франции и многих других стран. Он успел поучаствовать во множестве конфликтов, включая Крымскую кампанию. В битве на Альме (1854) штуценеры генерала Боске буквально вынесли «убийственным огнем»[5] солдат Кирьякова, защищавших высоты на левом фланге русской армии.

Штуцер Тувенена стал почти идеальной винтовкой. Оставалось лишь два недостатка — недолговечность стержня, расшатываемого постоянными ударами, и трудность очистки ствола подле стержня.

Эти проблемы были полностью решены в винтовке Минье, в 1848 году. Главным отличием стала пуля, расширяющаяся не от ударов шомпола перед выстрелом, а в его момент, под воздействием пороховых газов. В ее основании имелась коническое углубление, с вставленным в нее железным колпачком. При выстреле, более легкий колпачок начинал двигаться раньше, вжимался в пулю и расширял ее донышко до ширины нарезов. Тем самым пуля легко входила в нарезы, повышала обтюрацию и приобретала вращательное движение (закрутку). Заряжание стало столь же легким, как у гладкоствольного ружья с пулей Нейслера, которая, в свою очередь, стала «гладкоствольной» копией пули Минье. Единственным недостатком можно назвать трудоемкость изготовления пули с колпачками. Но и он был быстро устранен, когда выяснилось, что при определенной форме и размерах углубления, колпачок вовсе не нужен — расширение донной части пули происходило под воздействием одних только пороховых газов.

Винтовка Минье также поучаствовала в Крымской кампании. Она состояла на вооружении французской гвардии и многих английских частей.



[1] линия = 2,54 мм

[2] Сен-Жюст. Из доклада Национальному конвенту от имени Комитета общественного спасения 19 числа первого месяца Первого года Республики (10 октября 1793)

[3] Тарле Е. Наполеон, глава VIII. Разгром третьей коалиции.

[4] См.: Тишков В. Кошелев Л. История Канады. М. 1982, с. 38−39.

[5] Почти все англо-французские части, участвовавшие в битве, были вооружены нарезным оружием. У Меньшикова было только 1660 штуцерников. Подробнее см: Тарле Е. Крымская война. Ч. 2 //Сочинения в 12 томах. М. 1959. Т.9, с. 106−110.

diletant.media

Винтовка — это… Что такое Винтовка?

Винтовка (винтовальная пищаль) царя Алексея Михайловича Романова. 1654 год, Москва, мастер Григорий Вяткин.

Винтовка (первоначально — «винтовальное ружьё»; см. также родственное слово винт, предположительно от нем. Gewinde — «нарезка», «резьба») — нарезное стрелковое оружие, конструктивно предназначенное для удержания и управления при стрельбе двумя руками с упором приклада в плечо.[1]

Официально термин «винтовка» был впервые введён в 1856 году для принятого в тот год на вооружение винтовального ружья системы Баранова как название, «понятное для всякого солдата и объясняющее ему главное начало, на котором основано успешное действие нарезного оружия».[2] До этого нарезное оружие в русской армии официально называлось штуцером или винтовальным ружьём, а до XVIII века — винтовальной пищалью.

Само же слово известно, по крайней мере, с XVIII века[3]. Так, в документах 1773 г. о Пугачевском бунте упоминается «ружьё винтовка»[4]. Слово «винтовка» употребляют Пушкин («История Пугачева», «Капитанская дочка», стихотворение «Воевода»[5]), Лермонтов (стихотворения «Беглец», «Свиданье», «Винтовка пулю верную послала…», очерк «Кавказец», роман «Герой нашего времени», поэма «Измаил-Бей» и др.[6]), Д. В. Давыдов[7]. Иногда считается, что оно происходит из терминологии, применявшейся по отношению к нарезному оружию казаками[8].

В современной русскоязычной терминологии слово «ружьё» практически однозначно закреплено за гладкоствольным оружием и к оружию нарезному обычно уже не применяется. Однако во многих иностранных языках (например, во французском) термины «винтовка» и «ружьё» по-прежнему не разделены и эти виды оружия обозначаются общим словом, которое переводится в зависимости от ситуации.

Винтовку с уменьшенной длиной ствола принято называть карабином.

История

Основной причиной появления винтовок послужила необходимость увеличения кучности боя гладкоствольных ружей. Предшественник винтовки, гладкоствольный мушкет, отличался слабой точностью боя, так как при выстреле пуля свободно двигалась в гладком канале ствола и получала неконтролируемое вращение. Опытным путём было выяснено, что ружья с нарезкой в канале ствола позволяют точно стрелять на расстояния больше 100 м.

Первые образцы оружия с винтовой нарезкой появились в начале XVI века. Их применение долго было ограниченным. Одна из причин — дороговизна и трудоёмкость в производстве. Но главная причина — очень долгое время перезарядки по сравнению с гладкоствольными ружьями. Поэтому нарезными ружьями вооружали лишь небольшую часть пехоты (егерей).

В 1847 году Клод Минье предложил пулю так называемого расширительного типа, которая настолько упростила заряжание нарезного ружья с дула, что им вскоре вооружили всю европейскую пехоту. Пуля Минье имела сзади коническую выемку, в которую вставлялась коническая железная чашечка, не доходящая до дна выемки. При выстреле чашечка, будучи значительно легче пули, получала большее ускорение и доходила до дна выемки, расширяя пулю и вгоняя ее в нарезы. В Великобритании в 1853 году была принята на вооружение винтовка Энфилд, которая заряжалась с дула пулями Притчетта (упрощённый вариант пули Минье).

В середине XIX века стали в больших количествах появляться конструкции нарезных ружей, заряжающихся с казённой части, а не с дула, что ещё ускоряло скорость заряжания, а также делало возможным заряжание из положения лёжа. В них применялись самые разнообразные конструкции затворов — откидные, качающиеся, крановые и другие.

Затвор Дрейзе

…и схема устройства.

Одной из наиболее удачных и перспективных среди этих ранних конструкций казнозарядного оружия, однако, была игольчатая винтовка Дрейзе 1841 года, впервые оснащённая продольно-скользящим затвором. Сама по себе она была ещё весьма несовершенна, в частности, использовала бумажный патрон с капсюлем, расположенным в донце пули, из-за чего для производства выстрела его проходилось протыкать длинной иглой, которая часто ломалась. Однако это уже был самый настоящий унитарный патрон, да и продольно-скользящий затвор оказался весьма рациональным элементом, и впоследствии многократно копировался.

Впоследствии было, правда, создано определённое количество систем со скользящими затворами, в той или иной степени подражавших конструкции Дрейзе, в том числе — винтовки Грина с «двухпульной» системой обтюрации, Линдрена, Терри и другие, но практически все они были малоудачными и особого распространения не получили. Система Грина была принята в Сербии для переделки дульнозарядных винтовок Лоренца, но долго на вооружении не продержалась из-за очень низкой надёжности, — было выпущено всего около 12 тысяч штук. В России по системе Терри, улучшенной оружейником Норманом, было переделано несколько десятков тысяч устаревших дульнозарядных винтовок. Всё это были винтовки, заряжаемые не унитарными бумажными патронами, с отдельным капсюлем, надеваемым на бранд-трубку, очень простые по конструкции, — их затворы представляли собой по сути простую цилиндрическую заглушку, вставлявшуюся в ствол с казённого среза и запиравшуюся поворотом, — но и намного менее совершенные, чем система Дрейзе.

Следующая удачная и массово применявшаяся конструкция военной винтовки с продольно-скользящим затвором появилась лишь через более чем 20 лет после Дрейзе во Франции — игольчатая винтовка Шасспо. Эта винтовка принятая на ворружение во Французской империи в 1866 году, имела все основные конструктивные черты, которые впоследствии будут характерны для однозарядных и магазинных винтовок с продольно-скользящим затвором.

В 1867 году в Российской империи приняли отчасти похожую на системы Дрейзе и Шасспо игольчатую винтовку Карле, которая использовалась в русско-турецкой войне 1877-78 годов. Примерно тогда же, в 1868 году, в Италии была введена игольчатая винтовка Каркано, переделывавшаяся из старых 7-линейных дульнозарядных ружей и считающаяся неудачной.

Следствием массового применения казнозарядного стрелкового оружия с увеличенной дальностью стрельбы стало огромное превосходство обороняющейся в траншеях пехоты над наступающим противником, что впервые было продемонстрировано во время Гражданской войны в США.

Винтовка Шарпса, клиновый затвор открыт

В США в 1859 г. появилась винтовка Шарпса (англ.)русск. с клиновым затвором. Там же был создан целый ряд очень скорострельных для своего времени магазинных многозарядных винтовок с продольно скользящим затвором, движением которого управляла подвижная спусковая скоба (система Генри). В них использовались маломощные патроны револьверного типа с кольцевым воспламенением, поэтому военное применение их было весьма ограниченным, тем не менее они были исключительно популярны и сыграли большую роль в освоении так называемого «Дикого Запада». Наиболее известной из ранних магазинных винтовок стала винтовка Спенсера с крановым затвором. Но, несмотря на успех магазинных винтовок Спенсера и Генри в ходе Гражданской войны в США, ни американская армия, ни большинство других армий в то время не пожелали вооружить всех солдат оружием, способным выпустить весь носимый боекомплект солдата за несколько минут.[9]Огромной популярностью в США пользовалась винтовка рычажного действия Winchester Model 1873, которая известна как «ружье, завоевавшее Запад» (англ. The Gun that Won the West).

Механизм винтовки Winchester Model 1873

В 1870 году в России была принята винтовка американской системы Бердана № 2, имевшая в целом похожий по конструкции на французский продольно-скользящий затвор, но уже использовавшая более совершенные патроны центрального воспламенения с металлической гильзой, позволившие окончательно решить проблемы с достижением обтюрации и в целом повысить надёжность работы оружия.

Продольно-скользящий затвор позволял наиболее просто организовать подачу патронов из магазина.

В 1871 году в Германии была принята на вооружение винтовка Gewehr 1871 (англ.) конструкции братьев Петера Пауля и Вильгельма Маузер под патрон с металлической гильзой, также со скользящим затвором. За немцами последовали французы, в 1874 году приняв винтовку Гра, представлявшую собой переделку игольчатой системы Шасспо под патрон с металлической гильзой. Старые винтовки с откидными, качающимися и клиновыми затворами просуществовали ещё до конца XIX века, но новые военные системы после середины 1870-х годов создавались почти исключительно со скользящими затворами.

Магазинные винтовки были приняты на вооружение практически во всех развитых странах во второй половине 1880-х — начале 1890-х годов, причём все они, за редким исключением, использовали продольно-скользящие затворы. Ближе к концу XIX века появилась, возможно, наиболее удачная и совершенная система такого оружия — винтовка Маузера 1898 года, имевшая очень прочный затвор, запираемый на три боевых упора, и вынесенную далеко назад длинную, отогнутую вниз рукоятку. Появляются винтовки с затвором «прямого действия», в которых стрелок был избавлен от необходимости поворачивать затвор вручную для достижения запирания и отпирания канала ствола, так как это осуществлялось специальным механизмом, — для перезарядки было достаточно отвести затвор назад и дослать вперёд (винтовка Маннлихера, винтовка Росса (англ.)русск. и другие).

В 1891 году в Российской империи была принята на вооружение 7,62-мм магазинная винтовка Мосина. В общей сложности эта винтовка с незначительными модернизациями находилась на вооружении войск России и СССР около 60 лет.

Винтовки в 1905 г.

После Второй мировой войны большинство армий мира используют автоматические и самозарядные винтовки и карабины, а главным образом штурмовые винтовки (автоматы). Как исключение можно привести некоторые снайперские винтовки и оружие церемониальных подразделений.

Интересные факты

  • Поступление на вооружение британских колониальных войск в Индии капсюльной винтовки Энфилда образца 1853 года стало поводом к восстанию сипаев — из-за того, что бумага оболочки патронов была якобы пропитана свиным и коровьим жиром, что было неприемлемо ни для мусульман, ни для индуистов, потому что первые не могут употреблять в пищу свиней как нечистых животных, а вторые — коров (как священных животных). Перед тем же, как зарядить винтовку, бумажный патрон нужно было надкусить и высыпать порох в ствол, затем забить пулю шомполом и запыжевать промасленной бумагой от оболочки патрона).

Типы винтовок

См. также

Примечания

Ссылки

Литература

  • Жук А. Б. Энциклопедия стрелкового оружия. — М.: Воениздат, 1998.
  • Маковская Л. К. Ручное огнестрельное оружие русской армии конца XIV—XVIII веков. Определитель. М.:Военное издательство, 1992 [1]
  • Федоров В. Г. История винтовки. — М.:Воениздат, 1940
  • Федоров В. Г. Эволюция стрелкового оружия. Часть I. Развитие ручного огнестрельного оружия от заряжания с дула и кремневого замка до магазинных винтовок. — М.:Государственное военное издательство Наркомата обороны Союза ССР, 1938

dic.academic.ru

Снайперские винтовки России — история

В пятидесятых годах в связи с перевооружением нашей армии перед конструкторами была поставлена задача создания снайперской самозарядной винтовки. В эту работу включился и Евгений Федорович Драгунов, уже известный к тому времени изобретатель ряда образцов спортивного стрелкового оружия.

В 1963 году СВД была принята на вооружение нашей армии. Снайперская винтовка Драгунова предназначена для уничтожения появляющихся, движущихся, открытых и маскированных одиночных целей.
Развитие в 70-80-х годах войск специального назначения Советской Армии, предназначенных для действий в тылу противника, потребовала создания снайперского оружия скрытого применения.
Позже, в конце 80 – начале 90-х годов, подобное и другое оружие потребовалось для проведения специальных операций и правоохранительным органам. Причем, подразделениям специального назначения различных силовых ведомств требовалось создание снайперского вооружения новых видов с различными возможностями.

Как известно, одним из первых отечественных комплексов такого вооружения стала специальная снайперская винтовка ВСС «Винторез». Она была разработана в ЦНИИТОЧМАШ (г.Климовск) под вновь созданный 9х39-мм патрон СП-5 и принята на вооружение в 1987 году. Для ведения точного огня на дальностях до 400 м используются дневной или ночной прицелы. Эффективный интегрированный глушитель делает стрельбу бесшумной и беспламенной. Помимо снайперского патрона СП-5, можно использовать патроны СП-6 и ПАБ-9 с бронебойными пулями, пробивающими 8-мм стальной лист на дальности до 100 м. Значительный опыт боевого применения этого бесшумного снайперского комплекса в «горячих точках» бывшего СССР показал его высокую эффективность.

Прекрасные качества 9х39-мм патронов СП-5 и СП-6 подвигли конструкторов из тульского КБП к созданию сначала малогабаритного автомата 9А-91, а затем и максимально унифицированного с ним винтовочного снайперского комплекса ВСК-94. Для стрельбы из этой винтовки можно также использовать патроны СП-5, СП-6 и ПАБ-9 и применять ночной и дневной прицелы. В отличие от ВСС, на ВСК-94 установлен не интегрированный, а съемный, надеваемый на дульную часть ствола, глушитель. При снятом глушителе ВСК-94 может использоваться как малогабаритный автомат.

К другому новому виду специального снайперского вооружения, появившемуся в России в последнее время, можно отнести крупнокалиберные винтовки под 12,7х108-мм патрон. Такое оружие предназначено как для уничтожения живой силы на дальностях 1200 – 1300 м, так и для поражения крупных целей (типа автомобиль, РЛС, ракетные или артиллерийские системы, самолеты и вертолеты на стоянках и др.) на дальностях до 2000 метров. Энергии 46-граммовой пули Б-32 вполне хватает для пробития штатного армейского бронежилета на максимальной дальности стрельбы. На меньших дальностях этим оружием можно бороться и с легкобронированными целями.

Первым отечественным образцом такого оружия, принятым на вооружение, была 12,7-мм самозарядная винтовка ОСВ-96 (в ходе разработки именовалась В-94) тульского КБП с дневным оптическим прицелом большого увеличения. Стрельба ночью на дальности до 600 м ведется с электронно-оптическим прицелом. Для удобства переноски винтовка имеет складывающийся приклад, что позволяет сократить ее длину с 1690 мм в боевом положении до 1100 мм – в походном. Снижение отдачи при стрельбе достигнуто за счет установки эффективного дульного тормоза и амортизирующего затыльника приклада. Магазин на пять патронов и автоматическое перезаряжание позволяют, при необходимости, вести огонь в высоком темпе.

Еще одним образцом крупнокалиберного снайперского оружия, разработанного в России в конце 90-х, стала пятизарядная магазинная снайперская винтовка со скользящим затвором Ковровского завода им. Дегтярева – КСВК (КСВК – крупнокалиберная снайперская винтовка ковровская; в ходе разработки она называлась СВН-12,7 – снайперская винтовка Негруленко).
В отличие от ОСВ-96, КСВК имеет компоновку «буллпап», что позволило сократить ее длину до 1350 мм. При меньшей, чем у ОСВ-96, массе (11 кг -КСВК, 12,7 кг – ОСВ-96) у новой винтовки более толстый ствол, изготовленный способом холодной ковки, что позволило повысить кучность стрельбы по сравнению с обычным нарезным стволом. В конструкции применен так называемый «плавающий» ствол, т.е. не соприкасающийся по всей длине с другими частями винтовки. Двуногая сошка крепится к специальному стержню, закрепленному на ствольной коробке. Это также положительно сказалось на точности стрельбы. Помимо механического прицела, смонтированного на откидывающейся рукоятке для переноски винтовки, используются стандартные дневные оптические и ночные электронно-оптические прицелы.

Передняя часть магазина для удобства удержания оружия во время стрельбы снабжена специальной накладкой. Окно для экстракции стреляной гильзы в походном положении закрывается подпружиненной крышкой. Фиксатор крышки одновременно и рычаг предохранителя. Дульный тормоз не только уменьшает отдачу, но и дульное пламя, а также понижает уровень звука при выстреле. Для смягчения отдачи затыльник приклада покрыт пористым материалом. Вместе с новым снайперским патроном эта винтовка весьма перспективна.

Оригинальным образцом снайперского оружия узкоспециального назначения стала винтовка СВ-99 под 5,6-мм малокалиберный патрон (.22LR), созданная специалистами Ижевского машиностроительного завода на основе спортивной винтовки для биатлона БИ-7. У нее сравнительно маломощный патрон. Дальность эффективного огня -50 – 70 м. Однако небольшая дальность стрельбы и малое поражающее действие пули малокалиберного патрона компенсируются очень высокой точностью стрельбы. Ствол винтовки для высокой прочности и хорошей кучности боя изготавливается из высокопрочной стали способом холодной радиальной ковки. Канал ствола имеет шесть правых нарезов и не хромирован. Отсутствие хромирования также повышает кучность стрельбы.

Затвор винтовки продольно-скользящий с шарнирно-рычажным запиранием заимствован от спортивной винтовки. Такая конструкция позволяет быстро перезаряжать оружие. Питание патронами осуществляется из пятизарядного магазина, который полностью утоплен в ложе винтовки. Усилие спуска регулируется специальным механизмом в пределах 0,5 – 1,0 кг. На верхней части ствольной коробки имеется крепление типа «ласточкин хвост» для установки оптического прицела ПО 6×42. Механического прицела нет. Его отсутствие объясняется необходимостью особо точного прицеливания, для чего, собственно, и служит оптика.

Съемный ореховый приклад винтовки весьма эргономичен. Для подгонки под индивидуальные особенности стрелка его затыльник и щека регулируемые. Вместо приклада возможна установка деревянной рукоятки, что еще более уменьшает длину винтовки. В нижней части приклада под откидывающейся крышкой предусмотрено место для двух запасных магазинов. В цевье имеется паз для крепления регулируемой по высоте двуногой сошки.
Компактный глушитель, длиной около 150 мм, навинчивается на дульную часть ствола и снижает уровень звука выстрела до сравнимого с выстрелом из пневматической винтовки.
Длина винтовки в боевом положении с присоединенным прикладом – около 1000 мм. Масса – около 4 кг. Винтовка очень прикладиста и удобна в использовании.

Но каковы бы ни были достоинства специальных бесшумных комплексов и крупнокалиберных винтовок, на сегодняшний день они остаются специальным оружием для разведывательно-диверсионных и «полицейских» операций, а также для борьбы со снайперами противника. В ходе «обычных» боевых операций общевойскового боя необходимо снайперское оружие с дальностью эффективного огня 600 – 1000 м. Таким оружием в России служит самозарядная винтовка СВД, принятая на вооружение в 1963 году. По совокупности характеристик она до сих пор остается одной из лучших армейских снайперских винтовок в мире. Но требования времени неумолимы. Война в Афганистане, войны на территории стран бывшего Советского Союза настоятельно потребовали нового снайперского оружия с большой досягаемостью и более высокой точностью стрельбы. Это оружие начали создавать на основе спортивных образцов.

Одной из таких снайперских винтовок стала магазинная СВ-98, созданная конструкторами Ижевского машиностроительного завода на основе спортивной винтовки «Рекорд». Для стрельбы используются отечественные 7,62х54-мм патроны. Кроме того, разрабатываются варианты винтовок под стандартный винтовочный патрон НАТО 7,62×51 мм (.308 Winchester) и под патрон .338 Lapua Magnum. Это значительно повысит экспортные возможности винтовки.

Ствол винтовки «плавающего» типа закреплен в ствольной коробке. Он изготовлен способом холодной ковки. Канал ствола с четырьмя правыми нарезами, как и на большинстве спортивного оружия, с целью повышения кучности стрельбы не хромирован. Однако по желанию заказчика такая операция может выполняться. Кучность боя винтовки в 1,5 – 2 раза лучше, чем у винтовки СВД. На дульной части ствола имеется резьба для установки пламегасителя или прибора для малошумной стрельбы. Затвор винтовки – продольно скользящий. Запирание канала ствола осуществляется поворотом затвора на его три симметрично расположенных боевых выступа. Усилие спуска – регулируемое, в пределах 1,5 – 2 кг. Питание патронами осуществляется из десятизарядного магазина. В присоединенном состоянии он полностью утоплен в ложе.

Прицельные приспособления – открытый (механический) прицел и оптический прицел ПКС-07 семикратного увеличения. Оптический прицел крепится на верхней части ствольной коробки с помощью кронштейна типа «ласточкин хвост». Для уменьшения влияния горячего воздуха на прицеливание винтовка комплектуется противомиражной лентой.
Ложа винтовки выполнена из фанеры. Однако планируется ее изготовление из стеклонаполненного полиамида. Щека и затыльник приклада – регулируемые в вертикальной и горизонтальной плоскостях. В нижней части цевья имеется паз для присоединения двуногой, регулируемой по высоте сошки.

Новая винтовка дополняет снайперское вооружение армии и правоохранительных органов и расширяет их возможности. Снайперское оружие – инструмент для ювелирной работы. И как не существует универсального инструмента для исполнения всех видов работ, так и не может существовать единой снайперской винтовки для выполнения различных задач. В последние два десятилетия XX века мы стали свидетелями создания нескольких снайперских комплексов различного назначения. Не исключено, что стремление к повышению досягаемости и точности стрельбы при сохранении достаточного поражающего действия пуль приведет в недалеком будущем к появлению на свет и других образцов снайперского вооружения.

Загрузка…

sayga12.ru

Тайны «трехлинейки». Кто изобрел самую знаменитую русскую винтовку? | История | Общество

Почему «трехлинейка»?

На полвека «трехлинейка» стала главным символом русского, а затем и советского солдата. Она одинаково ассоциируется с боями в окопах Первой мировой, с революционными патрулями на улицах Петрограда, с «психическими атаками» белогвардейцев и с уходящими на фронт полками в грозном 1941 году.

О том, почему винтовка носит название «трехлинейка», сегодня мало кто помнит. Оно произошло от калибра ствола винтовки, который равен трём линиям. Линия — это устаревшая мера длины, равная примерно 2,54 мм. Если говорить точнее, то название «трехлинейка» обозначает хорошо всем знакомый и привычный калибр 7,62 мм.

Видео предоставлено «Калашников-медиа»

Уйти от «берданки»

В 1870-1880-х годах русская армия была вооружена «берданками». Под этим словом понимались сразу две различные системы однозарядных винтовок под унитарный патрон центрального воспламенения с металлической гильзой и дымным порохом.

С конца 1870-х годов русские военные специалисты заговорили о необходимости перехода армии на магазинные винтовки, однако имевшиеся образцы не обладали достаточной надежностью и эффективностью.

В 1889 году великий химик Дмитрий Менделеев в результате опытов сумел получить бездымный порох высокого качества. В том же году в России был разработан снаряженный бездымным порохом 7,62-мм патрон.

Еще в 1882 году Главное артиллерийское управление поставило задачу разработки многозарядной, «повторительной» винтовки, но лишь к 1889 году возникли условия, позволявшие создать по-настоящему современную винтовку, которую можно было бы производить в России вместе с оружием и боеприпасами.

Винтовка Мосина 7,62-мм образца 1891-1930 годов. Репродукция иллюстрации из книги «Оружие Победы» издательства «Молодая гвардия», 1975 г. Фото: РИА Новости/ Хоменко

Мосин и Наган: кто победил?

В 1889 году свои образцы винтовок на суд специальной комиссии представили бельгиец Леон Наган и начальник инструментальной мастерской Тульского оружейного завода капитан Сергей Мосин.

Обе винтовки имели ряд интересных решений, но не соответствовали всем требованиями. Конструкторам было предложено продолжить работу. Осенью 1890 года винтовки Нагана и Мосина были представлены на войсковые испытания. Они показали, что русская винтовка, хоть и уступает бельгийской в тонкости исполнения и дизайне, имеет преимущество в простоте изготовления и надежности. Винтовки Мосина на испытаниях давали в три раза меньше задержек при подаче патрона, нежели винтовки Нагана.

Но в итоге разработка Мосина была принята лишь за основу. В нее были внесены доработки, как позаимствованные в конструкции Нагана, так и предложенные специалистами, входившими в состав комиссии по выбору модели.

Винтовка без имени

Военный министр Петр Ванновский, представляя окончательный проект винтовки на утверждение императору, писал: «В изготовляемом новом образце имеются части, предложенные полковником Роговцевым, комиссией генерал-лейтенанта Чагина, капитаном Мосиным и оружейником Наганом, так что целесообразно дать выработанному образцу наименование: русская 3-лин. винтовка образца 1891 года».

Император Александр III еще более упростил название, повелев принять винтовку на вооружение под названием «трёхлинейная винтовка образца 1891 года».

Сергей Иванович Мосин не был обойден ни чинами, ни наградами, но его имя окончательно закрепилось в названии винтовки только к 1920-м годам. Оружейник до этого не дожил: зимой 1902 года он умер от воспаления легких в возрасте 52 лет.

Сергей Мосин. Слева — капитан, 1981 г., справа — генера-майор, 1901 г. Источник: Public Domain

«Трехлинейное семейство»

Надежность и простота в производстве и обращении сделали винтовку Мосина самым массовым отечественным оружием первой половины XX века.

Уже к началу русско-японской войны в армию было поставлено примерно 3 800 000 винтовок.

Когда речь заходит о винтовке Мосина, нужно иметь в виду, что на ее базе было создано целое семейство стрелкового оружия.

Только с 1891 года винтовка выпускалась в трех модификациях: «пехотной», «казачьей» и «драгунской». В 1907 году семейство пополнил карабин, созданный на базе винтовки.

В 1930 году путем модернизации «драгунской» винтовки был создан новый образец оружия, известный как винтовка Мосина образца 1891/1930 гг.

Начало производства в СССР оптических прицелов позволило создать на базе «трехлинейки» снайперскую винтовку.

Снайперская винтовка Мосина, запущенная в серию в 1931 году, отличалась улучшенной обработкой ствола, загнутой вниз рукояткой затвора и креплением для оптического прицела. Всего было выпущено свыше 100 тысяч таких винтовок, ставших оружием легендарных советских снайперов, например, Василия Зайцева.

Различные модификации винтовок и карабинов. Фото: Flickr.com/ Antique Military Rifles

Больше выпускали только АК

Последней модификацией винтовки Мосина стал карабин образца 1944 года, отличавшийся наличием несъёмного игольчатого штыка и упрощённой технологией изготовления. Опыт Великой Отечественной войны требовал укорочения пехотного оружия, и новый карабин позволял вести бой в различных земляных укреплениях, зданиях, густых зарослях и так далее.

Карабин образца 1944 года выпускался до принятия на вооружение автомата Калашникова, после чего постепенно был снят с вооружения.

Вплоть до наших дней на базе винтовки Мосина создаются многочисленные образцы гражданского и спортивного оружия.

По приблизительным оценкам, всего было выпущено около 37 000 000 экземпляров различных модификаций на базе «трехлинейки». Из отечественного оружия более массовым оказался только автомат Калашникова.

www.aif.ru

винтовки:главная [Свободная энциклопедия мирового вооружения]

Винтовка, индивидуальное стрелковое оружие с винтовыми нарезами в канале ствола, которые придают пуле вращательное движение, обеспечивающее устойчивый полет. Прицельная дальность до 2000 м, скорострельность 10-12 выстрелов в минуту.

Первые винтовки появились в 16 веке, широко распространились в 19 веке. В 1891 году в России была принята на вооружение трехлинейная винтовка (7,62-мм) С. И. Мосина. После Второй мировой войны винтовка была вытеснена пистолетом-пулеметом, автоматом, автоматической винтовкой и самозарядным карабином. Для учебных и спортивных целей применяют спортивные винтовки.

До создания автоматов винтовки являлись основным вооружением пехоты. Магазинные винтовки — вершиной конструкторской мысли для неавтоматического оружия, обладают значительной дальностью эффективного огня — до 600 м, высокой боевой скорострельностью — до 30 выстрелов в минуту, мощным патроном с широкой номенклатурой пуль. Сравнительно небольшая масса — до 5 кг, простота устройства и высокая надежность позволяют действовать с ними в различных видах боя. Для поражения противника в рукопашном бою большинство образцов винтовок имеет откидной или съемный штык. Для кавалерийских частей были созданы укороченные варианты винтовок, получившие название карабинов. Они использовались и в некоторых других частях. Огневые возможности карабинов несколько ниже, чем у винтовок (из-за меньшей начальной скорости пуль), зато их малые длина и масса создавали удобства при передвижениях в конном строю, на автомобилях и других машинах, а также в условиях ограниченного пространства.

Специально изготовленные винтовки, имеющие особо кучный бой, называются снайперскими. Они снабжаются оптическими прицелами и специальными снайперскими патронами, что существенно повышает меткость стрельбы. Снайперские винтовки позволяют надежно поражать малогабаритные цели на расстояниях до 600 м, а крупные — до 800 м. В последние годы появились крупнокалиберные снайперские винтовки (12,7-14,5 мм) с эффективной дальностью стрельбы 1200-1500 м.

Первое ружье

Между старинной пищалью и современной винтовкой такая же разница, как между первым самолетом и реактивным истребителем. Рядом с изящным луком или покрытым искусной резьбой арбалета первое ружье выглядело очень несуразным. Громоздкое,тяжелое и неповоротливое,оно напоминало полено с приделанной к нему водопроводной трубой.

Из фитильного аркебуза, который появился в 1372 году, стреляли два человека: один целился, второй подносил к затравке фитиль. Порох в то время был скверный, да и фитили не лучше.

Пороховая мякоть воспламенялась плохо. Часто бывали затяжные выстрелы. «Осечка», — думает солдат, повернет аркебуз, чтобы перезарядить его, а он и выпалит.

И аркебуз был достаточно неповоротлив и тяжел, а появившийся в XVI веке мушкет еще тяжелее: он весил больше 8 килограммов. Из такой махины приходилось стрелять с подставки.

«Солдат», — говорится в одном старинном сочинении, -« должен носить шест вышиной до грули. На одном конце шест заострен для втыкания в землю, а на другом имеет вилку, на которую солдат кладет свое ружье. А в том шесте, пониже вилки, отверстие, в которое нужно продевать шнурок и привязывать его к руке. За этот шнурок он таскает шест за собой во время сражения».

Мало того, что солдат таскал за собой на веревке подставку, ему приходилось еще надевать на плечо кожаную подушку: отдача была так велика, что при стрельбе плечо превращалось в сплошной синяк. Солдаты, стрелявшие без подушек, нередко платили за свое легкомыслие сломанной ключицей.

Фитильным аркебузам было далеко до совершенства. В 1471 году состоялось состязание между ружьями и арбалетами. Арбалетчики одержали блистательную победу. По меткости и дальности боя аркебузная пуля не могла соперничать со стрелой арбалетчика.

В сырую погоду стрелок из ружья думал только о том как бы не погас фитиль. Одно время заженные фитили носили под шляпой. vОружейники ломали голову, стараясь придумать что-либо в замен фитиля. Пробовали воспламенять заряд медленно горящей «палительной свечой». Носили ее в железной коробке с отверстиями для выхода дыма. Это ружейное кадило прикрепляли обычно к поясу. Однако и «палительная свеча» не оправдала возлагаемых на нее надежд.

Змеевидный курок

Во второй половине XV столетия испанские оружейники поставили свое клеймо на новом аркебузе. Он зажимался в изогнутой на подобие курка кусок железа. Нижний конец этого курка служил как бы спусковым крючком. Нажмешь на него — фитиль опустится к полке и воспламенит порох.

Своей извилистой формой курок напоминал змею, которая по-испански называется «серпиинте». Поэтому и новое ружье и курок окрестили «серпентином» — змеевиком.

Раньше стрелок держал ружье в одной руке, вторая была занята фитилем. Серпентин упразднил должность фитилиносца и освободил правую руку стрелка. Примерно в это же время (около 1480 года) начали выпускать ружья с арбалетными ложами. Целиться стало гораздо легче. Стрелок держал ружье обеими руками и упирал приклад в правое плечо.

Но эти усовершенствования не избавили аркебуз от его основных недостатков. Фитиль по-прежнему боялся сырости и дождя. По-прежнему приходилось таскать с собой жаровню, чтобы разжечь фитиль перед стрельбой. Ночью солдат не мог скрытно подобраться к неприятелю, так как горящий фитиль был виден издалека.

На войне скорость — одно из условий победы. А стрелок из фитильного ружья мог вести огонь крайне медленно. На специальном испытании оказалось, что даже у хорошо натренированного и расторопного стрелка на заряжание ружья уходит две минуты. А лучник за это время выпускал от восьми до десяти метких стрел.

Казалось, к чему возиться с таким несуразным оружием!

Но мастера, изготовлявшие ружья, не унывали. Они знали, что сила пороха в сотни раз превосходит силу человеческой руки, и твердо верили, что будущее принадлежит огнестрельному оружию.

wiki.worldweapons.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о