Сша первый спутник – Эксплорер-1 — Википедия

Первый американский искусственный спутник Земли

Вслед за Советским Союзом, первым выведшим на орбиту Земли искусственный спутник, эстафету перехватили США. После нескольких провальных попыток американцам удалось запустить свой первый спутник в 1958 году, 1 февраля.

Попытки запуска искусственных спутников американцами

Перед американскими и советскими учеными была поставлена одинаковая задача – осуществить успешный запуск спутника до конца Международного Геофизического Года (то есть до декабря 1958 года). Изначально руководство США делало ставку на военных, поэтому первые попытки запуска спутника доверены были ВМС. Проект «Авангард-1» был громким и широко обсуждаемым, но попытка его запуска оказалась неудачной.

После крушения «Авангарда-1» руководство проектом было передано конструктору немецкого происхождения Вернеру фон Брауну. Разработанный его командой аппарат «Эксплорер-1» оказался намного успешнее своего предшественника.

«Эксплорер-1», его технические характеристики

Запуск нового спутника на орбиту включал несколько этапов. Специально была сконструирована новая модель ракеты «Редстоун», которая получила название «Юпитер-С». Изначально используемые для испытания боеголовок ракеты получили баки новой формы и усиленный двигатель. Обновленный мотор работал уже не на этиловом спирте, а на смеси спирта и гидразина или его производных в разных пропорциях.

 


"Юпитер-С"
  Двигатели второй и третей ступеней представляли собой неуправляемые реактивные снаряды, или ракеты, типа «Сержант»; в каждой – по 20 кг твердого топлива. На старте всю конструкцию раскручивал электромотор. Вторая ступень состояла из 11 ракет, а третья из трех. Устанавливались ракеты в соединенных друг с другом цилиндрах. Отработав, они последовательно сбрасывались с носителя.

Четвертая ступень в первоначальной модели «Юпитер-С» предусмотрена не была. Обновленная конструкция, получившая название «Юнона-1», уже имела и четвертую ступень, состоявшую всего из одной ракеты. Причем, эта ракета спутником не сбрасывалась, что внесло некоторую путаницу в подсчет показателя его массы. Без четвертой ступени «Эксплорер-1» весил всего 8 кг 300 г, что было на порядок меньше массы первого искусственного спутника Советского Союза.

Роль полета «Эксплорера-1» для науки

После запуска на орбиту «Эксплорер-1» передавал сигналы на протяжении почти месяца, до 28 февраля. На борту спутника были установлены метеорный датчик и счетчик Гейгера. Последний зафиксировал важный факт: в перигее он показывал уровень космического излучения, равный величине, установленной другими ракетами; а вот в апогее этот показатель вообще отсутствовал. Джеймс Альфред Ван Аллен выдвинул теорию о крайне высоком уровне облучения в точке апогея, который счетчик не в силе подсчитать. В ходе дальнейших исследований он обнаружил вокруг Земли наличие радиационных поясов в виде скопления протонов солнечного ветра, попавших в магнитный пояс нашей планеты. Эти радиационные пояса получили впоследствии имя ученого.
 


"Эксплорер-1"
 

Таким образом, запущенный 1 февраля 1958 года ровно в 3:48 по Гринвичу американский спутник, продержавшийся на орбите до 1970 года, не только помог США выбиться в лидеры космической гонки, но и позволил сделать несколько важных научных открытий.

www.letopis.info

Как СССР смог обогнать США и запустить первый искусственный спутник Земли?

Дело в том, что у нашего «Спутника-1» была очень большая масса – 83,6 кг по сравнению с 1,5 кг американского авангарда или спутника Explorer весом 30 кг. Поэтому мы использовали для запуска мощную баллистическую ракету Р-7, которая к этому моменту была создана. Американцы тогда еще не занимались такими ракетами. У нас ракеты были приоритетны в военном отношении, в отличие от США, которые ориентировались на свои стратегические бомбардировщики. Именно поэтому был задан параметр ракеты, которая должна вести очень большой груз, а это был уже почти готовая космическая ракета, которую оставалось запустить в нужном направлении в космос.

Первенство СССР было определено тем, что мы располагали именно военным образцом межконтинентальной ракеты. Можно сказать, что у нас были более передовые технологии, потому что создать большую ракету несколько сложнее, чем простую. В ракетных технологиях мы обгоняли США и до сих пор находимся на высоком уровне. Другое дело, что мы сильно отстаем по полезной нагрузке, то есть начинке спутников. Разрыв наметился как раз где-то через 6-7 лет после запуска первого спутника. 

После первого этапа исследований возможностей космической техники СССР и США резко разошлись в направлениях технического развития. СССР в большом количестве разрабатывал тяжелые ракеты, чьи прямые потомки до сих пор применяются, и мы запускали много короткоживущих спутников низкого качества. А у США ракеты были намного слабее, поэтому они пытались технически уменьшить свою массу за счет качества приборов, нагрузить их наибольшей полезной отдачей, и США это удавалось. Кроме того, они приложили очень много усилий к тому, чтобы продлить время жизни спутника, на что мы практически не обращали внимания. До последнего времени у нас спутники жили очень мало – год или полтора, притом что нормальный срок жизни спутника составляет 15 лет.

Мы были первыми, но США оказались более эффективными в использовании космической техники и качестве полезной нагрузки. Сейчас мы их нагоняем за счет того, что используем уже западные наработки. Фактически мы делаем корпуса, а вся начинка для большинства спутников идет с Запада.

thequestion.ru

Спутник «Explorer-1». Битва за звезды-1. Ракетные системы докосмической эры

Спутник «Explorer-1»

Надо отдать должное президенту Эйзенхауэру, он довольно быстро справился с тем страхом и изумлением, которые испытали американцы, осознав свое отставание в самом амбициозном проекте столетия. Если же учесть, что президент как бывший военный мог оценить всю глубину этого отставания, элементарно сравнив 9 килограммов полезной нагрузки «Авангарда» с 84 килограммами «Спутника-1», то самообладание Эйзенхауэра можно ставить в пример всем другим политикам. Уже 9 октября (в день, когда «Правда» наконец опубликовала полную информацию о спутнике) он выступил на пресс-конференции в Белом доме с поздравлениями в адрес советских ученых. В своей речи президент вкратце рассказал о том, что делается по проекту «Авангард», и обещал, что первый американский спутник будет выведен на орбиту еще до истечения года.

11 октября в Белом доме разрабатывается документ, предлагающий самые энергичные шаги для ускорения всех ракетно-космических программ. 14 октября Эйзенхауэр проводит многочасовую беседу с министром обороны Нейлом Макэлроем; в ходе этой беседы обсуждались космические проекты, развитие которых позволило бы в кратчайшие сроки устранить отставание США в космической «гонке».

Тут следует сказать, что на следующий день после того, как стало известно о запуске советского спутника, Вернер фон Браун обратился к министру обороны с предложением о возрождении проекта «Орбитер» на новом технологическом уровне. При этом «ракетный барон» утверждал, что его спутник выйдет на орбиту уже через 60 дней!

Но тут, видимо, взыграла национальная гордость. Предложение фон Брауна снова отклонили, сосредоточив усилия на доведении до логического конца программы «Авангард». Тем более что представители флота бодро рапортовали о своей готовности в скором времени осуществить исторический старт.

И действительно 23 октября 1957 года (через 19 дней после «космического Перл-Харбора») состоялся пробный суборбитальный запуск прототипа системы «Авангард», которой было присвоено обозначение «TV-2» (сокращение от «Test Vehicle» — «Модель-лаборатория»). Во время этих испытаний отрабатывалась первая (стартовая) ступень ракеты-носителя, поэтому вместо второй и третьей ступени были установлены макеты. Запуск был признан успешным. Ракета «Авангард» сумела достигнуть высоты 175 километров и скорости 1,9 км/с.

Орбитальный запуск назначили на 2 декабря (через 29 дней после «космического Перл-Харбора»), но из-за технических неполадок он несколько раз откладывался. И вот наконец 6 декабря (через 33 дня после «космического Перл-Харбора») в присутствии более чем двухсот корреспондентов с космодрома мыса Канаверал стартовала ракета «Авангард-1» (вся система имела обозначение «TV-3»).

Гарри Ризнер от «Си-Би-Эс» вел с мыса эмоциональную радиопередачу.

«Это просто прекрасно! — вещал он аудитории, пораженный скоростью «Авангарда». — Все произошло так быстро, что я не увидел момент отлета».

Он и не мог ничего увидеть. «Авангард» никуда не улетел… Высота подъема не превысила метра, когда ракета завалилась на бок и с чудовищным грохотом взорвалась.

Первый американский искусственный спутник Земли «Explorer-1»

Весть о катастрофе (и новом поражении Америки) разнеслась по миру почти мгновенно. Карикатуристы изощрялись в изображении «Капутника», «Пфутника» и «Флопника» — каких только прозвищ не придумывали злосчастному «Авангарду». Намеки на диверсию «агентов Москвы», которые позволили себе высказать некоторые из высших офицеров ВМС, выглядели просто смешно. Сенатор Линдон Джонсон назвал программу «Авангард» «дешевой авантюрой, которая закончилась одной из наиболее разрекламированных и унизительных неудач в истории Соединенных Штатов».

Теперь уже было не до национальной гордости — глаза администрации с надеждой обратились к Редстоунскому арсеналу и «бывшему нацисту» Вернеру фон Брауну.

Еще 8 ноября, через пять дней после выхода на орбиту второго советского спутника с собакой Лайкой на борту (вес полезной нагрузки составил уже 508 килограммов!), министр обороны Макэлрой распорядился подготовить подробное техническое описание нового проекта запуска искусственного спутника с использованием ракет «Юпитер-Си».

Теперь схема запуска по Вернеру фон Брауну выглядела так. Вся ракета-носитель состояла из четырех ступеней, только первая из которых «Редстоун» была с жидкостным двигателем; вторая ступень состояла из связки 11 твердотопливных ракет «Сержант»; третья — из связки 3 ракет «Сержант»; четвертая — из одной ракеты «Сержант» с неотделяемым блоком полезной нагрузки, которая и должна была стать искусственным спутником Земли под названием «Эксплорер-1» («Ехр1огег-1»). Общий вес ракеты-носителя составлял 29 тонн, общая длина — 23 метра, диаметр — 1,8 метра, вес спутника — 13,97 килограмма.

Американские ракетчики торжествуют (модель спутника <<Explorer-1» держат на руках Уильям X Пикеринг, Джеймс А. Ван Аллен и Вернер фон Браун)

Блок аппаратуры был установлен в носовом отсеке ракеты «Сержант» и весил всего 4,82 килограмма. В комплект научной аппаратуры спутника «Эксплорер-1» входил счетчик Гейгера-Мюллера для исследования космических лучей, особая сетка и микрофон для регистрации микрометеоритов и датчики температуры. Данные с приборов поступали непрерывно через четыре гибкие штыревые антенны, установленные симметрично. Питание осуществлялось ртутными батареями.

Замысел «ракетного барона» удался. 1 февраля 1958 года (через 119 дней после «космического Перл-Харбора») «Эксплорер-1» был выведен на орбиту, составлявшую в перигее 347 километров, а в апогее — 1859 километров.

В ходе полета спутника был проведен эксперимент, разработанный в Лаборатории реактивного движения под руководством доктора Джеймса Ван Аллена и подтвердивший гипотезу о существовании радиационных поясов вокруг Земли.

Спутник «Авангард-1» удалось запустить в космос только 17 марта 1958 года.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Первый американский спутник, отличия от советкого и прочие факты

31 января 1958 года американцы таки запустили свой спутник. В советской и российской пропаганде расовой исключительности большевиков и их науки информации об американском спутнике практически нет. Ну, мол лохи, запустили вторыми, да еще и со второй попытки. Но если копнуть глубже, то становится ясно, почему нашему обывателю про первый американский спутник мало чего рассказывали и рассказывают. Вкратце, Эксплоуер 1 по сравнению с нашим Спутником-1 выглядит кадиллаком на фоне запорожца-переростка.

Вначале об орбитах, если наш спутник летал на орбите высотой 228-940 км, то фон Браун запулил трубу аж на 360-2534 км. Совки могут заметить, что советский спутник был в 10 раз тяжелее американского (80 и 8 кг соответственно), что верно, однако советские ученые так и не смогли снабдить спутник полезной научной аппаратурой. А американский, несмотря на свои миниатюрные размеры кроме радиопередатчика имел на борту и научные приборы (счетчик Гейгера, регистратор микрометеоритов). Собственно, радиопередатчик - это единственное полезное, что нес советский спутник. То есть, 80 кг полезной нагрузки были израсходованы практически впустую. Как всегда мы похвалились бессмысленными "кубкилометрами стали", которые так и не смогли нормально освоить, тогда как американский спутник был меньше, летел выше и дольше (упал аж в 70 году, тогда как советский кончился уже в начале 58) и нес действительно полезную нагрузку.

Далее, ну, нес он полезную нагрузку, ну и что? Совкам ведь не сообщали, что же такого сделал первый спутник американцев. Так вот, первый полет принес американским ученым нобелевскую премию, и не за сам факт полета, а за вполне весомое научное открытие. Благодаря счетчикам Гейгера и верной интерпретации результатов американские ученые обнаружили радиационные пояса Земли (+1 нобелевка).

Кроме того, был установлен масштаб бомбардировки космических кораблей микрометеоритами.

Советский же спутник кроме раздутого ЧСВ большевиков и порваных пуканов капиталистов ничего миру не дал. Ну, можно еще предположить, что советский бессмысленный в научном отношении спутник таки дал волшебного пенделя американской космической программе. Однако для самого СССР какой был смысл форсировать американскую программу? То есть мы сами помогли американцам поставить развитие космических ракет в очередь важных приоритетов, что в итоге привело к обгону нас в "лунной гонке". Любители кубокилометров советской статистики утерлись, когда к Луне полетели американские Сатурны с огромнейшей грузоподъемностью. Получается, америкашки нас сделали и в начинке кораблей и в возможностях этих кораблей.

Нашим людям иногда надо кусочки правды говорить, а то и впрямь будут вечно верить в тупость американцев и гениальность большевиков и Путина. Реальность несколько отличается. Да, американцев часто обвиняют в ограниченности их знаний о внешнем мире. Этому есть рациональное и логичное объяснение. [Spoiler (click to open)]В 19 веке наша цивилизация состояла из Европы и слаборазвитых США, остальные культуры были, мягко скажем, на подсосе у Европы. Так вот, резкое развитие США в 19-20 веках и рост цивилизованного европейского населения и индустрии страны, фактически удвоили европейскую цивилизацию. США стали сравнимы или даже превзошли Европу. Поэтому США - это фактически вторая "планета Европа", поэтому обвинять американца в плохом знании первой планеты - Европы, это тоже самое, что обвинять европейца в том, что он путает американские штаты, каждый из которых сравним с небольшой европейской страной по мощи индустрии, культуры, населения и полон особенностей. Так что мировоззренческий изоляционизм США вполне соответствует изоляционизму европейцев по отношению к самим США. Мы не так хорошо знаем США, американцы не так хорошо знают Европу, и все мы очень плохо знаем весь остальной мир ибо обывателю итак нечего о нем беспокоиться, он за пределами его жизненных интересов. А вот совки, мозги которых регулярно мариновали в советской пропаганде очень хорошо знали всю географию Земли, и чуть ли не лично были знакомы по телевизору и газетам с некоторыми американскими неграми. И все это на фоне дефицита в СССР привычных европейцу благ и услуг. Советский человек искренне переживал за Анголу, но мог не знать, что происходит в его городе и его деревне. Он ненавидел американцев за мифическое "угнетение всего третьего мира", хотя его самого безбожно угнетали рабовладельцы второго мира - большевики. И теперь, когда в нашем молодом капиталистическом мире обычная молодежь часто забивает болт на ненужные ей тригонометрию, географию, международную политику и святую победоносную советскую историю, совки высмеивают этих нормальных адекватных людей, снимают о них ролики и готовы сжигать на кострах вслед за тупыми американцами, для которых РоСССия - это страна белых медведей с ядерными бомбами. Благо совки являются рабами и реально ничего сделать не могут, ибо вся пропаганда была на то и заточена, чтобы люди переживали за Анголу, а не за себя, и ничего не делали, ведь, что может сделать обычные человек ради спасения Анголы? Да, ничего не может. А значит вырабатывался рефлекс политической импотенции. Не можешь ничего сделать с Анголой, и с местным помещиком тоже ничего не делай. И не дай бог пойдешь на митинг, это ж сразу стать американским агентом. Вот и сидят по домам совки и уверовавшие в Путина. Путин может повторить ошибку большевиков, которые так закомпостировали политической импотенцией мозги советских людей, что сами советские люди, которые были искренне за сохранение лагеря просто сидели дома и смотрели по телеку, как разваливают их же страну, также как они смотрели по телеку пропаганду про линчевание негров в США. Поэтому и на Украине верующие в таможенный союз и Путина сидят тихо по домикам и осуждают распоясавшуюся молодежь, которая здесь и сейчас режет страну и разваливает её.

Но это еще не все по спутнику. Теперь конспирология:
[Spoiler (click to open)]Оказывается Explorer-I вышел на мягко скажем не совсем ту орбиту, на которую должен был. 360 км на 2534 км, почти на 959 км в апогее выше “номинальных”. Так как реальная орбита оказалась выше, и спутник подал сигнал в расчетном месте аж на 11 минут позже, то многие из тех, кто был в теме, уже его оплакивали или пребывали в ах*е. Но спутник неожиданно появился.

Позже фон Браун писал о своих эмоциях во время “бесконечного ожидания” в статье, озаглавленной “История, стоящая за Explorer”, появившейся в Des Moines Sunday Register 13 апреля 1958 года:
“… птичка должна была появиться в Калифорнии примерно в 0 часов 30 минут по восточному времени. Для отслеживания сигнала у нас были четыре станции, и у Билла (Пикеринга) был телефон для связи на большие расстояния.
На часах 0 часов 30 минут. Сигнала нет.
Прошла минута. Еще одна. Сигнала со спутника все еще нет. Истекли восемь минут, и мы по-прежнему ничего не услышали.
Мы были в отчаянии. Очевидно, мы ошиблись. Explorer никогда не выходил на орбиту”.
На часах 0 часов 42 минуты…
Вот он!

Отчего же параметры его орбиты были не расчетными? Конспирологи строят версии от инопланетян, до изобретения антигравитации (мякотку мозговым симулянтам дает тот факт, что спутник вращался, а отсюда и растут гравицапы и прочая хрень). В реальности, скорее всего, решающую роль сыграли весьма грубые средства управления ракетой, отличная от расчетной масса топлива или скорость сгорания, вполне вероятно, что после первого неудачного запуска американцы перестраховались и заложили в ракету чуть больше топлива. Но конспирологи не унимаются и пишут бред о том, что сам фон Браун писал тайные письма неким тайным физикам, в которых изливать всю свою папаболь от не расчетной орбиты Explorer и слезно умолял их (тайных физиков), объяснить ему сию несуразицу,

так сильно молил, что спать не мог.

На самом деле определенное волнение в стане американских ракетчиков таки было. Ибо американская ракетная программа, как и советская была в итоге нацелена на получение возможности доставки атомной бомбы в любую точку планеты, желательно с точностью до километров. А тут получилась тысячекилометровая ошибка, неприемлемая для атомного удара. Но эта проблема, я думаю, была вскоре решена улучшением управляемости ракет и более аккуратному отношению к массе сгораемого топлива.

Но не стоит тут совкам радоватся, у наших кулибиных - Королевых также с точностью были иногда проблемы, например, первый советский автоматический лунный зонд успешно пересек орбиту Луны, но оказался впереди Луны на целых 5953 км, то есть тут уже речь идет о промахе, размером с планету. Не попали в планету, бл*дь. Правда и США промахнулись мимо Луны, причем даже больше, на 50000 км. Так что, случись атомная война в 50-60е годы, то СССР был бы разгромлен точечными ударами бомб с бомбардировщиков НАТО, а советски же ракеты вероятно, бомбили бы атомными зарядами Мексику или даже Бразилию с Африкой. Неверующие могут проанализировать полет и Юры Гагарина, который вместо Казахстана вдруг приземлился в саратовской области, где, по слухам, местные колхозники чуть ли не линчевали его как американского шпиона или пилота сбитого самолета разведчика.

Собственно, поэтому никто со стороны СССР и думать не мог о начале реальной атомной войнушки. Да и к ответному удару наши не были готовы, ибо в случае первого удара американцами по советским космодромам советские Востоки просто не успевали заправиться и подготовиться к старту и ответному возмездию. Так что Америку нам было не достать.

chest-i-razym.livejournal.com

США вышли на орбиту или первый американский ИСЗ Эксплорер.

Подробно:


Владимир Каланов,
сайт "Знания-сила".

Запуск, произведенный с площадки А комплекса 26 на мысе Кана́верал, произведенный 31 января 1958 года, был успешным. Спутник, имевший форму карандаша и весивший 13 кг, вышел на орбиту с наклонением 33 градуса 18 минут, апогеем 2548 км и перигеем 356 км. Он получил название «Эксплорер 1». Первому американскому спутнику было суждено сделать первое великое открытие в истории освоения космоса. На нём были установлены счётчики Гейгера, измеря́вшие уровень космической радиации, а также внутренние и наружные термометры. Кроме того, он был оснащен детекторами попадания микрометеоритов, в том числе ультразвуковым микрофоном, который должен был регистрировать звуки ударов.

Запуск первого американского искусственного спутника Земли «Эксплорер 1» с мыса Канаверал. Спутник был установлен на носу ракеты-носителя «Юпитер С», которая представляла собой баллистическую ракету средней дальности «Редстоун», дополненную тремя верхними ступенями на твердотопливных двигателях.

Когда «Экспло́рер 1» достиг апогея, счётчики Гейгера, предоставленные профессором университета Айовы Джеймсом Ван Алленом, начали свою работу. Предположение Ван Аллена о том, что Земля окружена́ поясом радиации, подтвердилось. Дальнейшие запуски спутников серии «Экспло́рер» также зарегистрировали его. Эти аппараты впервые попытались достичь Луны, но безуспешно. В течение их полета был зарегистрирован внешний пояс радиации. Впоследствии эти радиационные пояса, имеющие форму бублика, были названы именем Ван Аллена.

Батареи позволили «Эксплореру 1» передавать информацию на Землю до 23 мая 1958 года, а сам спутник оставался на орбите вплоть до 1970 года.

Первым спутником, оборудованным альтернативным источником энергии, стал «Авангард 1». Он был запущен 17 марта 1958 года на орбиту с апогеем 3897 км и перигеем 653 км. Помимо традиционных химических элементов питания «Авангард 1», весивший 1,47 кг и имевший диаметр 16 см, был оснащен шестью ячейками кремниевых фотоэлементов, установленных на поверхности. Эти элементы стали предшественниками основного источника электричества современных космических аппаратов. Они превращают энергию солнечного света в электрический ток. На «Авангарде 1» они питали миниатюрный передатчик мощностью 5 мВт.

В настоящее время «Авангард 1» является старейшим искусственным космическим объектом. Его относительно высокая орбита с периодом обращения два часа 13 минут позволяет ему избежать торможения в верхних слоях атмосферы и вхождения в плотные слои. После него также были запущены другие спутники этой серии, самым крупным из которых был «Авангард 3», выведенный на орбиту в 1959 году. Он представлял собой сферу диаметром 50 см и весил 23 кг. Спутник предназначался для измерений радиации и магнитного поля Земли. Он был выведен на орбиту с наклонением 23 градуса с апогеем 3524 км (2190 миль) и перигеем 513 км (320 миль). Затем в программе «Авангард» наступил период неудач.

Провалом закончились восемь запусков, совершенно недопустимая по сегодняшним меркам цифра. Кадры этих впечатляющих неудач, которыми сопровождался ранний этап американской космонавтики, периодически демонстрируются по телевидению и в наше время. Наиболее красочным из них явилась гибель спутника «Бикон», который должен был быть выведен на орбиту ракетой «Джуно 2». Ракета оторвалась от земли, поднялась над стартовой башней, развернулась влево, а затем, пролетев некоторое расстояние, снова начала поворачивать влево, в сторону земли, и офицеру, заведовавшему безопасностью на стартовом комплексе Кана́верал, не осталось ничего, кроме как привести в действие механизм самоуничтожения, подорвав ракету.

Как это ни удивительно, но после первых ошеломляющих успехов СССР единственным крупным научным спутником, запущенным в течение первых пяти лет космической эры, был «Спутник 3», который отправился на орбиту 15 мая 1958 года. Он весил 1330 кг и работал в космосе 692 дня, предоставляя ученым бесценную информацию о различных геофизических и космических явлениях. Множество последующих запусков в СССР, также шедших под обозначением «Спутник», представляли собой подготовительный этап пилотируемого полета, а также, как выяснилось поздне́е, проходили в рамках неудавшейся программы полета на Луну и планеты Солнечной системы.

Тем временем США продолжали запускать десятки спутников, получая ценные научные данные и демонстрируя примеры практического значения космических полётов. Первым спутником, специально предназначенным для исследования Солнца, стал запущенный 7 марта 1962 года OSO (англ. Орбитальная солнечная обсерватория). Он передал данные о 75 вспышках на Солнце в течение 17 месяцев. Аппарат весом 208 кг находился на орбите с апогеем 595 км (370 миль), перигеем 553 км (344 мили) и наклонением 32 градуса 6 минут. К концу 1962 года также было запущено 14 спутников серии «Экспло́рер», в том числе «Экспло́рер 6», весивший 64 кг, который был выведен на вытянутую орбиту с апогеем 42400 км, перигеем 245 км и наклонением 47 градусов. На тот момент это был самый высокий апогей орбиты. Его прозвали «гребным колесом», поскольку на нём были установлены четыре панели солнечных батарей, размещенные наподобие лопастей, а не непосредственно на корпусе. На этих пластинах находились 8000 элементов, которые заряжали стоя́щие на борту спутника никель-кадмиевые аккумуляторы. Это позволяло спутнику обеспечивать питанием рекордное количество научных приборов, целых восемь, при помощи одного из которых впервые была произведена попытка телевизионной съёмки Земли из космоса. Однако полученные расплывчатые изображения разочаровали исследователей. Тем не менее попытка съёмки Земли из космоса была одним из важнейших практических аспектов космических полётов, хотя в то время это понимали очень немногие.

Лит-ра: Tim Furniss. The history of space vehicles.
подг. Владимир Каланов

znaniya-sila.narod.ru

нация просто в шоке!: kalinin369

4 октября 1957 года советский спутник был успешно выведен на космическую орбиту. Маленький шарик из металла (как его назвал американский президент), снабжённый радиопередатчиком, ознаменовал собой начало новой эры в мировой истории — космической. По своему значению для человечества это событие находится на одном уровне с началом эпохи Великих географических открытий. Поскольку запуск первого спутника происходил в условиях холодной войны и противостояния США и СССР и их политических и экономических систем, столь непохожих друг на друга, в США он вызвал очень бурную реакцию общества, получившую название "момент спутника", или спутниковый кризис. Лайф выяснил, как американцы отреагировали на советский научный прорыв и почему их реакция была именно такой.


Коллаж © L!FE. Фото: © РИА Новости, © Flickr/Jason Carpenter

Запуск

Запуск советского спутника с космодрома Байконур проходил в условиях строжайшей секретности. Если американцы любили выставлять свои новинки и достижения напоказ и демонстрировать их при каждом удобном случае, то в СССР, наоборот, строго соблюдали секретность, чтобы в определённый момент всех удивить. Дополнительным бонусом в этой стратегии было то, что секретность защищала от громких провалов. В случае неудачи о ней никто бы не узнал, в крайнем случае, пришлось бы ограничиться скупыми сообщениями в прессе.

Сам по себе первый спутник, всколыхнувший человечество, был прост и даже примитивен по своей конструкции: две полусферы менее 60 сантиметров в диаметре, скреплённые друг с другом простыми болтами, пара антенн, радиопередатчик и датчики температуры и давления. Собрать такой спутник было совсем не сложно, главной трудностью было доставить его на орбиту.

Ракета-носитель изначально разрабатывалась в качестве межконтинентальной баллистической ракеты, но по итогам испытаний потребовалась доработка, поэтому было решено использовать ракету для прорыва в космос: были данные о том, что американцы активно занимаются своей космической программой и планируют вывести на орбиту первый искусственный спутник уже в начале 1958 года. Поэтому советские конструкторы сосредоточили все свои усилия на том, чтобы обогнать американцев и первыми запустить спутник, что стало бы чувствительным "щелчком по носу" для США.

4 октября в 22 часа 28 минут по Москве первый в истории искусственный спутник Земли был успешно выведен на орбиту с космодрома Байконур. Сразу же после этого ТАСС выпустило в эфир сенсационное сообщение о выводе аппарата на орбиту. В тот же день советский представитель академик Седов объявил о прорыве в космос на международном конгрессе космонавтики в Испании, который удачно совпал по времени с запуском.

Разумеется, далеко не все в те времена могли в такое поверить, поэтому специально для неверующих были опубликованы инструкции о том, как получить сигнал со спутника по радио. Тысячи радиолюбителей по всему миру кинулись к своим приёмникам и услышали знаменитые сигналы "бип-бип".


Схема орбиты первого спутника Земли. /Из газеты "Советская авиация"/. 1957 г. Коллаж © L!FE. Фото: © РИА Новости, © Flickr/Jason Carpenter

Момент спутника

На следующий день американские СМИ принялись нагнетать панику. Заголовки газет и журналов были один другого краше: "Это поражение должно быть последним", "Почему красные первыми запустили его?", "Самая большая победа Советов", "Триумф коммунизма", "Эре нашей самоуверенности пришёл конец" и т.п.

Впервые сомнению были подвергнуты американские достижения в науке и технике. Узнав про небывалое — запуск спутника, — десятки тысяч людей по всему земному шару, в том числе и американцев, выходили вечерами из своих домов, чтобы вместе наблюдать двигающуюся в небе точку — первый искусственный спутник Земли.

Хотя сам Эйзенхауэр и пытался дезавуировать влияние спутника на умы сограждан, заверяя, что это просто маленький шарик, большого успеха он не достиг. Общий депрессивный настрой выразил знаменитый американский писатель-фантаст Артур Кларк, сказавший, что в день, когда советский спутник облетел вокруг Земли, США превратились во второстепенную державу. Другой знаменитый в будущем писатель Стивен Кинг, в тот день смотревший фильм в кинотеатре, на всю жизнь запомнил запуск первого спутника, хотя ему и было только 10 лет: "Мы сидели на стульях, как манекены, и смотрели на управляющего. Вид у него был встревоженный и болезненный — а может, это было виновато освещение. Мы гадали, что за катастрофа заставила его остановить фильм в самый напряжённый момент, но тут управляющий заговорил, и дрожь в его голосе ещё больше смутила нас. — Я хочу сообщить вам, — начал он, — что русские вывели на орбиту вокруг Земли космический сателлит. Они назвали его… "спутник". Сообщение было встречено абсолютным гробовым молчанием. Помню очень отчётливо: страшное мёртвое молчание кинозала вдруг было нарушено одиноким выкриком, не знаю, был это мальчик или девочка; голос был полон слёз и испуганной злости: "Давай показывай кино, врун!". Управляющий даже не посмотрел в ту сторону, откуда донёсся голос, и почему-то это было хуже всего. Это было доказательство. Русские опередили нас в космосе".

Запуск советского спутника вызвал в США настоящий шок и трепет. Шок — из-за того, что их обошёл отсталый, как они полагали, Советский Союз. Трепет — из-за того, что географическая удалённость больше не защищала Америку.

Дело в том, что СССР всё ещё оставался закрытой для мира страной, хотя и немного приоткрылся во времена Хрущёва. Американцы жили в полной уверенности, что живут в самой богатой и продвинутой стране мира. Отчасти это было так: среднестатистический американский житель после войны достиг небывалого уровня благосостояния и комфорта (50-е в американском коллективном сознании до сих пор остаются золотой эпохой и потерянным раем), в жизнь американцев массово входили новейшие достижения техники — холодильники, стиральные машины и прочая бытовая техника, облегчающая жизнь. Уровни автомобилизации и вовсе были несравнимы, в любом отдельно взятом американском штате количество легковых автомобилей превышало их общее количество во всём Советском Союзе.

Поэтому американцы были совершенно искренне убеждены в том, что они превосходят СССР во всём, и уж тем более в наиболее продвинутых отраслях науки, к которой относилась космическая сфера. Запуск спутника шокировал их, никто не мог понять, как именно СССР с его плановой экономикой умудрился опередить богатую и развитую Америку. Всего десять с небольшим лет назад американцы поставляли по ленд-лизу высокооктановый бензин, поскольку в СССР почти отсутствовало его производство, а теперь он на несколько месяцев опередил американскую передовую мысль.

Но к удивлению и непониманию добавлялся ещё и страх. Американцы исторически чувствовали себя в безопасности благодаря удачному географическому расположению. Атлантический и Тихий океаны надёжно защищали американские берега от вторжения любых непрошеных гостей, а американский флот обладал внушительной мощью, которая позволяла отбить любую попытку атакующих организовать десант на американскую территорию. Самолёты на тот момент ещё не достигли такого развития, чтобы спокойно перелетать через океан, но, даже если бы они и получили такую возможность, США надёжно оберегались мощной системой ПВО и огромным количеством самолётов.


Промофото шоу "Wide Wide World" канала NBC. 1957 г. Коллаж © L!FE. Фото: © wikimedia.org, © Flickr/Jason Carpenter

Верховный главнокомандующий армии союзников Второй мировой войны генерал Дуайт Эйзенхауэр победил на президентских выборах благодаря тому, что обещал американцам безопасность. Боевой генерал ассоциировался у избирателей с могуществом американской армии, и, придя к власти, он сформулировал доктрину массированного возмездия, которая заключалась в глобальном превосходстве американской стратегической авиации, способной нанести мощнейший ядерный удар по советской территории. Чтобы наглядно демонстрировать американское превосходство в воздухе, бомбардировщики США регулярно подлетали, а иногда и вторгались в советское воздушное пространство, после чего разворачивались и улетали.

Советские же самолёты не имели возможности летать над территорией Америки, у СССР не было военных баз в зоне досягаемости полёта самолётов. Да, у СССР была атомная бомба, но, во-первых, ядерный арсенал США почти в 20 раз превосходил советский по количеству зарядов, а во-вторых, у СССР всё равно не было средств доставки ядерных бомб в США, тогда как у США такие средства доставки были благодаря наличию военных баз по всему миру.

Запуск советского спутника впервые в истории сделал США беспомощными перед военной угрозой. Ведь он означал, что СССР располагает межконтинентальными баллистическими ракетами, а это, в свою очередь, — что они могут нанести по территории США ядерный удар, если и не прямо сейчас, то уже в ближайшем будущем. Один запуск спутника превращал в бессмысленный металлолом тысячи американских стратегических бомбардировщиков и сотни кораблей, поскольку Америка стала уязвимой, а защиты от этого оружия у неё ещё не было.

Несколько следующих месяцев Америка прожила в этом состоянии. Страх неведомого, ужас перед беззащитностью, горечь и позор поражения смешались воедино, этот эффект привёл к тому, что в Америке называется "моментом спутника", или "спутниковым кризисом".

Пресса неистовствовала, ещё больше разжигая панику. Демократы, на тот момент находившиеся в оппозиции, решили воспользоваться ситуацией и начали атаку на Белый дом и республиканцев. Они обвиняли Эйзенхауэра в том, что он лгал им, говоря об абсолютной защищённости Америки, что республиканская самоуспокоённость из-за выгодного географического положения и превосходства в воздухе и на море очень дорого стоила США, которые теперь отстают от СССР в ракетных технологиях.

Разумеется, речи о глобальном отставании не шло, потому Эйзенхауэр и отреагировал на запуск спутника достаточно спокойно, хотя из-за истерики в СМИ его рейтинг обрушился. Советская и американская космические программы шли нога в ногу с разницей лишь в несколько месяцев. Первый запуск американского спутника должен был состояться в феврале 1958 года, то есть спустя три месяца, однако давление СМИ и демократов вынудило форсировать программу, и запуск перенесли на начало декабря 1957 года.

Изначально запуск должен был быть тестовым, однако, пытаясь восстановить подорванный престиж и вернуть утраченные лидерские позиции, американские власти запустили масштабную рекламную кампанию. Запуск спутника Vanguard TV 3 должен был стать решительным ответом на дерзость Советов и вновь продемонстрировать нации, что она сильна, а лидерство СССР — случайно.

В назначенный день вся страна, затаив дыхание, сидела перед телевизорами, старт спутника транслировался в прямом эфире. Однако через две секунды после старта ракета взорвалась. Это ещё более усугубило шоковое состояние американского общества. Вместо того чтобы поставить советских выскочек на место, американский спутник только превратил ситуацию в ещё более позорную. На следующий день все американские газеты вышли с разгромными заголовками, свой невзлетевший спутник они называли Kaputnik (игра слов: немецкое kaput — "конец" и русское — sputnik, в неизменном виде вошедшее в английский язык).

Свой первый спутник американцы смогли запустить только в феврале 1958 года.


Первый искусственный спутник Земли в разобранном виде. Коллаж © L!FE. Фото: © РИА Новости, © Flickr/Jason Carpenter

Последствия

СССР не сразу оценил пропагандистский потенциал своего прорыва. Лишь когда в США поднялась буря возмущения, в СССР начали понимать, какие козыри им достались. Советская космическая программа родилась из программы межконтинентальных баллистических ракет, необходимых для сдерживания США в потенциальном ядерном конфликте. Космос был лишь приятным бонусом. Но видя, какой удар был нанесён по имиджу США, в Союзе также активизировали космическую программу, намереваясь теперь опередить соперников и первыми отправить в космос человека. Запуск первого спутника подвергал сомнению технологическое и научное первенство США, что в условиях холодной войны заставляло некоторые неопределившиеся страны понемногу посматривать в сторону СССР и симпатизировать ему. Началась космическая гонка.

Как это ни парадоксально, СССР совсем ничего не выиграл в экономическом плане. Жизнь советских граждан не изменилась после запуска спутника. Да, они гордились, что некий незримый и засекреченный Генеральный конструктор успешно подобрал ключи от космоса и вывел на орбиту спутник, но в целом ничего не изменилось.

В Америке же изменилось многое. Пережив горечь неудачи, подгоняемое неистовствующими СМИ и разъярённой оппозицией, правительство вынуждено было пойти на экстраординарные шаги. Президент Эйзенхауэр позднее писал в мемуарах: "После запуска первого советского спутника многих американцев, казалось, внезапно охватил страх, что наша оборонная система рассыпалась в прах, но помимо этого их мучила в равной мере неоправданная тревога, что вся наша образовательная система оказалась несостоятельной".

Именно на образовательной системе были сосредоточены реформаторские усилия. Если ранее она финансировалась за счёт средств штатов, то теперь на образование стали выделять очень щедрые субсидии из федерального бюджета. Летом 1958 года был принят закон о выделении на нужды образования миллиарда долларов (по нынешним меркам это десятки миллиардов) в дополнение к уже существующему финансированию учебных заведений за счёт штатов. Была пересмотрена школьная программа, увеличено количество учителей точных наук, разработана масса стипендий для талантливых учеников. Желающим учиться в колледже студентам предлагались невиданные ранее льготные займы, особенно для обучающихся естественным наукам и математике. Это была настоящая революция в образовании.

Специально ради того, чтобы США больше никогда не испытали горечи поражения, было основано агентство DARPA, чьей главной задачей является сохранение лидерства США в области передовых технологий. Кроме того, именно полёту советского спутника обязано своим существованием НАСА, созданное вскоре после него. Финансирование науки в целом и космической программы в частности было существенно увеличено.

Первым запустив спутник, СССР ранил американское самолюбие в самой болезненной точке — первопроходстве. Ведь дух первых американских пионеров-первопроходцев, осваивавших неведомые территории, всегда был важнейшей частью именно американского коллективного бессознательного, их национальной культуры. Потому настолько бурной и была реакция американцев на это событие.

kalinin369.livejournal.com

После запуска СССР первого спутника США охватила истерика: arctus

Олег Вещий (arctus) wrote,
Олег Вещий
arctus

60 лет назад, 4 октября 1957 года, Советский Союз отправил на орбиту Земли первый искусственный спутник.
*
Newsweek:
"В мире прижилось его русское название: «спутник». Это был небольшой металлический шар диаметром 58 сантиметров, который весил всего 83 килограмма и подавал с орбиты сигнал «бип-бип-бип». Он стал символом невероятного технологического прогресса и глобального прорыва, ведь человек в первый раз разместил свой аппарат в космосе.
Спутник также ознаменовал перелом в холодной войне. Американцев охватил смертельный страх и истерика.

... Первый советский спутник летел на борту ракеты Р-7, которая создавалась не для покорения космоса, а для других целей. Это была первая советская баллистическая межконтинентальная ракета, которую разработали в конструкторском бюро Сергея Королева. Она могла доставить ядерную боеголовку на расстояние до 8 тысяч километров, а дальность полета ее позднейших модификаций составляла 11 тысяч километров. Этого в любом случае было достаточно, чтобы нанести удар по США с территории СССР.
<...>
В конце августа 1957 года состоялись первые успешные испытания Р-7. Ракета, запущенная с Байконура, долетела до Камчатки. Москва приобрела оружие, способное нанести удар по США. Оставалось лишь с помпой его продемонстрировать. Маленький спутник подходил для этой задачи идеально.
<...>
Больше всего Хрущева радовала ракета Р-7 (в НАТО она получила обозначение SS-6 Sapwood), ведь он приобрел аргумент в конфронтации с американцами. Те на самом деле пережили шок. После 4 октября 1957 года США охватила массовая истерия. Люди начали возводить бункеры и устраивать учебные атомные тревоги. Газеты писали, что Советский Союз может сбросить бомбу из космоса. Конечно, до настоящих звездных войн было еще далеко, но соперничество в космическом пространстве уже разворачивалось. Американцы запустили собственный спутник на орбиту только в феврале 1958 года. С советским ему встретиться не удалось: тот сгорел в плотных слоях атмосферы 4 января 1958 года, пробыв на службе в космосе три месяца. Он выполнил свою задачу: не на шутку напугал американцев. Сегодня россияне продолжают отмечать годовщину запуска, считая ее днем, когда они победили Америку.

В наши дни они уже не могут похвастаться такими успехами в космосе, как в эпоху, когда вся экономика работала на создание одной ракеты. Сегодня на космодроме Байконур проходят в основном коммерческие запуски, а свой спутник (гораздо более совершенный в техническом плане, чем самый первый) может запустить каждый".

Newsweek Polska, Михал Кацевич (Michał Kacewicz)
*
– только польский журналист, очевидно, не знает, что США для запуска своих спутников закупают двигатели в России, и пока

не могут отказаться от наших РД-180, как минимум, до 2025 года, «а может быть, и дольше из-за технических и финансовых проблем. Об этом сообщает американское издание The Wall Street Journal со ссылкой на высокопоставленных чиновников и источники в промышленных кругах США».
.=Arctus=

Photo

Hint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

arctus.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о