События в чехословакии в 1968 – Ввод войск в Чехословакию (1968) — Википедия

"Пражская весна" 1968 года и вывод войск СССР из Чехословакии. Справка

16 октября 1968 года между правительствами СССР и ЧССР был подписан договор об условиях временного пребывания советских войск на территории Чехословакии, согласно которому часть советских войск оставалась на территории ЧССР "в целях обеспечения безопасности социалистического содружества". В соответствии с договором была создана Центральная группа войск (ЦГВ). Штаб ЦГВ был размещен в городке Миловице недалеко от Праги. В договоре фиксировались положения об уважении суверенитета ЧССР и невмешательстве в ее внутренние дела. Подписание договора стало одним из главных военно-политических итогов ввода войск пяти государств, удовлетворивших руководство СССР и ОВД.

17 октября 1968 года начался поэтапный вывод союзных войск с территории Чехословакии, который завершился к середине ноября.

В результате ввода войск в ЧССР произошла кардинальная смена курса чехословацкого руководства. Был прерван процесс политических и экономических реформ в стране. В 1969 года на апрельском пленуме ЦК КПЧ первым секретарем был избран Густав Гусак. В декабре 1970 года ЦК КПЧ принял документ "Уроки кризисного развития в партии и обществе после XIII съезда КПЧ", осуждавший в целом политический курс Александра Дубчека и его окружения.

Во второй половине 1980-х годов начался процесс переосмысления чехословацких событий 1968 г. В "Заявлении руководителей Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши и Советского Союза" от 4 декабря 1989 года и в "Заявлении Советского правительства" от 5 декабря 1989 года решение о вводе союзных войск в Чехословакию было признано ошибочным как необоснованное вмешательство во внутренние дела суверенного государства.

10 декабря 1989 года после победы "бархатной революции" (бескровное свержение коммунистического режима в результате уличных акций протестов в ноябре–декабре 1989 года), президент Чехословакии Густав Гусак ушел в отставку, и было сформировано новое коалиционное правительство национального согласия, в котором коммунисты и оппозиция получили одинаковое количество мест. Была осуществлена "реконструкция" парламента, где Коммунистическая партия Чехословакии потеряла большинство. 28–29 декабря 1989 года реорганизованный парламент избрал своим председателем Александра Дубчека.

26 февраля 1990 года было подписано соглашение о полном выводе из Чехословакии советских войск.

Соглашение предусматривало, что вывод войск пройдет в три этапа: 1-й этап – 26 февраля 1990 года – 31 мая 1990 года; 2-й этап – 1 июня 1990 года – 31 декабря 1990 года; 3-й этап – 1 января 1991 года – 30 июня 1991 года.

Вывод начался в день подписания соглашения. Последний эшелон отправился из Миловиц 19 июня 1991 года. Уже 21 июня он пересек государственную границу СССР. 27 июня 1991 года ЧССР покинул последний командующий ЦГВ – генерал-полковник Эдуард Воробьев.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

ria.ru

События в Чехословакии в 1968 году

Чехословацкая республика в начале 1968 г. пережила период либерализации, связанный с именем Александра Дубчека и его активной реформаторской деятельностью. Она вызвала отрицательную реакцию со стороны Генерального секретаря КП Советского Союза. События вошли в историю под названием Пражская весна, основой которой было расширить права и свободы населения, провести децентрализацию власти в государстве, ослабить контроль над средствами массовой информации, предоставить большие права на свободу передвижения.

Реформы А. Дубчека


Официальной датой либерализации считается 4 января 1968 г., когда от власти был устранен А. Новотный, бывший в то время президентом Чехословакии. Возглавил правительство и партию А. Дубчек, взявший сразу курс на рыночную экономику и ослабление тотального контроля в стране. Его сторонники были избраны в президиум и секретариат коммунистической партии, что помогло Дубчеку внедрять в жизнь свои реформы.

Изменения коснулись следующих сфер:
• Цензуры и свободы высказывания;
• Установлен контроль над работой органов безопасности;
• Создание частных предприятий;
• Заводы и фабрики получили больший выбор в организации производства. Создавались органы рабочего самоуправления;
• Было положено начало тому, что стали появляться новые политические силы и неформальные объединения.

Отдельно планировалось расширить права республик, для чего Дубчек хотел провести федерализацию. Была восстановлена грекокатолическая церковь в Словакии.

Поддержку реформам нового руководства страны оказывали все слои общества – от жителей сел до политической элиты.

Антисоветские настроения


Одновременно со внутренней политикой, Дубчек и его сторонники стремились отдалиться от Советского Союза. Этому способствовали и настроения в обществе, в котором все чаще звучали протесты против тотального правления партии. Об этом заявляли и представители интеллигенции, выпускавшие декларации против засилья советской власти. Кроме того, СМИ развернули активную пропагандистскую компанию, направленную против СССР и методом управления.

При этом, Чехословакия не собиралась выходить из состава Организации Варшавского Договора (ОВД), а только хотела получить больше внутренней экономической и политической независимости.

Реакция СССР


Генеральный секретарь КП Советского Союза Л. Брежнев принял специальную доктрину, предусматривающую ограничение суверенитета соцстран. В ее рамках было отдано распоряжение о вводе в Чехословакию войск ОВД, что произошло 21 августа 1968 г. Операция получила название Дунай, начавшаяся с Праги. В целом, в страну были введены 300 тысяч войск и несколько тысяч танков. В течение нескольких дней было арестовано все политическое руководство страны, взяты важные стратегические объекты. Чехословацкие вооруженные силы сопротивления не оказывали.

Протесты в стране


Волну общественного сопротивления удалось поднять, благодаря активному участию СМИ. Активисты разбрасывали по улицам городов листовки, в которых рассказывали о вводе войск. Поэтому начались акции протеста, возводились баррикады, происходили нападения на советских военнослужащих, танки, бронированную технику. В основном, использовались бутылки с зажигательной смесью.

В результате беспорядков погибли 11 солдат советской армии, более 80 были ранены и получили травмы. Утраты среди мирного населения были гораздо значительнее. Были убиты более 100 человек, ранения получили полтысячи человек.

Из строя были выведены радио, телевидения, остановлен городской транспорт.

Подобная политика СССР вызвала волну массовых протестов в других советских республиках, а также за границей и ряда международных организаций. За малейшее инакомыслие увольняли с работы, а тех, кто протестовал, арестовывали.

Правительство Дубчека вынуждено было подписать Антикризисную программу, продиктованную партийными руководителями коммунистической партии. Все достижения либерализации были сведены к нулю. По Чехословакии прокатилась волна репрессий, установлен жесткий режим оккупации, преследования диссидентов. Во главе страны снова стал ставленник Москвы – Густав Гусак.


www.istmira.com

Чехословакия, 1968 год: история «пражской весны»

В знак протеста против действий незаконного и скудоумного члена "правительства" РФ размещаю у себя этот материал. Дабы историю нужно знать и охранять от переписываний и искажений.

Ввод войск в Чехословакию в 1968 году не позволил Западу совершить государственный переворот в Чехословакии по технологии совершения «бархатных» революций и сохранил более чем на 20 лет жизнь в мире и согласии всем народам стран Организации Варшавского договора.

Политический кризис в Чехословакии, как и в других странах социалистического блока, рано или поздно должен был возникнуть после прихода к власти в СССР в 1953 году Н. С. Хрущева.

Хрущев обвинил И. В. Сталина, а фактически социалистический общественно-политический строй, в организации массовых репрессий, в результате которых якобы пострадали миллионы невиновных людей. На мой взгляд, доклад Хрущева на ХХ съезде в 1956 году состоялся благодаря грандиозной победе западных спецслужб и их 5-й колонны внутри СССР.

Неважно, что двигало Хрущевым, когда он развернул в стране политику десталинизации. Важно, что обвинение социалистического общественно-политического строя в организации массовых репрессий лишало легитимности советскую власть. Геополитические противники России, СССР получили оружие, с помощью которого могли сокрушить неприступную крепость – СССР и другие страны социалистического лагеря.

К 1968 году уже 12 лет в школах и институтах изучали труды, лишающие легитимности советскую власть. Все эти 12 лет Запад подготавливал чехословацкое общество к отказу от социализма и дружбы с СССР.

Политический кризис в Чехословакии был связан не только с политикой Н. С. Хрущева, сократившей количество граждан, готовых защищать социалистический строй и дружественные отношения с Советским Союзом, но и с разжигаемой антисоветскими силами национальной розни между чехами и словаками. Немалую роль сыграл и тот фактор, что Чехословакия не воевала против Советского Союза и не испытывала вины перед нашей страной.

Но ради правды надо сказать, что русской крови во время войны по вине Чехословакии было пролито не меньше, чем по вине Венгрии и Румынии, армии которых вместе с Германией напали на СССР в 1941 году. Чехословакия с 1938 года и всё время войны поставляла в войска Германии огромное количество оружия, из которого убивали советских солдат и мирных жителей нашей страны.

Готвальд, после войны построивший процветающую социалистическую Чехословакию, умер в один год со Сталиным в 1953 году. Новые президенты ЧССР – А. Запотоцкий, а с 1957 года А. Новотный уподобились Н. С. Хрущёву. Они, по существу, разрушали страну. А. Новотный был копией Н. С. Хрущёва и своими непродуманными реформами нанёс значительный ущерб народному хозяйству, что также привело к снижению уровня жизни народа. Все указанные факторы способствовали появлению антисоциалистических и антирусских настроений в обществе.

Пятого января 1968 года Пленум ЦК КПЧ избрал вместо Новотного на должность Первого секретаря ЦК словака А. Дубчека, но не сместил Новотного с поста президента страны. Со временем порядок навели, и президентом Чехословакии стал Л. Свобода.

Либералы время правления А. Дубчека называют «Пражской весной». А. Дубчек сразу попал под влияние лиц, которые под видом демократизации начали подготавливать страну к сдаче Западу. Под видом строительства «социализма с человеческим лицом» началось разрушение чехословацкого социалистического государства. Кстати, социализм всегда был с человеческим лицом, а вот капитализм, либерализм всегда был с лицом гитлеровцев и подобным им либералам США, убивавшим детей Кореи, Вьетнама, Гренады, Югославии, Ирака, Ливии, Ливана, Сирии и других стран, которые США сочли недостаточно демократичными. Не щадили США и своих граждан.

После январского 1968 года Пленума ЦК КПЧ началась оголтелая критика положения в стране. Используя прозвучавшую на Пленуме критику руководства, оппозиционные политические силы, призывая к «расширению» демократии, начали дискредитацию компартии, властных структур, органов государственной безопасности и социализма в целом. Началась скрытая подготовка смены государственного строя.

В средствах массовой информации от имени народа требовали отменить руководство партией хозяйственной и политической жизнью, объявить КПЧ преступной организацией, запретить её деятельность, распустить органы государственной безопасности и Народной милиции. По всей стране возникали различные «клубы» («Клуб 231», «Клуб активных беспартийных») и другие организации, основной целью и задачей которых было очернить историю страны после 1945 года, сплотить оппозицию, вести антиконституционную пропаганду.

К середине 1968 года в МВД поступило около 70 заявлений о регистрации новых организаций и объединений. Так, «Клуб 231» был учрежден в Праге 31 марта 1968 года, хотя и не имел разрешения от МВД. Клуб объединил свыше 40 тысяч человек, среди которых были бывшие уголовные и государственные преступники. Как отмечала газета «Руде право», в числе членов клуба были бывшие нацисты, эсэсовцы, генлейновцы, министры марионеточного «Словацкого государства», представители реакционного духовенства.

Генеральный секретарь клуба Ярослав Бродский на одном из заседаний сказал: «Самый лучший коммунист – это мертвый коммунист, а если он еще жив, то ему следует выдернуть ноги». На предприятиях и в различных организациях создавались филиалы клуба, которые именовались «Обществами в защиту слова и печати». Организация «Революционный комитет демократической партии Словакии» призывала к проведению выборов под контролем Англии, США, Италии и Франции, прекращению в прессе критики западных государств и сосредоточении её на СССР.

Группа сотрудников Пражской военно-политической академии предложила выход ЧССР из Варшавского договора и призвала другие соцстраны ликвидировать Варшавский договор. В связи с этим французская газета «Фигаро» писала: «Географическое положение Чехословакии может превратить её как в засов Варшавского пакта, так и в брешь, открывающую всю военную систему восточного блока». Все эти выступающие от имени народа СМИ, клубы и отдельные личности выступали и против Совета экономической взаимопомощи.

14 июня чехословацкие оппозиционеры пригласили известного американского «советолога» Збигнева Бжезинского для выступлений в Праге с лекциями, в которых он изложил свою стратегию «либерализации», призвал к уничтожению КПЧ, а также ликвидации милиции и государственной безопасности. По его словам, он полностью «поддержал интересный чехословацкий эксперимент».

Надо отметить, что З. Бжезинского и многих оппозиционеров не интересовала судьба, национальные интересы Чехословакии. В частности, они были готовы отдать земли Чехословакии ради «сближения» с ФРГ.

Западные границы ЧССР были открыты, начали ликвидироваться пограничные заграждения и укрепления. По указанию министра госбезопасности Павела, выявленных контрразведкой шпионов западных стран не задерживали, а давали им возможность выехать.

Населению ЧССР настойчиво внушалась мысль о том, что со стороны ФРГ никакой опасности реваншизма не существует, что можно подумать о возвращении в страну судетских немцев. Газета «Генераль Анцайгер» (ФРГ) писала: «Судетские немцы будут ожидать от Чехословакии, освобожденной от коммунизма, возврата к Мюнхенскому соглашению, по которому осенью 1938 года Судетская область отошла к Германии». Редактор чешской профсоюзной газеты «Праце» Иржичек заявил германскому телевидению: «В нашей стране проживает около 150 тысяч немцев. Можно надеяться, что остальные 100-200 тысяч могли бы вернуться на родину несколько позже». Вероятно, западные деньги помогли ему забыть о том, как судетские немцы преследовали чехов. А ФРГ была готова снова захватить эти земли Чехословакии.

В 1968 году прошли консультативные встречи представителей стран НАТО, на которых изучались возможные мероприятия, чтобы вывести ЧССР из социалистического лагеря. Свою деятельность в ЧССР активизировал Ватикан. Его руководство рекомендовало направить деятельность католической церкви на то, чтобы слиться с движением за «независимость» и «либерализацию», а также взять на себя роль «опоры и свободы в странах Восточной Европы», концентрируя внимание на Чехословакии, Польше и ГДР. С целью создания в ЧССР ситуации, которая способствовала бы выходу Чехословакии из Варшавского договора, Совет НАТО разработал программу «Зефир». В июле начал действовать специальный Центр по наблюдению и управлению, который американские офицеры называли «Штаб ударной группы». В его составе было более 300 сотрудников, среди которых офицеры-разведчики и политические советники.

Центр трижды в сутки докладывал информацию об обстановке в ЧССР штабу НАТО. Интересно замечание представителя штаба НАТО: «Хотя из-за ввода войск Варшавского договора в Чехословакию и заключения Московского соглашения, особый центр и не решил поставленных перед ним задач, его деятельность все же являлась и продолжает оставаться ценным опытом на будущее». Этот опыт использовался при разрушении СССР.

Военно-политическое руководство СССР и других стран Варшавского договора внимательно следило за событиями в ЧССР и пыталось довести свою оценку до органов власти Чехословакии. Состоялись встречи высшего руководства стран Варшавского договора в Праге, Дрездене, Варшаве, Чиерне-над-Тисой. В последних числах июля на встрече в Чиерне-над-Тисой А.Дубчеку было заявлено, что в случае отказа от проведения рекомендованных мероприятий войска соцстран войдут в ЧССР. Дубчек не только не предпринял никаких мер, но и не довел это предупреждение до членов ЦК и правительства страны, что при вводе войск первоначально вызвало возмущение чехословацких коммунистов тем, что их не поставили в известность о решении по введению войск.

С военной точки зрения, другого решения быть не могло. Отторжение Судетской области от ЧССР, а тем более всей страны от Варшавского договора и союз Чехословакии с НАТО ставили под фланговый удар группировки войск содружества в ГДР, Польше и Венгрии. Потенциальный противник получал прямой выход к границе Советского Союза. Руководители стран Варшавского договора хорошо понимали, что события в Чехословакии – это продвижение НАТО на Восток. В ночь на 21 августа 1968 года войска СССР, Болгарии, Венгрии, Германской демократической республики (ГДР) и Польши вошли на территорию Чехословакии. Против такой силы открыто не посмели выступить ни войска Чехословакии, ни войска НАТО, ни подразделения западных спецслужб.

На пражский аэродром высадился десант. Войска получили приказ не открывать огонь, пока их не обстреляют. Колонны шли на повышенных скоростях, остановившиеся машины сталкивали с проезжей части, чтобы не мешали движению. К утру все передовые воинские части стран содружества вышли в заданные районы. Чехословацкие войска остались в казармах, их военные городки блокировались, с бронетехники снимались аккумуляторы, с тягачей сливалось горючее.

17 апреля 1969 главой КПЧ вместо Дубчека был избран Г. Гусак в своё время бывший главой компартии Словакии. Действия войск Варшавского договора в Чехословакии на деле показали НАТО высочайший уровень боевой подготовки и технической оснащённости войск стран договора.

Десантники за несколько минут захватили чехословацкие аэродромы и начали принимать вооружение и технику, которая затем стала продвигаться к Праге. С ходу была разоружена охрана и захвачено здание ЦК КПЧ, и всё руководство Чехословакии на бронетранспортёрах вывезено на аэродром и отправлено сначала в штаб Северной группы войск, а затем в Москву.

Чётко выполнили задание танкисты, которые в предельно короткий срок заняли позиции согласно плану операции. Несколько тысяч танков Т-54 и Т-55 вошли в Чехословакию, и каждый экипаж знал своё место на территории расположения танкового подразделения.

В Чехословакии солдаты наиболее впечатляющим и трагическим был подвиг, совершённый на горной дороге танковым экипажем из состава 1-й гвардейской танковой армии, сознательно направившим свой танк в пропасть, чтобы избежать наезда на детей, выставленных там пикетчиками. Те, кто готовили эту гнусную провокацию, были уверены в гибели детей и потом на весь мир кричали бы о преступлении советских танкистов. Но провокация не удалась. Ценой своих жизней советские танкисты спасли жизнь чехословацких детей и честь Советской Армии. Этот наглядный пример показывает разницу между людьми либерального Запада, готовивших гибель детей, и людьми социалистического Советского Союза, спасшего детей.

Отличилась в Чехословакии и авиация стран Варшавского договора, в том числе авиация специального назначения. Самолёты-постановщики помех Ту-16 226-го авиаполка радиоэлектронной борьбы, поднявшиеся с аэродрома Стрый на Украине, успешно подавляли радио и радиолокационные станции на территории Чехословакии, продемонстрировав огромное значение средств радиоэлектронной борьбы в современной войне.

Запад изначально понимал, что совершить в Чехословакии переворот страны Варшавского договора, ему не позволят, но холодную войну против СССР он проводил с «горячими точками». Практически боевых действий советские войска на территории Чехословакии не вели. Американцы в это время вели войну во Вьетнаме, сжигая напалмом тысячи вьетнамских деревень и разрушая до основания десятки городов. Они залили кровью многострадальную землю Вьетнама. Но это не мешало им по всем каналам радио и телевидения вещать на СССР, страны Восточной Европы и весь мир о том, что СССР является страной- агрессором.

Тема Чехословакии обсуждалась СМИ Запада и через несколько лет после 1968 года. Для придания этой теме зловещей окраски они подготовили смертника, как сегодня подготавливают смертников террористы, не пожалели чехословацкого студента Яна Палаха и подожгли его, облитого бензином, в центре Праги, выставив это, как акт самосожжения в знак протеста против ввода войск стран Варшавского договора.

Ввод войск в Чехословакию был сделан с целью защиты безопасности стран Варшавского договора от войск НАТО. А вот безопасности США не угрожали ни Корея, ни Вьетнам, находящиеся за тысячи километров от границы США. Но Америка вела против них крупномасштабные боевые действия, убив сотни тысяч людей указанных суверенных государств. Но об этом мировая общественность предпочитает молчать. Судеты остались в составе ЧССР, их государство существует в современных границах, а нация избежала огромного количества человеческих жертв, которые всегда бывают при государственном перевороте.

Леонид Масловский

ani-al.livejournal.com

Роль стран НАТО в событиях в Чехословакии 1968 года

После того, как прочитала материал pyhalov   Ах, «пражская весна»! Ах, «интервенция»! - про организованный при помощи Италии переворот в "красной" республике Сан-Марино, захотелось напомнить про роль стран НАТО в событиях в Чехословакии 1968 года и первой попытке  "цветной революции".

В этой связи размещаю фрагмент из научной публикации Сергея Луценко "От провала к провалу" (Одесса, "Маяк", 1985), в котором рассказывается об участии стран НАТО в организации событий в Чехословакии.

Прошу делать скидку на период написания книги и не троллить по поводу некоторых лексических оборотов и терминов вроде "социалистическое содружество".

"В подготовке контрреволюционного переворота в стране правые силы ощущали всестороннюю помощь со стороны международного империализма. Его разведывательные службы и подрывные центры развернули вне Чехословакии лихорадочную деятельность, расширяя масштабы вмешательства во внутренние дела страны. Координационным центром подрывных античехословацких операций выступил военный блок НАТО. Еще за несколько месяцев до августовских событий Совет блока разработал специальную программу по ЧССР под кодовым названием «Зефир». Она предусматривала активное использование в интересах Запада действий правых ревизионистов. При главном штабе НАТО была создана специальная группа. Задача — «чехословацкая проблема». Начиная с июля 1968 г. в Регенсбурге (ФРГ) стал действовать «штаб ударной группы», в распоряжение которого были выделены более 300 сотрудников разведслужб и политических советников НАТО. Главой «штаба» был поставлен уроженец Чехословакии, гражданин ФРГ. Трижды в сутки в главный штаб НАТО поступали сводки о положении в Чехословакии, собранные «штабом ударной группы». Как было установлено впоследствии, в тот период в стране находилось более 200 специалистов из армии НАТО и свыше 300 человек из шпионских центров. С целью координации «психологических операций» против ЧССР создало и ЮСИА свой «оперативный штаб», который возглавил П. Спивак— разведчик из госдепартамента.

В июле 1968 г. в печати социалистических стран был предан гласности «оперативный план» ЦРУ и Пентагона. В нем, несмотря на смену политических доктрин, по-прежнему особое место занимали военные действия против восточноевропейских социалистических государств, в том числе и подрывные акции против Чехословакии. Агентуре ЦРУ, например, вменялось в обязанность установление контактов с «повстанческими элементами» в соответствующих странах и оказание им поддержки для организации «диверсий и восстаний». Они должны были выяснять результаты ведения союзниками НАТО специальных и психологических операций, выяснять наличие каких-либо организованных подпольных групп сопротивления существующему режиму, определять степень проникновения оппозиционных сил в коммунистическую партию и возможность противодействовать ей. В разделе, касавшемся ЧССР, прямо указывалось, что в ближайшем будущем в этой стране может произойти государственный переворот. При этом особое внимание уделялось инфильтрации оппозиционных сил в органы госбезопасности, военной контрразведки или разведслужб Чехословакии и созданию возможности противодействовать операциям этих органов 6.

С целью проведения упомянутого плана в жизнь американское командование перебросило к границам ЧССР отдельную группу войск специального назначения, имевшую в своем составе оперативные отряды. По прикидкам ЦРУ и Пентагона, они были способны обеспечить руководство деятельностью 75 тысяч «повстанцев». Под руководством американских экспертов по шпионажу и диверсиям на базах в Бад-Тельце (ФРГ) и Зальцбурге (Австрия-) было организовано обучение тысяч агентов, которые потом засылались в Чехословакию под видом «туристов». По данным госдепартамента США, количество американских граждан летом 1968 г. в ЧССР составляло около 1500 человек. К 21 августа 1968 г. их число выросло до 3000. Согласно сообщениям самой американской печати, в большинстве своем они являлись агентами ЦРУ. Обращает на себя внимание и тот факт, что уже 26 июля государственные органы США восстановили выплату пенсий чешским эмигрантам, покинувшим в свое время Чехословакию, создавая тем самым стимул для их возвращения на родину с целью проведения подрывных акций.

Наряду с развертыванием против Чехословакии широкомасштабной подрывной работы, ее зарубежные вдохновители — правящие круги США и ФРГ были обеспокоены тем, что подстрекательский тон западной печати и ее дифирамбы антисоциалистическим силам грозили преждевременным раскрытием истинных замыслов реакции. На заседании Совета НАТО в июне 1968 г. в Рейкьявике (Исландия) специально обращалось внимание на то, что крикливый тон западной прессы может затруднить проведение «тихой» контрреволюции в ЧССР. Начиная с этого времени, четко прослеживается тенденция притормозить широкое освещение в органах массовой информации капиталистических стран событий в Чехословакии. Боннское министерство иностранных дел рекомендовало прессе, радио и телевидению ФРГ воздерживаться от слишком явной поддержки контрреволюционеров 7. Одновременно под давлением американских дипломатов правительство ФРГ перенесло место и время осуществления крупномасштабных провокационных маневров бундесвера и американских войск от границ ЧССР в глубь страны.

Сами американские правящие круги проявляли исключительную осторожность в отношении каких- либо публичных заявлений по поводу событий в Чехословакии. Еще в мае 1968 г. в ответ на сообщения американской печати, что в Вашингтоне рассматривается «чехословацкая проблема», официальные представители Белого дома заявили, что «никаких изменений в позиции США по отношению к Чехословакии не произошло». Позднее государственный секретарь Д. Раск публично отрицал какое-либо участие США в ситуации, складывавшейся в ЧССР4. По сигналу из высших эшелонов власти был приглушен тон провокационных комментариев американской буржуазной прессы. Появились заявления некоторых маститых журналистов, что, мол, в правительственных кругах вопрос о поддержке Чехословакии (т. е. контрреволюционеров) «серьезно не обсуждается». Этой же цели отвечало еще одно «просочившееся» в печать замечание Д. Раска своим помощникам: «что бы не произошло, США останутся в стороне» 9. Таким образом, официально декларируя мнимое «невмешательство» в чехословацкие события, американские правящие круги стремились максимально замаскировать свое участие в подрывной деятельности против Чехословакии.

Тем временем в штабах НАТО всерьез рассматривался вопрос о военном конфликте как варианте разрешения «чехословацкой проблемы». Разумеется, в руководстве Североатлантического пакта не могли не учитывать военную мощь государств Варшавского Договора во главе с Советским Союзом. Она служила надежным сдерживающим средством против любой агрессии Запада и, в конце концов, не позволила натовской военщине довести дело до вооруженного столкновения в центре Европы. Однако это не исключало попыток со стороны США и их союзников по НАТО использовать военную силу блока в качестве орудия шантажа социалистических государств. В июле 1968 г. силы НАТО были приведены в состояние частичной боевой готовности. Специальные бронетанковые части американской армии были выдвинуты к границам ЧССР в Баварии. В ночь с 20 на 21 августа дежуривший в главном штабе НАТО генерал Паркер отдал приказ подвешивать к самолетам атомные бомбы. Командиры авиационных подразделений получили приказы в запечатанных конвертах, подлежавших вскрытию по особому сигналу. В них были указаны цели для бомбометания в социалистических государствах. Так политика «наведения мостов» должна была уступить место военной силе — традиционному для империализма методу действий. «Наведение мостов» перерастало в следующую, более опасную фазу. Внутри Чехословакии контрреволюция также готовилась сбросить маску «радетелей» социализма и развязать белый террор против коммунистов.

К августу 1968 г. со всей очевидностью проявился организованный характер наступления правых сил, которых вдохновляли и поддерживали империалистические спецслужбы. Времени терять было больше нельзя. В ночь на 21 августа в Чехословакию были введены войска пяти государств — участников Варшавского Договора. Они пришли на помощь чехословацкому народу в один из наиболее трудных моментов национальной истории по призыву ряда партийных и государственных деятелей ЧССР и в ответ на многочисленные обращения самих чехословацких трудящихся с просьбой о помощи в партийные и советские органы СССР, других братских стран. Это был акт интернациональной солидарности, отвечавший интересам социалистического содружества, международного коммунистического и рабочего движения, интересам чехов и словаков. Присутствие сил Варшавского Договора позволило закрыть границы страны от проникновения вражеской агентуры.

Однако контрреволюция прибегла к тактике подпольной борьбы с социалистическим строем, через свои средства массовой информации отравляя сознание чехословацких трудящихся шовинистическими и националистическими лозунгами. Буквально через несколько часов после интернационалистской акции стран Варшавского Договора начала работать разветвленная сеть подпольного радиовещания. В эфир вышло около полутора десятков подпольных радиостанций, которые претенциозно присвоили себе звание «свободного», «легального чехословацкого радиовещания». В отдельные дни работало до 30— 35 радиогнезд.

«Радиовойна» в чехословацком эфире представляет собой одну из наиболее позорных страниц подрывной деятельности империализма против Чехословакии. Она явилась прямым результатом работы спецслужб и готовилась задолго до августовских событий. В первые же дни после 21 августа этот секрет полишинеля выболтали западные органы массовой информации. По сообщению «Вашингтон пост», в подполье были заблаговременно созданы штаб-квартиры, установлены передатчики. Обученный персонал ушел на подпольные радиостудии немедленно после ввода войск Варшавского Договора 10. Американский журнал «Тайм»: «Ясно, что люди действовали отнюдь не по собственной инициативе. Студии и оборудование для тайных радиостанций должно было быть подготовлено заблаговременно, тысячи журналистов и техников были проинструктированы, что делать и куда идти...» п. Откуда же появились у контрреволюционного подполья технические средства для оборудования подпольных радиостанций? Ответ на вопрос дает направление, откуда исходили инструкции и указания, — из-за рубежа, от организаторов «психологической войны», которые на протяжении многих лет оттачивали свое отравленное оружие в борьбе с социализмом.

Особую активность в период чехословацких событий проявили подразделения западногерманского бундесвера, специализирующиеся на проведении «психологических операций». Своими действиями они стремились внести дезорганизацию в общественную жизнь ЧССР. Исполнителем этих операций явился так называемый «андернахский батальон психологической войны». Еще в начале 1968 г. на базе батальона в Ойскирхене были организованы так называемые «курсы по усовершенствованию знаний чешского языка». Наряду со штабными офицерами обучение прошли десантники из училища в Альден- штадт-Шонгау. Особое внимание обращалось на отбор военнослужащих из семей, проживавших ранее на территории Чехословакии. Уже 21 августа специальные подразделения бундесвера, в том числе и «андернахский батальон», заняли позиции вдоль чехословацких границ. Они начали передавать на различных диапазонах «заявления» и «обращения» к населению ЧССР. Эти передачи принимались боннскими радио- и телестанциями и выдавались за «перехваченные сообщения» от якобы находившихся на территории Чехословакии «подпольных радиопередатчиков». У чехословацкой контрреволюции, конечно же, имелись и свои подпольные средства массовой информации — радио- и телестудии, тайные типографии, которыми руководили опытные контрреволюционеры. В дополнение к ним еще в июле—августе через чехословацко-австрийскую границу были тайно переброшены 22 передвижные радиостанции производства ФРГ. Они-то и были использованы для фабрикации мифа о «народном сопротивлении» в ЧССР. Подрывные идеологические центры рассчитывали этой провокацией убить сразу двух зайцев: подстрекать чехов и словаков к «сопротивлению» и одновременно обрабатывать население Запада в антикоммунистическом духе, ссылаясь на «доказательства», подсунутые диверсантами.

22 августа командующий западногерманским 2-м корпусом генерал-лейтенант Тило по указанию генерального инспектора бундесвера отдал приказ о создании специального штаба по координации «психологической войны» против Чехословакии. Официальной задачей его значилось «поддержание технической связи» с ЧССР. На самом деле это был центр «радиовойны». Руководил деятельностью штаба полковник И. Тренч — ведущий западногерманский специалист по части «психологических» диверсий. Опыт подрывных идеологических акций он приобрел еще во время контрреволюционного мятежа в Венгрии. Почти все члены штаба успели побывать в Чехословакии под видом «журналистов» с целью рекогносцировки предстоящих «психологических операций». В это время в самой ЧССР началась радиовакханалия лжи, дезинформации и клеветы, исходившая от подпольных радио и прессы. Пропагандируя фальшивый тезис об «оккупации» Чехословакии, подкинутый спецслужбами, многочисленные станции заполнили эфир призывами к «сопротивлению», организации забастовок и т. п. Помимо решения пропагандистских задач, их функции заключались в передаче инструкций контрреволюционному подполью. Присутствие войск братских стран социализма сковывало действия антисоциалистических сил, поэтому радио было наиболее быстрым и эффективным средством передачи шифрованных и открытых сообщений, а также зашифрованных разведданных на Запад. Нагнеталась обстановка морального террора, националистического угара, шовинизма и антисоветизма. Отмечались случаи нападений на солдат братских армий. Были акты вандализма. Всем этим дирижировала одна опытная рука. Об этом свидетельствует и профессиональная работа сети подпольных радиостанций, объединенных в сложную систему: крупные передатчики выступали главными центрами, которые определяли сроки, порядок и содержание передач".

Ну, и в тему - фоторепортаж про ввод войск ОВД в Чехословакию в 1968-м году.


Дубчек, Брежнев и Громыко, 1 августа 1968 г.


Ну, и при этом прошу не забывать, что аналогичные по своим масштабам события происходили в это же время на Западе. Только общечеловеки не называют это, в отличие от ввода войск в Чехословакию "преступлением против общечеловеческих ценностей и демократии":

Напомню, что 28 августа 1968 года в Чикаго были массовые столкновения демонстрантов, протестующих против войны США во Вьетнаме, с полицией во время съезда Демократической партии, но об этом вряд ли будут вспоминать демократические общечеловеки, а 3 мая 1968 года со стычки полиции со студентами у Сорбонны в Париже начались массовые студенческие волнения

Теги: информационные войны, нато, психологические войны, ссср, сша, франция, холодная война, цветные революции, чехословакия

varjag-2007.livejournal.com

Ввод советских войск в Чехословакию – крайняя необходимость

С наступлением Хрущевской оттепели в Советском Союзе наметился ряд серьезных общественно-политических изменений, которые должны были перевернуть устоявшееся мнение об СССР, как о стране с тоталитарным режимом. Несмотря на то, что многие новшества и реформы, внедряемые в общественно-политическую жизнь страны, внешне выглядели реформаторскими и демократичными, сущность советской системы управления не менялась. Оставалась неизменной и внешняя политика Советского Союза, направленная на расширение сфер влияния и удержание завоеванных позиций. Сохранились и методы внешнеполитического влияния на политику стран-сателлитов и политические режимы в странах третьего мира. Использовались все средства, начиная с политического шантажа, заканчивая угрозами применения военной силы.

Всю прелесть любви Советского Союза и заботу братьев по социалистическому лагерю в конце 60-х годов XX века в полной мере ощутила на себе Чехословакия. Эта страна, несмотря на социалистический путь развития, сделала попытку идти собственным путем развития. Результатом такой смелости стал разразившийся в стране острый политический кризис, конец которому положило вооруженное вторжение — ввод советских войск в Чехословакию.

Начало операции «Дунай» — конец братской дружбы

Август месяц для истории является одним из знаковых месяцев, особенно в бурном XX веке. В этот месяц, с хронологической точностью, происходят знаковые события, оказывающие влияние на последующий ход истории, меняя судьбы народов. В 1968 году август месяц не стал исключением. Глубокой ночью 21 августа 1968 года в Европе началась одна из самых масштабных военных операций, начиная с 1945 года, получившая кодовое название «Дунай».

Местом действия стало центрально европейское государство Чехословацкая Социалистическая Республика, которая была до этого момента одним из главных столпов социалистического лагеря. В результате вторжения войск стран Организации Варшавского договора, Чехословакия оказалась в оккупации. Пражская весна, революционный период в истории страны, была задушена посредством применения грубой военной силы. Все реформы, проводимые в стране и носившие революционный характер, были свернуты. Военная интервенция в Чехословакии стала серьезной трещиной, расколовшей единство социалистического лагеря.

Нельзя не сказать, что социалистический фронт был един в этом порыве. Протест и несогласие с проводимыми методами выразили те страны, которые старались вести сбалансированную внешнюю политику, дистанцируясь от излишней опеки СССР. Против ввода войск армий ОВД в Чехословакию выступили Румыния, Югославия и Албания. Руководство Албании вообще после этих событий взяли курс на выход из состава участниц Организации Стран Варшавского Договора.

С технической точки зрения, операцию «Дунай» можно считать образцом тактического и стратегического планирования. Территория страны была оккупирована крупными по численности военными контингентами всего за трое суток. Даже с учетом того, что войска вторжения не встретили организованного сопротивления со стороны Чехословацкой Народной Армии, потери при проведении столь масштабной операции были крайне малы. Советские части, участвующие в операции «Дунай» потеряли убитыми и ранеными 36 человек, без учета небоевых потерь. Не столь мирно прошла оккупация Чехословакии для гражданского населения. Жертвами прямых вооруженных столкновений с оккупационными войсками стали 108 человек, более полутысячи получили ранения.

Не обошлось в данном случае и без провокации. Помимо того, что на границах Чехословакии были сосредоточены готовые к вторжению войска, начало операции пришлось осуществлять тайно и скрытно. В аэропорту чехословацкой столицы ночью совершил аварийную посадку советский пассажирский самолет, из салона которого на удивление персонала аэродромной службы стали высаживаться вооруженные десантники. После того, как группа захвата захватила все основные узлы и пункты управления аэропортом, на взлетную полосу один за другим стали приземляться советские транспортные самолеты. Советские транспортные самолеты, груженные военной техникой и военными, прибывали каждые 30 секунд. С этого момента судьба Пражской весны была предрешена.

В это же время, после полученного сигнала об удачном начале операции, советские войска, армейские части Национальной народной Армии Германии, части и механизированные подразделения Войска Польского, Народной Армии Болгарии и Венгрии вторглись на территорию Чехословакии. Вторжение осуществлялось с трех направлений. С Севера шли колоны ННА и Войска Польского. С Востока через Закарпатье на территорию ЧССР вторглись советские войска. С южного фланга выдвигались войска Венгерской Народной Армии и части болгарской армии. Таким образом «мятежная республика» была охвачена плотными стальными клещами.

Важно отметить, что в самый последний момент армейские части Германской Демократической Республики были отстранены от участия во вторжении. Советское руководство не хотело иметь аналогию с вторжением вермахта в Чехословакию в 1938 году. Немецким войскам было приказано остановиться на границе, находясь в постоянной боевой готовности. Польские, венгерские и болгарские части выполняли вспомогательную функцию, контролируя периферийные районы страны и участок границы ЧССР с Австрией. Основные задачи в ходе операции «Дунай» решали советские войска, которые были сведены в два фронта — Прикарпатский и Центральный. Общая численность советских войск, задействованных для вторжения, составляла около 200 тыс. солдат и офицеров.

В тактическом плане Советский Союз выделил для участия в операции «Дунай» крупные силы. Всего в операции приняли участие 18 советских дивизий, включая танковые, воздушно-десантные и мотострелковые дивизии. С воздуха войска имели серьезную авиационную поддержку. Только вертолетных и авиационных частей фронтовой авиации насчитывалось 22 полка. Беспрецедентным было количество советских танков, ориентировочно 5000 машин, используемых для проведения операции! Общая численность армейских частей и подразделений вооруженных сил стран, принимавших участие в операции «Дунай», составила около полмиллиона человек.

Интересен мотив, которым руководствовались лидеры стран, принявших участие во вторжении. Пражская весна была объявлена попыткой контрреволюционных сил взять реванш, целью которого являлась ликвидация социалистических завоеваний чехословацкого народа. В связи с этим СССР и другие страны социалистического лагеря вынуждены прийти на помощь народу братской Чехословакии в защите его завоеваний.

Истинные причины конфликта

С момента окончания Второй Мировой войны Чехословакия являлась сферой интересов Советского Союза. Для обеспечения прочности социалистического лагеря были созданы Организация Варшавского Договора и Совет Экономической Взаимопомощи (СЭВ). Все это должно было держать страны и государства социалистической ориентации в орбите политического влияния СССР. Исходя из этого, любые изменения в политической структуре государственного управления, смены внешнеполитического курса стран-союзников вызывали острую реакцию в Кремле. События в Венгрии 1956 года яркое тому подтверждение. Уже тогда Советскому Союзу пришлось применять силу для подавления вспыхнувших народных волнений.

К 1968 году в подобной ситуации оказалась Чехословакия. К этому времени в стране созрела непростая внутриполитическая обстановка, серьезно пошатнувшая гегемонию правящей Чехословацкой Коммунистической Партии. На смену верному советскому курсу развития Первому Секретарю ЦК КПЧ А. Новотному пришел Александр Дубчек. Его основная политическая позиция строилась на радикальном обновлении партийной политики в отношении руководства общественно-политической жизнью страны и экономики.

Первые шаги в этом направлении выглядели оптимистично. Ослабла цензура, упрощалась политика ведения бизнеса в стране. Страна стояла на пороге кардинальным экономических реформ. На первый взгляд заявленная позиция выглядела прогрессивной и современной, однако, по мнению кураторов из Москвы, такие шаги могли вызвать постепенный отход Чехословакии от социалистического пути развития. В намерениях чехословацких коммунистов советские лидеры усмотрели желание следовать на сближение с Западом. Молча созерцать за происходящим в Советском Союзе не собирались, поэтому началась длительная дипломатическая игра. Поддержали волнения и переживания советского руководства в отношении событий в Чехословакии лидеры ГДР и Польши. Против вмешательства во внутренние дела суверенного государства, как и в дальнейшем против ввода войск в Чехословакию, выступали руководители Югославии, Албании и Социалистической Республики Румынии Йосиф Броз Тито, Энвер Ходжи и Николае Чаушеску.

К слову: Два последних лидера стали в последствие диктаторами и сумели удержаться у власти значительный период. Энвер Ходжа умер своей смертью в 1985 году. Румынский диктатор Николае Чаушеску был осужден военным трибуналом и расстрелян в результате революции 1989 года.

События, которые происходили в Чехословакии в те дни, могли крайне негативно отразиться на общественно-политической жизни соседствующих стран. Неспокойна была ситуация в Польше. В Венгрии еще не забыли события 12 летней давности. Заявленный чехословацкими коммунистами лозунг – «построим социализм с человеческим лицом» подрывал основные устои социалистического строя. Либеральная политика, проводимая в партийном руководстве ЧССР, в своих целях и задачах расходилась с линией ЦК КПСС. Чехословацкий эксперимент мог стать детонатором, который бы мог спровоцировать последующую цепную реакцию в социалистическом лагере. Этого не могли допустить ни в Кремле, ни других столицах Восточноевропейских социалистических государств.

Цели и методы давления на Чехословакию

Советское руководство, имея свежие воспоминания о событиях в Венгрии в 1956 году, прилагало все усилия для разрешения чехословацкого кризиса в мирном русле. Первоначально была игра в поддавки. Советы были готовы пойти на существенные политические уступки новому чехословацкому руководству в обмен на приверженность идеалам социалистического интернационализма и сдержанной политики в отношении Запада. Военный аспект в первое время не рассматривался. Чехословакия была важным элементом объединенной стратегии ОВД, активным участником СЭВ, крупным экономическим партнером СССР. По мнению партийного руководства СССР, использовать военную силу против своего главного союзника было неприемлемо. Этот вариант рассматривался как самый крайний случай, когда все механизмы и средства мирного политического урегулирования будут исчерпаны.

Несмотря на то, что против ввода войск в Чехословакию высказывалось большинство членов Политбюро, военные получили четкие установки на разработку стратегической операции по вторжению вооруженных сил стран ОВД на территорию ЧССР. Последующая после информация о том, что Чехословакия не собирается идти на уступки в своей позиции, только убедили советское руководство в своевременности проведения подготовительных операций. На 9 сентября запланирован внеочередной съезд КПЧ, 16 августа Политбюро большинством голосов приняло решение об использовании вооруженных сил для подавления контрреволюционного мятежа в братской республике.

Чтобы обелить себя в глазах социалистического сообщества и распределить ответственность на других политических игроков, советское руководство специально провело 18 августа в Москве совещание стран участников ОВД. Присутствующие на совещании лидеры восточноевропейских стран поддержали инициативу советского руководства.

В качестве официальной версии для оказания военной помощи стало обращение группы общественных и партийных лидеров КПЧ к ЦК КПСС к другим братским партиям с просьбой об оказании военно-политической интернациональной помощи. В обращении делался намек на контрреволюционную деятельность нынешнего партийного руководства Чехословакии и необходимость срочно любыми средствами сменить руководство страны. Для чехословацкой стороны приготовления к вводу войск не стали неожиданностью. Министерство обороны ЧССР, другие партийные лидеры страны были проинформированы о том, что планируется масштабная военно-полицейская акция.

В заключение

Естественно, спустя 50 лет после известных событий, можно с уверенностью говорить о том, что никакого контрреволюционного мятежа в Чехословакии не было. В стране у власти находились коммунисты, гражданское общество относилось лояльно к руководящей роли партии в развитии государства. Единственное на чем можно сосредоточить внимание, заключается в различных подходах к достижению цели. Заявленный чехословацким руководством курс на реформы по своему содержанию очень напоминает события, которые происходили в Советском Союзе спустя 20 лет, во времена Перестройки.

comp-pro.ru

ЧЕХОСЛОВАЦКИЙ КРИЗИС 1968 ГОДА — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Пражская весна.

Чехословацкий кризис 1968 г. – попытка проведения реформ социализма в Чехословакии, отрицательно встреченная руководством СССР и большинства других социалистических стран Европы. Окончился введением в ЧССР советских войск и подразделений других стран ОВД, сворачиванием реформ и сменой чехословацкого руководства.

Преобразования и реформы.

Прологом к чехословацкому кризису стали попытки реформировать чехословацкий социализм, известные под названием «Пражской весны». Первые шагом стала хозяйственная реформа, начатая в 1965 г. Она подразумевала внедрение в социалистическое плановое хозяйство рыночных механизмов, большую самостоятельность предприятий от государства, сокращение государственного участия в экономике. Она дала результат – жизненный уровень населения несколько вырос, экономика оживилась.

Постепенно назрели изменения в политике. В Чехословакии 1960-х гг. активно шел процесс реабилитации тех, кто пострадал от репрессий рубежа 1940-1950-х гг. Представители Словакии были недовольны слишком высокой степенью централизации страны, и настаивали на преобразовании Чехословакии в федерацию двух республик. В руководстве Коммунистической партии (КПЧ) также оформилась группа реформаторов, открыто в октябре 1967 г. выступавшая за обновление социализма и смену государственного и партийного руководства.

Значительную роль в событиях «Пражской весны» сыграла гуманитарная интеллигенция. Трибуной противников режима стали издания «Литерарни новины» и «Культурны живот». IV съезд союза писателей ЧССР превратился в открытое выступление против власти. В октябре 1967 г. на демонстрацию протеста вышли студенты пражских вузов. Ее силовой разгон вызвал критику не только гуманитарной интеллигенции, но и части партийного руководства.

Изменения в партийном руководстве и последовавшие преобразования.

4 января 1968 г. на пленуме ЦК КПЧ от руководства партией отстранили консерватора А.Новотного, сохранившего на некоторое время пост президента. Новым руководителем партии стал сторонник реформ, лидер словацких коммунистов А.Дубчек. В марте пост президент занял герой Второй мировой войны генерал Л.Свобода. Другие руководящие должности также заняли приверженцы изменений в государстве и обществе – парламент возглавил Й.Смрковский, во главе правительства встал О.Черник.

Программа новых властей предполагала дальнейшее сокращение участия государства в экономике, децентрализацию управления и демократизацию общественной жизни. Предполагалась последовательная реабилитация людей, осужденных по политических статьям. Ослаблялась цензура в СМИ, упростилась процедура поездок в капиталистические страны. Чехословакию планировалось преобразовать в федерацию двух республик – Чешской и Словацкой. Наука и культура должны были занять в обществе независимое от государственных органов положение. Задачей, провозглашенной руководством, стало построение «социализма с человеческим лицом».

В марте 1968 г. с фактической отменой цензуры печать захлестнула волна публикаций антикоммунистического содержания. Издательства печатали произведения писателей, открыто ругавших социализм (М.Кундеры и ряда других). В театрах шли пьесы критиков власти (например, будущего президента В.Гавела). Возникли открыто некоммунистические общественные организации (Клуб активных беспартийных и д.р.). Создавались новые молодежные организации, на предприятиях возникали объединения нового типа, неподконтрольные партийным органам. Реформаторы усиливали свое влияния и в партийных ячейках на местах.

27 июня 1968 г. писатель Л.Вацулик опубликовал манифест «2000 слов», под которым подписались тысячи людей. Он предлагал снять все препятствия для реформ на местах, требовал полной демократизация, открыто критиковал консервативное крыло КПЧ. Документ вызвал критику в других социалистических странах, его отвергло руководство партии. Однако почти половина местных партийных организаций поддержали манифест. В целом реформы благожелательно воспринимались большинством чехословацкого общества.

Критика шагов чехословацкого руководства в странах ОВД и СЭВ.

Реформы в Чехословакии не предполагали полный разрыв с социализмом. Страна не собиралась выходить из Варшавского договора и СЭВ, не ставила под сомнение важность особых отношений с СССР и другими социалистическими странами. Наиболее критически к происходящему в ЧССР были настроены руководители ГДР В.Ульбрихт и Польши В.Гомулка. В Советском Союзе возникли опасения, что чехословацкие власти не удержат обстановку под контролем, и в итоге европейскому лагерю социализма будет угрожать раскол.

23 марта 1968 г. на совещании представителей коммунистических партий в Дрездене прозвучала критика чехословацких реформ. После этого ЦК КПСС разослал директиву о положении дел в ЧССР, где выражается недовольство стремлением к особому пути строительства социализма. Параллельно в СССР и других социалистических странах приступили к разработке военных мер. Началось планирование операции под кодовым названием «Дунай». В апреле 1968 г. командующий ВДВ генерал В.Ф.Маргелов получил директиву о необходимости готовить высадку десантников на чехословацкой территории, а в случае сопротивления местных военных – подавить его силой.

Тем не менее советское руководство стремилось найти политическое решение. 4 мая 1968 г. в Москве генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И.Брежнев принял чехословацкую делегацию во главе с А.Дубчеком. Советские руководители резко высказались о происходящем в Чехословакии, но чехословацкое руководство не заявило о желании свернуть реформы. 8 мая прошло совещание руководителей СССР, ГДР, Польши, Венгрии и Болгарии. В.Ульбрихт, В.Гомулка и глава болгарских коммунистов Т.Живков выступили за самые жесткие меры, руководитель Венгрии Я.Кадар предостерег от силового решения, напомнив о кровавых событиях 1956 г. в собственной стране.

В конце мая 1968 г. руководство Чехословакии дало согласие на ввод подразделений стран ОВД для участия в военных учениях «Шумава», прошедших 20-30 июня 1968 г. В них приняли участие около 16 тысяч военнослужащих. В дальнейшем продолжилась подготовка к военному вторжению в Чехословакию. С 23 июля по 10 августа в СССР, ГДР и Польше прошли тыловые учения «Неман», с 11 августа проходили учения войск ПВО «Небесный щит». Подготовкой к возможному введению войск занимались и войска связи.

В то же время СССР прилагал усилия к политическому решению вопроса. 15 июля 1968 г. руководители коммунистических партий направили открытое письмо ЦК КПЧ. 29 июля – 1 августа 1968 г. в Чиерне-над-Тисой прошли переговоры, в которых участвовали полные составы Политбюро ЦК КПСС и Президиума ЦК КПЧ. Чехословацкая делегация в целом отвергла возможность сворачивания реформ, но член президиума В.Биляк поддержал СССР. Тогда же поступило письмо кандидата в члены президиума ЦУ КПЧ А.Капека с предложением ввести в страну военные подразделения других стран ОВД.

3 августа в Братиславе прошло совещание руководителей шести коммунистических партий, где от А.Дубчека потребовали провести кадровые перестановки в руководстве государства и КПЧ. Тогда же поступило письмо пяти членов президиума ЦК КПЧ (В.Биляка, А.Индры и др.), в котором они просили ввести в страну войска стран-участниц ОВД, чтобы вырвать ЧССР «из лап контрреволюции». Дубчек согласился на проведение кадровых перестановок, но с проведением данного решения в жизнь медлил. И 16 августа 1968 г. Политбюро ЦК КПСС одобрило план введения войск в Чехословакию.

17 августа с Дубчеком встретился венгерский руководитель Я.Кадар, указавший, что ситуация становится критической. Спустя день в Москве прошло совещание глав СССР, ГДР, Польши, Венгрии и Болгарии. На нем согласовали все мероприятия по введению войск, в том числе и получение просьбы о «братской помощи» со стороны ряда членов президиума ЦК КПЧ. Данный довод стал основным в письме на имя президента ЧССР Л.Свободы о мотивах введения войск.

Ввод войск стран-участниц ОВД на территорию Чехословакии.

В ночь с 20 на 21 августа, накануне открытия съезда КПЧ, войска стран ОВД перешли границу Чехословакии в 18 местах. СССР направил 18 мотострелковых, танковых и воздушно-десантных дивизий, 22 авиационных и вертолётных полка (всего порядка 170 тыс. человек). Польша отправила пять пехотных дивизий численность до 40 тыс. военных, ГДР – две дивизии (15 тыс.), Венгрия – мотострелковую дивизию и ряд других подразделений (12,5 тыс. военных), Болгария – два мотострелковых полка и танковый батальон (2164 чел). Командовал группировкой заместитель министра обороны СССР, генерал армии И.Г.Павловский. По приказу президента Л.Свободы армия Чехословакии организованное сопротивление не оказывала.

Подразделения ОВД в течение дня 21 августа заняли ключевые объекты в Праге, Братиславе, Брно и других крупных городах. Местное население встречало приход войск неодобрительно. В разных местах возникали стихийные акции против вторжения. Пришедшим войскам отказывались предоставлять продовольствие и топливо, отмечены случаи смены дорожных знаков. Не обошлось и без отдельных инцидентов. Боевые потери советских войск составили 12 погибших и 25 раненых, небоевые -84 погибших и 62 раненых. По современным оценкам, в ходе вторжения были убиты 108 граждан Чехословакии, свыше 500 получили ранения.

На срочном заседании Президиума ЦК КПЧ большинство его участников осудили вторжение. С похожим заявлением выступили правительство и парламент. А.Дубчек выступил по радио с призывом к согражданам соблюдать спокойствие и отказаться от кровопролития. Министр иностранных дел И.Гаек осудил ввод войск в ходе своего выступления на Совете Безопасности ООН в Нью-Йорке. Утром 21 августа сотрудники КГБ и местной службы безопасности задержали Дубчека, премьер-министра О.Черника, председателя парламента Й.Смрковского, председателя Национального фронта Ф.Кригеля и ряд других высокопоставленных лиц. Их вывезли на военный аэродром, после чего доставили в Москву для переговоров.

По инициативе пражского городского комитета КПЧ в столичном районе Высочаны на территории одного из заводов начал свою работу XIV чрезвычайный съезд партии. Туда прибыли свыше тысячи делегатов из Чехии – представители Словакии подъехать не успели. Участники съезда выразили поддержку реформам, осудили вторжение и не переизбрали в руководящие органы никого из просоветских политиков. В Братиславе прошел чрезвычайный съезд Коммунистической партии Словакии, созванный вопреки сопротивлению антиреформаторских сил.

Международная реакция.

21 августа 1968 г. последовала международная реакция на протесты. США, Великобритания, Франция выступили в Совете Безопасности ООН с требованием обсудить события в Чехословакии, СССР выступил против. Введение войск осудили руководители таких социалистических стран, как Румыния, Югославия, Албания и Китай. Недовольство действиями Советского Союза выразили представители многих коммунистических партий стран Западной Европы, после чего наметился раскол в мировом коммунистическом движении.

Свертывание реформ и изменения в политической верхушке.

23-26 августа 1968 г. в Москве проходили переговоры руководителей СССР и ЧССР. Первоначально Советский Союз предполагал создать новое рабоче-крестьянское правительство во главе с А.Индрой, но президент Л.Свобода отказался его признать. Данное требование СССР снял, после чего члены чехословацкой делегации подписали документ из 15 пунктов под названием «Программа выхода из кризисной ситуации». Он предполагал отказ от реформ «Пражской весны», отмену решений XIV съезда КПЧ и оставление в Чехословакии советского военного контингента. Протокол отказался подписать только Ф.Кригель.

После переговоров началось сворачивание реформ. Поддержавшие московский документ Л.Свобода и избранный главой коммунистов Словакии Г.Гусак вошли в состав президиума ЦК КПЧ. На пленуме ЦК КПЧ в ноябре 1968 г. приняли резолюцию, осуждающую действия реформаторов. Однако протесты населения продолжались. 16 января 1969 г. студент Я.Палах совершил самосожжение в центре Праги, его похороны вылились в антиправительственную демонстрацию. В марте 1969 г. празднование победы сборной ЧССР по хоккею над командой СССР переросло в антиправительственную демонстрацию и погром представительства «Аэрофлота».

СССР подал официальный протест, и под его влиянием на пленуме ЦК КПЧ в апреле 1969 г. произошла смена власти. Все реформаторы покинули партию, А.Дубчека во главе партии сменил Г.Гусак. Председателем парламента стал А.Индра, правительства – Л.Штроугал. На сентябрьском пленуме ЦК КПЧ отменили все постановления XIV съезда. В 1970 г. прошла чистка партийных рядов, более 20% коммунистов лишились партийного билета. В декабре 1970 г. был принят манифест консервативных сил в партии под названием «Уроки кризисного развития в партии и обществе после XIII съезда КПЧ».

Последствия и итоги.

«Пражская весна» оказалась разгромлена. Демократические преобразования в Чехословакии были свернуты, роль государства в экономике снова увеличилась. Активные противники подавления «Пражской весны» лишились своих постов, работы, некоторые отправились в тюрьмы. В то же время расстрелов и сверхдлительных тюремных заключений для сторонников реформ не предусматривалось. Ряд противников новой власти (например, режиссер М.Форман и писатель М.Кундера) эмигрировали из страны. Единственное существенное изменение, предложенное реформаторами и утвержденное новыми властями, касалось устройства государства. Чехословакия с 1 января 1969 г. стала федерацией двух республик.

Итогом Чехословацкого кризиса 1968 г. стало то, что при помощи внешнего вмешательства у власти еще на 20 лет остались полностью ориентированные на СССР представители КПЧ. В стране оставался советский военный контингент, на международной арене ЧССР полностью поддерживала действия Советского Союза. В дальнейшем массовых антикоммунистических выступлений в Чехословакии не было до 1988 г. Установившаяся в стране форма правления получила название «Режим нормализации». Он сохранялся до 1989 г., когда в результате «Бархатной революции» власть КПЧ, а вместе с ней и социализма, пали.

 

w.histrf.ru

Юлия Щербакова о восприятии советским обществом событий 1968 года в Чехословакии.

Ю.А. Щербакова:
ПРАЖСКАЯ ВЕСНА 1968 г. И СОВЕТСКОЕ ОБЩЕСТВО.

В  календаре  исторических  событий  месяц  август  отмечен феноменом «Пражской весны», когда в одной из стран социализма — Чехословакии – попытки его реформирования были подавлены в результате вторжения на ее территорию войск Варшавского договора. Современные российские исследователи в своем большинстве единодушны в оценке влияния чехословацких событий на общественное развитие в СССР. В августе 2008 г. «Левада-центр» опубликовал данные социологического опроса: «Пражская весна 1968 года: несет ли Россия ответственность за события сорокалетней давности?» [1]

От половины до двух третей жителей России вообще ничего не знали о чехословацких событиях, а мнения тех, кто знал, до сих пор сильно расходятся. В массовом сознании в СССР, насколько можно судить сегодня по данным опросов, чешские события были восприняты как совершенно неожиданный, а по- тому труднообъяснимый (с точки зрения положения дел в самом Советском Союзе) взрыв массовых протестов и недовольства. После краткого периода растерянности властей советская пропаганда задала тональный горизонт понимания этих процессов. Они были преподнесены как направленные не просто против социализма и коммунистического руководства в ЧССР, но против всей советской системы, то есть против Советского Союза и его сателлитов, а стало быть, против русских, «в 1945 году освободивших Чехословакию от фашизма». Тем самым стрелки предполагаемой агрессии переводились со специфики со- ветского режима на СССР как страну, символически представленную в массо- вом сознании в качестве крепости, осажденной со всех сторон врагами. Благо- даря этому производилась (или восстанавливалась) мгновенная идентификация населения с советской властью, с режимом — оппозиция «своих» против «чужих». Более половины (57%) из этих «осведомленных» — люди предпенсионного и пенсионного возраста, то есть те, кто старше 55 лет. Чем моложе опрошенные, тем меньше они знают о Пражской весне: среди 40-50-летних таких «информированных» лишь 30%, среди 25-30-летних — 12%, а совсем молодые (от 18 до 24 лет) не знают об этом практически ничего (0,7%). Для поколения 40-50- летних главным источником сведений и интерпретаций, касающихся этой темы, были СМИ времен перестройки — периода ожесточенной критики советской системы, а также рассказы старших. Для самых молодых — лишь препарированные  схемы учебников,  не  вызывающие  какого-либо заинтересованного отношения. Отношение к вводу советских войск в Чехословакию оценивается также очень по-разному. Официальную версию вторжения (мнение, что ввод войск был ответом советского руководства на просьбу «здоровых сил» в руководстве тогдашней ЧССР) разделяет сегодня только пятая часть опрошенных. Несколько чаще указывается на то, что это была акция «подавления народного движения против социализма» и «устрашение потенциальных противников СССР и коммунистической власти в других странах соцлагеря». Такой вариант объяснения приводит каждый третий из «информированных» опрошенных. Но наиболее частый ответ (в котором просматривается неуклюжая попытка оп- равдания советского руководства) сводится к следующему: «Это была попытка любыми средствами сохранить Чехословакию в составе соцлагеря».

В целом, общественное мнение нынешней России оказывается несостоятельным, сталкиваясь с необходимостью дать конечную оценку событиям и деятелям Пражской весны. Даже представители самой большой группы, тех, кто считает себя достаточно компетентными в проблемах 1968 года, затрудняются ответить на вопрос, какое влияние оказали пражские события на жизнь населения ЧССР (15% всех опрошенных). Еще 6% сказали, что «никакого», 13% полагают, что влияние было «негативным», и 11% настаивают на его положительном значении для будущего Чехии и Словакии (различия между крайними позициями очень незначительны). Но те же опрошенные, причем в явном большинстве, вступая в противоречие с прежними своими высказываниями, считают, что для судьбы социалистических идей и самой идеологии социализма подавление чешского движения за свободу и реформы оказалось смертельным или, по меньшей мере, крайне негативным. Такое мнение высказывается в три раза чаще, чем любое иное. Число его сторонников в три-четыре раза превосходит число тех, кто считает, что военная интервенция, чистки и репрессии никак не отозвались на последователях социализма.

Материал, собранный известным российским специалистом Г.П. Мурашко, и проанализированный в статье[2], позволяет автору утверждать, что еще до начала чехословацких событий в СССР обозначились достаточно отчетливо существенные расхождения между линией ЦК КПСС, взявшего с осени 1966 г. курс на ресталинизацию, и настроениями той части интеллигенции, которая такого курса не разделяла. Эти расхождения начали интенсивно нарастать под влиянием развития ситуации в Чехословакии. Прозвучавшую летом 1966 г. на ХIII съезде КПЧ критику политики, проводимой А. Новотным, руководство КПСС во главе с Л.И. Брежневым восприняло как ясный сигнал, в каком направлении может пойти дальнейшее развитие в СССР. Г.П. Мурашко приводит свидетельства из мемуаров А. Бовина, который вспоминал, что Л. И. Брежнев, вернувшись из Праги, опасался, что атаки идут не только на А. Новотного, а затрагивают вопросы свободы, демократии, либерализации. «Нам и себя оградить надо»[3]. Последняя фраза, по ее мнению, является ключевой для понима- ния отношения правящей группировки в ЦК КПСС к идее реформирования существующего режима как внутри страны, так и за ее пределами.

Многие представители советской интеллигенции следили за процессом чехословацких реформ конца 60-ых годов с симпатией и надеждой на их продолжение, которое могло, как тогда им представлялось, оказаться полезным для дальнейшего развития и «гуманизации» социалистического, коммунистического проекта в целом. Выявленные в процессе работы над данной статьей доку- менты из фондов РГАНИ дают Г. П. Мурашко основания говорить о том, что сходные с чехословацкими политические настроения стали  нарастать  среди той части советской интеллигенции, которая не принимала поворота к неосталинизму. Ведущую роль в данном процессе автор отводит А.Д. Сахарову, который «под прямым влиянием чехословацких событий»[4] обратился к рассмотрению проблемы роли интеллигенции в современном обществе. Взгляды, близкие к сахаровским, стали распространяться среди сотрудников научно- исследовательских институтов, как в Москве, так и в «наукоградах», расположенных вокруг столицы (Обнинск, Фрязино и др.). Автор считает, что «разви- тие демократической общественной мысли в СССР шло в это время в том на- правлении, что и в Чехословакии»[5]. «Здесь и там в рамках социализма как общественного строя происходил поиск иной, не тоталитарной его модели, способной обеспечить адекватный ответ на вызовы научно-технической революции. Но разница в конкретной ситуации заключалась в том, что в Чехослова- кии настроения интеллектуалов, проявившиеся еще в первой половине 1960-х гг., были поддержаны частью политической элиты, которая возглавила реформаторское движение в стране. В СССР же аналогичные настроения не находили сколько-нибудь реальной поддержки в «верхних этажах» номенклатуры»[6].

С введением войск Варшавского договора на территорию Чехословакии для демократической части интеллигенции стало очевидным желание руково- дства ЦК КПСС, возглавляемого Л.И. Брежневым, любой ценой сохранить тоталитарную модель социализма. Началось отмежевание демократической интеллигенции,  воспринявшей  идею  «социализма  с  человеческим  лицом»,  от правящего режима[7].

Если обратиться к центральным газетам и, в первую очередь, к «Правде» за 1968 г., нельзя не заметить, пишет Г.П. Мурашко, что на протяжении всех восьми месяцев, предшествовавших вводу войск, освещение ситуации в ЧССР было весьма сжатым, не раскрывавшим сущности развивающихся в этой стране процессов. Постепенно общественное мнение подготавливалось к восприятию перемен в Чехословакии как «угрозы контрреволюции»[8]. После введения войск в ЧССР началась другая кампания – проведение партийных собраний в низовых парторганизациях, на которых открытым голосованием, в нарушении принципа демократии, коммунисты должны были демонстрировать поддержку военной акции. Несогласным угрожали исключением из партии, увольнением с работы. Таким образом, обеспечивалась видимость «массовой» поддержки ввода войск в Чехословакию.

С выводами, содержащимся в статье Г.П. Мурашко, перекликаются наблюдения известного журналиста Л.И. Шинкарева[9]. Описывая общественно- политическую атмосферу лета 1968 г., Шинкарев отмечает, что в год Пражской весны Брежнев колебался под напором политических сил, с разных сторон, наседавших на него, требовавших от него решения. «В обществе вызревали тревожные процессы, материализованные в письмах интеллигенции, в том числе деятелей культуры, бравших под защиту людей, осужденных властью за инакомыслие. Власти вскипали от дерзких по тону писем, от их трудноуловимой, но несомненной связи с Пражской весной. Кремлевские идеологи, отмечает автор, хватались за любой предлог, чтобы пробудить в народе неприязнь к пражским реформаторам, к чехам и словакам, сторонникам перемен.

Л.И. Шинкарев, который жил и работал в Сибири, пишет, что у большинства иркутян повышенного интереса к чехословацким событиям не наблюдалось. «Усталые, затурканные люди, раздраженные своей унизительной жизнью, не слишком интересовались мировыми событиями; по горло хватало хлопот – как устоять в многолетней очереди на жилье, где достать румынскую, мебель, польский костюм, чешскую обувь и раздобыть к празднику хотя бы банку латвийских шпротов. А политикой пусть занимаются власти, они знают, что делают»[10]. По его мнению, только интеллигенция следила за событиями с явным к чехам сочувствием. «Пражским реформаторам многие желали удачи, надеясь получить толчок хоть к каким-нибудь переменам у нас»[11].

В высших сферах власти, по мнению Л.И. Шинкарева, создавались мифы о соседних народах, которые укоренялись в общественное сознание. «Это была идущая от имперских притязаний проповедь разобщения и неуважения к чужакам. … Оцепенение и постоянный внутренний страх компенсировались внушаемым комплексом старшего брата, первого среди равных, вынужденного нести, как тяжкий груз, цивилизаторскую миссию соседям, забывшим, кто их освободил. … Эти установки из коридоров власти питали агрессивный шовинизм политических кругов»[12].

И, тем не менее, среди ответственных сотрудников партийного аппарата были и такие, которые не поддерживали идею вторжения. Но единственная возможность для них обозначить свою позицию – прямо в подготовке вторже- ния не участвовать. «Свое неучастие, иногда невольное, многими потом вос- принималось  как форма протеста»[13].

В Москве 21 августа 1968 года прошло девять тысяч собраний, присутствовали около миллиона, выступили тридцать тысяч. Почти все заявили о «полной поддержке практических действий партии и правительства». «Для представления о фактических умонастроениях в обществе важно это «почти». Опережая на четыре дня семерку, вышедшую на Красную площадь, смельчаки, ни в каких группах не состоявшие, публично заявляли о несогласии с вводом войск. Они не попадали в центр внимания мировой общественности, остава- лись безвестны, и только в секретных архивах остались их имена»[14].

У советской интеллигенции, пишет автор, отношение к чехословацким событиям было разным. «К одним в очередной раз пришло чувство брезгливости, стыда, нежелание иметь с этой акцией, с затеявшими ее, ничего общего»[15]. А писатели, которых принято называть «официальными», чувства негодования против пражских реформаторов выражали в публицистике, чаще всего в «Литературной газете», ставя свои подписи под коллективными обращения к чехословацким писателям, поучая их как надо жить[16].

Чешский исследователь Томаш Гланц[17], также как и российские ученые (Г. П. Мурашко, Л.И. Шинкарев), считает, что летом 1968 года часть населения СССР поверила советской пропаганде, обличавшей возрастание деструктивных антисоциалистических сил в Чехословакии и опасность со стороны НАТО. Часть населения этой пропаганде не поверила и переживала за судьбу Чехословакии. Так же как и Г.П. Мурашко и Л.И. Шинкарев, чешский автор высказывает мнение, что в основном эти люди считали, что реформы в Чехословакии постепенно могли бы привести к распространению «человеческого лица» социализма и на Советский Союз. К оккупации, начавшейся 21 августа 1968 года, они относились отрицательно, как к ошибке, и прежде всего как к удару по собственным надеждам. «Практически каждый мыслящий гражданин России (ситуация в других советских республиках требовала бы особого рассмотрения), родившийся в середине 1950-х или раньше, как правило, помнит до мельчайших деталей, как он провел 21 августа 1968 года — и в подавляющем большинстве случаев считает этот день важным или переломным для своего отношения к советской системе[18].

Об акциях протеста противников оккупации стало известно значительно больше в 2008 году, когда пражский Институт по изучению тоталитарных режимов издал описание многочисленных случаев протеста в Советском Союзе и других странах советского блока, до сих пор остававшихся в тени «главной» демонстрации перед Кремлем. Но преследованиям подвергались в этой связи люди со всего СССР, критикующие ввод войск. В Интернете сегодня размещен список людей, преследовавшихся советской властью за выражение несогласия с оккупацией Чехословакии.

Носителем эмоций, относящихся к вводу советских войск в Чехословакию, стали многочисленные стихотворения, дневниковые записи и письма, в которых повторяется мотив позора и стыда, измены, разочарования. Выражением пассивного сопротивления был отказ поставить свою подпись — так по- ступили, например, Константин Симонов, Александр Твардовский, композитор и муж Майи Плисецкой, Родион Щедрин, Людмила Улицкая.

Режим шока, отмечают авторы, изучающие феномен Пражской весны, не мог быть длительным. В первой половине 1970-х годов протестный потенциал в СССР, по их наблюдениям, был практически исчерпан. После большой волны эмиграции из ЧССР, замечает Т. Гланц, складывается целая система чехословацкого самиздата, развивается нелегальная концертная деятельность. Одним из итогов деятельности этих разнообразных формирований стали аресты, предшествующие манифесту «Хартия 77». За редкими исключениями, практи- чески никто в России всем этим в то время не интересовался.

Для «Вишеградской Европы», 1 августа 2015 г.


[1] Гудков Л.Д. Пражская весна 1968 года в оценках российского общества (сорок лет спустя)// Неприкос- новенный запас – М. 2008, -№4. – С. 142 – 150.

[2] Мурашко Г.П. «Пражская весна» и советская интеллигенция: к вопросу о формировании «внутрисис- темной оппозиции» неосталинизму. // 1968 год. «Пражская весна» (Историческая ретроспектива). – М., 2011. – С. 389 – 436.

[3] Там же. – С. 399.

[4] Мурашко Г.П. Указ. соч. – С. 402

[5] Там же. – С.404

[6] Там же

[7] Мурашко Г.П. Указ. соч.

[8] Там же. – С. 408

[9] Шинкарев Л.И. Я это все почти забыл…: Опыт психологических очерков событий в Чехословакии в 1968 году. – М., 2008. – 447 с.

[10] Шинкарев Л.И. Указ. соч. – С.95

[11] Там же.

[12] Там же. .–  С. 101

[13] Шинкарев Л.И. Указ соч. – С. 181

[14] Там же. – С. 286

[15] Там же.- С.291

[16] Там же. – С. 292

[17] Гланц Т. Позор. О восприятии ввода войск в Чехословакию в литературных и гуманитарных кругах. // Новое литературное обозрение. — №11, 2011, — Режим доступа: http://magazines.russ.ru/nlo/2011/111/gl9.html#top

[18] Гланц Т. Позор. О восприятии ввода войск в Чехословакию в литературных и гуманитарных кругах. //
Новое литературное обозрение. — №11, 2011, — Режим доступа: http://magazines.russ.ru/nlo/2011/111/gl9.html#top

visegradeurope.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о