Ты и атомная бомба – «Ты словно атомная бомба, но с частицами добра» — новая песня Jah Khalib состоит из вот таких комплиментов

Перевод на русский статьи «Ты и атомная бомба», Джордж Оруэлл (1945 г)

Сегодня много читал про Джорджа Оруэлла, которого считаю совершенно выдающимся автором. Читал, что «Скотный двор» написан именно об СССР, а о романе «1984» из википедии узнал следующее: «[После развала СССР] роман попал в широкую читательскую аудиторию, минуя какие-либо инстанции или посредников, в качестве послесловия недавно ушедшему и предисловия грядущему строю». Вот спасибо тебе, википедия, за столь оптимистичный настрой. Но мое внимание сегодня привлекло другое, а именно статья «Ты и атомная бомба», написанная Оруэллом в 1945 году и везде обозначенная как весьма известная и нашумевшая. Возможно, я не очень-то умею пользоваться поисковой машиной (и я надеюсь, что дело именно в этом), но я нигде не смог найти ее текста на русском языке. Вот и пришлось перевести, прочитать, а заодно и показать вам. Еще я думаю, что с чтением лучше поторопиться, а то вдруг дело все-таки не в моих способностях к гуглежу, а в роском-сами-знаете-ком. Приятного прочтения.

Учитывая то, насколько вероятно, что в течение ближайших пяти лет нас всех разорвет на куски, атомная бомба обсуждается не так широко, как можно было бы ожидать. Газеты опубликовали множество диаграмм, не очень полезных для среднего человека, на которых протоны и нейтроны делают свое дело, и много раз повторили бессмысленное утверждение о том, что бомбы «должны быть поставлены под международный контроль». Однако любопытно то, насколько мало было сказано, во всяком случае в печати, о вопросе, который представляется наиболее срочным и интересным для всех нас, а именно: «Насколько трудно производить эти штуки?»

До широкой общественности эта информация дошла лишь косвенным путем, так же как и решение президента Трумэна не раскрывать некоторые ее секреты СССР. Несколько месяцев назад, когда бомба была еще только слухами, было широко распространено убеждение, что расщепление атома — это лишь проблема физиков, а когда они решат ее, то это новое и разрушительное оружие будет доступно почти всем (даже пошел слух, что какой-нибудь лабораторный сумасшедший в одиночку сможет уничтожить все человечество так же легко, как запустить фейерверк).

Будь это правдой, все направления истории круто бы изменились. Различие между великими и малыми странами было бы уничтожено, и власть государства над личностью существенно бы ослабла. Однако, судя по заявлениям президента Трумэна и различным комментариям к ним, бомба стоит фантастически дорого, а ее производство требует огромных промышленных усилий, на которые способны лишь три или четыре страны в мире. Это крайне важно, поскольку это может значить, что открытие атомной бомбы не направит историю вспять, а лишь усилит ее тенденции, сформированные в последнюю дюжину лет.

Общеизвестно, что мировая история — это в значительной степени история оружия. Например, связь между открытием пороха и свержением феодализма буржуазией отмечают снова и снова. И хотя у меня нет сомнений в том, что возможны исключения, я думаю, что следующее правило в целом верно: период, в который доминирующее оружие сложно производить — как правило, период произвола, ну а в период, в который доминирующее оружие производить дешевле и проще, у простых людей есть шанс.

Так, например, танки, линкоры и бомбардировщики — по своей природе тиранические оружие, в то время как винтовки, ружья, луки, ручные гранаты — по своей природе демократические оружие. Сложное оружие делает сильных сильнее, в то время как простое оружие — пока на него не нашли управы — дает когти слабым.

Великая эпоха демократии и национального самоопределения была во времена мушкета и винтовки. С момента изобретения кремневого ружья и до изобретения пистонов мушкет был довольно эффективным и в то же время настолько простым оружием, что мог производиться практически в любом месте. Это сочетание качеств сделало возможным успех американской и французской революций, сделало восстания чем-то более серьезным, чем они могут быть в наши дни. После мушкета пришла казенная винтовка. Это была сравнительно сложная вещь, но она все еще могла производиться в десятках стран, она была дешевой, экономичной в отношении боеприпасов и легко перевозилась контрабандой. Даже самые отсталые народы всегда могли получить винтовки из того или иного источника, так что буры, булгары, абиссинцы, марокканцы и даже тибетцы могли биться за свою независимость и иногда успешно. Однако после этого каждый виток развития военной техники помогал как государству укрепиться против личности, так и развитым странам укрепиться против отсталых. В мире все меньше и меньше очагов власти. Уже в 1939 году было только пять государств, способных вести войну на широкую ногу, а теперь есть только три — в конечном счете, пожалуй, только два. Эта тенденция была очевидна в течение многих лет, а некоторые наблюдатели обращали на нее внимание еще до 1914 года. Единственное, что может обратить ее вспять — это открытие оружия, — или, выражаясь более широко, метода борьбы — не зависящего от огромных затрат и промышленных предприятий.

По ряду причин можно сделать вывод, что у русских пока нет секрета изготовления атомной бомбы, с другой же стороны, все указывает на то, что они получат ее в течение нескольких лет. Таким образом, перед нами стоит перспектива образования двух-трех чудовищных сверхдержав, каждая из которых обладает оружием, с помощью которого миллионы людей могут быть уничтожены за несколько секунд в ходе разделения мира. Было бы довольно поспешно полагать, что это приведет к более масштабным и кровавым войнам, и, возможно, фактическому уничтожению цивилизации. Но предположим, — и это действительно вероятно — что развитые нации примут негласное соглашение никогда не использовать атомную бомбу друг против друга. Предположим, что они лишь будут использовать ее (или угрозу ее применения) против людей, которые не могут ответить тем же. В этом случае мы возвращаемся туда, где мы были раньше, с той лишь разницей, что власть сосредоточена в еще меньшем количестве рук, и что перспективы покоренных народов и угнетенных классов еще более безнадежны.

Когда Джеймс Бёрнем написал «Революцию менеджеров», многим американцам казалось вероятным, что немцы победят в конце войны в Европе, казалось естественным предположение, что Германия, а не Россия будет доминировать на евразийском континентальном массиве, в то время как Япония останется хозяином Восточной Азии. Это был просчет, но это не противоречит основной мысли. Географическое изображение нового мира Бёрнема оказывается верным. Все более и более очевидно, что поверхность Земли делится на три великих империи — автономных, сокращающих контакты с внешним миром и управляемых под той или иной маскировкой самопровозглашенной олигархией. Споры о том, где пролягут границы, все еще продолжаются, и будут продолжаться еще несколько лет, а третья из трех сверхдержав — Восточная Азия, где преобладает Китай — пока лишь потенциальная, а не фактическая. Однако общее направление безошибочно, и каждое научное открытие последних лет ускоряет его.

Кто-то сказал, что самолет «отменит границы», а на деле самолет оказался таким серьезным оружием, что границы стали определенно непроходимыми. Радиостанция должна была служить международному взаимопониманию и сотрудничеству, а вместо этого служит изоляции одной нации от другой. Атомная бомба может завершить процесс за счет отъема у эксплуатируемых классов и народов способности к восстанию как таковой и в то же время заложить основу военного равенства между обладателями бомб. Раз невозможно победить друг друга, они, скорее всего, продолжат править миром порознь, и трудно предугадать, что сможет нарушить этот баланс, кроме непредсказуемых демографических изменений.

Сорок или пятьдесят лет назад, г-н Герберт Уэллс и другие предупреждали нас, что человек находится в опасности, разрушает себя своим собственным оружием, освобождает Землю для муравьев или какого-нибудь еще стайного вида. Любой, кто видел опустевшие города Германии, по крайней мере, может это себе представить. Тем не менее, если смотреть на мир в целом, то в течение многих десятилетий его дрейф ведет не к анархии, а к повторному введению рабства. Мы, может быть, стремимся не к всеобщему самоуничтожению, но к эпохе такой же ужасающе стабильной, как рабовладельческие строи древности. Теория Джеймса Бёрнема активно обсуждается, но пока мало кто смог просчитать идеологическую подоплеку — то есть, мировоззрение, вид верований и социальную структуру, которые будут в государстве НЕПОБЕДИМОМ и находящемся в состоянии перманентной холодной войны с соседями.

Если бы атомная бомба оказалась чем-то дешевым и легко производимым, как велосипед или будильник, возможно, мир снова погрузился бы в варварство, но с другой стороны это могло бы привести к концу национального суверенитета и основанию высокоцентрализованного полицейского государства. Если же атомная бомба — это действительно редкий и дорогостоящий объект, который так же трудно производить, как линкор, то она, вероятнее всего, на неопределенный срок положит конец крупномасштабным войнам ценой установления «мира, который не будет миром».

Джордж Оруэлл, 1945 год
Перевел Сергей Иннер

sergey-inner.livejournal.com

Ты и атомная бомба Дж. Оруэлл

Ты и атомная бомба Дж. Оруэлл

Перевод, Ты и атомная бомба, Джордж Оруэлл, 1945 г

Сергей Иннер
Источник 

Учитывая то, насколько вероятно, что в течение ближайших пяти лет нас всех разорвет на куски, атомная бомба обсуждается не так широко, как можно было бы ожидать. Газеты опубликовали множество диаграмм, не очень полезных для среднего человека, на которых протоны и нейтроны делают свое дело, и много раз повторили бессмысленное утверждение о том, что бомбы «должны быть поставлены под международный контроль». Однако любопытно то, насколько мало было сказано, во всяком случае в печати, о вопросе, который представляется наиболее срочным и интересным для всех нас, а именно: «Насколько трудно производить эти штуки?»

До широкой общественности эта информация дошла лишь косвенным путем, так же как и решение президента Трумэна не раскрывать некоторые ее секреты СССР. Несколько месяцев назад, когда бомба была еще только слухами, было широко распространено убеждение, что расщепление атома — это лишь проблема физиков, а когда они решат ее, то это новое и разрушительное оружие будет доступно почти всем (даже пошел слух, что какой-нибудь лабораторный сумасшедший в одиночку сможет уничтожить все человечество так же легко, как запустить фейерверк).

Будь это правдой, все направления истории круто бы изменились. Различие между великими и малыми странами было бы уничтожено, и власть государства над личностью существенно бы ослабла. Однако, судя по заявлениям президента Трумэна и различным комментариям к ним, бомба стоит фантастически дорого, а ее производство требует огромных промышленных усилий, на которые способны лишь три или четыре страны в мире. Это крайне важно, поскольку это может значить, что открытие атомной бомбы не направит историю вспять, а лишь усилит ее тенденции, сформированные в последнюю дюжину лет.

Общеизвестно, что мировая история — это в значительной степени история оружия. Например, связь между открытием пороха и свержением феодализма буржуазией отмечают снова и снова. И хотя у меня нет сомнений в том, что возможны исключения, я думаю, что следующее правило в целом верно: период, в который доминирующее оружие сложно производить — как правило, период произвола, ну а в период, в который доминирующее оружие производить дешевле и проще, у простых людей есть шанс.

Так, например, танки, линкоры и бомбардировщики — по своей природе тиранические оружие, в то время как винтовки, ружья, луки, ручные гранаты — по своей природе демократические оружие. Сложное оружие делает сильных сильнее, в то время как простое оружие — пока на него не нашли управы — дает когти слабым.

Великая эпоха демократии и национального самоопределения была во времена мушкета и винтовки. С момента изобретения кремневого ружья и до изобретения пистонов мушкет был довольно эффективным и в то же время настолько простым оружием, что мог производиться практически в любом месте. Это сочетание качеств сделало возможным успех американской и французской революций, сделало восстания чем-то более серьезным, чем они могут быть в наши дни. После мушкета пришла казенная винтовка. Это была сравнительно сложная вещь, но она все еще могла производиться в десятках стран, она была дешевой, экономичной в отношении боеприпасов и легко перевозилась контрабандой. Даже самые отсталые народы всегда могли получить винтовки из того или иного источника, так что буры, булгары, абиссинцы, марокканцы и даже тибетцы могли биться за свою независимость и иногда успешно. Однако после этого каждый виток развития военной техники помогал как государству укрепиться против личности, так и развитым странам укрепиться против отсталых. В мире все меньше и меньше очагов власти. Уже в 1939 году было только пять государств, способных вести войну на широкую ногу, а теперь есть только три — в конечном счете, пожалуй, только два. Эта тенденция была очевидна в течение многих лет, а некоторые наблюдатели обращали на нее внимание еще до 1914 года. Единственное, что может обратить ее вспять — это открытие оружия, — или, выражаясь более широко, метода борьбы — не зависящего от огромных затрат и промышленных предприятий.

По ряду причин можно сделать вывод, что у русских пока нет секрета изготовления атомной бомбы, с другой же стороны, все указывает на то, что они получат ее в течение нескольких лет. Таким образом, перед нами стоит перспектива образования двух-трех чудовищных сверхдержав, каждая из которых обладает оружием, с помощью которого миллионы людей могут быть уничтожены за несколько секунд в ходе разделения мира. Было бы довольно поспешно полагать, что это приведет к более масштабным и кровавым войнам, и, возможно, фактическому уничтожению цивилизации. Но предположим, — и это действительно вероятно — что развитые нации примут негласное соглашение никогда не использовать атомную бомбу друг против друга. Предположим, что они лишь будут использовать ее (или угрозу ее применения) против людей, которые не могут ответить тем же. В этом случае мы возвращаемся туда, где мы были раньше, с той лишь разницей, что власть сосредоточена в еще меньшем количестве рук, и что перспективы покоренных народов и угнетенных классов еще более безнадежны.

Когда Джеймс Бёрнем написал «Революцию менеджеров», многим американцам казалось вероятным, что немцы победят в конце войны в Европе, казалось естественным предположение, что Германия, а не Россия будет доминировать на евразийском континентальном массиве, в то время как Япония останется хозяином Восточной Азии. Это был просчет, но это не противоречит основной мысли. Географическое изображение нового мира Бёрнема оказывается верным. Все более и более очевидно, что поверхность Земли делится на три великих империи — автономных, сокращающих контакты с внешним миром и управляемых под той или иной маскировкой самопровозглашенной олигархией. Споры о том, где пролягут границы, все еще продолжаются, и будут продолжаться еще несколько лет, а третья из трех сверхдержав — Восточная Азия, где преобладает Китай — пока лишь потенциальная, а не фактическая. Однако общее направление безошибочно, и каждое научное открытие последних лет ускоряет его. 

Кто-то сказал, что самолет «отменит границы», а на деле самолет оказался таким серьезным оружием, что границы стали определенно непроходимыми. Радиостанция должна была служить международному взаимопониманию и сотрудничеству, а вместо этого служит изоляции одной нации от другой. Атомная бомба может завершить процесс за счет отъема у эксплуатируемых классов и народов способности к восстанию как таковой и в то же время заложить основу военного равенства между обладателями бомб. Раз невозможно победить друг друга, они, скорее всего, продолжат править миром порознь, и трудно предугадать, что сможет нарушить этот баланс, кроме непредсказуемых демографических изменений.

Сорок или пятьдесят лет назад, г-н Герберт Уэллс и другие предупреждали нас, что человек находится в опасности, разрушает себя своим собственным оружием, освобождает Землю для муравьев или какого-нибудь еще стайного вида. Любой, кто видел опустевшие города Германии, по крайней мере, может это себе представить. Тем не менее, если смотреть на мир в целом, то в течение многих десятилетий его дрейф ведет не к анархии, а к повторному введению рабства. Мы, может быть, стремимся не к всеобщему самоуничтожению, но к эпохе такой же ужасающе стабильной, как рабовладельческие строи древности. Теория Джеймса Бёрнема активно обсуждается, но пока мало кто смог просчитать идеологическую подоплеку — то есть, мировоззрение, вид верований и социальную структуру, которые будут в государстве НЕПОБЕДИМОМ и находящемся в состоянии перманентной холодной войны с соседями.

Если бы атомная бомба оказалась чем-то дешевым и легко производимым, как велосипед или будильник, возможно, мир снова погрузился бы в варварство, но с другой стороны это могло бы привести к концу национального суверенитета и основанию высокоцентрализованного полицейского государства. Если же атомная бомба — это действительно редкий и дорогостоящий объект, который так же трудно производить, как линкор, то она, вероятнее всего, на неопределенный срок положит конец крупномасштабным войнам ценой установления «мира, который не будет миром».

Перевел Сергей Иннер
Санкт-Петербург, 2014 г.
vk.com/rocknword

alterozoom.com

Атомная бомба/Что делать — Lurkmore

Это подстатья-включение в основную: Атомная бомба. Плашки, навигационные шаблоны и стандартное оформление здесь не нужны!

«

Тяжело в учении — легко в очаге поражения.

»
— Армейская мудрость
«

— Что надо делать при ядерном взрыве>? — Накрыться белой простынёй и медленно ползти на кладбище! — А почему медленно? — Ну, чтобы панику не создавать

»
— Бородатый анекдот
«

— Даю вводную: взрыв атомной бомбы на полубаке! Лейтенант, ваши действия?
— Испаряюсь, товарищ адмирал.

»
— Флотский юмор

Краткое пособие. Не надейтесь, что оно вам поможет, если вдруг жахнет, оно тут для атмосферы, а вы все сдохнете.

Выживаем в городе

Прежде всего, дорогой анонимус, не особо надейся быстро перейти в мир иной и зажигать там с ангелами, чертями или гуриями. Гуманных термоядерных боеприпасов не так много, и их потратят прежде всего на уничтожение средств ответного удара, запрятанных во глубине сибирских руд, да на просторах Техасщины та Оклахомщины. Основной массе населения демократию или духовность будут доставлять «обычными» атомными версиями сабжа. При средней мощности удара (в случае приповерхностного взрыва) в радиусе садового кольца все линии метро, залегания меньше ста метров, схлопываются от сейсмического удара, хотя есть шанс что тебе «повезёт», анонимус, и ты окажешься в указанном радиусе на станции ниже ста метров. В этом случае тоже нельзя расчитывать на долгую и счастливую жизнь ибо все воздухозаборники для этих станций останутся на поверхности и превратятся в «спёкшуюся стекловидную массу», что никоим образом не будет способствовать твоему дыханию под землёй, мой маленький друг. Об этих прелестях ниже.

Три мегатонны демократии.
In God we trust

Для начала, несмотря на утверждения, что сраная рашка катится в сраное говно, системы раннего обнаружения и гражданской обороны все ещё работают, и даже помаленьку модернизируются. Так что тебя предупредят. Предупредят тебя в максимально простой и доходчивой форме, никаких трех зеленых свистков запоминать не надо. Просто заревут рупоры системы оповещения, которые висят на домах на всех перекрестках (нет, это не декорации советского периода), после чего голос пожилой напуганной тетеньки (вариант: сурового волосатого генерала, косплеющего Левитана) произнесет слова: ВНИМАНИЕ ВСЕМ и ртом же будет изложено, какой именно пиздец надвигается. В нашем случае будет про ракетно-ядерное нападение. Если ты услышал сигнал, но до матюгальника далеко, включи радио или зомбоящик — там будет то же самое по всем каналам. Голос, кстати, даст и советы как себя вести, куда бежать, сколько успеет.

После сигнала у тебя будет в худшем случае минут десять. Если сигнал застал тебя вблизи станции метро, беги туда, метро в этой стране потому и строится так туго, что обременено задачами качественного укрытия населения от ядерного пиздеца. Только беги быстро, метро закроют минут через пять после сигнала, если не успеваешь — беги туда, где есть подвал, куда пустят. Если вдруг тебе улыбнулась удача и рядом есть не разворованное, не затопленное и не используемое под склад женских колготок и пиратских дисков советское бомбоубежище, беги туда. Если сигнал тебя застал дома, собери шмотки и иди в подвал дома. Если ты не успел есть несколько вариантов. самое важное этот уйти в тень и вообще не смотреть на бабах, иначе тупо ослепнешь и от тебя не будет толку даже в течении тех 2-х недель что ты возможно сможешь прожить после пережитого это с тяжелой лучевой то болезнью…

Если тебе сильно не повезло и на тебя свалилась так называемая «нейтронная бомба» — термоядерный боеприпас в мощностью 1кТ, но убивающий все живое нахуй в радиусе 1 км (нейтроны очень любят воду из которой ты состоишь процентов на 80), то дальше можешь не читать. Если же, мой дорогой параноик, ты сего боеприпаса забоялся, то запомни, для тебя древоземляное убежище как раз то, что тебе нужно. Его можно сделать самому. Как, луркать плакаты советских времен

Большинство убежищ Г. О. из возведённых c конца 1970-х и до настоящего времени для гражданских лиц рассчитано на давление ударной волны 0,1 МПа (тип А-IV), а сейчас строятся только этого типа. Самые лучшие и самые малочисленные убежища (тип А-I) — на 0,5МПа, А-II 0,3МПа, А-III 0,2МПа. Но не стоит обольщаться, если у вас под боком убежище самого прочного типа: как правило, чем прочнее убежище, тем стратегичнее объект рядом с ним, а значит выше вероятность точечного удара по объекту. Государство не будет распылять средства на надёжную защиту всех. С конца пятидесятых годов строились сооружения на 0,15 и 0,3МПа. Довоенные сооружения не рассчитывались на ядерный взрыв, но какую-то ударную волну, не более 0,5 МПа, скорее 0,1-0,2 МПа, обычные подвальные убежища может быть выдержат, если не прогнили конструкции. Более прочные защитные сооружения, кроме метро, предназначены не для вас, рядовой пользователь Интернета.

В шестидесятые-семидесятые строились убежища пятого класса 0,05МПа, четвёртого 0,1МПа, третьего класса 0,4-0,5МПа, второго и первого классов — это метро и некоторые особые бункера. Расположенные на глубине около 20 метров станции Метро (убежища второго класса) устоят не только в эпицентре воздушного, но даже в непосредственной близости от наземного взрыва малого калибра (до 10-15 килотонн). Глубоко расположенные, свыше 30 метров станции и туннели (убежища первого класса) выдержат в непосредственной близости взрыв среднего калибра (мощностью до 100 килотонн). В непосредственной близости — не значит, что прямо под взрывом, это где-то в нескольких десятках — сотне-другой метров от границ воронки; 15 кт при взрыве на поверхности — это воронка глубиной ~15-20 м и диаметром под сотню м, 100 кт соотвесно ~30 м и ~200 м. Опять же, если выдержит сооружение — не значит, что выдержит человек: при наземном взрыве в почве образуются сейсмические волны, типа землетрясения, только гораздо сильнее (как вам колебания в несколько метров с ускорением в тысячи g)), от которых люди в подземке могут получить травмы о внутреннее оборудование и конструкции и погибнуть.

И ещё один момент: защитные конструкции входов (защитные двери) и вентиляционных узлов метро рассчитаны на давление ударной волны 0,3 МПа — глубоко залегающих и 0,1 МПа мелко залегающих линий и станций. То есть если станция оказалась в близко к эпицентру низкого воздушного или наземного взрыва и всё-таки умудрилась уберечь людей, то то спасённым придётся выходить на поверхность по тоннелям через выходы соседних станций. Представьте такую бродилку в реальности: в темноте, с мобильниками вместо фонариков толпы людей наугад мечутся по хитросплетениям тоннелей и станций, ищут не заваленный выход на поверхность. А водонасосы не работают и тоннели уже по-тихоньку затапливает грунтовая вода — романтика…

Главное, чтоб двери здоровенные железные вовремя закрыли и народ друг друга на спуске не затоптал, на платформе или путях не раздавил и воздух весь не выжрал.

Особенно кавайно и мило будет на входах в станции метро (являющиеся одновременно и входом в бомбоубежище). Только представь, анонимус: толпы таких же как ты ринутся в этот узкий проход топча и толкая друг друга. Вопли, крики, плач детей, потерявших из виду родителей, стоны умирающих, стрельба милиционеров отбивающихся от психов, мародёров и прочего неадеквата. Скорее всего панораму дополнят разведённые психами пожары в округе. Совсем весело будет, когда дверь начнёт неумолимо закрываться. Отрезанные беспощадной дверью руки, ноги, головы…

Прежде всего, думать забудь навьючивать на себя полный набор для гнезда параноика. В первые сутки после удара жизненно важна будет скорость передвижения — драпанья в сторону от эпицентра, каждый килограмм взятого веса прямо повлияет на твои шансы выжить (и на остаток жизни потом). С собой обязательно следует взять документы: паспорта, свидетельства о рождении (если ты школьник или наоборот, уже своих буратин настругал), приписное или военный билет. Не думай, что после удара сразу же наступит мама-анархия, хоть какая-то власть обязательно уцелеет, как и её инструменты: милиция, армия, чиновники, и все они будут первым делом документы проверять. Лиц без документов будут запихивать в фильтрационные лагеря, а если будут вести себя неадекватно, то и замочить могут, граждане в погонах тоже будут очень нервными. Деньги возьми, коммунизм тоже не наступит.

Кстати по поводу драпанья. Все находится в зависимости от того, что прилетит в твой город. Если тепло, идущее к тебе, атомное, то бабах от него не более 100 кТ. Если же термоядерное, то не более 3 мегатонн в одни руки(царь-боньбу в 57 Мт на вас никто не сбросит. Не ссыте, дорогие мои). В соответствии с этим есть о-о-огромная разница от каких факторов надо драпать и в каком порядке. Если при термоядерном подрыве фактор радиации спадает сравнительно быстро, то при ядерном ме-е-едленно.

В соответствии с этим, если ты нашел таки нормальное убежище и выдержал термоядерный удар, то можно попробовать отсидеться в убежище дней 10 (ты же выжил, анон). А вот если ты выжил прячась в каком-то задрипанном подвале, то драпай оттуда поскорее, ибо радиация сцуко незаметная, и судя по мощности это был атомный бабах. Так что вали перпендикулярно ветру и остерегайся дождика и пыли.

Еда — жрать, пока не выйдешь из зоны заражения, все равно нельзя, да и не вынесешь ты из неё незараженной еды. Так как покушать тебе лично никто не принесет, поэтому возьми с собой то, что запаковано погерметичней — бичпакет, или расовый пиндосский сникерс), ну или совсем кошерный сухпаек. Бытовые дозиметры — практически бесполезны, если не скиснет от импульса и проникающей радиации, датчик у них всё равно не рассчитан на действия в условиях сильного заражения, быстро деградирует и будет показывать бред. Разве что потом доставать еду и воду проверять, но батарейки сядут быстро. Приборы атомщиков и военных требуют определенных познаний, и главное — тяжелы, про вес уже сказано. А вот радиоприемник Degen 1103 возьми обязательно, только отсоедини антенну и батарейку. И карту города и ближайших окрестностей. Мобильник оставь дома, сотовые сети сразу и навсегда будут отключены. Ввиду объективных причин, сразу после тревоги, дозвониться скорее всего никуда не удастся.

Духовная РС-20 духовна
ОАО РПЦ гарантирует это!

Про йод: выпить йода медицинского = выпить йаду, тебя предупредили. Профилактические бытовые препараты (соль там и всё такое) содержат слишком малые концентрации для эффекта при уровнях после ядерных ударов. Добывать специальные препараты — наверняка подсунут просроченное, неправильно хранившееся. В общем, потом обратись к военным или МЧС, выдадут годное и в правильной концентрации. Кстати про забухать: водка радиацию не выводит! А снижает поражающее действие, так что мой юный пушистый друг бухать надо до, а не после, но лучше таки не стоит, ибо быстро бегать уже не сможешь.

Сразу как отгремит, есть выбор из двух вариантов. Вариант раз — сидеть в подвале столько, на сколько хватит воздуха и жратвы. В первые сутки после удара на окружающей местности ожидаются уровни радиации, при которых существование белковых тел весьма затруднено. Помни — на тебя работает великий закон полураспада, в соответствии с которым уровень радиации будет неуклонно спадать, и чем дольше удастся отсидеться в подвале, тем меньше будет угроза жизни, когда из подвала все-таки придется вылезать. Кроме того, не все способны быстрым темпом отмахать десять-двадцать километров по пересеченной местности, необходимые для ухода из зоны со смертельно опасным уровнем заражения.

Если предположить, что взрыв был просто ядерным (если был термоядерным, то ты уже мёртв и тебя это не волнует), то уже на расстоянии пятисот метров от эпицентра всего через час после взрыва уровень радиации не будет превышать одного Р/ч. Этот уровень радиации уже не представляет никакой угрозы для жизни. На растоянии километра уровень радиации через час будет вовсе меньше десятой Р/ч. Опасность представляет только попадание в организм радиоактивной пыли (но от этого умрёшь не сразу, а через годы). Так что, если есть респиратор, отсиживаться в ожидании спада уровня радиации более часа нет никакого смысла. Респиратор или противогаз — это твой главный друг. Да, ещё надо правильно выбрать направление, в котором драпать, а то можно и прямо в пиздец прибежать.

Вариант два исходит из того, что в подвале отсидеться не получится, следует вылезать и двигаться подальше, пока ещё можешь ходить. Если в твоем доме есть газ — выбираться придется сразу, иначе быстро почувствуешь себя курицей гриль. Впрочем, и без газа пожары будет представлять куда более явную угрозу, чем радиация. Если подвал завалило основательно, быстро начнутся проблемы с дыханием, если перепахало — его остатки от радиации не защитят. Совсем космические уровни радиации будут ближе к эпицентру, чем твой подвал (раз ты в нем уцелел после проникающего и ударной волны), и в первые часы после взрыва основная масса радиоактивного дерьма ещё болтается высоко в атмосфере. Успеть уйти из наиболее опасной зоны заражения за это время вполне реально.

Вне зависимости от того, когда ты вылез, по завалу окружающих строений определи, откуда пришла ударная волна, и быстро топай в противоположную сторону, но на выход из города (только ни в коем случае не по ветру). Не особо отвлекайся на спасение других, вообще, сторонись людей, имеющих явные признаки попадания под раздачу — ожоги, оторванные лапки. Их ты не спасешь, только сам подохнешь, потому как они уже самоходные Чернобыли, а не люди. Чем быстрее выберешься из города, тем меньше нахватаешь радиации, тем меньше шансов, что угодишь под второй удар (да-да, если твой город имеет ниибацо важное значение, то будет несколько заходов, чтоб с гарантией).

Основную угрозу в первые несколько суток будет представлять пыль, обогащенная как первичными продуктами ядерного распада, так и вторичными источниками. Вдохнуть её или проглотить — значит пропустить радиацию прямо к жизненно важным органам, да и голой кожей контактировать крайне нежелательно. Не дышать ртом (и вообще дышать надо через тряпку, СИЗ опять же решает), не жрать, воду пить только водопроводную, на худой конец проточную (если течет не со стороны последнего наблюдения грибообразных облаков), не садиться и не ложиться на землю, избегать низменностей (там будут наибольшие концентрации), не идти по ветру (если только это не единственное доступное направление от эпицентра). Выделительные процессы сдерживай максимально долго. Самое плохое, что может случиться — пойдет чёрненький грибной дождик, дождик этот будет настолько ядреным, что при первых признаках сразу прячься под навесы, деревья и вообще хоть куда.

Как выберешься из города настолько, что город уже еле виден, включай радио и слушай оповещения. Армия и прочие службы будут устраивать пункты обслуживания населения, посмотри по карте, какой ближайший, и топай туда (труЪ параноик узнает заранее точки сбора, о них вам раскажут в местном МЧС, главное поинтресоваться заранее). По прибытии пройди контроль (запомни или запиши результаты), дезактивацию, скушай выданные препараты, сними и выкинь нахуй верхнюю одежду. Дальше от тебя мало что будет зависеть, просто не ухудшай ситуацию (особенно воплями «Все пропало» — это разведение паники, имеют право застрелить) и помогай (или хотя бы не мешай) тем, кто тебя спасает.

Выживаем в дерёвне

Если ты умный маленький анонимус, то у тебя появляется альтернатива; если ты тупая деревенская гопота, то ты просто счастлив. Потому, что если на момент ядерного удара ты находишься в микромухосранске на 10 тыж или вовсе в деревне, то на все поражающие факторы, кроме радиоактивного заражения местности, ты сможешь глубоко срать с местной колокольни тринадцатого века. Все дело в том, что если живёшь в задрищенске, где нет никакой важной промышленности aka автомототракторный завод (который, возможно, можно быстренько перенастроить на производство всяких БМП), металлургия, хлебокомбинат регионального значения (и прочие снабжающие жратвой дохуя народа комплексы), то можно вообще забить хуй — никому твой город не упёрся, в условиях рынка невыгодно кидать на тебя довольно дорогую бомбуэ. Это при условии, что рядом с твоей деревухой не находятся шахты ракет подземного базирования и тебе не прилетит водородка. В общем — следи за новостями и перебирайся к комарам и окушкам в речке, как только по зомбоящику просквозит что-то про повышение боеготовности, мобилизацию в Китае или США, или что-то в этом роде. Комплект параноика бери и не экономь вес: время у тебя в этом случае будет.

Выбрав место дислокации, проведи учёт всех ближайших атомных целей. К ним относятся большие города (регцентры и крупные райцентры от 200 тыж) и стратегические военные объекты типа Тейково или Козельска. Ближайший такой объект должен быть ну никак не ближе 150 км к твоей деревухе — и даже если он дальше, fallout может принести ветром. Поэтому за ветром после удара следи особо.

Сразу же, как только услышишь, что по гОрОдским ебануло — включай радиоприёмник и не выключай; там должны сообщить, какие конкретно города уничтожены. Само собой, тебе нужен приёмник на батарейках.

Узнав, где конкретно ебануло, выйди за калитку, послюни палец и подними вверх. Так ты узнаешь, откуда дует ветер. Если этот гад сифонит со стороны грибочков — ты выбрал неудачное место для выживания. Тут, что называется — хватай мешки, паром отходит. Надевай косуху, вешай на плечо двустволку, садись на мотоцикл и съёбывай быстро, решительно, пока хватит бензина в баке и канистре (ты ведь кинул канистру в свой колясыч, анон?).

Если ветер дует в другую сторону — сиди на жопе ровно и не ссы, пронесёт. Можешь взять сосисочек, водочки, и напоследок — пока ещё тепло — сходить на речку и отметить день социопата у костерка. Жарь сосисочки на палочках, закусывай ими водочку и тихо ухохатывайся над тем, как там сейчас в Маасскве из хомячья форшмак выпекается. Из ружжа пока не стреляй, корованы не грабь и деньги не выбрасывай; твоя пердяевка далеко не скоро объявит себя вольным городом Кламатом, а в ближайшее время возможно прибытие солдат, МЧС-овцев и колонн спасшихся беженцев из пунктов обслуживания населения.

Если ты городской, не слушал советов, но таки вырвался живым из ада и пиздеца, то именно в этот момент ты и прибудешь в спасительный Хуевск-Перекукуевск, только дома у тебя там не будет: копай землянку. Или будет, но гнилой и с плесенью: во многих депрессивных регионах сейчас деревни, ПГТ и маленькие городки изобилуют заброшенными, полуразрушенными домами. Но ты, хипстан, креакл, планктонина, будешь рад и такой крыше над головой, потому что местные в свои добротные избы тебя не пустят. Хотя если ты не полный креакл, а что-то умеешь, можешь наняться в батраки, и тогда местные кузьмичи тебя поселят на полу или в старой бане. В противном случае вся надежда на военных и МЧС — обустраивайся там, где они скажут — в палатке, землянке, на матрасе, расстеленном в кабинете русского языка в помещении заброшенной школы.

Ты можешь спросить: что за хуйня? Какая еще военная оккупация? Где мой фоллаут? Заткнись и не рисуйся, эти ребята пока что твои друзья. Дело в том, что, скорее всего, на ближайший год-два-три, а то и больше, лето отменяется, а вместе с ним отменяются и золотые хлеба с рассыпчатой картошечкой. И жрать тебе придется росрезервовскую тухлятину, которую привозит и раздаёт кто? Правильно, эти парни. Альтернативный рацион — в виде ворон, собак, кошек, хлебца из опилок и подгнившей картофельной шелухи.

Если федеральная власть не уцелела, то продлится военная оккупация от нескольких месяцев до года; потом войска разложатся и разбегутся, растащив с собой недоеденные остатки из складов Росрезерва, и тогда тебе волей-неволей придётся грабить корованы, чтобы отбирать еду. А если федеральная власть спряталась в бункере под Ямантау и продолжает вещать, то диктатура может продержаться и подольше: сиди и не чирикай, и получишь свой паёк. Имей терпение, и дождешься золотой свободы.

А вот если война еще не закончилась, и командование в своем бункере под Ямантау еще пытается кого-то обводить рамочкой и отправлять воевать, то, скорее всего, тебя заберут в армию (если ты не тян, не безногNм и не малолетний долбоёб; если ты тян, можешь напроситься в добровольцы, а если малолетний долбоёб, ври, что тебе 18: все равно все базы данных сгорели). Не бухти и не пытайся косить: это скорее хорошо, чем плохо. До мест, где убивают, ты, может быть, и не доедешь, а вот кормить тебя точно будут и ты в перспективе сможешь сам принять участие в растаскивании росрезервов.

lurkmore.co

Атомная бомба/Что делать — Lurkmore

Это подстатья-включение в основную: Атомная бомба. Плашки, навигационные шаблоны и стандартное оформление здесь не нужны!

«

Тяжело в учении — легко в очаге поражения.

»
— Армейская мудрость
«

— Что надо делать при ядерном взрыве>? — Накрыться белой простынёй и медленно ползти на кладбище! — А почему медленно? — Ну, чтобы панику не создавать

»
— Бородатый анекдот
«

— Даю вводную: взрыв атомной бомбы на полубаке! Лейтенант, ваши действия?
— Испаряюсь, товарищ адмирал.

»
— Флотский юмор

Краткое пособие. Не надейтесь, что оно вам поможет, если вдруг жахнет, оно тут для атмосферы, а вы все сдохнете.

Выживаем в городе

Прежде всего, дорогой анонимус, не особо надейся быстро перейти в мир иной и зажигать там с ангелами, чертями или гуриями. Гуманных термоядерных боеприпасов не так много, и их потратят прежде всего на уничтожение средств ответного удара, запрятанных во глубине сибирских руд, да на просторах Техасщины та Оклахомщины. Основной массе населения демократию или духовность будут доставлять «обычными» атомными версиями сабжа. При средней мощности удара (в случае приповерхностного взрыва) в радиусе садового кольца все линии метро, залегания меньше ста метров, схлопываются от сейсмического удара, хотя есть шанс что тебе «повезёт», анонимус, и ты окажешься в указанном радиусе на станции ниже ста метров. В этом случае тоже нельзя расчитывать на долгую и счастливую жизнь ибо все воздухозаборники для этих станций останутся на поверхности и превратятся в «спёкшуюся стекловидную массу», что никоим образом не будет способствовать твоему дыханию под землёй, мой маленький друг. Об этих прелестях ниже.

Три мегатонны демократии.
In God we trust

Для начала, несмотря на утверждения, что сраная рашка катится в сраное говно, системы раннего обнаружения и гражданской обороны все ещё работают, и даже помаленьку модернизируются. Так что тебя предупредят. Предупредят тебя в максимально простой и доходчивой форме, никаких трех зеленых свистков запоминать не надо. Просто заревут рупоры системы оповещения, которые висят на домах на всех перекрестках (нет, это не декорации советского периода), после чего голос пожилой напуганной тетеньки (вариант: сурового волосатого генерала, косплеющего Левитана) произнесет слова: ВНИМАНИЕ ВСЕМ и ртом же будет изложено, какой именно пиздец надвигается. В нашем случае будет про ракетно-ядерное нападение. Если ты услышал сигнал, но до матюгальника далеко, включи радио или зомбоящик — там будет то же самое по всем каналам. Голос, кстати, даст и советы как себя вести, куда бежать, сколько успеет.

После сигнала у тебя будет в худшем случае минут десять. Если сигнал застал тебя вблизи станции метро, беги туда, метро в этой стране потому и строится так туго, что обременено задачами качественного укрытия населения от ядерного пиздеца. Только беги быстро, метро закроют минут через пять после сигнала, если не успеваешь — беги туда, где есть подвал, куда пустят. Если вдруг тебе улыбнулась удача и рядом есть не разворованное, не затопленное и не используемое под склад женских колготок и пиратских дисков советское бомбоубежище, беги туда. Если сигнал тебя застал дома, собери шмотки и иди в подвал дома. Если ты не успел есть несколько вариантов. самое важное этот уйти в тень и вообще не смотреть на бабах, иначе тупо ослепнешь и от тебя не будет толку даже в течении тех 2-х недель что ты возможно сможешь прожить после пережитого это с тяжелой лучевой то болезнью…

Если тебе сильно не повезло и на тебя свалилась так называемая «нейтронная бомба» — термоядерный боеприпас в мощностью 1кТ, но убивающий все живое нахуй в радиусе 1 км (нейтроны очень любят воду из которой ты состоишь процентов на 80), то дальше можешь не читать. Если же, мой дорогой параноик, ты сего боеприпаса забоялся, то запомни, для тебя древоземляное убежище как раз то, что тебе нужно. Его можно сделать самому. Как, луркать плакаты советских времен

Большинство убежищ Г. О. из возведённых c конца 1970-х и до настоящего времени для гражданских лиц рассчитано на давление ударной волны 0,1 МПа (тип А-IV), а сейчас строятся только этого типа. Самые лучшие и самые малочисленные убежища (тип А-I) — на 0,5МПа, А-II 0,3МПа, А-III 0,2МПа. Но не стоит обольщаться, если у вас под боком убежище самого прочного типа: как правило, чем прочнее убежище, тем стратегичнее объект рядом с ним, а значит выше вероятность точечного удара по объекту. Государство не будет распылять средства на надёжную защиту всех. С конца пятидесятых годов строились сооружения на 0,15 и 0,3МПа. Довоенные сооружения не рассчитывались на ядерный взрыв, но какую-то ударную волну, не более 0,5 МПа, скорее 0,1-0,2 МПа, обычные подвальные убежища может быть выдержат, если не прогнили конструкции. Более прочные защитные сооружения, кроме метро, предназначены не для вас, рядовой пользователь Интернета.

В шестидесятые-семидесятые строились убежища пятого класса 0,05МПа, четвёртого 0,1МПа, третьего класса 0,4-0,5МПа, второго и первого классов — это метро и некоторые особые бункера. Расположенные на глубине около 20 метров станции Метро (убежища второго класса) устоят не только в эпицентре воздушного, но даже в непосредственной близости от наземного взрыва малого калибра (до 10-15 килотонн). Глубоко расположенные, свыше 30 метров станции и туннели (убежища первого класса) выдержат в непосредственной близости взрыв среднего калибра (мощностью до 100 килотонн). В непосредственной близости — не значит, что прямо под взрывом, это где-то в нескольких десятках — сотне-другой метров от границ воронки; 15 кт при взрыве на поверхности — это воронка глубиной ~15-20 м и диаметром под сотню м, 100 кт соотвесно ~30 м и ~200 м. Опять же, если выдержит сооружение — не значит, что выдержит человек: при наземном взрыве в почве образуются сейсмические волны, типа землетрясения, только гораздо сильнее (как вам колебания в несколько метров с ускорением в тысячи g)), от которых люди в подземке могут получить травмы о внутреннее оборудование и конструкции и погибнуть.

И ещё один момент: защитные конструкции входов (защитные двери) и вентиляционных узлов метро рассчитаны на давление ударной волны 0,3 МПа — глубоко залегающих и 0,1 МПа мелко залегающих линий и станций. То есть если станция оказалась в близко к эпицентру низкого воздушного или наземного взрыва и всё-таки умудрилась уберечь людей, то то спасённым придётся выходить на поверхность по тоннелям через выходы соседних станций. Представьте такую бродилку в реальности: в темноте, с мобильниками вместо фонариков толпы людей наугад мечутся по хитросплетениям тоннелей и станций, ищут не заваленный выход на поверхность. А водонасосы не работают и тоннели уже по-тихоньку затапливает грунтовая вода — романтика…

Главное, чтоб двери здоровенные железные вовремя закрыли и народ друг друга на спуске не затоптал, на платформе или путях не раздавил и воздух весь не выжрал.

Особенно кавайно и мило будет на входах в станции метро (являющиеся одновременно и входом в бомбоубежище). Только представь, анонимус: толпы таких же как ты ринутся в этот узкий проход топча и толкая друг друга. Вопли, крики, плач детей, потерявших из виду родителей, стоны умирающих, стрельба милиционеров отбивающихся от психов, мародёров и прочего неадеквата. Скорее всего панораму дополнят разведённые психами пожары в округе. Совсем весело будет, когда дверь начнёт неумолимо закрываться. Отрезанные беспощадной дверью руки, ноги, головы…

Прежде всего, думать забудь навьючивать на себя полный набор для гнезда параноика. В первые сутки после удара жизненно важна будет скорость передвижения — драпанья в сторону от эпицентра, каждый килограмм взятого веса прямо повлияет на твои шансы выжить (и на остаток жизни потом). С собой обязательно следует взять документы: паспорта, свидетельства о рождении (если ты школьник или наоборот, уже своих буратин настругал), приписное или военный билет. Не думай, что после удара сразу же наступит мама-анархия, хоть какая-то власть обязательно уцелеет, как и её инструменты: милиция, армия, чиновники, и все они будут первым делом документы проверять. Лиц без документов будут запихивать в фильтрационные лагеря, а если будут вести себя неадекватно, то и замочить могут, граждане в погонах тоже будут очень нервными. Деньги возьми, коммунизм тоже не наступит.

Кстати по поводу драпанья. Все находится в зависимости от того, что прилетит в твой город. Если тепло, идущее к тебе, атомное, то бабах от него не более 100 кТ. Если же термоядерное, то не более 3 мегатонн в одни руки(царь-боньбу в 57 Мт на вас никто не сбросит. Не ссыте, дорогие мои). В соответствии с этим есть о-о-огромная разница от каких факторов надо драпать и в каком порядке. Если при термоядерном подрыве фактор радиации спадает сравнительно быстро, то при ядерном ме-е-едленно.

В соответствии с этим, если ты нашел таки нормальное убежище и выдержал термоядерный удар, то можно попробовать отсидеться в убежище дней 10 (ты же выжил, анон). А вот если ты выжил прячась в каком-то задрипанном подвале, то драпай оттуда поскорее, ибо радиация сцуко незаметная, и судя по мощности это был атомный бабах. Так что вали перпендикулярно ветру и остерегайся дождика и пыли.

Еда — жрать, пока не выйдешь из зоны заражения, все равно нельзя, да и не вынесешь ты из неё незараженной еды. Так как покушать тебе лично никто не принесет, поэтому возьми с собой то, что запаковано погерметичней — бичпакет, или расовый пиндосский сникерс), ну или совсем кошерный сухпаек. Бытовые дозиметры — практически бесполезны, если не скиснет от импульса и проникающей радиации, датчик у них всё равно не рассчитан на действия в условиях сильного заражения, быстро деградирует и будет показывать бред. Разве что потом доставать еду и воду проверять, но батарейки сядут быстро. Приборы атомщиков и военных требуют определенных познаний, и главное — тяжелы, про вес уже сказано. А вот радиоприемник Degen 1103 возьми обязательно, только отсоедини антенну и батарейку. И карту города и ближайших окрестностей. Мобильник оставь дома, сотовые сети сразу и навсегда будут отключены. Ввиду объективных причин, сразу после тревоги, дозвониться скорее всего никуда не удастся.

Духовная РС-20 духовна
ОАО РПЦ гарантирует это!

Про йод: выпить йода медицинского = выпить йаду, тебя предупредили. Профилактические бытовые препараты (соль там и всё такое) содержат слишком малые концентрации для эффекта при уровнях после ядерных ударов. Добывать специальные препараты — наверняка подсунут просроченное, неправильно хранившееся. В общем, потом обратись к военным или МЧС, выдадут годное и в правильной концентрации. Кстати про забухать: водка радиацию не выводит! А снижает поражающее действие, так что мой юный пушистый друг бухать надо до, а не после, но лучше таки не стоит, ибо быстро бегать уже не сможешь.

Сразу как отгремит, есть выбор из двух вариантов. Вариант раз — сидеть в подвале столько, на сколько хватит воздуха и жратвы. В первые сутки после удара на окружающей местности ожидаются уровни радиации, при которых существование белковых тел весьма затруднено. Помни — на тебя работает великий закон полураспада, в соответствии с которым уровень радиации будет неуклонно спадать, и чем дольше удастся отсидеться в подвале, тем меньше будет угроза жизни, когда из подвала все-таки придется вылезать. Кроме того, не все способны быстрым темпом отмахать десять-двадцать километров по пересеченной местности, необходимые для ухода из зоны со смертельно опасным уровнем заражения.

Если предположить, что взрыв был просто ядерным (если был термоядерным, то ты уже мёртв и тебя это не волнует), то уже на расстоянии пятисот метров от эпицентра всего через час после взрыва уровень радиации не будет превышать одного Р/ч. Этот уровень радиации уже не представляет никакой угрозы для жизни. На растоянии километра уровень радиации через час будет вовсе меньше десятой Р/ч. Опасность представляет только попадание в организм радиоактивной пыли (но от этого умрёшь не сразу, а через годы). Так что, если есть респиратор, отсиживаться в ожидании спада уровня радиации более часа нет никакого смысла. Респиратор или противогаз — это твой главный друг. Да, ещё надо правильно выбрать направление, в котором драпать, а то можно и прямо в пиздец прибежать.

Вариант два исходит из того, что в подвале отсидеться не получится, следует вылезать и двигаться подальше, пока ещё можешь ходить. Если в твоем доме есть газ — выбираться придется сразу, иначе быстро почувствуешь себя курицей гриль. Впрочем, и без газа пожары будет представлять куда более явную угрозу, чем радиация. Если подвал завалило основательно, быстро начнутся проблемы с дыханием, если перепахало — его остатки от радиации не защитят. Совсем космические уровни радиации будут ближе к эпицентру, чем твой подвал (раз ты в нем уцелел после проникающего и ударной волны), и в первые часы после взрыва основная масса радиоактивного дерьма ещё болтается высоко в атмосфере. Успеть уйти из наиболее опасной зоны заражения за это время вполне реально.

Вне зависимости от того, когда ты вылез, по завалу окружающих строений определи, откуда пришла ударная волна, и быстро топай в противоположную сторону, но на выход из города (только ни в коем случае не по ветру). Не особо отвлекайся на спасение других, вообще, сторонись людей, имеющих явные признаки попадания под раздачу — ожоги, оторванные лапки. Их ты не спасешь, только сам подохнешь, потому как они уже самоходные Чернобыли, а не люди. Чем быстрее выберешься из города, тем меньше нахватаешь радиации, тем меньше шансов, что угодишь под второй удар (да-да, если твой город имеет ниибацо важное значение, то будет несколько заходов, чтоб с гарантией).

Основную угрозу в первые несколько суток будет представлять пыль, обогащенная как первичными продуктами ядерного распада, так и вторичными источниками. Вдохнуть её или проглотить — значит пропустить радиацию прямо к жизненно важным органам, да и голой кожей контактировать крайне нежелательно. Не дышать ртом (и вообще дышать надо через тряпку, СИЗ опять же решает), не жрать, воду пить только водопроводную, на худой конец проточную (если течет не со стороны последнего наблюдения грибообразных облаков), не садиться и не ложиться на землю, избегать низменностей (там будут наибольшие концентрации), не идти по ветру (если только это не единственное доступное направление от эпицентра). Выделительные процессы сдерживай максимально долго. Самое плохое, что может случиться — пойдет чёрненький грибной дождик, дождик этот будет настолько ядреным, что при первых признаках сразу прячься под навесы, деревья и вообще хоть куда.

Как выберешься из города настолько, что город уже еле виден, включай радио и слушай оповещения. Армия и прочие службы будут устраивать пункты обслуживания населения, посмотри по карте, какой ближайший, и топай туда (труЪ параноик узнает заранее точки сбора, о них вам раскажут в местном МЧС, главное поинтресоваться заранее). По прибытии пройди контроль (запомни или запиши результаты), дезактивацию, скушай выданные препараты, сними и выкинь нахуй верхнюю одежду. Дальше от тебя мало что будет зависеть, просто не ухудшай ситуацию (особенно воплями «Все пропало» — это разведение паники, имеют право застрелить) и помогай (или хотя бы не мешай) тем, кто тебя спасает.

Выживаем в дерёвне

Если ты умный маленький анонимус, то у тебя появляется альтернатива; если ты тупая деревенская гопота, то ты просто счастлив. Потому, что если на момент ядерного удара ты находишься в микромухосранске на 10 тыж или вовсе в деревне, то на все поражающие факторы, кроме радиоактивного заражения местности, ты сможешь глубоко срать с местной колокольни тринадцатого века. Все дело в том, что если живёшь в задрищенске, где нет никакой важной промышленности aka автомототракторный завод (который, возможно, можно быстренько перенастроить на производство всяких БМП), металлургия, хлебокомбинат регионального значения (и прочие снабжающие жратвой дохуя народа комплексы), то можно вообще забить хуй — никому твой город не упёрся, в условиях рынка невыгодно кидать на тебя довольно дорогую бомбуэ. Это при условии, что рядом с твоей деревухой не находятся шахты ракет подземного базирования и тебе не прилетит водородка. В общем — следи за новостями и перебирайся к комарам и окушкам в речке, как только по зомбоящику просквозит что-то про повышение боеготовности, мобилизацию в Китае или США, или что-то в этом роде. Комплект параноика бери и не экономь вес: время у тебя в этом случае будет.

Выбрав место дислокации, проведи учёт всех ближайших атомных целей. К ним относятся большие города (регцентры и крупные райцентры от 200 тыж) и стратегические военные объекты типа Тейково или Козельска. Ближайший такой объект должен быть ну никак не ближе 150 км к твоей деревухе — и даже если он дальше, fallout может принести ветром. Поэтому за ветром после удара следи особо.

Сразу же, как только услышишь, что по гОрОдским ебануло — включай радиоприёмник и не выключай; там должны сообщить, какие конкретно города уничтожены. Само собой, тебе нужен приёмник на батарейках.

Узнав, где конкретно ебануло, выйди за калитку, послюни палец и подними вверх. Так ты узнаешь, откуда дует ветер. Если этот гад сифонит со стороны грибочков — ты выбрал неудачное место для выживания. Тут, что называется — хватай мешки, паром отходит. Надевай косуху, вешай на плечо двустволку, садись на мотоцикл и съёбывай быстро, решительно, пока хватит бензина в баке и канистре (ты ведь кинул канистру в свой колясыч, анон?).

Если ветер дует в другую сторону — сиди на жопе ровно и не ссы, пронесёт. Можешь взять сосисочек, водочки, и напоследок — пока ещё тепло — сходить на речку и отметить день социопата у костерка. Жарь сосисочки на палочках, закусывай ими водочку и тихо ухохатывайся над тем, как там сейчас в Маасскве из хомячья форшмак выпекается. Из ружжа пока не стреляй, корованы не грабь и деньги не выбрасывай; твоя пердяевка далеко не скоро объявит себя вольным городом Кламатом, а в ближайшее время возможно прибытие солдат, МЧС-овцев и колонн спасшихся беженцев из пунктов обслуживания населения.

Если ты городской, не слушал советов, но таки вырвался живым из ада и пиздеца, то именно в этот момент ты и прибудешь в спасительный Хуевск-Перекукуевск, только дома у тебя там не будет: копай землянку. Или будет, но гнилой и с плесенью: во многих депрессивных регионах сейчас деревни, ПГТ и маленькие городки изобилуют заброшенными, полуразрушенными домами. Но ты, хипстан, креакл, планктонина, будешь рад и такой крыше над головой, потому что местные в свои добротные избы тебя не пустят. Хотя если ты не полный креакл, а что-то умеешь, можешь наняться в батраки, и тогда местные кузьмичи тебя поселят на полу или в старой бане. В противном случае вся надежда на военных и МЧС — обустраивайся там, где они скажут — в палатке, землянке, на матрасе, расстеленном в кабинете русского языка в помещении заброшенной школы.

Ты можешь спросить: что за хуйня? Какая еще военная оккупация? Где мой фоллаут? Заткнись и не рисуйся, эти ребята пока что твои друзья. Дело в том, что, скорее всего, на ближайший год-два-три, а то и больше, лето отменяется, а вместе с ним отменяются и золотые хлеба с рассыпчатой картошечкой. И жрать тебе придется росрезервовскую тухлятину, которую привозит и раздаёт кто? Правильно, эти парни. Альтернативный рацион — в виде ворон, собак, кошек, хлебца из опилок и подгнившей картофельной шелухи.

Если федеральная власть не уцелела, то продлится военная оккупация от нескольких месяцев до года; потом войска разложатся и разбегутся, растащив с собой недоеденные остатки из складов Росрезерва, и тогда тебе волей-неволей придётся грабить корованы, чтобы отбирать еду. А если федеральная власть спряталась в бункере под Ямантау и продолжает вещать, то диктатура может продержаться и подольше: сиди и не чирикай, и получишь свой паёк. Имей терпение, и дождешься золотой свободы.

А вот если война еще не закончилась, и командование в своем бункере под Ямантау еще пытается кого-то обводить рамочкой и отправлять воевать, то, скорее всего, тебя заберут в армию (если ты не тян, не безногNм и не малолетний долбоёб; если ты тян, можешь напроситься в добровольцы, а если малолетний долбоёб, ври, что тебе 18: все равно все базы данных сгорели). Не бухти и не пытайся косить: это скорее хорошо, чем плохо. До мест, где убивают, ты, может быть, и не доедешь, а вот кормить тебя точно будут и ты в перспективе сможешь сам принять участие в растаскивании росрезервов.

lurkmore.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о