Смерш после войны – СМЕРШ, Легенды и История, Спецназ, Контрразведка НКВД, Участие в Войне, Задачи, Операция Монастырь, Демьянов, Причины Расформирования

Содержание

СМЕРШ, Легенды и История, Спецназ, Контрразведка НКВД, Участие в Войне, Задачи, Операция Монастырь, Демьянов, Причины Расформирования

Про контразведку СМЕРШ в последние десять лет снято множество художественных фильмов и сериалов. Правда на экране переплетается с вымыслом и фантазиями режиссёров. На самом деле, СМЕРШ представляла собой три организации под общим названием. Несмотря на попытки очернить советскую контрразведку СМЕРШ, факты упрямо говорят, что она не только превосходила «Абвер», «Цеппелин», «ССИ» и прочие разведывательные организации Германии, Румынии, Финляндии и Японии, но и смогла полностью разгромить их.

Структура контрразведки СМЕРШ

Организация СМЕРШ была сформирована 19 апреля 1943 года. Аббревиатура расшифровывалась как «смерть шпионам». Из состава НКВД были переданы Народному Комиссариату Обороны три управления особых отделов (УОО):

  1. Само УОО, на чьей базе и было организованно ГУКР «СМЕРШ» под руководством Виктора Абакумова;
  2. Морское отделение НКВД под руководством Гладкова было реорганизовано в «Смерш» НК ВМФ;
  3. 6 отдел УОО НКВД стал называться «Смерш» НКВД. Этим подразделением руководил Юхимович.

Начальнику СМЕРШ Абакумову, к которому крайне благоволил Сталин, удалось превратить вверенное ему подразделение в ведомство, обладающее огромной властью и влиянием.

Задачи, которые должна была решить военная разведка СМЕРШ

Когда ведомство только создавалось, оно должно было решать следующие задачи:

  • Противостояние агентам иностранных разведок в Красной Армии;
  • Предотвращение диверсий, террористических актов и вербовочной деятельности иностранных разведчиков;
  • Создание непроницаемого барьера для предотвращения проникновения агентов и разведчиков врага;
  • Борьба с дезертирами, симулянтами и предателями среди военнослужащих Красной Армии;
  • Проверка всех лиц, побывавших в плену или на территориях, оккупированных противником.

Так называемую «разведывательную» войну на Восточном фронте вели около 130 различных диверсионных школ и организаций иностранных разведок. Школы занимались подготовкой агентов для забросов на территорию, подконтрольную СССР. Подготовка велась достаточно серьёзная, агентов заставляли даже учить местные диалектные слова.

Деятельность вражеских спецслужб на территории СССР и оккупированных областях

Еще в 1941 году немецкое командование создало разведывательную службу Абвер-заграница для проведения разведок, диверсий и контрразведки на территории СССР. Агенты Абвера, переодетые в форму солдат Красной Армии совершали теракты и настраивали местное населения против советской власти.

На оккупированных территориях был сформирован разведывательный орган «Абверштелле», который занимался выявлением партизан, подпольщиков и просто людей, которые негативно высказывались в адрес нацистской Германии. В крупных городах существовали отдельные подразделения, которые назывались Абвернебенштелле, а в мелких города — Аусенштелле. Ходят легенды, что за одно неосторожное слова в адрес нового режима расстреливали без суда и следствия.

Согласно официальным данным советских газет того времени, контрразведчики СМЕРШ за время войны смогли рассекретить более 30 тысяч агентов Абвера, 3,5 тысяч диверсантов и около 6 тысяч террористов. Справедливости ради, стоит заметить, что не все агенты Абвера были настоящими, многие стали жертвами наговоров.

Операция «Монастырь»

Про СМЕРШ ходят многочисленные легенды, но глупо отрицать эффективность его работы. Летом 1941 года разведчики СССР начали длительную операцию «Монастырь», которая продолжалась на протяжении всех лет войны, и до сих пор считается эталоном. Данная операция вошла во все учебники для разведчиков, которые служат пособием современных разведывательных школ.

«Легенда» всей операции состояла в том, чтобы заставить поверить немецкую разведку в существование антисоветской монархической организации, штаб которой находится в Москве и обладает немалой силой. Для правдоподобности легенды было решено использовать «втёмную» бывшего дворянина Бориса Садовского. Потеряв свои земли и титул с приходом советской власти, тот её ненавидел. Будучи инвалидом, писал стихи, в которых прославлял немецких захватчиков, прося их поскорее освободить Российский народ от ненавистной советской власти. Садовский сам неоднократно пытался связаться с немецкими агентами, чем и воспользовались советские разведчики.

Для связи с Садовским был выбран завербованный в 1929 году ОГПУ сотрудник Лубянки Александр Демьянов. Потомок казацкого атамана и княжны, Демьянов рос и воспитывался за границей. Обладая приятной внешностью и аристократическими манерами, он быстро вошёл в доверие к монархисту Садовскому и помог ему создать антисоветскую организация «Престол».

В феврале 1942 года Демьянов сдался фашистам под видом представителя антисоветской организации. Прибывшему для разбирательств офицеру Абвера он сообщил, что послан от организации «Престол» для связи и получения инструкций к действию от немецкого командования.

Демьянов подвергся суровому допросу, проверкам и провокациям, но твёрдо придерживался своей легенды. Огромную роль сыграло и то, что ещё до войны немецкие шпионы занесли Демьянова в списки возможных кандидатов для привлечения в качестве агента. Вскоре после обучения азам шпионского дела двойной агент Демьянов был заброшен в район Рыбинска, где должен был вести разведку. Монархическая организация «Престол» должна была заняться пропагандой среди населения, с целью саботажа и диверсий.

Выждав время, СМЕРШ устроил своего разведчика офицером связи при маршале Шапошникове.

Ничего не подозревающие немцы очень гордились наличием своего человека при штабе советского командования. На протяжении двух лет Демьянов передавал дезинформацию, что позволило арестовать 23 немецких агента и их пособников. Было изъято около 2 миллионов денег СССР, оружие и важные документы.

В 1944 году операция «Монастырь» продолжилась под названием «Березино». Командированный в Минск Демьянов сообщил, что в белорусских лесах находятся большие группы немецких солдат и офицеров, которые пытаются выйти из окружения. По его словам, «Престол» пытается помочь им, но ограничен в средствах и возможностях. Немецкая разведка прислала трёх связных, для получения точной информации. Двоих из них перевербовали, после чего, согласно их данным в белорусские леса пошёл непрерывный поток помощи «окруженцам». Вместе с оружием и продовольствием присылали и новых агентов, с целью уточнения данных о пробивающихся за линию фронта немецких частях. Однако спецназ Смерш и разведчики работали настолько чисто, что грузы регулярно присылались вплоть до окончания войны. Последняя прощальная телеграмма от Абвера пришла через несколько дней после взятия Берлина. В ней с сожалением говорилось, что предоставлять помощь больше невозможно.

СМЕРШ: репрессии или разведка?

Многие современные источники утверждают, что СМЕРШ в годы войны занимался не столько разведкой и контрразведкой, сколько репрессиями среди гражданского населения своей страны.

Данные источники утверждают, что малейшего подозрения в шпионаже (или доноса бдительного соседа) было достаточно для того, чтобы человека арестовали или расстреляли. По различным данным сообщается, что число арестов среди гражданских составляло около 700 000, причём 70 000 из них было расстреляно. В других источниках число арестованных увеличивается до нескольких миллионов, 25% из которых было расстреляны.

Так как следствие в военное время вести было достаточно сложно, некоторые склонны верить этим документально не подтверждённым источникам.

Заградительные мероприятия времён ВОВ

Заградительные мероприятия были во времена ВОВ были очень популярны и создавались с целью поддержания порядков. Вопреки распространённому мнению, сотрудники СМЕРШ их не создавали, а просто работали при них, никогда их не возглавляя.

Заградительные службы помогали выявлять дезертиров, паникёров и диверсантов. Перед началом наступления Сотрудники СМЕРШ прочёсывали лесные массивы, землянки и нежилые помещения. Именно там часто скрывались диверсанты и прочие агенты Абвера. Нередко при данных операциях арестовывались военнослужащие с подозрительными документами.

Естественно, в военных условиях случались и ошибки, но число их было небольшим в процентном отношении. Наделённые правом ареста дезертиров и шпионов, сотрудники СМЕРШ при поимке передавали их в военные трибуналы. Лишь в случае оказания сопротивления подозрительные личности расстреливались.

Контрразведчики СМЕРШ большую часть времени находились в частях Красной Армии, которые вели боевые действия. Их участие в боях задокументировано и не вызывает сомнений.

Фильтрационная работа СМЕРШ после окончания войны

После окончания войны с 6 января 1945 при штабах начали создаваться отделы репатриации, в которых проверялись все военнопленные и гражданские лица, освобождённые из лагерей. В результате этой работы были найдены несколько тысяч шпионов, десятки тысяч карателей и их пособников. Возможно, что среди них и был небольшой процент невинных людей, зато миллионы честных советских людей официально избавились от клейма предателя родины.

Нюансы работы и личное вооружение сотрудников СМЕРШ

Основными врагами СМЕРШ были немецкая служба разведки Абвер, РСХА и финская служба разведки. Несмотря на высокую степень подготовки, оперативники в среднем служили около трёх месяцев, после чего выбывали в связи со смертью или тяжёлым ранением. Естественно, что кто-то прослужил все три года существования СМЕРШ, а кого-то убили в первые дни на фронте. Смертность разведчиков во время войны была очень велика. Многие пропали без вести.

Для более оперативного выявления вражеских агентов в боевых частях к каждому соединению прикреплялся сотрудник СМЕРШ, который вёл дела на тех бойцов, у которых в прошлом имелись проблемы с законом или была «тёмная» биография и происхождение.

Так как офицер с автоматом выглядел подозрительно, оперативники СМЕРШ были вооружены пистолетами. В основном это были наган, ТТ, вальтер и люгер. Для специальных операций под прикрытием часто использовался диверсионный малогабаритный пистолет Lignose.

В целом история СМЕРШ показывает, как важно государству иметь эффективную разведывательную спецслужбу, которая занимается не только развед

militaryarms.ru

СМЕРШ в Сарнах. СМЕРШ против бандеровцев. Война после войны

СМЕРШ в Сарнах

В первых числах января воины 143-й стрелковой дивизии в составе 487-го (командир майор Березовик), 635-го (командир подполковник Синченко) и 800-го (командир подполковник Подтуркин) стрелковых полков вступили на территорию Ровенской области, а 6 января освободили ее первый районный центр – Рокитное. Преследуя отходящего противника, отражая его контратаки, передовые части дивизии вышли к реке Случ.

Командовал частями 143-й стрелковой дивизии полковник Митрофан Моисеевич Заикин, впоследствии ставший генералом и Героем Советского Союза, достаточно опытный военачальник, участник Гражданской войны. На западном берегу Случа противник подготовил несколько линий траншей с минными полями и колючей проволокой. В северной и восточной части города немцы создали трехкилометровый оборонительный рубеж, а непосредственно в Сарнах – прочную оборону. Она состояла из отдельных узлов сопротивления. В ее систему были включены и два бронепоезда, курсировавших по железнодорожным путям так называемого «сарненского креста».

Кроме того, гитлеровцами были созданы три системы узлов обороны в населенных пунктах Карпиловка, Люхча и на станции Страшево.

По данным зафронтовой агентуры СМЕРШа и разведотдела соединения, группировке немцев в городе, в составе более семи тысяч человек, командование вермахта обещало помощь. Чтобы упредить противника, командир дивизии Заикин принял решение не на лобовой штурм города, а обходным маневром полков с севера и юга взять противника в окружение – создать им в Сарнах маленький Сталинград.

Кстати, М. М. Заикин в годы Гражданской войны дрался в этих местах с белополяками в качестве командира взвода в Первой Конной армии С. М. Буденного, поэтому местность хорошо знал.

Бои за Сарны длились с 8 по 11 января 1944 года.

После четырехдневной осады и уличных боев наши войска овладели городом. Именно в этот день закончился оккупационный срок города, длившийся с 6 июля 1941 по 11 января 1944 года.

На сарненском направлении, взаимодействуя с регулярными войсками, успешно действовали и партизаны, в частности соединения народных мстителей А. Н. Сабурова и С. Ф. Маликова. Они не только вступали в единоборство с немецкими оккупантами, но и хорошо пощипали бандеровскую УПА. Было разгромлено несколько отрядов на территории Ровенщины и Волыни.

Обескураженные бандеровские главари заметались, понимая, что надо уходить в подполье, – слишком много невинной крови пролито ими на родной земле. Убивали ведь не только наших воинов и сторонников советской власти, но и сочувствующих ей местных жителей. «Нашатковали красной капусты», как выражались они с бравадой, немало. Много мирных граждан было уничтожено по селам.

* * *

Этот период боевых действий на Ровенщине был омрачен гибелью командующего 1-м Украинским фронтом генерала армии Ватутина. Об этом факте писали много и разно. Одно ясно, что смертельное ранение он получил от пуль оуновских бандитов.

Как показал на допросе бывший командующий группой УПА «Тютюнник» Федор Воробец (Верещака), нападение на командующего фронтом произошло в районе действия сотни Деркача. В ходе расследования по данным СМЕРШа, совершили это нападение из засады две группы Службы безопасности ОУН из сел Михальковцы и Сиянцы Острожского района Ровенской области. В операции участвовало до тридцати бандитов, то есть в десять раз меньше, чем описывал Жуков в своих мемуарах.

В подбитой машине оуновцы нашли часть оперативных документов и простреленную генеральскую шинель. В ней, застиранной от просочившей крови командующего, долгое время щеголял бандит по кличке Чумак, один из участников нападения.

Кстати, самого Федора Воробца задержали оперативники спецгруппы МВД, переодетые в форму уповцев. Случилось это 15 января 1946 года. По суду он был приговорен к ВМН, но потом вердикт пересмотрели и осудили на 25 лет. Воробец закончил свое земное существование предположительно в 1959 году в тюремной больнице Озерлага в Иркутской области.

Начальник ГУКР СМЕРШ НКО СССР генерал-лейтенант Абакумов В. С. по случаю нападения бандеровцев на штабную колонну командующего фронтом направил начальнику УКР СМЕРШ 1-го УФ генерал-майору Осетрову Н. А. жесткую шифровку, предварительно позвонив по телефону.

– Николай Алексеевич, как же так могло случиться, что вы не смогли обеспечить безопасность командующего? – рокотал гневный голос хозяина СМЕРШа, которого Герой Советского Союза генерал-полковник Б. П. Иванов назвал чекистским Жуковым.

Осетров не стал оправдываться, рассказал честно все то, что ему докладывали очевидцы этой трагедии. Командующий решил воспользоваться распутицей и внезапно обрушить свой рассекающий удар по матерому фашисту Манштейну. Для этого с разрешения Ставки войска совершили перегруппировку. Поэтому Ватутин спешил объехать штабы армий и соединений, разъяснить задачу на новое наступление и проверить боеготовность.

– Кстати, Виктор Семенович, наш сотрудник первый зафиксировал стрельбу у моста. Доложил коменданту колонны, но Николай Федорович торопился и принял решение ехать не автострадой, а по грунтовой дороге, пролегающей через небольшой лес.

– Надо найти и уничтожить этих мерзавцев… Или захватите их живыми… А потом будем судить подлецов… Наведите порядок в тылах фронта, – короткими фразами рубил глава ГУКР…

Скончался Н. Ф. Ватутин в Киеве от заражения крови. 15 апреля 1944 года газеты Советского Союза опубликовали сообщение:

«Совет Народных Комиссаров СССР, Народный Комиссариат Обороны СССР и Центральный Комитет ВКП(б) с глубоким прискорбием извещают, что в ночь на 15 апреля после тяжелой операции скончался в Киеве командовавший 1-м Украинским фронтом генерал армии Ватутин Николай Федорович – верный сын большевистской партии и один из лучших руководителей Красной армии.

В лице тов. Ватутина государство потеряло одного из талантливейших молодых полководцев, выдвинувшихся в ходе Отечественной войны. Похороны генерала армии Ватутина Н. Ф. состоятся в г. Киеве. Память генерала армии Ватутина Н. Ф. увековечится сооружением ему памятника в г. Киеве».

* * *

Отдел КР СМЕРШ 143-й дивизии 13-й армии 1-го Украинского фронта располагался в небольшой хате, крытой почерневшей от времени и дождей осиновой дранкой. Одинокая, брошенная, как выяснилось позже, польской семьей, хата стояла на окраине небольшого полесского городка. Дверь в домик не закрывалась. Сновали руководители и оперативный состав. Солдаты с офицерами приводили на допросы свежих немецких военнопленных, недавно захваченных в городе. Опрашивались свидетели оуновских преступлений и пособники фашистов из числа местной администрации и полицаев.

Сотрудникам СМЕРШа хотелось быстрее разобраться с объектами своего оперативного интереса. Захваченные старшие немецкие офицеры после предварительного допроса с переводчиком отправлялись для работы с ними военным разведчикам и командованию с приложением кратко составленных справок.

Старший оперуполномоченный 800-го стрелкового полка капитан Якушев П. И. доставил в отдел руководителя местной банды. Назвал он себя, естественно, кличкой, Дрот, фамилию оуновец скрывал. Его банда состояла в основном из бульбашей, которые не только охотились в сорок первом году за отступающими воинами Красной армии, партактивом и сотрудниками советской администрации, но зверствовали в течение всего времени оккупации немцами Сарненского района – наводили страх на мирное население.

Бульбашами в вину местным гражданам ставилось то, что они «зароблялы гроши у Советов», то есть работали при советской власти с 1939 по 1941 год.

Кроме того, как выяснилось, группа Дрота практиковала по ночам «шастать по селам и хуторам» Сарненщины и «трясти» еврейское население, прячущееся в полесской глухомани от нацистов. Дротовцы в буквальном смысле выбивали у них признание, где они прячут золото и другие ювелирные изделия. Даже если несчастные люди признавались и отдавали драгоценности, все равно они забирали их с собой и топили в реке Случ. Нет человека – и нет проблемы. Избавлялись и от свидетелей – их пристреливали на месте. Некоторых, по признанию Дрота, наиболее колоритных особ отправляли в Сарны и сдавали гестаповцам.

* * *

Январская зима сорок четвертого выдалась снежная и морозная. Река Случ встала уже давно. И только прямые попадания снарядов и мин нарушали ее зимний сон. Взрывы поднимали фонтаны воды и разбрасывали осколки льда. В течение суток, а то и за несколько ночных часов мороз снова сковывал ледяным панцирем «ополонки» – места разрыва льда.

Однажды, это было на второй день после освобождения города Сарны, старший оперуполномоченный 487-го стрелкового полка капитан Петр Иванович Кононенко получил от агентуры данные, что на реке Случ они видели большое скопление людей.

«Не иначе как случилось какое-то ЧП», – подумал Петр и решил выяснить обстановку, благо находился недалеко от того места. Взяв двух автоматчиков, он через полчаса уже был на месте сборища опечаленных людей. Увидев офицера с солдатами, толпа быстро расступилась, и взору сотрудника СМЕРШа предстала картина вмерзшего в затянувшуюся льдом небольшую полынью человека. Изо льда торчало только тело с голыми ногами. Двое пожилых мужиков старательно вырубали лед, чтобы освободить вмерзшую в ледяной панцирь голову несчастного.

– Что случилось? – обратился он к опечаленным полещукам.

– Наконец-то нашли нашего учителя, – хором отозвались крестьяне.

– За что же его таким способом убили?

– За то, что был учителем. Уму-разуму учил и тех, кто это сделал. Они бы его под лед пустили, но ополонка оказалась малая, тело не влезало. Решили, изверги, утопить таким образом, – довольно-таки смело ответила молодица, повязанная теплым, уже изрядно вылинявшим клетчатым шерстяным платком.

– Бандеровцы?

– Да-а-а! – протяжно хором выдохнула толпа.

И вот после того, как вырубили лед вокруг головы, тело вытянули из проруби.

Это был мужчина лет шестидесяти. Раздетый почти полностью человек, только в белой нательной рубахе, завязанной на голове. Развязали рубаху, которая тут же на морозе стала коченеть и делаться жесткой и ломкой. Учитель казался спящим. Его положили на спину с вытянутыми вдоль туловища руками. Лишь широко открытые и слегка помутневшие глаза, заполненные легко уловимыми признаками застывшего ужаса, глядели неподвижно.

Все тело учителя было исполосовано рубцами. Видно, били розгами или кнутами.

– Батогами исхлестали несчастного, – заметила та же самая молодица.

– Смотрите, смотрите, сколько ножевых порезов. Просто раны затянула холодная вода, – констатировал старик, одетый в старый потрепанный кожушок.

Петр Иванович поинтересовался, кто знал погибшего. Отозвались пятеро. Он взял у них установочные данные на жертву бандеровцев и пригласил на беседу согласившихся дать показания по погибшему…

Искать преступников довелось уже другим правоохранителям. Отдел КР СМЕРШ 143-й дивизии скоро снялся и вместе с воинами полков устремился на Запад – гнать неприятеля с родной земли…

После войны сотрудники РО УМГБ разыскали убийц всех до одного. Суд определил им заслуженную меру наказания.

* * *

Первыми, кто задокументировал путем свидетельских показаний один из дичайших случаев казни бандеровцами семьи из числа местных жителей в одном из сел Сарненского района, были сотрудники ОКР СМЕРШ 143-й стрелковой дивизии.

В поиске фиксации следов злодеяний немецко-фашистских оккупантов оперсостав военной контрразведки наткнулся на преступление, совершенное местной бандой ОУН-?УПА, которое поразило многих своей жестокостью. Весть об этом диком, не укладывающемся в рамки человеческого понимания преступлении обошла округу.

Именно эту информацию использовал потом в одной из своих разоблачающих бандеровцев статей известный украинский советский писатель-антифашист, публицист Ярослав Галан.

В частности, об этом случае он упоминал в своей острой статье «Чему нет названия»:

«…Четырнадцатилетняя девочка не может спокойно смотреть на мясо. Когда в ее присутствии собираются жарить котлеты, она бледнеет и дрожит, как осиновый лист.

Несколько месяцев назад в Воробьиную ночь к крестьянской хате недалеко от города Сарны пришли вооруженные люди и закололи ножами хозяев.

Девочка расширенными от ужаса глазами смотрела на агонию своих родителей. Один из бандитов приложил острие ножа к горлу ребенка, но в последнюю минуту у него родилась новая идея:

– Живи во славу Степана Бандеры! А чтобы, чего доброго, не умерла с голоду, мы оставим тебе продукты. А ну, хлопцы, нарубайте ей свинины!..

«Хлопцам» это предложение понравилось.

Через несколько минут перед оцепеневшей от ужаса девочкой выросла гора мяса из истекающих кровью отца и матери…»

Эта статья взорвала общественность и заставила политиков активизировать работу органов госбезопасности против бандеровского подполья.

Следует заметить, что Ярослав Галан и сам погиб от рук бандитов. Это случилось 24 октября 1949 года в его рабочем кабинете в квартире на улице Гвардейской во Львове в результате покушения. Убийство писателя приверженцами ОУН Михаилом Старухом и Иларием Лукашевичем было совершено вскоре после выхода в свет его антиклерикальной сатиры «Плюю на Папу!», бывшей ответом на отлучение Галана от Церкви папой Пием XII. Одним из бандитов предательски сзади было нанесено 11 ударов по голове гуцульским топориком.

Раны оказались смертельными…

Интересна такая деталь – на Гвардейской улице в то время располагался штаб-квартира военной контрразведки Прикарпатского военного округа…

* * *

Впервые информацию о переодетых в форму советских военных разведчиков оуновцах получили сотрудники СМЕРШа 143-й стрелковой дивизии, освободившей город Сарны. О ней тут же было доложено командиру соединения и в ОКР СМЕРШ армии.

Эта кровавая трагедия произошла в селе Тутовичи в ночь с 8 на 9 февраля 1943 года. Она коснулась подпольщика-патриота Украины Ильи Ивановича Наумца и его семьи. Но все по порядку.

Невесело было на душе заведующего ветряком Наумца – давало знать нервное напряжение работы в условиях оккупации. Возможно, боялся за жизнь жены и дочери, а может, воспоминания о довоенной жизни на Харьковщине бередили душу.

«Эх, каким бы ты был, Илья, счастливым, если бы дрался на фронте или, в худшем случае, в партизанском отряде, – сверлила мысль. – И все же не все так плохо: подобрано несколько человек в подпольную группу, от Фидарова из Сарн стали доходить конкретные задания».

Еще одна новость ободряла Наумца. Позавчера вечером зашли на мельницу три неизвестных, попросили хлеба и попить. Не верилось, но это было наяву – перед ним стояли красноармейцы в белых маскхалатах. Оказалось, что они якобы из спецразведгруппы Советской армии и ищут связи с местными патриотами. Армейское вооружение и русская речь прибывших убедительнее каких-либо документов свидетельствовали о личностях гостей. Правда, ничего конкретного не сказал им Наумец. Решил посоветоваться с Муради Фидаровым – руководителем партизанского подполья в городе.

В Сарнах он обратил внимание на нацистские флаги с траурными лентами, развешанными по городу, а на рукавах у фашистов черные повязки. Что-то случилось? После доклада начальству о работе на мельнице он решил встретиться с Фидаровым. Руководитель подполья поставил ему новые задачи и объяснил причину траура фашистов. Оказалось, под Сталинградом разгромлена огромная немецкая группировка вместе с 6-й армией вермахта. С учетом активизации бандеровского движения Муради Кабулатович предложил ему перевезти семью в Сарны.

– Илья Иванович, с учетом обстановки есть смысл вам переехать в город к родственникам. Нельзя вам там оставаться – эсбисты ОУН сатанеют.

Наумец в конце беседы рассказал Фидарову о встрече с воинами Советской армии – фронтовыми разведчиками.

– Смотри, Илья Иванович, возможно, это провокация, – предупредил его Фидаров. – Осторожность, еще раз осторожность – это тоже наше оружие, о котором нам никак нельзя забывать…

Уже темнело, когда на мельницу к Наумцу снова пришли те, что называли себя военными разведчиками. Они тоже знали о печальных для немцев событиях на фронте и говорили о полученном приказе немедленно приступить к диверсионным актам. Договорились следующим вечером собраться в одной из хат на краю села.

Наумец оповестил всех членов подпольной группы. Вечером пришли: Бигун, Тинкевич, Ковалев и Момоток. А через несколько минут в хату зашли военные в белых маскхалатах. Их уже было около десятка. На солдатских шапках в свете лампы блестели красные звезды. Старший из прибывших красноармейцев предупредил, что возле хаты он поставил двух бойцов для охраны. Потом предложил Наумцу зайти в соседнюю комнату посоветоваться с ним лично. Как только за ним закрылись двери, «разведчики» набросились на него, сдавили горло и скрутили руки. В это время бандиты специально громко разговаривали, и никто в соседней комнате не догадался, что делается за дверьми.

Через мгновение связаный по рукам и ногам Наумец лежал на полу. По одному приглашали в комнату бандиты членов группы и повторяли один и тот же прием. Зашедший последним Кирилл Момоток увидел своих товарищей связанными на полу в темном углу и все понял…

К хате подъехали сани еще с несколькими бандитами. Один из них доложил главарю, что все приготовлено. Тихой морозной ночью сани, на которых лежали подпольщики, скрипя полозьями, спускались пологим скатом холма к берегу реки Горынь.

Остановились сани на льду возле проруби. Никто из приговоренных злой волей палачей не просил помилования. Их били, над ними издевались, а затем в руках нелюдей оказались ножи и топоры. От страшного удара по голове упал рядом с друзьями и Кирилл Момоток. Темными лужами растекалась по льду кровь и стекала в прорубь. Закончился первый акт дикой кровавой оргии.

Кирилл очнулся тогда, когда людоеды стягивали с его ног сапоги. Сквозь прикрытые веки он видел ноги своих уже мертвых товарищей, торчащих из проруби. Стянув сапоги, бандиты решили, что и кожух на жертве еще приличный. Но, чтобы снять его, надо развязать руки. Не предполагали оуновцы, что Кирилл Момоток слышит их разговор. И вот кожух снят…

Неожиданно «мертвый» вскочил на ноги и со всей силы побежал в сторону села. После минутного оцепенения бандюки бросились догонять небезопасного свидетеля.

Босым по снегу, с окровавленным лицом, бежал, петляя, человек от палачей. На этот раз счастье оказалось на стороне беглеца. Из последних сил преодолевал Кирилл самые тяжелые шаги в своей жизни в сторону спасения. Он знал, что в село бандиты не побегут и стрелять не станут, чтобы не поднимать шума. Забежав в один из дворов, Момоток огородом прошмыгнул в соседский двор, потом на улицу. Пробежав еще какую-то сотню метров и убедившись, что бандиты потеряли его след, постучал в окно своих родственников.

Едва передвигая ногами, зашел в хату. Там его обмыли, переодели и положили на печь отогреться. Утром родичи оповестили село о случившемся. А самого Кирилла в сене перевезли на хутор, где он мог подлечиться и быть в безопасности.

Той же кровавой ночью бандиты совершили еще одну неслыханную подлость. К хате Наумца подъехали сани. Через окно жена спросила, кто они и где муж. Услышав в ответ, что Илья приказал ей приехать к нему, она вынесла связанные узлы, разбудила и закутала дочурку. Надеялась, что поедут в Сарны, как договаривались с Ильей, однако эта дорога закончилась возле той же Черной проруби на Горыни. Молодая женщина и маленькая девочка разделили страшную участь своего мужа и отца, а грязные руки мерзавцев обагрились новой безвинной кровью.

До утра вода со сгустками крови затягивалась слоем льда. Около проруби краснели пятна крови…

Днем родственники односельчан, обливая слезами тела казненных, вынимали их со льда и готовились к похоронам. На льду оставались только тела Ильи Ивановича Наумца, его жены Зины и маленькой дочери. Дело в том, что возле места казни палачи оставили записку, в которой обещали такую же кровавую расправу тому, кто посмеет похоронить на кладбище эту семью. Но житель Тутовичей Исаак Демчук не побоялся угроз палачей и на другой день похоронил семью Наумца.

Свидетель той страшной ночи Кирилл Григорьевич Момоток до пенсии проработал в городе Сарны на железной дороге…

* * *

Оперсоставом 143-й стрелковой дивизии 13-й армии по свежим следам были собраны материалы и составлена обобщенная справка о злодеяних нацистов и предателей в городе. В ней говорилось:

«…В Сарнах располагался 323-й гренадерский запасный батальон 76-й пехотной дивизии. В обязанности этой части вермахта входило: борьба с советскими партизанами, совершение облав по селам с целью отправки украинцев на работы в Германию, использование личного состава в «спецоперациях» – поджоги хат по селам и расстрелы неблагонадежных, которые составляли иногда все население села.

Нацисты под командованием старшего лейтенанта Крюгера, офицера 4-й роты этого батальона, совместно с местными полицаями получили задание проверить, нет ли евреев в селе Сарны.

Они вламывались в хаты под предлогом поиска оружия, выгоняли людей на улицу, молодых увозили в город для отправки в Германию. У кого находили оружие или прячущегося еврея – расстреливали всех мужчин хаты на месте. В тот день они уничтожили более сорока местных жителей. Среди бесчинствующих палачей были и украинские националисты в форме полицейских, люто ненавидевшие земляков, лояльно настроенных к советской власти.

Командир третьего отделения 4-го взвода 4-й роты унтер-офицер Майер первое «боевое крещение» принял в селе Антоновка. Фашисты буквально пьянели от крови. Майер приказал солдатам согнать жителей на платформу железнодорожной станции, а село полностью уничтожить – сжечь.

А вечером шестьсот человек, женщин и детей Антоновки, были втиснуты в семь товарных вагонов и отправлены в сарненский пересыльный концлагерь. Остальных селян расстреляли из пулеметов при участии старосты села.

Ранним солнечным утром 26 августа 1942 года 323-й гренадерский запасный батальон в Сарнах был поднят по тревоге. Вокруг огромных ям, вырытых заключенными, на кучах золотого песка немцы поставили несколько тяжелых пулеметов, остальные фашисты стояли с автоматами. Полицаям была дана команда доставить первую партию обреченных стариков, женщин и детей из концлагеря. Сюда же из гетто перевели и евреев.

Бургомистр города Маринюк от имени гебитскомиссара Гуаля, его заместителя Крекеля и коменданта жандармерии Шумахера успокаивал заключенных, что ожидается сортировка трудоспособных граждан. И вот уже первая группа уставших и перепуганных людей стояла у края могилы.

– Огонь! – скомандовал командир роты…

Майер достреливал из автомата тех, кто выказывал признаки жизни. Вторая группа, третья, четвертая… двенадцатая…

В это время в лагере люди почувствовали, что никакой «сортировки» нет, что этот блеф бургомистра направлен только на успокоение обреченных. И тогда произошел взрыв эмоций, негодования, гнева – более двух с половиной тысяч людей, разорвав «колючку», бросилось в разные стороны.

Спастись удалось нескольким десяткам. Остальных скосили пулеметно-автоматные струи огня. Улицы Сарн были залиты кровью несчастных граждан.

27 августа 1942 года продолжался кровавый шабаш. Только одно отделение Вили Майера в этот день под сарненским сосновым лесом уничтожило более полутора тысяч человек, а 323-й батальон за августовско-сентябрьские дни расстрелял около четырнадцати тысяч женщин, детей и стариков.

Причем детей изверги бросали живьем в ямы.

На месте звериной расправы еще долго стонала, содрогалась и сочилась кровью земля…»

* * *

О конкретных действиях партизан и подпольщиков на Сарненщине тоже первыми узнали сотрудники отдела СМЕРШ 143-й дивизии. Вот материал, который стал потом достоянием общественности через местных журналистов.

В Сарнах в период оккупации всей диверсионной работой руководил партизан Федор Маслюк, а разведывательной деятельностью занималась Юля Сохацкая. По заданию руководителя сарненского подполья Муради Комболатовича Фидарова она устроилась служанкой у немки Гурской.

Последняя почти каждый вечер устраивала вечеринки, на которые приходили офицеры вермахта и гестапо. В ходе пьяных оргий Юля получала от болтливой немчуры ценнейшую информацию.

В частности, Сохацкой стали известны сведения о планах гитлеровцев по проведению карательных операций против партизан. Узнала она и о прибытии в город новых войсковых подразделений, и о решении Эриха Коха об отправке новой партии украинской молодежи на работы в Германию, и так далее.

Кроме того, она получила данные о переброске эсэсовцев в район Рудки Бобровской, где располагался штаб отряда Медведева «Победители», и о вооружении оуновских отрядов немцами с целью задействования их в борьбе против партизан.

Но не дремало и сарненское гестапо…

Вскоре оно поручило местному полицаю Скобко выследить одного из партизанских подрывников И. Наумца. Это он с друзьями – А. Бигуном, П. Тинкевичем и К. Момотком – только на участке железной дороги Сарны – Ковель пустил под откос полдесятка эшелонов противника с личным составом и боевой техникой.

Гестаповцы поручили проведение операции по задержанию группы партизан оуновскому главарю Мухе, который по наводке Скобко на одном из хуторов близ Сарн организовал засаду. Герои-партизаны были задержаны и тут же бандеровцами расстреляны. После этой трагедии Фидаров через связных предупредил Юлю Сохацкую, что она попала под подозрение. Да и она сама стала замечать за собой «хвост», сопровождавший ее от дверей до дверей…

С наступлением темноты она покинула свой дом и вскоре оказалась на околице села Працидки вблизи хутора Ямица. Там уже свирепствовали против поляков бандеровцы. Она бросилась на Мочулянские хутора, где проживал связной. Вместе с ним они решили идти в отряд, чтобы рассказать о кровавом разгуле банды националистов.

…Они выбрались на дорогу. Уставшая Юля еле успевала за связным. Еще издали они услышали скрип колес. Подвода быстро приближалась. Когда до нее оставалось не более пятнадцати метров, партизанка подняла руку:

– Стой!

Возница – седобородый старик – натянул вожжи. Сидевшие спиной друг к другу два дремавших полицая вмиг пробудились.

– Кто такие? – спросил толстяк.

Деваться было некуда.

– Возьмите попутчиков, – попросила Юля.

Толстяк еще раз смерил девушку взглядом и милостиво разрешил:

– Ты садись, а твой провожатый пусть на своих топает.

– Он – больной, ему трудно идти, – возразила Сохацкая.

– Ничего, дойдет, – хмыкнул толстяк, схватив девушку за шею.

Тем временем другой полицай быстро спрыгнул с подводы и наставил винтовку на партизанского связного.

– Так вот где нам довелось встретиться! – буквально взорвался он. – Крестись, сучий сын! Теперь ты не выкрутишься, как в прошлый раз, большевик проклятый!

Все решали секунды. Юля рывком высвободилась из цепких рук толстяка, выхватила «вальтер», спрятанный за пазухой, и выстрелила в затылок вооруженному бандиту. У толстяка от неожиданности отвисла нижняя челюсть. Он тупо уставился на своего убитого дружка. Пристрелив и толстяка, Юля скомандовала вознице:

– Быстро в село Мочулище…

Наконец впереди показалось желанное село. Услышав о кровавых делах националистов, командир партизанского отряда Алексей Шитов немедленно послал конников в указанные районы…

Стычка с бандой Мухи произошла в густом лесу, неподалеку от села Судло. После двух партизанских залпов наступающие бандиты стали отходить по направлению Рафаловки. Захватив с собой девять человек, Шитов бросился наперерез. Националисты открыли беспорядочную стрельбу, пытаясь прорваться сквозь кольцо. Вдруг со стороны Рафаловки появилось двадцать конников. Впереди на сером жеребце скакал всадник в черной полицейской шинели. Он то и дело взмахивал рукой, видимо, подгоняя своих дружков.

Обстановка была сложной. Шитов окликнул Володю Сергеева – самого меткого снайпера отряда.

– А ну-ка, возьми на мушку этого скакуна! – приказал он.

Через мгновение грохнул выстрел. Всадник подпрыгнул в седле и, как сноп, свалился на землю. Бандиты сразу потеряли боевой азарт. Они сгрудились на небольшом холме. Двое из них спешились, подхватили под руки незадачливого наездника и поволокли в лес. Какой-то чернобородый националист закружился среди испуганно мечущихся конников, с размаху стукнулся головой о ствол сосны и упал со своего коня. Однако тут же вскочил и побежал прямо в расположение партизан…

Из показаний пленного было установлено, что он рядовой из куреня Легенды, который послал взвод Рудого на помощь Мухе. Кроме того, он поведал, что начальник штаба оуновцев Смородский открыто пошел на сговор с немцами. Фашисты помогли ему организовать отряд из бывших уголовников, снабдили оружием.

После окончания допроса пленного Корчев отправился к Луке Егоровичу Кизе с вопросом, что делать с пленным. Кизя подумал и предложил свести чернобородого с партизаном Терещенко. Интересная судьба была у этого народного мстителя.

Командир отделения саперов Терещенко был на фронте с первых дней войны. Воевал храбро. Но в одном бою его контузило, и он угодил к немцам, но вскоре бежал из плена. Долго блуждал по лесам и однажды наткнулся на группу вооруженных людей.

– Кто ты? – спросил старший.

– А с кем я имею дело?

– С партизанами, – последовал ответ.

Терещенко остался в отряде. Он подружился с приземистым крепышом Костей – хорошим и честным парнем. Они все время были вместе, делились последним куском хлеба. Но вскоре Терещенко стал замечать, что многие партизаны действуют совсем не по-партизански: забирают у населения скот, одежду, да еще прикладами замахиваются. Как-то он спросил у Кости:

– Почему командир не наказывает мародеров?

– Кто, Легенда? – усмехнулся приятель. – Да он такой же мародер. – И, оглянувшись, шепотом добавил: – Тебя обманули. Мы – партизаны, да не те.

– Как не те? – удивился Терещенко.

– А так. Воюем не против немцев, а против Советов.

В ту же ночь Терещенко незаметно ускользнул из лагеря бандитов и к вечеру следующего дня встретился с отрядом имени Чапаева, которым командовал В. И. Кабанов.

Вот этого-то Терещенко и советовал Л. Е. Кизя свести с чернобородым. Ведь как-никак оба в курене Легенды побывали. И эта встреча состоялась. Друзья-враги узнали друг друга и поговорили с пользой для общего дела…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

СМЕРШ: оболганные герои | Армейский вестник

Благодаря наличию некоего романтического ореола советская военная контрразведка СМЕРШ находится «на особом счету» у русофобов — как западных, так и наших, «доморощенных». Они ее объявляли и «отрядом террора НКВД», и «аналогом СС». Чем же была контрразведка СМЕРШ на самом деле и каков её вклад в Великую Победу?

Авторы «желтой» литературы и режиссеры российского кино начали проходиться по СМЕРШу довольно давно, но особо острой дискуссия вокруг этого ведомства стала в 2013 году.

19 апреля 2013 года на BBC вышла статья Антона Кречетникова «СМЕРШ: борьба с чужими и своими», в которой более или менее достоверные факты оказались перемешаны с совершенно странными голословными обвинениями. Этот материал в свою очередь ссылался на статью на том же BBC, но уже 2003 года — Константина Рожнова «СМЕРШ: контрразведка или орудие репрессий». Очень грустно, что данные из этих материалов затем вошли в статью о СМЕРШе в Википедии, и воспринимаются теперь многими как истина в последней инстанции. Есть там, в частности, такой странный пассаж:

«По данным, которыми располагает Петров, органы военной контрразведки арестовали с 1941 по 1945 год порядка 700 тысяч человек, из которых были расстреляны 70 тысяч. Некоторые другие источники сообщают о том, что в сети СМЕРШа попали миллионы человек, около четверти из которых были расстреляны. Большинство арестованных, которым удавалось избежать расстрела, отправляли в ссылку. Стандартный срок — 25 лет. Даже амнистия, объявленная после смерти Сталина, на многих из них не распространялась. Дожили до возвращения и умерли своей смертью буквально единицы«.

А еще:

«…В основном, деятельность СМЕРШа была направлена против так называемых «антисоветских элементов» — тех, кто выражал сомнение в правильности советской системы«.

Так вот, утверждения эти совершенно абсурдны. И самое грустное, что ВВС при этом ссылается на неких «исследователей».

СМЕРШ по определению не мог «в основном» быть направлен против «антисоветских элементов», так как был чистой военной контрразведкой.

И он не мог физически расстрелять ни 70 тысяч, ни «четверть от миллионов». Во-первых, решения о расстрелах принимали суды. Во-вторых, согласно самой масштабной статистике в 1943 — 1946 годах, по материалам всех правоохранительных органов (в том числе и за общеуголовные преступления), за период, пока существовал СМЕРШ, в СССР было вынесено по всей стране и за все виды преступлений около 14 тысяч смертных приговоров! Так что, хоть «70 тысяч», хоть «четверть от миллионов» — это не более, чем плод чьих-то больных фантазий. Да и с 700 тысячами «арестованных» странно получается.

К примеру, за все это время во всем СССР за «контрреволюционные и другие особо опасные преступления» всего было осуждено около 400 тысяч человек… По всему же СССР за данный период к уголовной ответственности привлекалось около 10 миллионов человек, из которых почти половина — за «дисциплинарные проступки», квалифицировавшиеся как срыв трудовой мобилизации (и к СМЕРШу не имевшие никакого отношения). Львиная доля среди остальных осужденных — уголовники. Поэтому крошечный в масштабах страны СМЕРШ ни «миллионы», ни даже «700 тысяч» арестовывать не мог чисто физически…

Настоящий скандал вокруг истории СМЕРШа спровоцировал также в 2013 году известный российский либерал, руководитель «Союза Правых Сил» Леонид Гозман, откровенно по-хамски отреагировавший на выход фильма о деятельности контрразведчиков. В своем блоге он сравнил СМЕРШ с СС, сказав, что отличались они, якобы, только тем, что у СС была более красивая форма. Ему жестко и хлестко ответила журналистка «Комсомольской Правды» Ульяна Скойбеда, породившая своим материалом известный интернет-мем «на гране фола» — «абажуры».

Собственно, Гозман либо вообще не разбирался в сути явления (что менее вероятно), либо сознательно врал (что, увы, более вероятно). «Солдаты СС», о которых он писал (видимо, ваффен СС) — контрразведкой никогда не занимались, а привлекались в своей массе к карательным операциям и параллельно использовались, как обычный линейные части. СС была признана Нюрнбергским трибуналом преступной организаций, а СМЕРШ был признан рядом авторитетных экспертов самой эффективной спецслужбой Второй мировой войны, сделавшей огромный вклад в разгром гитлеровцев…

Итак, немного истории для понимания сути явления. Отмечу сразу, большая часть документов относительно деятельности СМЕРШа по сей день по вполне понятным причинам не рассекречена и не публиковалась в открытом доступе. Но даже общеизвестных фактов достаточно для понимания сути явления.

СМЕРШ возник в 1943 году. Его предшественниками можно считать 3 Управление НКО и особые отделы НКВД. В 1942 году вскрылся ряд недостатков в их работе, и руководство СССР решило систему военной контрразведки в военный период принципиально реформировать.

Поэтому 19 апреля 1943 года Постановлением Совнаркома были созданы три параллельные и абсолютно не зависящие друг от друга спецслужбы. СМЕРШ, известный нам по фильмам и книгам, — это Главное управление контрразведки СМЕРШ, входившее в состав Наркомата обороны — сугубо армейская структура, вопреки расхожим мифам, к НКВД никакого отношения больше не имевшая. Параллельно свои СМЕРШи были созданы в составе военно-морского флота и НКВД. Сотрудники последнего «мирными гражданами» не занимались. Их задачей было контрразведывательное обеспечение деятельности пограничных и внутренних войск, милиции и других подразделений НКВД.

«Основной» СМЕРШ НКО возглавил Абакумов, подчинявшийся только лично Сталину как наркому обороны. СМЕРШ флота возглавил Гладков, замыкавшийся на Кузнецова, а СМЕРШ НКВД — Юхимович, начальником которого был Берия.

Сотрудникам СМЕРШа присвоили звания, соответствующие званиям в новых их ведомствах. В соответствие с подразделениями привели и их форму. Некоторые начальники, правда, какое-то время сохраняли за собой и в армии звания «государственной безопасности», но это были, скорее, исключения.

Помимо бывших сотрудников особых отделов НКВД в СМЕРШ массово призвали армейских офицеров, а также «профильных» специалистов с «гражданки», в частности юристов.

Как мы уже рассказывали ранее, никаких заградотрядов СМЕРШ не создавал и в спины никому не стрелял. Его сотрудники занимались оперативной контрразведывательной работой, со скидкой на фронтовую специфику. В их обязанности входила охота на вражеских шпионов и диверсантов. А именно на разведывательно-диверсионную деятельность сделали упор гитлеровцы после «общевойсковых» неудач 1942 года. Вражеские агенты проникали через линию фронта, сбрасывались на парашютах, тысячи их проникали в тыл Красной армии под видом «бежавших пленных» или «бывших окруженцев».

Главная проблема заключалась в том, что большинство из них этнически принадлежали к народам, населявшим СССР. Это были освобожденные нацистами уголовники, пошедшие на сотрудничество с немцами военнопленные Красной армии, украинские и прибалтийские националисты, выходцы из эмигрантских кругов. Русский язык для большинства из них был родным, они знали тонкости поведения в обществе, неизвестные никому из иностранцев, поэтому их выявление и задержание было высочайшим искусством. Пройдя обучение в специальных разведывательно-диверсионных школах, они становились настоящими машинами для убийства. В отдельных случаях задачи на территории СССР решали и немцы — сотрудники элитных спецподразделений Абвера и СС.

Хрестоматийными примерами работы контрразведки стали такие приемы, как быстрая замена оформления документов, правил ношения формы. Широко известна история со скрепками — из-за разницы в материале советские скрепки на документах окислялись и оставляли ржавый след, а немецкие, из нержавейки, — нет. Такая мелочь стоила карьеры, а может и жизни, многим шпионам. Известно, и то, как контрразведчики разоблачили немецкого агента, готовившего покушение на Сталина. Их внимание привлек «псевдосмершевец», ехавший на чистом сухом мотоцикле, в то время как в районе, из которого он якобы следовал, шел сильный дождь. А неправильно расположенные на кителе награды (порядок их ношения незадолго до этого был сменен) окончательно доказали, что «офицер» не тот, за кого он себя выдает…

Служба в СМЕРШе была даже более опасной, чем на передовой. Оперативник в среднем успевал послужить только 3 месяца, после чего выбывал по смерти или ранению…

В общем, по имеющейся информации, более 6 тысяч сотрудников СМЕРШа погибли в годы войны, сотни — пропали без вести. Четверо посмертно стали Героями Советского Союза. Многие, работая на передовой в наиболее сложных ситуациях, брали на себя командование подразделениями и проявляли чудеса героизма:

«Например, ст. лейтенант А. Ф. Калмыков, оперативно обслуживавший батальон 310 сд. был награждён посмертно орденом Красного Знамени за следующий подвиг. В январе 1944 г. личный состав батальона пытался овладеть штурмом деревней Осия Новгородской области. Наступление было остановлено сильным огнём противника. Повторные атаки результатов не давали. По договоренности с командованием, Калмыков возглавил группу бойцов и с тыла проник в деревню, обороняемую сильным вражеским гарнизоном. Внезапный удар вызвал у немцев замешательство, однако их численное превосходство позволило окружить смельчаков. Тогда Калмыков вызвал по рации «огонь на себя». После освобождения деревни на ее улицах кроме наших погибших воинов было обнаружено около 300 трупов противника, уничтоженного группой Калмыкова и огнем наших орудий и миномётов«…

За годы войны СМЕРШ провел до 250 успешных радиоигр, выманив и захватив в их ходе около 400 вражеских агентов и кадровых сотрудников разведки. В целом же силами СМЕРШа было захвачено и нейтрализовано более 30 тысяч вражеских шпионов, диверсантов, террористов. Лидеры Третьего Рейха вынуждены были сами констатировать, что масштабная разведывательно-диверсионная деятельность не приносит им и доли ожидаемого результата…

В некоторых случаях один сотрудник СМЕРШа стоил целой армии. Ведь от своевременности нейтрализации вражеского шпиона зависел успех масштабных операций и сотни тысяч жизней красноармейцев. На территории Германии СМЕРШ боролся с нацистской тайной террористической организацией «Вервольф», в Прибалтике и на Украине — с коллаборационистским националистическим бандподпольем, которым руководили сначала из Берлина, а потом — из Лондона.

После войны СМЕРШ был выведен из состава НКО и передан МГБ, реорганизовавшись со временем в управление военной контрразведки.

Радует, что кроме откровенных исторических фальшивок существуют и достойные художественные произведения о СМЕРШе. В первую очередь, это касается великолепной книги Владимира Богомолова «Момент истины» (очень рекомендую всем, кто желает подробнее узнать о работе СМЕРШа), по которой был снят в целом неплохой фильм «В августе 44-го». Хорошее впечатление производит и недавно снятый российско-белорусский сериал «Смерть шпионам».

Мы пока по объективным причинам многого не знаем о работе СМЕРШа, но даже то, что нам уже известно о службе его сотрудников, свидетельствует о том, что они были настоящими героями, сделавшими огромный вклад в Победу над нацизмом, спасшими миллионы жизней советских граждан — как военнослужащих, так и представителей мирного населения. И они достойны не грязных поклепов в духе Гозмана и компании, а глубочайшего почтения и уважения.

/Святослав Князев, politrussia.com/

army-news.ru

СМЕРШ и Н. Ф. Ватутин. СМЕРШ против бандеровцев. Война после войны

СМЕРШ и Н. Ф. Ватутин

Причастность бандеровцев к покушению и смерти командующего 1-м Украинским фронтом (УФ) генерала армии Николая Федоровича Ватутина неоспорима. Но автор обратил внимание на разночтения у некоторых авторов, легко пишущих об этом трагедийном событии, что вызывает вопросы.

Как известно, командующий 1-м УФ генерал армии Н. Ф. Ватутин был смертельно ранен 29 февраля 1944 года не фашистами, а бойцами из бандеровской УПА. Интересно, что сам факт ранения советского полководца украинскими националистами почему-то скрывался в Советском Союзе почти двадцать лет. Кстати, мартиролог командующих фронтами за период Великой Отечественной войны таков: один командующий фронтом был убит немцами – Черняховский в 1945 году под Кенигсбергом, Кирпонос застрелился в 1941 году под Киевом, а Павлов был «разоблачен» Мехлисом и расстрелян по приказу Сталина тоже в 1941 году.

Но вернемся к описанию трагедии, случившейся с Н. Ф. Ватутиным и людьми, причастными к судьбе генерала, и теми, кто был в стороне от них.

В статье «Национальный герой – Николай Федорович Ватутин» авторы А. Войцеховский и Н. Зазулин утверждают:

«29 февраля 1944 года Н. Ф. Ватутин выехал в Ровно, в штаб 13-й армии. Поработав там со штабными документами, он в тот же день в сопровождении небольшой группы офицеров и десяти автоматчиков направился в штаб 60-й армии в Славуту. При подъезде к селу Милятин Гощанского района эскорт штабных автомашин подвергся нападению находившихся в засаде бандеровцев. Головная машина, принявшая на себя первый удар, оказалась подбитой. Из следовавших за ней четырех других автомашин выскочили автоматчики и открыли огонь по бандитам.

В эти критические минуты сопровождавшие Н. Ф. Ватутина – член Военного совета К. В. Крайнюков и другие ответственные лица – предложили командующему покинуть обстреливаемую зону и увезти с собой штабную документацию. Однако Н. Ф. Ватутин решил иначе. Он отправил штабные документы с одним из офицеров по назначению, а сам взял в руки оружие. В разгар боя Н. Ф. Ватутин был тяжело ранен. Полководца сначала доставили в Ровно, а оттуда в Киев. За его жизнь боролись высококвалифицированные врачи. Но, несмотря на все принятые меры, спасти жизнь отважного генерала не удалось, 15 апреля 1944 года Н. Ф. Ватутин скончался.

Следствием, проведенным Ровенским областным управлением КГБ, установлено, что в засаде под Милятином, где был смертельно ранен Ватутин, находилась сотня УПА, возглавляемая бандглаварем по кличке Мадьяр.

Эта сотня совершала нападения на подразделения советских войск, двигавшиеся в сторону фронта, а также на советских патриотов на территории Гощанского и Острожского районов Ровенской области.

Последнюю точку в этой истории поставил Ровенский областной суд, рассмотревший в 1960 году уголовное дело по обвинению Трусика Ивана, входившего в банду Мадьяра, и шестерых его сообщников, обвинявшихся в терроризме и бандитизме.

Суд, заслушав признания подсудимых и показания многочисленных свидетелей, признал Трусика и его сообщников виновными во всех предъявленных обвинениях и осудил пятерых из них к высшей мере наказания и двоих – к длительным срокам заключения…»

Кто такой Мадьяр, из статьи непонятно, но мы видим героический подвиг Ватутина, взявшего оружие в руки. А может, надо было срочно разворачивать машины и уходить из зоны огня, а не ввязываться в бой? На это ответа нет.

Послушаем пояснения Г. К. Жукова того, чего он тоже сам не видел. В первой части книги «Воспоминания и размышления» 1969 года читаем:

«Н. Ф. Ватутин объезжал войска 60-й армии. Впереди ехала охрана. Ватутин был во второй машине со своим адъютантом и стрелком, а за ним на некотором удалении шли две машины Н. С. Хрущева… Они попали под обстрел… бандеровцев. Н. Ф. Ватутин выскочил из машины, вместе со стрелками стал прикрывать (???) отход других машин. Во время перестрелки Николай Федорович был ранен в бедро».

Но во второй части того же издания две машины Хрущева загадочно улетучились. Получается, что если в колонне был Хрущев, то он сбежал с поля боя. В дальнейшем этот эпизод исчез в публикациях. Что это – ложь или забывчивость?

И еще, как могла позволить охрана командующего принять его в качестве стрелка в свою цепь по прикрытию отходящих машин? Логично было бы срочно эвакуировать генерала в тыл. Но, по всей вероятности, навредила паника.

Во втором издании 1975 года «Воспоминаний и размышлений» это событие уже излагается по-другому:

«Генерал армии Н. Ф. Ватутин и член Военного совета фронта генерал-майор К. В. Крайнюков 29 февраля в 16 часов 30 минут в сопровождении охраны в количестве 8 человек выехали из штаба 13-й армии (район города Ровно) в 60-ю армию (район города Славута) по маршруту Ровно – Гоща – Славута.

В 19 часов 40 минут Николай Федорович и сопровождавшие его лица, подъехав к северной окраине села Милятин, увидели толпу людей примерно в 250—?300 человек и одновременно услышали одиночные выстрелы, раздавшиеся из этой толпы.

По указанию Н. Ф. Ватутина машины остановились, чтобы выяснить, что случилось. Внезапно по машинам был открыт ружейный огонь из окон домов. Это были бандеровцы. Н. Ф. Ватутин и охранявшие его лица выскочили из машин, и Николай Федорович был ранен в ногу.

Быстро повернув одну из автомашин, три бойца подхватили Н. Ф. Ватутина, положили его в машину и, захватив с собой документы, направились в сторону Ровно. С ними же уехал и К. В. Крайнюков».

А вот что писал в своей книге «Оружие особого рода» К. В. Крайнюков:

«…Коротая время в разговорах, мы ехали по Ровенскому шоссе в Славуту, в штаб 60-й армии. Заметив проселочную дорогу, Н. Ф. Ватутин сказал:

– А зачем нам, собственно, делать крюк по шоссе? Этот проселок тоже ведет в Славуту. Здесь всего каких-нибудь двадцать пять километров. Черняховский, наверное, заждался нас. Давайте не будем делать объезд через Новоград-Волынский.

Мы свернули… И вдруг послышалась стрельба. Машина с охраной, въехавшая было в село Милятин, быстро дала задний ход. Порученец командующего полковник Н. И. Семиков взволнованно выкрикнул:

– Там бандеровская засада! Бандиты обстреляли машину и теперь наступают на нас.

– Все к бою! – выйдя из машины, скомандовал Ватутин и первым лег в солдатскую цепь… Во время перестрелки генерал армии Н. Ф. Ватутин был тяжело ранен. Мы бросились к командующему и положили его в уцелевший «газик». Под обстрелом врага открытая машина проехала немного и остановилась. Видимо, был поврежден мотор. Тогда мы понесли Николая Федоровича на руках, спеша доставить его в укрытие. А охрана продолжала вести бой.

Навстречу нам показались сани с парой лошадей. Мы остановили возницу и положили в сани командующего… тронулись в путь по направлению к Ровенскому шоссе… В одной из хат… нашли военного врача. Он оказал Николаю Федоровичу первую помощь. Затем снова двинулись в путь и вскоре встретили машины с пехотой, высланные нам на выручку командующим 13-й армии…

Колонну замыкала санитарная машина. На ней Николай Федорович был доставлен в Ровно, где ему тотчас сделали операцию…»

Следующим документом К. В. Крайнюкова, вслед за докладом по ВЧ, явилась его докладная записка Сталину, направленная шифром из штаба 13-й армии.

Сталин при телефонном разговоре якобы заметил:

– В вашем распоряжении имеется такая огромная масса войск, а вы беспечно разъезжаете по фронту, не взяв даже надежной охраны. Так не годится!

В докладной записке говорилось:

«Товарищу Сталину.

Докладываю о происшествии с генералом армии тов. Ватутиным в составе четырех машин и с личной охраной в количестве 10 человек, в 18.50 при въезде в северную окраину д. Милятин, что 18 км южнее Гоща, подверглись нападению бандитов численностью 300–350 человек.

При перестрелке тов. Ватутин был ранен. Все меры по вывозу раненого тов. Ватутина из района нападения приняты.

Характер ранения: сквозное пулевое правого бедра с переломом кости.

По предварительному заключению хирурга 13-й армии, ранение относится к категории тяжелых, требуется лечение минимум два месяца.

К оказанию мед. помощи привлечены все лучшие силы. На 3.00 1.3.44 года состояние здоровья тов. Ватутина удовлетворительное.

Находится в 506-м армейском госпитале в г. Ровно. Врачи настаивают в течение суток не трогать, а 2.3.44 года обязательно эвакуировать самолетом «Дуглас» в Москву.

Член Военного совета 1-го Укр. Фронта

Генерал-майор Крайнюков.

№ 156 1.3.44 года.

7.00»

Нарком внутренних дел УССР В. Рясной направил заместителю НКВД СССР В. Чернышову шифротелеграмму. В ней он констатировал, что «нападающих было 30?40 человек». Охрана «энергично отстреливалась», но «бандитам удалось окружить одну машину, в которой находилось 3 человека, и в перестрелке последние были убиты».

Говорилось о зачистке войск НКВД, в ходе которой за 20 дней проведено «65 чекистско-войсковых операций, стоивших жизни 1129 бандитам».

Водитель Н. Ф. Ватутина Александр Данилович Кабанов, проживавший до недавнего времени в Киеве, утверждал, что когда начался обстрел, то он заприметил сарай у дороги и предложил командующему пересидеть там шквал огня. Он согласился, и они побежали. Ватутин вдруг упал – оказалось, он был ранен в ногу. Вместе с бойцом охраны Иваном Коваленко они донесли его до сарая, перевязали ногу и потом эвакуировали на «Додже» в Ровно в общей колонне.

6 марта 1944 года начальник УКР СМЕРШ 1-го Украинского фронта генерал-майор Н. А. Осетров после доклада В. С. Абакумову направил члену Военного совета фронта Н. С. Хрущеву докладную записку с результатами расследования этого ЧП. В ней говорилось:

«…29 февраля 1944 года, примерно в 19.00, в нас. пункте Милятин Острожского района бандгруппа численностью в 100–120 человек обстреляла машину командующего Первого Укр. фронта генерала армии т. Ватутина и машины, его сопровождавшие, вследствие чего тяжело ранен в ногу генерал армии Ватутин.

29 февраля 1944 года, закончив работу в штабе 13-й армии, в 16.30 Ватутин выехал в район расположения штаба 60-й армии в гор. Славута…

Несмотря на позднее время и наличие по маршруту Гоща – Милятин – Славута вооруженных банд, что Военному совету 13-й армии было известно из сообщений отдела СМЕРШ той же армии, генерал-лейтенант Пухов и генерал-майор Козлов для сопровождения командующего фронтом тов. Ватутина не направили дополнительной охраны и не предложили бронированных средств передвижения.

Полковник Семиков знал, что часть охраны Военного совета фронта направлена по другому маршруту, также не предложил Военному совету 13-й армии усилить имеющуюся охрану.

Кроме этого, Военный совет 13-й армии о передвижении командующего фронтом из гор. Ровно в гор. Славута не поставил в известность отдел КР СМЕРШ.

В результате беспечности в охране командующего фронтом тов. Ватутина, его и вместе с ним следовавшие машины, не подозревая о наличии вооруженной банды, въехали в село Милятин, где и был произведен обстрел и ранение тов. Ватутина.

Необходимо отметить, что Военный совет фронта также систематически был информирован о наличии активно действующих бандгрупп на участке 13-й армии, и члены Военного совета фронта лично были предупреждены о принятии мер предосторожности при поездках в части 13-й армии.

По показаниям помощника оперативного отдела штаба фронта майора Белошицкого, сопровождавшего Военный совет, установлено, что во время вынужденной остановки машин Военного совета в 3-х км от села Милятин майор Белошицкий услыхал впереди пулеметную стрельбу, однако об этом никому не доложил, а лишь предупредил личную охрану командующего о готовности.

По его же показаниям, при въезде машин на окраину села Милятин Белошицкий на расстоянии 800–900 метров заметил большую группу людей, но продолжал ехать, не доложив об этом командующему и сблизившись, таким образом, с бандой на расстояние 150–200 метров.

Следует отметить, что сопровождавшая командующего личная охрана и шофера вели себя достойно и мужественно, за исключением Моноселидзе, шофера члена Военного совета тов. Крайнюкова, который во время обстрела проявил трусость, угнал машину и сам участия в отражении нападения не принимал.

Моноселидзе задержан, и в отношении его ведется следствие…»

По указанию руководителя УКР СМЕРШ фронта генерал-майора Н. А. Осетрова в Милятин была срочно направлена опергруппа в 60 человек. В результате их работы разбежались и бандиты, и мирное население. Но один из бандитов был схвачен.

Им оказался 20-летний Григорий Ундир. Он и рассказал, как его сотня напала на Ватутина:

«…29 февраля 1944 года бандой Зеленого в количестве 80–90 человек было совершено нападение на группу автомашин, в одной из которых ехал командующий 1-м Украинским фронтом генерал армии Ватутин.

Указанное нападение было совершено при следующих обстоятельствах: утром 29 февраля с. г. бандгруппа в количестве 80–90 человек во главе с Зеленым вышла из села Дубенцы в засаду в район Милятино – Сиянцы, где, по полученным от высланной Зеленым разведки данным, двигался обоз из 12 подвод…

Когда обоз поравнялся с находившейся в засаде бандгруппой, по нему был открыт огонь. Завязалась перестрелка с охранявшими обоз красноармейцами. В ходе боя красноармейцам на шести подводах удалось убежать в направлении села Садки, а остальные шесть повозок, из них четыре с боеприпасами, были захвачены бандитами. Во время боя был убит один красноармеец.

В то время, когда бандитами еще преследовались бежавшие подводы, из села Милятин показалась грузовая автомашина, которая была обстреляна, и находившиеся на ней военнослужащие бросили автомашину и бежали.

Через некоторое время, уже перед вечером, на дороге из села Тессова показались четыре автомашины, из них три легковые. Зеленым была организована в районе Милятинских хуторов засада, и, когда машины начали подходить к находившимся в засаде бандитам, по ним был открыт сильный огонь.

После этого три автомашины развернулись и пошли обратно, а следовавшая первой автомашина была выведена из строя и оставалась на месте…»

Но это не вся правда. Как показал бывший командующий группой УПА «Тютюнник» Федор Воробец, он же Верещака, нападение на Ватутина произошло в районе действий сотни Деркача, и сделали это группки СБ ОУН сел Михальковцы и Сиянцы Острожского района Ровенской области.

Воробец часто организовывал операции, переоблачившись в форму советских военнослужащих. Но и сам стал жертвой переодетых в ОУН сотрудников госбезопасности 15 января 1946 года.

А вот версия ветерана УПА Евгения Басюка – Черноморца. Операцию против Ватутина провел уголовный отдел полевой жандармерии УПА, так называемой «повстанческой милиции», численностью в 30 человек под командованием Трояна – Примака. Когда появились машины Ватутина, они занимались разгрузкой захваченных подвод армейского обоза. По вползающим в село машинам открыли огонь спонтанно, а поэтому не было никакой засады.

* * *

Следует заметить, что расследованием обстоятельств этого трагического ЧП занимались Управление и отделы военной КР СМЕРШ, а также спецотряд «Тайга», являвшийся разведгруппой НКГБ СССР. Работу «таежников» лично контролировал генерал-лейтенант П. А. Судоплатов. Чекистам удалось найти место базирования сотни Зеленого. В бандеровском отряде насчитывалось около полутора сотен человек. На вооружении имелось два десятка автоматов, до тридцати ручных пулеметов, десять станковых пулеметов и 76-миллиметровая пушка. Отряд был окружен в ходе чекистско-войсковой операции и почти полностью уничтожен.

Кроме того, контрразведчики дополнительно установили, что дорогу между селами Сеянцы и Милятино «держала боевка СБ ОУН» из с. Колесники Гощанского района под командованием Феодосия Павлюка. Туда же были подтянуты боевики СБ ОУН Черкеса и Жука. По данным «таежников», в отряде Черкеса находился «видный немец». Вполне вероятно, что это был инструктор.

Дело в том, что в ходе операций против ОУН советские органы госбезопасности захватили около 300 офицеров абвера и СД. Сотрудники СМЕРШа установили, что в одной из банд в районе Милятино был венгр – снайпер, поражающий цель с нескольких сот метров. Мог и он стрелять в командующего, если было бы светло.

А вообще, в расследовании гибели Ватутина было полно противоречий, недосказанности, умолчания и элементарной лжи. До сих пор специалисты не могут сделать однозначного толкования.

Автор попробовал суммировать эти недоговоренности в форме постановки вопросов:

– Почему до сих пор существует путаница в количестве машин колонны командующего?

– Как при февральской темени в 19.00 можно было посчитать бандитов?

– Почему член Военного совета фронта генерал Крайнюков доложил Сталину, что свернули на проселку по указанию Ватутина, тогда как личный водитель командующего Кабанов утверждает, что ехали по заранее оговоренному маршруту?

– Если был оговоренный маршрут, то он визировался только одним человеком – Жуковым, который находился в это время в Новоград-Волынском, отчего он в своих мемуарах не говорит об этом и часто путается?

– Если отвергать эту версию, тогда почему первая машина не проскочила поворот на проселочную дорогу, а повела всю колонну за собой прямо на село Милятин?

– Почему Г. К. Жуков упоминает в колонне Хрущева как первого члена Военного совета, а потом опускает этот факт? Что это, забывчивость или оплошность тех, кто писал ему его мемуары?

– Почему в киевском госпитале главный военный хирург Н. Бурденко пришел к выводу, что ранение не так уж и опасно и интенсивное лечение позволит Ватутину вернуться в строй, однако ему отняли конечность якобы из-за заражения крови, и это в стерильных условиях? Ему действительно с каждым днем становилось легче.

– Почему для сопровождения командующего самым мощным фронтом, каким был 1-й Украинский, не выделили бронетехнику и подразделение автоматчиков?

– Почему не использовали пенициллин для лечения раненого? Со слов мстительного Хрущева, на его применение не дал добро Сталин, считавший, что этот препарат, сделанный в США, якобы может быть зараженным. Ну, здесь очередной ком грязи в сторону бывшего Главнокомандующего…

– Почему почти 20 лет молчали в СССР об обстоятельствах гибели генерала армии?

Много еще есть «почему». Думаю, на них ответят со временем наши историки.

17 апреля 1944 года в Киеве состоялись похороны Н. Ф. Ватутина. У гроба сына вместе с его товарищами по оружию стояла в белом платочке мать талантливого полководца Вера Ефимовна. Эта мужественная русская женщина в феврале и марте сорок четвертого года получила извещение о гибели на фронте двух своих сыновей: Афанасия Федоровича и Семена Федоровича. И вот теперь – третий сын. Она тихо плакала, часто повторяла одно и то же: «Умер ты, сын мой, за жизнь других. Они не забудут тебя, Коля, сокол мой ненаглядный!»

Забывают, а некоторые и вовсе забыли о таких, как он, борцах с фашизмом на моей родине – Украине. Необандеровцы уже требуют снести памятник, убрать останки героя из могилы. Но этого не видать тем, кто не хочет смириться со своим поражением в сорок пятом. Большинство украинцев другого мнения!

Ну, а что касается объективных данных по случаю гибели командующего фронтом, то их пока мало и они противоречивы.

Не случайно дочь генерала армии Н. Ф. Ватутина – Елена Ватутина, проживающая в настоящее время в Праге, не верит в официальную версию гибели родителя до сих пор. Она ждет момента, когда в России скажут, как на самом деле погиб отец.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Документы, захваченные СМЕРШем. СМЕРШ против бандеровцев. Война после войны

Документы, захваченные СМЕРШем

Немцы, естественно, секретили свои связи с бандеровцами, однако пришло время эти тайны приоткрыть. Это делали военные контрразведчики в ходе боев с неприятелем на территориях Западной Украины во время разгрома банд, их схронов со штабными документами и допросов задержанных атаманов и других руководителей УПА.

Тайное становилось явным.

Вот примеры.

«Конфиденциально Львов. 14 июля 1941 года.

Господину полковнику Генштаба

Лахузену Эжлеру фон Вивремонт,

Шефу 2 отдела абвера при Верховном

командовании вермахта

Берлин, W-35

Тирпитцуфер 82

Высокоуважаемый господин полковник!

Благодарю вас за дружеское письмо от 5 июля и спешу ответить на него.

12 июля я имел разговор с господином Лебедем. При этом я передал ему Ваше поздравление и от Вашего имени поблагодарил его за ценное сотрудничество и поддержку, которую он оказывает нашей службе.

Я подчеркнул, что главная цель нашего разговора состоит в том, чтобы прийти к возможно длительному, рациональному и систематическому сотрудничеству. Я указал на то, почему теперь, во время войны, необходимо интенсифицировать его, и подчеркнул, что сотрудничество господина Лебедя после вступления победоносных немецких войск во Львов ни в коем случае не заканчивается, а напротив, именно теперь должно систематически продолжаться.

Что касается практического осуществления этого сотрудничества, то мы обсуждаем некоторые мероприятия, о которых Вы будете информированы. Я обещал Лебедю дальнейшую поддержку и подчеркнул, что ранее проводившаяся им работа высоко оценивается начальником полиции безопасности и службой безопасности во Львове.

Из его высказываний я понял, что он тотчас сообразил, о чем идет речь, так что мои дальнейшие разъяснения оказались излишними.

Господин Лебедь заверил меня, что он охотно предоставляет себя в наше распоряжение в интересах совместной борьбы против большевизма и еврейства.

Он был бы признателен, если бы соответствующие директивы были доведены нами и до других лиц из украинских кругов Львова.

Хайль Гитлер! Преданный Вам – Теодор Оберлендер».

Лебедь стал впоследствии руководителем службы безопасности (СБ) ОУН – самого кровавого органа в системе организации. После войны он сотрудничал со спецслужбами США, Великобритании и другими странами НАТО.

* * *

Перевод с немецкого языка. Командный пункт корпуса

Копия 15 февраля 1944 г.

Генеральный штаб 13-го армейского корпуса

1-а/1 ц № 531/44 – СЕКРЕТНО

О взаимодействии с националистическими украинскими бандами

1. Приложением является приказ генерального штаба 13-го армейского корпуса 1-ц № 299/44 – секретно – от 29 января 1944 года об отношении к силам националистической повстанческой армии «УПА».

2. Соглашение, достигнутое с УПА в конце января в районе Постойно (33-й км северо-западнее Ровно), было согласовано с УПА также в районе Кременец – Верба – Козин – Березец.

Части, подчиненные генеральному штабу, ознакомлены с этой договоренностью, отсюда генеральный штаб просит поставить в известность войска верхнего района, находящиеся в непосредственном подчинении штаба 4-й армии.

Представитель УПА во время переговоров указал на то, что злоупотребления воинских частей, отчасти даже с применением силы оружия, при изъятии скота значительно осложняют проведение переговоров.

Он просит без трений указать войсковым частям, расположенным в верхнем районе и находящимся в непосредственном подчинении штаба 4-й армии в интересах соглашения, реквизиции на территории УПА, если таковые необходимы, проводить с привлечением сельских старост.

УПА уже высказывалась в том смысле, что реквизиция легитимна, если она проводится с участием старост и без применения насилия с немецкой стороны.

3. Обусловлена задача УПА: подавление советских банд (так немцы называли советских партизан. – Авт.). При продвижении вперед Красной армии – нарушение подвоза и уничтожение остающихся позади служб. Борьба против немецких подразделений допустима лишь в случае, если последние будут проводить реквизицию с применением силы оружия.

Приложение: За командование штаба

ПЕЧАТЬ Командир генерального штаба

Командир полиции безопасности и СД по Галиции – подпись.

О переговорах с руководством УПА

Этот документ попал в руки советских воинов так.

9 марта с. г. 866-м сп (стрелковый полк) 287-й сд (стрелковой дивизии) в деревне Вашковцы были захвачены документы штаба батальона 11 СС полицейского полка.

В документах найден приказ, касающийся переговоров украинских националистов с представителями немецко-фашистского командования и достигнутой договоренности о службе украинских националистов на пользу немцев. Копию этого приказа прилагаю.

Начальник политического управления 1-го Украинского фронта генерал-майор С. Шатилов

«О переговорах с руководством УПА. Боевая группа Притцман. РО.

Касательно: Отношения к членам национальной украинской повстанческой армии (УПА).

Начатые в районе Деражно переговоры с руководителями национальной Украинской повстанческой армии были успешно проведены также в районе Верба.

Достигнута договоренность. Немецкие части не подвергаются нападению со стороны УПА.

УПА засылает лазутчиков, преимущественно девушек, в занятые врагом районы и сообщает результаты Разведывательному Отделу Боевой группы.

Пленные Красной армии, а также советские партизаны препровождаются в разведотделы для допроса; местные чуждые элементы используются боевой группой на работах. Чтобы не мешать этому необходимому взаимодействию,

1. Агентам УПА, которые имеют удостоверения за подписью «капитан Феликс», или тем, кто выдает себя за членов УПА, разрешать беспрепятственный проход; оружие оставлять при них. По требованию агента предоставлять им быстрейший доступ в разведотделы.

2. Члены частей УПА при встрече с немецкими частями для опознавания поднимают левую руку с раздвинутыми пальцами к лицу; таковых не задерживать, это означает их взаимопонимание.

3. Со стороны УПА имеются жалобы на то, что немецкие полицейские регулярные части производят самовольную реквизицию, особенно домашней птицы. В связи с этим согласно приказу от 11 февраля 1944 года командиры частей привлекаются за эти дикие реквизиции, чтобы таковые прекратились.

Бреннер, генерал-майор и бригаденфюрер СС».

Таких документов, свидетельствующих о тесном взаимодействии бандеровцев с гитлеровцами, сотрудники СМЕРШа получали сотни.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Волынская резня и СМЕРШ. СМЕРШ против бандеровцев. Война после войны

Волынская резня и СМЕРШ

Весной 1943 года на Волыни, оккупированной немецкими войсками, начались масштабные этнические чистки. Эту преступную акцию проводили не гитлеровцы, а бандеровцы – боевики ОУН, стремившиеся «очистить» территорию Волыни от польского населения. Бандиты окружали польские села и колонии, а затем приступали к убийствам. Не щадили никого, убивали всех: стариков и детей, женщин и грудных младенцев. Их расстреливали, избивали колами и арматурой, рубили топорами. Не отсюда ли пошло их новое название «секирники»?

Таким способом в волынской резне было уничтожено несколько десятков тысяч человек. Вся вина их заключалась в том, что они были поляками и жили на западно-украинской земле.

После успешно проведенной Каменец-Каширской наступательной операции силами частей 1-го Украинского фронта в «бой» вступил СМЕРШ для фиксации и документирования злодеяний фашистов и их пособников – бандеровцев.

Оперативный состав отдела КР СМЕРШ 74-го стрелкового корпуса провел по этому поводу ряд серьезных расследований, одно из них касалось села Могильницы. На основании работы по вскрытию преступлений был подготовлен обобщенный документ. Таких документов было немало из-за обильно пролитой крови оуновцами из УПА.

Один из них назывался так:

«Спецсообщение УКР СМЕРШ 1-го Украинского фронта о преступлениях украинских националистов села Могильницы, 20 мая 1944 года».

В нем говорилось, что «4 мая с. г. отделом КР СМЕРШ 74-го стрелкового корпуса 1-й Гвардейской армии на основании… материалов и свидетельских показаний были арестованы активные украинские националисты села Могильницы Будзановского района Тернопольской области:

Козловский Леонид Григорьевич, 1893 года рождения;

Кричковский Иосиф Антонович, 1910 года рождения;

Корчинский Иосиф Петрович, 1910 года рождения;

Терлецкий Петр Иванович, 1906 года рождения.

Расследованием установлено, что указанные лица, являясь членами ОУН, вели активную борьбу по уничтожению лиц, лояльно настроенных по отношению к советской власти. Среди населения проводили националистическую пропаганду…

Свидетель Рыжий С. А. на допросе от 3.05 об антисоветской деятельности Козловского Л. Г. показал:

«…Козловский с приходом немецких захватчиков в с. Могильницы, в июле 1941 года, добровольно поступил на службу в украинскую полицию, состоящую из националистов-бандеровцев, был вооружен карабином…

В июле 1941 года он арестовал три еврейских семьи: Гелис, Мендель и Ворун, состоявшие из 18 человек стариков, подростков и детей в возрасте от 6 месяцев до 12 лет. Все они были отведены в лес, где взрослых расстрелял, а детей от 6 месяцев до 6 лет брал за ноги, ударял их головами о дерево, затем бросал в яму…

Перед приходом частей Красной армии – в марте с. г. он ходил по селу и предлагал жителям прятать имущество и продукты питания, заявляя: скоро придут грабители большевики, прячьте скот, продукты питания и имущество…

Козловский рассказывал следующее: когда придут красные войска, УПА на время уйдет в Карпатские горы, затем возвратятся и с помощью нас – местных оуновцев – будут громить советские тылы и работников НКВД. Красная армия под напором немцев, УПА и Галицийской армии вскоре будет уничтожена».

Свидетель Яницкий С. И. о Кричковском показал:

«В ночь на 18 марта украинские националисты-бандеровцы учинили массовое убийство поляков с. Могильницы. Они под видом советских партизан, в масках, врывались в дома поляков и производили самые жестокие издевательства над ними, резали их ножами, рубили топорами детей, разбивали головы, после чего с целью сокрытия своих преступлений – сжигали.

В упомянутую ночь бандеровцы замучили, зарезали и расстреляли до 100 чел. советских активистов, евреев и поляков. В эту же ночь была вырезана моя семья – жена, 17-летняя дочь и сын. В мой дом ворвалось до 15 националистов, среди которых я опознал бандеровца Кричковского Иосифа Антоновича, принимавшего непосредственное участие в убийстве моей семьи».

Проверяя показания свидетеля Яницкого в лесу около с. Могильницы… в ямах было обнаружено 94 трупа замученных жителей с. Могильницы, которые были убиты националистами в ночь на 18.03.44 года.

Арестованные националисты Корчинский и Терлецкий также принимали активное участие в уничтожении советских граждан.

Установлено, что ими лично расстреляны в 1941 году: работники НКВД Головецкий и Гореняк, секретарь комсомольской организации Салий Павел, председатель колхоза Вылинский Иосиф и две еврейских семьи.

Следствие по делу арестованных ведет отдел КР СМЕРШ 1-й Гвардейской армии…»

Далее прикладывались протоколы допросов преступников, ставших при президенте Украины Ющенко героями.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

СМЕРШ против бандеровцев. Война после войны читать онлайн

СМЕРШ против бандеровцев. Война после войны

Анатолий Терещенко

Год издания: 2013

Страниц: 70

Во время Великой Отечественной сталинскому СМЕРШу пришлось сражаться не только с гитлеровской разведкой, против немецких шпионов и диверсантов, но и против националистического бандподполья, стрелявшего воинам-освободителям в спину. Эта тайная война не закончилась даже после Победы. А самыми опасными и непримиримыми врагами Советской власти были нацисты-бандеровцы из ОУН, УПА и 14-й дивизии СС «Галичина». Как удалось разгромить их огромную партизанскую армию, имевшую крупные лесные базы, разветвленную агентурно-подпольную сеть и, что греха таить, широкую поддержку запуганного местного населения? Почему эта ВОЙНА ПОСЛЕ ВОЙНЫ продолжалась так долго и была настолько кровавой? Какую цену пришлось заплатить за ликвидацию гитлеровских прихвостней и военных преступников? И какие уроки могли бы извлечь нынешние спецслужбы из этой «неизвестной войны»?

Стр. 1 из 70

©Терещенко А.С., 2013

©ООО «Издательство «Яуза», 2013

©ООО «Издательство «Эксмо», 2013

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

©Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес ()

Ненависть к целому народу есть грех, есть человекоубийство, и ненавидящий должен нести ответственность.

Николай Бердяев

Мы все русофилы, мы любим великорусский народ и желаем ему всяческого добра, любим и изучаем его язык.

Иван Франко

Кто-то из великих сказал, что людей не должна возвышать случайность расовой принадлежности или цвета кожи. Всегда по жизни выше тот, у кого щедрее сердце и яснее разум. А если затуманивается разум – начинается распад личности, а за ней коллектива и государства. Это ярко продемонстрировали нацисты – адепты «нового мирового порядка», утверждавшие: «Германия превыше всего» и «Германия для немцев». Обещанный тысячелетний Третий рейх сгорел за каких-то двенадцать лет, кровавых и одураченных пропагандой.

Причину краха гитлеровского национализма объясняет Библия в 59-й главе книги пророка Исаии: «Ибо руки ваши осквернены кровью и персты ваши – беззаконием; уста ваши говорят ложь, язык ваш произносит неправду».

Национальные чувства легко возбудимые и наиболее ранимые, манипулируя ими, можно искусственно создавать в сознании этносов образы внешнего врага, что и делали приверженцы Степана Бандеры и его сообщники. Для них главными врагами были, как и для нацистов, «москали, жиды и коммуняки».

Россия для галичан, националистически настроенных, всегда была врагом номер один, почему-то мешающим им «добрэ жыты». Хотя такая масштабная и многогранная личность, каким являлся их земляк Иван Франко, был о россиянах иного мнения. Он всегда выражал солидарность с передовыми представителями русского народа, продолжал и закреплял лучшие традиции восточных славян – этнической основы Киевской Руси, в недрах которой сформировались народы-братья – русские, украинцы и белорусы.

«Мы все русофилы, – писал И. Франко, – мы любим великорусский народ и желаем ему всяческого добра, любим и изучаем его язык… И русских писателей, великих светочей в духовном царстве, мы знаем и любим…

Мы чувствуем себя солидарными с лучшими сынами русского народа. И это есть прочная, устойчивая и светлая основа нашего русофильства».

Присоединение Западной Украины к Восточной, кто бы что ни говорил, было встречено украинцами, жившими в Советском Союзе, с радостью, – наконец земляки объединились! Этого хотели и националисты, жившие и боровшиеся за «Вильну Украину».

Но вот настал 1941 год. С самого начала войны немецкая политика в отношении Украины явилась оккупационной. Украинские земли нацисты разделили на четыре части.

1. Дистрикт (округ) Галичина, присоединенный к Генеральной губернии 1 августа 1941 г.

2. Райхскомиссариат Украина (с 20 августа 1941 г.), т. е. территория под прямым военным управлением немцев.

3. Земли под румынским управлением (Северная Буковина, часть Бессарабии и Транснистрия – территория между Днестром и Бугом) – с 19 августа 1941 г.

4. Закарпатье, оккупированное Венгрией с осени 1939 г.

Итак, обещанной государственности от немцев Украина не получила.

С 18 декабря 1942 года по 28 октября 1944 года длилось изгнание немецких агрессоров с украинской земли. К осени сорок четвертого тут сражалась почти половина Вооруженных сил. Здесь были блестяще проведены такие масштабные военные операции, как освобождение Донбасса, Битва за Днепр, Корсунь-Шевченковская, Крымская, Львовско-Сандомирская, Яссо-Кишиневская стратегические наступательные операции, освобождение Закарпатья.

Но был и «невидимый фронт» освобождения – деятельность советских спецслужб и контрразведывательное обеспечение действий армии, партизанского движения и тыла. Вместе с армией органы военной контрразведки СМЕРШ НКО СССР и органы и войска НКВД-НКГБ активно включались в освободительную миссию в Восточной Европе.

Надо признать, что очень тяжелой ценой в жесточайшем противоборстве с мощными спецслужбами гитлеровского рейха приобретали сотрудники госбезопасности оперативный опыт военного времени.

Красноречива такая цифра только одного из направлений чекистской деятельности: из шестисот заброшенных за линию фронта за первые полтора года войны оперативных групп НКВД Украины на Большую землю возвратилось только три десятка.

В наши дни история прошедшей войны оказалась в эпицентре общественных интересов. Особое внимание к ней проявляют политики. В истории подлинной или мнимой они ищут аргументы для обоснования правомерности своих деяний. К сожалению, события 1941–1945 годов манипуляторами сознания подаются сегодня с приправой лжи, наветов и пасквилей на павших героев. Недаром говорится, что история – это политика, обращенная в прошлое.

Нынешние некоторые политиканы и псевдоисторики, особенно из числа «оранжевых» банкротов на Украине и «либералов» в России, пытались и пытаются вызвать озлобленность и ненависть к современным независимым государствам Украине и России как осколкам некогда единой страны. Они стремятся исказить всю историю России, Украины и СССР в целом, дискредитировать события Великой Отечественной войны и, в частности, борьбу нашего народа в лице Красной армии и советских партизан против немецко-фашистких захватчиков и их услужливых прихвостней – бандеровцев на территориях Западной Украины.

В книге, рассчитанной на широкий круг читателей, отражены конкретные эпизоды этой борьбы со стороны военной контрразведки СМЕРШ на территориях Западной Украины и даны исторические моменты возникновения воинствующего национализма, с которым приходилось сражаться армейским чекистам и сотрудникам территориальных органов госбезопасности, особенно после войны.

Эта книга не могла быть написана без помощи и активного участия многих людей. Они терпеливо и великодушно, не ожидая ни славы, ни вознаграждения, тратили свое время на то, чтобы ввести автора в мир страшных для моих земляков трагичных лет. Автор бесконечно благодарен им за откровенность, правдивость и смелость. Это они, незаметные и скромные настоящие, а не квасные патриоты Украины, переживающей сегодня нелегкие времена, могли с такой болью и чувством, не страшась гнева властей, рассказывать о бедах на Галиции, Волыни и в Полесье в период существования жуткого воинствующего национализма, вылившегося в бандеровскую оуновщину.

ruread.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о