Сегодня карабахский конфликт – Нагорный Карабах: война без победы Владислав Шурыгин о новом витке армяно-азербайджанского конфликта. Последние новости Нагорно-Карабахский конфликт сегодня, 02 апреля 2016 года

Пути урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе

Конфликт в Нагорном Карабахе выходит уже на четвертый десяток лет, но надеяться на его разрешение можно, только если основные участники пересмотрят свои стратегические приоритеты. Правда, есть и альтернативный вариант: еще один раунд боевых действий заставит Москву и ее западных партнеров попытаться принудить армян и азербайджанцев к урегулированию. Но в таком случае, чтобы эта грустная история приблизилась к более оптимистическому завершению, в жертву будут принесены новые человеческие жизни

На 2018 год приходится печальный юбилей. Исполняется 30 лет с тех пор, как в далеком уголке советского Закавказья – Нагорно-Карабахской автономной области – начался конфликт, которой не получается урегулировать до сих пор.

Сегодня карабахский конфликт – это международная конфронтация между Арменией и Азербайджаном, где две хорошо вооруженные армии стоят друг против друга на линии окопов, она же линия соприкосновения. То, что 30 лет назад начиналось как всего лишь спор о статусе небольшого региона внутри одной страны, переросло в противостояние двух независимых государств, фронты которого проходят и в социальных сетях, и в мировых столицах, бередят умы в Анкаре, Брюсселе, Тегеране и Вашингтоне.

Однако есть две вещи, которые так и не изменились за три десятилетия. Во-первых, в основе всего по-прежнему остается неразрешенный статус Нагорного Карабаха. Именно по этому поводу облсовет Нагорного Карабаха, где большинство составляли армяне, 20 февраля 1988 года вынес беспрецедентную резолюцию – карабахские азербайджанцы бойкотировали голосование. В этом решении власти Карабаха просили Верховный Совет СССР передать регион из состава Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР. Резолюция, за которой последовали многие другие события, ставившие под сомнение границы между советскими республиками, привела к конфликту между Арменией и Азербайджаном. Обе республики предъявляли претензии на одну и ту же территорию, и ни блестящие умы, ни великие державы так и не смогли разрешить этот спор.

Вторая константа карабахского конфликта также проистекает из текста резолюции 20 февраля 1988 года и ее призывов к Москве – это особая роль, которую играет в карабахском конфликте Россия. Уже 30 лет она выступает в роли вынужденного арбитра и великодержавного соседа, совершенно незаменимого, но вызывающего недоверие у обеих сторон.

В Москве в 1988 году не смогли предвидеть этот конфликт, и Михаилу Горбачеву не удалось его остановить. Тяжело читать стенограммы заседаний Политбюро о сумгаитском погроме 28 февраля – как медленно реагировал союзный центр на вспышку насилия в этом азербайджанском городе. (Обсуждения Политбюро также показывают, что сумгаитский погром не был спровоцирован Москвой, как любят до сих пор рассуждать некоторые конспирологи. Свою роль сыграли сразу несколько обстоятельств: то, что сейчас мы бы назвали фейковыми новостями о жестокостях армян против азербайджанцев, бешенство разгневанной толпы и трусость местного руководства; отсутствие внятной реакции со стороны Кремля лишь усугубило дело.)

Многие армяне и азербайджанцы до сих пор уверены, что Москва тайно верховодит в карабахском конфликте. Это простительное заблуждение для двух маленьких стран, над которыми все еще висит тень их бывшей метрополии. Но это куда менее простительно для некоторых западных аналитиков, которые сваливают в одну кучу все конфликты на постсоветском пространстве, упуская из виду важные различия между ними.

Специфика карабахского конфликта состоит в том, что Москва или, точнее, отдельные силы в Москве, влиятельные в тот или иной момент, безусловно, манипулировала конфликтом, но всякий раз со слабых позиций. В 1991–1994 годах и армяне, и азербайджанцы находили поддержку у разных российских политиков, и до сих пор в Москве есть группы, лоббирующие интересы Армении или Азербайджана.

Но все эти 30 лет именно армяне и азербайджанцы, для которых Карабах остается национальным приоритетом номер один, а не просто одной из множества внешнеполитических проблем, всегда определяли ход конфликта. Когда это было удобно, они отвергали российское участие; именно так Баку и Ереван поступили в 1994 году, когда вместе саботировали план размещения российских миротворцев вдоль линии соприкосновения сразу после подписания перемирия, заключенного при посредничестве России.

После прихода к власти Владимира Путина позиция России по карабахскому конфликту стала гораздо более консервативной. Одним из первых шагов Путина на посту президента было восстановление отношений с Азербайджаном, вконец испортившихся при Борисе Ельцине. С тех пор Путин всегда подчеркивал, что Москва в равной степени ценит двусторонние отношения с Баку и Ереваном и не собирается принимать на себя ответственность за карабахский конфликт.

В 2004 году Путин заявил: «Мы не хотим брать на себя ответственность и ввязываться в этот конфликт, который может продлиться долгие годы». А в 2010 году повторил в том же духе: «Мы не можем заставить стороны принять решение и не можем давить на них».

В конечном счете российская позиция сводится к следующему: мы бы хотели, чтобы карабахский конфликт разрешился, особенно если это позволит сохранить или усилить влияние России в регионе, но мы не будем пытаться навязывать свое решение, поскольку это лишь навредит нашим отношениям с Баку и Ереваном.

Такая позиция означает, что Москва может и дальше раздавать обещания обеим сторонам и даже зарабатывать миллионы на продаже им оружия, которое они затем наставляют друг на друга. Она означает, что Россия поддерживает непрозрачные и вялотекущие переговоры на высшем уровне под руководством президентов Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна, но процесс этот не соответствует ключевым требованиям к настоящему мирному урегулированию: между сторонами должен быть открыт двусторонний канал для общения, они должны содержательно обсуждать главные проблемы, и в процессе должно участвовать общество в целом.

По этой причине позиция Москвы по международным аспектам карабахского конфликта сильно отличается от ее позиции по Абхазии, Южной Осетии и Украине. Москва определенно хочет сохранить за собой ведущую роль как сопредседатель Минской группы ОБСЕ и продолжать посредничать в урегулировании конфликта, но одновременно стремится разделить бремя ответственности с западными державами.

Однако у этой стратегии есть серьезный изъян. Консервативный подход позволяет держать под контролем тихо тлеющий конфликт, где ни одна из сторон не хочет возобновления войны. Но это не очень-то работает, когда противники приступают к реальным боевым действиям. В апреле 2016 года, когда на четыре дня война между Арменией и Азербайджаном возобновилась, Москва оказалась в неудобном положении: обе стороны возлагали вину на нее.

Азербайджанцы были возмущены тем, что Россия будто бы пытается навязать им перемирие на своих условиях, а армяне – что Россия не соблюдает условия военного союза с Ереваном и не пришла на их защиту. Азербайджанская карикатура, на которой Путин удовлетворенно взирает на порожденный им конфликт, выглядела очень далекой от реальности.

После «четырехдневной войны» 2016 года российский министр иностранных дел Сергей Лавров с удвоенной силой взялся за дипломатическое решение карабахской проблемы при поддержке своего американского коллеги Джона Керри. Позиция Лаврова, кажется, несколько отличается от путинской: он полагает, что поэтапное урегулирование конфликта, начиная с восстановления транспортного сообщения в регионе, сделает обстановку вокруг Карабаха менее опасной и при этом пойдет на пользу интересам России.

Однако когда во второй половине 2016 года президенты Армении и Азербайджана, видимо, решили, что реальный мирный процесс несет для них слишком большие риски, международное внимание к конфликту на высоком уровне опять заметно упало.

Стратегия России – не давать конфронтации выйти из-под контроля, сохранять хорошие отношения и с Баку, и с Ереваном, настаивать на соблюдении перемирия – задает тон всему международному взаимодействию вокруг этого конфликта, который повсеместно считается неразрешимым. Это поведение можно назвать стратегией-минимум.

Франция и Соединенные Штаты, также сопредседатели Минской группы, иногда вмешивались в ход конфликта на высшем уровне, когда им казалось, что есть возможность склонить лидеров Армении и Азербайджана к соглашению. Вашингтон, в частности, эпизодически претендовал на более активную роль.

Но Вашингтон и Париж, как и Москва, явно не хотят брать на себя ответственность за конфликт, где гибнет не так много людей, который не обсуждают в мировых СМИ и, самое главное, где стороны не демонстрируют особой готовности к сближению позиций. Пока лидеры Армении, Азербайджана и самого Нагорного Карабаха не продемонстрируют готовность к совместной работе над устраивающим всех решением, большинство дипломатов будут держаться от этого процесса подальше. В этом смысле минский процесс по Карабаху превратился в своего рода бермудский треугольник с вершинами в Баку, Ереване и Москве (или четырехугольник, если считать Степанакерт, столицу Нагорного Карабаха), в котором добрые намерения, идеи и исполненные благих побуждений дипломаты исчезают без следа.

Все конфликты рано или поздно кончаются. Что касается карабахского конфликта, который выходит уже на четвертый десяток лет, то надеяться на его разрешение можно, только если основные участники пересмотрят свои стратегические приоритеты. Правда, есть и альтернативный вариант: еще один раунд боевых действий заставит Москву и ее западных партнеров попытаться принудить армян и азербайджанцев к урегулированию. Но в таком случае, чтобы эта грустная история приблизилась к более оптимистическому завершению, в жертву будут принесены новые человеческие жизни.

russianpulse.ru

Армяно-азербайджанский конфликт в Нагорном Карабахе

03:1710.03.2016

(обновлено: 14:10 16.03.2016)

14277713261

Подробнее об армяно-азербайджанском конфликте в Нагорном Карабахе читайте в справке РИА Новости.

Нагорный Карабах — историческая область в Закавказье.

Численность населения (по состоянию на 1 января 2013 года) — 146,6 тысяч человек, подавляющее большинство — армяне. Административный центр — город Степанакерт.

Армянские и азербайджанские источники имеют различные точки зрения на историю региона. По данным армянских источников, Нагорный Карабах (древнеармянское название — Арцах) в начале первого тысячелетия до н.э. входил в политико-культурную сферу Ассирии и Урарту. Впервые упоминается в клинописи Сардура II, царя Урарту (763-734 до н. э.). В раннем средневековье Нагорный Карабах входил в состав Армении, утверждают армянские источники. После того, как большая часть этой страны в средние века была захвачена Турцией и Персией, армянские княжества (меликства) Нагорного Карабаха сохраняли полунезависимый статус. В XVII-XVIII веках арцахские князья (мелики) возглавляли освободительную борьбу армян против шахской Персии и султанской Турции.

По данным азербайджанских источников, Карабах — одна из древнейших исторических областей Азербайджана. По официальной версии, появление термина "Карабах" относится к VII веку и трактуется как сочетание азербайджанских слов "гара" (черный) и "баг" (сад). В числе других провинций Карабах (Гянджа по азербайджанской терминологии) в XVI веке входил в состав государства Сефевидов, позже стал самостоятельным Карабахским ханством.

В 1813 году по Гюлистанскому мирному договору Нагорный Карабах вошел в состав России.

В начале мая 1920 года в Карабахе была установлена Советская власть. 7 июля 1923 года из нагорной части Карабаха (часть бывшей Елизаветпольской губернии) образована Нагорно-Карабахская автономная область (АО) в составе Азербайджанской ССР с административным центром в селении Ханкенды (ныне — Степанакерт).

20 февраля 1988 года внеочередная сессия областного Совета депутатов НКАО приняла решение "О ходатайстве перед Верховными Советами АзССР и АрмССР о передаче НКАО из состава АзССР в состав АрмССР".

Отказ союзных и азербайджанских властей вызвал демонстрации протеста армян не только в Нагорном Карабахе, но и в Ереване.

2 сентября 1991 года в Степанакерте состоялась совместная сессия Нагорно-Карабахского областного и Шаумянского районного советов, принявшая Декларацию о провозглашении Нагорно-Карабахской республики в границах Нагорно-Карабахской автономной области, Шаумянского района и части Ханларского района бывшей Азербайджанской ССР.

10 декабря 1991 года, за несколько дней до официального распада Советского Союза, в Нагорном Карабахе состоялся референдум, на котором подавляющее большинство населения — 99,89% — высказалось за полную независимость от Азербайджана.

Официальный Баку признал данный акт незаконным и упразднил существовавшую в советские годы автономию Карабаха. Вслед за этим начался вооруженный конфликт, в ходе которого Азербайджан пытался удержать Карабах, а армянские отряды отстаивали независимость края при поддержке Еревана и армянской диаспоры из других стран.

Потери обеих сторон в ходе карабахского конфликта составили, по разным данным, до 25 тысяч человек убитыми, более 25 тысяч были ранены, сотни тысяч мирных жителей покинули места проживания, без вести пропавшими числятся более четырех тысяч человек.

В результате конфликта Азербайджан потерял контроль над Нагорным Карабахом и — полностью или частично — семью прилегающими к нему районами.

5 мая 1994 года при посредничестве России, Киргизии и Межпарламентской Ассамблеи СНГ в столице Киргизии Бишкеке представители Азербайджана, Армении, азербайджанской и армянской общин Нагорного Карабаха подписали протокол с призывом прекратить огонь в ночь с 8 на 9 мая. Этот документ вошел в историю урегулирования карабахского конфликта как Бишкекский протокол.

Соглашение вступило в силу 12 мая 1994 года.

Переговорный процесс по урегулированию конфликта начался в 1991 году. С 1992 года ведутся переговоры по мирному урегулированию конфликта в рамках Минской группы Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) по урегулированию карабахского конфликта, сопредседателями которой являются США, Россия и Франция. В группу также входят Армения, Азербайджан, Белоруссия, Германия, Италия, Швеция, Финляндия и Турция.

С 1999 года проходят регулярные двусторонние и трехсторонние встречи лидеров двух стран. Последняя встреча президентов Азербайджана и Армении Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна в рамках переговорного процесса по урегулированию нагорно-карабахской проблемы состоялась 19 декабря 2015 года в Берне (Швейцария).

Несмотря на окружающую переговорный процесс конфиденциальность, известно, что их основой являются так называемые обновленные Мадридские принципы, переданные Минской группой ОБСЕ сторонам конфликта 15 января 2010 года. Основные принципы урегулирования нагорно-карабахского конфликта, именуемые Мадридскими, были представлены в ноябре 2007 года в столице Испании.

Азербайджан настаивает на сохранении своей территориальной целостности, Армения защищает интересы непризнанной республики, так как НКР не является стороной переговоров.

В 2015 году возобновление политического диалога осложнилось обострением ситуации в зоне конфликта, увеличением числа жертв, в том числе, среди мирного населения.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

ria.ru

В тени Украины. Эксперт о том, чем сегодня опасен карабахский конфликт | В мире | Политика

Сегодня, 8 августа, в Сочи должна состояться встреча Владимира Путина с президентами Армении и Азербайджана Сержем Саргсяном и Ильхамом Алиевым. После распада СССР Россия уже не раз выступала посредником в мирных переговорах между двумя странами.

В конце июля обстановка в непризнанной Нагорно-Карабахской Республике вновь обострилась. Кто виноват, неясно: стороны обвиняют друг друга в несоблюдении условий перемирия. АиФ.ru расспросил политолога Андрея Епифанцева о том, почему уже второй век два народа не могут договориться между собой, есть ли угроза начала крупной войны в регионе и в каком случае в неё будет вовлечена Россия.

Алина Гарбузняк, АиФ.ru: Карабахский конфликт тлеет уже не меньше сотни лет, ярко вспыхивал он в годы крупных геополитических кризисов: во время распада Российской империи, потом в годы распада СССР. Эволюционировал ли как-то армяно-азербайджанский конфликт за это время? Или причины напряжённости сегодня те же, что и век назад?

Андрей Епифанцев: Предпосылки конфликта были заложены в средине XIX века, когда большое количество армян бежало от турецких погромов и заселило эту землю. Когда-то здесь была Армения, а потом в результате сложных этнических и других процессов эта Армения перестала существовать, и 600 лет её не было. Уже в наше время она снова появилась. И разные народы говорят: «Это моя земля», — ссылаясь на разные периоды истории. Армяне говорят, что эта земля их по праву, потому что здесь тысячу лет была Великая Армения, когда ещё римляне воевали с их предками, а те 600 лет, когда Армении не было, — это историческая ошибка. Азербайджанцы говорят: нет, в XVIII веке вместо Еревана было Эриванское ханство, наше, тюркское ханство, а вы здесь пришлые, и этот Карабах, как вы его называете, на самом деле «Гарабах» (это азербайджанское написание). Когда эти народы существовали в одном мощном надэтническом государстве — будь то Российская Империя или Советский Союз, то это было возможно. Федеральный центр обеспечивал равные условия игры, равные права для народов.

— Идея Великой Армении по-прежнему жива в сознании современных армян?

— Нет, под Великой Арменией я подразумеваю историческую Армению с Тиграном Великим, которая была на этих землях 1000 лет назад. Сейчас такого понятия нет. Возможно, оно используется как пропагандистский приём в радикальных кругах, но в массах эта идея непопулярна, она не стоит на повестке дня.

Нагорный Карабах — гористая местность, заселенная этническими армянами. Является спорной территорией между Арменией и Азербайджаном. Большая часть с 1991 года фактически контролируется непризнанной Нагорно-Карабахской Республикой. — А в начале XX века ещё стояла?

— Тогда было больше поползновений в этом направлении, но всерьёз эта идея не воспринималась никогда. Армении тогда надо было выжить, а не стать великой. И сейчас никто не хочет делать Армению «от моря до моря».

— Что же тогда заставляет людей воевать?

— Национальная идея, чувство того, что «это моя земля».

— Разве это не есть идея Великой Армении?

— Вовсе нет. Есть Великая Украина, например, «от Сяна до Буга», а есть Луганск. И в Луганске людей заставляет воевать совсем не идея Великой Украины — их мобилизовали «для борьбы с сепаратистами» и так далее. В Нагорном Карабахе то же самое. В последнее время у них стало национальной идеей то, что Карабах — «это наша земля», и они не могут её отдать. Эта идея во многом замешана на враждебных отношениях с азербайджанцами, которые отвечают им взаимностью. У них есть такая же национальная идея, которая вбивается в голову населению. Есть земля, которую ни одна из сторон не хочет уступить. Она является камнем преткновения двух национальных идей, и общество — как армянское, так и азербайджанское — очень радикально настроено. Если сравнивать, например, с грузино-абхазским конфликтом, то грузинское общество сейчас настроено менее радикально. 8–9 августа у нас в России должна состояться встреча армянского и азербайджанского президентов Саргсяна и Алиева, на которой они должны будут договориться о примирении. Если почитать азербайджанские СМИ, видно: азербайджанская сторона надеется, что Алиев едет ставить ультиматум — отдавайте Карабах, или вы завтра получите войну. Армянская сторона, если почитать СМИ, говорит примерно следующее: хорошо бы, если бы азербайджанцы на нас сейчас напали, тогда бы мы закончили войну в Баку.

— А сейчас в Карабахе разве не идёт война? Какой статус сегодня имеет этот конфликт?

— Там происходят постоянные приграничные перестрелки. Просто сейчас это вышло за какие-то разумные пределы, но войны там нет. Нагорный Карабах имеет статус непризнанной территории, причём с обеих сторон: Армения тоже его не признала. Более того, Армения — во всяком случае, некоторые армянские эксперты — на нас обижалась, когда в 2008 году мы признали Абхазию и Южную Осетию: опасались, что мы «до кучи» признаем и Карабах. Но там совершенно другая ситуация. Сегодня Нагорный Карабах является реально состоявшимся государством, которое смогло само управляться, смогло достичь общественного согласия, провести выборы. Карабах — гораздо более состоявшаяся страна, чем, скажем, Украина. Карабах провёл масштабные реформы, например реформу в области налогообложения. В результате Карабах сейчас является производящей страной. В основном там производят продукты сельского хозяйства, есть целая линия алкогольных напитков, очень неплохих, кстати. Они практически находятся на самообеспечении.

— Они не хотят в состав Армении?

— Они очень хотят в состав Армении. Вторая по приоритету страна, в состав которой они хотят, это Россия. Когда-то она была первой, они просились к нам, но мы не смогли их принять. Армения понимает, что она тоже не может сейчас этого сделать. В экономическом отношении она проигрывает Азербайджану. Кроме того, Армения пытается разыгрывать две карты — российскую и западную. Но если ты разыгрываешь западную карту, ты не можешь признать Карабах: Запад выступает за целостность Азербайджана.

— Вы сказали, что Армения даже хочет, чтобы Азербайджан на неё напал...

— Нельзя сказать, что этого хочет правительство или парламент. Эта точка зрения высказывается на уровне экспертном, бытовом, среди молодёжи. Просто конфликт всех достал. Но если его разрешать, то хотелось бы, чтобы Азербайджан напал первым. Но Азербайджан не нападает, потому что шансы на победу малы. За последние 20 лет Карабах превратился в очень укреплённую территорию. Хотя армия Азербайджана намного превышает по численности армию Карабаха, но территория непризнанной республики мала и гориста. Наступать везде, как на Украине, нельзя, есть определённые проходы, ущелья. Из-за ограниченного пространства массовость азербайджанской армии нивелируется. Если Азербайджан сейчас начнёт войну, ему будет очень сложно. Выиграть войну можно только «блицкригом» — за 3–7 дней. Но, на мой взгляд, захватить Карабах за это время абсолютно нереально. Те страны, которые сидят на другой стороне трубы, заставят Азербайджан прекратить войну. Сила Азербайджана — залежи нефти и газа — одновременно является его слабостью. Армяне постоянно говорят: если начнётся война, мы разбомбим ваши газопроводы. Европа зависит от азербайджанского газа. Ситуация на Украине сложна, неизвестно, чем там всё закончится. А если ещё и в Азербайджане начнётся война, можно и азербайджанский газ потерять. Поэтому Европе эта война совсем не нужна.

— Если Азербайджан нападёт на Карабах, это, по сути, внутренний конфликт (ведь Кабарах непризнан, он часть Азербайджана), то есть правительственные войска решают свои внутренние проблемы. При чём здесь Армения? На каком основании, с точки зрения международного права, она может вмешаться в этот конфликт?

— У нас нет международного права. Мы сейчас находимся в глубоком кризисе. Международное право базируется на двух принципах, они равнозначны и в то же время противоположны. Это принцип нерушимости границ и право наций на самоопределение. Это взаимоисключающие принципы, но они имеют равный вес. Правда, после Косово даже это не выполняется: каждый выдёргивает тот принцип, который ему нужен, и применяет его в своем случае. Азербайджан говорит: есть же принцип нерушимости границ, вы его нарушаете. Европа, которая не хочет войны, с этим согласна. Армения же спрашивает: а где право наций на самоопределение? Этот вопрос можно решить только за столом переговоров, но как это сделать, непонятно. Более того, несколько лет назад были сформированы так называемые «мадридские принципы», элиты стран смогли перешагнуть через себя и выработать некий принцип урегулирования, основанный на компромиссе. Но общество не приняло этого, как в Армении, так и в Азербайджане.

— В чём заключались «мадридские принципы»?

— Основная идея: либо Азербайджан признает независимость Карабаха, либо отказывается от решения вопроса военным путем. В обмен на это Армения отдаёт Азербайджану 7 районов, которые были оккупированы армянской армией в 1990-е годы. Это территории, непосредственно примыкающие к Карабаху. Изначально армяне говорили, что берут эти 7 районов для торга с Азербайджаном, когда дело дойдёт до переговоров. Они рассчитывали отдать эти районы, например, за политическое признание Карабаха. Прошло время, и, как показывает практика, армяне уже не хотят отдавать эти районы. Мне кажется, если бы Азербайджан принял решение не урегулировать конфликт военным путем, армяне отдали бы эти районы. Но азербайджанцы тоже не хотят идти на уступки. В Азербайджане тоже существует радикальное общественное мнение: нам, мол, нужно всё и сразу. Стороны не могут прийти к какому-то компромиссу. Позиция Запада такова: мы признаем целостность Азербайджана, но военным путём решать конфликт он не должен. Армения же со своей стороны говорит: а мирным путём решить конфликт мы не дадим тебе. В результате последние несколько лет Азербайджан рекордными темпами формирует свою армию. Они входят в число мировых лидеров по темпам закупок вооружения. Оружие они закупают в том числе и у нас.

— То есть они готовятся к войне?

— Конечно, Азербайджан готовится к войне. Они публично говорят о том, что если вопрос нельзя решить мирным путём, то они будут решать его путём военным. Они вдалбливают в сознание общества идею: если армяне не отдадут, мы нападём. Этим азербайджанский президент Ильхам Алиев отрезает себе дорогу назад. Если он откажется от войны, народ скажет: сколько ты нам обещал? Сколько мы терпели коррупцию и зажим демократии в надежде на то, что ты справишься с внешним врагом?

— Есть ли некий детонатор, который может спровоцировать войну?

— Это может быть всё, что угодно. У нас революция 1905 года началась с того, что на броненосце «Потёмкин» матросам выдали испорченное мясо. В Тунисе революция началась с самосожжения уличного торговца, которому не давал работать местный чиновник. Когда накал страстей очень высок, когда вся атмосфера пропитана парами бензина, тогда достаточно не то что искры — повышения температуры, чтобы всё вспыхнуло. Детонатором может стать спонтанная перестрелка, которая перерастает в нечто большее, и стороны не успевают восстановить своих солдат. Им может стать подходящая международная обстановка. Сейчас обстановка, казалось бы, благоприятная для того, чтобы Азербайджан начал войну: происходит сразу несколько военных конфликтов, на их фоне азербайджанский конфликт будет не так очевиден.

— Есть ли внешние силы, которые поддержали бы этот конфликт?

— Явных внешних сил нет. Даже Турция сейчас вряд ли поддержит этот конфликт, она начинает вести с нами переговоры по поводу более тесной интеграции с Таможенным союзом. На этом фоне Турция не будет рисковать своими взаимоотношениями с Россией. Объективно говоря, если в регионе начнется война и она будет не только в Карабахе, но и на территории самой Армении, то Россия обязана будет ответить, и Азербайджан об этом знает.

— То есть Россия будет обязана вмешаться в войну на стороне Армении?

— Конечно, у нас в Армении военная база. Если кто-то вторгнется в Армению, мы должны её защищать, причём не только силами этой базы, но и силами всей российской армии. Но Армения — не Карабах. Если Азербайджан вторгнется в Карабах, мы не будем его защищать. Армянская армия будет защищать, а мы нет. Но вопрос в другом. Карабах — небольшая территория. Можно ли вторгнуться в Карабах и при этом не вторгнуться в Армению? Военные говорят, что нет. Сейчас на востоке Украины снаряды летают туда-сюда, непонятно, кто откуда стреляет. А в Карабахе ещё сложнее будет определить. Если начнётся война, Россия и европейские страны, которые получают азербайджанский газ, будут пытаться дипломатическими методами или экономическим давлением её остановить.

— А если бы Россия вмешалась в войну на стороне Армении, у Азербайджана, наверно, не было бы никаких шансов победить?

— Я думаю, что у Азербайджана и так нет никаких шансов. И не потому, что его армия слабее, а потому, что либо он за 5–7 дней побеждает в Карабахе, либо он не побеждает никогда. Армяне поднимут свои истребители и разбомбят газопроводы, Азербайджан просто заставят прекратить войну. Риски для Азербайджана велики. Потерять он может очень много. Во-первых, Армения сразу же признает Карабах (как Россия признала Абхазию и Южную Осетию при нападении Грузии). Тогда шансы Азербайджана вернуть эти земли станут иллюзорными. Если Азербайджан нападёт, моральная позиция Армении будет более сильной. Сейчас Азербайджан говорит: у меня забрали мою землю, а тогда ситуация будет другой: Армения скажет, что она предлагала решать спор за столом переговоров, а Азербайджан напал. Но и не вступать в войну Баку не может, потому что тогда 20-летняя азербайджанская мечта рухнет, будет серьёзный кризис в азербайджанском обществе, тогда Ильхаму Алиеву припомнят всё: и коррупцию, и дворцы его детей в арабских странах, и зажим оппозиции, и всё на свете. Тогда не факт, что он не закончит жизнь, как некоторые лидеры в подобные кризисы. Поэтому никто не знает, что сейчас делать.

Смотрите также:

www.aif.ru

«Важно разрешить карабахский конфликт в хорошей атмосфере» — Меркель

Важно разрешить карабахский конфликт в хорошей атмосфере, и в этом вопросе Германия окажет Армении поддержку, сегодня в Ереване на совместной пресс-конференции с премьер-министром Армении Николом Пашиняном заявила канцлер Германии Ангела Меркель.

«Мы готовы взять на себя ответственность в рамках мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Вы знаете, что Германия является членом Минской группы ОБСЕ, мы говорили о том, что важно разрешить карабахский конфликт в хорошей атмосфере, и в этом вопросе Германия готова оказать поддержку Армении», — сказала Меркель.

Немецкий канцлер прибыла с официальным визитом в Ереван сегодня, после визита в Грузию. В Ереване Меркель сначала посетила мемориальный комплекс «Цицернакаберд», где отдала дань уважения памяти жертв Геноцида армян в Османской Турции. Она также побывала в центре креативных технологий «Тумо» и в компании PicsArt, а затем ее принял президент Армении Армен Саркисян. Завтра Ангела Меркель из Еревана отправится в Баку.

На пресс-конференции по итогам переговоров с Николом Пашиняном, отвечая на вопрос одного из немецких журналистов, Меркель сообщила, что немецкий депутат, не получивший въездной визы в Азербайджан, будет заменен на другого.

Официальный Баку накануне регионального визита Меркель отказался предоставить въездную визу члену официальной делегации канцлера, однопартийцу Меркель, депутату Бундестага Альберту Вайлеру, мотивируя это тем, что тот в свое время без разрешения Баку посетил Нагорный Карабах.

«Мы решили, что его работа будет выполнена другим депутатом. Мы пришли к такому решению, чтобы решить вопрос путем переговоров. Если люди не говорят, конфликт невозможно разрешить», – сказала Меркель.

Никол Пашинян, в свою очередь, подчеркнул, что напряженность в регионе может плохо отразиться и на карабахской проблеме, и высоко оценил мирный настрой Меркель.

«Госпожа канцлер признает, что для установления в регионе полноценного мира нужно установить мирную атмосферу. Армения высоко оценивает усилия Германии в этом направлении», — сказал премьер-министр Армении.

Меркель также заявила, что Германия сделает все от нее зависящее в вопросе либерализации визового режима для граждан Армении.

Перед тем как ответить на вопросы журналистов, Пашинян и Меркель выступили с короткими заявлениями. Премьер-министр Армении отметил, что его переговоры с канцлером прошли «весьма продуктивно», они касались армяно-немецких отношений, региональных вопросов.

«Это первый визит канцлера Германии в Армению, и его можно назвать историческим. Это обстоятельство еще сильнее подчеркивает происходящие в последнее время перемены в Армении. Я рад, что наши переговоры с госпожой канцлер прошли весьма продуктивно, они касались отношений Армении и Германии и региональных проблем. По многим вопросам наши позиции совпали, что показывает, что в развитии наших отношений есть огромный потенциал. Мы надеемся, что масштабы наших отношений существенно изменятся. Мы обсудили и пришли к заключению, что после этого визита у нас будет совместная повестка по разным сферам, и мы будем работать над ее осуществлением», — подчеркнул Пашинян.

Ангела Меркель заявила, что Германия готова углублять отношения с Арменией. «Мы следили за произошедшей в вашей стране в прошедшие месяцы бархатной революцией. Мы говорили о развитии отношений не только между двумя нашими странами, но и в рамках Евросоюза», — сказала канцлер Германии.

Она сообщила, что на переговорах с Николом Пашиняном обсуждался также вопрос о гражданах, просящих убежища в Германии.

«Мы довольно успешно сотрудничаем в этом вопросе, но можно сделать больше, чтобы углубить отношения. Я рада, что Армении удалось подписать соглашение с ЕС. Германия внесет свой вклад в вопросе оказания помощи Армении с целью реализации этого соглашения. Мы обсуждали и внутриполитические вопросы, например, борьбу с коррупцией. Желаю Армении успеха в этом вопросе», — сказала Меркель.

karabakhtimes.com

жесткие столкновения и первые жертвы в НКР, боевые потери Армении и Азербайджана, молниеносная реакция России и ОБСЕ

Нагорно-Карабахский конфликт сегодня, 2 апреля, возобновился с новой силой, Азербайджан применил тяжелую артиллерию и авиацию, Армения пошла в контрнаступление –  есть первые мирные жертвы и боевые потери. Хроника событий вокруг непризнанной НКР (Нагорно-Карабахской республики) в нашем обзоре.

Нагорный Карабах сегодня, 2 апреля: в 2 часа ночи, как заявила Ани Сагосян, пресс-секретарь МИДа непризнанной НКР, и далее утром Азербайджан пошел на обострение ситуации по всей линии соприкосновения азербайджанских ВС и вооруженных сил НКР. Для эскалации конфликта была применена боевая авиация Азербайджана и его тяжелая артиллерия и бронетехника. Подобное широкомасштабное наступление ВС Азербайджана предпринято впервые с 1994 года.

НКР, 2 апреля: обстрелам с применением «Градов», по заявлению МИДа НКР, со стороны Азербайджана подверглись мирные нас. пункты и школа. В результате артударов в г. Мартуни погиб мальчик 12 лет, ещё два человека ранены. Позже Альберт Андрян, полномочный представитель НКР в Москве, сообщил о двух убитых детях и одном раненом взрослом.

Минобороны Армении подтвердило информацию об атаке, заявив, что целью ночного наступления ВС Азербайджана было проникновение в тыл армии НКР, однако ВС Армении перешли в контрнаступление в зоне конфликта в НГР и отбросили ВС наступавших на исходные позиции.

Конфликт в Нагорном Карабахе: в минобороны Армении заявили об уничтожении двух танков – один с юго-востока, второй с северо-востока, – а также двух вертолетов ВВС Азербайджана и двух беспилотников. Помимо этого в р-не с. Левонарх на территории НКР была уничтожена группа азербайджанских диверсантов.

НКР созвала в Степанакерте экстренное заседание Совета безопасности. Серж Саргсян, глава Армении, узнал об обострении Нагорно-Карабахского конфликта  в самолете во время возвращения из США.

Азербайджан также заявил о больших потерях противника в живой силе и технике и возложил ответственность за эскалацию конфликта на Армению. Это заявление прозвучала сегодня от Хикмета Гаджиева, пресс-представителя МИДа Азербайджана. Азербайджан, по его словам, ждет от мирового сообщества резкого осуждения «артобстрелов ВС Армении гражданских объектов в Азербайджане».

Россия оперативно отреагировала на события в Нагорном Карабахе. Владимир Путин  выразил обеспокоенность событиями вокруг НКР и призвал стороны к незамедлительному прекращению боевых действий и к сдержанности. РФ инициировала консультации в ОБСЕ с партнерами из Минской группы по Наг.Карабаху, сообщила М.Захарова, представитель МИДа РФ.

Нагорный Карабах - карта

 

Конфликт в Нагорном Карабахе между Арменией и Азербайджаном заморожен последние 30 лет. НКР, населенная в большинстве армянами, заявила об отделении от Азербайджана в конце 80-х годов ХХ века. С тех пор в рамках ОБСЕ предпринимаются усилия по урегулированию противостояния.

u-f.ru

Серж Саргсян: надежды на отказ Баку решить карабахский конфликт вооруженным путем нет

KarabakhTimes.com — Армения не должна надеяться на то, что официальный Баку откажется от своих планов решить карабахский конфликт военным путем. Об этом во вторник заявил лидер правящей Республиканской партии Армении, кандидат в премьер-министры страны Серж Саргсян.

Специальное заседание парламента, в ходе которого состоятся выборы премьер-министра, проходит в Ереване во вторник. 

Полномочия Сержа Саргсяна были прекращены 9-го апреля после избрания четвертого президента Армении Армена Саркисяна, который стал первым главой государства,  избранным парламентом после перехода страны в 2015 году к парламентской форме правления. 

«Мы никогда не можем надеяться на то, что Азербайджан когда-либо откажется от своих воинственных намерений решить карабахский вопрос военным путём. И апрельская война только доказала это», — сказал Саргсян, назвав это первым уроком апрельской войны.

Со 2-го по 5 апреля 2016 года азербайджанские ВС вели активные боевые действия, обстреливая позиции и населённые пункты Нагорно-Карабахской Республики практически по всей линии соприкосновения с применением ракетно-артиллерийских средств, бронетехники и авиации. Армия обороны НКР успешно подавила агрессивные действия противника, в результате чего азербайджанская сторона понесла серьезные потери в живой силе и технике.

Вторым уроком, по словам Сарсгяна, стало то, что Армения стала уделять более пристальное внимание вопросам модернизации армии.

«Мы должны и дальше уделять особое внимание модернизации нашей армии, поддержанию высокого морального духа солдат и офицеров. При этом не только модернизировать армию новыми иностранными видами оружия, но и развивать свой ВПК», — сказал Саргсян.

Он также добавил, что особое внимание будет уделено социальному обеспечению офицеров армянской армии, которые должны быть уверены в своем завтрашнем дне.
Саргсян отметил, что переговорный процесс по карабахскому конфликту сегодня «просто стоит».

«Тенденции в переговорном процессе не внушают оптимизма. Причиной этого является позиция Азербайджана, который не соблюдает достигнутые ранее договоренности не только по самому документу урегулирования, но и по другим пунктам, призванным снизить уровень напряженности на линии соприкосновения войск», — сказал Саргсян.

Он также добавил, что прогресса можно будет добиться только тогда, когда Азербайджан откажется от своего восприятия понятия «взаимные уступки» как уступки только со стороны Армении и Арцаха.

Начало карабахскому конфликту было положено в 1988 году, после заявления преимущественно населенного армянами Нагорного Карабаха о выходе из состава Азербайджана. 10 декабря 1991 года в Нагорном Карабахе состоялся референдум, где 99,89% высказались за полную независимость от Азербайджана.

Инициированные Азербайджаном вслед за этим широкомасштабные боевые действия привели к потере контроля не только над Нагорным Карабахом, но и прилегающими к нему семью районами.

С 12 мая 1994 года после вступления в силу трехстороннего соглашения о перемирии в зоне конфликта прекращены военные действия, в результате которых с обеих сторон погибло примерно 25-30 тысяч человек, и около 1 миллиона были вынуждены покинуть свои дома.

Соглашение об установлении режима прекращения огня соблюдается до сих пор. С 1992 года по сей день ведутся переговоры по мирному урегулированию конфликта в рамках Минской группы ОБСЕ, сопредседателями которой являются США, Россия и Франция. 
newsarmenia.am

karabakhtimes.com

Карабахский конфликт и гопники из Азербайджана

У карабахско-азербайджанского противостояния есть много общего с арабо-израильским, длящимся долгие десятилетия. Но есть и отличия - их немало, и они принципиальные.

Рубен Гюльмисарян, Sputnik Армения

Если не ошибаюсь, сразу после "избрания" на второй президентский срок Левон Тер-Петросян, говоря о пройденном страной пути и ее перспективах, выразился в том смысле, что в войне за Карабах Армения победила, но конфликт теперь превращается в определенное подобие арабо-израильского. То есть имеем противостояние, способное длиться десятилетиями — с периодическими обострениями, но без шансов найти в обозримом будущем решение, устраивающее всех.

Если оставить в стороне вопрос о ценности вклада самого Тер-Петросяна в победу, то, в принципе, первый президент подчеркнул очевидное. Сам он неоднократно проводил аналогичные параллели, и в последний раз это произошло после его встречи с Сержем Саргсяном в дни апрельской четырехдневной войны 2016 года. Тогда он сравнил только что отшумевшие события с арабо-израильской войной "Судного дня" в 1973 году.

Глава Генштаба Армении: противник больше не сможет повторить действия апреля 2016-го >>

И опять есть сходство — арабская атака на Израиль пришлась на праздничные дни и застала израильтян врасплох, правда, дело быстро закончилось разгромом арабской коалиции. В Израиле проводилось расследование той внезапности — оно не установило вины правительства в произошедшем. Виновные не были названы и у нас после памятного апреля. То, что тогдашний израильский премьер Голда Меир все же ушла в отставку, можно отнести к допустимым погрешностям сравнений.

Та стародавняя война "Судного дня" предполагалась Египтом и Сирией в качестве реванша за умопомрачительный провал в "шестидневной войне" 1967 года — государственное образование к востоку от Армении тоже намеревалось реабилитироваться за безоговорочное поражение начала 1990-ых. А вот дальше начинаются отличия.

Например, в отличие от Тер-Петросяна, Голда Меир в разгар жестокой войны не носилась с унылыми идеями мирных переговоров и восклицаниями типа "а что скажет мировое сообщество!". Она довела войну до логического конца, отразила агрессию и лишь позволила египетскому президенту Садату немножко сохранить остатки лица.

Израильскую армию пытались, конечно, остановить, но у их командования хватило духу решить сиюминутный вопрос. Оно понимало, что, лишь защищаясь и не решая проблему в корне, обрекает себя на повторение посягательств на безопасность своей страны.

И даже в этом случае проблема не была окончательно решена. Но, по крайней мере, с тех пор крупных и настолько кровопролитных войн не было.

А что касается мирового сообщества и международного права, то первому совершенно все равно, воюют ли Армения с Азербайджаном, или живут душа в душу. Второе же понятие, кажется, уже давно негласно отменено, и применяется произвольно и выборочно: так, там и тогда — как, где и когда это выгодно сторонам, способным диктовать условия.

Глава МИД России и генсек ОБСЕ обсудят карабахский конфликт — Захарова >>

"Мировому сообществу" в лице сильных мира сего интересна лишь судьба углеводородов, ими контролируемых. И если представить крайние сценарии с наличием абсолютного победителя в карабахском противостоянии, то при твердых гарантиях безопасности углеводородов и путей их перекачки это самое "сообщество", не поморщившись, приняло бы любой исход войны. Пошумели бы для приличия, а скоро все бы и забылось, и не надо делать вид, будто это не так, примеров множество. Потому и ноль реакции от "мирового сообщества" на недавний ряд людоедских заявлений, прозвучавших из соседней страны.

Ни арабо-израильское, ни карабахско-азербайджанское противостояние скоро не решатся окончательно. Но одно дело перевести его в холодную, в основном, форму существования, со спорадическими всплесками активности, как недавняя операция ВС Израиля на границе с сектором Газа, с гарантией невозобновления крупной войны, и другое — постоянно жить с угрозой начала военных действий в любой момент.

Левон Тер-Петросян либо не понял, либо делает вид, что не понял — противник, кроме языка силы, иного не понимает. Когда ему демонстрируют силу, он просит о перемирии. Так, как он просил весной 1994 года, когда азербайджанский главнокомандующий называл главкома Армии обороны Карабаха Его Превосходительством.

Тогда перемирие было даровано — и что же? Противник, который лавинообразно, но доблестно убегал в 1994-ом, сегодня об этом забыл, по прошествии времени осмелел, и предъявляет претензии уже на Ереван. Это даже несмотря на очередное прошение о прекращении огня после четырех дней попытки войны в 2016-ом, то есть и этот урок оказался не впрок.

Налбандян: Баку следует оставить "словесную эквилибристику" >>

Все потому же: некоторые понимают только язык силы, а если ты демонстрируешь волю к миру, считают это твоей слабостью. Раз не показал свое полное превосходство и хочешь мира — значит, слабый, этакая немудреная логика, сохранившаяся нетронутой со времен столкновений за леса с вкусными ягодами в первобытном обществе.

Сказанное вовсе не означает, что здесь призывают к войне. Отнюдь. Кроме, собственно, войны есть множество иных способов продемонстрировать свою неуязвимость. Например, для того, чтобы на улице не подходили гопники с просьбой закурить, вовсе не обязательно, выйдя из подъезда, начинать колошматить каждого встреченного из них. Вполне достаточно следить за собственной физической формой — по подворотням гопники разбегутся сами.

ru.armeniasputnik.am

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о