В каком году немцы подошли к москве – «Затопить вместе с населением». 1941-й. Немцы под Москвой — История и археология — История в иллюстрациях

Содержание

Битва за Москву (1941) - Русская историческая библиотека

Битва за Москву 1941 – бои с гитлеровскими армиями, проходившие с октября 1941 по январь 1942 вокруг советской столицы, которая была одной из главных стратегических целей сил Оси во время их вторжения в СССР. Оборона Красной Армии сорвала атаку немецких войск.

Немецкое наступление, названное «Операцией Тайфун», планировалось провести в виде двух «клешневых» окружений: одно к северу от Москвы против Калининского фронта, силами в первую очередь 3-й и 4-й танковых групп, с одновременным перехватом железной дороги Москва-Ленинград, а другое – южнее Московской области против Западного фронта к югу от Тулы при помощи 2-й танковой группы. 4-я германская полевая армия должна была наступать на Москву в лоб с запада.

Первоначально советские войска вели оборону, создав три оборонительных пояса, развертывая вновь созданные резервные армии и перебрасывая на подмогу войска из Сибирского и Дальневосточного военных округов. После того как немцы были остановлены, Красная Армия осуществила большое контрнаступление и ряд менее масштабных наступательных операций, в результате чего германские армии были оттеснены к городам Орлу, Вязьме и Витебску. Часть гитлеровских сил в ходе этого едва не попала в окружение.

 

Битва за Москву. Документальный фильм из серии «Неизвестная война»

 

 

Предпосылки битвы за Москву

Первоначальный немецкий план вторжения (План Барбаросса) предусматривал захват Москвы через четыре месяца после начала войны. 22 июня 1941 года войска государств Оси вторглись в Советский Союз, уничтожили на земле большую часть вражеских ВВС и продвигались вглубь страны, уничтожая посредством тактики блицкрига целые вражеские армии. Немецкая группа армий Север двинулась к Ленинграду. Группа армий Юг заняла Украину, а группа армий Центр двинулась в сторону Москвы и к июлю 1941 перешла Днепр.

В августе 1941 немецкие войска захватили Смоленск, важную крепость на пути в Москву. Москва уже тогда подвергалась большой опасности, но решающее наступление на неё ослабило бы оба германских фланга. Отчасти из сознания этого, отчасти, чтобы быстрее захватить сельскохозяйственные и минеральные ресурсы Украины, Гитлер приказал вначале сосредоточить главные силы на северном и южном направлении и разгромить советские войска под Ленинградом и Киевом. Это отсрочило немецкий бросок на Москву. Когда же он был возобновлён, германские войска оказались ослабленными, а советское командование смогло найти новые силы для обороны города.

 

План немецкого наступления на Москву

Гитлер считал, что захват советской столицы – задача не первостепенная. Он считал, что легче всего поставить СССР на колени, лишив его экономических сил, в первую очередь развитых районов УССР восточнее Киева. Немецкий главнокомандующий сухопутных войск Вальтер фон Браухич выступал за скорейшее продвижение к Москве, но Гитлер в ответ сказал, что «такая мысль могла прийти только в закостенелые мозги». Глава генштаба сухопутных войск Франц Гальдер также был убежден, что немецкая армия нанесла уже достаточный урон советским войскам, и теперь захват Москвы ознаменует окончательную победу в войне. Эта точка зрения разделялась большинством немецких командующих. Но Гитлер приказал своим генералам вначале окружить вражеские войска вокруг Киева и довершить завоевание Украины. Эта операция была успешной. К 26 сентября Красная Армия

потеряла в районе Киева до 660 тысяч бойцов, и немцы двинулись дальше.

Продвижение немецких войск в СССР, 1941 г.

Автор карты - Gdr

 

Теперь, с конца лета, Гитлер перенаправил свое внимание на Москву и поручил эту задачу группе армий Центр. Силы, которым предстояло провести наступательную Операцию «Тайфун», состояли из трёх пехотных армий (2-й, 4-й и 9-й), поддерживаемых тремя танковыми группами (2-й, 3-й и 4-й) и авиационным 2-м Воздушным флотом («Люфтфлотом 2») Люфтваффе. В общей сложности они составляли два миллиона солдат, 1.700 танков и 14.000 орудий. Немецкие воздушные силы, однако, понесли немалый урон в летней кампании. Люфтваффе потеряли 1603 самолета полностью уничтоженными и 1028 поврежденными. «Люфтфлот 2» мог предоставить для операции «Тайфун» лишь 549 исправных машин, в том числе 158 средних и пикирующих бомбардировщиков и 172 истребителя. Нападение предполагалось вести посредством стандартной тактики блицкрига: бросать танковые клинья глубоко в советские тылы, окружать части Красной армии «клешнями» и уничтожать их.

Вермахту противостояли у Москвы три советских фронта, образовавшие линию обороны между городами Вязьмой и Брянском. Войска этих фронтов тоже сильно пострадали в предшествующих боях. Тем не менее, это была грозная концентрация сил из 1.250.000 бойцов, 1000 танков и 7600 орудий. ВВС СССР в первые месяцы войны понесли ужасающие потери (по одним данным, 7.500, а, по другим, даже 21,200 самолетов). Но в советском тылу спешно изготовляли новые авиамашины. К началу битвы за Москву ВВС Красной Армии располагали 936 самолетами (из них 578 – бомбардировщики).

По плану операции, немецкие войска должны были сломить советское сопротивление вдоль фронта Вязьма-Брянск, устремиться на восток и окружить Москву обходом её с севера и юга. Однако, непрерывные бои ослабили мощь германских армий. Материально-технические трудности тоже были у них весьма острыми. Гудериан писал, что некоторые из его подбитых танков не заменялись новыми, и с самого начала операции не хватало топлива. Так как почти все советские мужчины находились на фронте, рыть противотанковые рвы вокруг Москвы в 1941 вышли женщины и школьники.

 

Начало германского наступления (30 сентября – 10 октября). Сражения под Вязьмой и Брянском

Немецкое наступление вначале шло по плану. 3-я танковой армии пробила оборону противника в центре, почти не встретив сопротивления, и устремилась далее, чтобы вместе с 4-й танковой группой взять в окружение Вязьму. Другие подразделения должны были при поддержке 2-й танковой группы Гудериана замкнуть кольцо вокруг Брянска. Советская оборона ещё не была выстроена до конца, и «клешни» 2-й и 3-й танковых групп сошлись к востоку от Вязьмы 10 октября 1941. Четыре советские армии (19, 20, 24 и 32-я) оказались здесь в огромном кольце.

Но окруженные советские войска продолжали сражаться, и вермахт должен был использовать 28 дивизий для их уничтожения их. Это сковало силы, которые могли бы поддержать наступление на Москву. Остатки советских Западного и Резервного фронтов отступили на новые оборонительные линии вокруг Можайска. Хотя потери были высоки, некоторые из советских подразделений смогли выйти из окружений в организованных группах, размерами от взводов до стрелковых дивизий. Сопротивление окружённых под Вязьмой дало время советскому командованию подкрепить четыре продолжавшие защищать Москву армии (5-я, 16-я, 43-я и 49-я). С Дальнего Востока к ним были переброшены три стрелковые и две танковые дивизии, шли и другие.

 

 

На юге, под Брянском, действия советских войск были столь же неудачны, как и у Вязьмы. 2-я немецкая танковая группа совершила обходное движение вокруг города и вместе с наступающей 2-й пехотной армией к 3 октября захватила Орёл, а к 6 октября – Брянск.

Операция «Тайфун» - немецкое наступление на Москву

 

Но погода стала меняться к невыгоде немцев. 7 октября выпал первый снег и быстро растаял, превратив дороги и поля в болотистые трясины. Началась «русская распутица». Продвижение немецких танковых групп заметно замедлилось, что давало советским войскам возможность отступить и перегруппироваться.

Красноармейцы иногда успешно контратаковали. Например, 4-я немецкая танковая дивизия недалеко от Мценска попала в засаду, устроенную спешно сформированным 1-м гвардейским стрелковым корпусом Дмитрия Лелюшенко, куда входила 4-й танковая бригада Михаила Катукова. Недавно созданные русские танки

Т-34 скрывались в лесу, пока германские катили мимо них. Затем советская пехота сдержала наступление немцев, а советские танки победоносно атаковали их с обоих флангов. Для вермахта это поражение стало таким шоком, что было назначено особое расследование. Гудериан к своему ужасу обнаружил, что советские Т-34 были почти неуязвимы для пушек немецких танков. Как он писал, «наши танки Panzer IV (PzKpfw IV) с их короткими 75-мм пушками могли взорвать Т-34, лишь поразив их двигатель сзади». Гудериан отметил в своих мемуарах, что «русские уже кое-чему научились».

Наступление немцев замедлили и другие контратаки. 2-я немецкая пехотная армия, действовавшая севернее сил Гудериана против Брянского фронта, оказались под сильным давлением Красной Армии, которая имели воздушную поддержку.

По немецким данным, в этот первый период битвы за Москву в два мешка – под Вязьмой и Брянском – попали 673 тысячи советских солдат. Недавние исследования дали меньшие, но всё равно огромные цифры – 514 тысяч. Численность советских войск, защищавших Москву, тем самым уменьшилась на 41%. 9 октября, Отто Дитрих из германского министерства пропаганды, цитируя самого Гитлера, предрёк на пресс-конференции неминуемое уничтожение русских армий. Поскольку Гитлер до сих пор не лгал о военных событиях, слова Дитриха убедили иностранных корреспондентов, что советское сопротивление под Москвой вот-вот рухнет окончательно. Дух немецких граждан, сильно упавший с началом Операции «Барбаросса» заметно поднялся. Ходили слухи, что уже к Рождеству солдаты вернутся с русского фронта домой и что захваченное на востоке «жизненное пространство» обогатит всю Германию.

Но сопротивление Красной Армии уже замедлило рывок вермахта. Когда 10 октября первые отряды немцев подошли к Можайску, они наткнулись там на новый оборонительный барьер, занятый свежими советскими войсками. В тот же день Георгий Жуков, отозванный 6 октября с Ленинградского фронта, возглавил оборону Москвы и объединенные Западный и Резервный фронты. Его заместителем стал генерал-полковник Конев. 12 октября Жуков приказал сконцентрировать все наличные силы на укреплении Можайской линии. Это решение поддержал и фактический руководитель советского генштаба Александр Василевский. Люфтваффе по-прежнему контролировали небо, где бы они ни появлялись. Stuka (Юнкерсы Ju 87) и группы бомбардировщиков совершили 537 самолето-вылетов, уничтожив около 440 транспортных средств и 150 единиц артиллерии.

15 октября Сталин приказал эвакуировать руководство компартии, Генштаб и административные учреждения из Москвы в Куйбышев (Самару), оставив в столице лишь небольшое число чиновников. Эта эвакуация вызвала панику среди москвичей. 16-17 октября, большая часть населения столицы пытались бежать, забивая поезда и запружая дороги из города. Чтобы несколько ослабить панику, было объявлено, что сам Сталин останется в Москве.

 

Бои на Можайской линии обороны (13 – 30 октября)

К 13 октября 1941 главные силы вермахта достигли Можайской линии обороны – спешно построенного двойного ряда укреплений на западных подступах к Москве, которые шли от Калинина (Твери) в сторону Волоколамска и Калуги. Несмотря на недавние подкрепления, эту линию защищали лишь около 90 тысяч советских солдат – слишком мало, чтобы остановить немецкое наступление. С учетом этой слабости, Жуков решил сосредоточить свои силы в четырех критических точках: 16-я армия генерала Рокоссовского обороняла Волоколамск. Можайск защищала 5-я армии генерала Говорова. 43-я армии генерала Голубева стояла у Малоярославца, а 49-я армия генерала Захаркина – у Калуги. Весь советский Западный фронт – почти уничтоженный после окружения под Вязьмой – был воссоздан едва ли не с нуля.

Спешно укреплялась и сама Москва. По словам Жукова, 250 тысяч женщин и подростков сооружали окопы и противотанковые рвы вокруг столицы, перелопатив три миллиона кубометров земли без помощи техники. Заводы Москвы торопливо переводились на военные рельсы: автозавод стал делать автоматы, часовой завод изготовлял детонаторы для мин, шоколадная фабрика выпускала продовольствие для фронта, автомобильные ремонтные станции чинили подбитые танки и военную технику. Москва уже подвергалась немецким воздушным налетам, но ущерб от них оказался сравнительно невелик благодаря мощной ПВО и умелым действиям гражданских пожарных бригад.

 

 

13 октября 1941 вермахт возобновил наступление. Вначале немецкие войска попытались обойти оборону советских войск, двинувшись на северо-восток к слабо защищенному Калинину и на юг в сторону Калуги. К 14 октября Калинин и Калуга были захвачены. Воодушевленные этими первыми успехами, немцы предприняли лобовую атаку против вражеской укрепленной линии, взяв 18 октября Можайск и Малоярославец, 21 октября – Наро-Фоминск, а 27 октября, после упорных боёв, – Волоколамск. Из-за растущей опасности фланговых атак, Жуков был вынужден отступить к востоку от реки Нара.

На юге вторая танковая группа Гудериана вначале шла к Туле легко, потому что Можайская линия обороны не распространялась так далеко на юг, советских войск в этом районе было мало. Однако плохая погода, проблемы с топливом, разрушенные дороги и мосты задержали движение немцев, и Гудериан достиг окраин Тулы лишь к 26 октября. Германский план предусматривал быстрый захват Тулы, чтобы вытянуть от неё клешню восточнее Москвы. Однако первая атака на Тулу была отбита 29 октября 50-й армией и гражданскими добровольцами после отчаянного боя у самого города. 31 октября Верховное немецкое командование приказало прекратить все наступательные операции, пока не решатся тягостные логистические проблемы, не прекратится распутица.

 

Перерыв в боях (1-15 ноября)

К концу октября 1941 немецкие войска были сильно истощены. У них действовала лишь треть средств передвижения, пехотные дивизии уменьшились до половины, а то и трети состава. Растянутые линии снабжения мешали подвозу на фронт теплой одежды и другого зимнего снаряжения. Даже Гитлер, казалось, уже смирился с мыслью о неизбежности долгой борьбы за Москву, так как перспектива посылки в такой большой город танков без поддержки тяжеловооружённой пехоты выглядела рискованной после дорого обошедшегося взятия Варшавы в 1939.

Чтобы повысить дух Красной Армии и гражданского населения, Сталин приказал провести 7 ноября, в день Октябрьской революции, традиционный военный парад на Красной площади. Советские войска маршировали мимо Кремля, отправляясь оттуда прямо на фронт. Парад имел большое символическое значение, продемонстрировав неизменную решимость сражаться с врагом. Но несмотря на это яркое «шоу», положение Красной Армии оставалось нестабильным. Хотя 100.000 новых солдат укрепили оборону Клина и Тулы, где вот-вот ожидалось возобновление немецких атак, советская линия защиты оставалась сравнительно слабой. Тем не менее, Сталин приказал провести несколько контрнаступлений против германских войск. Они были начаты, несмотря на протесты Жукова, который указывал на полное отсутствие резервов. Вермахт отразил большинство из этих контрнаступлений, и они лишь ослабили советские войска. Единственного заметного успеха Красная Армия добилась только к юго-западу от Москвы, у Алексина, где советские танки нанесли серьезный урон 4-й армии, потому что немцам до сих пор не хватало противотанковых орудий, способных бороться с новыми, сильно бронированными танками Т-34.

С 31 октября по 15 ноября Верховное главнокомандование вермахта подготавливало второй этап наступления на Москву. Боевые возможности группы армий Центр сильно упали от усталости в боях. Немцы были осведомлены о непрерывном притоке советских подкреплений с востока и о наличии у противника немалых резервов. Но учитывая огромность понесённых Красной армией жертв, они не ожидали, что СССР сумеет организовать стойкую оборону. В сравнении с октябрём советские стрелковые дивизии заняли гораздо более сильную оборонительную позицию: тройное оборонительное кольцо вокруг Москвы и остатки Можайской линии близ Клина. Большинство советских войск теперь имело многослойную защиту, располагая позади вторым эшелоном. Вдоль основных дорог были сосредоточены артиллерия и саперные команды. Наконец, советские войска – особенно офицеры – были теперь куда опытнее.

К 15 ноября 1941 земля окончательно замёрзла, грязи больше не было. Бронированные клинья вермахта в числе 51 дивизии теперь собирались двинуться вперед, чтобы окружить Москву и соединиться к востоку от неё, в районе Ногинска. Немецким 3-й и 4-й танковым группам надо было сосредоточиться между Волжским водохранилищем и Можайском, а затем пройти мимо советской 30-й армии в Клину и Солнечногорске, окружая столицу с севера. На юге 2-я танковая группа намеревалась обойти до сих пор удерживаемую Красной Армией Тулу, двинуться к Кашире и Коломне, а от них – навстречу северной клешне, в Ногинск. 4-я немецкая пехотная армия в центре должна были сковать войска Западного фронта.

 

Возобновление немецкого наступления (15 ноября – 4 декабря)

15 ноября 1941 немецкие танковые армии начали наступление к Клину, где советских резервов не было из-за приказа Сталина устроить попытку контрнаступления у Волоколамска. Это приказ вынудил отвести все силы от Клина на юг. Первые немецкие атаки разделили советский фронт надвое, оторвав 16-ю армию от 30-й. Последовало несколько дней жестоких боёв. Жуков вспоминал в мемуарах, что враг, невзирая на потери, атаковал в лоб, желая прорваться к Москве любой ценой. Но «многослойная» защита снижала число советских жертв. 16-я русская армия медленно отступала, постоянно огрызаясь на теснившие её немецкие дивизии.

3-я германская танковая группа 24 ноября после тяжелых боев захватила Клин, а 25 ноября – Солнечногорск. Сталин спрашивал Жукова, удастся ли отстоять Москву, приказывая ему «отвечать честно, как коммунист». Жуков ответил, что отстоять возможно, но крайне необходимы резервы. К 28 ноября немецкая 7-я танковая дивизия захватила плацдарм за каналом Москва-Волга – последним крупным препятствием перед Москвой – и заняла позицию менее чем в 35 км. от Кремля, но мощная контратака 1-й советской Ударной армии вынудили гитлеровцев отойти. К северо-западу от Москвы силы вермахта дошли до Красной Поляны, немногим более 20 км. от города. Германские офицеры могли видеть некоторые крупные здания русской столицы в полевые бинокли. Войска обеих сторон были сильно истощены, в некоторых полках осталось по 150-200 бойцов. 

18 ноября 1941 возобновились и бои на юге, близ Тулы. 2-я германская танковая группа пыталась окружить этот город. И здесь немецкие войска были сильно потрёпаны в предшествующих боях – и до сих пор не имели зимней одежды. В результате их продвижение составляло всего 5-10 км. в день. Немецкие танкисты подверглись фланговым атакам со стороны советских 49-й и 50-й армий, расположенных у Тулы. Гудериан, тем не менее, продолжал наступление, взяв 22 ноября 1941 Сталиногорск (теперь – Новомосковск) и окружив дислоцированную там советскую стрелковую дивизию. 26 ноября немецкие танки подошли к Кашире, городу, контролирующему главную магистраль в Москву. На следующий день началась упорная советская контратака. 2-й кавалерийский корпус генерала Белова, поддержанный наскоро сколоченными формированиями (173-й стрелковой дивизией, 9-й танковой бригадой, двумя отдельными танковыми батальонами, отрядами ополчения), остановил близ Каширы немецкое наступление. В начале декабря немцы были отброшены назад, и южные подходы к Москве защищены. Не сдавалась и Тула. На юге силы вермахта не приблизились к Москве так тесно, как на севере.

Встретив сильное сопротивление на севере и юге, вермахт 1 декабря попытался устроить прямое наступление на русскую столицу с запада вдоль шоссе Минск-Москва, недалеко от Наро-Фоминска. Но эта атака имела лишь слабую поддержку танков против мощной советской обороны. Столкнувшись с непоколебимым сопротивлением 1-й гвардейской мотострелковой дивизии и фланговыми контратаками 33-й русской армии, немецкое наступление застопорилось и через четыре дня было отражено начатым советским контрнаступлением. 2 декабря одному германскому разведывательному батальону удалось достичь города Химки – около 8 км от Москвы – и захватить здесь мост через канал Москва-Волга, а также железнодорожную станцию. Этот эпизод ознаменовал собой самый дальний прорыв немецких войск к Москве.

Между тем начались сильные морозы. 30 ноября Фёдор фон Бок сообщал в Берлин, что температура была –45° C. Хотя, по данным советской метеослужбы, самая низкая температура декабря достигала лишь –28.8° C, немецкие войска без зимней одежды замерзали и при ней. Их техническое снаряжение не было приспособлено для столь суровых погодных условий. Среди немецких солдат было отмечено более 130 тысяч случаев обморожения. Замерзало масло в двигателях, моторы перед использованием приходилось прогревать несколько часов. Холодная погода вредила и советским войскам, но они были лучше для неё подготовлены.

Наступление войск Оси на Москву остановилось. Гейнц Гудериан писал в дневнике: «наступление на Москву не удалось... Мы недооценили силы противника, расстояния и климат. К счастью, я остановил свои войска 5 декабря, иначе катастрофа была бы неизбежна».

Некоторые историки полагают, что важную роль в защите Москвы сыграли искусственные наводнения. Они устраивались в основном для того, чтобы сломать лед и помешать германским войскам переправиться через Волгу и Московское море. Первым таким актом был взрыв плотины Истринского водохранилища 24 ноября 1941. Вторым был слив воды из 6 резервуаров (Химки, Икша, Пяловск, Пестов, Пирогов, Клязьма) и Московского моря в районе Дубны 28 ноября 1941. И то, и другое провели по приказу советского Генштаба 0428 от 17 ноября 1941. Эти наводнения посреди сурового зимнего времени частично затопили около 30-40 деревень.

 

Советское контрнаступление (с 5 декабря 1941)

Хотя наступление вермахта было остановлено, немецкая разведка считала, что у русских больше не осталось резервов, и они не сумеют организовать контрнаступление. Эта оценка оказалась ошибочной. Советское командование перебросило к Москве свыше 18 дивизий, 1700 танков и более 1500 самолетов из Сибири и Дальнего Востока. К началу декабря, когда наступление, предложенное Жуковым и Василевским, было окончательно одобрено Сталиным, Красная Армия создала резерв из 58 дивизий. Даже и с этими новыми резервами, советские войска, задействованные в Московской операции, насчитывали всего 1,1 млн. человек, лишь ненамного превосходя вермахт. Тем не менее, благодаря умелому развертыванию войск было достигнуто соотношение два к одному в некоторых критических точках.

5 декабря 1941 контрнаступление с целью «снятия непосредственной угрозы Москве» началась на Калининском фронте. Юго-Западный и Западный фронты начали свои наступательные операции днём позже. После нескольких дней незначительного продвижения, советские войска на севере 12 декабря отвоевали Солнечногорск, а 15 декабря – Клин. На юге армия Гудериана поспешно отступила к Веневу, а затем к Сухиничам. Угроза Туле была снята.

Контрнаступление русской армии под Москвой зимой 1941

 

8 декабря Гитлер подписал Директиву № 9 с приказом вермахту перейти в оборону по всему фронту. Немцы не смогли организовать прочные оборонительные рубежи на местах, где они к тому моменту находились, и были вынуждены отступать, чтобы консолидировать свои линии. Гудериан писал, что в тот же день прошло обсуждение с Гансом Шмидтом и Вольфрамом фон Рихтгофеном, и оба эти полководца согласились, что нынешнюю линию фронта немцы не смогут удержать. 14 декабря Гальдер и Клюге без одобрения Гитлера, дали разрешение на ограниченный отход к западу от реки Оки. 20 декабря, во время встречи с немецкими командующими, Гитлер запретил этот отход и приказал своим солдатам защищать каждый клочок земли. Гудериан протестовал, указывая, что потери от холода превышают боевые потери и что поставки зимнего снаряжения сдерживаются трудностями пути через Польшу. Тем не менее, Гитлер настаивал на защите существующей линии фронта. Гудериан был уволен 25 декабря, вместе с генералами Гёпнером и Штраусом, командирами 4-й танковой и 9-й полевой армии. Федор фон Бок также был уволен, формально по медицинским причинам. Главнокомандующий сухопутных войск Вальтер фон Браухич был снят с должности ещё раньше, 19 декабря. 

Тем временем, советское наступление продолжалось на севере. Красная Армия освободила Калинин. Отступая перед Калининским фронтом, немцы оказались в «выступе» вокруг Клина. Командующий фронтом генерал Конев попытался охватить в нём вражеские войска. Жуков перебросил дополнительные силы к южному концу «выступа», чтобы Конев мог взять в ловушку 3-ю германскую танковую армию, однако немцы успели вовремя отойти. Хотя создать окружение не удалось, оборона гитлеровцев здесь была разрушена. Вторая попытка окружения была сделана против 2-й танковой армии под Тулой, но встретила сильное сопротивление у Ржева и была прекращена. Выступ линии фронта у Ржева просуществовал до 1943 г. На юге важным успехом стало окружение и уничтожение 39-го немецкого корпуса, защищавшего южный фланг 2-й танковой армии.

Люфтваффе во второй половине декабря оказались парализованными. До января 1942 погода оставалась очень холодной, мешая заводить моторы машин. Немцам не хватало боеприпасов. Люфтваффе практически исчезли с неба над Москвой, а советские ВВС, работавшие с лучше подготовленных баз и снабжавшиеся из близкого тыла, усилились. 4 января небо очистилось. Люфтваффе быстро получали подкрепления, и Гитлер надеялся, что они «спасут» ситуацию. Из Германии прибыли переоснащёнными две группы бомбардировщиков (II./KG 4 и II./KG 30). Четыре группы транспортных самолётов (102 Юнкерса Ju 52) были переброшены под Москву из 4-го немецкого Воздушного флота, чтобы эвакуировать окружённые подразделения и улучшать снабжение германского фронта. Это последнее отчаянное усилие немцев не осталось безрезультатным. Поддержка с воздуха помогла предотвратить полный разгром группы армий Центр, к которому уже стремились русские. C 17 по 22 декабря самолёты Люфтваффе уничтожили 299 автомашин и 23 танка близ Тулы, затруднив преследование отходящей немецкой армии.

В центральной части фронта советское продвижение шло гораздо медленнее. Только 26 декабря советские войска освободили Наро-Фоминск, 28 декабря – Калугу, а 2-го января – Малоярославец, после 10-дневных боёв. Советские резервы иссякали, и 7 января 1942 контрнаступление Жукова было остановлено. Оно отбросило истощенных и замерзающих гитлеровцев на 100-250 км. от Москвы. Сталин требовал новых наступлений, чтобы заманить в ловушку и уничтожить группу армий Центр, но Красная Армия была переутомлена, и эти попытки потерпели неудачу.

 

rushist.com

Дороги и морозы. Даже немцы считали, что Бог на стороне защитников Москвы | История | Общество

Помощь Александра Невского

«К сентябрю 1941 г. на советско-германском фронте сложилась драматическая ситуация. Территория, занятая врагом, превышала 1,5 млн квадратных км. На ней до войны проживали 74,5 млн человек, — рассказал “АиФ” Михаил Фролов, доктор исторических наук. — По данным Генерального штаба РККА, безвозвратные потери действующей армии за второе полугодие 1941 г. составили почти 3 млн 138 тыс. человек (более 65% всей численности Красной армии и Военно-морского флота). Миллионы советских людей оказались в оккупации.

В этой ситуации Гитлер издал директиву № 35 о наступлении на Москву. Операция получила название “Тайфун”. Группа армий “Центр”, которой отводилась роль захвата Москвы, превосходила советские войска в людских резервах в 1,4 раза, в орудиях и миномётах — в 1,8 раза, в танках — 1,7 раза, в боевых самолётах — в 2 раза. В целом с обеих сторон в Московской битве приняли участие более 3 млн человек».

Однако, несмотря на ощутимое превосходство немцев, «Тайфун» не просто забуксовал, он обратился против своего создателя. Когда генерала Кейтеля, начальника штаба Верховного главнокомандования вооружённых сил Германии, спросили на Нюрнбергском процессе, в какой момент он начал понимать, что план «Барбаросса» (блицкриг. — Ред.) терпит крах, Кейтель ответил: «Москва».

Как вспоминают очевидцы, накануне начала наступления Георгий Жуков почти неделю не смыкал глаз. Одновременно приходилось сдерживать рвущегося к Москве противника и накапливать силы на тех направлениях, где предстояло перейти в контратаку.

Врага по­гнали 6 декабря 1941 г. — в день, когда празднуется память святого князя Александра Невского, который сказал: «Не в силе Бог, а в правде!» и «Кто с мечом к нам придёт, тот от меча и погибнет!»

В том, что Бог на стороне защитников Москвы, отмечали и сами немцы. Осенью 1941 г. на подступах к столице сотни танков Гудериана и Гёпнера застряли в непроходимой грязи — сказались проливные дожди, нетипичные по своему масштабу для Московского региона. А в первых числах ноября, наоборот, ударили неожиданные, ниже 30 градусов, морозы. «В день Парада 7 ноября 1941 г. на Красной площади был страшный мороз, — рассказала “АиФ” очевидец тех событий Аза Агапкина, дочь автора марша “Прощание славянки” Василия Агапкина. — За свои 92 года жизни я не припомню таких холодов. Морозы ударили словно назло немцам».

Читайте также: История одной песни: «Прощание славянки»

Дорога на Берлин

К декабрю холода лишь усилились. Немцы, которых послали на «блицкриг» без тёплой военной экипировки, вмерзали в землю, у них переставала заводиться техника. Успехи Красной армии под Москвой подорвали моральный дух фашистской армии. Это отражается в дневниках и письмах немецких солдат и офицеров. Например, генерал Гальдер, ещё летом совершенно уверенный в победе немецкого оружия, к концу 1941 г. засомневался: «Русские повсюду сражаются до последнего человека. Они очень редко сдаются». А рядовой Фольтгеймер в декабре 1941 г. писал домой: «Здесь ад. Русские не хотят уходить из Москвы. Они начали наступать. Каждый час приносит страшные для нас вести... Перестань писать о шёлке и резиновых ботинках, которые я обещал тебе привезти из Москвы. Пойми, я погибаю, я умру...» Именно в ходе Московской битвы немцы впервые начали сдаваться в плен не поодиночке, а массово.

«Немецкие учёные проявляли и продолжают проявлять огромный интерес к сражению под Москвой, — говорит Михаил Фролов. — Известный историк Рейнгардт в книге «Поворот под Москвой» писал: «Принято было считать, что только поражение в битве под Сталинградом положило начало повороту в войне. Сегодня такая интерпретация событий не выдерживает критики. Планы Гитлера и перспективы успешного завершения войны Германии рухнули, видимо, в октябре 1941 г. и, безусловно, с началом русского контрнаступления в битве за Москву в декабре 1941 г.».

Так, 74 года назад в 30 км от Кремля было положено начало победной дороге на Берлин.

www.aif.ru

Жестокая правда: почему немцы не взяли Москву в 41-м

Немцы в ноябре 1941 не вошли в Москву потому что были взорваны плотины водохранилищ, окружающих Москву. 29 ноября Жуков отчитался о затоплении 398 населенных пунктов, без предупреждения местного населения, в 40-градусный мороз... уровень воды поднимался до 6 метров...людей никто не считал...

Виталий Дымарский: Добрый вечер, уважаемые слушатели. В эфире «Эха Москвы» очередная программа из цикла «Цена Победы». Сегодня веду ее я, Виталий Дымарский. И сразу же представлю вам нашего гостя – журналиста, историка Искандера Кузеева. Здравствуйте, Искандер.

Искандер Кузеев: Здравствуйте.

И приглашен он к нам сегодня неслучайно, поскольку именно сегодня в газете «Совершенно секретно» вышел материал Искандера Кузеева под названием «Потоп московский», где речь идет о секретной операции осени 1941 года. Более подробно расскажет сам автор статьи, а я сделаю одно отступление и просто скажу вам, что, видите, жизнь распоряжается по-своему, и повторяю, мы с Дмитрием Захаровым стараемся идти в хронологическом порядке по событиям Второй мировой войны, но когда приходит что-то интересное, мы возвращаемся назад, может быть, будем еще забегать вперед. И вот сегодня мы возвращаемся назад, в осень 1941 года, когда произошли те события, которые расследовал и о которых написал наш сегодняшний гость Искандер Кузеев. Искандер, о чем идет речь? Что за секретная операция осенью 1941 года прошла и почему речь идет о потопе?

Давайте я начну с некоторого предисловия. Меня всегда занимал эпизод ноября 1941 года, с которым я достаточно плотно ознакомился из мемуарной литературы, в частности, недавно вышедшие на русском языке мемуары Гудериана, который воевал к югу от Москвы. Войска Гудериана, 2-я танковая армия, практически закончили окружение Москвы с юга. Была окружена Тула, войска подходили к Кашире, двигались по направлению к Коломне и к Рязани. И в это время советские войска, которые отражали атаки Гудериана, получили подкрепление с севера Московской области, где практически никаких боестолкновений не происходило. На севере Подмосковья и дальше по Тверской области был взят Калинин, войска стояли в окрестностях Рогачево и Конаково, и боестолкновения там происходили практически только в двух точках: у деревни Крюково и на Пермиловских высотах между Яхромой и Дмитровым, где войскам группы армий «Центр» противостоял фактически один бронепоезд НКВД, который случайно там оказался – он шел из Загорска в сторону Красной горки, где уже стояла немецкая артиллерия. И никаких других боестолкновений в этом регионе не было. В то же время, уже когда я стал знакомиться с этой темой, мне стало известно, что отдельные, буквально единицы немецкой боевой техники проникли на территорию Москвы.

Этот знаменитый случай, когда какие-то мотоциклисты доехали чуть ли не до «Сокола»?

Да, да, их остановили на втором мосту через железную дорогу, который потом стал называться мостом Победы. Там два пулеметчика наших охраняли этот мост, причем они охраняли от авианалетов. Мотоциклисты проехали первый мост через канал и в районе нынешней станции метро «Речной вокзал», там была нелетная погода, и как мне рассказывали исследователи, которые занимались этой темой, они отошли вниз на лед погонять мяч, в это время проехали 30 мотоциклистов, и их уже остановили на последнем мосту перед станцией «Сокол». И был один немецкий танк между нынешними станциями метро «Сходненская» и «Тушинская».

Волоколамское направление.

Да. Это Западный мост через деривационный канал в районе Тушино. И как мне рассказывали люди, которые занимались этими исследованиями, это мне рассказывали в управлении канала «Москва-Волга», как сейчас называется, ФГУП «Канал имени Москвы», самое высокое здание на холме между 7-м и 8-м шлюзами, и передавалась такая история из поколения в поколение, оттуда хорошо было видно: какой-то заблудившийся немецкий танк вышел, остановился на мосту, выглянул немецкий офицер, посмотрел туда-сюда, что-то записал в блокнот и уехал куда-то в обратном направлении в сторону Алешкинского леса. И третье, стояла немецкая артиллерия крупнокалиберная на Красной горке, которая уже готова была обстреливать Кремль, именно в эту точку двигался бронепоезд с севера, и местные жители переправились через канал и сообщили об этом руководству, в министерство обороны, и после этого начался обстрел этой точки, где стояла крупнокалиберная артиллерия. Но никаких войск в этом месте не было. Когда я стал заниматься этой темой, я выяснил, что происходило – происходило именно то событие, которое в этой публикации называется «Потоп московский».

Так что же это был за потоп? Просто затопили большую территорию для того, чтобы помешать продвижению немецких войск, правильно я понимаю?

Да. Именно так. На Волоколамском направлении была взорвана плотина Истринского гидроузла, который называется «Гидроузел имени Куйбышева». Причем были взорваны водоспуски ниже уровня так называемой «мертвой отметки», когда спускается вода для сброса весеннего паводка. Огромные потоки воды в том месте, где наступали немецкие войска, обрушились на район наступления и были смыты несколько деревень, и поток доходил практически до Москвы-реки. Там уровень 168 метров над уровнем моря, отметка Истринского водохранилища, а ниже его отметка 143, то есть получается больше 25 метров. Представляете, это такой водопад воды, который смывает все на своем пути, затопляет дома, деревни. Естественно, никто об этом не был предупрежден, операция была секретная.

Кто осуществлял эту операцию? Войска или некие гражданские службы?

На Истре это была войсковая операция, то есть инженерное управление Западного фронта. Но была еще и другая операция, которая проводилась совместно руководством канала «Москва-Волга», вот который сейчас называется «Канал имени Москвы», и тем же самым инженерным управлением Западного фронта, причем…

Другая какая операция?

Другая, в другом месте.

А, еще одна была.

Еще была вторая, вернее, даже две, так как вторая операция проводилась в двух точках. Когда немцы заняли Калинин и подошли уже вплотную к рубежу канала «Москва-Волга» и не было сил для отражения этих атак, уже готовилась эвакуация, уже Сталин готовился эвакуироваться в Куйбышев, сейчас Самару, было проведено совещание в Ставке Верховного главнокомандования, на котором было принято решение спустить воду из всех шести водохранилищ к северу от Москвы – Химкинское, Икшинское, Пяловское, Пестовское, Пироговское, Клязьминское, и спустить воду из Иваньковского водохранилища, которое тогда называлось Московское море, это с плотины у города Дубна. Делалось это для того, чтобы взломать лед и таким образом войска и тяжелая техника не смогли бы перейти Волгу и Московское море и не смогли бы перейти рубеж вот этот рубеж из шести подмосковных водохранилищ.

Первая операция на Истринском водохранилище, это ноябрь 1941 года?

Да, конец ноября.

А другие?

Через четыре дня. Эта была 24-го, а эта 28 ноября.

То есть все эти операции были проведена одна за другой в конце ноября. И каков результат, если так можно сказать? Чем пожертвовало советское командование во имя того, чтобы остановить немецкие войска?

Было два варианта спуска воды – из Иваньковского водохранилища в Волгу вниз по течению и спуск воды из водохранилищ в сторону Москвы. Но был принят совершенно другой вариант. К западу от канала течет река Сестра, проходит она через Клин-Рогачево и впадает в Волгу ниже Дубны, впадает там, где канал проходит высоко над окружающей местностью. Она проходит в туннеле под каналом. И в реку Сестру впадает река Яхрома, которая тоже течет намного ниже уровня канала. Там есть так называемый Аварийный Яхромский водосброс, который на случай каких-то ремонтных работ позволяет воду из канала сбрасывать в реку Яхрому. И там, где река Сестра протекает под каналом, там аварийные люки есть, предусмотренные также для ремонта инженерных сооружений, которые позволяют воду из канала сбрасывать в реку Сестру. И было принято такое решение: через насосные станции, которые поднимают воду к московским водохранилищам, они стоят все на одной отметке 162 метра над уровнем моря, было принято решение пустить эти насосные в обратном, так называемом генераторном режиме, когда они крутятся в другую сторону и не потребляют, а вырабатывают электрический ток, поэтому это называется генераторным режимом, и вода была спущена через вот эти насосные станции, были открыты все створки шлюзов и огромный поток воды устремился через этот Яхромский водосброс, затопляя деревни, там на очень низком уровне над водой находятся различные поселки, там есть торфопредприятия, опытные хозяйства, масса ирригационных каналов в этом треугольнике – канал, река Яхрома и река Сестра, и масса мелких поселков, которые расположены практически на уровне воды. И осенью 1941 года мороз в 40 градусов, взламывался лед, и потоки воды затопляли всю окружающую местность. Все это делалось в обстановке секретности, поэтому люди…

Никаких мер предосторожности не принималось.

И на третьей точке, там, где река Сестра проходит под каналом, там еще были сооружены – есть книга Валентина Барковского, ветерана канала «Москва-Волга», есть исследователь такой Михаил Архипов, у него есть сайт в Интернете, где он подробно об этом рассказывает – там были сварены металлические затворы, которые не позволяли воде из реки Сестры течь в Волгу, и вся вода, которую сбрасывали, представляете, огромный массив воды Иваньковского водохранилища уходил в реку Сестру и затоплял все вокруг. По данным Архипова, уровень реки Яхромы поднялся на 4 метра, уровень реки Сестры поднялся на 6 метров.

Объясните, как вы только что сказали, по всем свидетельствам – мы своими глазами не видели и своей кожей не чувствовали – была очень тяжелая и холодная зима, морозы были страшные. Вот эта вода, которая в огромных количествах выливалась на земную поверхность, она должна была превращаться в лед.

Практически, да. Сначала лед взламывался…

Но потом-то, на морозе это все превращалось, наверное, в лед?

Но это не сразу происходит. Я интересовался, как человек может спастись в такой ситуации. И мне профессор анестезиологии, с которым я разговаривал, сказал, что достаточно постоять полчаса по колено в такой воде и человек просто умирает.

Сколько таким образом было затоплено деревень?

Во всех этих операциях где-то порядка 30-40.

Но, если не ошибаюсь, был приказ Верховного главнокомандующего товарища Сталина о затоплении, по-моему, более чем 300 деревень вокруг Москвы для того, чтобы остановить наступление немцев?

Был приказ. Там говорилось не о затоплении, там говорилось об уничтожении.

Деревень. Собственно говоря, одна история очень известная. Это там, где Зою Космодемьянскую поймали, вот эти диверсионные группы…

Да, это в соответствии с этим приказом 0428 от 17 ноября по Ставке Верховного главнокомандующего. И в соответствии с этим приказом должны были быть уничтожены все деревни в глубину фронта на расстоянии 40-60 километров. Ну, там такая витиеватая формулировка, что это операция как бы против немецких войск. И даже была такая формулировка «уводить с собой советское население».

То есть диверсионные группы должны были уводить с собой советское население перед тем, как сжечь деревню?

Нет, отступающие войска должны были уводить. Но поскольку уже отступили и поскольку был приказ сжечь именно те деревни, которые находились за линией фронта, то эта приписка была просто фикцией. Эта приписка сейчас, для тех, кто защищает Сталина. Когда отдельные отрывки из этих материалов были в разных блогах опубликованы, то выступила в комментариях масса сталинистов, которые приводили эту фразу.

Как пример гуманизма.

Да, да. Но эта фраза абсолютно ничего не значит, мы знаем. А потом, когда началось наступление, появилась масса кадров кинохроники о сожженных деревнях. Естественно, не возникал вопрос, кто их сжег. Там были немцы, вот, пришли операторы и снимают сожженные деревни.

То есть везде, где были немцы, на эту глубину, как приказал товарищ Сталин, все эти деревни, где стояли немцы, должны были быть уничтожены тем или иным способом.

Да. И пришел отчет Сталину от Шапошникова и Жукова, уже от 29 ноября…

Это они отчитались перед Сталиным?

Да. За две недели отчитались о том, что было уничтожено 398 населенных пунктов. И поэтому вот эти 30-40 деревень затопленных – капля в море…

Десятая часть, 10 процентов.

Да, и на это мало кто обращал внимание. Причем здесь в отчете Жуков и Шапошников пишут, что и артиллерия была для этого выделена, и авиация, и масса этих диверсантов, 100 тысяч бутылок с зажигательной смесью и так далее, и так далее.

Это документ подлинный?

Да, это абсолютно подлинный документ, есть даже данные где, в каком архиве он находится, фонд, опись.

А этот отчет Жукова и Шапошникова опубликован был где-нибудь?

В полном объеме – нет.

Я никогда не встречал. А в статье вы его приводите?

У нас будет дополнение в следующем номере и мы будем говорить об этом, опубликуем приказ 0428 и отчет, доклад Военного совета Западного фронта в Ставку Верховного главнокомандования от 29 ноября 1941 года. Это сразу проясняет всю картину.

Знаете, что меня еще интересует в этой всей истории. История, если дипломатично сказать, мало известна. А если более откровенно – то практически вообще не известна. У нас нигде, как я понимаю, ни в военной литературе, ни в мемуарной литературе об этой истории затопления нигде не рассказывалось или это где-то было, но под каким-то грифом «совсекретно», как и называется, собственно говоря, газета, где вы напечатались?

Единственное, что мне удалось найти из опубликованного в прежние годы, это книга под редакцией маршала Шапошникова, которая издавалась в 1943 году, посвященная обороне Москвы, и она вышла с грифом «секретно» и уже в последние годы гриф «секретно» был снят и стоял гриф «ДСП», и рассекречена она была только в 2006 году. И в этой книге говорилось о взрыве водоспусков на Истре. А об операции на канале там ничего не говорилось. Это мне удалось найти только в книге, которая вышла к юбилею канала «Москва-Волга», в прошлом году отмечалось 70-летие, и была издана книжка Валентина Барковского тиражом всего в 500 экземпляров. И там подробно об этом рассказывается.

А эта книга, под редакцией Шапошникова, с нее сняли все грифы, но она, видимо, находится просто в библиотеках.

Ну да, она больше не переиздавалась.

Я знал, конечно, что многие документы были под грифами, но чтобы выпустить книжку и сразу под грифом «секретно», то какой тираж-то у нее мог быть и для кого она тогда предназначалась?

Тираж очень небольшой. Ну, для руководящего состава.

И еще тогда вот какой вопрос. А знали ли немцы об этой операции и описано ли это где-нибудь в немецкой военной литературе?

Мне, к сожалению, не удалось найти. Когда у меня возникли сомнения в том, что действительно ли все было затоплено и гибли люди там, я изъездил всю эту территорию в квадрате Яхрома-Рогачево-Конаково-Дубна, и я там встретил массу людей, ну, не то что массу людей, это люди очень пожилого возраста, которые помнили об этом, которые рассказывали, и эта история передавалась из поколения в поколения. Мне рассказывал житель поселка имени 1 мая, это рабочий поселок прямо на уровне ирригационных каналов, впадающих в Яхрому, и он рассказывал, как бабушка пережила все это, она выжила. Многие ж не выжили, а те, кто выжил, оставили воспоминания. Она рассказывала, что они спрятались в картофелехранилище, и несколько солдат, перешедших Яхрому и ирригационный канал, они их просто спасли. Во-первых, там артиллерия била со всех сторон. Там были низкие совершенно щитовые дома, ниже даже крестьянских изб, и естественно, артиллерия била по тому, что видно, а видно было с высокой трубой картофелехранилище. И вот они говорят: «Что же вы тут сидите? Вас сейчас убьют». И начала поступать вода, они вышли и сумели по дороге, которая шла по насыпи чуть выше канала, выйти и уйти в сторону Дмитрова.

Искандер, скажите, а известно ли, кто-то вел ли такие подсчеты, сколько людей погибло в результате затопления этих деревень?

Вот эти подсчетов мне нигде не удалось найти. И когда публиковали на блогах, я давал своим знакомым отрывки, там была масса возражений людей-сталинистов, видно было по их блогам в «Живом журнале», что это ярые поклонники Сталина, они говорили, что вообще там никто погибнуть не мог, что дома стоят высоко над уровнем реки, и что еще есть чердак, еще есть крыша. Но когда я разговаривал с медиками, они говорили, что спастись в такой ситуации мало шансов.

А известно хотя бы, какое было примерно население этих деревень до потопа?

По конкретным деревням таких подсчетов нет. Известно, что из 27 миллионов, сейчас такая цифра считается, на штатный состав Красной Армии приходится только одна треть из этого числа.

Даже меньше.

Две трети – это мирное население. Мне военные говорили, что вообще не надо поднимать эту тему, потому что любой артобстрел – это гибель мирного населения.

Искандер, я вас прерву и прерву нашу программу на несколько минут пока пройдет выпуск новостей, после чего мы продолжим нашу беседу.

Еще раз добрый вечер, уважаемые слушатели. Мы продолжаем программу «Цена Победы», которую веду сегодня я, Виталий Дымарский. Напомню, у нас в гостях журналист, историк Искандер Кузеев, автор статьи «Потоп московский», опубликованной в сегодняшнем номере газеты «Совершенно секретно». И о тех событиях осени 1941 года, которые описывает Искандер Кузеев, мы беседуем с нашим гостем. Итак, мы остановились на том, что попытались выяснить, сколько же людей жили и сколько погибли в тех 30-40 деревнях, которые были затоплены по специальному приказу Верховного главнокомандования путем сброса воды из Истринского и других водохранилищ в конце 1941 года. Понятно, что такие подсчеты тяжелы, вряд ли мы найдем точное число. А вы не интересовались, сколько из этих деревень потом возродились? Сейчас они существуют или от них ничего не осталось и все было построено на новом месте?

Многие поселки, которые стояли практически на уровне воды, они были отстроены заново. Те деревни, которые были на более высоком месте, они были подтоплены и сохранились. Но там трудно тоже сказать, насколько они были подтоплены. Здесь я должен ответить оппонентам, которые уже высказывались по тому поводу, что затопления могло вообще не быть, что деревни на реке Сестра находятся очень низко над уровнем воды. Это связано с тем, что там не было паводкового затопления. Здесь я должен сделать небольшое отступление историческое. Река Сестра находится на трассе старого канала, который начал строиться еще во времена Екатерины, есть такое селение на реке Истра Екатерининские валы, и канал проходит через город Солнечногорск, он был не достроен в связи с тем, что отпала необходимость. Уже практически все готовы были сооружения. Это канал фактически на трассе Москва-Петербург. И когда построили Николаевскую железную дорогу, то строительство канала прекратилось, но были построены все гидротехнические сооружения – шлюзы, мельницы. И река Сестра до Солнечногорска, она вся была, как говорят речники, зашлюзована, там очень много стояло шлюзов, мельниц. И вот эти все старые гидротехнические сооружения не позволяли разливаться паводкам, поэтому деревни на этом пути судоходном. Одна деревня, где я побывал, например, называется Усть-Пристань, это на месте впадения Яхромы в Истру, и дома стоят очень низко, видно, что если подъем был 6 метров, то все это могло быть затоплены.

Понятно. Передо мной ваша статья лежит и я хочу зачитать диалог между Жуковым и Сталиным. Когда Сталин говорит, что через два дня все должно быть готово, ему Жуков возражает: «Товарищ Сталин, мы же должны эвакуировать население из зоны затопления». На что следует такой ответ Верховного главнокомандующего: «Чтобы информация просочилась к немцам и чтобы они послали к тебе свою разведроту? Это война, товарищ Жуков, мы сражаемся за победу любой ценой. Я уже отдал приказ взорвать Истринскую плотину. Даже свою дачу в Зубатово не пожалел. Ее тоже могло волной накрыть». Ну, это я так понимаю, не реальный диалог? Не то чтобы вымышленный, но реконструированный?

Это реконструкция, да.

Реконструкция по каким-то отдельным свидетельствам, видимо?

Да. Ведь поток из Истринского водохранилища практически доходил до Москва-реки и мог затопить все вот эти дачные поселки, дачи в Зубатово, которые на Рублевке и до Рублевской плотины. Уровень там 124 метра, а уровень Истры…

А, скажите, Искандер, разговаривали ли вы с какими-нибудь военачальниками, стратегами нашими, специалистами военного дела? Жертвы, цена Победы – это вопрос, который мы постоянно обсуждаем. А что касается просто чисто военной эффективности, это была эффективная мера для того, чтобы остановить немцев?

В общем-то, да. Ведь линия фронта от Калинина до Москвы сократилась фактически до двух точек – деревня Крюково, известная даже по песням, и Пермиловские высоты, где стоит памятник, кстати, единственный в России памятник генералу Власову.

До сих пор стоит?

Да. Там выбито его имя, он там командовал 20-й армией.

А, ну как один из, не отдельный ему памятник.

Да. Там потом появилась ударная армия Кузнецова, когда началось наступление, бронепоезд 73-й НКВД, еще какие-то воинские части, и в том числе 20-я армия.

Но ведь эту же операцию можно подать и по-другому, что другого выхода не было?

Ну да, и эта операция была не единственная такого рода. Ведь еще на другой стороне был другой диктатор…

Мы об этом еще поговорим, меня просто данная ситуация интересует. Можно еще и так сказать, вот как те сталинисты, которые вам возражают, ну, они оспаривают сам факт, а чего им оспаривать-то сам факт, ведь можно сказать, что другого выхода не было, да, это было тяжело, сопряжено с огромными жертвами, но это тем не менее оказалось эффективно.

В то же время, да, был риск, что война закончится в 1941 году, Гудериан уже получил приказ двигаться в сторону Горького. Должны были войска с севера и с юга где-то в районе Петушков сомкнуться…

Ну да, это известная вещь, что Гитлер уже решил, что Москва фактически пала и можно перебрасывать войска на другие направления.

Не задерживаться, а дальше идти. Была стратегия выбрана по линии «А», Астрахань-Архангельск.

Я хочу еще раз вернуться к вопросу о количестве жертв. Я еще раз сошлюсь на вашу статью, где вы пишете, что когда пытались выяснить зону затопления и хотя бы ориентировочное число жертв, то ваше внимание жители деревни обратили на другое. Я опять же процитирую, в данном случае цитата точная, раз вы сами ее слышали: «Видите тот холм? Там просто скелеты внавалку». И показали на небольшой холмик на берегу реки Сестры. «Там лежат каналоармейцы». Видимо, это люди, гулаговцы, которые строили этот канал. Я вот к чему это спрашиваю. Видимо, там, помимо деревень, помимо живых душ, там были какие-то захоронения, кладбища и так далее, которые тоже были все затоплены?

Скорее всего, кладбища-то были на правой стороне. В деревне Карманово, где мне говорили про каналоармейцев, я еще подумал, что ослышался, спрашиваю: «Красноармейцы?» – «Нет, каналоармейцы». Там ведь канал стал фортификационным сооружением и, собственно, всех строителей канала также можно считать людьми, которые стали жертвами этой войны, обороны Москвы. По разным источникам, в городе Дмитрове, подсчитывали научные работники в местном музее, там по их подсчетам от 700 тысяч до 1,5 миллионов человек погибли.

Погибли или были заняты на строительстве?

Погибли на строительстве, там массовые захоронения. Мне рассказывали в поселке Летчик-Испытатель, на берегу Икшинского водохранилища, сейчас там какие-то структуры заняли последнее колхозное поле, стали строить коттеджи на небольшом кургане, и там наткнулись на массовые захоронения. Недавно строители реконструировали Волоколамское шоссе, строилась третья нитка туннеля и развязка на пересечении улиц Свобода и Волоколамского шоссе, там под каждой опорой масса скелетов, там было кладбище, и была масса скелетов внавалку уже под самим каналов. Там, если человек падал, просто оступился, был приказ не останавливать никаких бетонных работ, все в непрерывном темпе, и люди просто гибли. Описан в литературе такой случай на строительстве 3-го шлюза, когда просто на глазах у всех человек проваливался в бетон.

Искандер, еще один вопрос. Есть такая версия, что когда советское руководство готовилось к эвакуации из Москвы и когда считалось, что Москву придется сдать немцам, был план вообще-то затопления самого города Москвы?

Да, об этом мне тоже говорили исследователи, которые связаны с этой темой. Есть такая Химкинская плотина между Ленинградским шоссе и коттеджным поселком нынешним Покровское-Глебово в парке Покровское-Глебово. Эта плотина держит весь каскад водохранилищ к северу от Москвы – Химкинское, Пироговское, Клязьминское, Пестовское, Учинское и Икшинское, находится на уровне 162 метра, как и все водохранилища, вода в Москве-реке находится в центре города на уровне 120 метров, то есть перепад 42 метра, и там, как мне рассказывали, была заложена тонна взрывчатки, включая эту плотину и ее мертвый объем, который уже ниже сброса паводковых вод, ниже сброса той речки Химки, который из нее вытекает, и вот этот поток мог просто обрушиться на столицу. Я разговаривал с ветераном, бывшим руководителем канала, мы сидели на третьем этаж здания рядом с 7-м шлюзом на пересечении как раз Волоколамского шоссе и улицы Свободы, он говорит: «Вот, мы сидим на третьем этаже, поток как раз, по нашим расчетам, именно до этого уровня мог подняться». А дальше масса даже высотных строений практически была бы затоплена.

Но никаких документальных подтверждений этих планов нет, как я понимаю? Есть только такие свидетельства людей устные?

Да. И там же мне рассказывали, когда разбирали мост через Клязьминское водохранилище старый, сейчас там построен новый мост на Дмитровском шоссе, и там уже в 80-х годах находили взрывчатку в огромных количествах.

Которая, судя по всему, была предназначена именно для взрыва.

Для взрыва моста. А здесь эта территория закрытая, там еще в 80-х годах можно было проехать по этой плотине, причем стоял «кирпич» и написано было с «20.00 до 8.00», то есть на вечернее время только закрывалась дорога, а сейчас она полностью закрыта, огорожена забором, колючей проволокой и эта местность абсолютно недоступная.

Собственно, когда мы говорим, что нет документальных свидетельств, документальных подтверждений, можно еще и предположить, что мы просто не ко всем документам имеем доступ, потому что, как известно, у нас архивы раскрываются, но очень лениво, я бы сказал.

И эта история в виде легенды долгое время ходила и приписывалось, что это была идея Гитлера после прихода немцев затопить Москву. Пьеса была такая у Андрей Вишневского «Москау зее», «Московское море». Такая реконструкция, когда после победы Гитлера на лодках прогуливаются…

Это как бы чисто пропагандистский был ход, что Гитлер собирался затопить.

Ну, да.

А, может, это была некая подготовка к тому, что сами могли затопить.

Да, трансформация реальных событий.

Кстати, сам товарищ Гитлер ведь тоже подобную операцию затеял в Берлине.

Да, здесь, по этим операциям, видно, что очень мало разницы между двумя такими диктаторами, когда речь идет о спасении собственной жизни, то диктатор готов пожертвовать жизнями собственного народа. В фильме «Освобождение» был такой эпизод, когда были открыты шлюзы на реке Шпрее и заслонки…

Да, и актер Олялин, игравший там капитана Цветаева.

Который там погиб геройски. По-разному можно относиться к этому фильму, тоже во многом пропагандистскому, но там была потрясающая сцена, когда немцы, буквально пять минут назад бывшие противниками, они вместе выносили раненых, вместе держали линию оцепления, чтобы первыми могли выйти женщины и дети, это на станции «Унтер ден Линден», прямо рядом с Рейхстагом.

Кстати, про фильм «Освобождение» я мог бы сказать, что, да, действительно его воспринимают и совершенно, наверное, справедливо как фильм в первую очередь пропагандистский, но там достаточно много воспроизведено реальных событий войны, из которых каждый человек непредвзятый может сделать собственные выводы. Я помню, например, очень много эпизодов из фильма «Освобождение», которые меня наводили на мысли совершенно, может быть, не те, на которые рассчитывали авторы фильма. И по поводу того, как товарищ Сталин отдавал приказы брать те или иные города любой ценой и так далее. Поэтому это тоже имеет свою, так сказать, может быть, историческую даже ценность, этот фильм. Кстати, по-моему, не только в Берлине готовилось затопление. Мне кажется, что еще где-то, по-моему, в Польше был вариант затопления города? Нет, там взрыв был, там взорвать, по-моему, хотели Краков полностью.

Насчет Кракова, я думаю, это, скорее, тоже из области легенды, потому что Краков стоит очень высоко…

Там, действительно, там не затопление было. Во-первых, спасибо вам, что вы приоткрыли, хотя, может быть, не полностью еще, но приоткрыли еще одну страницу истории войны. В какой степени вам показалось, что вы ее приоткрыли, и сколько еще закрытого в этой странице?

Ой, очень много закрытого. Вообще, очень интересная тема отношения военного руководства к мирному населению. Буквально на днях были опубликованы мемуары режиссера театра Мейерхольда Александра Нестерова. Это такой титанический подвиг московского поэта Германа Лукомникова, у которого оказались истлевшие, буквально собранные по клочкам дневниковые записи времен войны, 1941-42 годы, в Таганроге. И когда я читал эти дневниковые записи Нестерова, у меня просто волосы вставали дыбом. Мне казалось, что я читаю отрывки из «1984» Оруэлла, когда на город Лондон систематически сбрасываются бомбы, гибнут люди при артобстрелах. Гибли русские люди, обстреливались всю зиму 1941 года и летом 1942-го, обстреливался город, его жилые кварталы, гибли люди, обстреливались и сбрасывались бомбы на жилые дома. Прифронтовой город Ростов несколько раз сдавался и занимался снова советскими войсками. И из этих дневниковых записей видно отношение людей к этому: «Большевики сбросили бомбы, большевики обстреливали город».

То есть обе стороны воевавшие с мирным населением не считались, можно сделать вывод такой, я думаю. Кстати, если посмотреть на потери во Второй мировой войне, причем не только Советского Союза, но и всех участников с обеих сторон, как антигитлеровской коалиции, так и сторонников Германии, то можно посмотреть, что чисто военные потери – соотношение, конечно, в каждой стране свое, все зависит от степени участия в войне – но мирных жителей погибло намного больше, чем на полях сражений.

Да. В то же время я не слышал, чтобы, например, немцы бомбили занятый советскими войсками Кенигсберг. Такого не было.

Ну, есть, конечно, примеры такого человекосбережения. К ним тоже, наверное, можно по-разному относиться. Многие, например, считают, что те же французы, уступив Гитлеру достаточно быстро, мы знаем, там сопротивления практически не было, что тем самым они просто сберегали жизни людей и сберегали города, тот же Париж, условно говоря, занятый немцами, он остался таким, каким и был. И существует еще много дискуссий до сих пор на тему блокады Ленинграда. Это тяжелая тема. Там безумное количество людей. Во-первых, что этой блокады можно было избежать, если бы вели более мудрую, что ли, более рациональную хотя бы политику в отношениях с Финляндией, с одной стороны.

А если бы не начали 22 июня бомбить Хельсинки?

Ну да, там сложная история.

И ни в одном из оккупированных городов ведь не было такой ситуации, как в Ленинграде. В мемуарах Гудериана я читал, его записи, где он говорил о снабжении продуктами, что вывешены объявления, что продукты есть в достаточном количестве, чтобы население не беспокоилось в Орле, например.

Так что людьми жертвовали без оглядки без всякой, без подсчетов. И я уж так, может быть, даже отвечая не напрямую многим нашим слушателям, которые часто пишут нам, зачем мы об этом, о том, о сем, я еще раз хочу напомнить, что у нас программа о цене Победы. Цена Победы, подчеркиваю слово «цена», могла быть другой, по нашему мнению. И цена Победы, которая в первую очередь выражается числом погибших, числом человеческих жизней, отданных и положенных на алтарь этой Победы. И просто чтобы разобраться в этом, потому что победа любой ценой очень часто бывает, мне кажется, пирровой победой. Во всяком случае надо уметь критически смотреть на свое прошлое и как-то понимать его. Искандер, как у нас говорят в интервью с писателями, ваши творческие планы? Будете ли вы продолжать эту тему? Будете ли вы ей еще заниматься, какие-то расследования, исследования?

В следующем номере мы планируем продолжение этой темы именно по Подмосковью. Думаю, те мемуары Нестерова, которые буквально на днях опубликованы в Интернете, они заслуживают того, чтобы о них поговорить отдельно. Это очень интересно. Это чудо, что сохранились такие записи. Ведь это опасно было их хранить. Там есть, например, такая запись: «Жители Таганрога празднуют годовщину освобождения города от большевиков». Это чудо, что такие записи сохранились.

Чудо, что они сохранились в руках частных лиц, потому что, я думаю, что такого рода свидетельств достаточно много. Другое дело, что они все попали, как в свое время говорили «куда надо». Я думаю, что многие слушатели, наверное, помнят, я сейчас провел несколько программ с исследователем из Великого Новгорода, который занимается коллаборационизмом во время войны. И там очень много документов. Я даже ездил в Великий Новгород и видел, что очень много документов, сохранившихся с той поры, где очень много свидетельств того, как все это происходило. Оккупация – это тоже очень тяжелая такая тема. Так что какие-то документы, свидетельства есть.

Ведь Новгород – город, который практически четыре года был оккупирован.

Поменьше, там Псков, по-моему, дольше всех был под немецкой оккупацией. Ну, хорошо, я благодарю Искандера Кузеева за нашу сегодняшнюю беседу. А с вами, уважаемые слушатели, мы прощаемся до следующей нашей программы. Всего доброго, до свидания.
Оригинал взят у v_n_zb в Жестокая правда: почему немцы не взяли Москву в 41-м
Оригинал взят у yurayakunin в Прочесть обязательно всем! Жестокая правда: почему немцы не взяли Москву в 41-м


brenik.livejournal.com

Разгром немецко-фашистских войск под Москвой 1941г

Героическая оборона столицы

В конце сентября 1941 г. гитлеровцы перешли в генеральное наступление на Москву. На этом направлении действовало 77 отборных немецко-фашистских дивизий (более 1 млн. солдат). Противник возобновил также наступление на юге-в районе Ростова-на-Дону- и на северо-западе - в районе Тихвина. На всем огромном фронте от Ладожского озера до Азовского моря снова разгорелись напряженные боевые действия. Решающие события происходили на московском направлении.

Располагая большим перевесом в силах противник прорвал на нескольких участках нашу оборону и 7 октября в районе Вязьмы окружил часть сил Западного и Резервного фронтов. В течение недели окруженные войска, испытывая острую нехватку в оружии и боеприпасах, мужественно отражали яростные атаки. Многие советские бойцы пали смертью храбрых. Значительной части войск удалось прорваться на восток. Своей героической борьбой находившиеся в окружении соединения и части сковали 28 вражеских дивизий, рвавшихся к Москве. За это время были приняты срочные меры по созданию обороны на Можайской позиции.Враг захватил Калинин, Волоколамск, Можайск, Орел, подошел к Туле. Фашистские главари готовились к торжественному параду на Красной площади. Угроза столице возрастала с каждым днем. Для усиления обороны Москвы Ставка Верховного Главнокомандования перебрасывала на это направление соединения и части с других фронтов. Войска Западного и Резервного фронтов были объединены в новый Западный фронт под командованием генерала армии Г. К. Жукова. Вновь сформированным Калининским фронтом стал командовать генерал-полковник И. С. Конев.

19 октября Государственный Комитет Обороны объявил Москву на осадном положении, призвал всех трудящихся соблюдать порядок и спокойствие, оказывать всемерную помощь войскам Красной Армии. Центральный Комитет партии и Советское правительство решили ни при таких условиях не сдавать Москву.

Вся страна помогала защитникам столицы. Из Сибири, Казахстана, с Дальнего Востока прибывали новые дивизии. Опасность, нависшая над великим городом, волновала всех советских людей. Участники героической обороны Ленинграда писали москвичам: «В этот грозный час наши мысли с вами, с нашей родной Москвой».

1 Врагу противостояли войска Западного, Резервного и Брянского фронтов, в составе которых было окаю 800 тыс. человек. В предшествовавших боях эти войска понесли значительные потерн и за короткий срок не смогли создать прочную оборону.

Исключительно важную роль в обороне столицы сыграла Московская партийная организация. Под ее руководством все население поднялось на защиту Москвы. Круглосуточно строились оборонительные рубежи:отрывались противотанковые рвы, ставились надолбы, делались лесные завалы, сооружались долговременные огневые точки (доты). Фронтовая Москва превращалась в неприступную крепость.

Еще в первый месяц войны Московская партийная организация сформировала 12 дивизий народного ополчения численностью 120 тыс. человек. Почти половину из них составляли коммунисты и комсомольцы. Десятки тысяч москвичей вступили в истребительные батальоны и войска противовоздушной обороны. Дивизии народного ополчения вместе с регулярными войсками Красной Армии стойко защищали родную столицу.

Рабочие напрягали все силы, чтобы обеспечить войска вооружением и боеприпасами. Колхозное крестьянство Подмосковья собрало тысячи тонн хлеба и другого продовольствия для защитников столицы. Трудящиеся Москвы и Московской области с честью выполняли свой долг перед Родиной.

В захваченных врагом районах Подмосковья действовали партизанские отряды. Они уничтожали оккупантов и предателей, взрывали военные склады, мосты, пускали под откос вражеские эшелоны с войсками и боевой техникой, рвали линии связи. В партизанских отрядах было много комсомольцев. Следуя примеру коммунистов, они смело шли на выполнение самых трудных заданий.

В селе Петрищево гитлеровцы схватили комсомолку-партизанку Зою Космодемьянскую, подвергли ее истязаниям, требуя сведений о партизанах. Но 18-летняя девушка, вчерашняя школьница, молчала. Она не назвала даже своего настоящего имени. Фашистские палачи казнили ее.

В середине октября начались упорные бои под Можайском. Здесь 18 октября только один артиллерийский полк уничтожил 39 немецких танков. На волоколамском направлении за пять дней боев советские артиллеристы уничтожили 81 танк. В конце октября советским войскам ценой героических усилий удалось остановить гитлеровцев. Понеся большие потери, противник был вынужден перейти к обороне.

6 ноября 1941 г., накануне 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, несмотря на близость фронта, состоялось торжественное заседание Московского Совета с представителями партийных и общественных организаций столицы. Оно проходило на станции метро «Площадь Маяковского». С докладом выступил И. В. Сталин. Утром 7 ноября на Красной площади состоялся военный парад.В полной боевой готовности проходили мимо Мавзолея В. И. Ленина бойцы и командиры, преисполненные решимости разгромить врага на подступах к Москве. Прямо с Красной площади войска отправлялись на фронт. У советского народа еще больше окрепла уверенность в победе над врагом.

В середине ноября гитлеровцы, подтянув крупные резервы, возобновили наступление. Они нанесли два удара в обход Москвы: с севера - на Клин и с юга - на Тулу. И на этот раз перевес в силах был на стороне захватчиков..

На фронте от Калинина до Тулы начались кровопролитные бои. Советские войска сражались с исключительным упорством. Непоколебимую стойкость проявили солдаты и офицеры 316-й стрелковой дивизии генерала И. В. Панфилова. В течение 16 ноября они отразили несколько сильных атак противника, рвавшегося к Москве по Волоколамскому шоссе. В этот день у разъезда Дубосеково 28 воинов разных национальностей - русские, украинцы, казахи, киргизы - вступили в бой против 50 немецких танков. Политрук роты В. Г. Клочков, вдохновляя бойцов на подвиг, произнес бессмертные слова: «Велика Россия, а отступать некуда - позади Москва!»

Четыре часа длился бой. Герои уничтожили 18 танков и много гитлеровцев. Но атаки продолжались. В критическую минуту раненый политрук, жертвуя жизнью, бросился со связкой гранат навстречу фашистскому танку и подорвал его. Почти все боевые товарищи Клочкова тоже погибли, но не отступили. Доблестные воины были удостоены звания Героя Советского Союза.

В напряженные дни битвы под Москвой советские войска перешли в наступление на северо-западе - в районе Тихвина - и на юге - под Ростовом-на-Дону. Здесь бои закончились разгромом крупных группировок противника и освобождением этих городов.

Неся тяжелые потери, фашистские дивизии медленно продвигались к Москве. На северном участке фронта они во второй половине ноября захватили Клин, Рогачев, на центральном направлении подошли к Звенигороду. В отдельных местах враг приблизился к Москве на 25-30 км. Немецкие генералы докладывали Гитлеру, что в бинокль уже видны кремлевские башни. Но в это время отборные немецко-фашистские дивизии были уже обескровлены, их наступательные возможности исчерпаны. Вражеский план захвата Москвы провалился.

 

Разгром врага под Москвой.

р В конце ноября советские войска, получившие . подкрепления, в районе Крюкова, Каширы и на других участках фронта нанесли фашистам сильные контрудары. В начале декабря противник был вынужден перейти к обороне.

5-6 декабря войска Калининского, Западного и Юго-Западного (Юго-Западным фронтом командовал маршал С. К. Тимошенко) фронтов перешли в контрнаступление. Под сокрушительными ударами советских войск противник начал отступать, бросая боевую технику, оружие, тысячи убитых и раненых. Германская армия, завоевавшая почти всю Западную Европу, впервые терпела поражение.

Продвигаясь с боями на запад, наши воины видели следы страшных гитлеровских злодеяний - разрушенные города, сожженные села, трупы советских людей на виселицах, оскверненные памятники русской национальной культуры. Фашистские варвары разрушили и разграбили Дом-музей П. И. Чайковского в Клину, Яснополянский музей Л. Н. Толстого, в Истре взорвали Ново-Иерусалимский храм - знаменитый памятник старинной архитектуры, созданный великим русским зодчим М. Ф. Казаковым.

Охваченные наступательным порывом и ненавистью к врагу, советские воины сражались героически. Бессмертный подвиг совершил коммунист сержант 185-й дивизии В. В. Васильковский. В бою за деревню Рябинка, спасая товарищей, он закрыл своим телом амбразуру вражеского дзота. Бойцы бросились в атаку и овладели деревней. В дни грозных испытаний каждый воин понимал, что от него зависит будущее страны, и готов был жертвовать жизнью ради победы.

Советские войска, участвовавшие в контрнаступлении под Москвой, не имели численного превосходства над противником. Не перевес в силах, не морозы остановили гитлеровских захватчиков после их прорыва на московском направлении. Им преградили путь советские люди. Ленинские идеи о защите социалистического Отечества, справедливые цели борьбы вдохновляли бойцов и командиров на беспримерные подвиги.

В ожесточенных сражениях Красная Армия разгромила фланговые группировки противника, угрожавшие Москве с севера и юга, освободила Калинин, Клин, Калугу, Елец, тысячи сел и деревень. В декабре было разбито 38 вражеских дивизий. Группа армии «Центр» потерпела серьезное поражение. Непосредственная угроза Москве была устранена.

За время зимнего наступления, закончившегося в апреле 1942 г., Советские Вооруженные Силы отбросили врага на 100- 350 км, освободили Московскую, Тульскую и Рязанскую области, многие районы Ленинградской, Калининской, Орловской, Смоленской, Курской, Харьковской, Донецкой областей и Керченский полуостров Крыма. Всего было освобождено свыше 60 городов и 11 тыс. других населенных пунктов; из фашистской неволи были вызволены миллионы советских граждан.

В течение зимы противник потерял на советско-германском фронте 400 тыс., а с начала войны - около 1 млн. человек.

 

Историческое значение битвы под Москвой.

Битва под Москвой имела огромное военно политическое и международное значение. Она, убедительно свидетельствовала о могуществе Советского Союза и его Вооруженных Сил. Одержанная победа явилась решающим событием первого года Великой Отечественной войны, первым крупным поражением гитлеровцев во второй мировой войне. Победоносно завершив эту великую битву, Красная Армия окончательно похоронила гитлеровский план «молниеносной войны», развеяла миф о непобедимости германской армии.

Для восстановления потерь, понесенных на советско-германском фронте, фашистскому командованию пришлось перебросить на Восток из других стран и самой Германии около 40 дивизий. Красная Армия захватила инициативу в ведении боевых действий. Враг был вынужден перейти к обороне.Историческая победа Красной Армии вызвала огромный политический и трудовой подъем в стране, явилась новым источником массового героизма советских людей на фронте и в тылу. Эта победа вдохновила также свободолюбивые народы мира на борьбу с фашизмом, вселила в них уверенность в конечной победе над врагом и оказала большое влияние на последующий ход второй мировой войны.

Разгром гитлеровских войск под Москвой способствовал сплочению и оформлению антифашистской коалиции государств и народов. Под давлением трудящихся масс правительства Англии и США еще в первые дни войны заявили о своей поддержке Советского Союза в его борьбе против гитлеровской агрессии. 12 июля 1941 г. СССР и Англия заключили соглашение о совместных действиях в войне против Германии. 2 августа правительство США заявило, что оно будет оказывать СССР экономическое содействие. Так была заложена основа антифашистской коалиции в составе СССР, Англии и США. К лету 1942 г. эта коалиция уже объединяла 28 стран.

  1. В мае 1942 г. СССР и Англия подписали договор о союзе в воине против фашистской Германии, о сотрудничестве и взаимной помощи после войны.
  2. В июне было подписано советско-американское соглашение «О принципах, применяемых к взаимной помощи в ведении войны против агрессий».

В опубликованных коммюнике сообщалось, что была достигнута полная договоренность об открытии Англией и США в 1942 г. второго фронта в Европе.

Однако на деле правительства западных держав затягивали открытие второго фронта. Их цель состояла в том, чтобы переложить всю тяжесть войны на плечи нашего народа, руками Красной Армии подорвать силы фашистской Германии, одновременно ослабить Советский Союз, а после войны продиктовать свои, империалистические условия мира.

Вместо открытия второго фронта в Европе Англия и США предприняли вторжение в Северную Африку. Боевые действия продолжались также на Средиземном море, в Атлантике и в бассейне Тихого океана. Но по размаху, напряжению и результатам эти военные операции не шли ни в какое сравнение с грандиозными сражениями на советско-германском фронте, который был главным, решающим фронтом второй мировой войны.

 

О введении осадного положения в Москве

Постановления Государственного Комитета Обороны 19 октября 1941 г.

  • 1. Ввести с 20 октября 1941 г. в городе Москве и прилегающих к городу районах осадное положение.
  • 2. Воспретить всякое уличное движение как отдельных лиц, так и транспортов с 12 часов ночи до 5 часов утра, за исключением транспортов и лиц, имеющих специальные пропуска от коменданта г. Москвы, причем в случае объявления воздушной тревоги передвижение населения и транспортов должно происходить согласно правил, утвержденных московской противовоздушной обороной и опубликованных в печати...
  • 4. Нарушителей порядка немедля привлекать к ответственности с передачей суду Военного трибунала, а провокаторов, шпионов и прочих агентов вра-а, призывающих к нарушению порядка, расстреливать на месте.

Государственный Комитет Обороны призывает всех трудящихся столицы соблюдать порядок и спокойствие и оказывать Красной Армии, обороняющей Москву, всяческое содействие...

«Правда», 20 октября 1941 г.

Из сообщения Совинформбюро о провале немецкого плана окружения о взятия Москвы 12 декабря 1941 г.

С 16 ноября 1941 г. германские войска, развернув против Западного фронта 13 танковых, 33 пехотных и 5 мотопехотных дивизий, начали второе генеральное наступление на Москву...

До 6 декабря наши войска вели ожесточенные оборонительные бои, сдерживая наступление ударных фланговых группировок противника и отражая его вспомогательные удары на истринском, звенигородском и наро-фоминском направлениях. В ходе этих боев противник понес значительные потери...

6 декабря 1941 г. войска нашего Западного фронта, измотав противника в предшествующих боях, перешли в контрнаступление против его ударных фланговых группировок. В результате начатого наступления обе эти группировки разбиты и поспешно отходят, бросая технику, вооружение и неся огромные потери...

В итоге за время с 16 ноября по 10 декабря сего года захвачено и уничтожено, без учета действий авиации: танков- 1434, автомашин-5416, орудий -575, минометов -339, пулеметов -870. Потери немцев только по указанным выше армиям за это время составляют свыше 85 000 убитыми...

«Сообщения Советского информбюро», т. 1. М., 1944, стр. 407-409.

  • < Все для фронта, все для победы
  • -> Сталинградская битва - начало коренного перелома в войне 1942г >

hist-world.com

Московская битва и ее последствия

К концу сентября 1941 г. вермахт преодолел сопротивление советских войск в Смоленском сражении. Скрытно сосредоточив более половины войск, находящихся на советско-германском фронте, немцы предприняли наступление на Москву.

Группа «Центр» начала осуществлять тщательно разработанный план «Тайфун». Немцам удалось прорвать сильно растянутую оборону советских войск. Глубоко вклинившись в тылы, они окружили две советские армии под Брянском и четыре под Вязьмой. В плен попали более 660 тыс. солдат.

Резервов за первой линией обороны у наших войск не было, и противник имел реальную возможность беспрепятственно выйти к Москве. Однако, героически сражаясь в окружении, советские войска в течение нескольких недель сковывали силы 28 дивизий противника.

Ценой огромных жертв было выиграно время для организации обороны Москвы. Из окружения удалось вырваться лишь малой части войск.

С каждым днем положение под Москвой становилось все более драматичным. Гитлеровские войска вплотную подошли к городу (на некоторых участках - на расстояние 20-30 км).

К началу декабря 1941 г. немцам удалось выйти к каналу Москва-Волга и, перейдя его, занять Химки. С востока немцы форсировали р. Нару и вышли к Кашире. 8 октября ГКО принял решение об эвакуации значительной части правительственных учреждений и предприятий. В Москве началось создание ополчения, город перешел в осадное положение.

Понимая, что в войне настал самый ответственный момент, Сталин назначил на пост главнокомандующего Западным фронтом Г.К. Жукова.

К концу ноября 1941 г. немцам удалось взять г. Клин. Однако на этом их продвижение было остановлено. Передовые танковые соединения фашистов значительно оторвались от тылов. Фронт растянулся настолько, что передовые части германской армии утратили пробивную способность. Наступившие холода стали причиной отказа техники.

На ход битвы повлияла неподготовленность немецких войск к ведению боевых действий в условиях северной зимы. Отчаянное сопротивление и героизм советских солдат оказали огромное психологическое давление на наступательный порыв немцев. В этом заключался тактический просчет немецкого командования.

Несмотря на тяжелое положение на фронте, 7 ноября 1941 г. на Красной площади состоялся военный парад. Сталин выступил с патриотической речью. Это произвело колоссальное впечатление на советских граждан, вселив в них уверенность в победе. С парада войска шли на передовую.

В октябре под Москву были переброшены части из глубины страны. Ставка, получив данные разведки о нежелании Японии вступать в войну с СССР, решилась на переброску войск с Дальнего Востока.

В оборонительных сражениях наши войска измотали противника. Девизом обороняющихся стали слова политрука Василия Клочкова: «Велика Россия, а отступать некуда - позади Москва».

В это время удалось сформировать три новые армии, которые должны были нанести удар, когда противник будет полностью изнурен. Жуков предложил без паузы в оборонительных боях перейти в контрнаступление.

Перед войсками ставилась задача разгромить ударные группировки армии «Центр» и устранить угрозу захвата Москвы.

Ночью с 5 на 6 декабря части Красной армии начали мощное контрнаступление по всему фронту, которое стало полной неожиданностью для германского командования.

В ходе этого наступления немецкие войска были отброшены на 120-150 км от столицы.

В течение декабря они потеряли убитыми свыше 120 тыс. солдат и офицеров. Красная армия освободила Калугу и Тверь.

Впервые за все предшествующие военные кампании фашистские войска понесли такие большие потери. Наконец был развеян миф об их непобедимости.

ПОМОГЛО? ЛАЙКНИ!

 

historynotes.ru

"Затопить вместе с населением". 1941-й. Немцы под Москвой - История и археология - История в иллюстрациях

"Если бы с запасных путей станции Москва-Рязанская-товарная ушел спецпоезд в Куйбышев (Самару) с единственным пассажиром и его челядью, в Москве с приходом противника взорвали бы Химкинскую плотину, которая отделяет акваторию Химкинского водохранилища от вытекающей из него через парк «Покровское-Глебово» речки Химки. Уровень водохранилища – 162 метра, уровень Москвы-реки в центре Москвы – 120 метров. Сорокаметровый напор с объемом воды шести водохранилищ от Москвы до Икши смел бы все на своем пути, уничтожая все здания и сооружения вместе с их обитателями на протяжении десятков километров." 

 

Потоп московский

 

К концу ноября 1941 года немцы практически окружили Москву. На западе были взяты Можайск, Нарофоминск, Малоярославец. С юга наступала 2-я танковая армия Гудериана. 53-й армейский корпус двигался к Серпухову, окружая с севера Тулу, на подступах к которой стояла дивизия Штеммермана. 17-я бронетанковая дивизия 24-го корпуса выдвигалась к Кашире, а войска 47-го корпуса вели бои на подступах к Рязани.

 

Уже под парами стоял литерный состав, готовый отвезти Сталина на безопасное расстояние от фронта в Куйбышев. Гудериан получает приказ двигаться в направлении Горького, замыкая кольцо окружения вокруг Москвы с юга в районе Петушков. Однако когда он подошел к Коломне, наступление захлебнулось. 

 

И что странно: еще не подошли к Москве сибирские дивизии, а Сталин уже перебрасывает войска с севера Подмосковья на юг. Хотя только что командующий Западным фронтом Георгий Жуков просил Верховного о подкреплениях на севере, на линии Крюково-Рогачево.

 

При этом на севере Подмосковья, несмотря на оголенный фронт, никакого движения не происходит. Группой армий «Центр» под командованием фельдмаршала фон Бока давно взят Калинин, стоит сорокаградусный мороз, свободен ледяной покров Московского моря (Иваньковское водохранилище), никаких войск на противоположной стороне Волги у Калининского фронта практически нет. 

 

Войска фон Бока стоят на линии Клин-Рогачево-Дмитров и дальше не двигаются. Стоят как заколдованные, несмотря на то, что боестолкновения происходят только в двух точках: у деревни Крюково (Зеленоград) и около Яхромы, где танковым армиям противостоит лишь отдельный бронепоезд №73 войск НКВД и бойцы 20-й армии генерала Власова. 

 

На Волоколамском направлении немцами преодолен рубеж Дубосеково, но танковые дивизии 46-го корпуса тоже не идут к Москве по Волоколамскому шоссе! Тяжелая артиллерия 2-й бронетанковой дивизии 4-й армии вермахта стоит в Красной Горке (22 км от Кремля). Артиллеристы рассматривают в бинокль центр столицы, но дальше тоже не двигаются, хотя никакого фронта уже нет. Местные жители спокойно идут в сторону Москвы, садятся в автобус у лианозовских бараков Кропивницкого (станцию метро «Алтуфьево» еще не построили) и едут в центр – сообщать о тяжелых орудиях противника, направленных на Кремль. 

 

Сталин, кстати, к концу ноября уже не думает о переезде в Куйбышев, за Волгу.

 

Пленные немцы под Москвой

Стена

 

Есть во всей этой ситуации что-то мистическое. Словно Сталин выстроил какую-то непроходимую стену на северо-западе Подмосковья. Но «стена» эта была настолько секретной, что до сих пор в официальной советской историографии о ней нет ни слова. Возникла она чуть ли не мгновенно. Потому что случайные появления солдат противника на территории Москвы все же происходили. 

 

– Наше здание находится на самой высокой точке холма у 8-го шлюза канала, откуда видно далеко вокруг, – рассказывает ветеран управления канала «Москва-Волга» (сейчас – ФГУП «Канал имени Москвы») Валентин Барковский. – Помню, сотрудники, работавшие еще с войны и дежурившие тогда на крыше, рассказывали, как немецкий танк остановился на Сходненской улице, на Западном мосту через Деривационный канал (между нынешними станциями метро «Тушинская» и «Сходненская». – И.К.). Открылся люк, из которого выглянул офицер вермахта с полевым блокнотом, огляделся вокруг, что-то записал в блокноте и уехал в сторону Алешкинского леса.

 

Другое появление немцев в Москве – 30 мотоциклистов в километре от станции метро «Сокол». Мотоциклисты ехали по Ленинградскому шоссе. Два пулеметчика на мосту, названном позже мостом Победы, приняли неравный бой и остановили нападавших. 

 

– Ехали мотоциклисты со стороны Химок, – вспоминает тот эпизод Валентин Барковский. – Предыдущий мост (через канал) они миновали благополучно (погода была нелетная, и замерзшие солдаты гоняли мяч на берегу канала). 

 

Но как тот единственный взвод попал туда, если фронт держался у деревни Крюково? Случайно прорвались сквозь какую-то «стену», возникшую на пути 5-го бронетанкового корпуса СС, подходившего к Москве по Волоколамскому шоссе после боев у разъезда Дубосеково?

 

Стена действительно возникла моментально. То была стена из… воды. Потоки воды из Истринского водохранилища, смывшие не только наступавшие танки и пехоту 52-й армии, но и многочисленные деревни вдоль реки Истры, густонаселенные кварталы на окраине города Истра, в поселке Павловская Слобода. На бревнышки разлетались хрупкие крестьянские избушки, унося с потоком стариков, женщин и младенцев. Разлетались в щепки рабочие бараки в Павловской слободе. Чудом уцелевшие домики оказались затопленными водой с густой ледяной крошкой и осколками больших льдин.

 

Ужасная картина не вошла в опубликованные мемуары советских военачальников. Подробности остались лишь в единственном секретном издании «Разгром немецких войск под Москвой» под общей редакцией маршала Шапошникова, подготовленного Генштабом Красной армии и выпущенный Воениздатом НКО СССР в 1943 году. В послевоенные годы гриф «секретно» был снят и заменен на другой – «для служебного пользования». Секретное издание пролежало в спецхране до 2006 года.

 

Вот скупые описания возведения «стены». Пишет маршал Шапошников: «24 ноября немцы вплотную подошли к рубежу Истринское водохранилище, река Истра. С приближением немцев к этому рубежу водоспуски водохранилища были взорваны (по окончании переправы наших войск), в результате чего образовался водяной поток высотой до 2,5 м на протяжении до 50 км к югу от водохранилища. Попытки немцев закрыть водоспуски успехом не увенчались».

 

Вероятно, танки на Сходненской и взвод на Ленинградке – как раз те, кто успел проскочить до взрыва плотины.

 

Маршал Шапошников поскромничал насчет высоты водного потока. Уровень Истринского водохранилища – 168 м над уровнем моря. Течение реки Истры за плотиной находится на урезе в 143 метра, в Павловской Слободе – 134 метра. Напор огромного объема воды шел, как пишет Шапошников, на 50 километров, то есть до Москвы-реки (уровень которой при впадении Истры, чуть выше Рублевской плотины, составляет 124 метра). 

 

Таким образом, высота потока, смывавшего все на своем пути, составляла не менее 25 метров (заряд был заложен в основание водоспусков, затронув и так называемый мертвый объем, который остается в водохранилище при плановых весенних сбросах паводковых вод). Если учитывать падение потока до Москвы-реки, суммарный напор достигает сорока метров.

 

Но взрыв плотины имени Куйбышева (так называется плотина Истринского гидроузла) все же не объясняет стояние немцев к северу от Москвы, когда все резервы Ставки были брошены на юг, против армии Гудериана. Скудные сведения о событиях, последовавших за взрывом 24 ноября на Истре, упоминавшиеся в той же книге под редакцией маршала Шапошникова, исследования немногочисленных энтузиастов (Валентин Барковский, Михаил Архипов), свидетельства оставшихся в живых очевидцев позволяют составить из мозаичных осколков более или менее стройную картину происходившего.

Выглядит она примерно так.

 

Затопить вместe с населением

 

– Товарищ Сталин, фон Бок наступает по всему фронту. Взят Калинин, Клин. Танки – в Рогачеве, мы оставили Яхрому! – докладывает Верховному командующий Западным фронтом Георгий Жуков. – Сибирские дивизии подойдут к Загорску (Сергиев Посад. – И.К.) только через неделю. Еще столько же времени уйдет на их развертывание по фронту. На Западном фронте срочно нужны пополнения.

 

– Успокойся, товарищ Жуков! – ласково говорит Верховный главнокомандующий. – Вот тебе в подкрепление два бойца! Знакомьтесь: товарищ Федоров, товарищ Фрадкин. Ладно, вот тебе, товарищ Жуков, еще один боец – товарищ Жданов. Почти что наш ленинградский полководец. Только на этот раз Владимир Сергеевич. 

 

Жуков стоял, ничего не понимая и не зная, как реагировать на шутку Верховного. Но Сталин не шутил. Он вызвал к себе начальника Иваньковской ГЭС Георгия Федорова, главного энергетика канала «Москва-Волга» Бориса Фрадкина и главного инженера Владимира Жданова.

 

– Если быстро сбросить воду Иваньковского водохранилища, лед будет проламываться и ледяная поверхность будет непроходимой не только для танков, но и для пехоты противника! – начал докладывать Федоров. – Вода уйдет быстро. Напор – 12 метров. У Калинина – 124 метра, ниже плотины – 112. 

 

– Сбрасывая воду с подмосковных водохранилищ – Икшинского, Пестовского, Пяловского, Пироговского, Клязьминьского, Химкинского, мы таким же образом взломаем ледяной покров по всему зеркалу воды и обеспечим непроходимую для противника полосу от Дмитрова до северной границы Москвы, – поддержал коллегу Жданов.

 

– Куда будете сбрасывать воду? В Москву? – со зловещим прищуром оборвал его Верховный.

 

– У нас есть Яхромский водосброс. На реке Волгуше, это приток Яхромы, – подходя к карте, объясняет Жданов. – Если открыть тут заслонки, вода пойдет в пойму Яхромы. Напор еще больше, чем на Волге. Уровень водохранилищ – 162 метра, а в долине Яхромы – 117. Но здесь, правда, стоят еще две плотины: Яхромского гидроузла, Икшинского...

 

– Плотины работают на подъем волжской воды. К сожалению, связь с нижним бьефом – только через насосы водоподъема, – вступает в разговор Борис Фрадкин. – Но если мы откроем заслонки, насосы будут работать в генераторном режиме, пропуская воду в обратном направлении. Вода пойдет вниз из водохранилища, возвращая в энергосистему электроэнергию, затраченную на их подъем. Если открыть сразу обе створки четырех шлюзов, поток усилится. 

 

– Так вода уйдет в Яхрому? Значит, река разольется и будет берьером для танков фон Бока? – улыбаясь в усы, Сталин подходит к карте. – А вот у Иваньковской плотины канал пересекает еще одна река – Сестра, так? Можем мы воду из Иваньковского водохранилища направить туда? Чтобы немцы не прошли дальше Рогачева?

 

– Река Сестра проходит в трубе под каналом и впадает в Волгу ниже Иваньковской плотины, – вновь вступают в разговор Фрадкин и Жданов. – В канале есть донные отверстия, предусмотренные для осушения канала между заградворотами, в ремонтных целях. Если запереть трубу и открыть донные отверстия, вода поднимется, дойдет до Рогачева и затопит все пространство от Иваньковского водохранилища до Яхромы. Но затворы есть только в западной части трубы. 

 

– Сколько времени потребуется, чтобы поставить новые затворы? – спрашивает Сталин.

 

– Если напрячь все имеющиеся силы и нам будет оказана помощь со стороны инженерного управления фронта, за неделю, думаю, управимся, – предполагает Жданов.

 

– Через два дня все должно быть готово! – говорит Сталин. – Предупреждаю: вся операция должна проводиться в обстановке строгой секретности. О ней должны знать только те, кого она касается напрямую. Непосредственные исполнители не должны быть информированы о целях операции.

 

– Но, товарищ Сталин, – перебивает Верховного командующий Западным фронтом. – Мы же должны эвакуировать население из зоны затопления!

 

– Чтобы информация просочилась к немцам? И чтобы они послали к тебе свою разведроту? Это война, товарищ Жуков! Мы сражаемся за победу любой ценой! Я уже отдал приказ взорвать Истринскую плотину. Даже свою дачу в Зубатове не пожалел. Ее тоже могло волной накрыть.

 

Спасенные и спаситель

 

Операция действительно проходила в обстановке строгой секретности. Вот что рассказывает потомственный житель поселка Фабрики 1-го Мая под Дмитровым Алексей Корнилов.

 

– Наш поселок построен для работников местного торфопредприятия. Хилые щитовые дома, жители которых в момент наступления немцев спрятались в единственном кирпичном сооружении – в подвалах картофелехранилища.

 

Алексей Корнилов ведет рассказ, который в детстве ему передала бабушка Пелагея Ивановна.

 

Приоткрыв дверь картофелехранилища, щуплый голубоглазый мальчишка в немецкой форме и с фонариком в руке с удивлением оглядел женщин с детьми, спрятавшихся в подвале чудом уцелевшей «высотки», по которой до этого нещадно била немецкая артиллерия.

 

– Хохе! Хохе! Фойер! – размахивая руками в сторону высокой трубы картофелехранилища и нещадно жестикулируя, объяснял мальчишка перепуганным бабам их опасное положение. Мол, высокое сооружение, опасно, по нему стреляют. И продолжал: – Ватер! Ватер! Капут!

 

Выглянувшие из картофелехранилища женщины не поверили своим глазам. В разгар сорокаградусной зимы на протоках торфоразработок в пойме Яхромы разыгралось половодье. Бурные потоки с разломанными льдинами затопляли все вокруг.

 

– По всем протокам вода поднималась все выше, – вспоминала бабушка Алексея Корнилова. – Еще мгновение, ледяная вода пошла бы в подвал картофелехранилища.

Женщины с нехитрой поклажей, с детьми на руках выбирались из подвалов картофелехранилища, поднимаясь на насыпь дороги, что вела в сторону Дмитрова. О том, чтобы вернуться в свои дома, которые постепенно скрывались под водой, не могло быть и речи. В это время начался обстрел со стороны канала. Кто-то из женщин соорудил белый флаг из куска простыни (чтобы свои не подстрелили). Немцы торопились уйти на линию своих укреплений на противоположном берегу разливающейся Яхромы. 

 

– Идти было тяжело. Бабушка шла с двумя детьми, третий – еще ребенок (моя мама) – на руках, – продолжает свой рассказ Алексей Корнилов. – Бабушка остановилась и решила разгрузить свою поклажу. Вспомнила летние башмачки у того мальчишки, который спас им жизнь, подбежала и отдала ему пару валенок. 

 

– Данке, муттер! – прокричал уходящий из-под обстрела молодой белобрысый солдат.

Жители многих сел и поселков в долине Яхромы и Сестры вспоминать подобные истории уже не могут. Потому что вспоминать некому. Многие деревни были затоплены полностью. Особенно те, которые расположены в пойме Яхромы – между многочисленными протоками мелких каналов местных торфопредприятий. Некоторым, правда, повезло. Жителей Лугового поселка спасли стены и башни старинного Николо-Пешношского монастыря (там сейчас размещается психоневрологический интернат №3 г. Москвы). 

 

Название села Усть-Пристань, стоящего на самом берегу «стрелки», в месте впадения Яхромы в Сестру, говорит о судоходном прошлом этих рек. Об этом вспоминает Галина Сиднева.

 

– Раньше жители и нашего села, и многих окрестных лесных сел занимались судоходным промыслом, – начинает, не спеша, Галина Михайловна. – Работали на мельницах, на старых деревянных шлюзах, доходивших до Сенежского озера, до Екатерининского канала, соединявшего Волгу с бассейном Москвы-реки. Когда река оказалась запертой трубой под новым каналом, по трубе даже на лодках стало трудно проезжать. Так что к войне у многих и лодок не было.

 

Сама Галина Михайловна уцелела после той сталинской операции, так как оказалась в другой деревне, которая не вошла в зону затопления.

 

Ее двоюродный брат Василий Сиднев тоже пережил войну. Служил в отряде зенитчиков в Лианозове. 

 

– О страшном затоплении мне многие рассказывали, – вспоминает Василий Иванович. – Но приговаривали, что это – военная тайна. 

 

– А чем вы занимались в Лианозове? – спрашиваю я.

 

– Ловили парашютистов. Очень много было диверсантов, которые пробирались пешком.

 

– Как пешком? Через линию фронта?

 

– Да не было здесь никакой линии фронта. Немец с крупнокалиберной артиллерией на Красной Горке стоит, а мы на другом берегу – с одним пулеметным расчетом.

Как бы то ни было, ценою многочисленных жертв среди мирного населения в десятках поселков и деревень Сталину удалось многое. Ему удалось, не обладая никакими резервами, сократить зону боестолкновений на Западном фронте практически до двух небольших точек – у деревни Крюково и на Перемиловских высотах, где немцев, пытавшихся прорваться через канал, сдерживал случайно оказавшийся там отдельный бронепоезд №73 войск НКВД. Бронепоезд шел из Загорска к Красной Горке (где уже выставлялась дальнобойная артиллерия, направленная на Москву), но застрял у станции Яхрома после взрыва моста через канал. Пока не была сформирована 1-я ударная армия Кузнецова, немцев на Перемиловских высотах (между Яхромой и Дмитровым) сдерживали бойцы 20-й армии под командованием генерала Андрея Власова. А монумент на Перемиловских высотах – единственный в России, где выбито имя этого генерала, который после окружения 2-й ударной армии Волховского фронта повернул оружие против Сталина.

 

По данным исследователя Михаила Архипова, в результате сброса вод Иваньковского водохранилища подъем уровня Яхромы составил четыре метра, а уровень Сестры поднялся на целых шесть метров. В таком случае в зоне затопления оказывалось более тридцати деревень и множество мелких населенных пунктов торфопредприятий, дома которых стояли непосредственно на урезе вод. Если вспомнить, что высота крестьянской избы с крышей не превышает четырех метров, а все вокруг было покрыто ледяной водой с осколками мелкого льда, то легко представить себе количество жертв. Не меньше (если не больше) их было и после взрыва плотины имени Куйбышева на Истринском водохранилище. 

 

Впрочем, другой исследователь, Вален¬тин Бар¬ковский, считает, что зона затопления реки Сестры могла быть гораздо меньшей. Слишком мало было времени, чтобы сварить заслонки на Восточном портале трубы под каналом. Возможно, наспех сваренные щиты не выдержали напора волжской воды, и потоки, сбрасываемые из канала через заслонки, сразу уходили в Волгу. Поэтому и многие деревенские дома на берегу уцелели.

Немцы отступают. 1941-й

 

Об исполнении доложено

 

К сожалению, технические архивы канала не сохранились. Были уничтожены в эвакуации, в Ульяновске, при загадочных обстоятельствах. Известно лишь, что руководители Большеволжского участка канала Василий Некрасов и Яхромского Дмитрий Агафонов отчитались по инстанции о выполнении задания. Если что-то и не получилось, могли об этом умалчивать (результат невыполнения указаний Верховного предсказуем). Одно можно сказать точно: водосброс через Яхрому позволил понизить уровень и взломать лед на всех шести подмосковных водохранилищах (так же, как и на Иваньковском). 

 

Независимо от точки подъема на трубе под каналом, последствия затопления были чудовищными. Как во время памятного весеннего паводка на Лене (когда был затоплен город Ленск), с той лишь разницей, что все происходило в сорокаградусный мороз. 

 

– Люди могли гибнуть, даже если дом чуть подтоплен, – говорит профессор-реаниматолог Фарит Галеев. – Стоит человеку в сорокаградусный мороз полчаса простоять по колено в воде, он уже труп.

 

Когда я беседую на эту тему с профессиональными военными, мне часто говорят, что педалировать тему гибели гражданского населения не имеет смысла. Мол, гибель мирного населения неизбежна. Из 27 миллионов жертв войны почти две трети находятся за пределами штатной численности РККА. Штурм любого села – это артобстрел, в котором гибнут прежде всего жители этого села.

 

Смерть без шлюзов

Когда я пытался выяснить зону затопления (и ориентировочное количество жертв) у старых жителей села Карманова, расположенного на реке Сестре, они обратили мое внимание на совершенно другие жертвы.

 

– Видите тот холм? Там просто скелеты внавалку! – мне показывают на небольшой холмик на берегу Сестры. – Там лежат каналармейцы.

 

– Красноармейцы?

 

– Нет, каналармейцы!

 

Жертв строительства этого канала, построенного незадолго до Великой Отечественной, вполне можно причислить к жертвам обороны Москвы. Тем более, что число погибших здесь на порядок превышает количество жертв сталинских затоплений осени 1941 года. Историки оценивают количество погибших каналармейцев как минимум в 700 тысяч человек (многие придерживаются оценок в полтора миллиона).

 

 

Жизнь заключенного «на общих работах» редко продолжалась более шести месяцев. Каждый лагерь, каждая «подкомандировка» (как в том же Карманове на берегу Сестры) окружена огромными рвами с могилами погибших зэков. Выжить могли только «козлы» (сотрудничавшие с администрацией и пролезшие на административные должности), стукачи и «придурки». Так называли тех, кто устроился на хлеборезку, кухню, на должность киномеханика. Или музыкантом в оркестр. В новом документальном фильме «Из воды и водою, или частная тюрьма для воды» (режиссер – Антон Васильев) есть потрясающий кадр: умирающие зэки бегут с тачками, а на парапете строящегося шлюза играет духовой оркестр – чтобы веселее было умирать. И названия сохранившихся поселков соответствовали темпам гибели от изнурительного труда: Темпы, Соревнование, Каналстрой, Трудовая-Северная…

 

В Москве массовые захоронения находятся там, где больше всего погибало зэков: вокруг шлюзов канала «Москва-Волга». Мало кому известные захоронения расположены в Нижних Мневниках, у 9-го шлюза (за нынешним рестораном «Ермак»), в парке «Покровское-Глебово», между 7-м и 8-м шлюзами, на берегу речки Химки.

 

На строительстве 10-го шлюза, в Перерве, было два отдельных лагеря: один – для священников, другой – для «шпионов», в основном сотрудников Коминтерна. Лагерь для «шпионов» располагался на нынешней улице Гурьянова (неподалеку от дома, взорванного осенью в 1999-го). Второй – для священников – ниже по течению, на другом берегу Москвы-реки, у восточного входа в парк «Коломенское». Хоронили зэков на нынешней Коломенской набережной, у верхних ворот 10-го шлюза. Впрочем, погибающих было так много, что все окрестные рвы в Коломенском были заняты трупами. Речники рассказывают, что после каждого весеннего водосброса скелеты зэков можно увидеть на обнажающихся склонах парка «Коломенское».

 

Жители подмосковного поселка Летчик-Испытатель (около 6-го шлюза) рассказывают, как прошлым летом «новые русские», завладев бывшим колхозным полем с могильным курганом, по ночам тайно хоронили трупы, обнаруженные при строительстве фундаментов под коттеджи.

 

Через два года после начала строительства канала был издан приказ №359 от 03.07.1934 по Дмитлагу (так назывались подразделение ГУЛАГа, в ведении которого находился «Волгострой», позднее переименованный в «Каналстрой»). Вот что там написано по этому поводу: «Вопросу отвода участков под захоронения со стороны начальников строительных районов и участков не уделяется должного внимания, участки под кладбища занимаются произвольно, без учета охранной зоны канала и расположения водоисточников, кладбища не окопаны, не обнесены изгородью, захоронения трупов производятся небрежно, особенно в зимнее время».

 

В приказе говорилось, в частности, о захоронениях в Южном строительном районе на Никольском и Щукинском участках. Речь идет о шлюзах №7 и №8. Никольский участок – это район нынешнего Никольского тупика (дамба через речку Химку у 7-го шлюза), а Щукинский – участок у 8-го шлюза (бывшая деревня Щукино, располагавшаяся на месте нынешнего жилищного комплекса «Алые паруса»).

 

Приказом №359 было предписано «в месячный срок оформить захоронения, выполняя их, по возможности, на гражданских кладбищах, а самостоятельные кладбища открывать только в крайних случаях, согласовывая их с начальниками санитарных отделений лагерей и гражданскими органами санитарного надзора». Однако умирающих зэков было так много, что ни о каких «гражданских кладбищах» не могло быть и речи. Тогда возникла и другая практика (позднее воспроизведенная при строительстве таджиками модных элитных новостроек – о чем говорилось в том же фильме «Из воды и водою, или частная тюрьма для воды»): погибающих и умиравших зэков замуровывали в бетонные основания шлюзов. Естественно, и случайно упавших со строительных лесов никто не поднимал. Медленно погибали, затягиваемые жидким бетоном (в литературе описан подобный случай на строительстве шлюза №3 в Яхроме).

 

О том, что это отнюдь не досужие байки, говорят свидетельства строителей, недавно прокладывавших две новые нитки тоннелей Волоколамского шоссе под каналом между 7-м и 8-м шлюзами и строивших транспортную развязку на пересечении улицы Свободы и Волоколамского шоссе. Они сталкивались и с огромными рвами, внавалку заполненными скелетами (при строительстве опор эстакады), и с замурованными в основание канала трупами (при строительстве новых тоннелей под каналом).

Когда, зная обо всем этом, едешь по тоннелю, углубляющемуся с каждым зигзагом, кажется, что тоннель спускается в ад.

Агитплакат в бараке зэков, строивших канал им. Москвы

 

Потоп, которого не было

 

Справедливости ради надо сказать, что затопление населенных пунктов в Подмосковье было не единственным в истории Второй мировой. Другой случай представлен в киноэпопее «Освобождение» Юрия Озерова. Как бы ни относиться к этому пропагандистскому творению, одна из финальных сцен этого фильма просто потрясает. Та сцена, в которой по указанию агонизирующего фюрера были открыты заслонки шлюзов на Шпрее, чтобы русские разведроты не добрались до подвалов рейхсканцелярии.

Вода сквозь открытые заслонки устремилась по тоннелям метро и городских электричек, затопляя на своем пути все станции, которые использовались жителями Берлина в качестве бомбоубежищ. В фильме мы видим подземную станцию городской электрички (S-бана) «Унтер-ден-Линден» в непосредственной близости от Рейхстага. Вода, хлынувшая по тоннелям, стремительно прибывает, а недавние враги – советские и немецкие солдаты – вместе спасают раненых и, выстраивая оцепление, выводят из затопленной станции женщин и детей (именно в этом эпизоде гибнет под водой один из главных героев фильма в исполнении Николая Олялина).

 

Еще худшая участь ждала Москву. Если бы с запасных путей станции Москва-Рязанская-товарная ушел спецпоезд в Куйбышев (Самару) с единственным пассажиром и его челядью, в Москве с приходом противника взорвали бы Химкинскую плотину, которая отделяет акваторию Химкинского водохранилища от вытекающей из него через парк «Покровское-Глебово» речки Химки. Уровень водохранилища – 162 метра, уровень Москвы-реки в центре Москвы – 120 метров. Сорокаметровый напор с объемом воды шести водохранилищ от Москвы до Икши смел бы все на своем пути, уничтожая все здания и сооружения вместе с их обитателями на протяжении десятков километров. 

 

– Мы с вами сидим на третьем этаже в здании на самой высокой точке холма, – рассказывает бывший начальник управления Канала им. Москвы Иван Родионов. – Расчеты показывают, что поток воды дошел бы здесь до уровня третьего этажа, а верхние этажи многих высотных зданий в центре Москвы стоят на гораздо низшей отметке.

 

– А Кремль?

 

Родионов только разводит руками.

После войны идею затопления столицы России стали приписывать Гитлеру. У московского драматурга и режиссера Андрея Вишневского появилась даже пьеса «Moskauersee» о жизни в послевоенной Москве (на озере, образовавшемся после победы Гитлера). Однако затопление столицы силами войск НКВД было неизбежным именно после отъезда Сталина. К таким процедурам готовились очень тщательно. 

 

– Когда в восьмидесятые годы разбирали старый мост на Дмитровском шоссе, в его основании нашли десятки тонн взрывчатки, пролежавшей в насыпи еще с войны, – говорит Валентин Барковский.

 

Сколько тонн взрывчатки лежит в насыпи Химкинской плотины, неизвестно. Плотина в парке «Покровское-Глебово» до сих пор опутана ограждениями с колючей проволокой и круглосуточно охраняется автоматчиками

mir-i-mi.ucoz.ru

Наступление Германии на СССР (1941) — Циклопедия

22 июня. Первые четыре часа Великой Отечественной войны [43:52]

Наступление Германии на СССР в 1941 году — продвижение немецких войск по территории СССР в первый год войны между Третьим Рейхом и СССР. Начальный этап Великой Отечественной войны, длившийся с 22 июня 1941 года по 31 декабря 1941 года. При этом в декабре под Москвой было контрнаступление советских войск, и немецкие войска вынуждены были отступить от столицы СССР.

План Барбаросса

23 августа 1939 года был заключен договор о ненападении между Германией и Советским Союзом, согласно которому исключалась любая возможность вооруженного столкновения между СССР и Третьи рейхом, а также производился раздел сфер влияния в Восточной Европе. 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу, после чего началась Вторая мировая война. По результатам войны Польши и Германии СССР получил западную Украину и Белоруссию. СССР напал на Финляндию 30 ноября 1939 года, война завершилась 12 марта 1940 года присоединением Карельского перешейка. В 1940 году советской территорией стали Латвия, Литва, Эстония и Бессарабия (см. также Присоединение Бессарабии, Западной Белоруссии, Западной Украины и Северной Буковины к Советскому Союзу). Происходит постепенное ухудшение отношений между СССР и Германией. В 1941 году создается реальная угроза нападения Германии на СССР, при этом советское руководство считает, что нападение невозможно. 22 июня 1941 года Германия нападает на СССР.

[править] Июнь

 → Хроника Великой Отечественной войны (июнь 1941 года)

Наступление Германии на СССР. С 22 июня по 9 сентября 1941 года
  • 22 июня — немецкие войска перешли западную границу СССР. в 4 утра Германия без объявления войны напала на СССР. Также войну СССР объявили союзники Германии — Италия, Румыния. Немецкие войска попытались пересечь реки Прут и Дунай, но не могли этого сделать. В Литве за первый день войны немецкая армия продвинулась на 65 км, окружила Лиепаю, вышла на литовско-латвийскую границу в районе г. Скуодаса. Начата осада крепости Брест.
  • 23 июня — в СССР объявлена военная мобилизация. Создана Ставка Главного Командования. Немцы продвинулись в Белоруссии и взяли Пружаны, Ружаны, Кобрин. Взят Каунас.
  • 24 июня — немцы дошли до Укмерге в восточной Литве. Взят Вильнюс.
  • 25 июня — Финляндия объявила войну СССР. Финские войска пересекли советско-финскую границу в районе Карельского перешейка.
  • 26 июня — немцы заняли Молодечно, Воложин, Радошковичи. Выход на подступы к Минску (столице БССР). В Прибалтика заняты Шяуляй и Даугавпилс.
  • 27 июня — потеря Белостока, попадание советских войск в окружение.
  • 28 июня — захват немцами Минска. Попадание советских армией в окружение, бои длились до 8 июля.
  • 30 июня — взята Брестская крепость после 8 дней сражения за нее. Заняты Рига, Львов.

[править] Июль

 → Хроника Великой Отечественной войны (июль 1941 года)

"Смоленск в Огне", идут уличные бои в городе, июль 1941, Трофейная кинохроника
  • 2 июля — начало наступления немецко-румынских войск на юго-западном фронте.
  • 5 июля — взятие г. Черновцы.
  • 9 июля — немцами взяты Псков, Себеж, Пярну (в Эстонии). Начало наступления на Шимск и Таллин.
  • 11 июля — захвачен Витебск на северо-востоке Белоруссии. Советские войска попадают в окружение.
  • 10-15 июля — начало битвы за Смоленск. К 28 июля город оккупирован полностью.
  • 16 июля — советские войска оставили Кишинев. Взят Невель.
  • 21 июля — оставлен город Бельцы.
  • 26 июля — оставлен город Могилев, после 23 дней упорной обороны.

[править] Август

 → Хроника Великой Отечественной войны (август 1941 года)

Немецкие войска в Ленинграде
  • С 5 августа по 28 августа — оборона советскими войсками Таллина.
  • С 5 августа по 16 октября — оборона Одессы.
  • 10 августа — попадание советских войск в уманский котел.
  • Середина августа — немцы вышли к Днепру по линии Херсон-Киев.
  • 19 августа — взят Новгород.
  • 20 августа — немцы заняли Чудово (на севере Новгородской области).
  • 24 августа — немцы порвали лужский рубеж у Шика и Кингисеппа.
  • 28 августа — Таллин взят немцами. Начало эвакуации Балтийского флота из Таллина. Немцы наступают на Ленинград.
  • 30 августа — немцы вышли на Неву.

[править] Сентябрь

 → Хроника Великой Отечественной войны (сентябрь 1941 года)

  • 6 сентября — начало битвы за Моонзундские острова.
  • 8 сентября — немцы заняли город Шлиссельбург. Замкнуто кольцо блокады вокруг Ленинграда.
  • 9 сентября — начат штурм Ленинграда.
  • 12 сентября — Гитлером принято решение остановить штурм Ленинграда.
  • 19 сентября — советские войска оставили Киев, столицу УССР.
  • 25 сентября — закончился штурм Ленинграда. Немцы остановились всего в 7 км от города.
  • 30 сентября — начало битвы за Москву, развернуто немецкое наступление в Центральной России. Советские войска начали эвакуацию из Одессы.

[править] Октябрь

 → Хроника Великой Отечественной войны (октябрь 1941 года)

Обращение Сталина 7 ноября 1941 года
  • 6 октября — взяты Карачев и Брянск.
  • 7 октября — взята Вязьма.
  • 13 октября — взята Калуга.
  • 15 октября — начало эвакуации Москвы.
  • 16 октября — оставлена Одесса. Немецкие войска предприняли попытку наступления на Торжок.
  • 17 октября — занят Таганрог, завершен захват Донбасса.
  • 18 октября — немцами заняты города Можайск и Малоярославец
  • 20 октября — в Москве вводится осадное положение.
  • 23 октября — остановлено наступление на Калинин (Тверь) из-за значительного советского сопротивления.
  • 22 октября — завершена битва за Моонзундские острова. Они заняты немцами.
  • 25 октября — взят Харьков.
  • 29 октября — подход немцев к Туле.

[править] Ноябрь

 → Хроника Великой Отечественной войны (ноябрь 1941 года)

Продвижение немецких войск в СССР к 5 декабря 1941 года (5 месяцев войны)
  • 2 ноября — занят Крымский полуостров. Начало обороны Севастополя советскими войсками.
  • 7 ноября — парад на Красной Площади в Москве в честь 24-летия октябрьской революции 1917 года.
  • 15 ноября — начато немецкое наступление на Клин и Солнечногорск (к северо-западу от Москвы).
  • 20 ноября — взят Ростов-на-Дону.
  • 23 ноября — занят Клин.
  • 24 ноября — взят Солнечногорск.
  • 26 ноября — взят г. Истра к западу от Москвы.
  • 28 ноября — советские войска отбили Ростов-на-Дону. До лета 1942 года он находится под их контролем.

[править] Декабрь

 → Хроника Великой Отечественной войны (декабрь 1941 года)

  • 1 декабря — попытка наступления на Наро-Фоминск. Взято Бурцево — самый близкий к Москве населенный пункт (в 30 км от МКАД) со стороны юго-западного направления фронта.
  • 5 декабря — занят г. Елец (Липецкая обл.).
  • 5-6 декабря — началось контрнаступление Красной Армии под Москвой.
  • 16 декабря — остановлено наступление немцев на Тулу для создания невозможности обхода Москвы с юга.
  • Проведено контрнаступление советских войск под Москвой. Немцы отброшены от Москвы. Провал плана «Барбаросса» и стратегии Блицкрига.
Легион ваффен-СС «Шарлемань», 638-й «Французкий» пехотный полк, воевавший на территории СССР с 1941 года

[править] Помощь Германии со стороны союзников

Немецким войскам в наступлении на советскую территорию помогали войска Румынии, Италии, Венгрии, Словакии, Финляндии, добровольческие соединения из ряда стран Европы, официально не воевавших с СССР. Основную роль в наступлении играли войска Третьего рейха, войска союзников Третьего рейха играли второстепенную роль. Так, например, при участии немцев и финнов был захвачен Петрозаводск.

В целом уже можно сказать, что задача разгрома главных сил русской сухопутной армии перед Западной Двиной и Днепром выполнена… Поэтому не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течение 14 дней. Конечно, она ещё не закончена. Огромная протяженность территории и упорное сопротивление противника, использующего все средства, будут сковывать наши силы ещё в течение многих недель. …Когда мы форсируем Западную Двину и Днепр, то речь пойдёт не столько о разгроме вооружённых сил противника, сколько о том, чтобы забрать у противника его промышленные районы и не дать ему возможности, используя гигантскую мощь своей индустрии и неисчерпаемые людские ресурсы, создать новые вооружённые силы. Как только война на востоке перейдёт из фазы разгрома вооружённых сил противника в фазу экономического подавления противника, на первый план снова выступят дальнейшие задачи войны против Англии… — Франц Гальдер (начальник германского Генштаба) 3 июля 1941 года

<…> Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами. — В. М. Молотов, 22 июня 1941 года

Поскольку СССР и Германия сцепились в смертельной схватке… Государственная мудрость требует от США остаться посторонним, внимательным наблюдателем, но вооруженным до зубов. — Г. Гувер, июнь 1941 года

cyclowiki.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о