Сша космическая разведка – Американские космические аппараты оптоэлектронной разведки (2013) — Разведка и контрразведка — Общевойсковые вопросы — Top secret

Военно-космическая разведка США в современных военных конфликтах (2012) - Югославия (Косово) 1999 - Войны - Top secret

Николай Алексеевич Романов

Актуальность данной темы заключается в том, что с принятием Пентагоном концепции Сетецентрических войн (Network Warfare) сильно возросла роль Космической разведки как при организации так и при ведении современного боя. Современные Космические разведывательные аппараты способны выявить активность противника на этапе глубокой подготовки к боевым действиям, а быстродействие современных систем обработки и передачи данных позволяют в кратчайшие сроки выявить цель, опознать и создать условия для ее уничтожения.

Справочно:

УНР было создано 6 сентября 1961 года. При его создании объединились общие интересы ВВС, ВМС, сухопутных войск и ЦРУ в области разведки с помощью технических средств на высотных самолетах-разведчиках и космических аппаратах. К этому времени в эксплуатации уже находился первый спутник фоторазведки КН-2, запущенный в 1959 году. Он был замаскирован под гражданский космический аппарат "Дискавери-1".

Подобно тому, как это было с созданным в 1952 году АНБ, само существование УНР длительное время держалось в секрете. Только начиная с 1971 года в американской прессе начали появляться отдельные публикации, в которых сообщалось о наличии в США космической спецслужбы. Официально же существование УНР было признано лишь 18 сентября 1992 года.

Штаб-квартира: Шантийи, штат Виргиния, США, численность л/с - 3000 человек.

Взято из Википедии.
На данный момент структурой УНР руководит генерал Брюс Ален Карлсон и его заместителем является Бэтти Сапп.

 

Если в 70-е годы космические средства использовались в интересах решения задач стратегического характера, то в 90-х годах картина изменилась. Были развернуты постоянно действующие орбитальные группировки космических систем и комплексов различного назначения в интересах информационного обеспечения действий войск. Значительно увеличился объем задач, решаемых с использованием космических средств. Целесообразность использования данных от космических средств стала общепризнанной и закономерной как при планировании стратегических действий ВС, так и в ходе планирования действий группировок войск и сил флота более низкого уровня.

Первым опытом широкомасштабного практического использования космических систем в ходе боевых действий стали события в Персидском заливе в 1991 г., когда многонациональными силами применялись космические средства во всех фазах операции.

Основные задачи, возложенные на органы управления космического командования в районе конфликта, заключались в обеспечении разведки, связи, оценки результатов поражения объектов противника, навигационного, топогеодезического и метеорологического обеспечения войск. Наиболее значительную роль сыграли средства космической разведки США. К началу боевых действий в состав орбитальной группировки космической разведки США входило 29 космических аппаратов, из которых 4 КА видовой разведки (оптической и радиолокационной), а остальные - радио- и радиотехнической разведки. В целом военно-космические средства оказали настолько сильное влияние на действия многонациональных сил в конфликте в зоне Персидского залива, что даже способствовали разработке новых тактических приемов их боевого применения.

Анализ организации боевых действий в зоне Персидского залива показал, что решение о наращивании возможностей орбитальной группировки КА оптико-электронной разведки "Кихоул" (КН-11, КН-12) было принято космическим командованием ВС США задолго до начала действий наземной группировки многонациональных сил (МНС). При этом были практически реализованы оба рассмотренных варианта наращивания возможностей: осуществлена коррекция орбиты космических аппаратов и увеличен состав орбитальной группировки, правда, не за счет запуска нового КА, а путем ввода в оперативное использование аппарата орбитального резерва.

Если учесть, что наращивание возможностей разведки на одном участке происходит, как правило, в ущерб разведке в других районах, это действие можно считать одним из признаков, указывающих на начало заблаговременной подготовки МНС к операции "Буря в пустыне".

Аналогично была перестроена группировка КА метеорологического обеспечения "ДМСП".

Другой характерной особенностью функционирования информационных космических аппаратов, которая может быть квалифицирована как признак изменения деятельности вооруженных сил, является смена режимов работы их бортовой специальной аппаратуры.

Например, космические аппараты радиоразведки США типа "Аквакейд" и "Шалле", предназначенные для контроля изменения радиоэлектронной обстановки, перехвата информации по радио-, радиорелейной связи и телевизионным каналам, в повседневной деятельности ведут наблюдение земной поверхности в восьмичасовом режиме суточного функционирования. Перед началом конфликта они были переведены на круглосуточный режим работы, что сделало возможным обнаружить активность радиолокационных средств ПВО в южной части Ирака, следить за распоряжениями командных пунктов иракской армии и переговорами экипажей танков.

Анализ перехваченных радиопереговоров и боевых распоряжений в совокупности с данными видовой разведки обеспечил получение достоверной картины масштабов агрессии Ирака против Кувейта, позволил наметить объекты для ударов авиации в предстоящей воздушной наступательной операции. Следовательно, наращивание возможностей средств космической радиоразведки можно отнести к одному из признаков, раскрывающие процесс подготовки войск к активным действиям, а поскольку зона наблюдения спутников имеет ограниченные размеры, то можно, видимо, говорить и о районе возможного повышения их активности.

По оценкам специалистов война в Персидском заливе 1991 г. - это "первая война космической эры" или "первая космическая война нашей эры".

Дальнейшая отработка и развитие форм и способов применения космических средств для обеспечения боевых действий войск происходила в Югославии.

Боевые действия вооруженных сил НАТО на территории Югославии сопровождаются широкомасштабным использованием военных и граждан­ских космических систем. Как отмечается в западных СМИ, эта операция проводится с использованием более 50 американских и европейских ИСЗ различного назначения. Многие из них создавались и в свое время пред­назначались для обеспечения действий вооруженных сил альянса в случае возникно­вения конфликта со странами Варшавского Договора. Теперь же эти космические ап­параты (КА) составляют основу космической группировки, которая привлекается для проведения военной операции против Югославии. Входящие в состав этой группировки ИСЗ решают следующие задачи: ведение видовой и радиотехнической разведки, обеспечение участвующих в этой операции сил и средств НАТО надежными каналами радиосвязи, навигационной информацией и данными о метеорологической обстановке в районе боевых действий. При этом, как отмечают западные СМИ, только при планировании и осуществлении воздушных налетов, предусмотрено использование не менее 20 американских и европейских космических аппаратов.

По мнению зарубежных экспертов, интенсивное применение космических систем в ходе боевых действий вызвано сложным рельефом местности, на которой проводится операция, необходимостью координации действий различных сил блока, находящихся на больших расстояниях друг от друга, широким использованием космической радионавигационной системой (КРНС) NAVSTAR для коррекции бортовой навигационной аппаратуры самолетов, применением крылатых ракет, управляемых авиабомб, а также других систем, требующих определения координат относительно земной поверхности с высокой степенью точности. По оценке западных экспертов количество КА, привлекаемых для обеспечения боевых действий против Югославии, превысило численность орбитальной группировки многонациональных сил, участвовавшей в операции "Буря в пустыне" против Ирака.

Среди космических аппаратов, играющих наиболее важную роль в обеспечении подготовки, планирования и осуществления контроля за результатами нанесения ударов по объектам, расположенным на территории СРЮ, западные военные специалисты особо выделяют спутники видовой разведки: радиолокационной ("Лакросс") и оптоэлектронной (КН-11). В частности, сообщается об использовании двух ИСЗ "Лакросс" с целью получения изображения объектов на территории Югославии в любое время суток независимо от погодных условий (находятся на околоземных орбитах, высота которых составляет 680 км, наклонение - 68 и 57®). Они веду разведку югославских объектов 4 раза в сутки, при этом дважды пролетают непосредственно над территорией края Косово. Максимальная разрешающая способность бортовой аппаратуры такого ИСЗ по материалам зарубежных СМИ, 0,3 - 0,9 м, масса около 15 т. Он оснащен бортовой РЛС сантиметрового диапазона с панелями солнечных батарей и крупногабаритной параболической антенной. Полученная таким образом информация используется для обеспечения выдачи целеуказаний для нанесения ударов боевыми самолетами НАТО или крылатыми ракетами "Томахок" по различным объектам, в том числе по мобильным ЗРК, а также по скоплениям автомобильной и бронетанковой техники вооруженных сил СРЮ.

Когда позволяют погодные условия и объекты противника не маскируются в ле­систой местности, вооруженные силы НАТО используют данные спутников оптоэлектронной разведки КН-11. Эти аппараты дают возможность получать цифровое изображение наземных целей с максимальным разрешением примерно 10 см. Основу бортового оборудования ИСЗ такого типа составляют длиннофокусная оптическая система, широкоформатная картографическая камера, а также аппаратура инфракрасной съемки, которые позволяют получать изображения и определять координаты наземных объектов с высокой степенью точности. Оперативность поступления изображений для обработки обеспечивается бортовой радиоаппаратурой, работающей в сантиметровом диапазоне волн, передающей их в реальном масштабе времени. По сообщениям западной печати, в настоящее время применяются три спутника КН-11 (находятся на орбитах высотой 280 х 1000 км и наклонением 97®), причем каждый из них дважды пролетает над территорией Югославии.

Для совмещения возможностей одновременной оценки ущерба, нанесенного ущерба объектам противника в результате предыдущего удара, и планирования последующих руководство НАТО использовало систему быстрого нацеливания RTS (Rapid Targeting System), разработанную совместно специалистами NRO, ВВС и NIMA. Аппаратура приема информации об объектах, которые намечается уничтожить, была развернута на итальянской авиабазе Авиано, а также в других местах дислокации подразделений вооруженных сил альянса, участвующих в конфликте.

Часто меняющиеся погодные условия, а также горно-холмистая местность района боевых действий, влияющая на развитие атмосферных процессов, потребовала использования информации, получаемой от метеорологических спутников. Эти данные, по мнению западных экспертов, крайне необходимы для планирования действий самолетов НАТО, а так же для ведения разведки с помощью космических средств. В частности, в зарубежных СМИ сообщается о применении четырех американских ИСЗ Block-5D2 типа DMSP, находящихся на полярных орбитах, высота которых составляет 800 км. Они способны передать изображения состояния метеообразований в заданном районе с разрешением до 300 м.

Анализ опыта использования космических средств в Югославии и в предыдущих конфликтах позволил окончательно подтвердить необходимость и высокую эффективность применения так называемых групп космической поддержки, создаваемых в различных звеньях управления. Так, в югославском конфликте в целях координации действий разнородных средств разведки, а также оптимизации получаемой информации при Главкоме НАТО в Европе было создано специальное подразделение применения космических средств. В район боевых действий было направлено около двух десятков мобильных оперативных групп для обеспечения космической информацией командиров тактического звена авиационных и морских группировок.

Еще более впечатляющей по масштабам использования данных от космических средств стала война в Ираке 2003 года.

Для американской армии эта война стала своеобразным полигоном по проведению испытаний новых образцов вооружения и военной техники и совершенствованию способов их боевого применения. В полной мере это утверждение относится и к космическим средствам. Использовались разнообразные военные и коммерческие спутники наблюдения, связи, навигационные и метеорологические аппараты, а также спутники предупреждения о ракетном нападении. В целом задействованная в ходе войны орбитальная группировка содержала, по данным открытых источников, 50-59 военных космических аппаратов различного целевого назначения, 28 аппаратов системы GPS, и большое число коммерческих КА связи и дистанционного зондирования Земли.

США начали подготовку к использованию космических средств задолго до начала вторжения. При этом МО США особое внимание уделяло подготовке высококвалифицированных военных специалистов, которые могли эффективно решать оперативные задачи боевого обеспечения войск из космоса. Это позволило Космическому командованию ВВС направить в традиционные объединенные командные пункты своих подготовленных специалистов. Наиболее полно Космическое командование было представлено в Объединенном центре воздушных операций САОС, развернутом на базе ВВС Принц Султан (Саудовская Аравия). Задача группы Космического командования в этом центре состояла в оперативной координации применения космических средств при планировании и ведении боевых действий войск.

Подробнее рассмотрим особенности использования космических средств.

1. В подготовительный период операции космическая группировка США не наращивалась. Обеспечение боевых действий проводилось существующим составом находящихся на орбитах космических аппаратов. Это говорит о достижении Соединенными Штатами такого положения в космосе, когда заблаговременно развернутая и функционирующая в мирное время орбитальная группировка способна обеспечить проведение операции подобного масштаба в любое время и в любом месте Земного шара.

2. Исследования последних лет и особенно опыт военных конфликтов позволил США заложить основы создания интегрированных межвидовых систем разведки и оружия.

Концепция совместного и взаимоувязанного по времени и пространству применения авиационных средств разведки и поражения, космических средств разведки, интегрированных в единую систему, является качественно новым этапом в развитии высокоточных систем разведки и поражения. Именно такая интегрированная авиационно-космическая разведывательная система была задействована в ходе нынешней войны в Ираке.

Космические средства разведки, имеющие высокую периодичность просмотра заданных районов и оперативность доставки разведданных, практически в реальном масштабе времени выявляют местоположение целей. Полученные данные о целях передаются на пункты управления войсками и оружием и (или) непосредственно на авиационные средства поражения, осуществляющие одновременно доразведку и нанесение огневого удара. Реализуется концепция "увидел-поразил".

Авиационный контур состоит из пилотируемых и беспилотных средств разведки, таких как "Хантер", "СД-289", "Предатор". Космический контур интегрированной системы разведки включает КА оптико-электронной разведки "Кихоул", радиолокационной разведки "Лакросс", радиотехнической разведки "Магнум", "Фортекс", метеоспутники "ДМСП". Кроме того, широко используется информация от гражданских КА дистанционного зондирования земли "Иконос", "Куикбёрд", а также от французского КА "Спот".

Интегрированные разведывательные системы обладают рядом принципиальных особенностей: первое, это оперативная гибкость тактики использования авиационного и космического контуров, причем функционирование каждого контура может осуществляться и автономно с учетом сложившейся тактической ситуации. Второе - повышение уровня боевой устойчивости системы за счет многоконтурности и возможность ведения непрерывной, всепогодной и круглосуточной разведки, что обеспечивается наличием космических систем, а также радиолокационных средств наблюдения в обоих контурах. Координацию функционирования обоих контуров и их взаимодействие организуют объединенные группы космической поддержки.

Итак, каковы же, на наш взгляд, перспективы повышения эффективности использования космических средств. Очевидно, информационная поддержка из космоса действий вооруженных сил в XXI веке будет оставаться одной из ключевых задач, решение которой должны обеспечивать военно-космические средства. Проводимые исследования, а также анализ опыта использования космических средств для обеспечения боевых действий, полученного в том числе и в иракской войне, показывают, что развитие космических средств для решения этой задачи должно осуществляться по двум взаимоувязанным направлениям.

Первое направление - это создание космических средств, отвечающих требованиям военного времени по оперативно-тактическим характеристикам: детальность, производительность, периодичность, оперативность выведения, живучесть и др.

Второе направление - это доведение космической информации до самых низших звеньев управления, а в перспективе - до отдельного солдата.

Доведение космической информации до низового звена управления войсками, вплоть до солдата, получило свое развитие лишь в конце XX века, когда появились образцы "интеллектуальной" высокоинформативной малогабаритной техники и изменилось само представление о характере современного боя. Так, в Соединенных Штатах разрабатываются варианты солдатской экипировки, которые основываются на концепции "информационной войны", созданной на базе последних достижений научно-технического прогресса и соответствующей ему революции в военном деле на рубеже XXI века. По своим последствиям "информационную войну" можно сравнить только с созданием в середине 40-х годах XX века ядерного оружия. Внедрение информационно-космических технологий на всех уровнях управления и применения войск действительно позволяет серьезно говорить о возможности "приведения боевых действий к цифровой форме".

Какие же выводы мы должны сделать из имеющегося мирового опыта использования космических средств?

1. Использование космических средств - один из основных способов повышения эффективности деятельности войск. Проводимые исследования, с одной стороны, и практика жизни и деятельности вооруженных сил в различных условиях оперативно-стратегической обстановки, с другой стороны, убедительно показывают, что в настоящее время без космических средств нормальное функционирование вооруженных сил в мирное время крайне затруднительно, а при ведении боевых действий практически невозможно. И наша задача состоит в том, чтобы довести до понимания мысль о невозможности существования современной армии без космических средств, находящихся в единой структуре управления.

2. Претворяя в жизнь Доктрину национальной безопасности, США активно ведут поиск новых форм и способов ведения боевых действий с массированным применением космических средств в войнах будущего, как мировых, так локальных, а также в антитеррористических операциях. Война в Ираке для американской армии стала своеобразным полигоном по проведению испытаний новых образцов вооружения и военной техники и совершенствованию способов их боевого применения. Поэтому активизация работ по теоретическим исследованиям и практической отработке новых форм и способов ведения боевых действий, в том числе в космосе и из космоса, является настоятельной необходимостью.

3. Необходимо кардинально решить вопрос об организации использования в войсках всех возможностей, которые обеспечивают космические средства разведки, навигации и связи. Прежде всего, речь идет о разработке и отработке способов применения высокоточного оружия, средствах обеспечения информацией до подразделений тактического звена, совершенствовании форм и способов применения космических средств связи для управления войсками.

Одним из возможных путей нам представляется интеграция, то есть совместное взаимоувязанное по времени и пространству применение сухопутных, морских, авиационных средств разведки и поражения и космических средств разведки в составе единой интегрированной системы разведки, целеуказания и поражения.

Другим возможным путем совершенствования организационных форм использования в войсках информации от космических разведывательных средств могло бы стать создание групп космической поддержки.

В Российской армии есть определенный положительный опыт использования групп космической поддержки в оперативно-тактическом и тактическом звеньях, полученный в ходе мероприятий оперативной подготовки. Основными задачами указанных групп являются оценка состояния и работоспособности КА и подготовка предложений по их задействованию для получения данных, а также предоставление полученной информации (разведывательной, метеорологической, навигационной и связной) командирам различных звеньев управления с рекомендациями по ее использованию. Для эффективной работы группам космической поддержки понадобятся специализированные мобильные пункты приема и обработки спутниковой информации и выдачи ее в удобном для потребителей виде. А при создании оперативно развертываемых КА группы космической поддержки смогут планировать их целевое применение, оперативное развертывание космических систем и управлять входящими в них КА. Группы космической поддержки - одно из наиболее перспективных направлений ликвидации "разрыва" между потенциальными возможностями космических средств и их практическим использованием в войсках.

Art of War

pentagonus.ru

Космические разведчики.Американские спутники-шпионы » Военное обозрение

В 1955-1956 годах в СССР и США начали активно разрабатываться спутники-шпионы. В США это была серия аппаратов "Корона", а в СССР серия аппаратов "Зенит". Космические разведчики первого поколения (американская Corona и советский Зенит) проводили фотосъёмку, а потом выпускали контейнеры с отснятой фотоплёнкой, которые спускались на землю. Капсулы Corona подбирались в воздухе во время спуска на парашюте. Более поздние космические аппараты оснащались фототелевизионными системами и передавали изображения с помощью зашифрованных радиосигналов.

16 марта 1955 года Военно-воздушные силы США официально заказали разработку передового разведывательного спутника для обеспечения непрерывного наблюдения за 'предварительно выбранными областями Земли' с целью определения готовности к войне потенциального противника.


28 февраля 1959 года в США был запущен первый спутник-фоторазведчик, созданный по программе CORONA (открытое название Discoverer). Он должен был вести разведку прежде всего над СССР и Китаем. Фотографии, полученные его аппаратурой, разработанной фирмой Itek, возвращались на Землю в спускаемой капсуле. Разведывательная аппаратура впервые была отправлена в космос летом 1959 года на четвёртом аппарате серии, а первое успешное возвращение капсулы с отснятой пленкой было выполнено со спутника Discoverer 14 в августе 1960-го года.
CORONA — американская космическая программа оборонного назначения. Была разработана Управлением по науке ЦРУ при поддержке ВВС США. Предназначалась для слежения за наземными объектами потенциального противника, в основном, СССР и КНР. Действовала с июня 1959 до мая 1972.

В рамках программы были запущены спутники моделей: KH-1, KH-2, KH-3, KH-4, KH-4A и KH-4B (от англ. KeyHole — замочная скважина). Спутники были оснащены длиннофокусными широкоформатными фото-камерами и другими приборами наблюдения. Всего в рамках программы CORONA было запущено 144 спутника, 102 из которых сделали полезные снимки.

В целях дезинформации, о первых спутниках «Key hole» сообщали, как о части мирной космической программы «Discoverer» (буквально «Исследователь», «первооткрыватель»). С февраля 1962 года программа «Corona» стала особо секретной и перестала скрываться под названием Discoverer. Дискаверер-2 без фотооборудования упал на Шпицберген и, как предполагают в США, скорее всего был подобран советской поисковой группой.

Последняя ступень ракеты "Аджена" со спутником KH-1 запущенным под названием Дискаверер-4.

Впервые название «Key Hole» встречается в 1962 году для KH-4, позднее его ретроспективно назвали всю серию спутников, запущенных к этому году. Спутники серии КН-1 являются первыми спутниками военного назначения и видовой разведки в частности. Снимки с KH-5 Argon впервые запечатлели Антарктиду из космоса.
Всего было запущено 144 спутника, 102 спускаемые капсулы вернулись с приемлемыми фотоснимками. Последний запуск спутника по программе «Corona» был осуществлён 25 мая 1972 года. Проект был остановлен в связи с обнаружением советской подводной лодки, ждущей в районе приводнения капсул с фотоплёнкой в Тихом океане. Наиболее удачным периодом съёмок были 1966—1971 года, когда были осуществлены 32 удачных запуска с возвращением пригодной фотоплёнки.

Схема показывающая процесс отделения спускаемого аппарата от спутника, вход в атмосферу и подхватывание парашютируемой капсулы специальным самолетом.

Из всех запусков серии КН-1 только один был полностью удачным. Капсула спутника Дискаверер -14 с отснятыми фотоматериалами удовлетворительного качества была подхвачена самолетом и доставлена по назначению.

Запуск Дискаверера-4 28 февраля 1959 года прошёл неудачно. Из-за недостаточного ускорения 2-й ступени спутник не смог достичь орбиты.

Дискаверер-5 был успешно запущен 13 августа 1959 года. 14 августа от аппарата была отделена спускаемая капсула. При помощи тормозного двигателя она была спущена над Тихим океаном. Однако с капсулы не было получено сигналов радиомаяка, найти её так и не удалось.

Дискаверер-6 был успешно запущен ракетой Тор-Аджена с базы Ванденберг 19 августа 1959 года. Сбой тормозного двигателя спускаемой капсулы вызвал её потерю.
Дискаверер-7 был успешно запущен ракетой Тор-Аджена с базы Ванденберг 7 ноября 1959 года. Источник питания не смог обеспечить нормальную работу системы управления и стабилизации, и аппарат начал кувыркаться на орбите. Отделение спускаемой капсулы произвести не удалось.

Дискаверер-8 был успешно запущен ракетой Тор-Аджена с базы Ванденберг 20 ноября 1959 года. После 15 витков вокруг Земли была отделена спускаемая капсула. Однако во время спуска не раскрылся парашют, капсула приземлилась вне планируемой зоны спуска, и найти её не удалось.

Запуск Дискаверера-10 прошёл неудачно. Сбой системы управления ракеты-носителя.
Дискаверер-11 был предназначен для оценки, насколько быстро СССР производит бомбардировщики дальнего действия и баллистические ракеты, а также места их развёртывания. Запуск Дискаверера-11 прошёл удачно. Однако вернуть на Землю капсулу с отснятой плёнкой не удалось из-за сбоя системы контроля высоты.

Улавливание спускаемой капсулы Discoverer 14 специальным самолетом С-119 "Летающий боксер".

Первый спутник серии CORONA KH-2 — Дискаверер-16 (CORONA 9011) был запущен 26 октября 1960 в 20:26 UTC. Запуск закончился аварией ракеты-носителя. Следующими спутниками серии «KH-2 CORONA» стали «Дискаверер-18», «Дискаверер-25» и «Дискаверер-26» успешно выполнившие свои миссии в 1960—1961 году, а также «Дискаверер-17», «Дискаверер-22» и «Дискаверер-28», миссии которых также были неудачными.

Характеристики спутников серии КН-2:
Масса аппаратов — около 750 кг,
Плёнка — 70-мм,
Длина плёнки в кассете — 9600 метров,
Фокусное расстояние объектива — около 60 см.

Спутники-шпионы серии CORONA ( KH-1, KH-2, KH-3, KH-4) радикально улучшили представления США о деятельности и потенциале СССР и других государств. Пожалуй, первый успех пришел уже через 18 месяцев после первого успешного запуска спутника по программе CORONA. Собранный фотографический материал позволил американцам развеять страх об отставании в ракетной гонке. Если ранее существовали оценки о появлении сотен советских МБР к 1962 году, то к сентябрю 1961 году количество ракет оценивалось лишь от 25 до 50 единиц. К июню 1964 спутники CORONA сфотографировали все 25 советских комплексов межконтинентальных баллистических ракет. Снимки, полученные со спутников CORONA, также позволили американцам каталогизировать советские позиции ПВО и ПРО, атомные объекты, базы подводных лодок, тактических баллистических ракет, авиабазы. То же самое относится к военным объектам на территории Китая, стран Восточной Европы и других странах. Космическая съемка также помогала отслеживать подготовку и ход военных конфликтов, таких как семидневная война 1967 года, а также осуществлять мониторинг соблюдения СССР договоров по ограничению и сокращению вооружений.

KH-5 — серия спутников «Key Hole», предназначавшаяся для съёмки низкого разрешения в дополнение к другим разведывательным КА, для создания картографической продукции

KH-6 Lanyard (англ. Lanyard — шнур, ремешок) — серия короткоживущих спутников видовой разведки, создаваемых в США с марта по июль 1963 года. Первые запуски планировалось использовать для съёмки участка поверхности вблизи Таллина. В 1963 году американская разведка предполагала, что там могут быть размещены советские противоракеты.

Масса КА — 1500 кг. Спутник оснащался камерой с объективом с фокусным расстоянием в 1,67 метра и разрешающей способностью на местности в 1,8 метра. Всего было осуществлено три запуска, один из них неудачный, другой запуск был без плёнки и только один удачный. Съёмка производилась на 127-милиметровую (5-дюймовую) плёнку. Капсула содержала 6850 метров плёнки, было отснято 910 кадров.

KH-7 — серия спутников «Кey Hole», с очень высоким (для своего времени) разрешением. Предназначались для съёмки особо важных объектов на территории СССР и Китая. Спутники этого типа запускались с июля 1963 года по июнь 1967 года. Все 38 спутников KH-7 запускались с авиабазы Ванденберг, 30 из низ вернулись с фотоснимками удовлетворительного качества.
Изначально разрешение на местности составляло 1,2 метра, но было улучшено до 0,6 метра в 1966 году.

KH-8 (также — Gambit-3) — серия американских разведывательных спутников детальной оптической фоторазведки . Другое использовавшееся название «Низкоорбитальная наблюдательная платформа» (англ. Low Altitude Surveillance Platform). Серия стала одной из самых долгоживущих космических программ США. С июля 1966 по апрель 1984 года состоялось 54 пуска. Для съемки поверхности Земли использовалась фотопленка, отснятый материал возвращался на землю в специальных контейнерах. После входа в плотные слои атмосферы должен был раскрываться парашют для обеспечения мягкой посадки. По сообщениям официальных структур, реально достигнутое разрешение аппарата было не хуже полуметра. Аппарат массой 3 тонны производился кампанией Локхид и выводился в космос РН «Титан 3» с космодрома Ванденберг. Аппаратура для съемки производилась подразделением A&O кампании «Истман Кодак». Наименование «Gambit» так же использовалось для обозначения предшественника KH-8 аппарата KH-7.

Трехтонный спутник-шпион КН-8. Изображение рассекречено в сентябре 2011 года.

Пленка, используемая в спутниках «Гамбит» производилась кампанией «Истман-Кодак». Впоследствии «космическая» пленка развилась в целое семейство успешно применявшихся фотоматериалов с высокими характеристиками. Первой была пленка «Тип 3404» с разрешающей способностью 50 на 100 линий на один квадратный миллиметр. Далее последовало несколько модификации с высокой разрешающей способностью «Тип 1414» и «SO-217». Появилась и серия плёнок сделанных с применением мелкодисперсных зёрен из галогенидов серебра. Последовательно уменьшая размер последних от 1,550 арнгстрем в «SO-315» до 1200 арнгстрем в «SO-312» и до 900 ангстрем в модели «SO-409», компании производителю удалось добиться высоких характеристик по разрешающей способности и однородности плёнки. Последнее важно для неизменности качества получаемого изображения.

В идеальных условиях, разведчики «Гамбит», по официальным данным, были способны различать на земной поверхности объекты от 28 до 56 см (при использовании плёнки «Тип 3404») и даже 5-10 см (при использовании более совершенной плёнки «Тип 3409» с разрешающей способностью 320 на 630 линий на кв. мм). В реальности идеальные условия встречаются очень редко. На качество съемки из космоса влияет большое число факторов. Серьезно ухудшить качество могут и неоднородности в атмосфере, вызванные, например, нагревом поверхности (эффект марева) и промышленный смог и пыль в приповерхностном слое, поднятая ветром, и угол падения солнечного света и, конечно, слишком большая высота орбиты. Возможно поэтому фактическая разрешающая способность снимков, полученных спутниками серии KH-8, до сих пор (2012 год) остается засекреченной.

Изображение советской "лунной" ракеты Н-1 полученной аппаратом КН-8 19 сентября 1968 года.

Аппараты серии KH-8 имели возможность фотографировать спутники на орбите. Данная возможность разрабатывалась для контроля деятельности советских спутников, но впервые была использована для съемки поврежденной станции «Скайлэб» в 1973 году.

Программа KH-9 была задумана в начале 1960-х в качестве замены для спутников слежения CORONA. Предназначалась для слежения за большими областями земной поверхности камерой среднего разрешения. Аппараты KH-9 были оборудованы двумя главными камерами, а некоторые миссии также были оборудованы картографической камерой. Пленка из камер перегружалась в капсулы возвращаемых аппаратов и отправлялась на Землю, где их перехватывал в воздухе самолёт. На большинстве миссий было четыре возвращаемых аппарата. Пятая капсула была на миссиях которые имели картографическую камеру.

Шестиугольник (англ. KH-9 Hexagon), другое название Большая птица (англ. Big Bird) — серия фотографических спутников видовой разведки запущенных США между 1971 и 1986 годами.

Из двадцати запусков произведённых ВВС США, успешными были все кроме одного. Отснятая фотоплёнка для обработки и анализа с борта спутника отсылалась назад на Землю в возвращаемых капсулах на парашютах в Тихий океан, где с помощью специальных крюков их подбирали военные самолёты C-130. Наилучшее достигнутое разрешение главных камер составляло 0,6 метров.
В сентябре 2011 года рассекречены материалы о проекте спутника-шпиона «Шестиугольник» и на один день один из космических аппаратов (КА) был выставлен для всех желающих.

Капсула с "Большой птицы" возвращается домой.

КН -10 Dorian - пилотируемая орбитальная лаборатория (англ. Manned Orbiting Laboratory, MOL) — орбитальная станция, часть программы пилотируемых полётов министерства обороны США. Астронавты на станции должны были заниматься разведывательной деятельностью и иметь возможность снимать с орбиты или уничтожать спутники в случае необходимости. Работы над ней были прекращены в 1969 году, так как новая стратегия Министерства обороны предусматривала использование для нужд разведки беспилотных аппаратов.
В 1970-х годах в СССР проводились запуски схожих по назначению станций «Алмаз».
Планировалось, что станция MOL будет доставляться на орбиту ракетой-носителем Титан IIIC вместе с космическим кораблём «Джемини B», на борту которого должен был находиться экипаж из двух военных астронавтов. Астронавты в течение 30 дней проводили бы наблюдения и эксперименты, затем покидали бы станцию. MOL была рассчитана на работу только одного экипажа.

Изображение спускаемого аппарата «Джемини B», отчаливающего от MOL.

По программе пилотируемой орбитальной лаборатории был произведён один тестовый запуск 3 ноября 1966 года. Для проведения испытаний использовались макет MOL и космический корабль «Джемини-2», который был повторно использован после его первого 18-минутного суборбитального полёта в 1965 году. Запуск был произведён с помощью ракеты носителя «Титан IIIC» с пусковой площадки LC-40 базы ВВС США на мысе Канаверал.

Первый пилотируемый полёт после многочисленных задержек был назначен на декабрь 1970 года, однако президент Никсон отменил программу MOL из-за затягивания работ, превышения сметы по ним, а также потому что программа морально устарела, так как разведывательные спутники могли выполнить большую часть возложенных на неё задач.

KH-11 KENNAN, так же известный под кодовыми названиями 1010 и Crystal (Кристалл) и обычно называемый «Key Hole» («Замочная Скважина») — тип разведывательных спутников, которые запускались Национальным управлением военно-космической разведки США с 1976 по 1990 год. Изготовленный Lockheed Corporation в Саннивейл (Калифорния), KH-11 стал первым американским спутником-шпионом, который использовал оптико-электронную цифровую фотокамеру и передавал полученные изображения практически сразу после фотографирования.
Девять спутников KH-11 были запущены между 1976 и 1990 годами на борту ракет-носителей Титан-IIID и −34D, с одним аварийным пуском. Аппарат KH-11 заменил фотографические спутники KH-9 Hexagon, последний из которых был потерян при взрыве ракеты-носителя в 1986 году. Предполагается, что KH-11 напоминают по размерам и форме космический телескоп «Хаббл», так как их отправляли в космос в одинаковых контейнерах. Кроме того, НАСА, описывая историю телескопа «Хаббл», в описании причин перехода от 3-метрового главного зеркала к 2,4-метровому, утверждает: «Кроме того, переход к 2,4-метровому зеркалу позволял снизить затраты на изготовление, используя производственные технологии, разработанные для военных спутников-шпионов.»

При условии, что на KH-11 размещено 2,4-метровое зеркало, его теоретическая разрешающая способность при отсутствии атмосферных искажений и 50 % частотно-контрастной характеристике будет приблизительно 15 см. Рабочее разрешение будет хуже из-за влияния атмосферы. Версии KH-11 различаются массой от 13,000 до 13,500 кг. Предполагаемая длина спутников — 19,5 метров, диаметр — 3 метра . Данные передавались через спутниковую систему передачи данных (Satellite Data System), принадлежащую вооружённым силам США.

В 1978 году, молодой сотрудник ЦРУ Уильям Кампайлс продал СССР за $3,000 техническое руководство, описывающее конструкцию и принцип действия KH-11. Кампайлс был осужден за шпионаж на 40 лет тюрьмы (был выпущен после 18 лет заключения).

topwar.ru

Американские космические системы видовой разведки. Проект «Корона» – Журнал "Все о Космосе"

19:17 24/10/2017

👁 725

Спутник Corona

Работы по созданию систем видовой космической разведки начались в США в конце 50-х годов. Их вели ВВС и ЦРУ в рамках программы WS-117L по трем взаимосвязанным проектам – «Корона», «Сентри» и «Мидас». Лучшие результаты были достигнуты в ходе исследований по проекту «Корона», согласно которому на экспериментальных ИСЗ типа «Дискавери» отрабатывалось функционирование аппаратуры фоторазведки, а также возвращение отснятой на орбите пленки на Землю в капсулах.

В августе 1960 года были получены первые снимки территории СССР из космоса, необходимые американским специалистам для оценки работ по советской ракетной программе в связи с вынужденным прекращением в мае 1960 года полетов высотных самолетов-разведчиков U-2. Для возвращения фотопленки использовались капсулы производства фирмы «Дженерал электрик» (размер 0,7 х 0,8 м, масса около 90 кг), которые отстреливались от космического аппарата (КА) и после торможения опускались на парашюте в назначенном районе Тихого океана. Несмотря на отдельные неудачи (например, одна из капсул из-за неполадок упала в советском районе Арктики), проект «Корона» положил начало оперативным системам космической фоторазведки, применявшимся до середины 80-х годов.

Спускаемая капсула спутников “Корона”

По второму проекту – «Сентри» – разрабатывалась аппаратура видовой разведки, позволяющая передавать полученные данные на Землю по радиоканалу. Рассматривалась возможность съемки с помощью бортовых телевизионных систем фотопленок, проявленных на борту КА (по аналогии с камерами «Поляроид»), а также непосредственно поверхности Земли. При высокой оперативности передачи информации (в пределах нескольких часов) эта аппаратура по сравнению с капсульными фотосистемами имела невысокую разрешающую способность. По свидетельству экспертов, первые снимки, переданные с борта экспериментальных ИСЗ «Сэмос», были такого низкого качества, что их не удалось привязать к конкретным географическим районам. После доработок данная аппаратура стала использоваться для обзорной видовой разведки. По сообщениям американской прессы, со спутников «Сэмос» были обнаружены строящиеся советские атомные ракетные подводные лодки и шахтные пусковые установки межконтинентальных баллистических ракет СС-7 и -8.

Научно-технический задел, полученный в результате реализации проекта «Сентри», позволил НАСА в 1966 – 1968 годах с помощью КА «Лунар орбитер» осуществить дистанционную съемку поверхности Луны с целью выбора мест будущих посадок космических кораблей серии «Аполлон». Основная аппаратура ИСЗ массой всего 66 кг включала камеру с двумя объективами, оборудование для проявления пленки (фирмы «Истмэн Кодак») и построчной передачи изображений по радиоканалу («Си-би-эс лэбораториз» и «Филко-Форд»). По оценкам американских специалистов, использование в такой камере объектива с фокусным расстоянием до 1 м позволило бы спутникам типа «Сэмос» получать изображения наземных объектов с разрешающей способностью около 2 м.

Реализация проекта «Мидас», предусматривавшего разработку космической аппаратуры обнаружения теплового излучения факелов межконтинентальных баллистических ракет, привела к созданию в конце 60-х годов системы обнаружения пусков баллистических ракет IMEWS

Для координации усилий различных ведомств в области космической разведки в августе 1960 года организовано национальное управление по разведке (NRO – National Reconnaissance Office), куда вошли представители ЦРУ, ВВС и ВМС США, а в 1961-м был сформирован национальный центр дешифровки фотоизображений (NPIC – National Photo Interpretation Centre), расположенный в пригороде Вашингтона.

Все американские спутники видовой разведки с 70-х годов запускаются с Западного ракетного полигона (авиабаза Ванденберг, штат Калифорния) на полярные солнечно-синхронные орбиты, что обеспечивает просмотр участков Земли в одно и то же местное время. При этом используются, как правило, так называемые «утренние» орбиты, которые позволяют просматривать поверхность Земли на нисходящей части витка утром (с 9 до 11 ч по местному времени). Увеличение срока активного функционирования ИСЗ с нескольких недель до нескольких месяцев обеспечило к середине 70-х годов сокращение ежегодного количества запусков космических аппаратов с шести до одного, а с 1977 года дало возможность держать на орбите постоянно, как минимум, один спутник видовой разведки. Опыт эксплуатации первых систем фоторазведки привел к необходимости разделения функций детальной (close-look) и обзорной (area surveillance) разведки. Обзорные системы с широкой полосой захвата (100 – 400 км) использовались для просмотра обширных участков местности с целью поиска нужных объектов, которые в дальнейшем подвергались детальной съемке при небольшой полосе просмотра (10-20 км), но с высоким разрешением.

Наиболее совершенным американским ИСЗ детальной фоторазведки является КН-8 (американские спутники видовой разведки имеют наименование keyhole – «замочная скважина»). Эти космические аппараты, известные еще как «Гамбит» или «Сэмос-М», эксплуатировались в 1966 – 1984 годах и стали самыми распространенными американскими ИСЗ видовой разведки (на орбиту было запущено около 50). КН-8, разработанный фирмой «Локхид» на базе ступени «Аджена» с двигательной установкой многократного включения, предназначался для съемки стратегических объектов с высокой разрешающей способностью (до 0,2 м – наилучший показатель, достигнутый американскими КА детальной разведки).

Высокое разрешение достигалось путем установки на спутнике длиннофокусной оптической системы и уменьшения высоты перигея орбиты до 120 км. Для компенсации падения высоты из-за торможения ИСЗ в верхних слоях атмосферы и удержания перигейного участка орбиты над Северным полушарием ежесуточно проводились маневры по коррекции параметров орбит. Из-за большого расхода топлива срок функционирования КА на орбите в 60-х годах составлял около 10 сут, но затем в результате модернизации бортовых систем спутника продолжительность эксплуатации была увеличена до 125 сут. Последние образцы КН-8, запускавшиеся в 80-х годах, предназначались для отработки перспективной аппаратуры видовой разведки (в частности, системы передачи изображений по радиоканалу) в рамках программы FROG (Film Read-Out Gambit).

По данным американской печати, основными задачами этих спутников в 70-х годах были: поиск шахтных пусковых установок новых советских МБР; наблюдение за стратегическими базами и комплексами ПРО и ПКО; слежение за ходом боевых действий между Ираком и Ираном, а также в Афганистане. В 1984 году ИСЗ КН-8 (международный номер 84 391) активно использовался для съемки района боевых действий, которые велись между советскими войсками и отрядами афганской оппозиции в долине р. Панджшер. Результаты космической разведки, согласно сообщениям печати, передавались афганским боевикам, чтобы они могли избежать ударов советских войск. В 80-х годах специалисты Пентагона предоставляли Ираку спутниковые снимки территории Ирана, которые позволяли планировать ракетные и авиационные удары по объектам противника.

Для наведения спутников детальной разведки КН-8 использовались данные предварительного нацеливания, получаемые от ИСЗ обзорной фоторазведки типов КН-7 (с 1966-го по 1972-й) и КН-9 (с 1971-го по 1984-й). На базе широкоформатной оптической системы, разработанной фирмой «Айтек» для КН-7, в дальнейшем была создана широкоформатная камера LFC (Large Format Camera), которая в 1984 году устанавливалась в грузовом отсеке космического корабля «Шаттл» и применялась для картографической съемки местности (рис. 1). Ее масса 430 кг, размер 1,3×0,7×0,9 м, фокусное расстояние объектива 30,5 см, формат пленки 23×46 см, разрешающая способность камеры 90 лин/мм .

При высоте орбиты 180 км (типовая высота перигея КН-7) размер кадра на местности составляет 270×136 км, а разрешающая способность – менее 10 м. Камера LFC позволяет получать цветные и черно-белые снимки, а также формировать стереопары с точностью определения высотного рельефа местности до 9 м. Последние применяются картографическим управлением министерства обороны США для разработки цифровых карт рельефа местности, используемых в системах наведения крылатых ракет.

В 1966 – 1971 годах фирма «Локхид» на основе базовой ступени «Аджена» разработала ИСЗ КН-9 (LASP), который предназначался для комплексного решения задач обзорной и детальной видовой разведки. В состав бортовой аппаратуры спутника входили оптические системы двух типов: длиннофокусная камера детальной фоторазведки (масса 8,1 т) фирмы «Перкин-Эльмер»; камера обзорной фоторазведки («Истмэн Кодак»).

Для возвращения на Землю отснятой фотопленки на КА имелись четыре – шесть капсул. Предполагается, что информация обзорной разведки могла быть передана также по радиоканалу через бортовую антенну диаметром 6 м.

В процессе совершенствования бортовой аппаратуры в 1973 году на борту ИСЗ LASP-5 дополнительно была установлена широкоформатная камера для картографической съемки местности с высокой точностью определения координат целей в интересах картографического управления министерства обороны США. В 1977 году появились сообщения о размещении на ИСЗ LASP-13 аппаратуры радиотехнической разведки. Программа запусков КА типа КН-9 завершилась в 1986 году после неудачной попытки вывести на орбиту последний, 20-й образец. Благодаря менее интенсивному (трехсуточному) циклу проведения коррекций продолжительность их функционирования, в начале 70-х годов составлявшая всего 40 – 50 сут, к 1984-му достигла 275 сут.

Как сообщалось в западной прессе, основными объектами разведки КА КН-9 по-прежнему оставались советские стратегические объекты и полигоны. Один из спутников (КН-9 N 18) использовался в 1983 году во время поиска района строительства новой РЛС для обнаружения пусков МБР под Красноярском (была выявлена лишь спустя 18 месяцев после начала строительства) и для картографической съемки территории европейской части СССР. На основе полученных данных разрабатывались полетные задания для американских крылатых ракет, размещаемых в Западной Европе.

Главным недостатком систем детальной фоторазведки считалась низкая оперативность доставки информации (2-5 сут), что стало очевидным при ведении разведки в ходе шестидневной арабо-израильской войны 1967 года, когда все добытые американцами данные представляли лишь «исторический интерес» и не могли быть использованы для оценки развития конфликта. В 1967 году были разработаны требования к новым ИСЗ оптико-электронной разведки (ОЭР), которые позволяли получать снимки объектов с высоким разрешением и передавать их на наземные пункты в масштабе времени, близком к реальному. В качестве основного разработчика такого спутника (КН-11) была выбрана фирма «Томсон – Рамо – Вулдридж».

Согласно требованиям спутниковая система ОЭР должна была обеспечивать ежесуточный обзор любого участка земной поверхности, получение изображений объектов с очень высоким разрешением и передачу их в центр обработки с минимальной задержкой по времени. В ее состав входили два КА КН-11, подсистема спутников-ретрансляторов типа SDS (Satellite Data System), а также центр управления и приема данных в Форт-Бельвуар, штат Вирджиния .

Высокая разрешающая способность (около 15 см) с высоты 270 км достигалась благодаря установке на борту КН-11 длиннофокусного оптического телескопа и фотоприемника на основе приборов с зарядовой связью (ПЗС). Так называемые ПЗС-матрицы были созданы в конце 60-х годов «Белл телефон лэбораториз» и при относительно небольших размерах имели несколько десятков тысяч детекторов (для сравнения, у современной ПЗС-матрицы, установленной на борту космического телескопа НАСА «Хаббл», имеется 640 000 элементов, каждый размером 15×15 мкм). Оптическая система КА КН-11 построена по двухзеркальной схеме Кассегрена: диаметр основного зеркала 2,3 м, вторичного более 0,3 м (оптическая система телескопа «Хаббл» с аналогичными характеристиками имеет эффективное фокусное расстояние 57,6 м).

Высокая оперативность достигается передачей изображений объектов по радиоканалу в сантиметровом диапазоне радиоволн через спутники-ретрансляторы. Для обеспечения непрерывного радиоконтакта между центром управления и разведывательными ИСЗ, пролетающими над Северным полушарием, КА SDS выводятся на вытянутые наклонные 12-часовые орбиты типа «Молния» (наклонение 64°, высоты орбиты в апогее и перигее соответственно 39 000 и 600 км). В состав подсистемы ретрансляторов входят, как минимум, три спутника SDS, плоскости орбит которых разнесены на 120° относительно друг друга. Они движутся по одной трассе, поочередно зависая на рабочих апогейных участках, размещенных над Атлантическим и Тихим океанами.

Увеличения срока эксплуатации спутников КН-11 по сравнению с фоторазведывательными ИСЗ удалось достичь благодаря использованию более высоких орбит и менее частому осуществлению коррекций. В системе ИСЗ ОЭР применяются два вида коррекций: с целью поддержания средней высоты и для фазирования трасс двух КА (чтобы исключить возможность возникновения непросматриваемых зон). В отличие от ИСЗ фоторазведки не выполняются маневры спутников ОЭР для удержания перигейных участков орбит над Северным полушарием.

Увеличения срока эксплуатации спутников КН-11 по сравнению с фоторазведывательными ИСЗ удалось достичь благодаря использованию более высоких орбит и менее частому осуществлению коррекций.

В системе ИСЗ ОЭР применяются два вида коррекций: с целью поддержания средней высоты и для фазирования трасс двух КА (чтобы исключить возможность возникновения непросматриваемых зон). В отличие от ИСЗ фоторазведки не выполняются маневры спутников ОЭР для удержания перигейных участков орбит над Северным полушарием.

КН-11 выводятся на солнечно-синхронные орбиты, плоскости которых образуют угол 48 – 52° и расположены симметрично относительно направления на Солнце. При таком баллистическом построении системы один из спутников ведет разведку объектов на поверхности Земли на нисходящих витках с 10 до 11 ч по местному времени («утренний» КА, одна плоскость), а второй – с 13 до 14 ч («послеполуденный», другая). Это обстоятельство улучшает условия дешифровки изображений, так как на снимках одного и того же объекта, сделанных двумя спутниками, тень находится по разные стороны от него. Дальнейшая наземная цифровая обработка изображений позволяет повысить их контрастность, устранить влияние дымки, а в некоторых случаях даже выявить объекты, расположенные в тени зданий. Бортовая аппаратура КН-11 может функционировать в трех режимах: покадровой съемки небольших участков земной поверхности с максимальной разрешающей способностью до 0,15 м, непрерывной съемки (в виде непрерывной полосы) и площадной съемки местности (разрешение около 1 м).

Система ОЭР, развернутая в полном составе в 1976 – 1980 годах, до середины 80-х привлекалась наряду с системами фоторазведки в основном для ведения военно-технической разведки в интересах ВВС и ЦРУ, в частности для определения некоторых характеристик новых образцов советской военной техники. По данным зарубежной печати, с помощью КН-11 впервые удалось получить снимки нового стратегического бомбардировщика Ту-160, космического корабля многоразового использования «Буран» (можно было даже различить его название, написанное на борту), авианесущего корабля «Адмирал флота Н.А.Кузнецов» и других военных объектов.

Снимки с КН-11 активно использовались при планировании операции по освобождению американских заложников в Иране в 1980 году (после ее провала иранская сторона захватила и опубликовала несколько секретных фотографий). Фотоснимки советского авианосца, строящегося на верфи в г.Николаев , сделанные с борта КН-11 (разрешающая способность 0,3 м), были опубликованы в 1984 году в журнале «Джейн’с дефенс уикли», за что сотрудник одной из разведслужб США, передавший их английскому журналу, был приговорен к тюремному заключению.

По свидетельству ряда американских экспертов, фотографии наиболее важных объектов предоставлялись лично президенту США через 40 – 50 мин после пролета спутника над районом разведки.

Бортовая подсистема стабилизации и ориентации космического аппарата КН-11 рассчитана на сопровождение целей с высокой угловой скоростью перемещения. Эта особенность позволяет использовать спутники такого типа для съемки других ИСЗ в космосе.

По сообщениям печати, в 1982 году КН-11-4 привлекался к съемке орбитальной ступени «Колумбия» для оценки состояния теплозащитного покрытия корабля перед его посадкой.

Основными факторами, ограничивающими применение подобных спутников, являются метеообстановка в районе разведки и условия освещенности. В связи с этим планирование работы спутников осуществляется после предварительной оценки передаваемых с борта ИСЗ типа «Блок-5D2» военной системы DMSP (Defence Meteorological Satellite Program) данных метеоразведки о состоянии облачного покрова, осуществляемой в метеоцентре ВВС США на авиабазе Оффут (штат Небраска).

Главными недостатками первых спутников КН-11 были ограниченные возможности при съемке обширных площадей, относительно невысокие характеристики энергетической и оптической подсистем, а также сравнительно низкая общая производительность. После модернизации КН-11 американские специалисты в 1984 году отказались от дальнейшей эксплуатации ИСЗ фоторазведки.

Первый усовершенствованный КА КН-11-6 (известен также под наименованием «Усовершенствованный Кристалл»), выведенный на орбиту в 1984 году, явился самым «долгоживущим» американским спутником видовой разведки. Срок его активного функционирования значительно превзошел расчетный и составил более девяти лет. После серии маневров высота апогея его орбиты впервые превысила 1000 км и стала типовой для всех последующих ИСЗ данного типа. Она позволяет этим космическим аппаратам решать задачи видовой разведки, которые ранее возлагались на фоторазведывательные КА, имеющие широкую полосу захвата (при работе в режиме детальной съемки с высоты 1000 км размер кадра на местности составляет 10 – 15 км, а разрешение 0,6 – 1,5 м, что сравнимо с соответствующими характеристиками спутников детальной фоторазведки).

Основное отличие усовершенствованного КН-11 – наличие новой широкоформатной картографической камеры ICMS (Improved Crystal Metric System), которая позволяет определять координаты объектов с высокой точностью (ранее эти задачи решались с помощью камеры, устанавливаемой на КН-9). Кроме того, новые КА оснащены более совершенными подсистемами электропитания, передачи данных и орбитального маневрирования, благодаря чему возросла их производительность (количество снимков в течение суток), автономность и продолжительность эксплуатации. Масса ИСЗ увеличилась на 1,5 т (до 14т), а срок активного существования – с двух до пяти лет.

В период с 1984 по 1992 год на орбиту были выведены четыре КА КН-11 усовершенствованного типа (NN 6-9). Первый из них из-за неудачных запусков других американских разведывательных ИСЗ в 1985 и 1986 годах на протяжении почти двух лет был единственным спутником системы, и только после запуска (1987) КН-11-7 ее удалось восстановить в полном составе. В 1988 году место КН-11-6 занял новый спутник – КН-11-8, однако старый КА впервые был выведен в резерв (до ноября 1994 года), а не сведен, как обычно, с орбиты. Наиболее совершенный спутник (N 9), запущенный в 1992 году, заменил КН-11-7, прекративший свое существование. В настоящее время в системе эксплуатируются два оперативных ИСЗ (NN 8 и 9).

Прогресс, достигнутый в 80-х годах в области создания многоэлементных ПЗС-матриц, позволяет довести разрешающую способность бортового телескопа КА КН-11 до теоретически возможного результата – 7 – 10 см, а также установить на его борту усовершенствованную аппаратуру инфракрасной съемки. Согласно приведенным в одном из журналов расчетам, разрешающая способность гипотетического разведывательного КА с оптической системой, аналогичной телескопу «Хаббл», который был создан фирмами -разработчицами ИСЗ видовой разведки, составила около 7 см с высоты 275 км.

Программа «Корона» не сразу принесла результат: первые 12 запусков были неудачными. Спутники не попадали на орбиту, попадали не на те орбиты, капсулы терялись, тонули. Только запуск Discoverer 13 позволил 29 июня 1960 года успешно подхватить капсулу в воздухе. Программа «Корона» была сверхсекретной, ее публичным прикрытием считались биологические эксперименты на мышах. Торжественное возвращение мышек с орбиты было отмечено кинороликом, где десантный транспортник Fairchild C-119 Flying Boxcar (производитель самолета – «дочка» холдинга Fairchild) подхватывал капсулу на лету и втягивал на тросе в открытый пандус (Фильмотека). Ролик показывали в кинотеатрах в «журналах новостей» и по ТВ.

Джеймс Пламмер из Lockheed Aircraft говорил, что врать репортерам в глаза «о мышках» было трудно, пресса подозревала, что ей что-то недоговаривают. Главная недосказанность стала известна только после рассекречивания «Короны» и до сих пор часто ускользает от историков: капсула была пустая и запускалась специально для отработки перехвата, камеры в ней не было (NASA JPL Mission and Spacecraft Library). Первый полноценный запуск, после которого «Корона» стала приносить плоды, был Discoverer 14. Название «Корона» было заменено на новое в 1971 году, но технически спутники до 1976 года были той же архитектуры, что и ранее.

В СССР аналог «Короны», спутник «Зенит», был создан в ОКБ-1 Сергея Павловича Королева немного иначе – на базе капсулы корабля «Восток». Пространство, которое занимал Юрий Гагарин, отвели под аппаратуру. «Фарш» Зенита был несколько разнообразнее, чем у Keyhole, он нес аппаратуру радиоразведки «Куст» и камеру «Фтор» (на первых «Зенитах» была телекамера, и ее тоже сняли). «Фтор» по характеристикам несколько превосходил Keyhole, его ресурс составлял 1500 кадров на три стереообъектива и один монообъектив. Капсула садилась целиком, вместе со всей аппаратурой – таким образом, элементы «Зенита»могли быть многоразовыми, в отличие от одноразового Keyhole . Советская программа спутниковой разведки началась в 1962 году, и с этого момента возможности СССР и США почти сравнялись. Почти, потому что авиаразведка была опасна, но отказ от авиаразведки в пользу спутниковой разведки был невозможен, пока авиаразведка опережала спутниковую по оперативности разведданных.

В популярной литературе часто утверждается, что программа «Корона» стала ключевым источником разведданных по Карибскому кризису 1962 года; это неверно, советские войска и боевую технику на Кубе изучали все те же U-2 (один из которых был сбит советской «Двиной»). Конструкторы на протяжении 1960-х наращивали размер спутников и количество спускаемых кассет, но даже в случае крайней необходимости кассету нужно было спустить с орбиты, подобрать, передать в Eastman Kodak на проявку, и лишь после этого аналитики разведки получали фотографии – при условии, что кассета не будет утрачена при посадке, вероятность чего составляла 30–50%. Кроме того, в первых миссиях пленку часто засвечивало статическое электричество и космические лучи. Снимки с самолета-разведчика были доступны через несколько часов после посадки. Спутниковые снимки долгое время применялись для долгосрочного обстоятельного анализа – с их помощью, например, США пришли к выводу, что СССР имеет намного меньше МБР, чем считалось ранее.

Интересно, что в 1984–1985 годах флотский аналитик Сэмюэл Моррисон был арестован и приговорен к двум годам лишения свободы за шпионаж – он опубликовал в редактируемом им военно-морском альманахе два снимка с KH-11. Это единственный случай, когда за утечку материалов наказали настолько сурово. Когда президент Клинтон в 1995 году подписывал указ о рассекречивании снимков по программам «Корона» и ее наследным программам, рассекречивание остановилось на KH-11. Это также говорит нам о том, что на борту KH-11 Kennan было что-то, что было и остается особо охраняемой государственной тайной США.

Установка фотокамеры на американский бомбардировщик во время войны в Корее


По материалам KIK-SSSR.RU

aboutspacejornal.net

Глобальная техническая разведка США

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 10/1990, стр. 39-46

В ИНОСТРАННЫХ АРМИЯХ

Глобальная техническая разведка США

(По материалам иностранной печати)

Генерал-лейтенант Н. А. БРУСНИЦЫН,

кандидат военных наук

Изменения политического климата в отношениях Восток-Запад используются спецслужбами США для активизации своей деятельности в Советском Союзе. В предлагаемой статье на основе фактов и материалов иностранной печати дана характеристика современных технических средств разведки, применяемых для сбора военно-технической и научной информации.

ПЕРЕСТРОЙКА советского общества открыла перед специальными службами США широкие возможности для сбора информации легальными и тайными способами. Оценивая эти условия как беспрецедентные, средства массовой информации Соединенных Штатов отмечают, что за последнее десятилетие ассигнования на содержание подразделений и органов разведывательных служб увеличились более чем в 3,5 раза и составляют около 20 млрд. долларов. Эти расходы распределены по широкой сети государственных и других учреждений в соответствии с выполняемыми ими задачами. Разведывательные службы имеются в министерствах энергетики и финансов, государственном департаменте, Федеральном бюро расследований и других ведомствах. Основная роль в разведывательной деятельности принадлежит Центральному разведывательному управлению (ЦРУ), Агентству национальной безопасности (АНБ), национальному управлению воздушно-космической разведки и разведывательному управлению министерства обороны (РУМО). В них, по сообщениям печати, работает более 100 тыс. высококвалифицированных специалистов. По скромным оценкам военных экспертов, эти подразделения сбора информации представляют собой систему, возведенную в рамки национальной стратегии. Координация деятельности разведывательных сил и средств США осуществляется советом национальной безопасности и советом президента США по надзору за разведкой. Кроме того, при президенте существует консультативный совет по внешней разведке, который, как сообщает газета «New York Times», оценивает качество, полноту и актуальность разведывательной информации, содержащейся в аналитических документах ЦРУ, АНБ и РУМО, определяет направленность деятельности всех организаций разведывательного сообщества США, информирует президента о своих выводах и дает соответствующие рекомендации по мерам улучшения и повышения эффективности разведывательной деятельности, В состав совета входят 19 человек, назначаемых персонально президентом. Наряду с консультативном советом деятельность разведки США контролируется советом надзора за разведкой в аппарате Белого дома и комиссиями по разведке Сената и палаты представителей конгресса США.

Особая роль в разведывательной деятельности отводится технической разведке. Система технической разведки США предназначена для действий в мирное и в военное время. Для ее ведения используются последние достижения науки и новейшие технологии в космонавтике, авиации, мореплавании, радиоэлектронике, ядерной физике, химии и других отраслях. Ее группировка состоит из космических, наземных, морских и воздушных средств.

Космическая разведка

Космические средства разведки являются основными и наиболее надежными, а в большинстве своем и единственными источниками регулярного получения оперативных разведывательных сведений независимо от времени суток, погодных условий и географического положения разведываемых районов. Группировка космических средств США, как отмечается в средствах массовой информации, составляет 514 космических объектов, из них 44- разведывательных, работу которых обеспечивают спутники-ретрансляторы и несколько десятков наземных комплексов управления, сбора и обработки данных.

Космические средства, оснащенные фотографической, инфракрасной, радиолокационной, радио- и радиотехнической аппаратурой с высокой разрешающей способностью, а также датчиками рентгеновского, гамма-, нейтронного и светового излучений, являются основой всей разведывательной системы США.

Разведка радиотехнических средств ведется постоянно действующей орбитальной группировкой американских разведывательных аппаратов. Она может включать до четырех низкоорбитальных искусственных спутников Земли «Феррет», которые предназначены для обнаружения и определения координат работающих радиотехнических средств воинских частей, а также четыре аппарата на высокоэллиптических орбитах для перехвата радио- и радиотехнических сигналов и определения телеметрии испытываемых средств на полигонах и различных объектах оборонной промышленности («Программа 711»).

Восемь ИСЗ на стационарной орбите типа «Шале» и «Риолит» осуществляют обнаружение и перехват переговоров, ведущихся по каналам радиорелейных линий общегосударственных и военных сетей связи Советского Союза, а также телеметрической информации советских МБР и БРПЛ во время их пуска.

Два ИСЗ нового поколения «Аквакейд» («Мапнум») на стационарной орбите ведут перехват радио- и радиотехнических излучений и подслушивание каналов радиосвязи в широком диапазоне частот. Спутник «Аквакейд» имеет параболические антенны диаметром около 23 м, обладает весьма высокой чувствительностью и точностью привязки излучающего объекта до нескольких сотен метров. В автоматическом режиме его аппаратура ретранслирует информацию на наземные пункты, где производятся их демодуляция, прослушивание с помощью ЭВМ и оценка по дискрипторным словам материалов, которые записываются на магнитную ленту и передаются для обработки специалистам ЦРУ и РУМО.

Для ведения радиотехнической разведки в акватории Мирового океана используются 15 низкоорбитальных ИСЗ (типа ССу). Эта космическая группировка разведывательных спутников движется по орбитам таким образом, что обеспечивает одновременное наблюдение за всеми участками океанов. Она может следить за положением подводных лодок - носителей баллистических ракет и за надводными кораблями. В штабе военно-морских сил США и в Пентагоне создана постоянная служба слежения. По специфике систем связи и шифрованию передач она может определить государственную принадлежность и характер действий военно-морских сил всех стран мира.

Оптико-электронную (телевизионную) разведку обеспечивают две пары спутников (КН-11 и КН-12). Программа их использования и развития имеет условное название «замочная скважина», красноречиво раскрывающее функциональное предназначение этих средств разведки (английская аббревиатура словосочетания КН- «К и хоул»). Спутник КН-11 осуществляет просмотр по ходу движения солнца практически всей территории Советского Союза по полосам шириной до 2100 км четыре раза в сутки. При этом система КН-11 позволяет производить детальную съемку участков (районов) проведения учений войск и размещения отдельных объектов с разрешающей способностью в несколько десятков сантиметров с орбиты высотой 500 км.

Самая совершенная модель серии «замочная скважина» - космический аппарат КН-12 - выведен на орбиту 8 августа 1989 года в ходе очередного полета корабля многоразового использования «Спейс шаттл». Как и спутники прежних модификаций, он предназначен для разведки стационарных и мобильных объектов стратегического и оперативно-тактического назначения на территории СССР с целью выявления их тактико-технических характеристик и особенностей функционирования, а также для наблюдения за районами кризисных ситуаций и локальных войн. Получаемая с борта ИСЗ информация используется для создания цифровых карт местности, которые составляют основу полетных заданий систем стратегических наступательных сил, в частности крылатых ракет. Спутник способен осуществлять широкое маневрирование в космосе, приближаться к космическим объектам и фотографировать их, снижаться до 160 км и производить детальные съемки заданных программой объектов. При этом автоматически определяется освещенность фотографируемой местности. Эти данные с использованием спутника-ретранслятора передаются на наземный пункт обработки. Фотоснимки любого объекта, полученные со спутника КН-12, через 2- 3 часа могут докладываться президенту или министру обороны США, По оценке американских ученых, каждый спутник такого типа оценивается в 1,5-2 миллиарда долларов, не считая стоимости его вывода на орбиту и наземных систем приема и обработки информации.

Радиолокационная разведка. В последнее время с помощью корабля многоразового использования системы «Шаттл» на орбиту был выведен новейший разведывательный ИСЗ «Лакросс», обеспечивающий радиолокационную съемку местности в любое время суток независимо от освещенности, в любых метеорологических условиях с разрешающей способностью до нескольких десятков сантиметров. Один из бывших руководящих сотрудников МО США в своих выступлениях отметил, что система радиолокационной разведки открывает новую эру. в разведке из космоса. Обладая высокими возможностями по разведке объектов, новый спутник вырабатывает первичные данные со скоростью нескольких миллиардов бит в секунду. Для передачи на землю информации американцам понадобилось срочно наращивать систему космической связи и ретрансляции сигналов. Полученный массив данных записывается, затем производится кодирование, уплотнение сигнала и передача его на наземную станцию с помощью аппаратуры быстродействия. Спутник обеспечен ядерным источником электропитания. Это существенно повышает срок службы и надежность работы. По мнению видных военных экспертов, в случае непредвиденных обстоятельств его энергетическая установка может создать угрозу радиационного заражения околоземного пространства и земной поверхности.

Система спутников типа «Имеюс» предназначена для раннего обнаружения пусков баллистических ракет наземного и морского базирования. Она включает восемь ИСЗ, часть которых постоянно нацелена инфракрасными датчиками на территорию Советского Союза. Резервная группа спутников выведена на орбиты и находится в постоянной готовности к работе. На спутниках установлены датчики, способные также засекать ядерные взрывы на земле, в атмосфере и космосе.

Группировка разведывательных ИСЗ США наращивается путем дополнительного запуска усовершенствованных спутников КН-12, «Лакросс», фотографической разведки «Сэмос», комбинированных (фотографической и радиотехнической разведки) «Ласп». Дополнительными средствами сбора информации являются корабли многоразового применения системы «Шаттл», которые используются для разведывательной деятельности: фотографируют полигоны, районы учений и боевой подготовки войск, военные объекты и предприятия оборонной промышленности, подслушивают радиопередачи и перехватывают радиотехнические сигналы военных систем. Как отмечает журнал «Science», последние три полета космических кораблей («Атлантик», «Дис-кавери») использовались для вывода на орбиту дополнительных элементов американской сети разведки из космоса. Очевидно, что речь не идет о национальных средствах контроля: только три новых ИСЗ разведки способны добывать большие объемы информации военного к военно-экономического характера. Как утверждают военные эксперты, совокупность использования разведывательных сведений, полученных со спутников, «открывает новую эру в истории американской разведки, позволит ей с большой точностью определять цели для поражения и обеспечивать ведение военных действий в самых отдаленных районах земного шара». Вот истинное предназначение так называемой системы средств национального контроля за соблюдением договора Советским Союзом.

Наземные средства технической разведки

Объектами особого внимания западных спецслужб в последнее время являются военные городки, линии правительственной и военной связи, радиотехнические средства и различные полигоны. На эти цели и направлены научный, технический и интеллектуальный потенциалы ведущих стран Запада, организованы, подготовлены и проводятся разведывательные операции. Для добывания разведданных используются радио- и радиотехнические средства, автоматизированные стационарные и переносные устройства технической разведки, средства компьютерного шпионажа.

Вдоль сухопутных границ Советского Союза и стран Варшавского Договора США создали мощную систему радиоэлектронной разведки. На территориях, сопредельных с СССР стран НАТО, Японии, Кореи и Аляски оборудовано более 60 разведывательных центров, имеющих в своем составе около 5 тысяч стационарных и подвижных постов. Электронные устройства прослушивают не только территорию Советского Союза, но также стран Варшавского Договора и других государств, в том числе союзников США, на глубину от 500 до 6000 км в зависимости от диапазона, в котором работают радиоэлектронные средства. Десятки тысяч сотрудников Агентства национальной безопасности анализируют и обобщают данные, полученные разведывательными постами. Они подслушивают правительственные и военные переговоры по радиотелефонам; перехватывают и дешифрируют правительственные и военные шифртелеграммы; анализируют структуру сигналов средств и систем радиоэлектронного управления оружием, с тем чтобы в нужный момент помешать его применению; засекают работу систем радиолокационного наблюдения за воздушным и космическим пространством; следят за полетами военных самолетов. Трудности теперь возникают не из-за недостатка информации, а из-за ее чрезмерного изобилия и дефицита аналитиков, способных перерабатывать весь объем поступающей информации. Такие мощные станции системы «Бимьюс» в Туле (Гренландия) или в Файлинг-Дейлз-мур (Великобритания), построенные американцами вопреки Договору по ПРО 1972 года, засекают и отслеживают пуски советских ракет. Особо мощные радары развернуты американцами в Диярба-кыре (Турция) и в Вёрде (Норвегия). Эти посты оснащены современными радиолокационными станциями с фазированными антенными решетками, которые создают вокруг позиций опасные для всего живого электромагнитные поля. Основное предназначение таких мощнейших радаров - изучение сигнатур межконтинентальных баллистических ракет.

Рис. 1. Датчик съема информации с кабеля

Развертывается новый тихоокеанский рубеж обнаружения в составе трех радиолокационных постов для слежения за пусками советских ракет-носителей и выводом советских ИСЗ на орбиты. Оборудованы посты на атолле Кваджелейн и о. Сайнам, строится пост на о. Оаху. Создается единый рубеж разведки и обнаружения советских ИСЗ на первых витках и выдачи целеуказания американским противоспутниковым комплексам системы СОИ.

Участились случаи внедрения на территории СССР портативных (переносных) технических средств разведки американского производства. За последние годы было выявлено несколько типов таких средств, устанавливаемых в районах дислокации воинских частей, военных и военно-промышленных объектов.

Устройство типа «Крот» разработано специальными службами для прослушивания подземных проводных линий связи. В этом приборе, снятом с кабеля, подходящего к одной из воинских частей, использовался принцип электромагнитной индукции. Он был установлен на кабельной линии в замаскированном углублении. С помощью специального датчика (рис. 1), охватывающего кабель, записывалась передаваемая по нему информация на пленку широкополосного магнитофона. По мере заполнения кассеты она заменяется. В целях обеспечения безопасности установки и снятия кассет устройство «Крот» снабжено сигнальной радиостанцией. Агент, проезжая или проходя в районе установки прибора, запрашивает его кодированным сигналом «все ли в норме». Если датчик не тронут, то агент получает утвердительный сигнал. В этом случае при благоприятных условиях заменяется кассета в магнитофоне и запись продолжается. Аппарат может осуществлять накопление информации с 60 телефонных каналов. Время записи на магнитофон составляет примерно 115 часов.

Около одной из частей войск ПВО было снято устройство радиотехнической разведки «Электрон» (рис. 2), закамуфлированное под пенек на опушке леса. Оно построено по технологии больших интегральных схем и работает автоматически по программе либо по командам, передаваемым по радиоканалу управления из космоса, с самолета или автомашины. Полученная и накопленная в памяти прибора информация ретранслируется в разведцентр через ИСЗ или самолеты и автомобили, находящиеся в пределах прямой видимости. Вес наземного аппарата около 5 кг. Источник электропитания - солнечная батарея.

Рис. 2. Устройство «Электрон» для перехвата радиотехнических сигналов

Не так давно в районе аэродрома обнаружено автоматическое устройство для разведки параметров оптико - электронных систем управления и лазерных прицелов, используемых в Военно-Воздушных Силах. Этот весьма сложный электронно - оптический прибор был закамуфлирован под сухой сук дерева. С помощью специального датчика он фиксировал параметры лазерных прицелов и систем управления ракетами. Данные об объекте наблюдения в виде цифровых электросигналов записывались в блоке памяти прибора и так же, как на «Электроне», сбрасывались по команде, получаемой со спутника, самолета или проходящего вблизи автомобиля.

С целью определения мест дислокации частей, имеющих на вооружении ядерные боеприпасы, а также районов их складирования разведка противника применила специальный «контейнер». Он представляет собой сложный разведывательный комплекс, в котором смонтированы специальные детекторы (датчики) гамма- и нейтронного излучения с дозиметрами суммарной дозы излучений. В контейнере установлены фотоустройства, курсопрокладчик, две электронно-вычислительные машины с магнитофонами, система автономной регистрации, обработки, хранения и вывода информации по оптическому каналу и блок питания. В пути следования по территории СССР железнодорожным или автомобильным транспортом приборы «контейнера» регистрируют интенсивность, спектральный состав и суммарную дозу нейтронного и гамма-излучений, пройденное расстояние по маршруту передвижения, географические координаты, атмосферное давление, изменение уровня освещенности и осуществляют фотосъемку объектов (местности). Данные записываются в электронную память ЭВМ.

Спецслужбами США для добывания разведывательных данных широко применяются специальные миниатюрные подслушивающие устройства. Одни могут быть вмонтированы в строительные конструкции зданий и сооружений, другие - в предметы канцелярского и армейского обихода, постоянно носимые офицерами. С помощью этих «су-аениров» разговор человека передается на расстояние до километра. Длительность их работы определяется возможностями электропитания. Например, «авторучка», подаренная одному из советских офицеров, передавала его разговор с другими людьми на расстояние порядка 200- 300 м в течение нескольких дней. В другом случае применялась радиозакладка типа «розетка», которая была вмонтирована в обычную розетку электропитания настольной лампы. Ее микрофон и радиопередатчик получают электропитание от осветительной сети. Все разговоры сидящего за столом и присутствующих в комнате воспринимаются микрофоном и передаются радиопередатчиком на расстояние более километра. Сигналы от «авторучки» или «розетки» принимаются на портативный транзистор с вмонтированным в него миниатюрным магнитофоном. Такой приемник автоматически принимает сигналы и записывает подслушиваемые разговоры ('рис. 3).

Рис. 3. Портативный разведывательный приемник

Применяются различные способы установки миниатюрного закамуфлированного подслушивающего устройства. К примеру, подслушивающая закладка в виде маленького брусочка прикрепляется под крышкой стола или к настольной лампе. С ее помощью ведущиеся вблизи разговоры передаются на несколько сот метров. Вариантов изготовления, маскировки и камуфляжа таких закладок множество.

В условиях управления войсками и оружием с широким применением ЭВМ специалисты ЦРУ и РУМО США не обошли вниманием и решение вопросов по организации и ведению компьютерного шпионажа. Учитывая некоторые проблемы в развитии средств автоматизации и объемы закупок ЭВМ в западных странах, спецслужбы нашли возможность наладить разведку и диверсии против Советского Союза, используя свои тайные методы. Например, на упаковку компьютеров устанавливаются радиосигнальные маяки. С помощью сигналов от передатчиков спецслужбы прослеживают, куда конкретно будет доставлен и где будет использован данный компьютер или ЭВМ. Но этим спецслужбы не ограничиваются. При детальном изучении ЭВМ было выявлено, что в некоторые из них встроены не относящиеся к аппаратуре электронные «устройства», имеющие ряд предназначений. Одни рассчитаны на съем и передачу по радио обрабатываемой на ЭВМ информации для последующей ее записи и анализа с помощью портативных разведывательных средств. Другие - через определенное время работы разрушают программу и всю информацию, заложенную в память машины. Третьи - вообще выводят компьютер или ЭВМ из рабочего состояния. Внедрением таких «устройств» в сети ЭВМ Советского Союза занимается специальная организация спецслужб США.

Технические средства морской разведки

В прибрежных районах Советского Союза активную разведывательную деятельность ведут военно-морские силы США и стран НАТО. Для этих, целей США располагают 19 специальными кораблями. Кроме того, для сбора разведывательной информации используются более 100 надводных кораблей и подводных лодок, более 25 береговых станций гидроакустической разведки. Ее основу составляет система «Со-сус» с разведывательной сетью датчиков - гидрофонов, которые изучают «шумовые портреты» всех кораблей, судов, подводных лодок, проходящих в районах их установки.

В числе кораблей разведки особо выделяется по своим возможностям «Обзервейшн Айленд». Он оснащен мощной радиолокационной станцией «Кобра Джуди». Этот корабль постоянно следит за пусками советских баллистических ракет (МБР и БРПЛ), изучает сигнатуры их боевых блоков.

За последние годы было выявлено несколько различных типов морских технических средств разведки. Для примера можно привести ряд достаточно сложных, дорогостоящих устройств.

Рис. 4. Устройство «Камбала» для съема информации с подводных кабельных линий

Устройство съема информации с подводной бронированной кабельной линии связи «Камбала» - достаточно наукоемкое электронное устройство с ядерным плутониевым источником электропитания, рассчитанное на десятки лет работы. Оно представляет собой стальную трубу длиной более 5 м и диаметром около 1200 мм (рис. 4). В ней смонтировано (около семи тонн) электронное оборудование для усиления, приема, демодуляции снятых с кабеля сигналов и 60 магнитофонов для записи переговоров, ведущихся по этому кабелю. Каждый магнитофон рассчитай на 150 часов работы. IK моменту израсходования пленки подводный «пловец» находит устройство подслушивания по гидроакустическому маяку, снимает с кабеля индукционный датчик-захват, и антенный усилитель сигналов (рис 5), затаскивает устройство в специально оборудованную подводную лодку. В ней «пловец» производит замену магнитофонов и устанавливает устройство на линию связи для дальнейшей работы.

Поток первичной информации от средств и постов перехвата электромагнитных излучений идет в агентство национальной безопасности. С помощью ЭВМ из банков данных выделяются наиболее важные сообщения. Полученная информация (с учетом косвенных признаков) используется для концентрации усилий сил и средств разведки в целях сбора сведений о конкретных образцах вооружения.

Рис. 5. Антенный усилитель сигналов

Два примера наглядно иллюстрируют методы работы специальных служб по сбору информации о военно-морских силах. Пример первый. В процессе телефонных переговоров двух предприятий оборонной промышленности спецслужбами иностранной разведки были выявлены сроки выхода боевых кораблей на проведение испытаний. Это дало возможность предварительно сконцентрировать в предполагаемом районе большое количество сил и средств технической разведки, включая подводные лодки и разведывательные самолеты военно-морских сил «Орион». В акватории испытаний неоднократно устанавливались разведывательные гидроакустические буи.

Второй пример. В ходе проведения в одностороннем порядке в июле 1989 года на крейсере «Слава» Черноморского флота советско-американского эксперимента по дистанционному контролю за

ядерным оружием морского базирования, по оценке советских специалистов, американцы стремились получить гораздо больший объем сведений, чем предусматривалось программой. В поведении отдельных представителей, принимавших участие в работе, просматривалась явная разведывательная направленность действий, свидетельствующая о стремлении получить сведения о советском вооружении, не включенном в договор.

Воздушная разведка

Сбор разведывательной информации с воздуха считается традиционным. Он осуществляется группировкой, включающей 72 стратегических разведывательных самолета типа RS-135, U-2 и TR-1. Существенно дополняют систему воздушной разведки самолеты ДРЛО и управления авиацией Е-ЗА АВАКС НАТО, базирующиеся на авиабазах и аэродромах США и стран Североатлантического блока вблизи границ Советского Союза.

В Европейской зоне самолеты совершают в среднем более 150 самолето-вылетов в месяц. Кроме фоторазведки советских приграничных территорий вдоль маршрута полета, они ведут интенсивный перехват всех радиоэлектронных излучений на глубину 450-600 км и воздушных до 850-1000 км. Зоны разведки и районы барражирования самолетов меняются и проходят обычно в 20-50 км от границ Советского Союза. Время полета группы в составе 2-3 разведывательных самолетов обычно составляет 6-8 часов без дозаправки. Более тщательно изучаются система противовоздушной обороны и порядок работы радиолокационных постов.

Мировому общественному мнению активное применение технических средств глобальной и всеобъемлющей разведки представляется как крайне необходимое развитие национальных средств контроля.

Американцы не останавливаются на внедрении традиционных средств разведки. Различные мероприятия проводятся в странах «третьего мира» и даже в странах - союзницах США. Год назад только в Сирии было обнаружено, обезврежено и снято 12 подслушивающих устройств на линиях военной и государственной связи.

Таким образом, ЦРУ, АНБ, военная разведка США получают такой большой объем информации, что едва справляются с ее обработкой и анализом. Заместитель директора управления Белого дома по вопросам науки вынужден был посетовать: «Еще недавно все проблемы были связаны с добыванием данных, сегодня же главная проблема- их фильтрация и интерпретация. Добытые давдше нужно отфильтровать с целью извлечения из них информации об интересующих нас целях. Раиьше это делали люди - интерпретаторы, сейчас мы пытаемся автоматизировать эти процессы».

Бывший министр ВВС США Э. Олдридж заявляет гораздо определеннее, что недалеко то время, когда компьютеры возьмут на себя решение типовых аналитических задач разведки, поиск нужной информации в банках данных. О« недавно заявил: «Части и подразделения Советских Вооруженных Сил становятся все более мобильными, и это налагает на нас более высокие требования по выявлению, определению координат и слежению за целями».


militaryarticle.ru

Военно-космическая разведка США в современных военных конфликтах

Актуальность данной темы заключается в том, что с принятием Пентагоном концепции Сетецентрических войн (Network Warfare) сильно возросла роль Космической разведки как при организации так и при ведении современного боя. Современные Космические разведывательные аппараты способны выявить активность противника на этапе глубокой подготовки к боевым действиям, а быстродействие современных систем обработки и передачи данных позволяют в кратчайшие сроки выявить цель, опознать и создать условия для ее уничтожения.

Справочно:

УНР было создано 6 сентября 1961 года. При его создании объединились общие интересы ВВС, ВМС, сухопутных войск и ЦРУ в области разведки с помощью технических средств на высотных самолетах-разведчиках и космических аппаратах. К этому времени в эксплуатации уже находился первый спутник фоторазведки КН-2, запущенный в 1959 году. Он был замаскирован под гражданский космический аппарат «Дискавери-1». 
Подобно тому, как это было с созданным в 1952 году АНБ, само существование УНР длительное время держалось в секрете. Только начиная с 1971 года в американской прессе начали появляться отдельные публикации, в которых сообщалось о наличии в США космической спецслужбы. Официально же существование УНР было признано лишь 18 сентября 1992 года.
 Штаб-квартира: Шантийи, штат Виргиния, США, численность л/с — 3000 человек.

Взято из Википедии.На данный момент структурой УНР руководит генерал Брюс Ален Карлсон и его заместителем является Бэтти Сапп.

Если в 70-е годы космические средства использовались в интересах решения задач стратегического характера, то в 90-х годах картина изменилась. Были развернуты постоянно действующие орбитальные группировки космических систем и комплексов различного назначения в интересах информационного обеспечения действий войск. Значительно увеличился объем задач, решаемых с использованием космических средств. Целесообразность использования данных от космических средств стала общепризнанной и закономерной как при планировании стратегических действий ВС, так и в ходе планирования действий группировок войск и сил флота более низкого уровня.

Первым опытом широкомасштабного практического использования космических систем в ходе боевых действий стали события в Персидском заливе в 1991 г., когда многонациональными силами применялись космические средства во всех фазах операции.

Основные задачи, возложенные на органы управления космического командования в районе конфликта, заключались в обеспечении разведки, связи, оценки результатов поражения объектов противника, навигационного, топогеодезического и метеорологического обеспечения войск. Наиболее значительную роль сыграли средства космической разведки США. К началу боевых действий в состав орбитальной группировки космической разведки США входило 29 космических аппаратов, из которых 4 КА видовой разведки (оптической и радиолокационной), а остальные — радио- и радиотехнической разведки. В целом военно-космические средства оказали настолько сильное влияние на действия многонациональных сил в конфликте в зоне Персидского залива, что даже способствовали разработке новых тактических приемов их боевого применения.

Анализ организации боевых действий в зоне Персидского залива показал, что решение о наращивании возможностей орбитальной группировки КА оптико-электронной разведки «Кихоул» (КН-11, КН-12) было принято космическим командованием ВС США задолго до начала действий наземной группировки многонациональных сил (МНС). При этом были практически реализованы оба рассмотренных варианта наращивания возможностей: осуществлена коррекция орбиты космических аппаратов и увеличен состав орбитальной группировки, правда, не за счет запуска нового КА, а путем ввода в оперативное использование аппарата орбитального резерва.

Если учесть, что наращивание возможностей разведки на одном участке происходит, как правило, в ущерб разведке в других районах, это действие можно считать одним из признаков, указывающих на начало заблаговременной подготовки МНС к операции «Буря в пустыне».  Аналогично была перестроена группировка КА метеорологического обеспечения «ДМСП».

Другой характерной особенностью функционирования информационных космических аппаратов, которая может быть квалифицирована как признак изменения деятельности вооруженных сил, является смена режимов работы их бортовой специальной аппаратуры.

Например, космические аппараты радиоразведки США типа «Аквакейд» и «Шалле», предназначенные для контроля изменения радиоэлектронной обстановки, перехвата информации по радио-, радиорелейной связи и телевизионным каналам, в повседневной деятельности ведут наблюдение земной поверхности в восьмичасовом режиме суточного функционирования. Перед началом конфликта они были переведены на круглосуточный режим работы, что сделало возможным обнаружить активность радиолокационных средств ПВО в южной части Ирака, следить за распоряжениями командных пунктов иракской армии и переговорами экипажей танков.

Анализ перехваченных радиопереговоров и боевых распоряжений в совокупности с данными видовой разведки обеспечил получение достоверной картины масштабов агрессии Ирака против Кувейта, позволил наметить объекты для ударов авиации в предстоящей воздушной наступательной операции. Следовательно, наращивание возможностей средств космической радиоразведки можно отнести к одному из признаков, раскрывающие процесс подготовки войск к активным действиям, а поскольку зона наблюдения спутников имеет ограниченные размеры, то можно, видимо, говорить и о районе возможного повышения их активности.
По оценкам специалистов война в Персидском заливе 1991 г. — это «первая война космической эры» или «первая космическая война нашей эры».

Дальнейшая отработка и развитие форм и способов применения космических средств для обеспечения боевых действий войск происходила в Югославии. Боевые действия вооруженных сил НАТО на территории Югославии сопровождаются широкомасштабным использованием военных и гражданских космических систем. Как отмечается в западных СМИ, эта операция проводится с использованием более 50 американских и европейских ИСЗ различного назначения. Многие из них создавались и в свое время предназначались для обеспечения действий вооруженных сил альянса в случае возникновения конфликта со странами Варшавского Договора. Теперь же эти космические аппараты (КА) составляют основу космической группировки, которая привлекается для проведения военной операции против Югославии. Входящие в состав этой группировки ИСЗ решают следующие задачи: ведение видовой и радиотехнической разведки, обеспечение участвующих в этой операции сил и средств НАТО надежными каналами радиосвязи, навигационной информацией и данными о метеорологической обстановке в районе боевых действий. При этом, как отмечают западные СМИ, только при планировании и осуществлении воздушных налетов, предусмотрено использование не менее 20 американских и европейских космических аппаратов.

По мнению зарубежных экспертов, интенсивное применение космических систем в ходе боевых действий вызвано сложным рельефом местности, на которой проводится операция, необходимостью координации действий различных сил блока, находящихся на больших расстояниях друг от друга, широким использованием космической радионавигационной системой (КРНС) NAVSTAR для коррекции бортовой навигационной аппаратуры самолетов, применением крылатых ракет, управляемых авиабомб, а также других систем, требующих определения координат относительно земной поверхности с высокой степенью точности. По оценке западных экспертов количество КА, привлекаемых для обеспечения боевых действий против Югославии, превысило численность орбитальной группировки многонациональных сил, участвовавшей в операции «Буря в пустыне» против Ирака.

Среди космических аппаратов, играющих наиболее важную роль в обеспечении подготовки, планирования и осуществления контроля за результатами нанесения ударов по объектам, расположенным на территории СРЮ, западные военные специалисты особо выделяют спутники видовой разведки: радиолокационной («Лакросс») и оптоэлектронной (КН-11). В частности, сообщается об использовании двух ИСЗ «Лакросс» с целью получения изображения объектов на территории Югославии в любое время суток независимо от погодных условий (находятся на околоземных орбитах, высота которых составляет 680 км, наклонение — 68 и 57®). Они веду разведку югославских объектов 4 раза в сутки, при этом дважды пролетают непосредственно над территорией края Косово. Максимальная разрешающая способность бортовой аппаратуры такого ИСЗ по материалам зарубежных СМИ, 0,3 — 0,9 м, масса около 15 т. Он оснащен бортовой РЛС сантиметрового диапазона с панелями солнечных батарей и крупногабаритной параболической антенной. Полученная таким образом информация используется для обеспечения выдачи целеуказаний для нанесения ударов боевыми самолетами НАТО или крылатыми ракетами «Тома-хок» по различным объектам, в том числе по мобильным ЗРК, а также по скоплениям автомобильной и бронетанковой техники вооруженных сил СРЮ.
Когда позволяют погодные условия и объекты противника не маскируются в лесистой местности, вооруженные силы НАТО используют данные спутников оптоэлектронной разведки КН-11. Эти аппараты дают возможность получать цифровое изображение наземных целей с максимальным разрешением примерно 10 см. Основу бортового оборудования ИСЗ такого типа составляют длиннофокусная оптическая система, широкоформатная картографическая камера, а также аппаратура инфракрасной съемки, которые позволяют получать изображения и определять координаты наземных объектов с высокой степенью точности. Оперативность поступления изображений для обработки обеспечивается бортовой радиоаппаратурой, работающей в сантиметровом диапазоне волн, передающей их в реальном масштабе времени. По сообщениям западной печати, в настоящее время применяются три спутника КН-11 (находятся на орбитах высотой 280 х 1000 км и наклонением 97®), причем каждый из них дважды пролетает над территорией Югославии.
Для совмещения возможностей одновременной оценки ущерба, нанесенного ущерба объектам противника в результате предыдущего удара, и планирования последующих руководство НАТО использовало систему быстрого нацеливания RTS (Rapid Targeting System), разработанную совместно специалистами NRO, ВВС и NIMA. Аппаратура приема информации об объектах, которые намечается уничтожить, была развернута на итальянской авиабазе Авиано, а также в других местах дислокации подразделений вооруженных сил альянса, участвующих в конфликте.

Часто меняющиеся погодные условия, а также горно-холмистая местность района боевых действий, влияющая на развитие атмосферных процессов, потребовала использования информации, получаемой от метеорологических спутников. Эти данные, по мнению западных экспертов, крайне необходимы для планирования действий самолетов НАТО, а так же для ведения разведки с помощью космических средств. В частности, в зарубежных СМИ сообщается о применении четырех американских ИСЗ Block-5D2 типа DMSP, находящихся на полярных орбитах, высота которых составляет 800 км. Они способны передать изображения состояния метеообразований в заданном районе с разрешением до 300 м.

Анализ опыта использования космических средств в Югославии и в предыдущих конфликтах позволил окончательно подтвердить необходимость и высокую эффективность применения так называемых групп космической поддержки, создаваемых в различных звеньях управления. Так, в югославском конфликте в целях координации действий разнородных средств разведки, а также оптимизации получаемой информации при Главкоме НАТО в Европе было создано специальное подразделение применения космических средств. В район боевых действий было направлено около двух десятков мобильных оперативных групп для обеспечения космической информацией командиров тактического звена авиационных и морских группировок.
Еще более впечатляющей по масштабам использования данных от космических средств стала война в Ираке 2003 года.

Для американской армии эта война стала своеобразным полигоном по проведению испытаний новых образцов вооружения и военной техники и совершенствованию способов их боевого применения. В полной мере это утверждение относится и к космическим средствам. Использовались разнообразные военные и коммерческие спутники наблюдения, связи, навигационные и метеорологические аппараты, а также спутники предупреждения о ракетном нападении. В целом задействованная в ходе войны орбитальная группировка содержала, по данным открытых источников, 50-59 военных космических аппаратов различного целевого назначения, 28 аппаратов системы GPS, и большое число коммерческих КА связи и дистанционного зондирования Земли.

США начали подготовку к использованию космических средств задолго до начала вторжения. При этом МО США особое внимание уделяло подготовке высококвалифицированных военных специалистов, которые могли эффективно решать оперативные задачи боевого обеспечения войск из космоса. Это позволило Космическому командованию ВВС направить в традиционные объединенные командные пункты своих подготовленных специалистов. Наиболее полно Космическое командование было представлено в Объединенном центре воздушных операций САОС, развернутом на базе ВВС Принц Султан (Саудовская Аравия). Задача группы Космического командования в этом центре состояла в оперативной координации применения космических средств при планировании и ведении боевых действий войск.

Подробнее рассмотрим особенности использования космических средств.

1. В подготовительный период операции космическая группировка США не наращивалась. Обеспечение боевых действий проводилось существующим составом находящихся на орбитах космических аппаратов. Это говорит о достижении Соединенными Штатами такого положения в космосе, когда заблаговременно развернутая и функционирующая в мирное время орбитальная группировка способна обеспечить проведение операции подобного масштаба в любое время и в любом месте Земного шара.

2. Исследования последних лет и особенно опыт военных конфликтов позволил США заложить основы создания интегрированных межвидовых систем разведки и оружия.

Концепция совместного и взаимоувязанного по времени и пространству применения авиационных средств разведки и поражения, космических средств разведки, интегрированных в единую систему, является качественно новым этапом в развитии высокоточных систем разведки и поражения. Именно такая интегрированная авиационно-космическая разведывательная система была задействована в ходе нынешней войны в Ираке.

Космические средства разведки, имеющие высокую периодичность просмотра заданных районов и оперативность доставки разведданных, практически в реальном масштабе времени выявляют местоположение целей. Полученные данные о целях передаются на пункты управления войсками и оружием и (или) непосредственно на авиационные средства поражения, осуществляющие одновременно доразведку и нанесение огневого удара. Реализуется концепция «увидел-поразил».

Авиационный контур состоит из пилотируемых и беспилотных средств разведки, таких как «Хантер», «СД-289», «Предатор». Космический контур интегрированной системы разведки включает КА оптико-электронной разведки «Кихоул», радиолокационной разведки «Лакросс», радиотехнической разведки «Магнум», «Фортекс», метеоспутники «ДМСП». Кроме того, широко используется информация от гражданских КА дистанционного зондирования земли «Иконос», «Куикбёрд», а также от французского КА «Спот».

Интегрированные разведывательные системы обладают рядом принципиальных особенностей: первое, это оперативная гибкость тактики использования авиационного и космического контуров, причем функционирование каждого контура может осуществляться и автономно с учетом сложившейся тактической ситуации. Второе — повышение уровня боевой устойчивости системы за счет многоконтурности и возможность ведения непрерывной, всепогодной и круглосуточной разведки, что обеспечивается наличием космических систем, а также радиолокационных средств наблюдения в обоих контурах. Координацию функционирования обоих контуров и их взаимодействие организуют объединенные группы космической поддержки.

Итак, каковы же, на наш взгляд, перспективы повышения эффективности использования космических средств. Очевидно, информационная поддержка из космоса действий вооруженных сил в XXI веке будет оставаться одной из ключевых задач, решение которой должны обеспечивать военно-космические средства. Проводимые исследования, а также анализ опыта использования космических средств для обеспечения боевых действий, полученного в том числе и в иракской войне, показывают, что развитие космических средств для решения этой задачи должно осуществляться по двум взаимоувязанным направлениям.

Первое направление — это создание космических средств, отвечающих требованиям военного времени по оперативно-тактическим характеристикам: детальность, производительность, периодичность, оперативность выведения, живучесть и др.

Второе направление — это доведение космической информации до самых низших звеньев управления, а в перспективе — до отдельного солдата.

Доведение космической информации до низового звена управления войсками, вплоть до солдата, получило свое развитие лишь в конце XX века, когда появились образцы «интеллектуальной» высокоинформативной малогабаритной техники и изменилось само представление о характере современного боя. Так, в Соединенных Штатах разрабатываются варианты солдатской экипировки, которые основываются на концепции «информационной войны», созданной на базе последних достижений научно-технического прогресса и соответствующей ему революции в военном деле на рубеже XXI века. По своим последствиям «информационную войну» можно сравнить только с созданием в середине 40-х годах XX века ядерного оружия. Внедрение информационно-космических технологий на всех уровнях управления и применения войск действительно позволяет серьезно говорить о возможности «приведения боевых действий к цифровой форме».

Какие же выводы мы должны сделать из имеющегося мирового опыта использования космических средств? 

1. Использование космических средств — один из основных способов повышения эффективности деятельности войск. Проводимые исследования, с одной стороны, и практика жизни и деятельности вооруженных сил в различных условиях оперативно-стратегической обстановки, с другой стороны, убедительно показывают, что в настоящее время без космических средств нормальное функционирование вооруженных сил в мирное время крайне затруднительно, а при ведении боевых действий практически невозможно. И наша задача состоит в том, чтобы довести до понимания мысль о невозможности существования современной армии без космических средств, находящихся в единой структуре управления.

2. Претворяя в жизнь Доктрину национальной безопасности, США активно ведут поиск новых форм и способов ведения боевых действий с массированным применением космических средств в войнах будущего, как мировых, так локальных, а также в антитеррористических операциях. Война в Ираке для американской армии стала своеобразным полигоном по проведению испытаний новых образцов вооружения и военной техники и совершенствованию способов их боевого применения. Поэтому активизация работ по теоретическим исследованиям и практической отработке новых форм и способов ведения боевых действий, в том числе в космосе и из космоса, является настоятельной необходимостью.

3. Необходимо кардинально решить вопрос об организации использования в войсках всех возможностей, которые обеспечивают космические средства разведки, навигации и связи. Прежде всего, речь идет о разработке и отработке способов применения высокоточного оружия, средствах обеспечения информацией до подразделений тактического звена, совершенствовании форм и способов применения космических средств связи для управления войсками.

Одним из возможных путей нам представляется интеграция, то есть совместное взаимоувязанное по времени и пространству применение сухопутных, морских, авиационных средств разведки и поражения и космических средств разведки в составе единой интегрированной системы разведки, целеуказания и поражения.
Другим возможным путем совершенствования организационных форм использования в войсках информации от космических разведывательных средств могло бы стать создание групп космической поддержки.

В Российской армии есть определенный положительный опыт использования групп космической поддержки в оперативно-тактическом и тактическом звеньях, полученный в ходе мероприятий оперативной подготовки. Основными задачами указанных групп являются оценка состояния и работоспособности КА и подготовка предложений по их задействованию для получения данных, а также предоставление полученной информации (разведывательной, метеорологической, навигационной и связной) командирам различных звеньев управления с рекомендациями по ее использованию. Для эффективной работы группам космической поддержки понадобятся специализированные мобильные пункты приема и обработки спутниковой информации и выдачи ее в удобном для потребителей виде. А при создании оперативно развертываемых КА группы космической поддержки смогут планировать их целевое применение, оперативное развертывание космических систем и управлять входящими в них КА. Группы космической поддержки — одно из наиболее перспективных направлений ликвидации «разрыва» между потенциальными возможностями космических средств и их практическим использованием в войсках.

Николай Романов

ArtOfWar

vpoanalytics.com

Космическая разведка Википедия

Космическая разведка — составная часть стратегической и оперативно-стратегической разведки, представляющая из себя совокупность мер по получению, обработке и анализу информации о состоянии группировок войск, военных объектов, географических районов планеты и т. п. с использованием космических средств и связанных с ними наземных систем[1][2].

История

Запуск первого искусственного спутника Земли стал прологом к возникновению и началу стремительного развития космической разведки

Космическая разведка возникла и развилась как побочный продукт освоения человеком космоса. Первыми, перспективу использования околоземного космического пространства в целях военной разведки оценили военно-политические круги США после успешного вывода Советским Союзом на орбиту первого искусственного спутника Земли, — научный сотрудник Лаборатории прикладной физики Университета Джонса Хопкинса Фрэнк Макклур по излучавшемуся спутником радиосигналу и доплеровскому эффекту сумел с достаточно высокой точностью определить пространственное положение космического тела относительно земной поверхности, обратное предположение гипотетически допускало получение радиосигнала с Земли и отражённого сигнала из космоса, позволяющего группировке из нескольких спутников с такой же точностью определить местонахождение тех или иных объектов на поверхности планеты. Американское руководство встревожила сама возможность появления у СССР такого рода аппаратуры и они спешно начали развивать собственные оптико-электронные и радиолокационные средства разведки и позиционирования, и ракеты-носители для вывода их на орбиту, наблюдения сделанные Макклуром помимо перечисленного выше легли в основу создания и практического применения глобальной позиционной системы и начала работ по ней уже менее чем через год после полёта спутника. С другой стороны, отказ СССР от участия в инициированной США программе «открытого неба» (по сути завуалированной программы шпионажа, открывавшей США и НАТО беспрепятственный доступ в воздушное пространство социалистических стран) предопределил перспективу освоения космоса как оперативной среды для дальнейшей разработки и размещения там средств разведки. Советское руководство поняло замысел американцев и неоднократно выступало в международных организациях с призывами об обоюдном запрете военного освоения космоса, но все американские президенты, начиная с Д. Эйзенхауэра, а за ним Дж. Кеннеди и другие вели агрессивную риторику по поводу необходимости отстаивания американских национальных интересов в космосе, что подразумевало под собой в том числе и необходимость дальнейшего развития и совершенствования системы американской космической разведки, неизбежным следствием чего было ответное наращивание советских разведывательных возможностей в космосе, которое всегда шло вровень, а подчас и опережало американские программы в этом направлении[3].

С развитием разведывательной аппаратуры и средств-носителей, с повышением качества взаимодействия всех привлечённых сил и средств воздушной и космической разведки как системы, единого целого, всё чаще употребляется более объемлющее понятие воздушно-космическая разведка (aerospace intelligence и aerospaceborne reconnaissance and surveillance), частью которой (стержневым элементом) и является космическая разведка.

Назначение

Помимо сбора разведданных функциями космической разведки являются контроль ядерных вооружений и задачи раннего обнаружения запусков межконтинентальных баллистических ракет[2].

Средства

Для ведения космической разведки используются космические системы видовой, радиотехнической и радиоразведки, которые включают в себя низкоорбитальные и высокоорбитальные группировки спутников и комплексы радиоперехвата на геостационарных орбитах[1]. Эти средства могут быть также использованы в интересах обеспечения повседневной деятельности мирного периода, например в целях решения задач геологической разведки, оценки состояния и объёмов лесных площадей, мониторинга районов стихийных бедствий и чрезвычайных ситуаций, контроля космического пространства, контроля выполнения принятых договоров и соглашений об ограничении вооружений и др.[1]

Задействование

Первым военным конфликтом, где роль космической разведки оказала решающее влияние на ход боевых действий стала война в Персидском заливе 1991 года[1].

Примечания

Ссылки

wikiredia.ru

Национальное управление военно-космической разведки США

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Координаты: 38°52′55″ с. ш. 77°27′01″ з. д. / 38.88194° с. ш. 77.45028° з. д. / 38.88194; -77.45028 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=38.88194&mlon=-77.45028&zoom=14 (O)] (Я)

Национальное управление военно-космической разведки США (англ. National Reconnaissance Office, NRO) — разведывательная служба, отвечающая за программы космической разведки для всего сообщества разведслужб США.

История

УНР было основано 6 сентября 1961 года. При его создании объединились общие интересы ВВС, ВМС, сухопутных войск и ЦРУ в области разведки с помощью технических средств на высотных самолетах-разведчиках и космических аппаратах[1]. К этому времени в эксплуатации уже находился первый спутник фоторазведки КН-2, запущенный в 1959 году. Он был замаскирован под гражданский космический аппарат «Дискавери-1».

Подобно тому, как это было с созданным в 1952 году АНБ, само существование УНР длительное время держалось в секрете. Только начиная с 1971 года в американской прессе начали появляться отдельные публикации, в которых сообщалось о наличии в США космической спецслужбы. Официально же существование УНР было признано лишь 18 сентября 1992 года.

Организационная структура

Возглавляющий УНР директор назначается на свою должность совместным решением директора ЦРУ и министра обороны. Однако по своему статусу он одновременно является и помощником министра ВВС по космическим системам и в этом качестве должен быть назначен президентом США и пройти утверждение Сенатом.

Как руководитель ведомства, входящего в структуру Министерства обороны, директор УНР подчинен непосредственно министру обороны. Однако разведывательные задачи и приоритетные направления сбора информации определяет директор ЦРУ. В оперативном же плане УНР подчиняется исполнительному директору ЦРУ.

Подобный сложный и запутанный статус Управления и его руководителя объясняется тем, что УНР является организацией межведомственного подчинения МО США и ЦРУ США. Его штат комплектуется за счет личного состава ЦРУ и МО США, согласно следующих квот: СВ США — 1 %, ВВС США — 45 %, ЦРУ США — 36 %, АНБ — 13 %, ВМС США — 5 %[1]. Организационно-кадровая структура УНР также тесно переплетается со структурой других ведомств.

В своей деятельности УНР также тесно сотрудничает с Национальным агентством геопространственной разведки, ранее известным как Национальное управление видовой и картографической информации.

В руководство, кроме начальника управления, входят:

  • первый заместитель начальника управления
  • заместитель по административным вопросам
  • заместитель по военным вопросам, отвечающий за взаимодействие с главными управлениями родов родов войск и другими военными ведомствами
  • заместитель по гражданским вопросам, отвечающий за взаимодействие с ведомствами политической разведки и информирование политического руководства страны;
  • заместитель по проектам и НИОКР

В секретариат начальника УНР входят:

  • первый заместитель
  • советник по правам военнослужащих
  • инспектор управления по дсициплинарным вопросам
  • советник по правовым вопросам
  • советник по кадровым вопросам
  • секретари и технический персонал
  • Начальник штаба УНР; в возглавляемый им штаб входят:
  • отдел военной контрразведки
  • отдел внутренней безопасности
  • отдел закупок
  • отдел исторических исследований
  • политический отдел
  • протокольный отдел
  • общий административный отдел
  • отдел космических запусков

В структуру УНР входят четыре управления и три отдела:

  • управление закупок и эксплуатации систем РЭР (англ. Signals Intelligence Acquisition and Operations Directorate).
  • управление закупок и эксплуатации коммуникационных сетей (англ. Communications Systems Acquisition & Operations Directorate).
  • управление закупок и эксплуатации систем видовой разведки (англ. Imagery Intelligence Systems Acquisition and Operations Directorate).
  • управление опытных систем (англ. Advanced Systems and Technology Directorate).
  • административный отдел (англ. Management Services and Operations Office): отвечает за централизованное обеспечение работы элементов УНР.
  • оперативный отдел, отвечающий за технический контроль проводимых операций РТР и РЭР: запуск спутников, измерения, диагностика, надзор за информационными технологиями.
  • информационный отдел, отвечающий за работу с потребителями добываемой УНР разведывательной информации.

Напишите отзыв о статье "Национальное управление военно-космической разведки США"

Ссылки

  • www.nrojr.gov/
  • www.gwu.edu/~nsarchiv/NSAEBB/NSAEBB35/index.html

Примечания

  1. 1 2 [Пыхалов И. В. «Спецслужбы США» www.patriotica.ru/books/pyh_usa/p06.html]

Отрывок, характеризующий Национальное управление военно-космической разведки США

– Развесе…oo…ооо…лая бесе… бесе… – распевали мужики с счастливыми улыбками.
Один мужик вышел из толпы и подошел к Ростову.
– Вы из каких будете? – спросил он.
– Французы, – отвечал, смеючись, Ильин. – Вот и Наполеон сам, – сказал он, указывая на Лаврушку.
– Стало быть, русские будете? – переспросил мужик.
– А много вашей силы тут? – спросил другой небольшой мужик, подходя к ним.
– Много, много, – отвечал Ростов. – Да вы что ж собрались тут? – прибавил он. – Праздник, что ль?
– Старички собрались, по мирскому делу, – отвечал мужик, отходя от него.
В это время по дороге от барского дома показались две женщины и человек в белой шляпе, шедшие к офицерам.
– В розовом моя, чур не отбивать! – сказал Ильин, заметив решительно подвигавшуюся к нему Дуняшу.
– Наша будет! – подмигнув, сказал Ильину Лаврушка.
– Что, моя красавица, нужно? – сказал Ильин, улыбаясь.
– Княжна приказали узнать, какого вы полка и ваши фамилии?
– Это граф Ростов, эскадронный командир, а я ваш покорный слуга.
– Бе…се…е…ду…шка! – распевал пьяный мужик, счастливо улыбаясь и глядя на Ильина, разговаривающего с девушкой. Вслед за Дуняшей подошел к Ростову Алпатыч, еще издали сняв свою шляпу.
– Осмелюсь обеспокоить, ваше благородие, – сказал он с почтительностью, но с относительным пренебрежением к юности этого офицера и заложив руку за пазуху. – Моя госпожа, дочь скончавшегося сего пятнадцатого числа генерал аншефа князя Николая Андреевича Болконского, находясь в затруднении по случаю невежества этих лиц, – он указал на мужиков, – просит вас пожаловать… не угодно ли будет, – с грустной улыбкой сказал Алпатыч, – отъехать несколько, а то не так удобно при… – Алпатыч указал на двух мужиков, которые сзади так и носились около него, как слепни около лошади.
– А!.. Алпатыч… А? Яков Алпатыч!.. Важно! прости ради Христа. Важно! А?.. – говорили мужики, радостно улыбаясь ему. Ростов посмотрел на пьяных стариков и улыбнулся.
– Или, может, это утешает ваше сиятельство? – сказал Яков Алпатыч с степенным видом, не заложенной за пазуху рукой указывая на стариков.
– Нет, тут утешенья мало, – сказал Ростов и отъехал. – В чем дело? – спросил он.
– Осмелюсь доложить вашему сиятельству, что грубый народ здешний не желает выпустить госпожу из имения и угрожает отпречь лошадей, так что с утра все уложено и ее сиятельство не могут выехать.
– Не может быть! – вскрикнул Ростов.
– Имею честь докладывать вам сущую правду, – повторил Алпатыч.
Ростов слез с лошади и, передав ее вестовому, пошел с Алпатычем к дому, расспрашивая его о подробностях дела. Действительно, вчерашнее предложение княжны мужикам хлеба, ее объяснение с Дроном и с сходкою так испортили дело, что Дрон окончательно сдал ключи, присоединился к мужикам и не являлся по требованию Алпатыча и что поутру, когда княжна велела закладывать, чтобы ехать, мужики вышли большой толпой к амбару и выслали сказать, что они не выпустят княжны из деревни, что есть приказ, чтобы не вывозиться, и они выпрягут лошадей. Алпатыч выходил к ним, усовещивая их, но ему отвечали (больше всех говорил Карп; Дрон не показывался из толпы), что княжну нельзя выпустить, что на то приказ есть; а что пускай княжна остается, и они по старому будут служить ей и во всем повиноваться.
В ту минуту, когда Ростов и Ильин проскакали по дороге, княжна Марья, несмотря на отговариванье Алпатыча, няни и девушек, велела закладывать и хотела ехать; но, увидав проскакавших кавалеристов, их приняли за французов, кучера разбежались, и в доме поднялся плач женщин.
– Батюшка! отец родной! бог тебя послал, – говорили умиленные голоса, в то время как Ростов проходил через переднюю.
Княжна Марья, потерянная и бессильная, сидела в зале, в то время как к ней ввели Ростова. Она не понимала, кто он, и зачем он, и что с нею будет. Увидав его русское лицо и по входу его и первым сказанным словам признав его за человека своего круга, она взглянула на него своим глубоким и лучистым взглядом и начала говорить обрывавшимся и дрожавшим от волнения голосом. Ростову тотчас же представилось что то романическое в этой встрече. «Беззащитная, убитая горем девушка, одна, оставленная на произвол грубых, бунтующих мужиков! И какая то странная судьба натолкнула меня сюда! – думал Ростов, слушяя ее и глядя на нее. – И какая кротость, благородство в ее чертах и в выражении! – думал он, слушая ее робкий рассказ.
Когда она заговорила о том, что все это случилось на другой день после похорон отца, ее голос задрожал. Она отвернулась и потом, как бы боясь, чтобы Ростов не принял ее слова за желание разжалобить его, вопросительно испуганно взглянула на него. У Ростова слезы стояли в глазах. Княжна Марья заметила это и благодарно посмотрела на Ростова тем своим лучистым взглядом, который заставлял забывать некрасивость ее лица.

wiki-org.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о