В каком году появились катюши в вов – реактивный минометный аппарат и гвардейское боевое оружие победы, история создания, какой экипаж и вооружение установки РСЗО

Содержание

Боевые реактивные пусковые установки "Катюши". Справка

14 июля 1941 года - "день рождения" легендарной "Катюши". Семьдесят лет назад в этот день прозвучал первый залп батареи реактивных минометов.

14 июля 1941 г. прогремел первый залп знаменитых "Катюш".

"Катюша" - народное название боевых машин реактивной артиллерии БМ‑8 (со снарядами 82 мм), БМ-13 (132 мм) и БМ-31 (310 мм) во время Великой Отечественной войны. Существует несколько версий происхождение этого названия, наиболее вероятное из них связано с заводской маркой "К" завода изготовителя первых боевых машин БМ-13 (Воронежский завод им. Коминтерна), а также с популярной в то время одноименной песней (музыка Матвея Блантера, слова Михаила Исаковского).
(Военная энциклопедия. Председатель Главной редакционной комиссии С.Б. Иванов. Воениздат. Москва. в 8 томах -2004 г.г. ISBN 5 - 203 01875 - 8)

"Катюша" стала первой отечественной мобильной многозарядной реактивной системой залпового огня (РСЗО), которая включала в себя реактивные снаряды (РС), пусковые установки (ПУ), приборы управления стрельбой и транспортные средства. Самоходные пусковые установки на автомобилях получили обозначение боевых машин (БМ) реактивной артиллерии. Многозарядность РСЗО определяла возможность одновременного поражения целей на значительных площадях, а залповый огонь обеспечивал внезапность и высокий эффект поражающего и морального воздействия на противника.

Создание реактивных систем залпового огня стало бы невозможно без разработки реактивных снарядов с двигателем, работающим на твердом топливе.

Разработку реактивных снарядов на бездымном порохе с начала 1920-х гг. вели двое энтузиастов ракетной техники Владимир Артемьев и Николай Тихомиров.

К 1927 г. был разработан пироксилино-тротиловый бездымный порох. 3 марта 1928 г. первый в мире снаряд с ракетным двигателем на бездымном порохе пролетел 1 300 м, а в июле того же года в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург) создается Газодинамическая лаборатория (преобразованная в 1933 г. в Реактивный научно-исследовательский институт - РНИИ). К 1933 г. были созданы два образца реактивных снарядов - осколочный РС‑82 и осколочно-фугасный РС-132. Первые их образцы предназначались для вооружения самолетов, и только летом 1938 г. группа инженеров РНИИ под руководством Ивана Гвая начала проектировать многозарядную реактивную установку для наземных войск и кораблей флота.

Проект первой механизированной многозарядной, размещенной на автомобиле ЗИС-5 установки для стрельбы реактивными снарядами появился в августе того же года, но полигонные испытания выявили у нее много недостатков. Доработанный вариант установки, обозначенный МУ-1 (механизированная установка, 1-й образец), имел тоже много недостатков. Только новая пусковая установка МУ-2, представленная РНИИ в апреле 1939 г., отвечала требованиям военных. Она заряжалась 132-мм реактивными осколочно-фугасными снарядами, позднее названными М-13.

25 декабря 1939 г. реактивный снаряд М‑13 и пусковая установка, позднее получившая название "Боевая машина 13" (БМ-13) были одобрены Артиллерийским управлением Красной Армии. К июню 1941 г. была изготовлена первая опытная партия БМ-13, предназначенная для всесторонних полигонных испытаний.

Машина БМ-13 представляла собой грузовик ЗИС-6, на месте кузова которого на специальной раме монтировались 16 направляющих желобкового типа, расположенных вдоль оси автомобиля в два яруса. Каждые две направляющие соединялись (спаривались), образуя единую конструкцию, названную спаркой. Спарок было восемь.

БМ-13 заряжалась 16 реактивными снарядами калибра 132 мм. Заряжение производилось с казенной части, а задняя часть автомобиля при ведении огня вывешивалась на двух домкратах. Запуск снарядов мог производиться и из кабины, и с выносного пульта с помощью электрической системы замыкателей. Залп выполнялся в течение 15-20 секунд. Дальность стрельбы – 8-8,5 км. Скорость БМ-13 по хорошей дороге достигала 50-60 км/ч. Всего 1-2 минуты требовалось для ее перевода из походного в боевое положение. На перезарядку после залпа уходило 3-5 минут, поэтому за час одна боевая машина могла сделать 10 залпов и выпустить 160 снарядов.

21 июня 1941 г. после осмотра образцов ракетного оружия Верховный Главнокомандующий Иосиф Сталин принял решение о развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и пусковой установки БМ-13 и о начале формирования ракетных войсковых частей. Из-за угрозы надвигавшейся войны это решение было принято, несмотря на то, что пусковая установка БМ-13 еще не прошла войсковых испытаний и не была отработана до стадии, допускающей массовое промышленное изготовление.

Производство установок БМ-13 было организовано на воронежском заводе им. Коминтерна и на московском заводе "Компрессор". Одним из основных предприятий по выпуску реактивных снарядов стал московский завод им. Владимира Ильича.

После начала Великой Отечественной войны советское командование приняло решение не дожидаться изготовления промышленностью серийных образцов, а, используя имеющиеся в наличии опытные установки, сформировать из них первую отдельную экспериментальную батарею, направить ее на фронт и там, используя опытную партию реактивных снарядов PC-132, всесторонне проверить качество и боевую эффективность, а также выработать наставление и тактику по боевому применению этого нового реактивного оружия. От успеха выполнения этой задачи зависело окончательное решение вопроса о принятии установок БМ-13 на вооружение и развертывании их массового производства.

В соответствии с директивой командующего войсками Московского военного округа от 28 июня 1941 г. к 1 июля была сформирована первая отдельная экспериментальная батарея полевой реактивной артиллерии Красной Армии. В составе батареи имелось 7 боевых машин БМ-13, 122-мм гаубица, 44 автомобиля, способных поднять 600 снарядов М‑13. Командный состав батареи был укомплектован в основном слушателями Артиллерийской академии. Командиром батареи был назначен капитан Иван Флеров.

3 июля батарея прибыла на Западный фронт.

Ваш браузер не поддерживает данный формат видео.

Вконтакте

Facebook

Одноклассники

Twitter

Whatsapp

Viber

Telegram

Первый залп легендарных "Катюш". 1941 год

Боевое крещение БМ-13 получила 14 июля 1941 г., когда батарея произвела первый залп из всех установок по железнодорожной станции Орша, где было сосредоточено большое количество живой силы и боевой техники противника. В результате мощного огневого удара одновременно 112 реактивными снарядами над станцией поднялось огневое зарево: горели вражеские эшелоны, рвались боеприпасы. Еще через полтора часа батарея Флерова произвела второй залп, на этот раз по переправе через реку Оршицу, на подступах к которой скопилось много техники и живой силы немцев. В результате переправа противника была сорвана, развить успех на этом направлении ему не удалось.

Первый опыт применения нового ракетного оружия показал его высокую боевую эффективность, что явилось одной из причин быстрейшего его ввода в строй и оснащения им Сухопутных войск.

Перестройка промышленности, связанная с выпуском ракетного оружия, была осуществлена в короткие сроки, к его производству привлекли большое число предприятий (уже в июле-августе 1941 г. - 214 заводов), что обеспечило поступление в войска этой боевой техники. В августе-сентябре 1941 г. было развернуто серийное производство боевых установок БМ‑8 с 82-мм реактивными снарядами.

Одновременно с развертыванием производства были продолжены работы по созданию новых и совершенствованию имевшихся образцов реактивных снарядов и пусковых установок.

С 30 июля 1941 г. приступило к работе специальное конструкторское бюро (СКБ) при московском заводе "Компрессор" - головное конструкторское бюро по пусковым установкам, а сам завод стал головным предприятием по их производству. Это СКБ под руководством начальника и главного конструктора Владимира Бармина за годы войны разработало 78 образцов пусковых установок различного типа, монтируемых на автомобилях, тракторах, танках, железнодорожных платформах, речных и морских кораблях. Тридцать шесть из них были приняты на вооружение, освоены промышленностью и использовались в боевых действиях.

Большое внимание уделялось производству реактивных снарядов, созданию новых и совершенствованию имеющихся образцов. Модернизации подвергся 82-мм реактивный снаряд М-8, были созданы реактивные снаряды мощного фугасного действия: 132-мм М-20, 300-мм М-30 и М-31; увеличенной дальности – М-13 ДД и улучшенной кучности – М-13 УК и М-31 УК.

С началом войны в составе Вооруженных сил СССР были созданы специальные войска для боевого применения ракетного оружия. Это были ракетные войска, но в период войны они именовались гвардейскими минометными частями (ГМЧ), а впоследствии - реактивной артиллерией. Первой организационной формой ГМЧ стали отдельные батареи и дивизионы.

К концу войны реактивная артиллерия имела 40 отдельных дивизионов (38 М-13 и 2 М-8), 115 полков (96 М-13 и 19 М-8), 40 отдельных бригад (27 М-31 и 13 М-31-12) и 7 дивизий - всего 519 дивизионов в которых насчитывалось свыше 3000 боевых машин.

Легендарные "Катюши" во время войны участвовали во всех крупных операциях.

Судьба же первой отдельной экспериментальной батареи оборвалась в начале октября 1941 г. После боевого крещения под Оршей батарея успешно действовала в боях под Рудней, Смоленском, Ельней, Рославлем и Спас-Деменском. За три месяца боевых действий батарея Флерова не только наносила немалый материальный урон немцам, она способствовала и поднятию боевого духа у наших солдат и офицеров, измотанных непрерывными отступлениями.

Гитлеровцы устроили за новым оружием настоящую охоту. Но батарея не задерживалась долго на одном месте - дав залп, сразу же меняла позицию. Тактический прием - залп - смена позиции - широко использовался подразделениями "катюш" в ходе войны.

В начале октября 1941 г. в составе группировки войск Западного фронта батарея оказалась в тылу немецко-фашистских войск. При движении к линии фронта из тыла в ночь на 7 октября она попала в засаду врага под деревней Богатырь Смоленской области. Большая часть личного состава батареи и Иван Флеров погибли, расстреляв весь боезапас и взорвав боевые машины. Только 46 воинам удалось выйти из окружения. Легендарный комбат и остальные бойцы, до конца с честью выполнившие свой долг, считались "без вести пропавшими". И только когда удалось обнаружить документы одного из армейских штабов вермахта, где сообщалось о том, что же произошло на самом деле в ночь с 6 на 7 октября 1941 г. у смоленской деревушки Богатырь, капитан Флеров был исключен из списков пропавших без вести.

За героизм Иван Флеров посмертно в 1963 г. награжден орденом Отечественной войны 1-й степени, а в 1995 г. ему было присвоено звание Героя Российской Федерации посмертно.

В честь подвига батареи сооружены памятник в городе Орше и обелиск у города Рудня.

ria.ru

Каким был первый бой легендарной «Катюши»

Загадка первого залпа

Официально первый залп 1-ая экспериментальная батарея «Катюш» ( 5 из 7 установок) под командованием капитана Флерова дала в 15 ч. 15 мин. 14 июля 1941 года по железнодорожному узлу в Орше. Нередко приводится следующее описание произошедшего: «Над лощиной, поросшей кустарником, где затаилась батарея, взметнулось облако дыма и пыли. Раздался грохочущий скрежет. Выбрасывая языки яркого пламени, с направляющих пусковых установок стремительно соскользнуло более сотни сигарообразных снарядов.Какое то мгновение в небе были видны черные стрелы, с нарастающей скоростью набирающие высоту. Из их днищ с ревом вырывались упругие струи пепельно-белых газов. А потом все дружно исчезло.» (…)

«А через несколько секунд в самой гуще вражеских войск один за другим, дробно сотрясая землю, загремели взрывы. Там, где только что стояли вагоны с боеприпасами и цистерны с горючим, взметнулись огромные гейзеры огня и дыма.»

Но если открыть любую справочную литературу, то можно увидеть, что город Орша был оставлен советскими войсками днем позже. И по кому был дан залп? Представить, что противник смог за считанные часы перешить колею железной дороги и загнать на станцию эшелоны проблематично.

Еще маловероятнее, что первыми в захваченный город у немцев входят поезда с боеприпасами, для доставки которых используются пусть даже трофейные советские паровозы и вагоны.

В наши дни получила распространение гипотеза о том, что капитан Флеров получил приказ уничтожить на станции советские эшелоны с имуществом, которое нельзя было оставлять врагу. Может и так, но прямых подтверждений этой версии пока нет. Другое предположение автору статьи доводилось слышать от одного из офицеров армии Белоруссии о том, что было произведено несколько залпов, и если 14 июля целью стали подходившие к Орше немецкие войска, то удар по самой станции был днем позже.

Но это пока гипотезы, которые заставляют думать, сопоставлять факты, но установленными и подтвержденными документами пока не являются. На данный момент периодически даже возникает ненаучный диспут, где же первый раз вступила в бой батарея Флерова – под Оршей или под Рудней? Расстояние между этими городами весьма приличное – напрямик более 50 км, а по дорогам гораздо дальше.

Читаем в той же не претендующей на научность «Википедии» - «14 июля 1941 года (город Рудня) стал местом первого боевого применения «Катюш», когда батарея реактивных минометов И. А. Флерова прямой наводкой накрыла скопление немцев на Базарной площади города. В честь этого события в городе стоит монумент — «Катюша» на пьедестале.».

Во-первых, прямая наводка для «Катюш» практически невозможна, а во-вторых оружие, действующее по площадям, накроет не только базарную площадь с немцами и видимо жителями города, но и несколько кварталов вокруг. Что там произошло - еще один вопрос. Одно можно констатировать достаточно точно – с самого начала новое оружие проявило себя с лучшей стороны и оправдало возлагавшиеся на него надежды. В записке начальника артиллерии РККА Н. Воронова на имя Маленкова 4 августа 1941 года отмечалось:

«Средства сильные. Следует увеличить производство. Формировать непрерывно части, полки и дивизионы. Применять лучше массировано и соблюдать максимальную внезапность».

russian7.ru

год 1941-й » Военное обозрение

Хорошо известно, что 18 сентября 1941 года приказом наркома обороны СССР № 308 четырём стрелковым дивизиям Западного фронта (100-й, 127-й, 153-й и 161-й) за бои под Ельней — «за боевые подвиги, за организованность, дисциплину и примерный порядок» – были присвоены почётные наименования «гвардейские». Они были переименованы соответственно в 1-ю, 2-ю, 3-ю и 4-ю гвардейские соответственно. В дальнейшем многие отличившиеся и закалённые в ходе войны части и соединения Красной Армии были преобразованы в гвардейские.

Но московские исследователи Александр Осокин и Александр Корняков обнаружили документы, из которых следует, что вопрос о создании гвардейских частей обсуждался в кругах руководства СССР ещё в августе. И первым гвардейским полком должен был стать тяжёлый миномётный полк, вооружённый боевыми машинами реактивной артиллерии.


Когда появилась гвардия?

В ходе знакомства с документами об оружии начала Великой Отечественной войны мы обнаружили письмо наркома общего машиностроения СССР П.И. Паршина № 7529сс от 4 августа 1941 года на имя председателя Государственного Комитета Обороны И.В. Сталина с просьбой разрешить изготовление сверх плана 72 машин М-13 (позже названных у нас «катюшами») с боеприпасами для формирования одного тяжёлого гвардейского миномётного полка.
Мы решили, что допущена опечатка, так как известно, что гвардейское звание впервые было присвоено приказом наркома обороны № 308 от 18 сентября 1941 года четырём стрелковым дивизиям.

Главные пункты неизвестного историкам постановления ГКО гласят:

«1. Согласиться с предложением народного комиссара общего машиностроения Союза СССР т. Паршина о сформировании одного гвардейского миномётного полка, вооружённого установками М-13.
2. Присвоить вновь формирующемуся гвардейскому полку имя народного комиссариата общего машиностроения.
3. Принять к сведению, что оборудование полка системами и боеприпасами НКОМ изготавливает сверх установленного задания по М-13 на август».
Из текста постановления следует, что было не только дано согласие изготовить сверхплановые установки М-13, но и решено сформировать на их основе гвардейский полк.

Изучение других документов подтвердило нашу догадку: 4 августа 1941 года впервые было применено понятие «гвардейский» (причём без какого-либо решения по этому поводу Политбюро ЦК, Президиума Верховного Совета или Совнаркома) по отношению к одному конкретному полку с новым видом вооружения – ракетными установками М-13, зашифровав их словом «миномётный» (вписано лично Сталиным).

Поразительно, что слово «гвардия» впервые за годы советской власти (если не считать отрядов Красной гвардии 1917 года) было введено в оборот наркомом Паршиным – человеком, не слишком близким к Сталину и даже ни разу не побывавшим в его кремлёвском кабинете в годы войны.

Скорее всего, его письмо, напечатанное 2 августа, в тот же день передал Сталину военинженер 1 ранга В.В. Аборенков – заместитель начальника ГАУ по ракетным установкам, находившийся в кабинете вождя вместе с начальником ГАУ генерал-полковником артиллерии Н.Д. Яковлевым в течение 1 часа 15 минут. Созданный по принятому в тот день решению полк стал первым в Красной Армии полком подвижных ракетных установок М-13 (с РС-132) – до этого формировались только батареи этих установок (от 3 до 9 машин).

Примечательно, что в тот же день на докладной записке начальника артиллерии РККА генерал-полковника артиллерии Н.Н. Воронова о работе 5 установок реактивной артиллерии Сталин написал: «Берии, Маленкову, Вознесенскому. Раскрутить это дело вовсю. Поднять производство снарядов вчетверо-впятеро-вшестеро».

Что дало толчок решению о создании гвардейского полка М-13? Выскажем свою гипотезу. В июне-июле 1941 года решением Политбюро ЦК ВКП(б) была перестроена система стратегического руководства вооружёнными силами. 30 июня 1941 года был создан Государственный Комитет Обороны (ГКО) под председательством Сталина, которому на время войны была передана вся полнота власти в стране. 10 июля ГКО преобразовал Ставку Главного Командования в Ставку Верховного Командования. В состав Ставки вошли И.В. Сталин (председатель), В.М. Молотов, маршалы С.К. Тимошенко, С.М. Будённый, К.Е. Ворошилов, Б.М. Шапошников, генерал армии Г.К. Жуков.

19 июля Сталин становится народным комиссаром обороны, а 8 августа 1941-го решением Политбюро № П. 34/319 – «Верховным Главнокомандующим всех войск Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Военно-Морского флота». В тот же день, 8 августа, были утверждены штаты «одного гвардейского миномётного полка».

Берём на себя смелость предположить, что изначально речь шла, возможно, о сформировании части, предназначенной для обеспечения охраны Ставки ВГК. Ведь в штате полевой Ставки Верховного Главнокомандующего императорской армии в годы Первой мировой войны, взятой вполне вероятно Сталиным и Шапошниковым за прототип, имелись тяжёлые вооружения, в частности, авиационный дивизион обороны Ставки.

Но в 1941-м до создания такой полевой Ставки дело не дошло – немцы слишком быстро приближались к Москве, и управление действующей армией Сталин предпочёл осуществлять из Москвы. Поэтому полк гвардейских миномётов М-13 так и не получил задачу заступить на охрану Ставки ВГК.

19 июля 1941-го Сталин, ставя задачу Тимошенко о создании ударных группировок для наступательных операций в Смоленском сражении и участии в них реактивной артиллерии, сказал: «Я думаю, пришло время перейти от крохоборства к действиям большими группами - полками...».

8 августа 1941 года были утверждены штаты полков установок М-8 и М-13. Они должны были состоять из трёх-четырёх дивизионов по три батареи в каждом дивизионе и по четыре установки в каждой батарее (с 11 сентября все полки были переведены на трёхдивизионный состав). Сразу же началось формирование первых восьми полков. Их оснащали боевыми машинами, изготовленными с использованием довоенного задела узлов и деталей, созданного наркоматом общего машиностроения (с 26 ноября 1941 г. преобразован в наркомат миномётного вооружения).

В полную силу – полками «катюш» – Красная Армия впервые ударила по врагу в конце августа – начале сентября 1941 года.

Что касается гвардейского полка М-13, задуманного для использования при обороне Ставки ВГК, то его формирование завершилось лишь в сентябре. Пусковые установки для него производились сверх установленного задания. Он известен как 9-й гвардейский полк, действовавший под Мценском.
Его расформировали 12 декабря 1941 года. Есть сведения, что все его установки пришлось взорвать при угрозе окружения немцами. Второе формирование полка было завершено 4 сентября 1943 года, после чего 9-й гвардейский полк успешно сражался до конца войны.

Подвиг капитана Флёрова

Первый в Отечественной войне залп реактивной установки был произведён 14 июля 1941 года в 15.15 батареей из семи (по другим данным, четырёх) установок М-13 по скоплению эшелонов военной техники на железнодорожном узле города Орша. Командиром этой батареи (называемой в разных источниках и сообщениях по-разному: экспериментальной, опытной, первой, а то и всеми этими названиями одновременно) указывается капитан-артиллерист И.А. Флёров, погибший в 1941 году (по документам ЦАМО пропавший без вести). За мужество и героизм он был посмертно награждён только в 1963 году орденом Отечественной войны I степени, а в 1995 году ему было посмертно присвоено звание Героя России.

По директиве Московского военного округа от 28 июня 1941 года за № 10864 было сформировано шесть первых батарей. В наиболее достоверном, на наш взгляд, источнике – военных мемуарах генерал-лейтенанта А.И. Нестеренко («Огонь ведут «катюши». – Москва: Воениздат,1975) написано: «28 июня 1941 года началось формирование первой батареи полевой реактивной артиллерии. Её создали за четверо суток в 1-м Московском Краснознамённом артиллерийском училище имени Л.Б. Красина. Это была ныне всемирно известная батарея капитана И.А. Флёрова, которая произвела первый залп по скоплению фашистских войск на станции Орша... Сталин лично утверждал распределение гвардейских миномётных частей по фронтам, планы производства боевых машин и боеприпасов...».

Известны фамилии командиров всех шести первых батарей и места осуществления их первых залпов.

Батарея № 1: 7 установок М-13. Командир батареи капитан И.А. Флёров. Первый залп 14 июля 1941 г. по товарной железнодорожной станции города Орша.
Батарея № 2: 9 установок М-13. Командир батареи лейтенант А.М. Кун. Первый залп 25 июля 1941 г. по переправе у д. Капыревщина (севернее Ярцево).
Батарея № 3: 3 установки М-13. Командир батареи лейтенант Н.И. Денисенко. Первый залп 25 июля 1941 г. в 4 км севернее Ярцево.
Батарея № 4: 6 установок М-13. Командир батареи старший лейтенант П. Дегтярёв. Первый залп 3 августа 1941 г. под Ленинградом.
Батарея № 5: 4 установки М-13. Командир батареи старший лейтенант А. Денисов. Место и дата первого залпа неизвестны.
Батарея № 6: 4 установки М-13. Командир батареи старший лейтенант Н.Ф. Дятченко. Первый залп 3 августа 1941 г. в полосе 12сп 53сд 43А.

Пять из шести первых батарей были направлены в войска Западного направления, где главный удар немецких войск наносился по Смоленску. Известно также, что на Западное направление поступали, помимо М-13, и другие типы реактивных установкок.

В книге А.И. Еременко «В начале войны» говорится: «...Из Ставки была получена телефонограмма следующего содержания: «Предполагается широко применить в борьбе против фашистов «эрэсы» и в связи с этим испробовать их в бою. Вам выделяется один дивизион М-8. Испытайте его и доложите своё заключение...

Новое оружие мы испытали под Рудней... 15 июля 1941 года во второй половине дня непривычный рёв реактивных мин потряс воздух. Как краснохвостые кометы, метнулись мины вверх. Частые и мощные разрывы поразили слух и зрение сильным грохотом и ослепительным блеском... Эффект одновременного разрыва 320 мин в течение 10 секунд превзошёл все ожидания... Это было одно из первых боевых испытаний «эрэсов».

В докладе маршалов Тимошенко и Шапошникова за 24 июля 1941 года Сталину сообщается о разгроме 15 июля 1941 года под Рудней немецкой 5-й пехотной дивизии , в котором особую роль сыграли три залпа дивизиона М-8.

Совершенно очевидно, что внезапный залп одной батареи М-13 (16 пусков РС-132 за 5-8 секунд ) с максимальной дальностью 8,5 км был способен нанести серьёзный ущерб противнику. Но батарея не предназначалась для поражения одиночной цели. Это оружие эффективно при работе по площадям с рассредоточенной живой силой и техникой противника при одновременном залпе нескольких батарей. Отдельная батарея могла дать заградительный залп, ошеломить противника, вызвать в его рядах панику и на какое-то время приостановить его наступление.

По нашему мнению, целью побатарейной отправки на фронт первых ракетных установок залпового огня являлось, скорее всего, стремление прикрыть штабы фронта и армий на угрожающем Москве направлении.

Это не просто предположение. Изучение маршрутов первых батарей «катюш» показывает, что в первую очередь они оказывались в районах базирования штаба Западного фронта и штабов его армий: 20-й,16-й,19-й и 22-й. Не случайно, что в своих воспоминаниях маршалы Ерёменко, Рокоссовский, Казаков, генерал Пласков описывают именно побатарейную боевую работу первых реактивных установок, которую они наблюдали со своих командных пунктов.

Они указывают на повышенную секретность использования нового оружия. В.И. Казаков рассказывал: «Доступ к этим «недотрогам» разрешался только командующим армиями и членам военных советов. Даже начальнику артиллерии армии не разрешалось их видеть».

Однако самый первый залп ракетных установок М-13, произведённый 14 июля 1941 года в 15 часов 15 минут по железнодорожному товарному узлу города Орша, был осуществлён при выполнении совершенно иной боевой задачи - уничтожения нескольких эшелонов с секретным вооружением, которое ни при каких обстоятельствах не должно было попасть в распоряжение немцев.

Изучение маршрута первой отдельной экспериментальной батареи М-13 («батареи Флёрова») показывает, что вначале она, видимо, предназначалась для охраны штаба 20-й армии.

Потом ей поставили новую задачу. Батарея с охранением в ночь на 6 июля в районе Орши двинулась на запад по территории уже фактически оставленной советскими войсками. Она перемещалась вдоль железнодорожной трассы Орша – Борисов – Минск, загруженной шедшими на восток эшелонами. 9 июля батарея и её охранение уже находились в районе города Борисова (135 км от Орши).

В тот день вышло распоряжение ГКО № 67сс «О переадресовке транспорта с вооружением и боеприпасами в распоряжение вновь формируемых дивизий НКВД и резервных армий». Оно требовало, в частности, срочно разыскать среди отходящих на восток составов какие-то очень важные грузы, которые ни в коем случае не должны попасть к немцам.

В ночь с 13 на 14 июля батарея Флёрова получила приказание о срочном перемещении к Орше и ракетном ударе по станции. 14 июля в 15 часов 15 минут батарея Флёрова произвела залп по эшелонам с военной техникой, находящимся на железнодорожном узле Орши.
Что находилось в этих железнодорожных составах, доподлинно неизвестно. Но имеется информация, что после залпа некоторое время к зоне поражения никто не приближался, а немцы якобы даже на семь дней покинули станцию, что даёт основание предположить, что в результате ракетного удара в воздух попали какие-то ядовитые вещества.

22 июля в вечерней передаче по радио советский диктор Левитан сообщил о разгроме 15 июля немецкого 52-го химического миномётного полка. А 27 июля в «Правде» были опубликованы сведения о якобы захваченных при разгроме этого полка немецких секретных документах, из которых следовало, что немцы готовили химическое нападение на Турцию.

Рейд комбата Кадученко

В книге А.В. Глушко «Первопроходцы ракетостроения» приведена фотография сотрудников НИИ-3 во главе с заместителем директора А.Г. Костиковым после получения наград в Кремле в августе 1941 года. Указано, что вместе с ними на фото стоит генерал-лейтенант танковых войск В.А. Мишулин, которому в этот день вручили Золотую Звезду Героя.

Мы решили выяснить, за что он был награждён высшей наградой страны и какое отношение его награждение может иметь к созданию ракетных установок М-13 в НИИ-3. Оказалось, что командиру 57-й танковой дивизии полковнику В.А. Мишулину звание Героя Советского Союза было присвоено 24 июля 1941 года «за образцовое выполнение боевых заданий командования... и проявленные при этом отвагу и геройство». Самое поразительное, что при этом ему было ещё присвоено генеральское звание – причём не генерал-майора, а сразу генерал-лейтенанта.

Он стал третьим генерал-лейтенантом танковых войск в РККА. Генерал Ерёменко в своих воспоминаниях объясняет это ошибкой шифровальщика, отнёсшего звание подписавшего шифрограмму в Ставку Ерёменко с представлением о присвоении Мишулину звания Героя и генерала.

Вполне возможно, что это так и было: Сталин не стал отменять ошибочно подписанного постановления о награждении. Но только почему он также назначил Мишулина заместителем начальника Главного автобронетанкового управления. Не слишком ли много сразу поощрений для одного офицера? Известно, что через некоторое время генерал Мишулин в качестве представителя Ставки был направлен на Южный фронт. Обычно в этом качестве выступали маршалы и члены ЦК.

Не имели ли проявленные Мишулиным отвага и геройство отношения к первому залпу «катюши» 14 июля 1941 года, за который были награждены 28 июля Костиков и работники НИИ-3?

Изучение материалов о Мишулине и его 57-й танковой дивизии показало, что эта дивизия была переброшена на Западный фронт с Юго-Западного. Разгрузилась на станции Орша 28 июня и вошла в состав 19-й армии. Управление дивизии с одним мотострелковым полком охранения сосредоточилось в районе станции Гусино, в 50 километрах от Орши, где находился в тот момент штаб 20-й армии.

В начале июля для пополнения дивизии Мишулина из Орловского танкового училища прибыл танковый батальон в составе 15 танков, в том числе 7 танков Т-34, и бронемашины.

После гибели в боях 13 июля командира майора С.И. Раздобудько батальон возглавил его заместитель капитан И.А. Кадученко. И именно капитан Кадученко стал первым советским танкистом, которому в годы Отечественной войны 22 июля 1941 года было присвоено звание Героя. Он получил это высокое звание даже на два дня раньше своего комдива Мишулина за то, что «возглавлял 2 танковые роты, которые разгромили танковую колонну противника». Кроме того, сразу после награждения он стал ещё майором.

Представляется, что награждения комдива Мишулина и комбата Кадученко могли состояться в том случае, если они выполнили какую-то очень важную для Сталина задачу. И вероятнее всего, это было обеспечение первого залпа «катюш» по эшелонам с оружием, которое не должно было попасть в руки немцам.

Мишулин умело организовал сопровождение секретнейшей батареи «катюш» в тылу противника, в том числе приданной ей группой с танками Т-34 и бронемашинами под командой Кадученко, а затем её прорыв из окружения.

26 июля 1941 года в газете «Правда» была опубликована статья «Генерал-лейтенант Мишулин», в которой рассказывалось о подвиге Мишулина. О том, как он, раненый и контуженный, пробивался на бронемашине через тылы противника к своей дивизии, которая в это время вела ожесточённые бои в районе Красное и железнодорожной станции Гусино. Из этого следует, что командир Мишулин по какой-то причине на короткое время покидал свою дивизию (скорее всего, вместе с танковой группой Кадученко) и вернулся раненый в дивизию только 17 июля 1941 года.

Вполне вероятно, что ими выполнялось указание Сталина об организации обеспечения «первого залпа батареи Флёрова» 14 июля 1941 года на станции Орша по эшелонам с военной техникой.

В день залпа батареи Флёрова, 14 июля, вышло постановление ГКО № 140сс о назначении Л.М. Гайдукова – рядового сотрудника ЦК, курировавшего изготовление ракетных установок залпового огня, уполномоченным ГКО по производству ракетных снарядов РС-132.

28 июля Президиум Верховного Совета СССР издал два указа о награждении создателей «катюши». Первым - «за выдающиеся заслуги в деле изобретения и конструирования одного из видов вооружения, поднимающего мощь Красной Армии» А.Г. Костикову было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Вторым - были награждены орденами и медалями 12 инженеров, конструкторов и техников. Орденом Ленина были удостоены В. Аборенков, бывший военпред, ставший заместителем начальника Главного артиллерийского управления по ракетной технике, конструкторы И. Гвай и В. Галковский. Орден Трудового Красного Знамени получили Н. Давыдов, А. Павленко и Л. Шварц. Орденом Красной Звезды наградили конструкторов НИИ-3 Д. Шитова, А. Попова и работников завода № 70 М. Малова и Г. Глазко. Оба эти указа были напечатаны в «Правде» 29 июля, а 30 июля 1941 года в напечатанной в «Правде» статье новое оружие без конкретизации было названо грозным.

* * *

Да, это было дешёвое и несложное в изготовлении и простое в использовании огневое средство. Его можно было быстро производить на многих заводах и быстро устанавливать на всём, что движется – на автомашинах, танках, тракторах, даже на санях (так оно использовалось в кавалерийском корпусе Доватора). А ещё «эрэсы» устанавливались на самолётах, катерах и железнодорожных платформах.

Пусковые установки стали называть «гвардейскими миномётами», а их боевые расчёты – первыми гвардейцами.

На снимке: Гвардейский реактивный миномёт М-31-12 в Берлине в мае 1945 года.
Это - модификация «катюши» (по аналогии получила название «андрюша»).
Вёл огонь неуправляемыми реактивными снарядами калибра 310 мм
(в отличие от 132-мм снарядов «катюши»),
запускавшимися с 12 направляющих (2 яруса по 6 ячеек в каждом).
Установка размещена на шасси американского грузовика «студебеккер»,
который поставлялся в СССР по ленд-лизу.

topwar.ru

Реактивная установка БМ-13 «Катюша» История и характеристики Преимущества и недостатки

Советская реактивная система залпового огня «Катюша» — один из наиболее узнаваемых символов Великой Отечественной войны. По своей популярности легендарная «Катюша» мало чем уступают танку Т-34 или автомату ППШ. До сих пор доподлинно неизвестно откуда взялось это название (существуют многочисленные версии), немцы же называли эти установки «сталинскими органами» и жутко боялись их.

«Катюша» — это собирательное название сразу нескольких реактивных установок времен Великой Отечественной войны. Советская пропаганда преподносила их как исключительно отечественное «ноу-хау», что было неправдой. Работы в этом направлении велись во многих странах и знаменитые немецкие шестиствольные минометы – тоже РСЗО, правда, несколько иной конструкции. Использовали реактивную артиллерию также американцы и англичане.

Тем не менее, «Катюша» стала наиболее эффективной и самой массовой машиной подобного класса Второй мировой войны. БМ-13 – настоящее оружие Победы. Она принимала участие во всех значимых сражениях на Восточном фронте, расчищая дорогу пехотным соединениям. Первый залп «Катюш» прозвучал летом 1941-го, а через четыре года установки БМ-13 уже обстреливали осажденный Берлин.

Немного истории БМ-13 «Катюша»

После окончания Первой мировой войны заметно повысился интерес к твердотопливным пороховым ракетам, и разработками в этом направлении занимались конструкторы сразу в нескольких странах. Сами по себе реактивные ракеты нельзя назвать чем-то инновацией, скорее это — возвращение к «хорошо забытому старому». Дело в том, что пороховые ракеты не так уж редко применялись вплоть до середины XIX столетия, но по мере развития нарезной артиллерии они до поры сдали свои позиции.

Возрождению интереса к ракетному оружию способствовали несколько причин: во-первых, были изобретены более совершенные виды пороха, что позволило значительно увеличить дальность полета реактивных снарядов; во-вторых, ракеты прекрасно подходили в качестве оружия для боевых аэропланов; а в-третьих, ракеты можно было использовать для доставки отравляющих веществ.

Последняя причина была наиболее важной: исходя из опыта Первой мировой войны, военные практически не сомневались, что следующий конфликт без боевых газов точно не обойдется.

В СССР создание ракетного оружия началось с экспериментов двоих энтузиастов — Артемьева и Тихомирова. В 1927 году был создан бездымный пироксилино-тротиловый порох, а в 1928 году был разработан первый реактивный снаряд, сумевший пролететь 1300 метров. В это же время начинается целенаправленная разработка ракетного оружия для авиации.

В 1933 году появились экспериментальные образцы авиационных реактивных снарядов двух калибров: РС-82 и РС-132. Основным недостатком нового оружия, который абсолютно не устраивал военных, была их малая точность. Снаряды имели небольшое оперение, которое не выходило за его калибр, а в качестве направляющих использовалась труба, что было весьма удобно. Однако для повышения точность ракет их оперение пришлось увеличить и заняться разработкой новых направляющих.

Кроме того, пироксилино-тротиловый порох не слишком хорошо подходил для массового производства этого вида оружия, поэтому решено было использовать трубчатый нитроглицериновый порох.

В 1937 году испытали новые ракеты с увеличенным оперением и новые отрытые направляющие рельсового типа. Нововведения значительно улучшили кучность стрельбы и увеличили дальность полета ракеты. В 1938 году реактивные снаряды РС-82 и РС-132 были приняты на вооружение и начали выпускаться серийно.

В том же году перед конструкторами была поставлена новая задача: создать реактивную систему для сухопутных войск, взяв за основу реактивный снаряд калибра 132 мм.

В 1939 году был готов 132-мм осколочно-фугасный снаряд М-13, он имел более мощную боевую часть и увеличенную дальность полета. Добиться таких результатов удалось за счет удлинения боеприпаса.

В этом же году была изготовлена и первая реактивная установка МУ-1. Восемь коротких направляющих устанавливались поперек грузового автомобиля, шестнадцать реактивных снарядов крепились к ним попарно. Эта конструкция получилась весьма неудачной, во время залпа машина сильно раскачивалась, что приводило к значительному снижению кучности боя.

В сентябре 1939 года начались испытания новой реактивной установки – МУ-2. Основой для нее служил трёхосный грузовик ЗиС-6, эта машина обеспечивала боевому комплексу высокую проходимость, позволяло быстро менять позиции после каждого залпа. Теперь направляющие для ракет располагали вдоль автомобиля. За один залп (примерно 10 секунд) МУ-2 выстреливала шестнадцать снарядов, вес установки с боекомплектом составлял 8,33 тонны, дальность стрельбы превышала восемь километров.

При такой конструкции направляющих раскачивание машины во время залпа стало минимальным, кроме того, в задней части автомобиля были установлены два домкрата.

В 1940 году были проведены государственные испытания МУ-2, и ее приняли на вооружение под обозначением «реактивный миномет БМ-13».

За день до начала войны (21 июня 1941 года) правительство СССР приняло решение о серийном производстве боевых комплексов БМ-13, боеприпасов к ним и формировании специальных частей для их использования.

Первый же опыт применения БМ-13 на фронте показал их высокую эффективность и способствовал активному производству этого вида оружия. Во время войны «Катюша» выпускалась несколькими заводами, был налажен массовый выпуск боеприпасов для них.

Артиллерийские части, вооруженные установками БМ-13, считались элитными, сразу после формирования они получали наименование гвардейских. Реактивные системы БМ-8, БМ-13 и другие официально назывались «гвардейскими минометами».

Применение БМ-13 «Катюша»

Первое боевое применение реактивных установок состоялось в середине июля 1941 года. Немцами была занята Орша – крупная узловая станция в Белоруссии. На ней скопилось большое количество боевой техники и живой силы неприятеля. Именно по этой цели произвела два залпа батарея реактивных установок (семь единиц) капитана Флерова.

В результате действий артиллеристов железнодорожный узел был практически стерт с лица земли, гитлеровцы понесли жестокие потери в людях и технике.

«Катюша» применялась и на других участках фронта. Новое советское оружие стало весьма неприятным сюрпризом для немецкого командования. Особенно сильное психологическое воздействие на военнослужащих Вермахта оказывал пиротехнический эффект применения снарядов: после залпа «Катюш» горело буквально все, что способно было гореть. Такой эффект достигался благодаря использованию в снарядах тротиловых шашек, которые при взрыве образовывали тысячи горящих осколков.

Реактивная артиллерия активно применялась в битве под Москвой, «Катюши» уничтожали врага под Сталинградом, их пытались использовать в качестве противотанкового оружия на Курской дуге. Для этого под передние колеса машины делали специальные углубления, таким образом «Катюша» могла вести огонь прямой наводкой. Однако применение БМ-13 против танков было менее эффективным, так как реактивный снаряд М-13 был фугасно-осколочным, а не бронебойным. Кроме того, «Катюша» никогда не отличалась высокой кучностью стрельбы. Но если ее снаряд попадал в танк — уничтожалось все навесное оборудование машины, башню часто заклинивало, а экипаж получал сильнейшую контузию.

Реактивные установки с большим успехом использовались до самой Победы, они принимали участие в штурме Берлина и других операциях завершающего этапа войны.

Кроме прославленной РСЗО БМ-13, существовала и реактивная установка БМ-8, использовавшая ракеты калибра 82 мм, а со временем появились тяжелые реактивные системы, запускавшие ракеты калибра 310 мм.

Во время берлинской операции советские солдаты активно использовали опыт уличных боев, полученный ими во время взятия Познани и Кёнигсберга. Он заключался в стрельбе одиночными тяжелыми реактивными снарядами М-31, М-13 и М-20 прямой наводкой. Создавались особые штурмовые группы, в состав которых входил электротехник. Запуск ракеты производился с пулеметных станков, деревянных укупорок или просто с любой ровной поверхности. Попадание такого снаряда вполне могло развалить дом или гарантировано подавить огневую точку противника.

За годы войны было потеряно около 1400 установок БМ-8, 3400 – БМ-13 и 100 БМ-31.

Однако на этом история БМ-13 не закончилась: в начале 60-х годов СССР поставлял эти установки в Афганистан, где они активно использовались правительственными войсками.

Устройство БМ-13 «Катюша»

Основное достоинство реактивной установки БМ-13 – ее предельная простота как в производстве, так и в применении. Артиллерийская часть установки состоит из восьми направляющих, рамы, на которой они находятся, поворотного и подъемного механизмов, прицельных приспособлений и электрооборудования.

Направляющие представляли собой пятиметровый двутавр со специальными накладками. В казенной части каждого из направляющих было установлено стопорное устройство и электрозапал, с помощью которого производился выстрел.

Направляющие были закреплены на поворотной раме, которая с помощью простейших подъемных и поворотных механизмов обеспечивала вертикальную и горизонтальную наводку.

Каждая «Катюша» была оборудована артиллерийским прицелом.

Экипаж машины (БМ-13) состоял из 5-7 человек.

Реактивный снаряд М-13 состоял из двух частей: боевой и реактивного порохового двигателя. Боевая часть, в которой находилось взрывчатое вещество и контактный взрыватель, весьма напоминает БЧ обычного артиллерийского осколочно-фугасного снаряда.

Пороховой двигатель снаряда М-13 состоял из камеры с пороховым зарядом, сопла, специальной решетки, стабилизаторов и запала.

Основной проблемой, с которой столкнулись разработчики ракетных систем (и не только в СССР), стала низкая точность кучность реактивных снарядов. Для стабилизации их полета конструкторы пошли двумя путями. Немецкие реактивные снаряды шестиствольных минометов вращались в полёте за счет косо расположенных сопел, а на советских РСах были установлены плоские стабилизаторы. Для придания снаряду большей точности нужно было увеличить его начальную скорость, для этого направляющие на БМ-13 получили большую длину.

Немецкий способ стабилизации позволял уменьшить габариты как самого снаряда, так и оружия, из которого его выпускали. Однако при этом значительно уменьшалась дальность стрельбы. Хотя, следует сказать, что немецкие шестиствольные минометы были точнее «Катюш».

Советская система была более простой и позволяла вести стрельбу на значительные дистанции. Позже на установках стали использовать спиральные направляющие, которые еще более увеличивали кучность.

Модификации «Катюши»

В годы войны были созданы многочисленные модификации как реактивных установок, так и боеприпасов к ним. Вот только некоторые из них:

БМ-13-СН – эта установка имела спиральные направляющие, которые предавали снаряду вращательное движение, чем значительно повышали его точность.

БМ-8-48 – данная реактивная установка использовала снаряды калибра 82 мм и имела 48 направляющих.

БМ-31-12 – эта ракетная установка для стрельбы использовала снаряды калибра 310 мм.

Реактивные снаряды калибра 310 мм первоначально использовались для стрельбы с земли, только потом появилась самоходная установка.

Первые системы были созданы на базе автомобиля ЗиС-6, затем их чаще всего устанавливали на машинах, полученных по «ленд-лизу». Нужно сказать, что с началом «ленд-лиза» для создания реактивных установок использовались только иностранные машины.

Кроме того, реактивные установки (со снарядов М-8) устанавливались на мотоциклы, аэросани, бронекатера. Направляющие устанавливались на железнодорожные платформы, танки Т-40, Т-60, КВ-1.

Чтобы понять насколько массовым оружием были «Катюши», достаточно привести две цифры: с 1941 по конец 1944 года советская промышленность изготовила 30 тысяч пусковых установок различных видов и 12 млн снарядов к ним.

За годы войны было разработано несколько видов реактивных снарядов калибра 132 мм. Основными направлениями модернизации было повышение кучности стрельбы, увеличение дальности полета снаряда и его мощности.

Преимущества и недостатки ракетной установки БМ-13 «Катюша»

Основным преимуществом реактивных установок было большое количество снарядов, которое они выпускали за один залп. Если по одной площади работали сразу несколько РСЗО, то разрушительный эффект увеличивался за счет интерференции ударных волн.

Простота в использовании. «Катюши» отличались предельной простой конструкции, несложными были и прицельные приспособления этой установки.

Низкая стоимость и простота в изготовлении. Во время войны производство реактивных установок было налажено на десятках заводов. Не представляло особых сложностей и производство боеприпасов для этих комплексов. Особенно красноречиво выглядит сравнение стоимость БМ-13 и обычного артиллерийского орудия схожего калибра.

Мобильность установки. Время одного залпа БМ-13 – примерно 10 секунд, после залпа машина покидала огневой рубеж, не подставляясь под ответный огонь противника.

Однако были у этого оружия и недостатки, главным была низкая точность стрельбы из-за большого рассеивания снарядов. Эту проблему частично решили БМ-13СН, но окончательно она не решена и для современных РСЗО.

Недостаточное фугасное действие снарядов М-13. «Катюша» была не слишком эффективной против долговременных оборонительных укреплений и бронетехники.

Малая дальность стрельбы в сравнении со ствольной артиллерией.

Большой расход пороха при изготовлении реактивных снарядов.

Сильное задымление во время залпа, что служило демаскирующим фактором.

Высокий центр тяжести установок БМ-13 приводил к частым опрокидываниям машины во время марша.

Технические характеристики «Катюши»

Характеристики боевой машины

ШассиЗиС-6
Количество направлящих16
Длина направляющих, м5
Угол вертикальной наводки, град+4…+45
Угол горизонтальной наводки-10…+10
Длина в походном положении, м6,7
Ширина, м2,3
Высота в походном положении, м2,8
Вес в походном положении без снарядов, кг7200
Время перевода из походного положения в боевое, мин.2
Время заряжания, мин5
Время полного залпа, с8

Характеристики реактивного снаряда М-13

Калибр, мм132
Размах лопастей стабилизатора, мм300
Длина, мм1465
Вес, кг:
окончательно снаряженного снаряда42,36
снаряженной головной части21,3
разрывного заряда4,9
снаряженного реактивного двигателя20,8
Скорость снаряда, м/с:
дульная (при сходе с направляющей)70
максимальная355
Длина активного участка траектории, м125
Максимальная дальность стрельбы, м8470

Видео о РСЗО «Катюша»

militaryarms.ru

Реактивный миномёт Катюша. История, создатели, происхождение названия, технические характеристики. История на Поэтому.Ру

История создания

Всё началось с разработки реактивных снарядов на основе дымного пороха в 1921 году. Участие в работе над проектом принимали Н.И. Тихомиров, В.А. Артемьев из газодинамической лаборатории.

К 1933 году работа была практически завершена и начались официальные испытания. Для их запуска использовали многозарядные авиационные и однозарядные наземные пусковые станки. Эти снаряды были прототипами тех, что позже использовались на "катюшах". Доработкой занималась группа разработчиков Реактивного института.

В 1937-38 годах реактивные снаряды данного типа были приняты на вооружение военно-воздушными силами Советского Союза. Их использовали на истребителях И-15, И-16, И-153, а позже — на штурмовиках Ил-2.

С 1938 по 1941 годы в Реактивном институте шла работа по созданию многозарядной пусковой установки, смонтированной на базе грузового автомобиля. В марте 1941 года были проведены полигонные испытания установок, получивших название БМ-13 - Боевая Машина 132 мм снарядов.

На боевых машинах стояли осколочно-фугасные снаряды калибра 132 мм под названием М-13, буквально за несколько дней до начала войны пущенные в серийное производство. 26 июня 1941 года в Воронеже была завершена сборка двух первых серийных БМ-13 на базе ЗИС-6. 28 июня установки прошли испытания на подмосковном полигоне и поступили в распоряжение армии.

Экспериментальная батарея из семи машин под командованием капитана И. Флёрова впервые приняла участие в боях 14 июля 1941 года за занятый накануне немцами город Рудня. Два дня спустя это же соединение обстреляло железнодорожную станцию Орша и переправу через реку Оршица.

Производство БМ-13 было налажено на заводе им. Коминтерна в Воронеже, а также на московском "Компрессоре". Производство снарядов было организовано на московском заводе им. Владимира Ильича. За время войны было разработано несколько модификаций реактивной установки и снарядов к ней.

Через год, в 1942-ом, были разработаны снаряды калибром 310 мм. В апреле 1944 года под них создали самоходную установку с 12 направляющими, которая монтировалась на шасси грузовой автомашины.

Происхождение названия

В целях сохранения секретности руководство настоятельно рекомендовали называть установку БМ-13 как угодно, лишь бы не раскрывать подробностей её характеристик и назначения. По этой причине солдаты первое время называли БМ-13 "гвардейским миномётом".

Что же до ласкового "Катюша", то версий относительно появления такого имени для миномётной установки существует множество.

Одна из версий гласит, что миномётную установку назвали "катюшей" по названию популярной перед войной песни Матвея Блантера на слова Михаила Исаковского "Катюша". Версия весьма убедительна потому, что при обстреле Рудни установки были расположены на одной из местных возвышенностей.

Другая версия отчасти более прозаична, но не менее душевна. В армии существовала негласная традиция давать оружию ласковые прозвища. К примеру, гаубица М-30 получила прозвище "Матушкой", пушка-гаубица МЛ-20 звали "Емелькой". Первоначально БМ-13 какое-то время называли "Раисой Сергеевной", таким образом расшифровывая сокращение РС - реактивный снаряд.

Установки были настолько охраняемой военной тайной, что в ходе боевых действий категорически запрещалось использовать традиционные команды вроде "огонь", "залп" или "пли". Их заменили на команды "играй" и "пой": для запуска надо было очень быстро крутить ручку электрогенератора.

Ну и ещё одна из версий совсем проста: неизвестный солдат написал на установке имя любимой девушки - Катюша. Прозвище прижилось.

Тактико-технические характеристики

Главный конструктор А.В. Костиков

  • Число направляющих - 16
  • Длина направляющих - 5 метров
  • Вес в походном снаряжении без снарядов - 5 тонн
  • Переход из походного положения в боевое - 2 - 3 минуты
  • Время на заряжание установки - 5 - 8 минут
  • Продолжительность залпа - 4 - 6 секунд
  • Тип снаряда - реактивный, осколочно-фугасный
  • Калибр - 132 мм
  • Максимальная скорость снаряда - 355 м/с
  • Дальность - 8470 метров

www.poetomu.ru

Первый залп «Катюш» был по «Катюшам»?

14:38 / 16.07.12


Несмотря на то, что со дня победного завершения Великой Отечественной войны прошло уже 67 лет, многие исторические факты нуждаются в уточнении и более тщательном рассмотрении. Это касается и эпизода начального периода войны, когда свой первый залп «Катюши» нанесли по скоплению немецких войск на железнодорожной станции Орша. Известные историки-исследователи Александр Осокин и Александр Корняков на основе архивных данных высказывают предположение о том, что первый залп «Катюши» нанесли по другим установкам «Катюш» с целью недопущения их захвата противником.

 

Три источника сведений о первом залпе «Катюш»

 

71 год назад 14 июля 1941 года в 15 часов 15 минут прогремел первый залп по врагу невиданного нового вида оружия - реактивной артиллерии. Семь советских установок залпового огня БМ-13-16 (боевых машин с 16 ракетными снарядами 132 мм на каждой), смонтированные на автомобильном шасси ЗИЛ-6 (вскоре получившие название «Катюша»), одновременно ударили по железнодорожной станции города Орша, забитой немецкими составами с тяжелой военной техникой, боеприпасами и горючим.

 

Эффект одновременного (7-8 сек.) удара 112 ракет калибра 132 мм был потрясающим в прямом и переносном смысле - сначала содрогнулась земля и загрохотало, а потом все запылало. Так в Великую Отечественную войну вступила Первая отдельная экспериментальная батарея реактивной артиллерии под командованием капитана Ивана Андреевича Флерова... Такова известная сегодня трактовка первого залпа «Катюши».

 


Фото.1 Капитан Иван Андреевич Флёров

 

До сих пор главным источником информации об этом событии остается журнал боевых действий (ЖБД) батареи Флерова, где есть две записи: «14.7.1941 г. 15 часов 15 минут. Нанесли удар по фашистским эшелонам на железнодорожном узле Орша. Результаты отличные. Сплошное море огня»

и «14.7. 1941 г . 16 часов 45 минут. Залп по переправе фашистских войск через Оршицу. Большие потери врага в живой силе и боевой технике, паника. Все гитлеровцы, уцелевшие на восточном берегу, взяты нашими подразделениям в плен...».

 

Назовем его Источник № 1. Мы склонны считать, однако, что это тексты не из ЖБД батареи Флёрова, а из двух боевых донесений, посланных им Центру по радио, ибо ни документов, ни каких-либо бумаг при себе тогда не имел права иметь никто в батарее.

 


Фото.2  Залп "Катюши"

 

Рассказ конструктора Попова. Об этом упоминается во втором главном источнике сведений о судьбе и подвиге батареи Флерова - рассказе одного из участника разработки «Катюши» инженера-конструктора НИИ-3 Алексея Попова, который был записан известным советским журналистом Ярославом Головановым в 1983 году. Вот его содержание:

 


Фото.3 Конструктор Алексей Попов

 

«22 июня началась война. К 24 июня мы получили приказ подготовить три установки для отправки на фронт. В то время у нас было 7 РУ и примерно 4,5 тысячи PC к ним. 28 июня меня вызвали в НИИ. — «Вы и Дмитрий Александрович Шитов поедете с батареей на фронт, учить новой технике…»

 

Так я очутился в распоряжении капитана Ивана Андреевича Флёрова. Он сумел окончить только первый курс Академии им. Дзержинского, но был уже обстрелянным командиром: участвовал в финской кампании. Замполит батареи Журавлёв отбирал по военкоматам надёжных людей.

 

У нас служили москвичи, горьковчане, чуваши. Секретность во многом нам мешала. Мы, например, не могли пользоваться общевойсковыми службами, у нас была своя медчасть, своя техчасть. Всё это делало нас неповоротливыми: на 7 ракетных установок приходилось 150 машин с обслугой. В ночь с 1 на 2 июля мы ушли из Москвы.

 


Фото.4 Подготовка «Катюши» к боевой работе

 

На Бородинском поле поклялись: ни при каких обстоятельствах не отдавать установку врагу. Когда находились особенно любопытные, которые старались дознаться, что мы везём, мы говорили, что под чехлами – секции понтонных мостов.

 

Нас пытались разбомбить, после чего мы получили приказ: двигаться только ночью. 9 июля мы прибыли в р-н Борисова, развернули позицию: 4 установки слева от трассы, 3 РУ и 1 прицельная пушка – справа. Там простояли до 13 июля. Нам было запрещено вести огонь из любого вида личного оружия: пистолетов, 10-зарядных полуавтоматических винтовок, дегтярёвского пулемёта.

 

 

У каждого ещё было по две гранаты. Сидели без дела. Время тратили на учёбу. Пометки делать было запрещено. Мы с Шитовым проводили бесконечные «практические занятия». Однажды «Мессершмидт-109» прошёл низко над нашей батареей, бойцы не выдержали и обстреляли его из винтовок. Он развернулся и в свою очередь обстрелял нас из пулемёта. После чего мы немного передвинулись...

 

В ночь с 12 на 13 июля нас подняли по тревоге. Наши пушкари выдвинули вперёд пушку. Подъезжает бронемашина: «Что за часть?!» Оказалось, что нас так засекретили, что заградотряды, которые должны были держать оборону, ушли. «Через 20 минут будет взорван мост, уезжайте немедленно!».

 

Мы уехали под Оршу. 14 июля вышли в р-н железнодорожного узла, где было сосредоточено много эшелонов: боеприпасы, топливо, живая сила и техника. Мы остановились в 5–6 км от узла: 7 машин с РУ и 3 машины со снарядами для повторного залпа. Пушку не взяли: прямая видимость.

 

В 15 часов 15 минут Флёров дал приказ открыть огонь. Залп (7 машин по 16 снарядов, итого 112 снарядов) длился 7–8 секунд. Железнодорожный узел был уничтожен. В самой Орше немцев не было 7 дней. Мы сразу удрали. Командир сидел уже в кабине, поднял домкраты и ходу! Ушли в лес и там отсиживались.

 

Место, откуда мы стреляли, немцы потом бомбили. Мы вошли во вкус и ещё через полтора часа уничтожили немецкую переправу. После второго залпа ушли по Минскому шоссе в сторону Смоленска. Мы уже знали, что нас будут искать…».

Назовем его Источник № 2.

 

 

Доклад двух маршалов о «Катюше»

 

99% всех публикаций о первых залпах «Катюши» и судьбе батареи Флёрова базируются только на этих двух источниках. Однако есть еще один весьма авторитетный источник информации о первых залпах батареи Флерова - суточный доклад Главного командования Западного направления (Маршалов Советского Союза С.К.Тимошенко и Б.М.Шапошникова) Ставке Верховного Главнокомандования (И.В.Сталину) от 24 июля 1941 года. В нем сказано:

 

«20 армия т. Курочкина, сдерживая атаки до 7 дивизий противника, нанесла поражение двум немецким дивизиям, особенно вновь прибывшей на фронт 5 пехотной дивизии, наступавшей на Рудня и к востоку. Особенно эффективное и успешное действие в разгроме 5 пехотной дивизии оказала батарея «РС», которая тремя залпами по сосредоточенному в Рудня противнику нанесла ему такие потери, что он целый день вывозил раненых и подбирал убитых, остановив наступление на целый день. В батарее осталось 3 залпа. Просим присылки еще двух-трех батарей с зарядами» (ЦАМО, ф. 246, оп. 12928 сс, д. 2, лл. 38-41). Назовем его Источник № 3.

 

Почему-то в нем не упоминаются залпы батареи Флерова 14 июля по Орше и по переправе через Оршицу и не указана дата трех ее залпов в Рудне.

 

 

Версия полковника Андрея Петрова

 

Внимательно изучив все обстоятельства первого залпа «катюш», Андрей Петров (инженер, полковник запаса) в своей статье «Загадка первого залпа «Катюш» («НВО» за 20 июня 2008 года) сделал неожиданный вывод: батарея БМ-13 капитана Ивана Флерова 14 июля 1941-го стреляла по скоплению на железнодорожной станции Орша не вражеских, а советских эшелонов со стратегическими грузами!

 

Этот парадокс — блестящая догадка А. Петрова. Он приводит несколько убедительных обоснований в ее пользу (не будем повторяться) и наводит на целый ряд вопросов, связанных с загадками первого залпа «катюши» и судьбой капитана Флерова и его батареи, в том числе:

1) Почему командир героической батареи не был награжден немедленно? (Ведь А.Г. Костиков - главный инженер НИИ-3, присвоивший себе одному авторство «Катюши» был уже 28 июля 1941 года принят Сталиным и в тот же день ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда. А героически погибший И.А. Флеров только в 1963 году был посмертно награжден орденом «Отечественной войны» I степени, и лишь в 1995 году ему было присвоено звание Героя Российской Федерации).

 

2) Почему Маршалы Советского Союза С.К.Тимошенко и Б.М.Шапошников, полностью информированные о батарее И.А.Флерова (они, например, даже знали, что у них осталось снарядов лишь на три залпа), докладывали Ставке как о первом применении «катюш» об их залпах в Рудне, а не в Орше?

 

3) Откуда у советского командования были весьма точные сведения о предполагавшихся перемещениях эшелона, который было необходимо уничтожить?

 

4) Почему батарея Флерова вела огонь по Орше 14 июля в 15.15, когда немцы еще не заняли Оршу? (А.Петров утверждает, что Орша была занята 14 июля, ряд публикаций указывает дату 16 июля, а в Источнике №2 сказано, что после залпа в Орше немцев не было 7 дней).

 

Дополнительные вопросы и наша версия

 

При изучении имеющихся материалов о первом залпе «катюши» у нас появилось несколько дополнительных вопросов и соображений, которые мы хотим изложить, считая все три вышеуказанных источника абсолютно достоверными (хотя у Источника № 1 до сих пор почему-то отсутствуют архивные ссылки).

 

1) В Источнике №2 указывается, что «9 июля батарея прибыла в район Борисова, развернула позицию и простояла там до 13 июля... Сидели без дела. Время тратили на учёбу». А ведь Борисов находится в 644 км от Москвы, на 84 км западнее Орши. С учетом возвращения в нее, это лишние 168 км ночных дорог для батареи из 157 автомашин! Плюс 4 лишних дня непонятного дежурства, каждый из которых мог стать для флёровцев последним.

 

Что могло быть причиной этого дополнительного «марш-броска» столь неподъемного каравана автомашин батареи, а затем ее длительного сидения без дела? На наш взгляд лишь одно — ожидание прибытия эшелона, наверняка указанного Флерову Верховным командованием в качестве первоочередной цели, подлежащей уничтожению.

 

Значит, батарея была послана не просто для проведения войсковых боевых испытаний (с одновременной демонстрацией мощи нового оружия), а для уничтожения вполне конкретной цели, которая после 9 июля должна была находиться в районе между Борисовым и Оршей. (Кстати не забудем, что 10 июля началось немецкое наступление, ставшее началом жесточайшего Смоленского оборонительного сражения и вторая часть рейда батареи проходила в его условиях).

 

2). Почему Верховное командование указало Флёрову в качестве цели конкретный состав, оказавшийся 14 июля 1941 года в 15.15 на путях товарной станции Орша? Чем он был лучше или, скорее, хуже, чем сотни других составов на забитых магистралях московского направления? Почему посланные из Москвы навстречу наступающим немецким войскам установки с секретнейшим оружием и сопровождающая их колонна буквально охотились за этим составом?

 

Ответ на вышеприведенные вопросы один — скорее всего, Флеров действительно разыскивал состав с советской боевой техникой, которая ни в коем случае не должна была попасть к немцам. Перебрав лучшие ее виды того периода, мы пришли к выводу, что это были не танки (они тогда попадали к немцам в огромном количестве, поэтому никакого смысла в ликвидации одного или нескольких составов с ними не было).

 

И не самолеты (которые в тот период часто перевозили с демонтированными крыльями в железнодорожных составах), ведь в 1939-1941 годах немецким авиационным даже не делегациям, а комиссиям было показано всё.

 

Как ни странно, оказалось, что, скорее всего, первый залп флёровских «Катюш» был сделан по составу (или по составам) других «Катюш», которые двинулись к западной границе еще до начала войны, чтобы по тайной договоренности Сталина и Гитлера о Великой транспортной антибританской операции через Германию перебросить к берегам Ла-Манша (такую гипотезу начала войны один из авторов этой публикации впервые опубликовал в 2004 году.) Но откуда «Катюши» могли взяться до войны?

 


Фото.5 Один из первых вариантов «Катюши» МУ-1, она же 24-зарядная М-13-24 (1938 года)

 

«Катюши» появились до войны

 

Практически в каждой публикации о рождении «Катюши» утверждается, что советское высшее военное командование впервые увидело ее за несколько дней, а правительство постановило принять на вооружение за несколько часов до начала войны.

 

На самом же деле еще за два с половиной года до начала войны - с 8 декабря 1938 года по 4 февраля 1939 года - на полигоне ГАУ в Казахстане были успешно проведены полигонные и государственные испытания механизированных установок залпового огня на автомашине ЗИС-5: 24-зарядной МУ-1 и 16-зарядной МУ-2 для стрельбы ракетными снарядами РС-132.

 

У МУ-1 был отмечен ряд недостатков, а МУ-2 (чертеж № 199910) на трехосной автомашине ЗИС-6 было запланировано принять на вооружение в 1939 году. Госкомиссию возглавлял зам начальника ГАУ и начальник Арткома комкор (c мая 1940 года генерал-полковник артиллерии) В.Д. Грендаль.

 

Пред самым началом Финской войны с 26 октября по 9 ноября 1940 года на Ржевском полигоне под Ленинградом были проведены показательные стрельбовые испытания ракетной техники, в числе которых была пусковая механизированная установка БМ-13-16 на шасси ЗИС-6.

 

Комиссию возглавлял начальник артиллерии РККА комкор (c мая 1940 года генерал-полковник артиллерии) Н.Н. Воронов.  На основании положительных результатов испытаний НИИ-3 обязали внедрить в 1940 году в промышленности серийное производство механизированных установок БМ-13-16, названных «объектом 233» (интересно, что выпуск РС-132 на НИИ-3 не возлагался, так весь этот год осуществлялся серийными заводами наркомата боеприпасов).

 

Известно, что несколько типов ракетных установок на танках использовались при прорыве «Линии Маннергейма». О том, что именно «Катюши» серийно выпускались еще до начала войны свидетельствуют еще ряд фактов:

  • из 7 пусковых установок флёровской батареи лишь 3 были изготовлены НИИ-3, а остальные 4 где-то еще
  • уже 3 июля был сформирован первый дивизион «Катюш» (43 установки, включая 7 флёровских)
  • уже к середине августа 1941 года было сформировано 9 четырехдивизионных полков «Катюш» (по 12 установок в каждом), 45 дивизионов, а в сентябре еще 6 трехдивизионных полков

 

Всего 1228 установок за июль – сентябрь. Позже они были названы «гвардейскими минометными частями». Такие темпы были бы нереальны, если чертежи на установки начали бы передаваться серийным заводам с 22 июня 1941 года.

 

Так что состав с «Катюшами» и несколько составов с РСами к ним вполне могли везти к границе в последние дни перед войной. После 22 июня 1941 года, двигаясь только по ночам, эти секретные составы особо тайно отводили в тыл, чтобы они в коем случае не попали к немцам. Но почему?

 

Подсказку огласил Левитан в вечерней сводке Совинформбюро

 

Вряд ли можно считать простым совпадением, что 22 июля 1941 года в вечерней сводке Совинформбюро диктор Левитан сообщил: «15 июля в боях западнее Ситня, что восточнее Пскова, при отступлении немецких частей нашими войсками захвачены секретные документы и химическое имущество 2-го батальона 52 миномётного химического полка противника. В одном из захваченных пакетов находились: секретная инструкция НД № 199 «Стрельба химическими снарядами и минами», издания 1940 года, и секретные дополнения к инструкции, разосланные войскам 11 июня текущего года... Германский фашизм втайне готовит новое чудовищное злодеяние - широкое применение отравляющих веществ...»

 


Фото 6. Шестиствольный миномет «Небельверфер» - ''Ванюша'' (1940 года)

 

Это поразительное совпадение - на следующий же день после первого залпа советских «Катюш» в руки советских войск попали образцы немецкой реактивной техники, возможно, шестиствольные «Ванюши» (они же «Небельверферы», они же «Ишаки»).

 

Дело в том, что «Катюши», точнее, их прообразы - ряд ракетных установок, начиная с МУ-1 и кончая БМ-13-16, разрабатывались в СССР в середине 1930-х годах по заказу именно Химуправления РККА, в первую очередь, для осуществления внезапного химического нападения.

 

И только позже для их ракетных снарядов были разработаны фугасно-осколочные и фугасно-зажигательные заряды, после чего разработки пошли по линии Главного артиллерийского управления (ГАУ).

 

Не исключено к тому же, что финансирование первых разработок осуществлялось химуправлением по заказам немецкого рейхсвера. Поэтому немцы могли неплохо знать многие их аспекты. (В 1945 году комиссия ЦК обнаружила, что один из заводов «Шкода» выпускал для войск СС снаряды - аналоги советских ракетных снарядов М-8 и пусковые установки для них).

 


Фото 7. Александр Николаевич Осокин, писатель-историк

 

Поэтому Сталин и решил подстраховаться. Он ведь понимал, что немцы обязательно отснимут уничтоженные первым залпом флеровских «Катюш» железнодорожные составы, смогут определить, что на них изображены обломки советских ракетных установок, а значит смогут использовать их кино- и фотокадры в пропагандистских целях: вот, мол, Советский Союз готовится применить в химических атаках против германских (а значит сможет и против английских!) войск отравляющие вещества, забрасываемые с помощью новейшей ракетной техники.

 

Этого нельзя было допустить. И где только наша разведка сумела так быстро найти похожую немецкую технику - реактивные минометы, да еще документацию к ним? Судя по указанным в сводке Информбюро датам, их разработка была закончена до начала войны (да и практика это подтверждает - уже 22 июня шестиствольные «Небельверферы» обстреливали Брестскую крепость). Может быть не случайно и то, что позже немецкий реактивный миномет «Ванюшей» прозвали?

 

Может это намек на его русские корни и родство с «Катюшей»? А может никакого разгрома 52-го немецкого химполка и не было, а «Ванюши-Небельверферы» вместе с инструкциями были переданы СССР в годы дружеской кооперации, скажем, в порядке поддержания союзнического паритета?

 

Был еще один, тоже не очень приятный вариант – если уничтоженные в Орше ракетные установки и снаряды к ним были немецкого или совместного советско-немецкого производства (например, те же самые шкодовские) и имели и советскую, и немецкую маркировки. Это грозило серьезнейшими разборками и со своими, и с союзниками в обеих воюющих странах.

 


Фото 8. Александр Федорович Корняков конструктор стрелково-артиллерийского оружия

 

Вот и дали на следующий день после разгрома составов в Орше сводку Информбюро о разгроме 52 немецкого химического полка. А немцам пришлось молчанием дать согласие с советской версией о разгроме минометного химполка, а что им оставалось делать? Поэтому все это и случилось:

  • советскому Верховному Командованию постоянно докладывали, где находится эшелон с «Катюшами», который должна была тайно уничтожить батарея Флерова
  • огонь по скоплению составов в Орше батарея действительно вела еще до вступления в нее немцев
  • Тимошенко и Шапошников не знали об ударе «Катюш» по Орше
  • Флерова никак не наградили (как это - награждать за удар по своему эшелону?!), и никаких сообщений о первом ударе «Катюши» в 1941 году не было (по той же причине).

 

Мы надеемся, что состав с «Катюшами» загнали на отдельный путь, объявили воздушную тревогу и удалили людей на время его обстрела, который, конечно же, приписали немцам. Мы предполагаем также, что второй залп батареи Флёрова в тот же день по наступающим немецким дивизиям в районе переправы на реке Оршица был нанесен, в первую очередь, для того, чтобы рассеять возможное подозрение о том, что главной задачей батареи была ликвидация конкретного советского эшелона.

 

Мы полагаем, что после второго залпа немцы засекли и окружили боевые установки батареи Флерова, причем не три месяца спустя в начале октября 1941 года, а немедленно после их залпа по переправе. Вероятно, после налетов авиации и неравного боя, который завершился командой Флерова «Взорвать установки!», он сам взорвал одну из них вместе с собой.

 

Остальные также были взорваны, при этом часть личного состава батареи погибла, часть скрылась в лесу и выбралась к своим, в том числе А.Попов. Несколько человек, в т.ч. раненный командир расчета сержант из Алма-Аты Худайберген Хасенов, попали в плен. Он был освобожден только в 1945 году, никогда ни о чем не рассказывал дома, лишь после награждения Флерова орденом в 1963 году обронил: «Я воевал в его батарее».

 

Об этом одному из авторов рассказала дочь Худайбергена - Асия Хасенова, которая сегодня живет и работает в Астане (по непонятной причине во многих публикациях о батарее Флерова фамилия ее отца указана неточно — Есенов).

 

Никто из вышедших к своим так никогда и не рассказал, когда погиб Флеров, долгое время он считался пропавшим без вести (так он и сегодня числится в Подольском архиве, правда, почему-то с декабря 1941 года), несмотря на то, что якобы была установлена дата его гибели - 7 октября 1941 года и место захоронения - возле села Богатырь под Псковом.

 

Тогда, возможно, по его команде были даны лишь два самых первых залпа «Катюш», а все остальные - под Рудней, под Ельней, под Псковом - по команде его товарищей: Дегтярева, Черкасова и Дятченко - командиров 2-й, 3-й, 4-й батарей созданного 3 июля 1941 года отдельного артиллерийского дивизиона особого назначения... А потом врага громили еще 10 тысяч боевых машин «Катюша», выпустивших 12 млн. реактивных снарядов!

 

www.arms-expo.ru

участие в военных действиях, история прозвища, музеи, где представлена.

Знаменитая боевая машина в музеях, фильмах и компьютерных играх.


14 июля 1941 года недалеко от железнодорожной станции города Орши знаменитая батарея капитана Ивана Флёрова впервые атаковала противника. На вооружении батареи находились совсем новые, неизвестные немцам боевые машины БМ-13, которые бойцы ласково назовут «катюшами».

Тогда еще мало кто знал, что эти машины будут участвовать в самых важных боях Великой Отечественной и наряду с легендарными танками Т-34 станут символом победы в этой страшной войне. Однако их мощь и русские, и немецкие солдаты и офицеры смогли оценить уже после первых выстрелов.

Рассказывает профессор Академии военных наук РФ, научный директор Российского военно-исторического общества Михаил Мягков.

Первая операция

Сведения о количестве машин, находившихся на вооружении батареи, разнятся: по одной версии, их было четыре, по другой — пять или семь. Но мы точно можем сказать, что эффект от их применения был ошеломительный. На станции была уничтожена военная техника и железнодорожные составы и, по нашим данным, батальон немецкой пехоты, а также важное военное имущество. Взрыв был настолько сильный, что Франц Гальдер, начальник генерального штаба сухопутных войск Германии, сделал запись в своем дневнике о том, что в месте попадания снарядов плавилась земля.

Батарея Флёрова была переброшена в район Орши, так как прошла информация, что на этой станции скопилось большое количество важных для немецкой стороны грузов. Есть версия, что кроме немецких частей, которые туда прибывали, на станции осталось и секретное оружие СССР, которое не успели вывезти в тыл. Его надо было быстро уничтожить, чтобы оно не досталось немцам.

Для выполнения этой операции была создана специальная танковая группа, которая поддерживала батарею, поскольку она шла к Орше по уже оставленной советскими войсками территории. То есть немцы в любой момент могли ее захватить, это было очень опасное, рискованное предприятие. Когда батарея только готовилась к выходу, конструкторы строго наказали взорвать БМ-13 в случае отступления и окружения, чтобы машины ни в коем случае не достались противникам.

Этот наказ бойцы выполнят позже. В отступлении под Вязьмой батарея оказалась в окружении, и в ночь на 7 октября 1941 года она попала в засаду. Вот здесь батарея, сделав последний залп, была взорвана по приказу Флёрова. Сам капитан погиб, посмертно ему был присвоен Орден Отечественной войны I степени, в 1942 году, а в 1995 году он стал Героем России.


Образ БМ-13 («катюша») активно используется в видеоиграх о Второй мировой войне:

БМ-13 («катюша») в компьютерной игре Company of Heroes 2

Залп БМ-13 в компьютерной игре «В тылу врага — 2»

Машина БМ-13 («катюша»)

Залп «катюши» в компьютерной игре War Front: Turning Point


Об истории создания ракетных установок

Разработки реактивных снарядов начались у нас еще в 20-е годы XX века и проводились сотрудниками Газодинамического института. В 30-х исследования продолжились в Ракетном научно-исследовательском институте, возглавляемом Георгием Лангемаком. Впоследствии он был арестован, подвергся репрессиям.

В 1939–1941 годах происходило усовершенствование реактивных систем, проводились испытания. В марте — июне 1941 года был показ систем. Решение о создании батарей, включавших в себя новое оружие, было принято буквально за несколько часов до начала войны: 21 июня 1941 года. Вооружение первой батареи составили машины БМ-13 со снарядом 130 мм. Одновременно шла разработка машин БМ-8, а в 1943 году появились БМ-31.

Главный конструкторО тех, кто в море: 7 музеев флотаМузеи Великой Отечественной войны

Помимо машин, был разработан еще и специальный порох. Немцы охотились не только за нашими установками, но и за составом пороха. Его секрет им так и не удалось разгадать. Отличие в действии этого пороха было в том, что немецкие орудия оставляли длинный дымный шлейф, который составлял более 200 метров, — сразу можно было понять, откуда стреляют. У нас такого дыма не было.

Готовились эти реактивные системы залпового огня на заводе «Компрессор» (в мирное время это был завод холодильного оборудования, что с хорошей стороны характеризует взаимозаменяемость в сфере тяжелой промышленности) и на воронежском заводе «Коммунар». И конечно, кроме первой батареи капитана Флёрова в начале войны создавались и другие батареи, на вооружении которых находились реактивные системы. Как представляется современным исследователям, в самом начале войны они посылались для охраны штабов. Большинство из них были посланы на Западный фронт для того, чтобы немцы не могли внезапно захватить штаб, чтобы ошеломить противника огнем и остановить его наступление.

О прозвище

Первая батарея Флёрова принимала участие в сражениях за Смоленск, Духовщину, Рославль, Спас-Деменск. Другие батареи, их было около пяти, находились в районе города Рудни. И первая версия о происхождении прозвища этих машин — «катюша» — действительно связана с песней. Батареи сделали залп по площади Рудни, где в тот момент находились немцы, кто-то из свидетелей происходящего якобы сказал: «Да, это песня!» — а кто-то другой подтвердил: «Да, как «Катюша». И вот эта кличка сначала перекочевала в штаб 20-й армии, при которой находилась батарея, а потом распространилась по всей стране.

Вторая версия о «катюше» связана с заводом «Коммунар»: на машинах ставилась литера «К». В пользу этой теории говорит то, что гаубицу М-20 с литерой «М» бойцы прозвали «матушкой». Есть много других предположений по поводу происхождения прозвища «катюша»: кто-то считает, что в момент залпа машины протяжно «пели» — в одноименной песне тоже есть длинный распев; кто-то говорит, что на одной из машин было написано имя реальной женщины, и так далее. Но, кстати говоря, были и другие названия. Когда появилась установка М-31, кто-то стал называть ее «андрюша», а немецкий миномет Nebelwerfer прозвали «ванюша».

Кстати говоря, одним из названий БМ-13 среди немецких солдат была кличка «сталинский орга́н», потому что направляющие машины были похожи на трубы. И сам звук, когда «катюша» «пела», тоже походил на органную музыку.

БМ-13 («катюша»)

БМ-13 («катюша»)

БМ-13 («катюша»)

Самолеты, корабли и сани

Ракетные установки типа БМ-13 (а также БМ-8 и БМ-31) монтировались и на самолетах, и на кораблях, и на катерах, даже на санях. В корпусе Льва Доватора, когда он пошел в рейд по немецким тылам, эти установки находились именно на санях.

«Катюши» Флёрова
14 июля 1941 года

Однако классическая версия — это, конечно, грузовик. Когда машины только попали в производство, они ставились на грузовик ЗИС-6 с тремя осями; когда он разворачивался в боевое положение, сзади устанавливались еще два домкрата для большей устойчивости. Но уже с конца 1942-го, особенно в 43-м году, все чаще эти направляющие стали монтироваться на поставляемых по ленд-лизу и хорошо зарекомендовавших себя американских грузовиках «Студебекер». У них была хорошая скорость и проходимость. Это, кстати, одна из задач системы — сделать залп и быстро скрыться.

«Катюша» действительно стала одним из главных орудий Победы. Все знают танк Т-34 и «катюшу». Причем знают не только у нас в стране, но и за рубежом. Когда СССР вел переговоры по ленд-лизу, обменивался информацией и техникой с англичанами и американцами, то советская сторона требовала поставок радиоаппаратуры, радаров, алюминия. А союзники требовали «катюши» и Т-34. Танки СССР дал, насчет «катюш» — не уверен. Скорее всего, союзники и сами догадались, как делаются эти машины, но ведь можно создать идеальный образец и не суметь наладить массовое производство.

Музеи, в которых можно увидеть БМ-13

Музей является составной и одновременно основной частью мемориального комплекса Победы на Поклонной горе в Москве. На его территории расположена выставка вооружения, военной техники и инженерных сооружений (оружие Победы, трофейная техника, железнодорожные войска, военно-автомобильная дорога, артиллерия, бронетехника, военно-воздушные силы, военно-морской флот). В музее имеются уникальные экспонаты. Среди них — раритетные самолеты, один летающий — У-2, лучший танк Второй мировой войны Т-34 и, конечно, легендарная БМ-13 («катюша»).


Центр военно-патриотического воспитания открылся в 2000 году. Фонд музея составляет около 2600 экспонатов, среди них исторические реликвии и реплики по истории России и Воронежского края. Экспозиционное пространство — четыре зала и семь выставок.

Музей расположен у братской могилы № 6. В мае 2010 года перед зданием музея была установлена стела в связи с присвоением Воронежу звания «Город воинской славы». На площади перед музеем посетители могут увидеть уникальную выставку боевой техники и артиллерийских орудий.


Санкт-Петербург

Старейший военный музей России. Днем его рождения считается 29 августа (по новому стилю) 1703 года.

Экспозиция музея размещена в 13 залах на площади более 17 тысяч квадратных метров. Особый интерес у посетителей вызывает внешняя экспозиция музея, открытая после реконструкции в ноябре 2002 года. Основная ее часть расположена во внутреннем дворе Кронверка на площади более двух гектаров. Внешняя экспозиция уникальна по своей полноте, исторической и научной ценности. На открытых площадках размещено около 250 единиц артиллерийских орудий, ракетного вооружения, инженерной техники и техники связи, в том числе отечественные и иностранные орудия — от древних до самых современных.


Руднянский исторический музей официально открыт 9 мая 1975 года, сегодня его экспозиция занимает четыре зала. Посетители могут увидеть фотографии первых ракетчиков легендарной реактивной минометной установки БМ-13; фотографии и награды участников Смоленского сражения; личные вещи, награды, фотографии партизан Смоленской партизанской бригады; материал о дивизиях, освобождавших Руднянский район в 1943 году; стенды, рассказывающие посетителю об ущербе, нанесенном району в годы Великой Отечественной войны. Пожелтевшие фронтовые письма и фотографии, вырезки из газет, личные вещи воскрешают перед глазами гостей музея образы героев войны — солдат, офицеров.


Историко-краеведческий музей имени Н.Я. Савченко — центр гражданско-патриотического воспитания молодежи. Он состоит из двух частей: основное здание и демонстрационная площадка. Именно на площадке размещена вся военная и раритетная техника, имеющаяся в музее. Это самолет Ан-2, танк Т-34 и паровоз.

Достойное место в экспозициях занимает знаменитая «катюша» на базе ЗИЛ–157, автомашины ГАЗ-АА (полуторка), ЗИС-5 (трехтонник), ГАЗ-67, бронетранспортер, трактор ДТ-54, трактор «Универсал», полевая солдатская кухня и пр.


«Катюша» в кино

Одним из главных фильмов с ее участием стала мелодрама Владимира Мотыля «Женя, Женечка и «катюша». В этом фильме БМ-13 можно увидеть практически во всех ракурсах общим и крупным планом.

Кадр из фильма «Женя, Женечка и «катюша»

Кадр из фильма «Женя, Женечка и «катюша»

Кадр из фильма «Женя, Женечка и «катюша»

Также эти машины появлялись в картинах Сергея Бондарчука и Николая Озерова.

История

1975

151 мин

История

1968

445 мин

История

1959

97 мин

www.culture.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о