Тактика игил – Новая тактика ИГИЛ — нападать на небольшие группы правительственных боевиков возле Аль-Маядин. За последние несколько дней, они убили десятки человек — Карта Исламского Государства — Новости войны с Исламским Государством

Тактика ИГИЛ на Сирийской земле. (Часть 1). | Блог Андрей Николаевич Гребенюк

Современная война вносит все больше свои коррективы в правила ведения боевых действий. Война в Сирии не исключения из правил. Рассматривая стратегию банд формирований в Сирии, можно понять и то что поставки вооружения и тактика действий это хорошо просматривается продуманная стратегия западных стран. Для получения выгоды из этой войны. Это природные ресурсы за которые не нужно вкладывать большие деньги но получить большие дивиденды от прибыли. До недавнего времени боевики ИГИЛ активно вели оккупационную политику, по захвату больших территорий Ирака и Сирии. Одним из секретов успеха стало вооружение черных.

Стрелковое вооружение :

Боевиками используется более 100 видов оружия, происходящего примерно из 25 стран. Большую часть современного оружия и боеприпасов к нему (как итог крупномасштабных поставок США), в том числе бронетехнику разных классов, боевики захватили у иракской армии, отступавшей из Мосула, где находились военные склады. Интересен и факт обнаружения гильз патронов производства Ирана, Китая, СССР и ряд других стран бывшего коммунистического лагеря, изготавливаемых с 1945 года.

Первая из них – это ручной противотанковый гранатомёт М-79 «Оса» производства Югославии. Он может вести огонь 90-миллиметровыми ракетами.

Второй образец – это штурмовая автоматическая винтовка Colt M16A4 (одна из последних модификаций). Ещё одним видов американского вооружения, захваченного у джихадистов, является полуавтоматическая винтовка XM15 E2S – по сути та же М16, но так сказать, её «гражданская версия», выпускаемая компанией Bushmaster. По данным исследователей, и те, и другие винтовки были захвачены террористами Исламского государства на военных складах армии Ирака.

Но основных и массовых видом оружия боевиков является автомат Калашникова калибра 7,62 мм. Конкретно были изъяты образцы 1960, 1964 и 1970 годов выпуска.

Все это стрелковое вооружение взято из складов:

1) Сирийской армии

2) Армии Ирака

3) Оружие захваченное в бою.

4) От активной торговли нефтью:

Бронетехника и артиллерия:

В ходе боёв под Мосулом боевиками в 2015 году было захвачено 2300 единиц броенеавтомобилей повышенной проходимости с тяжелым стрелковым вооружением HUMVEE производства США.

Армия «халифата» на пике своего могущества располагала 140 танками Abrams модификации M1A1. Почти все они были захвачены в ходе засад на иракских военных в провинции Анбар. Данное поколение танков выпускалось с 1984 года и оснащено 120-мм гладкоствольной пушкой, боекомплектом на сорок выстрелов, усиленным лобовым бронированием и комплексной системой защиты экипажа от оружия массового поражения с возможностью кондиционирования воздуха.

В результате крупномасштабного отступления Армии Ирака руки террористов перешел город Рамади с населением 850 тысяч человек и сотни единиц тяжелой техники, включая артиллерию. По предварительным оценкам – 52 артиллерийские буксируемые гаубицы M198 Howitzer. На вооружении находилось большое количество таковой производства Советского Союза, а именно: Т-55 – средний танк шестидесятых-семидесятых годов прошлого века, который по сути послужил прародителем основных боевых танков, Т-62 – тоже советский средний танк, продолжение и модификация машин Т-55, и легкая бронетехника БМП и БРДМ. Наиболее современным образцом в этом ряду стал российский танк Т-90, захваченный у правительственных войск более полугода назад. ( была уничтожена во время боев в Хаме ). Имеется в наличии у боевиков реактивных систем залпового огня (РСЗО) БМ-21 и оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК) СКАД армии Ирака, построенных на базе советских баллистических ракет Р-17. Однако, крайне сложная в освоении техника, требующая квалифицированно подготовленных специалистов и ряд других, незаметных обывателю факторов, привели к тому, что ни одна ракета СКАД не взлетела.

Легкая бронетехника. Моторизированная пехота.

Сегодня вооруженные пикапы можно встретить везде, где идут боевые действия: в южноамериканских странах, где партизаны воюют с правительством, наркоторговцы с законом, а полиции с бандами – там спецподразделения правоохранительных органов используют пикапы для своих целей. В Ираке пулемёт, установленный на полицейской машине — это норма, при этом, чем больше калибр, тем лучше. В Афганистане боевые пикапы называют «текникалами», и на них передвигаются не только террористы, но большинство спецподразделений контингента НАТО. Ровно такая же ситуация складывается сейчас и на территориях Сирии и Ирака, где пикапы с установленными крупнокалиберными пулеметами используются всеми сторонами конфликта, в том числе Силами специальных операций РФ. Самый распространённый вид транспорта стал для боевиков джип Toyota Hilux. Вооружение на таких машинах на стороне ИГ стал крупнокалиберный пулемет ДШКМ (или его китайский аналог «Тип 54»).

Второй по популярности установки на пикапы – 14,5 мм крупнокалиберный пулемет Владимирова (КПВТ), который представляет серьезную угрозу для легкой бронированной техники и авиации. Часто пулеметы просто снимаются с подбитой бронетехники, к ним привариваются ручки, устанавливается прицел.

Встречаются и пикапы, оснащённые действительно грозным артиллерийским вооружением – 107-мм реактивной системой залпового огня «Тип 63», произведенной в Китае и счетверённой пусковой установкой 122-мм ракет SACR египетского производства. Однако, стрельба из них часто несет угрозу самим террористам: неаккуратно оставленная на подъёме машина грозит опрокинуться и выстрелить сама, а от реактивной струи ракеты может произойти возгорание автомобиля или детонация боеприпасов в кузове машины. В качестве средств непосредственной огневой поддержки террористы ИГИЛ использует американские 106-мм безоткатные орудия М40.

Столкнувшись с реалиями боя в городе, «текникалы» стали усиленно бронироваться. На них дополнительно стали устанавливать бронелисты в передней части машины, самодельные щитки для пулеметчика в кузове. Для этих целей часто использовались люки от БМП.

Авиация:

Боевики халифата в первый год войны в Сирии и Ираке захватили некоторое количество американских вертолетов UH60 Black Hawk, истребителей МиГ-21 и МиГ-23 советского производства. Однако, полное господство в воздухе авиации России и стран НАТО, установление «зон запрета доступа» над базами Хмеймим и Тартус с использованием зенитно-ракетных комплексов С-400 (инфографика) и Панцирь-С1 не позволили этим «трофеям» подняться в небо. Большинство из них были уничтожены правительственными силами еще на земле. То же самое было сделано в первую очередь, уничтожена авиация вахабитов и в первую чеченскую войну.

ПВО:

В качестве средств ПВО боевики ИГ часто используют крупнокалиберные пулеметы и переносные зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК). На разгромленных правительственных базах террористы смогли захватить небольшое количество американских комплексов «Стингер». На вооружение ИГИЛ также находятся российские ПЗРК «Стрела», «Игла» и их зарубежные «реплики». С помощью данных систем им удалось сбить несколько вертолетов правительственных сил.

ПТРК:

Гранатометы РПГ-7 стали основным противотанковым вооружением солдат самозваного халифата — они дешевы и просты в эксплуатации. Среди захваченного вооружения было некоторое количество противотанковых управляемых комплексов «Конкурс», «Фагот» и китайские ПТРК HJ-8, способные поражать цели на дистанциях до трех километров. Наиболее современным противотанковым комплексом, который боевики используют в том числе против вертолетов на низких высотах или зависающих, является американский TOW, поставляемый США т.н. «умеренной оппозиции» в Сирии.

Мортиры:

С конца 2013 года боевики начинает массовое производство и использование самодельных мортир «Адский огонь». Они представляют из себе самодельные гаубицы, снарядами для которых служат бытовые газовые баллоны начиненные усиленным зарядом аммиачной селитры и поражающими элементами для увеличения количества жертв. Такие системы применялись и для поражения живой силы средствами химической атаки.

Применение минометного огня с помощью планшета.

Из видео которые выкладывают боевики используют для наводки миномётов планшеты Apple iPad с общедоступным программным обеспечением MBC (Mortar Ballistic Calculator), позволяющее делать расчёты траектории миномётных снарядов. Приобретая приложение за небольшие деньги и имея данные о ветре, дальности до цели и т.д. от соответствующих приборов, легко доступных в интернет-магазинах, боевики ИГ с необходимой точностью могут вести огонь штатными минометами.

Из-за отсутствия поставляемых штатно и централизованно средств поражения террористам приходится заменять их разношерстной массой оружия кустарного производства и доработанных, переделанных, отреставрированных образцов.

Продолжение следует.

×

cont.ws

Тактика ведения боевых действий ИГИЛ или чем российские войска могут помочь Сирии » Политус.ру

Разговоры о возможном участии ВС РФ в боях на территории Сирии в рамках международной коалиции – важнейшая тема последних дней. При этом любые аналогии с Афганистаном тут неуместны – другие цели, другие союзники, другая тактика. Осталось определить, какую долю ответственности может взять на себя российская армия, чтобы уничтожить ИГИЛ (запрешеена в России) навсегда.

Уже на первом этапе – целеполагания – американская военная машина допустила стратегическую ошибку. Они восприняли ИГИЛ как организованную по принципу армии систему, которую можно победить, нанося точечные удары по ключевым пунктам и позициям, определяемым ЦРУ. Быстро выяснилось, что у ИГИЛ нет постоянно действующих стратегических пунктов, как и систем снабжения. Более того, сама военная структура группировки не предполагает формирования единого фронта, а местность этому только способствует. Главной стратегической силой ИГИЛ оказалась его хаотичность: их боевые группы способны быстро перемещаться по пустынной или полупустынной территории, а вот захватывать населенные пункты могут только с помощью непрекращающегося террора.

Мы это все проходили. Сперва в населенный пункт проникают несколько боевых групп, которые устраивают крупные террористические акты, в основном используя смертников (люди – не проблема). Затем до населения города или до его элиты доводится мысль о том, что будет гораздо хуже, если не сдаться. Для демонстрации решимости проводятся публичные казни. После этого город, как правило, сдается сам. За всю двухлетнюю историю ИГИЛ только один населенный пункт был взят штурмом: курдский Мосул, который не сдался бы ни при каких условиях. Тогдашний командующий войсками ИГИЛ на иракском направлении Тархан Батирашвили захватил город вместе со складами американской военной техники, которая была оставлена правительственным войскам Ирака.

При всем при этом еще совсем недавно было распространено мнение, что та система, которую ИГИЛ устанавливает на захваченных территориях, якобы приветствуется местным населением, уставшим от коррупции и прочих восточных напастей, а также административных ужасов американской оккупационной системы. Такую точку зрения поддерживали в том числе некоторые российские комментаторы. Исключительно людоедский режим с его чудовищными публичными казнями и откровенно антиисламской риторикой (яркий пример – распоряжение разрушить Каабу) воспринимался как реакция на американскую экспансию, что сильно искажало картину мира. Реальность оказалась страшнее прогнозов, хотя вокруг группировки до сих пор сохраняется некий идеалистический флер, благо антиамериканская риторика теперь многих подкупает.

Но вернемся к фронту. Удерживать сплошной фронт ИГИЛ не в состоянии даже в пустынной зоне. Тактика, основанная на быстром перемещении мобильных групп без тяжелой техники, опирающихся только на «технички» – старые пикапы «Тойота» с поставленными на них пулеметами, работает только там, где нет адекватного ответа. Гоняться с воздуха по пустыне за каждым пикапом может позволить себе Израиль в Газе, где такие операции единичны и, как правило, основываются на точных данных разведки. В постоянном режиме это означает переливать из пустого в порожнее. На месте разбомбленной группы появится новая – и так до бесконечности. Без наземной операции на территории, которую уже контролирует ИГИЛ, победить его невозможно.

Многонаселенные территории ИГИЛ в принципе не способно контролировать. Для удержания крупного города ИГИЛ нужно или полностью лишить его населения (Пальмира, Дар аз-Зор), или резко увеличить численность своей армии. Сейчас ее можно оценить в 30 тысяч человек постоянно действующего состава при потенциальной готовности мобилизовать до 200 тысяч. Качество мобилизованных очень низкое, но для того рода военных действий, которые предпочитает ИГИЛ, столько и не нужно. Другое дело, что среди этих крестьян нет и не может быть военных специалистов. Потому и огромные арсеналы, которые ИГИЛ или захватило в Ираке, или просто получило в Сирии, когда еще входило в состав антиасадовской коалиции, бесполезны – в эти танки некого посадить. Основу армии ИГИЛ все равно будут составлять фанатики, численность вряд ли превысит рубеж в 30 тысяч человек. Фанатики – товар штучный.

Не будучи способным контролировать фронт и крупные населенные пункты, ИГИЛ выставляет впереди себя на проблемных участках части, более успешно справляющиеся с такого рода задачами. Например, «Фронт аль-Нусра». Они работают «прокладкой» между правительственными войсками Сирии и летучими отрядами ИГИЛ. При этом значительную часть «проверенных» фанатичных отрядов группировка вынуждена держать в тылу: для охраны концентрационных лагерей для «неверных», для поддержания порядка на захваченных территориях, для навязывания своего стиля и образа жизни.

В такой обстановке главную опасность представляют собой не столько части ИГИЛ, сколько та же «Аль-Нусра» и подобные ей. Эти люди представляют себе, что такое регулярные боевые действия, фронт, уличные бои, хотя в реальности и не встречались с адекватным противником. Если всерьез говорить о возможности участия российских вооруженных сил в боях на территории, уже контролируемой ИГИЛ, то первоочередным будет определение тех ключевых точек, где можно будет опрокинуть противника в пустыню. И уже там вести войну на уничтожение.

Проще говоря, позиционные бои, в том числе в городской зоне, останутся на плечах сирийской правительственной армии. Они уже к ним привыкла и, несмотря на потери, достигла серьезных успехов. Это – их работа. Да, тяжелая, пыльная, но, в конце концов, это их Родина, за которую они сражаются. Помочь им можно только быстрым перевооружением, поставкой новой бронетехники, что, по ряду данных, уже началось. Отсутствие глобальных прорывов правительственной армии в последнее время было напрямую связано именно с потерей парка бронетехники без адекватного его возмещения.

А вот контратакующие действия, которые могли бы опрокинуть ИГИЛ в пустыню, как раз в полномочиях и возможностях частей международной коалиции, включая российских военных. Причем война должна вестись не столько за территорию (ну захватило ИГИЛ всю эту пустыню – что ему от этого?), сколько именно на уничтожение противника, как бы жестоко это ни звучало. Основа, ядро армии ИГИЛ состоит из фанатиков, живущих в параллельной вселенной. Их нельзя победить, захватив ключевой пункт, столицу (у них ее даже нет, ибо весь мир – будущий халифат) или подорвав их экономическую основу. Их можно только уничтожить, вырвав из-под ИГИЛ естественную основу – фанатиков. Это печально, да. Но это единственный вариант.

При этом нет никакой нужды контролировать населенные пункты – местные организуются сами. В Ираке воссоздадут старый режим по принципу «как при Саддаме, но без Саддама». В Сирии вернется правительственная система, которая, судя по словам Башара Асада, уже давно созрела к определенным изменениям, например, в курдском вопросе. Участвовать в зачистках и восстановлении государственности на бывших территориях ИГИЛ европейцы и Россия не обязаны, это проблемы местных. Тем более что оставлять «русский гарнизон» (условно) в каждом селе в абсолютно враждебном окружении – это был бы тупиковый афганский вариант. Здесь об этом нет и речи. Ситуация в Сирии мало похожа на афганскую.

Функции и задачи коалиционной армии, если в нее войдут и российские части, будут заключаться в серии прорывных наступлений в направлении пустыни из района Дамаска по двум–трем расходящимся направлениям и дальнейшем преследовании противника. Ирак – зона ответственности США. А район Иракского Курдистана теоретически и мог бы стать границей разграничения ответственности.

Ожидать серьезного военного сопротивления именно на тех участках, которые контролирует конкретно ИГИЛ, не стоит. Что же касается «Аль-Нусры», то их достаточно окружить и изолировать – идеальный способ борьбы с укрепленными районами в городских условиях.

Ждём Вас на нашем канале Политика и экономика Politus, где публикуются дополнительные статьи, не размещенные на этом сайте

politus.ru

Тактика ИГИЛ в на Сирийской земле. ( Часть 2 ) | Блог Андрей Николаевич Гребенюк

Продолжение статьи https://cont.ws/@andrei08661/7…

Как воюют ИГИЛ в Сирии:

Опыт пресечения бандитской деятельности исламских экстремистов в Сирийской Арабской республике с участием Воздушно-космических сил свидетельствует о том, что тактика бандформирований, противостоящих регулярной армии Сирии, претерпела существенные изменения. Это очень хорошо себя показала применение высокоточного вооружения применяемой Россией. В настоящее время, наряду с традиционными формами, она включает в себя также широкомасштабные наступательные и оборонительные действия по захвату и удержанию важных стратегических объектов, характеризуется широким спектром бандитских проявлений: от террористических акций до открытых вооруженных выступлений мелкими (15-20 чел.) и крупными (до 500 чел. и более) группами.

Боевики по-прежнему применяют основополагающими принципами тактики являются внезапность, решительность, дерзость и кратковременность налетов. Важнейшим фактором, определяющим специфику действий бандформирований, является проведение систематических «беспокоящих» действий, которые вынуждают войска прибегать к оборонительной тактике. Более того, они создают впечатление о способности бандформирований наносить удары в любом месте, подчас совсем неожиданном. «Беспокоящие» и «изматывающие» операции составляют основу действий бандформирований, стремившихся, как правило, уклониться от прямого столкновения с крупными силами регулярной армии Сирии. В основе их действий в данном случае лежит упреждение в открытии огня, который ведется метко и преимущественно с коротких дистанций.

Вместе с тем, бандформирования в отдельных случаях при достижении тактического преимущества делают попытки захвата и длительного удержания важного в тактическом плане или в плане жизнеобеспечения объекта. Это свидетельствует о новом этапе развития тактики вооруженного противоборства боевиков с регулярными войсками Сирии и ставке руководителей бандформирований на долговременное и ожесточенное сопротивление. Несмотря на отступление боевиков по всем фронтам, они всё еще огрызаются и тактика их снова мимикрирует под конкретную обстановку на фронтах.

Поэтому боевики тщательно маскируют бронетехнику и позиции от авиации. Меняются маршруты поставки вооружения. Перемещений групп боевиков, избрали тактику маневренной обороны. Благодаря этому боевики стремятся уменьшить свои потери от бомбардировок российской авиацией, перемещение групп проходит преимущественно в ночное время со всеми элементами маскировки.

Тактика и стратегия поведения группировки ИГИЛ существенно отличается от всех ее предшественников. Сейчас стало очевидно, что боевиков не интересуют малозначимые территории и локальные победы. Основная их цель – захват стратегически важных объектов и объектов жизненно-важной инфраструктуры.

Война под землей:

Подземные войны ведутся с зарождения цивилизации. В этом нет ни чего нового. На протяжении всего двадцатого века ни одна война не обходилась без строительства подземных сооружений в военных целях. Первая и Вторая мировая, война в Корее, во Вьетнаме, Афганистане, Чечне, Секторе Газа – везде, в каком бы уголке земли ни проходили боевые действия, в том числе они проходили и в подземельях. Под землей можно укрыться от авиации, устроить госпиталь и склад вооружений.

Масштаб ведения подземных войн в Сирии – небывалый. Местный грунт вязкий и глинистый, не рассыпается при ведении земляных работ — потолочные своды не нуждаются в опорах. Грунт бывает настолько мягким, что легко поддается даже столовой ложке. Все это позволяет боевикам увеличивать свои ходы с максимальной скоростью — на менее трех-пяти метров за сутки. Подземные лабиринты плотно связывают между собой многие здания, районы и даже близлежащие населенные пункты. Скрытые галереи нередко строились в несколько этажей. Внутри эти тоннели напоминают настоящие сооружения для транспортных потоков. Их использование в сочетании со сквозными проломами в стенах зданий позволяет полевым командирам мобильно перемещать ударную силу в плотных застройках городских кварталов.

Работа по прокладке тоннелей боевиками ведется круглосуточно, вниз бесперебойно подается свежий воздух и электричество. При этом боевики максимально маскируют свою деятельность от посторонних глаз и обзора с воздуха. Выкопанный грунт им доставляет самую большую проблему. Механизированным путем он поднимается на поверхность, а дальше, как правило, прячется по подвалам и промышленным объектам. Длина подземных коммуникаций может достигать несколько километров.

Финансовую и техническую поддержку оказывают их «союзники»: Саудовская Аравия, Иордания, Катар, Турция, США, Франция, Бельгия. Об этом говорят и трофеи, полученные в результате проведенных наступательных операций.

Рекордсмен по числу тоннелей – город Хомс. Их почти столько же, сколько улиц в городе. За несколько лет до начала кровавых событий под городом была построена разветвленная сеть водоводов и других подземных коммуникаций, соединяющая городской центр с окраинами. В дальнейшем вместе с древними подземными ходами они были захвачены боевиками и стали использоваться для нападений на посты правоохранительных органов и позиции армейских подразделений.

Еженедельно в таких городах, как Алеппо, Хомс, Хама, Дамаск они уничтожают до десятка тоннелей. Но «крысы» не унимаются. После того, как в сирийской столице, в районе Млеха, вокруг здания одного из управлений войск была замечена активность, специалисты провели подземную разведку местности и обнаружили шесть одновременно строящихся коридоров! Военный объект защитили: вокруг прокопали десятиметровой глубины противотоннельный ров и еще на семь метров вниз узкую траншею, заполнив ее водой. Именно по этим поземным укреплением стали одной из целей ударной «Многофункциональным истребителем-бомбардировщиком Су-34» Во время боевого вылета также были уничтожены два подземных бункера террористов… Увы, возможности авиации в этом не безграничны.

Один из примеров «успешности» такой тактики можно привести случай, когда боевики террористической группировки «Батальон Тувар аш-Шам» осуществили дерзкий террористический акт в сирийском городе Алеппо. Под здание, где базировались силовики правительственных структур, был подведен подземный туннель и изготовлен мощный заряд, который был приведен в действие. В результате, по некоторым данным, погибло около 15 сирийских военнослужащих. Террористы утверждают, что число погибших составило десятки. Здание разрушено.

Так же в результате совершенной диверсии до основания был разрушен комплекс зданий отеля «Карлтон» в Алеппо. Погибли сотни мирных граждан. Всего за месяц для осуществления теракта был построен тоннель длиной более ста метров. Для сравнения, в районе города Мурек для подрыва обычного блокпоста боевики не поленились и прокопали тоннель в два раза длиннее – около двухсот пятидесяти метров.

Таким образом, тактика использования подземных коммуникаций и рукотворных туннелей является весьма распространенной при боях в городах на территории Сирии. Опасности подвергаются позиции, которые в условиях позиционной войны используются долговременно.

Применение бронетехники:

В военном плане «Халифат» является гибридной структурой: это и не армия в обычном понимании, и не партизанские формирования, скорее данная структура находится где-то посередине (часто употребляют термин «техно-партизанщина»). Это самым лучшим образом видно на примере использования танков этой исламистской организацией. По определению танк является конвенциональным оружием. ИГИЛ захватила некоторое количество танков у сирийских правительственных войск, иракской армии. Действительно, провинции Хомс и аль-Хайр, где их применяют больше всего, является теми регионами, где ведутся бои против режима в Дамаске в большей степени похожие на классическую войну. В 2016 году имел место переход по нарастающей большинства провинций в режим ведения боевых действий партизанскими методами: отсутствие боевых действий классического типа объясняет отсутствие танков. «ИГ» может максимум собрать до четырех-пяти танков вместе для проведения крупномасштабных операций, которые имели место в Хомсе и аль-Хайре. В остальных случая группировка как правило использует два-три танка, при этом очень редко можно увидеть только один танк. В большинстве случаев танки служат в первую очередь в качестве мобильных орудийных платформ. Хотя «Халифат» использует танки в качестве мобильной артиллерии, это вызвано тем, что обычной артиллерии довольно ограниченное количество, даже в Сирии, где группировка может себе позволить использовать тяжелые системы. В провинциях Хомс, аль-Хайр, Хама или Халаб имеются захваченные орудия Д-30 (122-мм) или М-46 (130-мм), но в небольших количествах ( та же история со 122-мм самоходными артиллерийскими орудиями 2С1, замеченными в Хомсе). За исключением минометов, пушек или самодельных бомбометов, у «ИГ» больше нет других средств для обстрела вражеских позиций, еще есть безоткатные орудия, крупнокалиберные винтовки, ПТРК и различные системы вооружения на пикапах. То есть танки оказываются довольно практичным средством для бомбардировки вражеских позиций перед атакой. Случае использования танков для контратак достаточно редки, что танки представляю собой лишь один из элементов в военном арсенале «Халифата», который группировка применяет со знанием дела без колебаний использует их, когда позволяют условия. В Сирии военная обстановка благоприятствует применению танков, особенно в качестве самоходной артиллерии, в ряде случаев при проведении операций механизированными силами. Но для противотанковой борьбы группировка больше полагается на ПТРК, безоткатные орудия, а также классические противотанковые средства как гранатомет РПГ-7. Но этому очень хорошо мешает ВКС России, уничтожением бронетехники «Халифата»

Смертники:

Использование смертников применяют все группировки воюющие в Сирии. За этим следует большие разрушения и гибель мирных жителей. Затем до жителей города или до его элиты доводится мысль о том, что будет гораздо хуже, если не сдаться. Для демонстрации решимости проводятся публичные казни. После этого город, как правило, сдается сам. За всю двухлетнюю историю ИГИЛ только один населенный пункт был взят штурмом: курдский Мосул. С особой надо отметить мерзостью боевики применяют привлечение детей для подрывов, последний раз такое было отмечено еще в Боснии. Это, с одной стороны, свидетельствует об истощении ресурсов боевиков, с другой переход к новым тактическим схемам может говорить о возвращении к командованию некоторыми частями ИГИЛ бывших иракских военных, обучавшихся по советским схемам.

Применение химического оружия:

В ходе первого освобождения Пальмиры были заняты господствующие высоты и вошли в населенный пункт. В дальнейшем были освобождены западные кварталы и историческая часть города. Между тем, в ночное время боевики применили против наступающих войск химическое оружие. Так, по правительственным войскам были выпущены семь снарядов, предположительно, отравляющим веществом в них был желтый фосфор. Пострадали семь солдат, получившие ожоги и отравления разной степени тяжести. Известны доказанные случаи применения иприта против местного населения сирийских городов и вооруженных сил Ирака. Было и применения химического оружия во время боев за город Алеппо. Чем вызвало истерику со стороны США и обстрелом томагавками авиабазы Эш-Шайрат в Сирии.

Тактика отвлечения:

Постоянное давление со стороны боевиков ИГИЛ и «умереных» признана тем что бы оттянуть силы Сирийской Арабской армии на разных участках фронта. К примеру об аэродроме Кувейрис. При помощи боевиков ИГИЛ и примкнувших к ним «Джейш аш-Шам» атаковали небольшой населенный пункт Насралла, примыкающий к авиабазе с запада. Они не использовали «джихад-мобили», что само по себе удивительно, а предприняли атаку «по-европейски»: обстреляли блокпост правительственной армии из противотанковых гранатометов, слегка повредили укрепление и обозначили атаку по центру, тогда как основную атаку повели южнее фланга этого блокпоста на окраине Насраллы. Другое дело, что боевики ИГИЛ больше обозначают такие атаки, чем действительно пытаются расширить наступление. И силы их тоже не безграничны.

Наиболее трагичный случай произошел с Пальмирой. Силы сирийской армии увязли в освобождении Алеппо, а от освобожденной Пальмиры «оттянули» войска. Попытка прорыва обороны совместно с группировками Исламской партии Туркестана, Ахрар аш-Шам и Нур ад-Дин аз-Зинки, коалиции Джейш аль-Фатх, Джебхат Фатх аш-Шам (Фронт завоевания Леванта ; ранее «Джебхат ан-Нусра и ИГИЛ для прорыва к ктолу созданного в г Алеппо сирийскими войсками в ноябре 2016 года и тем самым не смогли держать оборону Пальмиры и по этому Пальмира пала, во второй раз. Боевики прорвали слабую оборону на этом участке и снова захватили древний сирийский город. Разрушения, которые они оставили после себя в этот раз, оказались более масштабными, чем после первого штурма.

Применялись и ситуации неожиданный переход джихадистов на более понятную военную тактику. Возможно, речь идет об отдельной истории, связанной с жизненным опытом локального командира. Так обычно ведут себя не местные или, скажем, иракцы, а, например, выходцы из Средней Азии или Чечни. Особенно те, кто получил боевой опыт или в составе Советской армии, или в те времена, когда развитой системы подготовки смертников и других элементов, присущей тактике религиозных радикалов, еще не существовало. Меж тем запустить «джихад-мобиль» на блокпост правительственной армии – привычнее, нагляднее и эффективнее, чем по всем правилам и в полном соответствии с военной наукой попытаться обойти его с фланга.

Стоит также отметить, что с тактикой использования смертников правительственные силы уже более-менее научились справляться, но распознать такую угрозу не всегда удается вовремя.

Тактика обороны:

В ходе первого штурма с применением российских сил ССО в марте 2016 года сирийские военные столкнулись с хорошо подготовленным укрепрайоном боевиков.

На всех подступах к городу и господствующих высотах были оборудованы долговременные огневые точки, позиции для танков, артиллерии, минометов и крупнокалиберных пулемётов, которые соединялись между собой сетью подземных туннелей для оперативной переброски войск и в качестве укрытий во время артиллерийских обстрелов и авиаударов российской авиации. Кроме того, все подъезды к городу оказались заминированы противотанковыми и противопехотными минами. Это было видно сразу не вооруженным глазом, что командиры боевиков планировали на долго реализовать оборону, что было видно что здесь работали военные специалисты высокого уровня, изучившие военную науку не понаслышке.

С помощью авиационной поддержки ВКС РФ, использующую всю возможную номенклатуру боеприпасов, вплоть до новейших крылатых ракет Х-101. Артиллерийскую поддержку наступающей пехоте оказывают подразделения сирийских военных при «консультативной» помощи российских советников. На земле работают группы Сил специальных операций (читайте о том, как их создавали и как они работают сегодня), непосредственно в режиме реального времени выдающие целеуказание по критически важным целям террористов и оказывающие непосредственную поддержку сирийской армии на важнейших направлениях.

Тактика террора:

Халифат стремительно сужается. И это уже понимают руководство ИГИЛ. Понимая свою гибель боевики переодеваются в гражданскую одежду и проникают на территорию других стран. Тактика легализации среди мирного населения хорошо знакома сотрудникам российских силовых структур по событиям на Северном Кавказе, когда днем казалось бы мирные граждане ночью минируют дороги и нападают на блокпосты. А те, кто немного устал и захотел отдохнуть неожиданно появляются среди фотографий беженцев в городах Европы, но уже без оружия…пока.

Как показали недавние события в Лондоне, «спящая» ячейка или террорист-одиночка, который не ищет путей приобретения оружия или взрывчатки, а берет на кухне нож, садиться в личный автомобиль и едет давить людей и резать полицейских, становятся наиболее актуальной и трудно прогнозируемой угрозой. Такая же угроза станет очевидным в Европе и России. ИГИЛ стало постепенно менять свою тактику. Если раньше это были боевые столкновения непосредственно с армейскими частями, то теперь террористы всё чаще действуют скрытно и делают ставку на, если можно так сказать, классические теракты. Особенно эта тенденция усилилась после операции по освобождению Эль-Фаллуджи. Целью экстремистов становятся прежде всего те районы, где проживают шииты, а также кварталы, в которых расположены правительственные здания. Боевики «Исламского государства» и группировки «Джебхат ан-Нусра» договорились противостоять наступлению правительственных войск в провинции Хама сообща. Для получения политической поддержки и финансовой помощи из-за рубежа руководство ряда бандформирований, которые входили в террористическую группировку «Джебхат ан-Нусра», приняло решение об отказе от символики и переходе под знамёна «Харакят Ахрар аш-Шам», которая отнесена Западом к «умеренной оппозиции. Рядовые боевики ИГИЛ интеллектом мягко говоря, и не блещут, на высшем уровне за ними стоят явно не идиоты. Которые отлично понимают, что долго воевать сразу против двух мировых коалиций Исламское государство вряд ли сумеет. И что на тактическом уровне необходимо срочно, что то менять.

Так как вероятность сотрудничества исламистов-игиловцев с коалицией Россия-Сирия-Ирак-Иран стремится практически к нулю, у ИГИЛ остается лишь один вариант — подстраиваться под США и их союзников. И для этого полевым командирам ИГИЛ нужно будет сделать совсем немногое – всего лишь временно свернуть свои черные знамена и встать под флаги так называемой «умеренной сирийской оппозиции». Подобный тактический переход позволит игиловским батальонам избежать смертельных для них авиаударов и обеспечит доступ к военной помощи и прикрытию со стороны «западных партнеров».

Итоги:

Исходя из анализа войны в Сирийской Арабской республике, армии САА противостоит хорошо подготовленное в оперативно-тактическом плане, оснащенный новейшими образцами стрелкового вооружения, жестокий и бескомпромиссный противник, использующий для достижения своих экстремистских целей комплекс диверсионно-террористических методов и элементов тактики общевойскового боя. Ожесточенность вооруженного противоборства показала, что вторжение бандформирований в Сирию предшествовала длительная и тщательная подготовка, осуществлявшаяся при активной помощи и участии, как специальных служб «союзников», экстремистских международных исламских организаций, так и НВФ, полулегально действующих на территории прилегащих стран. Основной основополагающим компонентом составляет тактики бандформирований по-прежнему остается терроризм, включающий применение взрывных устройств, убийства, похищение людей, нанесение телесных повреждения, пытки, шантаж и угрозы. Регулярным войскам Сирийской Арабской республики пришлось столкнуться с умелым и коварным противником, воюющим и по классическим канонам войны, и использующим партизанско-диверсионные методы. И сколько бы ни говорили, что армия предназначена, прежде всего, для борьбы с внешним врагом, реалии последнего десятилетия оказались таковы, что самым распространенным вариантом ее применения стало ведение боевых действий против незаконных вооруженных формирований на «своей» территории с учетом «горного фактора» и строжайших ограничений, позволяющих свести к исключительным случаям разрушения и жертвы среди мирных жителей.

Тем не менее, в российском военном ведомстве считают, что говорить о победе над боевиками пока преждевременно. Они продолжают сопротивляться сирийской армии, несмотря на массовое дезертирство и значительные потери в своих рядах. Члены запрещенной в РФ террористической организации ИГИЛ продолжают удерживать позиции на ряде направлений, тем более, что за несколько лет эти позиции были превращены в мощные укрепленные районы обороны с разветвленной сетью подземных ходов и укрытий.

×

cont.ws

Russian hackers did it | Красная Армия

Полчаса уже бьюсь в истерике. Ору, так сказать, в попытках вылезти из-под компьютерного стола.

Вы таки думали, что обвинение КВН в работе на Кремль и лично Путина — верх западного маразма? Вы таки ошибались.

Небольшая предыстория: несколько дней назад премьер-министр Великобритании Тереза Мей забыла свой ноутбук в поезде. Ноутбук с секретными-секретными документами. Ноутбук через несколько часов нашел один из пассажиров, что означает, что эта курица даже ни разу не вспомнила про секретные-секретные документы.

Нашел, значит, открыл, прочитал. Из документов понял, чей это ноутбук. И вызвал полисменов, ибо патриот Великобритании и все такое. Повезло бабушке.

Но это ладно, Тереза же курица, которой не до мозжечка довели и вбили инструктаж по работе с государственными секретами. Но что делать, если мозга нет у сотрудников секретной службы, призванной охранять эти самые секреты? Пардоньте за тавтологию, но по иному выразиться получается исключительно обесцененной лексикой.

Итак, читаем новость. Медленно читаем, смакуем:

Из автомобиля агентства Секретной службы США украли ноутбук с чертежами Trump Tower, деталями уголовного расследования об использовании Хиллари Клинтон личного сервера и другой информацией, касающейся нацбезопасности, сообщает телеканал ABC.

Отмечается, что инцидент произошел в четверг в Нью-Йорке. В Секретной службе подтвердили факт кражи ноутбука, передает агентство Рейтер.

Также, по данным агентства, в спецслужбе заверили, что ее сотрудникам запрещено хранить засекреченную информацию на своих ноутбуках.

Американские власти ведут поиски украденного устройства. Полиция надеется в оперативном порядке определить личность подозреваемого в краже при помощи записей видеонаблюдения.

Взято тут: https://ria.ru/world/20170317/…

И ведь шо, сука, характерно — не будет секретному агенту за сей косяк ничего. Максимум, уволят из органов. Но это максимум.

А если агент вдруг пид.. ммм… нетрадиционной половой и мозговой ориентации? Да перед ним еще и извинятся. И премию дадут.

За бдительность.

И вот тут возникает закономерный вопрос: а с какого перепугу в одном источнике хранилось такое огромное количество секретных данных?

Вот эти вот люди в черном, а сегодня, извиняюсь, в ярко-коричневом и с характерным запашком — основа национальной безопасности США??? Вот эти вот придурки всерьез намерены побеждать Россию и Путина???

Воистину, фильм «Тупой и еще тупее» мог появиться только в США. И наверняка прототипами главных героев этого фильма были агенты секретных служб.

Господи, храни Америку! Она скоро в качестве цирка любую Украину переплюнет…

Oleg Lavrov

Друзья , поддержите наш патриотический проект

topnewsrussia.ru

Тактика ИГИЛ на Сирийской земле — 29 Сентября 2017 — world pristav

Современная война вносит все больше свои коррективы в правила ведения боевых действий. Война в Сирии не исключения из правил. Рассматривая стратегию банд формирований в Сирии, можно понять и то что поставки вооружения и тактика действий это хорошо просматривается продуманная стратегия западных стран. Для получения выгоды из этой войны. Это природные ресурсы за которые не нужно вкладывать большие деньги но получить большие дивиденды от прибыли. До недавнего времени боевики ИГИЛ активно вели оккупационную политику, по захвату больших территорий Ирака и Сирии. Одним из секретов успеха стало вооружение черных.

Стрелковое вооружение :

Боевиками используется более 100 видов оружия, происходящего примерно из 25 стран. Большую часть современного оружия и боеприпасов к нему (как итог крупномасштабных поставок США), в том числе бронетехнику разных классов, боевики захватили у иракской армии, отступавшей из Мосула, где находились военные склады. Интересен и факт обнаружения гильз патронов производства Ирана, Китая, СССР и ряд других стран бывшего коммунистического лагеря, изготавливаемых с 1945 года.

Первая из них – это ручной противотанковый гранатомёт М-79 «Оса» производства Югославии. Он может вести огонь 90-миллиметровыми ракетами. 

Второй образец – это штурмовая автоматическая винтовка Colt M16A4 (одна из последних модификаций). Ещё одним видов американского вооружения, захваченного у джихадистов, является полуавтоматическая винтовка XM15 E2S – по сути та же М16, но так сказать, её «гражданская версия», выпускаемая компанией Bushmaster. По данным исследователей, и те, и другие винтовки были захвачены террористами Исламского государства на военных складах армии Ирака.

Но основных и массовых видом оружия боевиков является автомат Калашникова калибра 7,62 мм. Конкретно были изъяты образцы 1960, 1964 и 1970 годов выпуска.

Все это стрелковое вооружение взято из складов:

1) Сирийской армии

2) Армии Ирака

3) Оружие захваченное в бою.

4) От активной торговли нефтью:

Бронетехника и артиллерия:

В ходе боёв под Мосулом боевиками в 2015 году было захвачено 2300 единиц броенеавтомобилей повышенной проходимости с тяжелым стрелковым вооружением HUMVEE производства США. 

Армия «халифата» на пике своего могущества располагала 140 танками Abrams модификации M1A1. Почти все они были захвачены в ходе засад на иракских военных в провинции Анбар. Данное поколение танков выпускалось с 1984 года и оснащено 120-мм гладкоствольной пушкой, боекомплектом на сорок выстрелов, усиленным лобовым бронированием и комплексной системой защиты экипажа от оружия массового поражения с возможностью кондиционирования воздуха.

В результате крупномасштабного отступления Армии Ирака руки террористов перешел город Рамади с населением 850 тысяч человек и сотни единиц тяжелой техники, включая артиллерию. По предварительным оценкам – 52 артиллерийские буксируемые гаубицы M198 Howitzer. На вооружении находилось большое количество таковой производства Советского Союза, а именно: Т-55 – средний танк шестидесятых-семидесятых годов прошлого века, который по сути послужил прародителем основных боевых танков, Т-62 – тоже советский средний танк, продолжение и модификация машин Т-55, и легкая бронетехника БМП и БРДМ. Наиболее современным образцом в этом ряду стал российский танк Т-90, захваченный у правительственных войск более полугода назад. ( была уничтожена во время боев в Хаме ). Имеется в наличии у боевиков реактивных систем залпового огня (РСЗО) БМ-21 и оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК) СКАД армии Ирака, построенных на базе советских баллистических ракет Р-17. Однако, крайне сложная в освоении техника, требующая квалифицированно подготовленных специалистов и ряд других, незаметных обывателю факторов, привели к тому, что ни одна ракета СКАД не взлетела. 

Легкая бронетехника. Моторизированная пехота.

Сегодня вооруженные пикапы можно встретить везде, где идут боевые действия: в южноамериканских странах, где партизаны воюют с правительством, наркоторговцы с законом, а полиции с бандами – там спецподразделения правоохранительных органов используют пикапы для своих целей. В Ираке пулемёт, установленный на полицейской машине — это норма, при этом, чем больше калибр, тем лучше. В Афганистане боевые пикапы называют «текникалами», и на них передвигаются не только террористы, но большинство спецподразделений контингента НАТО. Ровно такая же ситуация складывается сейчас и на территориях Сирии и Ирака, где пикапы с установленными крупнокалиберными пулеметами используются всеми сторонами конфликта, в том числе Силами специальных операций РФ. Самый распространённый вид транспорта стал для боевиков джип Toyota Hilux. Вооружение на таких машинах на стороне ИГ стал крупнокалиберный пулемет ДШКМ (или его китайский аналог «Тип 54»). 

 

Второй по популярности установки на пикапы – 14,5 мм крупнокалиберный пулемет Владимирова (КПВТ), который представляет серьезную угрозу для легкой бронированной техники и авиации. Часто пулеметы просто снимаются с подбитой бронетехники, к ним привариваются ручки, устанавливается прицел.

Встречаются и пикапы, оснащённые действительно грозным артиллерийским вооружением – 107-мм реактивной системой залпового огня «Тип 63», произведенной в Китае и счетверённой пусковой установкой 122-мм ракет SACR египетского производства. Однако, стрельба из них часто несет угрозу самим террористам: неаккуратно оставленная на подъёме машина грозит опрокинуться и выстрелить сама, а от реактивной струи ракеты может произойти возгорание автомобиля или детонация боеприпасов в кузове машины. В качестве средств непосредственной огневой поддержки террористы ИГИЛ использует американские 106-мм безоткатные орудия М40.

Столкнувшись с реалиями боя в городе, «текникалы» стали усиленно бронироваться. На них дополнительно стали устанавливать бронелисты в передней части машины, самодельные щитки для пулеметчика в кузове. Для этих целей часто использовались люки от БМП. 

Авиация: 

Боевики халифата в первый год войны в Сирии и Ираке захватили некоторое количество американских вертолетов UH60 Black Hawk, истребителей МиГ-21 и МиГ-23 советского производства. Однако, полное господство в воздухе авиации России и стран НАТО, установление «зон запрета доступа» над базами Хмеймим и Тартус с использованием зенитно-ракетных комплексов С-400 (инфографика) и Панцирь-С1 не позволили этим «трофеям» подняться в небо. Большинство из них были уничтожены правительственными силами еще на земле. То же самое было сделано в первую очередь, уничтожена авиация вахабитов и в первую чеченскую войну. 

ПВО: 

В качестве средств ПВО боевики ИГ часто используют крупнокалиберные пулеметы и переносные зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК). На разгромленных правительственных базах террористы смогли захватить небольшое количество американских комплексов «Стингер». На вооружение ИГИЛ также находятся российские ПЗРК «Стрела», «Игла» и их зарубежные «реплики». С помощью данных систем им удалось сбить несколько вертолетов правительственных сил.

ПТРК:

Гранатометы РПГ-7 стали основным противотанковым вооружением солдат самозваного халифата — они дешевы и просты в эксплуатации. Среди захваченного вооружения было некоторое количество противотанковых управляемых комплексов «Конкурс», «Фагот» и китайские ПТРК HJ-8, способные поражать цели на дистанциях до трех километров. Наиболее современным противотанковым комплексом, который боевики используют в том числе против вертолетов на низких высотах или зависающих, является американский TOW, поставляемый США т.н. «умеренной оппозиции» в Сирии.

Мортиры:

С конца 2013 года боевики начинает массовое производство и использование самодельных мортир «Адский огонь». Они представляют из себе самодельные гаубицы, снарядами для которых служат бытовые газовые баллоны начиненные усиленным зарядом аммиачной селитры и поражающими элементами для увеличения количества жертв. Такие системы применялись и для поражения живой силы средствами химической атаки. 

Применение минометного огня с помощью планшета. 

Из видео которые выкладывают боевики используют для наводки миномётов планшеты Apple iPad с общедоступным программным обеспечением MBC (Mortar Ballistic Calculator), позволяющее делать расчёты траектории миномётных снарядов. Приобретая приложение за небольшие деньги и имея данные о ветре, дальности до цели и т.д. от соответствующих приборов, легко доступных в интернет-магазинах, боевики ИГ с необходимой точностью могут вести огонь штатными минометами.

Из-за отсутствия поставляемых штатно и централизованно средств поражения террористам приходится заменять их разношерстной массой оружия кустарного производства и доработанных, переделанных, отреставрированных образцов.

Как воюют ИГИЛ в Сирии:

Опыт пресечения бандитской деятельности исламских экстремистов в Сирийской Арабской республике с участием Воздушно-космических сил свидетельствует о том, что тактика бандформирований, противостоящих регулярной армии Сирии, претерпела существенные изменения. Это очень хорошо себя показала применение высокоточного вооружения применяемой Россией. В настоящее время, наряду с традиционными формами, она включает в себя также широкомасштабные наступательные и оборонительные действия по захвату и удержанию важных стратегических объектов, характеризуется широким спектром бандитских проявлений: от террористических акций до открытых вооруженных выступлений мелкими (15-20 чел.) и крупными (до 500 чел. и более) группами.

Боевики по-прежнему применяют основополагающими принципами тактики являются внезапность, решительность, дерзость и кратковременность налетов. Важнейшим фактором, определяющим специфику действий бандформирований, является проведение систематических «беспокоящих» действий, которые вынуждают войска прибегать к оборонительной тактике. Более того, они создают впечатление о способности бандформирований наносить удары в любом месте, подчас совсем неожиданном. «Беспокоящие» и «изматывающие» операции составляют основу действий бандформирований, стремившихся, как правило, уклониться от прямого столкновения с крупными силами регулярной армии Сирии. В основе их действий в данном случае лежит упреждение в открытии огня, который ведется метко и преимущественно с коротких дистанций.

Вместе с тем, бандформирования в отдельных случаях при достижении тактического преимущества делают попытки захвата и длительного удержания важного в тактическом плане или в плане жизнеобеспечения объекта. Это свидетельствует о новом этапе развития тактики вооруженного противоборства боевиков с регулярными войсками Сирии и ставке руководителей бандформирований на долговременное и ожесточенное сопротивление. Несмотря на отступление боевиков по всем фронтам, они всё еще огрызаются и тактика их снова мимикрирует под конкретную обстановку на фронтах.

Поэтому боевики тщательно маскируют бронетехнику и позиции от авиации. Меняются маршруты поставки вооружения. Перемещений групп боевиков, избрали тактику маневренной обороны. Благодаря этому боевики стремятся уменьшить свои потери от бомбардировок российской авиацией, перемещение групп проходит преимущественно в ночное время со всеми элементами маскировки.

Тактика и стратегия поведения группировки ИГИЛ существенно отличается от всех ее предшественников. Сейчас стало очевидно, что боевиков не интересуют малозначимые территории и локальные победы. Основная их цель – захват стратегически важных объектов и объектов жизненно-важной инфраструктуры.

Война под землей:

Подземные войны ведутся с зарождения цивилизации. В этом нет ни чего нового. На протяжении всего двадцатого века ни одна война не обходилась без строительства подземных сооружений в военных целях. Первая и Вторая мировая, война в Корее, во Вьетнаме, Афганистане, Чечне, Секторе Газа – везде, в каком бы уголке земли ни проходили боевые действия, в том числе они проходили и в подземельях. Под землей можно укрыться от авиации, устроить госпиталь и склад вооружений.

Масштаб ведения подземных войн в Сирии – небывалый. Местный грунт вязкий и глинистый, не рассыпается при ведении земляных работ — потолочные своды не нуждаются в опорах. Грунт бывает настолько мягким, что легко поддается даже столовой ложке. Все это позволяет боевикам увеличивать свои ходы с максимальной скоростью — на менее трех-пяти метров за сутки. Подземные лабиринты плотно связывают между собой многие здания, районы и даже близлежащие населенные пункты. Скрытые галереи нередко строились в несколько этажей. Внутри эти тоннели напоминают настоящие сооружения для транспортных потоков. Их использование в сочетании со сквозными проломами в стенах зданий позволяет полевым командирам мобильно перемещать ударную силу в плотных застройках городских кварталов.

Работа по прокладке тоннелей боевиками ведется круглосуточно, вниз бесперебойно подается свежий воздух и электричество. При этом боевики максимально маскируют свою деятельность от посторонних глаз и обзора с воздуха. Выкопанный грунт им доставляет самую большую проблему. Механизированным путем он поднимается на поверхность, а дальше, как правило, прячется по подвалам и промышленным объектам. Длина подземных коммуникаций может достигать несколько километров.

Финансовую и техническую поддержку оказывают их «союзники»: Саудовская Аравия, Иордания, Катар, Турция, США, Франция, Бельгия. Об этом говорят и трофеи, полученные в результате проведенных наступательных операций.

Рекордсмен по числу тоннелей – город Хомс. Их почти столько же, сколько улиц в городе. За несколько лет до начала кровавых событий под городом была построена разветвленная сеть водоводов и других подземных коммуникаций, соединяющая городской центр с окраинами. В дальнейшем вместе с древними подземными ходами они были захвачены боевиками и стали использоваться для нападений на посты правоохранительных органов и позиции армейских подразделений.

Еженедельно в таких городах, как Алеппо, Хомс, Хама, Дамаск они уничтожают до десятка тоннелей. Но «крысы» не унимаются. После того, как в сирийской столице, в районе Млеха, вокруг здания одного из управлений войск была замечена активность, специалисты провели подземную разведку местности и обнаружили шесть одновременно строящихся коридоров! Военный объект защитили: вокруг прокопали десятиметровой глубины противотоннельный ров и еще на семь метров вниз узкую траншею, заполнив ее водой. Именно по этим поземным укреплением стали одной из целей ударной «Многофункциональным истребителем-бомбардировщиком Су-34» Во время боевого вылета также были уничтожены два подземных бункера террористов… Увы, возможности авиации в этом не безграничны.

Один из примеров «успешности» такой тактики можно привести случай, когда боевики террористической группировки «Батальон Тувар аш-Шам» осуществили дерзкий террористический акт в сирийском городе Алеппо. Под здание, где базировались силовики правительственных структур, был подведен подземный туннель и изготовлен мощный заряд, который был приведен в действие. В результате, по некоторым данным, погибло около 15 сирийских военнослужащих. Террористы утверждают, что число погибших составило десятки. Здание разрушено.

Так же в результате совершенной диверсии до основания был разрушен комплекс зданий отеля «Карлтон» в Алеппо. Погибли сотни мирных граждан. Всего за месяц для осуществления теракта был построен тоннель длиной более ста метров. Для сравнения, в районе города Мурек для подрыва обычного блокпоста боевики не поленились и прокопали тоннель в два раза длиннее – около двухсот пятидесяти метров.

Таким образом, тактика использования подземных коммуникаций и рукотворных туннелей является весьма распространенной при боях в городах на территории Сирии. Опасности подвергаются позиции, которые в условиях позиционной войны используются долговременно.

Применение бронетехники:

В военном плане «Халифат» является гибридной структурой: это и не армия в обычном понимании, и не партизанские формирования, скорее данная структура находится где-то посередине (часто употребляют термин «техно-партизанщина»). Это самым лучшим образом видно на примере использования танков этой исламистской организацией. По определению танк является конвенциональным оружием. ИГИЛ захватила некоторое количество танков у сирийских правительственных войск, иракской армии. Действительно, провинции Хомс и аль-Хайр, где их применяют больше всего, является теми регионами, где ведутся бои против режима в Дамаске в большей степени похожие на классическую войну. В 2016 году имел место переход по нарастающей большинства провинций в режим ведения боевых действий партизанскими методами: отсутствие боевых действий классического типа объясняет отсутствие танков. «ИГ» может максимум собрать до четырех-пяти танков вместе для проведения крупномасштабных операций, которые имели место в Хомсе и аль-Хайре. В остальных случая группировка как правило использует два-три танка, при этом очень редко можно увидеть только один танк. В большинстве случаев танки служат в первую очередь в качестве мобильных орудийных платформ. Хотя «Халифат» использует танки в качестве мобильной артиллерии, это вызвано тем, что обычной артиллерии довольно ограниченное количество, даже в Сирии, где группировка может себе позволить использовать тяжелые системы. В провинциях Хомс, аль-Хайр, Хама или Халаб имеются захваченные орудия Д-30 (122-мм) или М-46 (130-мм), но в небольших количествах ( та же история со 122-мм самоходными артиллерийскими орудиями 2С1, замеченными в Хомсе). За исключением минометов, пушек или самодельных бомбометов, у «ИГ» больше нет других средств для обстрела вражеских позиций, еще есть безоткатные орудия, крупнокалиберные винтовки, ПТРК и различные системы вооружения на пикапах. То есть танки оказываются довольно практичным средством для бомбардировки вражеских позиций перед атакой. Случае использования танков для контратак достаточно редки, что танки представляю собой лишь один из элементов в военном арсенале «Халифата», который группировка применяет со знанием дела без колебаний использует их, когда позволяют условия. В Сирии военная обстановка благоприятствует применению танков, особенно в качестве самоходной артиллерии, в ряде случаев при проведении операций механизированными силами. Но для противотанковой борьбы группировка больше полагается на ПТРК, безоткатные орудия, а также классические противотанковые средства как гранатомет РПГ-7. Но этому очень хорошо мешает ВКС России, уничтожением бронетехники «Халифата»

Смертники:

Использование смертников применяют все группировки воюющие в Сирии. За этим следует большие разрушения и гибель мирных жителей. Затем до жителей города или до его элиты доводится мысль о том, что будет гораздо хуже, если не сдаться. Для демонстрации решимости проводятся публичные казни. После этого город, как правило, сдается сам. За всю двухлетнюю историю ИГИЛ только один населенный пункт был взят штурмом: курдский Мосул. С особой надо отметить мерзостью боевики применяют привлечение детей для подрывов, последний раз такое было отмечено еще в Боснии. Это, с одной стороны, свидетельствует об истощении ресурсов боевиков, с другой переход к новым тактическим схемам может говорить о возвращении к командованию некоторыми частями ИГИЛ бывших иракских военных, обучавшихся по советским схемам.

Применение химического оружия:

В ходе первого освобождения Пальмиры были заняты господствующие высоты и вошли в населенный пункт. В дальнейшем были освобождены западные кварталы и историческая часть города. Между тем, в ночное время боевики применили против наступающих войск химическое оружие. Так, по правительственным войскам были выпущены семь снарядов, предположительно, отравляющим веществом в них был желтый фосфор. Пострадали семь солдат, получившие ожоги и отравления разной степени тяжести. Известны доказанные случаи применения иприта против местного населения сирийских городов и вооруженных сил Ирака. Было и применения химического оружия во время боев за город Алеппо. Чем вызвало истерику со стороны США и обстрелом томагавками авиабазы Эш-Шайрат в Сирии.

Тактика отвлечения:

Постоянное давление со стороны боевиков ИГИЛ и «умереных» признана тем что бы оттянуть силы Сирийской Арабской армии на разных участках фронта. К примеру об аэродроме Кувейрис. При помощи боевиков ИГИЛ и примкнувших к ним «Джейш аш-Шам» атаковали небольшой населенный пункт Насралла, примыкающий к авиабазе с запада. Они не использовали «джихад-мобили», что само по себе удивительно, а предприняли атаку «по-европейски»: обстреляли блокпост правительственной армии из противотанковых гранатометов, слегка повредили укрепление и обозначили атаку по центру, тогда как основную атаку повели южнее фланга этого блокпоста на окраине Насраллы. Другое дело, что боевики ИГИЛ больше обозначают такие атаки, чем действительно пытаются расширить наступление. И силы их тоже не безграничны.

Наиболее трагичный случай произошел с Пальмирой. Силы сирийской армии увязли в освобождении Алеппо, а от освобожденной Пальмиры «оттянули» войска. Попытка прорыва обороны совместно с группировками Исламской партии Туркестана, Ахрар аш-Шам и Нур ад-Дин аз-Зинки, коалиции Джейш аль-Фатх, Джебхат Фатх аш-Шам (Фронт завоевания Леванта ; ранее «Джебхат ан-Нусра и ИГИЛ для прорыва к ктолу созданного в г Алеппо сирийскими войсками в ноябре 2016 года и тем самым не смогли держать оборону Пальмиры и по этому Пальмира пала, во второй раз. Боевики прорвали слабую оборону на этом участке и снова захватили древний сирийский город. Разрушения, которые они оставили после себя в этот раз, оказались более масштабными, чем после первого штурма.

Применялись и ситуации неожиданный переход джихадистов на более понятную военную тактику. Возможно, речь идет об отдельной истории, связанной с жизненным опытом локального командира. Так обычно ведут себя не местные или, скажем, иракцы, а, например, выходцы из Средней Азии или Чечни. Особенно те, кто получил боевой опыт или в составе Советской армии, или в те времена, когда развитой системы подготовки смертников и других элементов, присущей тактике религиозных радикалов, еще не существовало. Меж тем запустить «джихад-мобиль» на блокпост правительственной армии – привычнее, нагляднее и эффективнее, чем по всем правилам и в полном соответствии с военной наукой попытаться обойти его с фланга.

Стоит также отметить, что с тактикой использования смертников правительственные силы уже более-менее научились справляться, но распознать такую угрозу не всегда удается вовремя.

Тактика обороны:

В ходе первого штурма с применением российских сил ССО в марте 2016 года сирийские военные столкнулись с хорошо подготовленным укрепрайоном боевиков.

На всех подступах к городу и господствующих высотах были оборудованы долговременные огневые точки, позиции для танков, артиллерии, минометов и крупнокалиберных пулемётов, которые соединялись между собой сетью подземных туннелей для оперативной переброски войск и в качестве укрытий во время артиллерийских обстрелов и авиаударов российской авиации. Кроме того, все подъезды к городу оказались заминированы противотанковыми и противопехотными минами. Это было видно сразу не вооруженным глазом, что командиры боевиков планировали на долго реализовать оборону, что было видно что здесь работали военные специалисты высокого уровня, изучившие военную науку не понаслышке.

С помощью авиационной поддержки ВКС РФ, использующую всю возможную номенклатуру боеприпасов, вплоть до новейших крылатых ракет Х-101. Артиллерийскую поддержку наступающей пехоте оказывают подразделения сирийских военных при «консультативной» помощи российских советников. На земле работают группы Сил специальных операций (читайте о том, как их создавали и как они работают сегодня), непосредственно в режиме реального времени выдающие целеуказание по критически важным целям террористов и оказывающие непосредственную поддержку сирийской армии на важнейших направлениях.

Тактика террора:

Халифат стремительно сужается. И это уже понимают руководство ИГИЛ. Понимая свою гибель боевики переодеваются в гражданскую одежду и проникают на территорию других стран. Тактика легализации среди мирного населения хорошо знакома сотрудникам российских силовых структур по событиям на Северном Кавказе, когда днем казалось бы мирные граждане ночью минируют дороги и нападают на блокпосты. А те, кто немного устал и захотел отдохнуть неожиданно появляются среди фотографий беженцев в городах Европы, но уже без оружия…пока.

Как показали недавние события в Лондоне, «спящая» ячейка или террорист-одиночка, который не ищет путей приобретения оружия или взрывчатки, а берет на кухне нож, садиться в личный автомобиль и едет давить людей и резать полицейских, становятся наиболее актуальной и трудно прогнозируемой угрозой. Такая же угроза станет очевидным в Европе и России. ИГИЛ стало постепенно менять свою тактику. Если раньше это были боевые столкновения непосредственно с армейскими частями, то теперь террористы всё чаще действуют скрытно и делают ставку на, если можно так сказать, классические теракты. Особенно эта тенденция усилилась после операции по освобождению Эль-Фаллуджи. Целью экстремистов становятся прежде всего те районы, где проживают шииты, а также кварталы, в которых расположены правительственные здания. Боевики «Исламского государства» и группировки «Джебхат ан-Нусра» договорились противостоять наступлению правительственных войск в провинции Хама сообща. Для получения политической поддержки и финансовой помощи из-за рубежа руководство ряда бандформирований, которые входили в террористическую группировку «Джебхат ан-Нусра», приняло решение об отказе от символики и переходе под знамёна «Харакят Ахрар аш-Шам», которая отнесена Западом к «умеренной оппозиции. Рядовые боевики ИГИЛ интеллектом мягко говоря, и не блещут, на высшем уровне за ними стоят явно не идиоты. Которые отлично понимают, что долго воевать сразу против двух мировых коалиций Исламское государство вряд ли сумеет. И что на тактическом уровне необходимо срочно, что то менять.

Так как вероятность сотрудничества исламистов-игиловцев с коалицией Россия-Сирия-Ирак-Иран стремится практически к нулю, у ИГИЛ остается лишь один вариант — подстраиваться под США и их союзников. И для этого полевым командирам ИГИЛ нужно будет сделать совсем немногое – всего лишь временно свернуть свои черные знамена и встать под флаги так называемой «умеренной сирийской оппозиции». Подобный тактический переход позволит игиловским батальонам избежать смертельных для них авиаударов и обеспечит доступ к военной помощи и прикрытию со стороны «западных партнеров».

Итоги:

Исходя из анализа войны в Сирийской Арабской республике, армии САА противостоит хорошо подготовленное в оперативно-тактическом плане, оснащенный новейшими образцами стрелкового вооружения, жестокий и бескомпромиссный противник, использующий для достижения своих экстремистских целей комплекс диверсионно-террористических методов и элементов тактики общевойскового боя. Ожесточенность вооруженного противоборства показала, что вторжение бандформирований в Сирию предшествовала длительная и тщательная подготовка, осуществлявшаяся при активной помощи и участии, как специальных служб «союзников», экстремистских международных исламских организаций, так и НВФ, полулегально действующих на территории прилегащих стран. Основной основополагающим компонентом составляет тактики бандформирований по-прежнему остается терроризм, включающий применение взрывных устройств, убийства, похищение людей, нанесение телесных повреждения, пытки, шантаж и угрозы. Регулярным войскам Сирийской Арабской республики пришлось столкнуться с умелым и коварным противником, воюющим и по классическим канонам войны, и использующим партизанско-диверсионные методы. И сколько бы ни говорили, что армия предназначена, прежде всего, для борьбы с внешним врагом, реалии последнего десятилетия оказались таковы, что самым распространенным вариантом ее применения стало ведение боевых действий против незаконных вооруженных формирований на «своей» территории с учетом «горного фактора» и строжайших ограничений, позволяющих свести к исключительным случаям разрушения и жертвы среди мирных жителей.

Тем не менее, в российском военном ведомстве считают, что говорить о победе над боевиками пока преждевременно. Они продолжают сопротивляться сирийской армии, несмотря на массовое дезертирство и значительные потери в своих рядах. Члены запрещенной в РФ террористической организации ИГИЛ продолжают удерживать позиции на ряде направлений, тем более, что за несколько лет эти позиции были превращены в мощные укрепленные районы обороны с разветвленной сетью подземных ходов и укрытий.

 

 

Источник

wpristav.ru

Военная наука на службе … ИГИЛ (о тактике ведения боя формированиями ИГИЛ).

На ранних этапах войны во время наступления ИГИЛ (организация запрещена в России) делало упор на атаки небольших мобильных групп. Они проникали в города, брали под контроль местный криминалитет и, используя его возможности, проводили дезорганизацию обороны противника изнутри. Навыки маскировки позволяли быстро рассредоточиться и слиться с гражданским населением. Именно так в 2014 году были взяты Мосул, Эр-Рамади, Эр-Ракка, Дайр-эз-Заур и Пальмира.

Характерный тактический почерк ИГИЛ — минирование дорог и троп. Например, в Дамаске и Алеппо отряды действовали в такой последовательности: минировали местность, затем наносили короткий и мощный огневой удар, после чего отступали, сопровождая свой отход минометным обстрелом. Для атаки широко использовались мобильные реактивные системы залпового огня (РСЗО), малокалиберные автоматические пушки и пулеметы, установленные на легких пикапах и джипах. Когда войска ИГИЛ пытались преследовать, противники нередко оказывались на минных полях.

Большинство операций осуществлялось группами в 6–8 или 15–30 человек, вооруженных противотанковыми управляемыми ракетами (ПТУР) и несколькими пулеметами. Они работали в основном ночью, используя приборы ночного видения, и поражали танки и другую бронетехнику сирийской армии на расстоянии 2–3 км. При этом они умело использовали ПТУР не только против бронетехники, но и для выбивания личного состава противника с позиций в домах и различных постройках.

В обороне

На части территорий, подконтрольной «Исламскому государству», идет настоящая тоннельная война. Например, в пригороде Дамаска ИГИЛ занимает оборонительные позиции и главные сражения здесь разворачиваются не на поверхности, а в лабиринтах подземных коммуникаций. В тоннелях находится все, что нужно для выживания и ведения войны: продукты питания, вода, оружие, боеприпасы и взрывчатка.

Подземные ходы бойцы «Исламского государства» могут использовать также для подрыва жилых зданий, больниц, школ и других социальных учреждений Дамаска. Одна из целей таких диверсий — расшатать ситуацию, обвинив в гибели мирных жителей сирийскую армию.

Не случайно ИГИЛ с самого начала размещало свои склады, штабы и огневые позиции РСЗО внутри населенных пунктов, используя жителей в качестве живого щита. С той же целью боевиками делают детей и подростков: например, на заставах и блокпостах в районе города Хавиджа, где «Исламскому государству» противостоят отряды курдского ополчения, появились «львята халифата» — мальчики-воины моложе 16 лет.

Бойцы ИГИЛ грамотно использовали особенности местности и сооружали сложную систему инженерных заграждений, сеть подземных командных пунктов и укрытий, связанных между собой. Подземные ходы достигают протяженности в сотни метров, благодаря чему боевики относительно легко уходят от авиа- и артиллерийских ударов, перебираясь из одного населенного пункта в другой. Судя по фотографиям и отзывам очевидцев, некоторые лазы даже оборудованы камерами видеонаблюдения, системой связи и вентиляцией.

Смена тактики

Если действия террористов в 2013-м — начале 2014 года прежде всего подчинялись правилам партизанской войны и командиры разных групп практически не координировали действия с соседом, то уже ко второй половине 2014-го группировки начали сливаться в более крупные подразделения, которые при необходимости с легкостью распадались на мелкие отряды. После укрупнения было создано объединенное командование ИГИЛ, что позволило лучше координировать действия, распределять оружие и в результате увеличить военный потенциал.

После захвата Мосула в руки боевиков попали 2,3 тыс. бронеавтомобилей. У иракской армии были отбиты американские танки М1А1М «Абрамс», десятки танков Т-54 и Т-55 советского производства и их китайские аналоги. Бойцы начали комбинировать применение мобильных отрядов на легких пикапах, оснащенных крупнокалиберными пулеметами и автоматическими пушками, с использованием гусеничной бронетехники, реактивной и ствольной артиллерии. Некоторые ухитрялись поставить на свои пикапы сдвоенные и даже счетверенные пулеметы. Устанавливались также самодельные пусковые установки для 57-мм неуправляемых ракетных снарядов (НУРС). Точность ударов у этих систем небольшая, но моральный дух они поддерживают неплохо.

Типичный бой выглядит так: сначала выступают пикапы с 23-мм автоматическими зенитными пушками и 106-мм безоткатными орудиями, которые подавляют обнаруженные огневые точки. Затем выдвигаются боевики со стрелковым оружием. Если оборону прорвать не удается, боевики отходят. Через какое-то время начинается новый «штурм».

Удары российской авиации

Действия России способствуют объединению усилий как правительственных войск Асада, так и «Сирийской свободной армии». ВКС РФ поддерживает сирийскую армию, поставляя вооружения, боеприпасы и материальные средства. Авиаудары способствовали дроблению отрядов ИГИЛ и затруднили подвоз подкрепления и боеприпасов. Однако действия России никак не повлияли на тактику и стратегию террористов: доставать их по-прежнему сложно.

ИГИЛ научилось перемещать свою технику и живую силу, копируя миграционные потоки. Кроме того, были созданы тысячи ложных целей: макеты танков, БТР, РСЗО, орудий, пикапов, оборудования для радиосетей, что снижает эффективность авиаударов. В ИГИЛ знают слабые стороны противника: это прежде всего избыточная доверчивость к электронным базам данных и показаниям электронных приборов. Как показала практика, зачастую ввести их в заблуждение можно простейшими средствами — с помощью песка, цемента и лопат.

http://www.rbc.ru/opinions/politics/18/12/2015/5673b8f39a79470caadc56a7

kanaev55.livejournal.com

Исламское государство. Вооружение и тактика террористов. — Военный обозреватель

В различные периоды истории войн и вооруженных конфликтов конкретное содержание противоборства воюющих сторон было разнообразным. Оно практически неизменно определялось развитием средств вооруженной борьбы. «Всякая тактика соответствует определенной исторической эпохе. Если изменяется род оружия, вводятся новые технические усовершенствования, то вместе с этим меняются и формы военной организации и методы вождения войск»[1]. Данное высказывание, как показал боевой опыт, справедливо для вооруженного противоборства на всех уровнях военного искусства, в том числе и на тактическом.

Те или иные реальные условия обстановки будут предопределять и соответствующие требования к организации боя, подготовке к нему личного состава, вооружения и военной техники, к выбору тактики и порядку применения имеющихся боевых средств с учетом их реальных возможностей. В ряде случаев предъявляемые требования могут оказаться и противоречивыми, что обуславливает необходимость выбора приоритетной значимости тех или иных особенностей обстановки с точки зрения «цена победы» – по уровню возможных потерь, затратам времени и материальных средств, захвату или утрате территории и т.п.

Прошедшие годы окрашены черным знаменем «Исламского государства Ирака и Леванта» (Исламское государство, ИГИЛ, ИГ – террористическая организация запрещена в России в соответствии с решением Верховного суда[2]), которое из далекой грозы на Ближнем Востоке превратилось в осязаемую угрозу, врага. Еще недавно трудно было представить, что метастазы ИГИЛ заразят Россию, Европу и США, но теперь на руках джихадистов кровь российских туристов, возвращавшихся с египетских курортов, мирных жителей Парижа и горожан калифорнийского Сан-Бернардино. Покончить с халифатом, не смотря на дипломатические и военные усилия, не удалось, 2016 год стал началом крупной военно-политической кампании против фанатиков.

В мире существует огромное количество террористических организаций, но Исламское государство сильно выделяется на их фоне. Сегодня ставшая квази государственной структурой, которая контролирует обширные территории нескольких стран с населением в миллионы человек, с весьма боеспособной армией, способной проводить масштабные операции и успешно действовать против регулярных вооруженных сил. На подконтрольных территориях боевики ИГИЛ установили порядок, основанный на страхе и репрессиях, там процветает работорговля, и похищение людей, а население живет по законам псевдо шариата.

29 июня 2014 г. террористы ИГИЛ заявили о провозглашении халифата, претендующего (ни много ни мало) на мировое господство. Столицей этой запрещенной организации стал сирийский город Эль-Ракка. Флаг (Шахада) ИГИЛ – это черное полотнище с нанесенной надписью «Нет Бога кроме Аллаха» в верхней части и печатью пророка Мохаммеда – в нижней.

До начала активного задействования Воздушно-космических сил (ВКС) и других подразделений Министерства обороны России на территории Сирийской Арабской республики (САР), а также наступления иракской армии (при своеобразной поддержке авиации «коалиции») на Мосул, группировка ИГИЛ контролировала обширные территории Ирака и Сирии. «Филиалы» ИГ на сегодняшний день существуют в Йемене (борьбу ведет саудовская армия при поддержке США без особо успеха), Афганистане (армия Демократической республики Афганистан при авиаподдержке «коалиции» и непосредственной – «советников»), Египте, Тунисе, Нигерии, Алжире, Ливии и в других странах.

Сегодня Исламское государство – это организация, запрещенная практически во всем мире. Кроме того, действия группировки были осуждены многими представителями мусульманского духовенства и большинством международных организаций.

В истории человечества трудно найти примеры существования государств, подобных ИГИЛ. Это не полумифическая Аль-Каида, укрывающаяся где-то в неприступных горах и периодически напоминающая о себе терактами и обращениями в интернете, к слову фактически присягнувшая на верность лидерам ИГИЛ. Исламское государство – это новая реальность Ближнего Востока, сила, сумевшая создать «землю ислама» (дар аль-ислам, в своем извращенном понимании) и успешно ведущая войну с неверными. ИГИЛ превратился в альтернативу для сотен тысяч мусульман (и не только) со всего мира.

По официальной просьбе Дамаска 30 сентября 2015 г. российские ВКС начали военную операцию в Сирийской Арабской республике. Заблаговременно была подготовлена авиабаза Хмеймим в провинции Латакия и военно-морская база материально-технического обслуживания в Тартусе. На сегодняшний день по двустороннему соглашению между САР и РФ превратившиеся в полноценную базу ВКС и порт постоянного базирования боевых надводных кораблей Российской Федерации соответственно.

В ряде последующих работ мы попробуем провести своего рода исследование в сфере тактики военизированных формирований Исламского государства, в связи с участием в боевых действиях на стороне вооруженных сил Сирийской Арабской республики военно-космических сил Министерства обороны Российской Федерации, выявить особенности данных действий.

[1] М.В. Фрунзе

[2] Решение Верховного Суда РФ от 29.12.2014 по делу № АКПИ14-1424С «О признании международных организаций террористическими и запрете их деятельности на территории РФ».

Читайте: «Чем вооружены террористы Исламского государства.»

Похожее

www.militarycolumnist.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о