Русский авианосец – РУССКИЙ АВИАНОСЕЦ. Авантюры открытого моря

РУССКИЙ АВИАНОСЕЦ. Авантюры открытого моря

РУССКИЙ АВИАНОСЕЦ

У этой истории три героя: Море, Адмирал и Корабль.

Море — Средиземное. Адмирал — Валентин Егорович Селиванов. Корабль — авианосец «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов»…

1996 год… Растерзанный за первую пятилетку «реформ», некрашеный, полураспроданный, обреченный на безденежье и жалкое пристеночное существование российский флот отмечал свое Трехсотлетие. Тем не менее отметить эту воистину историческую дату надо было достойно. Гремели парады и лилось рекой вино на банкетах, сыпались награды и звезды на погоны, но главным событием этого праздника с горькими слезами на глазах был поход первого российского авианосца в Средиземное море. Собственно с него и начинался юбилейный год.

Это было нечто большее, чем демонстрация флага или поход престижа. То была военно-морская мистерия, в которой участвовали и тени незабытых предков, и призраки их кораблей, и наши современники в матросских робах и офицерских тужурках, мистерия, в которой участвовал весь флот и вся Россия, породившая этот чудо-корабль на последнем издыхании своей морской мощи…

Во-первых, это был поход Мечты. Мечты всех поколений российских моряков: от царя Петра и адмирала Ушакова до Генералиссимуса Сталина, Адмирала великой советской армады Сергея Горшкова и нынешнего безусого лейтенанта, верящего в лучшую будущность родного флота. Разумеется, в ушаковские времена не помышляли о самолетах, взлетающих с корабельных палуб, но лелеяли надежду о выходе России в Средиземное море под Андреевским флагом всерьез и надолго. Во-вторых, Андреевский флаг впервые возвращался в Средиземное море после ушаковских побед и после печального спуска этого славного стяга в 1924 году на рейде Бизерты; возвращался на гафеле не эсминца или крейсера, а корабля мечты (и яростных споров — нужен — не нужен) опять же всех поколений моряков в двадцатом веке — первого русского авианосца. Это надо понять и прочувствовать: третий век российского флота, несмотря ни на что, ни какие социальные беды и политические невзгоды, завершен достойно и красиво — под рев самолетов, взмывающих с полетной палубы в заветное средиземноморское небо. Мир должен был понять, что российский флот скорее жив, чем мертв…

Именно это и осталось в кадре истории: могучий корабль разворачивался против ветра на средиземноморском просторе, выбрасывая в небо самолет за самолетом… За кадром же скрылось то, о чем поведал в минуту откровения совсем не старый еще адмирал…

АДМИРАЛ

Валентин Егорович Селиванов родился в 1936 году. Выходец из кубанских казаков. Окончил Высшее военно-морское училище им. Фрунзе (бывший Морской корпус) в 1958 году, Высшие специальные офицерские классы ВМФ и Военно-морскую академию. С 1965 года — командир сторожевого корабля, эскадренного миноносца.

Выводил в моря практически все авианесущие корабли отечественного флота.

Фамилия Селиванова внесена в святцы флотской истории с 1861 года. Именно в том давнем году в ураганном Индийском океане пропал без вести русский клипер «Опричник» под командованием капитан-лейтенанта Петра Александровича Селиванова. Были ли они родственниками? Бог веси…

С 1992 года Валентин Селиванов — начальник Главного штаба ВМФ, первый заместитель главнокомандующего ВМФ.

В 1990 году Адмирал обеспечивал визит Горбачева на Мальту. И именно здесь, на рейде Ла-Валлетты едва не разыгралась драма, которая дорого бы обошлась российскому флоту да и международному престижу России.

КОРАБЛЬ

Итак, столь обыденный в совсем еще недавние времена поход по маршруту — Североморск — Гибралтарский пролив — Средиземное море — представал теперь для умиравшего Северного флота почти невыполнимой задачей. Дело в том, что красавец-корабль, первый и единственный за всю трехсотлетнюю историю русский авианосец, страдал той же немощью, что и молодой Илья Муромец: как поначалу не держали ноги богатыря, так и корабль-богатырь был слаб в ходу. Рождение «Кузнецова» пришлось на лихие перестроечные годы и был он принят с мощностью машин, доведенной лишь на одну треть от расчетной.

Самый большой за всю историю российского и советского флота корабль. Длина — в треть километра. Три тысячи живых душ — вместе с авиаторами. Мощность — двести тысяч лошадиных сил. Плавучий город-аэродром. Полк истребителей и вертолетный полк. Смешанная авиадивизия. Вооружен ракетами и скорострельной артиллерией. Единственный за всю отечественную историю полноправный авианосец: самолеты взлетали с разбегу — с трамплина.

Командир — капитан 1-го ранга Челпанов. Адмирал сказал о нем так: «Мостик чувствует как надо. И рулит хорошо».

КОРАБЛЬ. Первый отечественный авианосец «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» был заложен в январе 1983 года под названием «Тбилиси», затем был переименован в «Леонида Брежнева». Спущен на воду в декабре 1985 года, введен в строй 20 января 1990 года. Водоизмещение 55000/67500 тонн.

АДМИРАЛ

— Как СССР умирал, так умирал и этот великий корабль — вместе с державой…

На авианосце — восемь котлов. На государственных испытаниях их паропроизводительность сумели довести лишь до одной трети от положенной. Потому и скорость даже в 18 узлов не смогли развить. И это при 32 узлах проектной скорости хода! А почему? Да потому, что давление должно быть 68 кг/см, а котлы давали только 45 — летели трубки…

В 1992 году я принял Главный штаб ВМФ. Мне докладывают: на «Кузнецове» в котлах то и дело трубки летят. Вызываю начальника техупра. В чем дело? Почему прогорают трубки? Да потому что их поставляли ржавыми, а теперь и вовсе перестали поставлять…

Узнаю, что трубки для «кузнецовских» котлов есть на Урале. Послал туда самолет. Забрали их там из-под снега, никому не нужны — металлолом, хорошо хоть списать не успели! Но трубки надо же гнуть соответствующим образом. Делать это могут только там, где строили уникальный корабль — в Николаеве. Договорились с руководством завода. Прилетает туда наш транспортный самолет с Урала. На борту груз остродефицитных трубок. Но таможенники самостийной Украины арестовывают крылатую машину: платите деньги за аэродромное обслуживание! Экипаж выводят из самолета…

Посылаю следующий экипаж уже не с трубами, а с не менее дефицитной «наличкой». Пропустили. Николаевцы согнули нам трубки как положено по чертежам. Таким образом мы на «Кузнецове» первый эшелон котлов привели в порядок. В зиму 1994/95 года заменили трубки и во втором эшелоне. У меня на душе полегчало: корабль будет жить. Однако, на том проблемы не кончились.

Адмирал Ерофеев скрыл, что на предыдущем выходе в море «Кузнецов» попал в шторм, подзасолил трубки, потерял ход и едва не был выброшен на скалы Новой Земли. Корабль нуждался в хорошем ремонте, но Ерофеев доложил, что «Кузнецов» к боевой службе готов.

Личный состав плохо обучен. Позже выяснилось, что два котла из восьми — вообще замазучены. Особисты разузнали, что полуобученные матросы принимали в котлы вместо дистиллята забортную — соленую! — воду. А что делать — самое начало «костоломных реформ».

Однако адмирал Ерофеев докладывает — к походу готовы! И я планирую поход на 1996 год. Пригласил всех военно-морских атташе из средиземноморских стран, а также германского и английского — мол будем поднимать в Атлантике и в Средиземном море свои палубные самолеты. Почти блеф. Однако же поднимали!

ОКЕАН

Как бы то ни было, но в январе 1996 года авианосец «Кузнецов» в сопровождении эсминца «Бесстрашный» вышел в дальний поход под флагом адмирала Игоря Касатонова. Уже на выходе из Кольского залива сразу же попали в жестокий зимний шторм. Да и в Атлантике было не легче. Ураганные ветры свирепствовали повсюду. Семибальная зыбь воспринималась потом, как отдых. На ней даже вели траверзную заправку топливом.

АДМИРАЛ

— Только вышли за Норд-Кап, Касатонов докладывает в Главный штаб:

«Валя, трубки летят. Два котла не в строю. Что делать?»

«Сам решай, ты там на борту, тебе виднее».

Флагман решил идти. По плану они должны были принять на борт министра обороны Норвегии, но опоздали к точке встречи из-за падения скорости хода. Тем не менее вертолет министра приняли, объяснили задержку тем, что «выполняли в Баренцевом море спецзадачи».

Гибралтар прошли на 4-х узловой скорости и вошли в Средиземное море…

К началу февраля окончательно выяснилось, что положение с котлами на «Кузнецове» критическое. Потеря хода в открытом море для любого корабля не только позорное дело, но и крайне опасное. Тем более для авианосца с его огромной парусностью… Главком приказал своему первому заместителю немедленно отправляться в Средиземное море — выручать корабль. Адмирал Селиванов вылетел в Севастополь и в тот же день вышел на борту большого противолодочного корабля «Красный Кавказ».

4 февраля у острова Крит он сменил адмирала Касатонова на борту «Кузнецова» и поднял свой флаг — флаг начальника Главного штаба ВМФ России.

АДМИРАЛ

Первым делом заслушал механиков. Приносят злополучные котельные трубки: стальные, толщиной в палец — разорваны, как камышинки.

В строю всего шесть котлов. На ветер корабль не ворочает — ветром его отжимает. На всякий случай провели учения по буксировке. Буксир «Шахтер» едва тянул нашу громадину со скоростью два узла. А тут еще испарители воду не варят. Турбогенераторы летят, дизель-генераторы — летят. А надо на Мальту идти — деловой заход.

МАЛЬТА

18 февраля 1996 года «Адмирал Кузнецов» бросил якоря на внешнем рейде Ла-Валлетты.

Русский авианосец у берегов Мальты. Это надо прочувствовать. Древние форты, видавшие едва ли не все корабли мира на этом главнейшем морском перепутье, такого не видывали — авианосец под Андреевским флагом.

К «непотопляемому авианосцу», как назвал Мальту Черчилль — пришвартовался первый русский авианосец… Это тоже история.

Адмирал Селиванов бывал у здешних берегов не впервые. В 1990 году он прибыл сюда на ракетном крейсере «Слава» обеспечивать визит Горбачева. Президент СССР встречался с президентом США на нейтральной земле. Тогда был злейший шторм. И в этот раз тоже. Президент Мальты встретил российского адмирала с улыбкой: «Когда вы к нам в хорошую погоду придете?» Но Селиванову было не до шуток. Февральский шторм продолжал усиливаться…

АДМИРАЛ

— Мы во дворце — у министра обороны. Мой офицер связи докладывает: усиление ветра до 30 метров в секунду, а на «Кузнецове» по закону подлости ни один котел не пашет.

Быстро прикидываю: якорь-цепь у нас вытравлена на 100 метров, длина корпуса — 304 метра, а до скал — 250. При огромной парусности корабля — беды не миновать. Приношу извинения за то, что прерываем визит. Министр обороны понимающе с нами прощается. Машина мчит нас на вертолетную площадку. По всем летным правилам посадка на палубу при таком ветре запрещена, но мы поднимаемся в воздух. Если гробанемся, думаю, так хоть позора нашего не увижу — нанесет корабль на скалы на виду у всего города, всей Мальты, всей Европы… Однако летчики мастерски посадили свою машину на палубу «Кузнецова».

То, чего боялся больше всего — случилось: ни один из восьми котлов не в строю. А корму несет на скалы. С матюками и божьей помощью — ввели кое-как один котел, но всей его мощи хватает лишь для того, чтобы дать ход в полтора узла. Этого мало даже корму отбросить, а не то, чтобы сняться и уйти. Идут томительнейшие минуты… Корабль по-прежнему несет на камни. Уже не жду ничего хорошего. Вдруг доклад — ввели еще один! Смотрю с мостика — скалы медленно удаляются от кормы. Теперь можно и с якоря сниматься. Слава Богу и матросам из БЧ-5, наш вселенский позор не состоялся!

С Мальты уходили под самый красивый в мире марш «Прощание славянки». Его отчаянные и гордые рулады взлетали с палубы эсминца над старинными бастионами, столь похожие цветом камня на севастопольские батареи…

Провожать русские корабли вышла вся Ла-Валлетта. Никто, даже российский посол не подозревал, чего стоил авианосцу, чей пирамидальный силуэт маячил на внешнем рейде, отход от гостеприимного берега…

Но как идти дальше? Как возвращаться домой на двух котлах?

Безо всяких иносказаний на адмирала Селиванова взирали в те дни тени великих предшественников: Ушаков, Лазарев, Сенявин… Ведь это их эскадры в этих же водах добыли России славу великой морской державы. Они взирали на него умоляюще — не подведи, не посрами, спаси свою и нашу честь. — Кто-кто, а второй человек на российском флоте, адмирал Селиванов, прекрасно понимал, какой флаг развевался на гафеле его корабля! И какая тень может пасть на все три века родного флота, которому он отдал жизнь.

Спаси!

АДМИРАЛ

Передо мной были три варианта:

1. Дойти до Тулона и встать в ремонт. Но это опять позор на всю Европу.

2. Идти вдоль берега через Ла-Манш на Балтику. На этом пути в любой момент можно встать на якорь — глубины позволяют. Дотянем до Калининграда, а там в завод. Все-таки свой.

3. Идти на Север кратчайшим путем вдоль норвежского побережья.

Я принял решение возвращаться тем путем, каким пришли — вокруг Англии. И мы двинулись на Север… Я чуял этот корабль, как свою плоть, знал все повадки механизмов и турбин, котлов, наперед чуял: что когда сломается… И все-таки мы шли. Домой. Как в песне: «Мы же конечно…дотянем, доплывем».

Невидимые миру терзания остались за кадром истории. Мир же лицезрел, как с крутого трамплина русского авианосца срываются и взмывают в небо остроклювые птицы палубных истребителей. Что бы там ни было и как бы там ни было, но авианосец вышел в моря, дабы оправдать главное свое назначение.

Аксиома военно-морской стратегии: битву за океан невозможно выиграть без господства в океане воздушном. Крылатые ракетоносцы, разведчики и охотники за подводными лодками без прикрытия истребителей действовать не могут. Поэтому все ведущие морские державы миры строят плавучие аэродромы — авианосцы. Даже Индия обладает пусть стареньким, но все же авианосцем.

«Не расскажешь, не опишешь, что за жизнь, когда в бою за чужим огнем расслышишь артиллерию свою…» Перефразируя Твардовского — «… в небесах морских увидишь авиацию свою». Никогда не забуду, как в разгар «холодной войны», первый советский авианесущий крейсер «Киев» поднимал свои самолеты вертикального старта в Средиземном море. Английский эсминец всячески мешал маневрировать огромному кораблю, который готовился к приему палубных штурмовиков. И тогда летчики получили приказ отогнать наглеца. С диким ревом пара «ЯКов» пронеслась над эсминцем на высоте его мачт. Англичанин от неожиданности выбросил шапку дыма и поспешно ретировался. Все, кто был на полетной палубе «Киева», на мостике, грянули «Ура!», в воздух полетели тропические пилотки… Сегодня другие времена, и авианосец «Кузнецов» здорово запоздал со своим выходом в моря, однако вышел он не для того, чтобы запугивать «вероятных друзей», а для того, чтобы поднять дух и престиж российского флота.

Мы тоже можем. Нам по плечу любые морские свершения. Мы можем строить корабли всех существующих в мире классов: от подводных атомных ракетоносцев до классических авианосцев. Осознать это и показать миру — великое морально-политическое деяние.

В кадре истории навсегда останется этот гигантский корабль с носом крутым, словно тулья щегольской фуражки.

…Звенящий визг самолетных турбин… Ярко-синие машины Су-27, больше похожие на крылатые ракеты. Опускаются консоли заваленных по-ангарному крыльев и поднимаются щиты пламяотбойников. Колеса шасси наваливаются на палубные стопоры, выжидая, когда турбины наберут достаточной мощи для взлета. Старт!

С кажущейся неспешностью самолет бежит по взгорью палубы и на гребне трамплина взмывает в воздух.

Старт за стартом, взлет за взлетом, вираж за виражем…

Вот она — шестерка асов над Средиземном морем! Смотрите все — это русские палубные летчики творят фигуры высшего пилотажа на предельно малой высоте — над гребнями лазурных волн.

Все это надо было видеть! Увы, уникальные видеокадры не привлекли внимания наших телевизионных боссов. Кассета с записью тех небывалых взлетов и посадок осталась лишь на память Адмиралу… Она принадлежит Истории.

Шестерка заходит на посадку… Первый…

Вот из под его хвоста, словно осиное жальце выскакивает черно-белый гак-крюк, который цепляется за натянутую тормозную струну аэрофинишера… Та натягивается, как тетива, гася посадочную скорость. Самолет быстро откатывают на стоянку, и над кормовым срезом проносится новая машина…

В том невероятно трудном походе с палубы «Кузнецова» было совершено 2,5 тысячи самолетовылетов.

В том самом трудном своем походе, адмирал Селиванов, который выводил в моря все типы авианесущих кораблей отечественного флота, встретил свое 60-летие. В тот день он совершенно забыл о своем юбилее, потому что в небе над морем назревала катастрофа. Четверка палубных вертолетов ушла далеко в море на поиск подводной лодки. Доклад одного из командиров встревожил всех: из редуктора несущего винта вытекло масло. Подобная авария грозила пожаром и падением винтокрылой машины в воду. Адмирал Селиванов мерил огромную ходовую рубку шагами и мысленно проигрывал все варианты спасательной операции. Только бы летчики успели выпрыгнуть из тонущей машины… Каждую секунду из этих бесконечно долгих четырех часов он ожидал доклада о неизбежном. Но судьба преподнесла ему в тот день царский подарок: аварийный вертолет благополучно дотянул до родной палубы. Вся четверка села «без замечаний». За час до полуночи адмирал Селиванов вошел во флагманский салон, где был накрыт стол сразу для трех именинников — контр-адмирала Доброскоченко и еще подполковника медицинской службы.

Как и всякий дальний поход «автономка» «Кузнецова» не обошлась без чрезвычайных происшествий. И всякий раз адмиралу Селиванову приходилось решать судьбы своих соплавателей. Двоих серьезно заболевших матросов отправил на вертолетах в Тунис.

В Гибралтаре хватились матроса-крановщика. Нет его. Обыскали весь огромный корабль. Может быть за борт свалился? А может быть «годки» затравили — повесился в укромном уголке? А может, затаился где? Чего только не передумал флагман за эти томительные сутки.

К пропавшему матросу обратились по общекорабельной трансляции: «Вася, если нас слышишь, выйди! Если в чем провинился — все простим! Если кто обидел — накажем обидчика!»

На третьи сутки пропащая душа объявилась. Щуплый матросик вылез из такой тесной «шхеры» — из вентиляционной выгородки — где искать его никому не приходило в голову.

Матроса тут же привели к адмиралу Селиванову. Тот был счастлив, что поход не омрачился гибелью бойца и потому был заботлив, как отец родной:

— Сынок, кто тебя обидел?

Вскоре выяснилось, что при погрузке продуктов, ушлый крановщик натаскал «харча» в облюбованную выгородку, а потом решил там отдохнуть от службы. Селиванов вызвал лейтенанта, командира группы, в которой числился крановщик, сказал ему:

— Глаз с парня не спускай: ешь с ним, спи с ним — но только чтоб до дому никуда не пропал! Понял?

— Так точно!

Однако, без потерь не обошлось. На эсминце «Беззаветный» умер мичман, подавившись рыбной костью. Так уж видно было ему на роду написано…

Тем временем, авианосец на малом ходу прошел Гибралтарский пролив и вошел в Атлантический океан, по-весеннему неспокойный. И вопрос — как добираться домой? — висел над адмиралом Дамокловым мечом. Селиванов все-таки бросил вызов морской Фортуне: возвращаться в Североморск тем путем, каким пришли — обогнув Британские острова с севера. Дерзкое это решение было принято на траверзе испанского мыса Трафальгар, там, где адмирал Нельсон обрел свои бессмертные лавры… И хотя адмирал Селиванов героически вывел первый русский авианосец из всех передряг и то была несомненная, хотя и не столь громкая победа, никаких лавр он не дождался. Все было по флотскому присловью: не наказали, значит наградили.

Среди тех, кто в подпалубных низах авианосца пытался наладить нормальный ход был и капитан-лейтенант Николай Белозеров. Тот самый, кому суждено было погибнуть на атомной подводной лодке «Курск», спустя пять лет. Эх, судьба моряцкая, всегда ты темна, как глубина под килем: кому от рыбьей кости, а кому от взрыва торпед…

На обратном пути — в Гибралтаре — адмирал Селиванов попрощался со Средиземным морем. Он ушел на корму авианосца и долго глядел в пригоризонтную синеву. Именно в ней навсегда исчезали корабли его лейтенантской юности и адмиральской зрелости. Там, в заливе Хамамет оставалась точка «номер поста два» — якорная стоянка кораблей былой нашей Средиземноморской эскадры, прозванная моряками «деревней Селивановкой», поскольку чаще всего именно там стоял флагманский корабль командира Пятой оперативной эскадры. Пять лет держал здесь свой флаг вице-адмирал Селиванов. Разве расскажешь в двух словах, что творится в такую минуту на душе моряка, для которого это море стало полем судьбы? Оно и в этот последний раз позволило ему уйти с победой… Адмирал снял черную походную пилотку, достал из кармана железный рубль и швырнул его в кильватерный след корабля.

— Прощай море!.. Море судьбы моей и жизни… До свидания море! Мы еще вернемся!

Это не Селиванов прощался со Средиземным морем. Это Россия прощалась. И прощалась достойно.

АДМИРАЛ

Мы сидим с Валентином Егоровичем в его домашнем кабинете в подмосковном Переделкино. Теперь ему и самому не верится в то, что осталось за плечами:

— И мы при семи баллах — на двух котлах и восьми узлах — еще заправлялись в Атлантике траверзным способом!

Понять, чего это стоил этот высший моряцкий пилотаж, может только моряк…

— В Атлантике, в британской зоне ответственности, нас взял на сопровождение эсминец «Шеффилд». Командир его попросил «добро» посадить на нашу палубу свой вертолет. Разрешаю — садитесь! Сели. Пилоты — асы. Взлетали по-самолетному с разбегом и с трамплина.

Мы предложили обменяться «воздушными делегациями». Англичане сразу примолкли. Больше суток — запрашивали свое Адмиралтейство. У них тот еще железный занавес. Наконец, им разрешили. Слетали по пять человек друг к другу в гости — мы к ним, они к нам.

Моряки с «Шеффилда» так к нам расположились, что прошли с нами чуть ли не до самого Мурманска. Потом попросили разрешения пройти у нас вдоль борта — попрощаться. Добро. Прошли, попрощались…

Все на свете кончается, даже самые бесконечные испытания. Там за туманами… Мы дотянем, мы придем…

Перед входом в Кольский залив авиационный полк покидал свой корабль, чтобы не «напрягать обстановку в узкости». Мела пурга. Самолеты взлетали и тотчас же исчезали в белой замяти. Они уходили на береговой аэродром, а «Кузнецов» вскоре встал на свои якорные бочки ввиду штаба Северного флота. Адмирал Селиванов улетел в Питер, пришел в Морской собор, что на Крюковом канале и заказал настоятелю — отцу Богдану благодарственный молебен за счастливый исход трудного плавания. После чего написал рапорт об увольнении в запас и навсегда снял адмиральские погоны.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Авианосец российского флота » Военное обозрение

После неоднозначно удачного похода группы кораблей Северного флота к берегам Сирии и обнадёживающих заявлений военных чинов Министерства обороны о перспективных планах постройки российского авианосца в обозримом будущем как-то заметно снизился накал дискуссии по этому вопросу. Сторонники, потирая руки, сглатывают аппетитные слюни, противники злорадно выжидают новых обстоятельств в труднейшем для всей страны вопросе. А ведь скрестить шпаги и преломить копья есть над чем. Концепции применения нет, техническое задание на проектирование не выдано, конкурс не объявлен, место постройки, флот и база не определены. Да и правительству будет трудно игнорировать общественное мнение, в формировании которого сыграет роль и наш уважаемый ресурс. И ведь есть что обсудить: принят в эксплуатацию «Джеральд Форд», построена «Королева Елизавета», открыт тендер на постройку индийского авианосца, и Китай не собирается ставить точку после третьего авианосца. Великодержавные амбиции, скажут противники; мировая тенденция, ответят сторонники. Из последнего: «американские авианосцы – оружие карателей против слабых стран» и «флот – оружие коллективное»!

Если взять за икону стиля американский СVN-78 «Джеральд Форд», то трудно не назвать этот проект дальнейшей модернизацией типа «Нимитц». Да, электромагнитные катапульты, да, новый тип реакторов без необходимости замены активной зоны, да новая радиоэлектроника и незначительное сокращение экипажа. Всё! Тот же корпус, тот же состав авиакрыла, три элеватора вместо четырёх и оптимистичные заявления о 15-20%-ном росте возможностей по выпуску самолётов в сутки. Изменение стоимости сброса бомбы / пуска ракеты в 7,5 млн. долларов за штуку скромно не обсуждается. У нас на флоте изменили бы просто последнюю цифру в проекте. Изначально противников у таких кораблей в западном полушарии планеты просто нет, избыточные размеры оправданы длительностью переходов через океаны к берегам Евразии и обратно. Ещё двадцать лет назад на таких кораблях планировалось применение до трёх специализированных авиакрыльев (ударное, противолодочное и универсальное или многоцелевое), в зависимости от решаемых поставленных задач.


Английская «Королева» представляется этакой принцессой-воином из голливудского сериала, у которой за проливом «страшный русский медведь», сказочный Ближний Восток и чёрная кровавая Африка. Ковровые бомбардировки и напалмовые пожары не для неё. Ведь никто не сомневается в способности Великобритании создать авианосец, подобный американскому, как поступили при создании платформы для «Трайдентов», только здравый смысл предупредил слепое копирование лидеров в этой области. Но и тройка поколения типа «Инвинсибл», которые по бюджетным соображениям отнесли к концепту «корабли контроля моря», разочаровали командование королевского флота после опыта применения в англо-аргентинском конфликте. Понимание этого подтвердило и решение советского руководства о росте водоизмещения кораблей проектов 1143 до размеров «Адмирала Кузнецова», «Варяга» и проектируемого «Ульяновска». Английская школа кораблестроения в новом проекте всё же отказалась от использования стартовых катапульт, палубного самолёта ДРЛО и вертикального взлёта ударной авиагруппы, сочтя эти элементы слишком дорогостоящими для своего авианосца. Учтём это и для себя. Впечатляет заявленная способность поднять в воздух 24 ударных самолёта за 15 минут, а это вся ударная авиагруппа корабля, которая способна выполнить любую боевую задачу в воздухе, на море и на суше.

Не могу удержаться, чтобы не высказать сугубо личное впечатление: в новом английском авианосце все же много от тяжёлого авианесущего крейсера «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов»! Сравнимые размеры, водоизмещение, состав авиакрыла, трамплин, отсутствие катапульт, три стартовых позиции на палубе…

Решить две главные проблемы нашего океанского флота (прикрыть с воздуха район патрулирования РПКСН и борьба с американской АУГ) сможем, если творчески продолжим развивать концепцию тяжёлого авианесущего крейсера, не втягиваясь в гонку многоцелевых авианосцев с американцами.

А теперь справедливость и гармония цифр из открытых источников. При сравнении кораблей, российского ТАВКР и английского HMS, из уважения к разнице в возрасте первым буду ставить параметры нашего корабля и через дробь британца.

Наибольшее полное водоизмещение 61390/70600 тонн, максимальная ширина 72/73 метра (по ватерлинии на миделе 34/39 метров), длина 306/284 метра, площадь полётной палубы 14800/13000 кв. метров - указанные геометрические размеры создают впечатление, что наш корабль более «воздушный», обладает как бы меньшей плотностью, хотя на нём присутствует броневая катаная сталь, дублирование корпуса сухими отсеками, противоторпедная трёхслойная защита шириной до 4,5 м, которая выдерживает попадание 400 кг заряда ТНТ, тогда как заявляется полное отсутствие бортовой брони и броневых переборок на английском. Да и действительно, элементы бронирования больше соответствуют названию тяжёлый, хоть и авианесущий, крейсер, чем классическому авианосцу. Но законы физики неоспоримы в нашей реальности: соотношение длины к ширине при одинаковой осадке и практически одинаковой мощности силовой установки дают преимущество в скорости полного хода (29/25 узлов) и экономического хода (18/15 узлов) нашему кораблю.

В будущем проекте российского тяжёлого авианесущего крейсера такое преимущество должно быть не только в отношении английского, индийского или китайского, но и всех огромных атомных американских авианосцев. Наша АУГ должна быть способна как догнать, так и уйти от погони вероятного противника. Подобная ситуация была в Германии при строительстве «карманных линкоров» в конце тридцатых годов прошлого столетия. Только немецкие инженеры в то время впервые решились оснастить столь крупные боевые корабли дизельными силовыми установками. Принятие решения о применении на новейшем российском авианесущем крейсере ядерной силовой установки не будет выглядеть революционным. Имеющийся у страны опыт в строительстве подводных атомоходов, атомных ледоколов, крейсеров и гражданских судов позволит создать и ядерное сердце для единственного авианосца. Реакторы, спрятанные глубоко под авиационным ангаром и полётной палубой, обеспечат не только высокую энерговооружённость корабля и скорость хода, но и положительно скажутся на внешней архитектуре надстроек. Отпадает необходимость в огромных дымоходах и вентиляционных шахтах для двигателей внутреннего сгорания и нескольких тысяч кубометров ёмкостей для моторного топлива.

Подобное преимущество в скорости положительно скажется и на работе ударной авиагруппы корабля, увеличивая боевую нагрузку или продолжительность полёта самолётов без катапультного старта. А такими самолётами конечно же должны стать если не Су-57, то как минимум Су-35С. Чтобы указанные тяжёлые истребители ВКС как можно легче были приспособлены для действий с палубы корабля, моряки и конструкторы должны принять за основу разработок проекта корабля категоричные требования о двух стартовых позициях с длиной стартовой дорожки не менее чем 250 метров и двух стартовых позиций с длиной пробега в 150 метров. Применение на «оморяченых» модификациях самолётов, однотипных с сухопутными, моделей двигателей с изменяемым вектором тяги позволит снизить и угол возвышения носового стартового трамплина с 14,30 (на ТАВКР «Адмирал Кузнецов») до вполне себе адекватных 130 (как на «Куин Элизабет»). Только так, собирая по крупицам тактические, технические, технологические преимущества и лучший мировой опыт в сочетании с отечественными реалиями, можно будет добиться непревзойдённого результата.

Специфическими характеристиками для авианесущих кораблей являются площадь полётной палубы (14800/13000 м2) и размеры подпалубных ангаров для авиатехники (153*26*7,2/155*33*6,7 м). Увеличение этих размеров напрямую повлияет и на увеличение состава базирующейся авиагруппы, ускорение подготовки и увеличение количества летательных аппаратов, готовых в кратчайшие сроки подняться в воздух. Тип «Нимиц» обладает площадью палубы в 18200 м2 и ангаром в пределах 206*33*7,6 м. Отношение длины ангара к длине корабля колеблется в пределах 0,5 у ТАВКР, 0,54 у «Елизабет» и 0,62 у «Нимица». Учитывая размещение под палубой «Адмирал Кузнецов» ПКРК «Гранит», которого не будет на новом российском ТАВКР, и не выходя за пределы длины корабля в те же 305 метров, можно рассчитывать на увеличение длины ангара до 190 метров. Если же пренебречь и «модельной стройностью» нашего «Адмирала» в 34 метра до полноты на миделе «Королевы Елизаветы» в 39 метров, есть смысл и стимул попытаться расширить ангар до тех самых 34 метров при высоте 7,5 метра. В предполагаемых условиях эксплуатации нашего корабля в полярных и дальневосточных морях, где полярная ночь накроет полётную палубу, а солёные брызги и пурга отполируют её до ледяного блеска, наличие просторного освещённого сухого помещения не будет казаться неоправданной роскошью.

Одним из главных недостатков тяжёлого авианесущего крейсера «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», как авианесущего корабля, признано наличие протяжённой и массивной надстройки практически в центре полётной палубы и только два самолётоподъёмника. Американский «Джеральд Форд» обладает относительно самой маленькой надпалубной рубкой и ещё более смещённой к корме, в сравнении с предшественниками. Англичане отклонили сложившийся стереотип и установили две разнесённые «башни», причём разделили функции управления кораблём и управления полётами палубной авиации между ними. Для российского новейшего ТАВКР видится более предпочтительным английский вариант. Преимущества заключаются в расширенных возможностях как для размещения двух мощнейших антенных постов обзорных РЛС, средств обнаружения и управления бортовыми ЗРК, средств связи и навигации, так и вопросами повышения боевой устойчивости корабля в целом. А отсутствие выхлопа ходовых двигателей и отсутствие соответствующих магистралей упростит условия эксплуатации и обслуживания радиоэлектронного оборудования. В промежутке между «островами» разместится третий элеватор для авиатехники.

Ничто из выше сказанного не вызовет таких споров, как вопрос о составе авиагруппы нового корабля. Любая серьёзная операция американского палубного авиакрыла начинается с подъёма в воздух незаменимого «Хокая», который выдаёт руководству львиную долю информации о воздушной и морской обстановке в пределах досягаемости бортового локатора. Но он же является и главным предвестником появления как палубной авиации, так и самого авианосца в данном районе океана, как маяк на берегу предупреждает об опасной близости береговых скал. Трудно представить себе движение авианосной ударной группы кораблей, да ещё при выполнении полётов в режиме полного радиомолчания. Охотнику на АУГ достаточно располагать современными средствами радиотехнической разведки, чтобы определить координаты соединения кораблей. Сравнительно небольшой и экономичный беспилотный летательный аппарат, крейсирующий на высоте 12000 метров со скоростью в 650 км/ч на протяжении до 12 часов, способен не хуже палубного пилотируемого самолёта или вертолёта ДРЛО вскрыть в пассивном режиме надводную и воздушную обстановку, как в целях разведки, так и целеуказания ударной группе с российского авианосца. 12-16 таких разведчиков на борту авианосца, при организации круглосуточного дежурства одного-двух из них в воздухе, во взаимодействии с космической разведкой ВКС надёжно гарантируют своевременное вскрытие угроз и обнаружение потенциальных целей для ударной авиагруппы самолётов. При соответствующей смене бортовой аппаратуры на приборы РЭБ такие БПЛА не будут лишними как при атаке, так и при ретираде нашего соединения кораблей.

Рассматривая состав ударной авиагруппы корабля, хотелось бы обосновать выбор в начале статьи в пользу тяжёлых отечественных самолётов. Если взять конкретно выбор Су-35С в пику существующему МиГ-29К или МиГ-35, то это объясняется большей дальностью и продолжительностью полёта прежде всего. Даже американским гигантам с трудом даётся прирост в количестве взлётов и посадок. Но для решения задач патрулирования достаточно увеличить продолжительность полёта самолёта в два раза, тем самым, сократив число взлётов и посадок в те же самые два раза. И если «Форду» надо будет, наверное, не один год попыхтеть, чтобы достичь 220 заявленных вылетов в сутки, то гораздо более скромная «Елизабет», скорее всего, довольно быстро добьётся максимальной интенсивности в 110 вылетов за 24 часа. Имея на борту более дальнобойные самолёты, наш авианосец сможет сводить на нет преимущество в количестве ударной авиации на борту вероятного противника при действиях в открытом океане. Действуя же у своих берегов, авианосец сможет выполнять и роль своеобразного аэродрома подскока, что легко увеличит в два раза интенсивность огневого воздействия по досягаемым с палубы целям. Если «Королева Елизавета» за 15 мин поднимет в воздух 24 F-35C, которые будут выполнять боевую задачу в течение двух часов и в полном составе вернутся на палубу за 24 минуты, то эти два часа вполне могут быть использованы для приёма, дозаправки и подъёма в воздух ещё одной, пусть и меньшей по составу, группы самолётов с береговой авиабазы. Такой финт ушами вряд ли будет возможен при незначительной продолжительности полёта базирующейся авиации. Наличие на борту «полка» в 36 однотипных тяжёлых универсальных самолётов упростит и систему обслуживания, и номенклатуру специалистов и запчастей.

Не изобретая велосипеда, вооружим новый авианосец по старой схеме на новой элементной базе, заменив четыре батареи ЗРАК «Кортик» на четыре батареи «Панцирь М» и 24 вертикальные ПУ ЗРК «Кинжал» с боекомплектом в 192 ракеты на четыре пакета по 15 модулей 9М334 с боекомплектом в 240 ракет для ЗРК «М-Тор». Специально не акцентирую внимание на типах боеприпасов и модификациях ракет, к моменту ввода в строй корабля они могут неоднократно измениться. Но стоило бы задуматься уже сейчас о подкалиберном 30-мм снаряде и радиолокационном или программируемом взрывателе. Нельзя не задуматься и об угрозе баллистических ПКР. Отказавшись от старых добрых шести штук АК-630М в арсенале нового корабля, его ПРО практически не пострадает, а вот увеличить за их счёт полезную площадь верхней полётной палубы возможно.


Как не специалиста и как сторонника «традиционной ориентации» кораблей, меня шокировали известия об отсутствии ГАК на новейших британских, а затем ещё и на немецких эсминцах. Подняв доступную литературу по вопросу гидроакустики на авианосцах, убедился в наличии на авианесущих кораблях как минимум гидроакустических средств обнаружения и защиты от торпедной угрозы, хоть таковая на «Адмирале Кузнецове» вызывает сомнения в эффективности. На снимках «Джеральда Форда» в доковой камере или на стапеле поражают размеры носового бульба корабля – сюда просто грех не установить мощнейший многофункциональный гидроакустический комплекс! Ведь если соединение кораблей или район дежурства РПКСН будут надёжно прикрыты от угрозы с воздуха и поверхности моря наличием отряда наших кораблей с флагманским авианосцем во главе, то наличия угрозы от подводных охотников тоже никто не отменял. И количество капитанов, преемников Гюнтера Прина и Отто Кречмера, желающих поднять лавры победителя российского авианосца, в окружающем нас мире гораздо больше, чем на все американские и натовские авианосцы вместе взятые. Я могу и ошибаться, но наличие и условия применения ГАК на авианесущем крейсере предполагаемых размеров будут предпочтительнее, чем на существующих БПК и эсминцах. И это обстоятельство только придаст больше гибкости и устойчивости ПЛО соединения, а также универсальности самого крейсера при базировании на нём тяжёлых противолодочных вертолётов или вертолётов-тральщиков.

Итак, ТТХ будущего российского ТАВКР от автора:

Длина, ширина (на миделе), осадка (м) – 305, 39, 11.
Водоизмещение стандартное (полное) (т) – 63000 (70000).
Ширина полётной палубы 73 м, её площадь 15000 м2.
Подпалубный ангар (длина*ширина*высота) (м) – 190*34*7,5.
Ядерная энергетическая установка обеспечит кораблю 32 уз полного хода и 18 узлов крейсерского.
Вооружение: 36 самолётов типа Су-35С; 12 БПЛА; 12 вертолётов ПЛО и ПС; четыре батареи «Панцирь М»; четыре батареи ЗРК «М-Тор» с боекомплектом в 240 ракет; две обзорные трёхкоординатные РЛС дециметрового и сантиметрового диапазонов; ГАК.
Обеспечение до 100 вылетов в сутки при максимальной интенсивности в 18 самолётовылетов за 12 минут.

topwar.ru

Русский авианосец

У этой истории три героя: Море,, Адмирал и Корабль.
Море -- Средиземное. Адмирал -- Валентин Егорович Селиванов. Корабль -- авианосец "Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов"...

1996 год... Растерзанный за первую пятилетку "реформ", некрашеный, полураспроданный, обречённый на безденежье и жалкое пристеночное существование, российский флот отмечал своё трёхсотлетие. Тем не менее отметить эту воистину историческую дату надо было достойно. Гремели парады и лилось рекой вино на банкетах, сыпались награды и звёзды на погоны, но главным событием этого праздника с горькими слезами на глазах был поход первого российского авианосца в Средиземное море. Собственно, с него и начинался юбилейный год.
Это было нечто большее, чем демонстрация флага или поход престижа. То была военно-морская мистерия, в которой участвовали и тени незабытых предков, и призраки их кораблей, и наши современники в матросских робах и офицерских тужурках, мистерия, в которой участвовали весь флот и вся Россия, породившая этот чудо-корабль на последнем издыхании своей морской мощи...
Во-первых, это был поход Мечты. Мечты в с е х поколений российских моряков: от царя Петра и адмирала Ушакова до Генералиссимуса Сталина, Адмирала великой советской армады Сергея Горшкова и нынешнего безусого лейтенанта, верящего в лучшую будущность родного флота. Разумеется, в ушаковские времена не помышляли о самолётах, взлетающих с корабельных палуб, но лелеяли надежду о выходе России в Средиземное море под андреевским флагом всерьёз и надолго. Во-вторых, андреевский флаг впервые возвращался в Средиземное море после ушаковских побед и после печального спуска этого славного стяга в 1924 году на рейде Бизерты; возвращался на гафеле не эсминца или крейсера, а корабля мечты (после яростных споров -- нужен -- не нужен) опять же всех поколений моряков в двадцатом веке -- первого русского авианосца. Это надо понять и прочувствовать: третий век российского флота, несмотря ни на что, ни какие социальные беды и политические невзгоды, завершён достойно и красиво -- под рёв самолётов, взмывающих с полётной палубы в заветное средиземноморское небо. Мир должен был понять, что российский флот скорее жив, чем мёртв...
Именно это и осталось в кадре истории: могучий корабль разворачивался против ветра на средиземноморском просторе, выбрасывая в небо самолёт за самолётом... За кадром же скрылось то, о чём поведал в минуту откровения совсем не старый ещё адмирал...

Адмирал
Валентин Егорович Селиванов родился в 1936 году. Выходец из кубанских казаков. Окончил Высшее военно-морское училище им. Фрунзе (бывший Морской корпус) в 1958 году, высшие специальные офицерские классы ВМФ и Военно-морскую академию. С 1965 года -- командир сторожевого корабля, эскадренного миноносца.
Выводил в моря практически все авианесущие корабли отечественного флота.
Фамилия Селиванова внесена в святцы флотской истории с 1861 года. Именно в том давнем году в ураганномном Индийском океанее пропал без вести русский клипер "Опричник" под командованием капитан-лейтенанта Петра Александровича Селиванова. Были ли они родственниками? Бог весть...
С 1992 года Валентин Селиванов -- начальник Главного штаба ВМФ, Первый заместитель Главнокомандующего ВМФ.
В 1990 году Адмирал обеспечивал визит Горбачёва на Мальту. И именно здесь, на рейде Ла Валетты едва не разыгралась драма, которая дорого бы обошлась российскому флоту да и международному престижу России.

Авианосец
Итак, столь обыденный в совсем ещё недавние времена поход по маршруту Североморск -- Гибралтарский пролив -- Средиземное море представал теперь для умиравшего Северного флота почти невыполнимой задачей. Дело в том, что красавец-корабль, первый и единственный за всю трёхсотлетнюю историю русский авианосец, страдал той же немощью, что и молодой Илья Муромец: как поначалу не держали ноги богатыря, так и корабль-богатырь был слаб в ходу. Рождение "Кузнецова" пришлось на лихие перестроечные годы, и был он принят с мощностью машин, доведённой лишь на одну треть от расчётной.
Самый большой за всю историю российского и советского флота корабль. Длина -- в треть километра. Три тысячи живых душ -- вместе с авиаторами. Мощность -- двести тысяч лошадиных сил. Плавучий город-аэродром. Полк истребителей и вертолётный полк. Смешанная авиадивизия. Вооружён ракетами и скорострельной артиллерией. Единственный за всю отечественную историю полноправный авианосец: самолёты взлетали с разбегу -- с трамплина.
Командир -- капитан 1-го ранга Челпанов. Адмирал сказал о нём так: "Мостик чувствует как надо. И рулит хорошо".
Первый отечественный авианосец "Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов" был заложен в январе 1983 года под названием "Тбилиси", затем переименован в "Леонида Брежнева". Спущен на воду в декабре 1985 года, введен в строй 20 января 1990 года. Водоизмещение 55000/67500 тонн.

Адмирал
-- Как СССР умирал, так умирал и этот великий корабль -- вместе с державой...
На авианосце -- восемь котлов. На государственных испытаниях их паропроизводительность сумели довести лишь до одной трети от положенной. Потому и скорость даже в 18 узлов не смогли развить. И это при 32 узлах проектной скорости хода! А почему? Да потому, что давление должно быть 68 кг/см, а котлы давали только 45 -- летели трубки...
В 1992 году я принял Главный штаб ВМФ. Мне докладывают: на "Кузнецове" в котлах то и дело трубки летят. Вызываю начальника Техупра. В чём дело? Почему прогорают трубки? Да потому, что их поставляли ржавыми, а теперь и вовсе перестали поставлять...
Узнаю, что трубки для "кузнецовских" котлов есть на Урале. Послал туда самолёт. Забрали их там из-под снега, никому не нужны -- металлом, хорошо хоть списать не успели! Но трубки надо же гнуть соответствующим образом. Делать это могут только там, где строили уникальный корабль -- в Николаеве. Договорились с руководством завода. Прилетает туда наш транспортный самолёт с Урала. На борту груз остродефицитных трубок. Но таможенники самостийной Украины арестовывают крылатую машину: платите деньги за аэродромное обслуживание! Экипаж выводят из самолёта...
Посылаю следующий экипаж уже не с трубами,ми, а с не менее дефицитной "наличкой". Пропустили. Николаевцы согнули нам трубки как положено, по чертежам. Таким образом, мы на "Кузнецове" первый эшелон котлов привели в порядок. В зиму 1994-1995 года заменили трубки и во втором эшелоне. У меня на душе полегчало: корабль будет жить. Однако на том проблемы не кончились.
Адмирал Ерофеев скрыл, что на предыдущем выходе в море "Кузнецов" попал в шторм,, подзасолил трубки, потерял ход и едва не был выброшен на скалы Новой Земли. Корабль нуждался в хорошем ремонте, но Ерофеев доложил, что "Кузнецов" к боевой службе готов.
Личный состав плохо обучен. Позже выяснилось, что два котла из восьми -- вообще замазучены. Особисты разузнали, что полуобученные матросы принимали в котлы вместо дистиллята забортную -- солёную! -- воду. А что делать -- самое начало костоломных "реформ".
Однако адмирал Ерофеев докладывает -- к походу готовы! И я планирую поход на 1996 год. Пригласил всех военно-морских атташе из средиземноморских стран, а также германского и английского -- мол, будем поднимать в Атлантике и в Средиземном море свои палубные самолёты. Почти блеф. Однако же поднимали!

Океан
Как бы то ни было, но в январе 1996 года авианосец "Кузнецов" в сопровождении эсминца "Бесстрашный" вышел в дальний поход под флагом адмирала Игоря Касатонова. Уже на выходе из Кольского заливаа сразу же попали в жестокий зимний шторм. Да и в Атлантике было не легче. Ураганные ветры свирепствовали повсюду. Семибальная зыбь воспринималась потом, как отдых. На ней даже вели траверзнуюную заправку топливом.

Адмирал
-- Только вышли за Нордкап, Касатонов докладывает в Главный штаб: "Валя, трубки летят. Два котла не в строю. Что делать?" -- "Сам решай, ты там на борту, тебе виднее".
Флагман решил идти. По плану они должны были принять на борт министра обороны Норвегии, но опоздали к точке встречи из-за падения скорости хода. Тем не менее вертолёт министра приняли, объяснили задержку тем, что "выполняли в Баренцевом море спецзадачи".
Гибралтар прошли на четырёхузловой скорости и вошли в Средиземное море...

История
Никто на "Кузнецове" не знал, что огромный авианосец повторял поход маленького русского корабля "Китобой", который прошёл почти тем же путём и в общем-то с тем же историческим предназначением в таком же костоломном для России 1920 году, как и год 1996-й... А было это так.
К концу 1919 года, когда явственно обозначился крах Северо-Западной армии, эстонские власти стали прибирать к рукам войсковое имущество белых. Судьба тральщика "Китобой" тоже была предрешена: день-другой, и над ним взовьётся новый флаг -- чёрно-сине-белый, и новая команда поднимется на его палубу. Чтобы не допустить захвата единственного сколь-нибудь ценного судна, начальник Морского управления адмирал В.Пилкин приказал командиру корабля лейтенанту Ферсману срочно уходить из Ревеля... Экипаж "Китобоя", состоявший почти весь из офицеров русского флота, был полон решимости уйти хоть на край света. Для многих из них это утлое, совсем не военное судёнышко было осколком флота, которому они присягали и мечтали служить верой и правдой всю жизнь. К тому же в то смутное время они были рады убогим каютамм и кубрикам несостоявшегося китобоя как последнему пристанищу с гарантированным кровом над головой.
Итак, "Китобой" стал тайно готовиться к походу в далёкие моря. Самая острая проблема, с которой столкнулся Ферсман, -- уголь. Угольная яма судна была давно и безнадёжно пуста. Тогда адмирал Пилкин купил на свои деньги воз дров -- сырых, обледенелых, но всё-таки и это был выход. Подсчитали, что до Копенгагена этого топлива должно хватить. А там -- Бог не без милости, моряк не без удачи.чи.
"Около полудня 15 февраля, -- записал в своём дневнике мичман Николай Боголюбов, -- обманув внимание эстонских часовых с помощью случайно подошедших английских офицеров, "Китобой" по личному приказу адмирала Пилкина отдал швартовыы и вышел на полузамерзший Ревельский рейд, приготовив к бою свои две 75-миллиметровые пушки и подав к ним весь свой боевой запас, состоявший из 30 снарядов". Это был скорее побег, чем уход.
"Китобой" шел через непротраленные минные заграждения. Офицеры-кочегары швыряли в топку тяжеленные поленья. Машина с трудом развивала четырёхузловой ход. Сказывалось некачественное топливо. Тем не менее беглец добрался до Либавы в надежде там получить уголь. Но прежде чем это произошло, латвийские власти изрядно попортили нервы лейтенанту Ферсману -- сначала настырными предложениями купить судно, а потом откровенными угрозами захватить его. Уголь дали англичане, и "Китобой", разведя пары, поспешно ринулся в проливную зону, нашпигованную немецкими минами.

Авианосец
К началу февраля окончательно выяснилось, что положение с котлами на "Кузнецове" критическое. Потеря хода в открытом море для любого корабля не только позорное дело, но и крайне опасное. Тем более для авианосца с его огромной парусностью... Главком приказал своему первому заместителю немедленно отправляться в Средиземное море -- выручать корабль. Адмирал Селиванов вылетел в Севастополь и в тот же день вышел на борту большого противолодочного корабля "Красный Кавказ".
4 февраля у острова Крит он сменил адмирала Касатонова на борту "Кузнецова" и поднял свой флаг -- флаг Начальника Главного штаба ВМФ России.

Адмирал
Первым делом заслушал механиков. Приносят злополучные котельные трубки: стальные, толщиной в палец -- разорваны, как камышинки.
В строю всего шесть котлов. На ветер корабль не ворочает -- ветром его отжимает. На всякий случай провели учения по буксировке. Буксир "Шахтёр" едва тянул нашу громадину со скоростью два узла. А тут ещё испарители воду не варят. Турбогенераторы летят, дизель-генераторы -- летят. А надо на Мальту идти -- деловой заход.

Тральщик "Китобой"
На порядком изношенном за годы войны тральщике тоже мучались со своим единственным паровым котлом -- в крышке питающего насоса-донки образовалась трещина... Но были проблемы и поважнее.
27 февраля 1920 года маленький корабль вышел на внешний рейд Копенгагена. О том, что произошло дальше, лучше всех рассказал поэт русского зарубежья Арсений Несмелов:
...И с волною невысокой споря,
С чёрной лентой дыма за трубой, --
Из-за мола каменного, с моря
Входит в гавань тральщик "Китобой".
И сигнал приказывает строго:
"Русский флаг спустить".
Якорь отдан. Но, простой и строгий,
Синий крест сияет с полотна;
Суматоха боевой тревоги
У орудий тральщика видна.
И уже над зыбью голубою
Мчит ответ на дерзость, на сигнал:
"Флаг не будет спущен.
Точка. К бою! Приготовьтесь!" --
Вздрогнул адмирал"...
На рейде Копенгагена в то время стояла 2-я бригада крейсеров английского флота под флагом контр-адмирала сэра Кована: три лёгких крейсера и пять эскадренных миноносцев. Хорошо известно, что именно сказал адмирал Кован лейтенанту Ферсману:
"Я надеюсь, что каждый английский морской офицер в подобном положении поступил бы столь же доблестно, как это сделали вы!"
Конечно, в жизни всё было не так просто и эффектно, как в поэме стихотворца. В конфликт "Китобоя" с англичанами вмешалась Вдовствующая Государыня Императрица Мария Фёдоровна, жившая в то время в Копенгагене.
Англичане стояли на том, что "Китобой" их законный приз, захваченный в июне 1919 года. Британское адмиралтейство требовало от Ферсмана, чтобы "Китобой" шёл в Англию с английским экипажем и под английским флагом. Русские моряки могут находиться на борту судна только в качестве пассажиров.
В конце концов, благодаря моральной поддержке датских властей, французов и дипкорпуса славянских стран британское адмиралтейство отказалось в официальном порядке от притязаний на "безотечественный" русский корабль. "Китобой" был снабжён углём и провизией для дальнейшего следования.
Лейтенант Оскар Ферсман принимает решение идти в Севастополь на соединение с белым флотом Вооружённых Сил Юга России.
Германия, не желая осложнять отношения с советским правительством, запретила "Китобою" переходить в Северное море Кильским каналом. Пришлось огибать Ютландский полуостров,, прокладывая курс по невытраленным до конца минным полям; минные заграждения выставляли и немцы, и англичане, но "Китобой", даром что тральщик, шёл без карт и без тралов, играя со смертью в "русскую рулетку". Точно так же -- вслепую -- прошли и Ла-Манш, всего лишь два года назад считавшийся "каналом смерти" для немецких подлодок.
"Переход через Средиземное море из-за частых поломок и затруднений с переводом денежных средств затянулся на полтора месяца, -- писал в своём дневнике мичман Боголюбов. -- По выходе из Гибралтара повернули на Оран, но из-за сильного встречного ветра ход "Китобоя" упал до 4-х узлов и стало заливать кубрики..."
Они даже одной скоростью шли и одним курсом -- на Мальту.
"7 октября из-за поломки главной донки пришлось зайти на остров Мальту, где англичане опять приняли нас очень любезно".

Мальта
18 февраля 1996 года "Адмирал Кузнецов" бросил якоря на внешнем рейде Ла-Валлетты.
К "непотопляемому авианосцу", как назвал Мальту Черчилль -- пришвартовался первый русский авианосец... Это надо прочувствовать. Древние форты, видавшие едва ли не все корабли мира на этом главнейшем морском перепутье, такого не видывали -- авианосец под Андреевским флагом. Это тоже история.
Адмирал Селиванов бывал у здешних береговов не впервые. В 1990 году он прибыл сюда на ракетном крейсере "Слава" обеспечивать визит Горбачёва. Президент СССР встречался с президентом США на нейтральной земле. Тогда был злейший шторм. И в этот раз тоже. Президент Мальты встретил российского адмирала с улыбкой: "Когда вы к нам в хорошую погоду придёте?" Но Селиванову было не до шуток. Февральский шторм продолжал усиливаться...

Адмирал
-- Мы во дворце -- у министра обороны. Мой офицер связи докладывает: усиление ветра до 30 метров в секунду, а на "Кузнецове" по закону подлости ни один котёл не пашет.
Быстро прикидываю: якорь-цепь у нас вытравлена на 100 метров, длина корпуса -- 304 метра, а до скал -- 250. При огромной парусности корабля -- беды не миновать. Приношу извинения за то, что прерываем визит. Министр обороны понимающе с нами прощается. Машина мчит нас на вертолётную площадку. По всем лётным правилам посадка на палубу при таком ветре запрещена, но мы поднимаемся в воздух. Если гробанёмся, думаю, так хоть позора нашего не увижу -- нанесёт корабль на скалы на виду у всего города, всей Мальты, всей Европы... Однако лётчики мастерски посадили свою машину на палубу "Кузнецова".
То, чего боялся больше всего -- случилось: ни один из восьми котлов не в строю. А корму несёт на скалы. С матюками и божьей помощью -- ввели кое-как один котёл, но всей его мощи хватает лишь для того, чтобы дать ход в полтора узла. Этого мало даже корму отбросить, а не то, чтобы сняться и уйти. Идут томительнейшие минуты... Корабль по-прежнему несёт на камни. Уже не жду ничего хорошего. Вдруг доклад -- ввели ещё один! Смотрю с мостика -- скалы медленно удаляются от кормы. Теперь можно и с якоря сниматься. Слава Богу и матросам из БЧ-5 -- наш вселенский позор не состоялся!

С Мальты уходили под самый красивый в мире марш "Прощание славянки". Его отчаянные и гордые рулады взлетали с палубы эсминца над старинными бастионами, столь похожими цветом камня на севастопольские батареи...
Провожать русские корабли вышла вся Ла-Валлетта. Никто, даже российский посол, не подозревал, чего стоил авианосцу, чей пирамидальный силуэт маячил на внешнем рейде, отход от гостеприимного берега...

Но как идти дальше? Как возвращаться домой на двух котлах?
Безо всяких иносказаний на адмирала Селиванова взирали в те дни тени великих предшественников: Ушаков, Лазарев, Сенявин... Ведь это их эскадры в этих же водах добыли России славу великой морской державы. Они взирали на него умоляюще -- не подведи, не посрами, спаси свою и нашу честь. Кто-кто, а второй человек на российском флоте, адмирал Селиванов, прекрасно понимал, какой флаг развевался на гафеле его корабля! И какая тень может пасть на все три века родного флота, которому он отдал жизнь.
Спаси!

Адмирал
-- Передо мной были три варианта:
1. Дойти до Тулона и встать в ремонт. Но это опять позор на всю Европу.
2. Идти вдоль берега через Ла-Манш на Балтику. На этом пути в любой момент можно встать на якорь -- глубины позволяют. Дотянем до Калининграда, а там -- в завод. Всё-таки свой.
3. Идти на Север кратчайшим путём вдоль норвежского побережья.
Я принял решение возвращаться тем путём, каким пришли -- вокруг Англии. И мы двинулись на Север... Я чуял этот корабль как свою плоть,ь, знал все повадки механизмов и турбин, котлов, наперед чуял: что когда сломается... И всё-таки мы шли. Домой. Как в песне: "Но мы дотянем, мы, конечно, доплывём..."

Тральщик "Китобой"
На фоне грандиозных событий гражданской войны поход "Китобоя" почти неразличим глазу историка. Тем не менее это было замечательное событие. Горстка молодых отважных офицеров вышла в море, чтобы обрести свое отечество -- сначала на Севере, потом в Крыму. Страна уходила у них из-под ног, как палуба тонущего корабля. Они шли к её берегам вокруг Европы. И все старинные морские песни, казалось, были написаны именно про них. И "Раскинулось море широко", и "Наверх вы, товарищи, все по местам...". И даже "Белеет парус одинокий" -- тоже про них. Белел разве что андреевский флаг на гафеле, из одинокой же трубы валил дым...
Ни на одном пароходее мира не было такой кочегарной команды: швыряли уголь в топку и князь с мичманскими погонами Юрий Шаховский, и кадет Морского корпуса баронон Николай Вреден...
Они сделали этот невероятный поход. По грустной прихоти судьбы лишь несколько суток удалось провести им в России -- в Севастополе. А потом снова к чужим берегам -- навсегда. Сначала в Стамбул, потом в Бизерту, потом ещё дальше -- в Аргентину, Америку, Бельгийское Конго...
Их поход имел лишь некоторое военное значение: сохранили боевой корабль, поспели в самый раз -- к началу большой эвакуационно-транспортной операции, спасли от расправы несколько десятков русских людей. Во сто крат больше значило их морское деяние в нравственном смысле: эти молодые люди показали всем -- и союзникам, и недругам, и своим же соратникам -- как надо хранить честь андреевского флага.
Жизнь сама "закольцевала" эту историю.
Тогда, в 1920 году, посыльное судно "Китобой" было последним русским кораблём, над которым развевался андреевский флаг в европейских водах Атлантики. Спустя 76 лет синекрестное белое полотнище вернулось туда на гафеле российского атомного авианосца "Адмирал Флота Советского Союза Н.Кузнецов".

Авианосец
Невидимые миру терзания остались за кадром истории. Мир же лицезрел, как с крутого трамплина русского авианосца срываются и взмывают в небо остроклювые птицы палубных истребителей. Что бы там ни было и как бы там ни было, но авианосец вышел в моря, дабы оправдать главное своё назначение.
Аксиома военно-морской стратегии: битву за океан невозможно выиграть без господства в океане воздушном. Крылатые ракетоносцы, разведчики и охотники за подводными лодкамими без прикрытия истребителей действовать не могут. Поэтому все ведущие морские державы миры строят плавучие аэродромы -- авианосцы. Даже Индия обладает пусть стареньким, но всё же авианосцем.
"Не расскажешь, не опишешь, что за жизнь, когда в бою за чужим огнём расслышишь артиллерию свою..." Перефразируя Твардовского -- "... в небесах морских увидишь авиацию свою". Никогда не забуду, как в разгар холодной войны, первый советский авианесущий крейсер "Киев" поднимал свои самолёты вертикального старта в Средиземном море. Английский эсминец всячески мешал маневрировать огромному кораблю, который готовился к приёму палубных штурмовиков. И тогда лётчики получили приказ отогнать наглеца. С диким рёвом пара "ЯКов" пронеслась над эсминцем на высоте его мачт. Англичанин от неожиданности выбросил шапку дыма и поспешно ретировался. Все, кто был на полётной палубе "Киева", на мостике, грянули "Ура!", в воздух полетели тропические пилотки... Сегодня другие времена, и авианосец "Кузнецов" здорово запоздал со своим выходом в моря, однако вышел он не для того, чтобы запугивать "вероятных друзей", а для того, чтобы поднять дух и престиж российского флота.
Мы тоже можем. Нам по плечу любые морские свершения. Мы можем строить корабли всех существующих в мире классов: от подводных атомных ракетоносцев до классических авианосцев. Осознать это и показать миру -- великое морально-политическое деяние.
В кадре истории навсегда останется этот гигантский корабль с носом крутым, словно тулья щегольской фуражки.
...Звенящий визг самолётных турбин... Ярко-синие машины "Су-27", больше похожи на крылатые ракеты. Опускаются консоли заваленных по-ангарному крыльев и поднимаются щиты пламеотбойников. Колеса шасси наваливаются на палубные стопоры, выжидая, когда турбины наберут достаточной мощи для взлета. Старт!
С кажущейся неспешностью самолёт бежит по взгорью палубы и на гребне трамплина взмывает в воздух.
Старт за стартом, взлёт за взлётом, вираж за виражом...
Вот она -- шестерка асов над Средиземном морем! Смотрите все -- это русские палубные лётчики творят фигуры высшего пилотажа на предельно малой высоте -- над гребнями лазурных волн.
Всё это надо было видеть! Увы, уникальные видеокадры не привлекли внимания наших телевизионных боссов. Кассета с записью тех небывалых взлётов и посадок осталась лишь на память Адмиралу... Она принадлежит Истории.
Шестёрка заходит на посадку... Первый...
Вот из-под его хвоста, словно осиное жальце, выскакивает чёрно-белый гак-крюк, который цепляется за натянутую тормозную струну аэрофинишёра... Та натягивается, как тетива, гася посадочную скорость. Самолёт быстро откатывают на стоянку, и над кормовым срезом проносится новая машина...
В том невероятно трудном походе с палубы "Кузнецова" было совершено 2,5 тысячи самолёто-вылетов.

Адмирал
В том самом трудном своём походе адмирал Селиванов, который выводил в моря все типы авианесущих кораблей отечественного флота, встретил своё 60-летие. В тот день он совершенно забыл о своем юбилее, потому что в небе над морем назревала катастрофа.. Четвёрка палубных вертолётов ушла далеко в море на поиск подводной лодки. Доклад одного из командиров встревожил всех: из редуктора несущего винта вытекло масло. Подобная авария грозила пожаромом и падением винтокрылой машины в воду. Адмирал Селиванов мерил огромную ходовую рубку шагами и мысленно проигрывал все варианты спасательной операции. Только бы лётчики успели выпрыгнуть из тонущей машины... Каждую секунду из этих бесконечно долгих четырёх часов он ожидал доклада о неизбежном. Но судьба преподнесла ему в тот день царский подарок: аварийный вертолёт благополучно дотянул до родной палубы. Вся четвёрка села "без замечаний". За час до полуночи адмирал Селиванов вошёл во флагманский салон,, где был накрыт стол для именинников -- контр-адмирала Доброскоченко и подполковника медицинской службы.
Как и всякий дальний поход, "автономка" "Кузнецова" не обошлась без чрезвычайных происшествий. И всякий раз адмиралу Селиванову приходилось решать судьбы своих соплавателей. Двоих серьёзно заболевших матросов отправил на вертолётах в Тунис.
В Гибралтаре хватились матроса-крановщика. Нет его. Обыскали весь огромный корабль. Может быть, за борт свалился? А может быть, "годки" затравили -- повесился в укромном уголке? А может, затаился где? Чего только не передумал флагман за эти томительные сутки.
К пропавшему матросу обратились по общекорабельной трансляции: "Вася, если нас слышишь, выйди! Если в чём провинился -- всё простим! Если кто обидел -- накажем обидчика!"
На третьи сутки пропащая душа объявилась. Щуплый матросик вылез из такой тесной "шхеры" -- из вентиляционной выгородки -- где искать его никому не приходило в голову.
Матроса тут же привели к адмиралу Селиванову. Тот был счастлив, что поход не омрачился гибелью бойца, и потому был заботлив, как отец родной:
-- Сынок, кто тебя обидел?
Вскоре выяснилось, что при погрузке продуктов ушлый крановщик натаскал "харча" в облюбованную выгородку, а потом решил там отдохнуть от службы. Селиванов вызвал лейтенанта, командира группы, в которой числился крановщик, сказал ему:
-- Глаз с парня не спускай: ешь с ним, спи с ним -- но только чтоб до дому никуда не пропал! Понял?
-- Так точно!
Однако без потерь не обошлось. На эсминце "Беззаветный" умер мичман, подавившись рыбной костью. Так уж видно было ему на роду написано...
Тем временем авианосец на малом ходу прошёл Гибралтарский пролив и вошёл в Атлантический океан, по-весеннему неспокойный. И вопрос -- как добираться домой? -- висел над адмиралом дамокловым мечом. Селиванов всё-таки бросил вызов морской фортуне: возвращаться в Североморск тем путем, каким пришли -- обогнув Британские острова с севера. Дерзкое это решение было принято на траверзе испанского мысаа Трафальгар, там, где адмирал Нельсон обрёл свои бессмертные лавры... И хотя адмирал Селиванов героически вывел первый русский авианосец из всех передряг и то была несомненная, хотя и не столь громкая победа, никаких лавров он не дождался. Всё было по флотскому присловью: не наказали, значит наградили.

Среди тех, кто в подпалубных низах авианосца пытался наладить нормальный ход, был и капитан-лейтенант Николай Белозёров. Тот самый, кому суждено было погибнуть на атомной подводной лодке "Курск" спустя пять лет. Эх, судьба моряцкая, всегда ты темна, как глубина под килем: кому от рыбьей кости, а кому от взрыва торпед...

На обратном пути -- в Гибралтаре -- адмирал Селиванов попрощался со Средиземным морем. Он ушёл на корму авианосца и долго глядел в пригоризонтную синеву. Именно в ней навсегда исчезали корабли его лейтенантской юности и адмиральской зрелости. Там, в заливе Хамамет, оставалась точка "номер полёта два" -- якорная стоянка кораблей былой нашей Средиземноморской эскадры, прозванная моряками "деревней Селивановкой", поскольку чаще всего именно там стоял флагманский корабль командира Пятой оперативной эскадры. Пять лет держал здесь свой флаг вице-адмирал Селиванов. Разве расскажешь в двух словах, что творится в такую минуту на душе моряка, для которого э т о море стало полем судьбы? Оно и в этот последний раз позволило ему уйти с победой... Адмирал снял чёрную походную пилотку, достал из кармана железный рубль и швырнул его в кильватерный след корабля.
-- Прощай, море!.. Море судьбы моей и жизни... До свидания, море! Мы ещё вернёмся!

Это не Селиванов прощался со Средиземным морем. Это Россия прощалась. И прощалась достойно.

Адмирал
Мы сидим с Валентином Егоровичем в его домашнем кабинете в подмосковном Переделкино. Теперь ему и самому не верится в то, что осталось за плечами:
-- И мы при семи баллах -- на двух котлах и восьми узлах -- ещё заправлялись в Атлантике траверзным способом!
Понять, чего стоил этот высший моряцкий пилотаж, может только моряк...

-- В Атлантике в британской зоне ответственности нас взял на сопровождение эсминец "Шеффилд". Командир его попросил "добро" посадить на нашу палубу свой вертолёт. Разрешаю -- садитесь! Сели. Пилоты -- асы. Взлетали по-самолётному с разбегом и с трамплина.
Мы предложили обменяться "воздушными делегациями". Англичане сразу примолкли. Больше суток -- запрашивали своё Адмиралтейство. У них тот ещё "железный занавес". Наконец, им разрешили. Слетали по пять человек друг к другу в гости -- мы к ним, они к нам.
Моряки с "Шеффилда" так к нам расположились, что прошли с нами чуть ли не до самого Мурманска. Потом попросили разрешения пройти у нас вдоль борта -- попрощаться. Добро. Прошли, попрощались...

Тральщик "Китобой"
Частые поломки заставляли ремонтироваться то в Лиссабоне, то в Бизерте... В Севастополь "Китобой" добрался только 12 ноября 1920 года, то есть тогда, когда впору было ложиться на обратный курс. В Крыму начиналась эвакуация белой армии, а вместе с ней и множества гражданского люда, начинавшего свой бег в никуда. В любом случае лишнее плавсредство в Севастополе было весьма кстати, и "китобойцы" деятельно включились в общий аврал.
С командой и 150 пассажирами лейтенант Ферсман двинулся в Константинополь. Под его же начало определили ещё два тральщика: трудяга "Китобой" тащил за собой на буксире и потерявший ход эскадренный миноносец "Звонкий".
Из Константинополя Ферсман повёл свои тральщики в Бизерту, где через три года "Китобой" закончил своё существование как русский военный корабль.. Его продали итальянцам. С новым флагом и новым именем "Итало" бывший тральщик начал свою службу в качестве портового буксира в Специи и, похоже, счастливо пережил Вторую мировую войну.
О лейтенанте Оскаре Оскаровиче Ферсмане, выпускнике Морского корпуса 1910 года, известно лишь то, что из Бизерты он перебрался в Копенгаген, где ещё хорошо помнили его нашумевший поступок. Там он и прожил остаток жизни вплоть до 1948 года, когда, уже будучи больным, отправился на пароходе в Аргентину, чтобы повидаться с братом. Там и умер, аргентинская земля приняла прах отважного морехода.

Авианосец
Всё на свете кончается, даже самые бесконечные испытания.
Перед входом в Кольский залив авиационный полк покидал свой корабль, чтобы не "напрягать обстановку в узкости". Мела пурга. Самолёты взлетали и тотчас же исчезали в белой замяти. Они уходили на береговой аэродром, а "Кузнецов" вскоре встал на свои якорные бочки ввиду штаба Северного флота. Адмирал Селиванов улетел в Питер, пришёл в Морской собор, что на Крюковом канале, и заказал настоятелю -- отцу Богдану благодарственный молебен за счастливый исход трудного плавания. После чего написал рапорт об увольнении в запас и навсегда снял адмиральские погоны.
***
В это же время ушла подо льды и всплыла на Северном полюсе атомная подводная лодка Б-414. Подводники всплыли в самой высокой точке планеты и водрузили там андреевский флаг. Сделано это было в честь трехвекового юбилея родного флота и с не меньшими трудностями, чем поход авианосца в Средиземное море. Ведь подводные лодки тогда тоже давно не выходили в море и изрядно настоялись у причалов. Фактически путь на Полюс, проложенный предыдущими поколениями подводников, приходилось прокладывать заново. Правда, на борту Б-414 находились такие асы, как вице-адмирал Анатолий Шевченко и командир дивизии атомных подводных лодок контр-адмирал Михаил Кузнецов. Да и командир корабля капитан 1-го ранга Сергей Кузьмин, ставший недавно контр-адмиралом, был лучшим в то время из командиров.
Подводники выполнили своё почётное предназначение: андреевский флаг, который пытался утвердить на макушке Земли ещё отважный полярник Георгий Седов, развернулся надо льдами под арктическим ветром.

www.korabel.ru

Новый российский авианосец будет гибридом

"Многоцелевой тяжелый авианосец проекта 23000Э "Шторм" может получить комбинированную силовую установку и два "острова" управления", - рассказал агентству представитель Крыловского государственного научного центра, занимающегося разработкой корабля. По предварительным данным, длина "Шторма" составит 330 метров, ширина - 40, осадка - 11, скорость - до 30 узлов.

Закладка авианосца планируется в 2025 году в Северодвинске, поскольку "Севмаш" - единственное предприятие в России, имеющее опыт создания кораблей такого класса. На его верфях полностью перестраивался тяжелый авианесущий крейсер "Адмирал Горшков" для поставки в Индию. Атомный реактор "Шторма" проверят на перспективном эсминце типа "Лидер", а в подмосковном Жуковском уже испытывают электромагнитную катапульту для разгона самолетов.

"Основное требование Главного командования ВМФ к проектантам и разработчикам "Шторма": корабль должен обладать широкими возможностями как в плане использования палубной авиации, так и в плане боевой эффективности действий в составе разнородных сил", - отметил главком ВМФ России адмирал Виктор Чирков.

Габариты российского корабля соответствуют американским авианосцам типа Nimitz, самым крупным на текущий момент кораблям в мире. Правда, эксперты предсказывают авианосцам США гибель от разрабатываемых в России дальних ракет - те могут атаковать авианосные ордеры стаей с нескольких сторон сразу.

Сейчас единственным российским авианосцем является авианесущий крейсер "Адмирал Кузнецов" - в 2016 году он получит полк истребителей МиГ-29К. Помимо авиагруппы, крейсер вооружен крылатыми ракетами "Гранит" и несколькими типами ракетных и пушечных комплексов ПВО. Об этом в специальном проекте "РГ" "Русское оружие" пишет Антон Валагин.

Несмотря на то, что в программе вооружения до 2020 года не предусмотрены средства на строительство авианосцев, в России полным ходом идет проработка проекта перспективного авианесущего корабля. Его прототип был представлен телеканалу ЗВЕЗДА в Крыловском государственном научном центре в Санкт-Петербурге – организации, без научного заключения которой ни один проект в российском кораблестроении никогда не будет воплощен в металле. 

Фото: bastion-opk.ru

Перспективный российский авианосец пока существует только в виде моделей. Одни из них проходят цикл «морских» испытаний в многочисленных бассейнах Крыловского центра, имитирующих «плавание» будущего корабля в различных климатических, погодных условиях, морях и океанах планеты. Другая модель дает визуальное представление о том, каким же собственно будет корабль будущего.

С прицелом на будущее

Первое, что бросается в глаза - это практически «голая» по сравнению с предыдущими проектами авианесущих крейсеров палуба будущего авианосца. Вместо массивной, ее еще называют островной надстройки, - вышки управления. Это не только экономит место на палубе, но и по логике должно снизить радиозаметность корабля в море. Сама палуба также имеет отличия: на ней два трамплина - большой и поменьше, и, соответственно - два направления взлета. А еще - закрепленные на корме и в носовой части авианосца самолеты и вертолеты - как минимум, пяти разных типов. Их явно больше, чем можно увидеть на палубе единственного стоящего на вооружении нашего ВМФ авианесущего крейсера «Адмирала Кузнецова» или переоборудованного для ВМС Индии авианосца «Викрамадитья».

Даже беглый взгляд на модели самолетов дает представление, какие именно машины планируется разместить на авианосце. Это палубные истребители Т-50, Миг-29К/КУБ, самолеты дальнего радиолокационного обнаружения, предположительно, Як-44Э и противолодочные вертолеты Ка-32. Разработанный в Крыловском научном центре концепт нового многофункционального авианосца, по словам руководителя авторской группы Валентина Белоненко, предусматривает размещение на его борту до 100 летательных аппаратов. А сам корпус корабля удалось оптимизировать таким образом, что сопротивление воды снизилось на 20%. Уже одно это - существенная экономия энергетики, возможность увеличения скорости и автономности.

Фото: bastion-opk.ru

На таком авианосце, дал понять Валентин Белоненко, возможен взлет самолетов и вертолетов последнего поколения даже в шторм. Для самолетов предусмотрены не только трамплины, но и катапульта. А под взлетной палубой и в оптимизированных надстройках - новейшие комбинированные энергоустановки, эффективное ракетное и радиоэлектронное вооружение.

Крейсер или аэродром

Последняя фраза специалиста о том, что на корабле будет размещено «ракетное и радиоэлектронное вооружение» - одна из самых  интересных в определении облика будущего корабля. Дело в том, что в советском, а теперь и российском кораблестроении так до сих пор не определились с тем, к какому  классу отнести отечественные авианосцы. Так, единственный оставшийся у России тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» уже одним своим названием говорит, что он не авианосец, а прежде всего «тяжелый авианесущий». То есть  крейсер с дополнительным авиационным вооружением. Которое для него вспомогательное, а не основное вооружение.

Фото: ИА "ОРУЖИЕ РОССИИ", Алексей Китаев

И это при том, что на вооружении корабля находятся 48 истребителей Су-27К (Су-33) и штурмовиков Су-25К, 12 вертолетов Ка-27. Под взлетной палубой крейсера, это главное отличие от аналогичных западных кораблей, размешены 12 пусковых установок сверхзвуковых ударных крылатых ракет большой дальности «Гранит», способных нести ядерные боеголовки. Также на крейсере имеется четыре комплекса  противовоздушной обороны ближней зоны «Кинжал» - всего 192 ракеты, 8 установок ракетно-артиллерийского комплекса ПВО «Кортик» и 6 скорострельных (до 1000 выстрелов в минуту) шестиствольных артиллерийских автоматов АК-630. Подобного набора вооружений нет ни на одном корабле мира.
  

Именно из-за этой разноплановости в вооружении «Кузнецов» не считается «чистокровным» авианосцем в том понимании, как это видят в США. Тем не менее, по оценкам военных экспертов, именно такая компоновка крейсерского вооружения делает «Адмирал Кузнецов» наиболее универсальным морским оружием. В отличие, например, от подводных лодок с крылатыми ракетами большой дальности, такой крейсер одинаково пригоден для участия как во всеобщей ядерной или безъядерной войне, а также в любых локальных конфликтах. Именно в последних наиболее эффективно использовать подобных корабли. Это ярко продемонстрировали США в ходе операций в Персидском заливе и у берегов Югославии, когда основные ударные силы ВВС НАТО были представлены корабельным авиационными соединениями, практически неуязвимыми для наземных сил противника. Однако, как отмечают специалисты, разноплановость вооружений сейчас не так важна, как узкая специализация кораблей.

«Авианосец никогда не будет в море один, - сообщил телеканалу ЗВЕЗДА бывший замглавкома ВМФ Игорь Касатонов, его всегда будут охранять корабли сопровождения. Именно на них ляжет задача по отражению воздушного нападения или противодействие подводным лодкам противника, так что авианосец должен  быть именно аэродромом, а не крейсером».

Грани головоломки

Советник генерального директора Крыловского центра доктор технических наук Валерий Половинкин считает, что концептуальное проектирование кораблей - не просто способ избежать лишних трат из-за неверного выбора, организационных и технических ошибок при создании дорогостоящих систем. Это самый надежный путь к избранной цели и гарантия, что в какой-то момент разработчики не окажутся в тупике или на обочине. Отработка корабля будущего, даже в макете, дает возможность без существенных инвестиций в проект точно следовать общемировым тенденциям при создании аналогичных кораблей в мире. Оперативно вносить в проект пожелание военных.

Фото: bastion-opk.ru

Например, сейчас перспективный авианосец рассматривается в двух версиях: с атомной энергетической установкой и неатомной. Если у него будет атомная энергетическая установка, тогда водоизмещение корабля составит 80-85 тыс. тонн. Если он будет неатомный, то 55-65 тысяч тонн. От этого фактора зависит количество самолетов, которые можно разместить на корабле.

По проектировочным нормам, на одну тысячу тонн водоизмещения может быть размещен один летательный аппарат. Исходя из этого, если водоизмещение составит 65 тысяч тонн, то на корабле сможет базироваться 50-55 самолетов, если 85 тысяч - порядка 70 разных летательных аппаратов. Из этого можно сделать еще один вывод - в неатомном исполнении корабль, скорее всего, будет предназначен для экспорта. В атомном - для российского флота.

Судить об этом можно по той программе обновления Военно-морского флота, которая реализуется в рамках госпрограммы вооружения. Например, было принято решение о ремонте и глубокой модернизации тяжелых атомных крейсеров проекта 1144 типа «Орлан». Таких кораблей у нас четыре: «Адмирал Нахимов», «Адмирал Лазарев» «Адмирал Ушаков» и «Петр Великий». В свое время эти корабли специально создавались под задачи охраны и сопровождения авианесущих крейсеров. Набор стоящего на них вооружения позволяет им вести боевые действия как против надводных, подводных, так и воздушных целей. А атомная энергетическая установка существенно расширяет возможности крейсеров по выполнению автономных походов.

Для этих кораблей в СССР специально строился атомный авианосец «Ульяновск», к сожалению, закончить его строительство до развала государства не успели, и гигант был порезан на «иголки» прямо на судостроительной верфи в Николаеве на Украине. Впрочем, решение о необходимости ремонта и модернизации «Орланов» говорит о том, что идея атомного авианосного флота в России не забыта.

Головной крейсер 1144 проекта «Адмирал Нахимов» / Фото: Пресс-служба МО РФ

Головной крейсер 1144 проекта «Адмирал Нахимов» уже стоит в судоремонтном заводе в Северодвинске в ожидании начала работ. По планам, в 2018 году там же окажется и самый молодой из «Орланов» - крейсер «Петр Великий». Вполне возможно, что к этому моменту будет принято решение и о начале строительства нового авианосца. В Северодвинске возводится плавучий док, способный обеспечить постройку кораблей водоизмещением более 100 тысяч тонн: танкеров, сухогрузов и собственно авианосцев. На док планируется потратить около $500 млн. бюджетных средств. 


Палубные истребители Су-33 / Фото: Пресс-служба МО РФ

«В этом году планируется доукомплектовать морскую авиацию самолетами МиГ-29К, - говорит начальник Морской авиации ВМФ Герой России генерал-майор Игорь Кожин. - В итоге мы получим более 20 самолетов МиГ-29К, которые станут основой формирования новой авиационной воинской части в составе Северного флота. В полном объеме начнет функционировать полигон «НИТКА» в Ейске». Все это говорит, что флот готов к приходу новых авианосцев.

МОСКВА, ОРУЖИЕ РОССИИ, Станислав Закарян
www.arms-expo.ru
12
      

www.arms-expo.ru

Каким будет новый российский авианосец?

Несмотря на то, что в программе вооружения до 2020 года не предусмотрены средства на строительство авианосцев, в России полным ходом идет проработка проекта перспективного авианесущего корабля. Его прототип был представлен в Крыловском государственном научном центре в Санкт-Петербурге – организации, без научного заключения которой ни один проект в российском кораблестроении никогда не будет воплощен в металле.

Перспективный российский авианосец пока существует только в виде моделей. Одни из них проходят цикл «морских» испытаний в многочисленных бассейнах Крыловского центра, имитирующих «плавание» будущего корабля в различных климатических, погодных условиях, морях и океанах планеты. Другая модель дает визуальное представление о том, каким же собственно будет корабль будущего.

С прицелом на будущее

Первое, что бросается в глаза — это практически «голая» по сравнению с предыдущими проектами авианесущих крейсеров палуба будущего авианосца. Вместо массивной, ее еще называют островной надстройки, — вышки управления. Это не только экономит место на палубе, но и по логике должно снизить радиозаметность корабля в море. Сама палуба также имеет отличия: на ней два трамплина — большой и поменьше, и, соответственно — два направления взлета.

Схема перспективного авианосца России

А еще — закрепленные на корме и в носовой части авианосца самолеты и вертолеты — как минимум, пяти разных типов. Их явно больше, чем можно увидеть на палубе единственного стоящего на вооружении нашего ВМФ авианесущего крейсера «Адмирала Кузнецова» или переоборудованного для ВМС Индии авианосца «Викрамадитья».

Даже беглый взгляд на модели самолетов дает представление, какие именно машины планируется разместить на авианосце. Это палубные истребители Т-50, Миг-29К/КУБ, самолеты дальнего радиолокационного обнаружения (АВАКС), предположительно, Як-44Э и противолодочные вертолеты Ка-32.

Разработанный в Крыловском научном центре концепт нового многофункционального авианосца, по словам руководителя авторской группы Валентина Белоненко, предусматривает размещение на его борту до 100 летательных аппаратов. А сам корпус корабля удалось оптимизировать таким образом, что сопротивление воды снизилось на 20 процентов. Уже одно это — существенная экономия энергетики, возможность увеличения скорости и автономности. На таком авианосце, дал понять Валентин Белоненко, возможен взлет самолетов и вертолетов последнего поколения даже в шторм.

Для самолетов предусмотрены не только трамплины, но и катапульта. А под взлетной палубой и в оптимизированных надстройках — новейшие комбинированные энергоустановки, эффективное ракетное и радиоэлектронное вооружение.

Крейсер или аэродром

Последняя фраза специалиста о том, что на корабле будет размещено «ракетное и радиоэлектронное вооружение» — одна из самых интересных в определении облика будущего корабля. Дело в том, что в советском, а теперь и российском кораблестроении так до сих пор не определились с тем, к какому классу отнести отечественные авианосцы.

Так, единственный оставшийся у России тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» уже одним своим названием говорит, что он не авианосец, а прежде всего «тяжелый авианесущий». То есть крейсер с дополнительным авиационным вооружением. Которое для него вспомогательное, а не основное вооружение. И это при том, что на вооружении корабля находятся 48 истребителей Су-27К (Су-33) и штурмовиков Су-25К, 12 вертолетов Ка-27.

Макет перспективного авианосца России

Под взлетной палубой крейсера, это главное отличие от аналогичных западных кораблей, размешены 12 пусковых установок сверхзвуковых ударных крылатых ракет большой дальности «Гранит», способных нести ядерные боеголовки. Также на крейсере имеется четыре комплекса противовоздушной обороны ближней зоны «Кинжал» — всего 192 ракеты, 8 установок ракетно-артиллерийского комплекса ПВО «Кортик» и 6 скорострельных (до 1000 выстрелов в минуту) шестиствольных артиллерийских автоматов АК-630. Подобного набора вооружений нет ни на одном корабле мира. Именно из-за этой разноплановости в вооружении «Кузнецов» не считается «чистокровным» авианосцем в том понимании, как это видят в США.

Тем не менее, по оценкам военных экспертов, именно такая компоновка крейсерского вооружения делает «Адмирал Кузнецов» наиболее универсальным морским оружием. В отличие, например, от подводных лодок с крылатыми ракетами большой дальности, такой крейсер одинаково пригоден для участия как во всеобщей ядерной или безъядерной войне, а также в любых локальных конфликтах. Именно в последних наиболее эффективно использовать подобных корабли.

Это ярко продемонстрировали США в ходе операций в Персидском заливе и у берегов Югославии, когда основные ударные силы ВВС НАТО были представлены корабельным авиационными соединениями, практически неуязвимыми для наземных сил противника. Однако, как отмечают специалисты, разноплановость вооружений сейчас не так важна, как узкая специализация кораблей.

«Авианосец никогда не будет в море один, — сообщил бывший замглавкома ВМФ Владимир Касатонов, его всегда будут охранять корабли сопровождения. Именно на них ляжет задача по отражению воздушного нападения или противодействие подводным лодкам противника, так что авианосец должен быть именно аэродромом, а не крейсером».

Грани головоломки

Советник генерального директора Крыловского центра доктор технических наук Валерий Половинкин считает, что концептуальное проектирование кораблей — не просто способ избежать лишних трат из-за неверного выбора, организационных и технических ошибок при создании дорогостоящих систем. Это самый надежный путь к избранной цели и гарантия, что в какой-то момент разработчики не окажутся в тупике или на обочине. Отработка корабля будущего, даже в макете, дает возможность без существенных инвестиций в проект точно следовать общемировым тенденциям при создании аналогичных кораблей в мире. Оперативно вносить в проект пожелание военных.

Например, сейчас перспективный авианосец рассматривается в двух версиях: с атомной энергетической установкой и неатомной. Если у него будет атомная энергетическая установка, тогда водоизмещение корабля составит 80-85 тыс. тонн. Если он будет неатомный, то 55-65 тысяч тонн. От этого фактора зависит количество самолетов, которые можно разместить на корабле.

По проектировочным нормам, на одну тысячу тонн водоизмещения может быть размещен один летательный аппарат. Исходя из этого, если водоизмещение составит 65 тысяч тонн, то на корабле сможет базироваться 50-55 самолетов, если 85 тысяч — порядка 70 разных летательных аппаратов. Из этого можно сделать еще один вывод — в неатомном исполнении корабль, скорее всего, будет предназначен для экспорта. В атомном — для российского флота. Судить об этом можно по той программе обновления Военно-морского флота, которая реализуется в рамках госпрограммы вооружения.

Например, было принято решение о ремонте и глубокой модернизации тяжелых атомных крейсеров проекта 1144 типа «Орлан». Таких кораблей у нас четыре: «Адмирал Нахимов», «Адмирал Лазарев» «Адмирал Ушаков» и «Петр Великий». В свое время эти корабли специально создавались под задачи охраны и сопровождения авианесущих крейсеров. Набор стоящего на них вооружения позволяет им вести боевые действия как против надводных, подводных, так и воздушных целей. А атомная энергетическая установка существенно расширяет возможности крейсеров по выполнению автономных походов.

Для этих кораблей в СССР специально строился атомный авианосец «Ульяновск», к сожалению, закончить его строительство до развала государства не успели, и гигант был порезан на «иголки» прямо на судостроительной верфи в Николаеве на Украине. Впрочем, решение о необходимости ремонта и модернизации «Орланов» говорит о том, что идея атомного авианосного флота в России не забыта.

Головной крейсер 1144 проекта «Адмирал Нахимов» уже стоит в судоремонтном заводе в Северодвинске в ожидании начала работ. По планам, в 2018 году там же окажется и самый молодой из «Орланов» — крейсер «Петр Великий». Вполне возможно, что к этому моменту будет принято решение и о начале строительства нового авианосца.

В Северодвинске возводится плавучий док, способный обеспечить постройку кораблей водоизмещением более 100 тысяч тонн: танкеров, сухогрузов и собственно авианосцев. На док планируется потратить около $500 млн. бюджетных средств.

«В этом году планируется доукомплектовать морскую авиацию самолетами МиГ-29К, — говорит начальник Морской авиации ВМФ Герой России генерал-майор Игорь Кожин. — В итоге мы получим более 20 самолетов МиГ-29К, которые станут основой формирования новой авиационной воинской части в составе Северного флота. В полном объеме начнет функционировать полигон «НИТКА» в Ейске». Все это говорит, что флот готов к приходу новых авианосцев.

militaryreview.ru

будет ли у нас авианесущий флот? » Военное обозрение

Тема переоснащения российского ВМФ новейшими кораблями стала этим летом доминантой в поле военно-технической информации. На фоне продолжавшихся переговоров об условиях расторжения контракта по «Мистралям» российский ВПК решительно заявлял: мы со всем справимся сами! Выяснилось, что Россия намерена строить новейший БДК, суперсовременный эсминец и авианосец, какого наш ВМФ еще не видывал.
Презентации новых проектов состоялись в рамках выставки «Армия» и последовавшего за ним Военно-морского салона в Петербурге. Публике был показан макет авианосца, и мы увидели, что он будет большим, как американские собратья, и, что особенно интересно, атомным.

Как у них и как у нас

Американцы, всегда желавшие иметь «длинную руку» на океанских просторах, занялись своим авианосным флотом почти век назад. Еще в 1920 году они переоборудовали углевоз Jupiter в авианосец USS Langley (CV-1). На нем базировались поршневые самолеты типа Curtiss TF-1, а связь между летными экипажами и кораблем осуществлялась с помощью голубиной почты.
Когда в 1960 году на воду был спущен USS Enterprise — первый американский авианосец с ядерной силовой установкой, он имел уже индекс CVN-65, то есть был 65-м по счету авианосцем США. Авианосец нового класса Gerald R. Ford получил индекс CVN-78, а два его систершипа — John F. Kennedy и уже третий Enterprise — доведут этот счет до 80. Эти цифры иллюстрируют и без того известный факт — Америка издавна рассматривает авианосцы как критически важный военно-политический инструмент. Единственной страной, которая, помимо США, построила атомный авианосец, остается Франция со своим Charles de Gaulle.

Ничего подобного у нас в отечестве не было, и какие-то более-менее убедительные попытки создать в СССР авианосный флот начинаются только в 1960-е годы, когда наша страна спустила на воду два вертолетоносца — «Москва» и «Ленинград». Конечно, что-то делалось и раньше — можно вспомнить гидроавиатранспорты Российской империи или красноармейскую «Коммуну» — баржу «Франция», переделанную в годы Гражданской войны под перевозку самолетов. Взлетать они с баржи, конечно, не могли. Существовал также предвоенный проект авианесущего крейсера (проект 71), который был остановлен войной. А после войны, пока гигантские авианосцы США в сопровождении АУГ, как говорится, бороздили моря, советское руководство склонялось к асимметричному ответу, в основном в виде ракетно-ядерного оружия и дальней авиации. Ситуация поменялась с отстранением в 1964 году Никиты Хрущева от руководства партией и государством. В 1968 году было принято решение прекратить строительство на Черноморском заводе в городе Николаеве противолодочного крейсера 1123.3 и вместо него начать работу над первым большим противолодочным авианесущим крейсером проекта 1143 «Кречет». В течение 1970-х годов было построено четыре корабля этого проекта (они могли нести на себе по 12 самолетов вертикального взлета Як-36/Як-38 и какое-то количество вертолетов, а первенцем стал «Киев»). В реальности боевые возможности этих кораблей были весьма скромны. Отличаясь от маловооруженных авианосцев США впечатляющим набором ракетно-артиллерийского оружия, они не могли похвастаться авиационной мощью. Як-38 оказался не самым лучшим произведением отечественного авиапрома — он не имел даже бортовой РЛС и был слабо вооружен. Из четырех систершипов проекта «Кречет» сегодня в строю лишь один. В прошлом он назывался «Баку», потом «Адмирал Горшков», а ныне ходит в море под индийским флагом и именем «Викрамадитья».

Развитием этой советской линейки тяжелых авианесущих крейсеров стал проект 1143.5, в рамках которого там же, в Николаеве, были построены авианесущие крейсеры «Варяг» и «Адмирал Кузнецов». И они уже были ближе к традиционным авианосцам. За счет отказа от части вооружений эти корабли имели увеличенную полетную палубу с характерным трамплином. В отличие от проекта 1143, они несли на себе самолеты, взлетающие с разбегом. Все вышеперечисленные советские тяжелые авианесущие крейсеры имели котлотурбинную силовую установку, и только ТАКР «Ульяновск» в рамках проекта 1143.7 планировалось оснастить атомным сердцем. Кроме того, на корабле предполагалось установить паровую катапульту, конструкция которой отрабатывалась на знаменитом крымском полигоне НИТКА. Но «Ульяновск не пережил распада СССР и был разобран на стапеле в 1992 году.


МиГ-29 палубного базирования — многофункциональные всепогодные машины поколения «4++". В их задачи входят противовоздушная и противокорабельная оборона соединения кораблей, нанесение ударов по наземным объектам противника. Самая современная модификация — МиГ-29 КУБ.

В послезавтрашний день

На этом история отечественных авианосцев пока закончилась. В строю продолжает оставаться «Адмирал Кузнецов», но в нынешнем году он встал на капитальный ремонт. «Варяг» был куплен Китаем у Украины якобы для создания развлекательного центра, а затем достроен и введен в состав ВМФ НОАК под именем «Ляонин».

Из всей этой истории можно сделать два важных вывода. Вывод первый: все отечественные авианосцы строились на заводе в Николаеве, и кооперация с этим предприятием, находящимся на территории Украины, для российской оборонки сегодня в силу известных обстоятельств невозможна. Вывод второй: ни один из этих авианосных крейсеров не был оснащен атомной энергоустановкой. Из боевых кораблей, использующих атомную энергию, в нашем ВМФ существовали лишь подводные лодки и тяжелые ракетные атомные крейсеры проекта 1144 «Орлан». Один из четырех таких крейсеров — «Петр Великий» — находится в строю. Корабли этого типа производились в Ленинграде/Петербурге, на Балтийском заводе, и, таким образом, компетенция в области строительства тяжелых надводных кораблей с ядерным реактором в России сохраняется.

И вот объявлено, что в области строительства авианосцев мы из советского прошлого должны шагнуть в послезавтрашний день. Российскому атомному авианосцу быть. Но когда? Макет перспективного корабля был создан в стенах питерского «Крыловского государственного научного центра» — пожалуй, главного «мозгового» треста российского военного судостроения. В июне, на выставке «Армия-2015», макет экспонировался на стенде ВМФ России. Работающий на стенде капитан второго ранга Максим Сорокин говорит о проекте со свойственной военным осторожностью: «То, что мы видим на стенде, — это вероятный внешний вид корабля и те летательные аппараты, которые на нем будут базироваться. Окончательно судьба проекта не решена. Нет и окончательного решения как о проектанте, так и о предприятии, на котором авианосец будет строиться. Существуют две программы строительства ВМФ — краткосрочная (до 2020 года) и долгосрочная (до 2050-го). Создание авианосца, таким образом, относится к периоду 2020−2050 годов».


USS Langley (CV-1) — первый настоящий авианосец в составе американских ВМФ, был переделан из углевоза Jupiter еще в 1920 году. С тех пор США обзавелись мощным авианосным флотом, который насчитывает уже несколько поколений.

Острова и трамплины

Достаточно подробно аванпроект презентовался представителями Крыловского центра на Военно-морском салоне — 2015, проходившем в июле в Петербурге. Стало известно, что проект получил индекс 23000 «Шторм». Предполагается, что авианосец будет иметь как атомную силовую установку, так и дополнительную (резервную) — газотурбинную. Цифр озвучивается немного, но то, что известно, интересно сравнить с параметрами новейшего американского авианосца Gerald R. Ford. Оба корабля — существующий и проектируемый — имеют водоизмещение около 100 000 т. Длина «американца» — 337 м. «Шторм» на 7 м короче. Ширина корпуса по ватерлинии — соответственно 41 и 40 м. Осадка — 12 и 11 м. Схожа и скорость — около 30 узлов (55,6 км/ч). «Форд» может нести более 75 летательных аппаратов, включая многофункциональные истребители, самолеты ДРЛО, вертолеты и беспилотники. У российского проекта при схожей структуре авиационной группировки заявляется 90 летательных аппаратов.

Это простое сопоставление говорит о том, что российский проект по массогабаритным параметрам и набору вооружения ориентируется не столько на отечественные традиции, сколько на последние образцы американских авианесущих кораблей. Впрочем, определенные заметные отличия есть. Об одном уже сказано — это гибридная силовая установка. Второе заключается в том, что, в отличие от авианосцев США, вместо одного «острова» на палубе «Шторма» установлено два, но «похудевших». Такая схема с разнесением в пространстве пунктов управления кораблем и летательными аппаратами, по мнению представителей Крыловского центра, повысит живучесть корабля. Правда, вряд ли такой вариант можно признать отечественным ноу-хау. Два «острова» на палубе установлены на недавно спущенном на воду новейшем британском авианосце Queen Elizabeth. Третье отличие заключается в том, что, в духе отечественных традиций, наш корабль будет иметь трамплин, и даже два. К ним будут вести две трамплинные дорожки (одна короткая, другая длинная). Трамплины на своих кораблях американцы, как известно, не используют. Они применяют катапульты — паровые, а теперь уже и электромагнитные, и запуск с катапульты в проекте «Шторм» также предусмотрен.


USS Gerald R. Ford (CV-78) принадлежит к новейшему поколению. Корабль оснащен двумя атомными реакторами и способен нести на борту около 76 летательных аппаратов. За счет тотальной автоматизации управления существенно снижено количество членов экипажа.

Если говорить об авиационной группировке нашего перспективного авианосца, то она предположительно будет включать многоцелевые палубные истребители МиГ-29КУБ, а также палубный вариант истребителя 5-го поколения, известного сейчас как Т-50 ПАК ФА. Кроме ударных авиасредств, корабль примет группировку средств ДРЛО. Возможно, это будут самолеты, разработанные на основе нереализованного проекта Як-44, который прорабатывался еще в 1970-е годы и имел своим очевидным прообразом американский E-2 Hawkeye (разработка 1950-х, которая до сих пор находится в строю ВМС США). Сказать что-либо о беспилотном компоненте сейчас трудно, так как перспективные российские модели находятся в стадии разработки. В отличие от советских ТАКР и по примеру американских авианосцев «Шторм» не будет иметь на борту значительного количества корабельного вооружения, однако его оснастят зенитно-ракетным комплексом и противоторпедной защитой.

Однако отсутствие большого количества собственного вооружения предполагает, что авианосец охраняется не только собственной авиацией, но и другими боевыми надводными и подводными кораблями. Так что реализация проекта «Шторм» несомненно будет означать обновление в других классах. Наряду с авианосцем Крыловский центр презентовал этим летом проект российского эсминца «Шквал», являющийся экспортным вариантом атомного эсминца «Лидер», который, впрочем, пока тоже только проект. Эти многофункциональные корабли, разработанные по технологии «стелс», будут, в частности, задействованы в системе ПВО и ПРО и возьмут на борт такие средства, как комплексы С-400 и С-500 (когда и если последний будет создан).

Если авианосец по проекту «Шторм» будет однажды построен, это будет, конечно, выдающимся достижением российской оборонной промышленности. А вопрос о том, как он впишется в российскую военную доктрину, и какой будет эта доктрина к моменту спуска корабля на воду, наверно, еще долго будут обсуждать.


Sukhoi T-50

Перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации ПАК ФА — многоцелевой истребитель 5-го поколения

Разработчик: объединенная авиастроительная корпорация «ОКБ Сухого»

Производитель: КиААПО

Главный инженер А.Н. Давиденко

Характеристики ПАК ФА

Экипаж: 1 человек

Максимальная взлетная масса: 35,48 т

Нормальная масса: 26 т

Масса пустого: 18,5 т

Полезная нагрузка: 10 т

Тип двигателя: турбореактивный двухконтурный с форсажной камерой и управляемым вектором тяги

topwar.ru

Первые авианосцы России - Мастерок.жж.рф

Была уже у меня тут статья про Беляны — русский деревянный авианосец, но это конечно же все образное название. А вот тут долго спорили -нужны ли России авианосцы, хотя уже есть проект российского авианосца. Но давайте все же вернемся к теме, про первые русские авианосцы.

Авианосец – один из символов Америки. Но, как и многое другое в Америке, символ этот имеет русские корни. Причем сами американцы признают наш приоритет (что для них редкость), а мы о своих приоритетах не очень знаем и не очень ими гордимся. «…В дополнение к ведению разведки и нанесению бомбовых ударов, русские гидросамолеты использовались для прикрытия конвоев в отдаленных районах. Они вынуждали немецкие подводные лодки уходить под воду. Самолеты вообще выполняли те задачи, которые были расширены и усовершенствованы американскими поисково-ударными группами позднее, во время Второй мировой войны». – Так было написано в 1970 году в декабрьском номере американского журнала «U.S. Naval Institute Proceedings».

Появление в России гидросамолетов довольно быстро привело многих флотских специалистов к идеям их боевого применения на море, в том числе и непосредственно с кораблей. Задача судового базирования не представляла особых сложностей – на борту требовалось лишь обеспечить хранение и эксплуатацию аэропланов, а для их спуска на воду и подъема было достаточно обычных корабельных механизмов. Первые опыты русские авиаторы начали проводить на Черном море уже в 1912 году. Их результатом стало указание морского министра адмирала И.К. Григоровича оснастить разборными ангарами легкий крейсер «Алмаз» и транспорт «Днестр», а крейсер «Кагул» – переоборудовать «для возможности штатного вооружения аэропланом».

Вот что было дальше …

 

Адмирал Николай Оттович фон Эссен (1860-1915)

 

В декабре 1913 года командующий Морскими силами Балтийского моря адмирал Н.О. Эссен поручил Адмиралтейскому заводу изготовить корабельное оборудование для крейсера «Паллада», а «инженеру авиационной части Службы связи Балтийского моря» П.А. Шишкову – разработать проект легкого крейсера, вооруженного четырьмя гидропланами и оборудованного приспособлениями для их старта и приема на корабль. Кроме того, Главный морской штаб предложил переоборудовать транспорт «Аргунь» «для базирования аэропланов, кои могли бы даже взлететь с его палубы».
Но начавшаяся война внесла свои коррективы. Уже в сентябре 1914 года на Черном море мобилизованные лайнеры Российского общества пароходства и торговли (РОПИТ) «Император Александр III» и «Император Николай I» начали переоборудовать в «гидрокрейсеры», вооруженные 6-8 самолетами. Необходимость подобных кораблей остро ощущалась и на Балтике: полгода войны показали, что береговых «авиационных станций» службы связи Балтийского моря, самолеты которой выполняли разведку и патрулирование побережья, явно недостаточно.

9 января 1915 года адмирал Н.О. Эссен получил разрешение Морского министерства «из судов, находящихся в портах Балтийского моря, подобрать наиболее удобное для переоборудования с наименьшими затратами времени и средств». Выбор пал на грузопассажирский пароход «Императрица Александра» рижской судоходной компании «Гельмсинг и Гримм». Пароход был построен в Англии в 1903 году, до войны работал на линии Виндава – Лондон, а 27 декабря 1914 года он был мобилизован «во временное распоряжение Морского ведомства на основании Закона о военно-судовой повинности».

 

 

Крейсер второго ранга «Алмаз» с гидросамолетом на палубе.

 

Однако дальновидного адмирала Н.О. Эссена «временное пользование» не устраивало – корабль должен был иметь «чисто боевое назначение, нести военный флаг и обслуживаться военной командой», его переоборудование требовало больших затрат, а приведение судна в первоначальный вид, в случае его возвращения владельцам после войны, вызвало бы «бесполезный расход» средств. К тому же, «специальное авиационное судно» не потеряло бы своего значения и в мирное время, используясь для обучения и тренировок моряков и летчиков. Н.О. Эссен предложил выкупить пароход в полную собственность морского ведомства и зачислить его во II ранг в разряд вспомогательных крейсеров с наименованием «Орлица». В основу переоборудования легли разработки П.А. Шишкова.

15 января 1915 года морской министр И.К. Григорович подписал соответствующий приказ, распределив работы Адмиралтейскому, Путиловскому и Невскому заводам, а также Петроградскому порту. 20 апреля «Орлица» была официально зачислена в состав Балтийского флота, а уже 15 мая началась ее служба (хотя мелкие строительные работы продолжались до ноября, даже в период участия корабля в боях). Для маскировки истинного назначения «Орлица» числилась учебным судном, а в документах ее называли «авиационным судном», «авиаматкой», «авиатранспортом» и даже… «авиационной баржей»!

 

Первый русский авиатранспорт “Орлица”.

 

Так в русском флоте появился первый «специально построенный» авианосец. Он имел водоизмещение 3800 тонн, длину 92 метра, развивал ход до 12 узлов и был вооружен четырьмя 75-мм пушками и 2 пулеметами. Бронирования не было, но над ангарами, машинным и котельным отделениями устанавливалась специальная «бомбоулавливающая сеть». На палубе были установлены два разборных ангара для гидропланов, в трюмах оборудованы хранилища авиационных ГСМ и бомб, а для ремонта самолетов в корме находились мастерские – моторная, слесарно-сборочная, деревообделочная и обтяжная. Самолеты поднимались и опускались на воду мачтовыми стрелами на электромоторах. Штатное «авиакрыло» «Орлицы» состояло из четырех гидропланов F.B.A. французского производства в ангарах, а пятый хранился в разобранном виде в трюме.

 

Спуск гидроавианосца «Алмаз»

 

Лето 1915 года прошло для летчиков «Орлицы» в относительно спокойных разведывательных и патрульных полетах, но во второй половине сентября того же года немцы стали широко применять гидропланы-бомбардировщики, и «Орлица» смогла продемонстрировать свои возможности…

25 сентября капитан 2-го ранга Б.П. Дудоров привел свой корабль к мысу Рагоцем в Рижском заливе. Здесь располагались мощные немецкие укрепления и крупнокалиберные береговые батареи. Русские войска надеялись на помощь с моря, но она пришла еще и с воздуха. Несколько дней гидропланы «Орлицы» не только корректировали огонь кораблей, но и сами не упускали возможности отбомбиться по немецким укреплениям.

 

Первоначально гидрокрейсер «Орлица» был вооружен гидропланами F.B.A.

 

Общими усилиями две береговые батареи – 152-мм и 305-мм – были надолго «выведены из игры». Немецкая авиация помочь своим не смогла: благодаря летчикам «Орлицы» ни одна попытка атаки русской эскадры не увенчалась успехом.

Мало того, у мыса Церель досталось и подводной лодке противника типа UA-минному заградителю, очевидно, пытавшемуся выставить мины в районе маневрирования русских кораблей.
Авиаторы наблюдали близкие разрывы своих бомб и полагали, что от их гидроударов лодка получила повреждения корпуса. Косвенно это подтвердилось тем, что тральщики, «прочесавшие» район обнаружения UA не обнаружили мин – лодка ушла, не выполнив боевой задачи.

 

Гидроплан М-9

 

9 октября 1915 года «авиационное судно» приняло участие в дерзкой десантной операции в районе Риги. На оккупированное немцами курляндское побережье в нескольких километрах от Домеснеса были высажены 490 человек при трех пулеметах. Десантники, при поддержке огнем с миноносцев и бомб с гидропланов, вызвали полную дезорганизацию немецкого тыла, разгромили
местную «зонндеркоманду», уничтожили окопы и укрепления и успешно вернулись на корабли. Командование отмечало, что «корабельная авиагруппа прекрасно провела разведку и обеспечила противовоздушную оборону при высадке десанта в районе Домеснеса».

В конце мая 1916 года «Орлицу» направили в Петроград на перевооружение – теперь на ней должны были базироваться летающие лодки М-9 конструкции Д.П. Григоровича. В то время М-9 был одним лучших гидропланов мира с высокой скоростью, прекрасной маневренностью в воздухе и мореходностью на воде. О простоте управления им говорит тот факт, что на М-9 летал и одерживал воздушные победы морской летчик А.Н. Прокофьев-Северский с протезом вместо отнятой ноги, а старший лейтенант А.Е. Грузинов на «девятке» с выключенным мотором делал круг, впритирку облетая купол Исаакиевского собора, и садился на воду поперек Невы. Но, главное было то, что кроме основного пулемета гидроплан М-9 имел возможность брать 100 кг бомб (очень солидно по тем временам) и даже третьего члена экипажа с дополнительным ручным пулеметом.

 

Гидроплан М-9

 

Оснащенная этими самолетами «Орлица» под командованием капитана 2-го ранга Н.Н. Ромашова приняла участие в июльских боях 1916 годах, ставших ее «звездным часом». И вновь это случилось у мыса Рагоцем. Опять русские корабли обстреливали немецкие укрепления, а корабельные летчики их прикрывали. Тогда они еще не знали, что в игру вступил новый невидимый противник – германский авиатранспорт «Глиндер» – немцы учли прошлогодний урок.

2 июля 1916 года «девятки» «Орлицы» практически непрерывно барражировали над своей эскадрой – налеты противника следовали один за другим (вероятно, кроме «Глиндера», немцы использовали и авиацию с прибрежных гидробаз). Состоялось несколько ожесточенных воздушных боев, в ходе которых было сбито три «германца» ценой потери одного М-9.

 

В период с 1913 по 1917 год, всего за 5 лет, Николай II ввел в состав войск 12 авианосцев, оснащенных летающими лодками М-5 и М-9 также отечественного производства

 

Весьма драматические событиями произошли и 4 июля. С утра к немецким позициям отправился экипаж лейтенанта Петрова и мичмана Савинова. Разведав батарею, летчики сбросили на нее бомбы и сигнальные дымы, вызвав по противнику огонь линкора «Слава» и двух миноносцев. Около 9 утра, возвращаясь к «Орлице», «на высоте 1500 м лейтенант Петров и наблюдатель мичман Савинов обнаружили немецкий аппарат. Сблизившись с противником на 15 метров, Петров зашел к нему сзади и открыл огонь, повредив радиатор». От начала боя до падения немецкого самолета в воду прошло пять минут. В это время три других М-9 с «Орлицы» сражались с тремя немецкими самолетами, в результате чего второй вражеский самолет был сбит, но упал в расположении противника». Что касается гидроплана, сбитого Петровым, то он при падении скапотировал и оба вражеских летчика оказались в воде. Два М-9 приводнились рядом со сбитым аппаратом, и, несмотря на огонь немецких 152-мм береговых орудий, подобрали из воды пленных. После того как корабли «накрыли» батарею, к полузатонувшему самолету подошел миноносец, снял с него пулемет и некоторые приборы. Из допроса пленных выяснилось, что их гидроплан был одним из четырех самолетов германского авиатранспорта, посланных уничтожить «Орлицу». В итоге авиагруппа «Глиндера» сама оказалась практически уничтоженной…

Не меньшие страсти кипели и на Черном море, где действовали «вспомогательные гидрокрейсеры» «Император Александр III» и «Император Николай I». В отличие от «Орлицы», эти корабли были переоборудованы по минимуму, с расчетом возврата на коммерческие линии после войны, но были крупнее и быстроходнее, несли больше самолетов и более мощную артиллерию.

Первой крупной операцией «Николая I» стали его действия 14-17 марта 1915 года в составе русской эскадры против турецких укреплений на Босфоре. Гидропланы провели детальную разведку целей, а один из них безрезультатно отбомбился по турецкому миноносцу. В дальнейшем «императоры» показали себя универсальными кораблями: их самолеты вели разведку, бомбили корабли и береговые объекты противника, обеспечивали противолодочную оборону иконвоев, корректировали огонь корабельной артиллерии.

Со временем русское морское командование убедилось, что артобстрел с моря малоэффективен и решило провести «чисто воздушную операцию» против турецкого порта Зонгулдак. Самолетам предстояло нанести удар по сооружениям угольных шахт, электростанции и порту, закрытых со стороны моря горами. 24 января 1916 года русская эскадра появилась в 25 милях от Зонгулдака….
Из доклада командира 1-го корабельного авиаотряда («Императора Александра III») лейтенанта Р.Ф. Эссена: «Из имевшихся семи аппаратов в налете участвовало шесть… Сброшено всего 10 пудовых и 16 десятифунтовых бомб, попавшие…в мол впереди носа парохода, за кормой среди рыбацких лайб, произведя на одной из них пожар, …большое белое здание железнодорожного узла.. Во время налета на Зонгулдак аппараты подвергались жестокому артиллерийскому огню, снаряды разрывались очень близко и по нескольку одновременно, из чего можно предположить, что стреляют из специально установленных аэропланных пушек. Один аппарат из-за повреждения в моторе был прибуксирован».

 

Подъем гидросамолёта на борт авиатранспорта «Император Николай I»

 

Дальнейшее относилось к категории «очевидное-невероятное». Командир германской подводной лодки UB-7 старший лейтенант Лютьеханн позднее докладывал, что выпустил торпеду в «Александра III», которая «хорошо пошла, но взрыва не последовало. В перископ наблюдал как в воздух поднялся гидроплан и полетел в нашем направлении. Был вынужден отказаться от дальнейших атак и уходить, меняя курс и глубину..»

Лейтенант Р.Ф. Эссен этот случай с аппаратом №37 описывал сухо: «В 11 ч. 12 мин. с бомбометания вернулся, сел на воду и подошел к борту для подъема. Поднят на корабль не был, так как «Александр», будучи атакован подводной лодкой, дал полный ход машинами вперед. Когда аппарат находился в двух саженях от кормы корабля, в лодку аппарата ударила подводная мина, которая после удара остановилась и вскоре затонула. В 11 ч. 18 мин. аппарат вторично взлетел и стал охранять уходившие на норд корабли от подводных лодок».

Позднее стало известно, что после налета в порту затонул турецкий транспорт «Ирмингард». Операция против Зонгулдака стала новым словом в мировой тактике флота. Впервые было показано, что ударной силой стала корабельная авиация, способная действовать по целям, недоступным для артиллерии, и мощные боевые корабли теперь становились лишь средством их боевого обеспечения. Использование российским флотом новой тактики привело к тому, что к 1917 году доставка угля из Зонгулдака морем была практически парализована. Кроме того, русские летчики положили начало системе противолодочной обороны с воздуха, достаточно эффективной, чтобы противника не спасал даже «берег турецкий».

31 декабря 1915 года немецкие подводники получили «новогодний подарок», когда самолет с «Николая I» обнаружил в устье реки Мелен-Су севшую на мель подводную лодку UC-13. Наведенные гидропланом эсминцы «Пронзительный» и «Счастливый» расстреляли ее. А с субмариной UВ-7, «торпедировавшей» «аппарат №37″ лейтенанта Р. Эссена, морские летчики «разобрались» самостоятельно, потопив ее у мыса Тарханкут 1 октября 1916 года.

 

Гидроплан М-9 обнаружил севшую на мель германскую подводную лодку UC-13, которая затем была уничтожена русскими миноносцами.

 

С черноморскими летчиками связан и первый в истории случай … захвата вражеского судна на абордаж! 13 марта 1917 года М-9 лейтенанта М.М. Сергеева обнаружил турецкую шхуну и обстрелял ее из пулемета, заставив экипаж залечь на палубе. Гидроплан приводнился рядом. Пока штурман держал шхуну под прицелом, Сергеев взобрался на борт, и размахивая револьвером, загнал турецких мореплавателей в трюм, заперев их там. Затем гидроплан долетел до ближайшего русского миноносца, который шхуну «пленил окончательно».

 

Лейтенант М.М. Сергеев

 

Успешные действия первых «авианосцев» привели к тому, что в годы Первой мировой войны на Черном море под гидросамолеты были переоборудованы транспорты «Румыния», «Дакия», «Король Карл», планировались к переделке в «авиационные суда» пароходы «Саратов», «Афон» и «Иерусалим», но последовавшие революционные события вскоре практически уничтожили весь русский флот. «Император Александр III» и «Император Николай I» были уведены белыми во Францию и проданы в 1921 году, остальные черноморские «авиационные суда» были разворованы, взорваны или затоплены при оккупации Севастополя.

 

Авиатранспорт Морских сил Чёрного моря «Император Николай I»

 

Судьба «Орлицы» была более счастливой. 13 июля 1917 года она наскочила на подводную скалу у Нюгрунда и едва не затонула. Последовал длительный ремонт в доке. Затем – революция, «ледовый поход» из Гельсенгфорса (Хельсинки) в Кронштадт. 28 июля 1918 года «Орлица» была разоружена и передана Главному управлению водного транспорта Наркомата путей сообщения.

Под новым именем «Совет» пароход выполнял грузопассажирские перевозки в составе Балтийского морского пароходства. В 1930 году «Совет» перевели на Дальний Восток, где он совершал рейсы из Владивостока в Александровск, Совгавань, Нагаево и Петропавловск, привлекался к операции по спасению челюскинцев. В июле 1938 года «Совет» участвовал в перевозке военных грузов в зону боев у озера Хасан, а в годы войны работал на каботажных линиях. На металлолом первый русский авианосец пошел лишь в 1964 году…

 

Гидрокрейсер (авиатранспорт) «Румыния» в Севастопольской бухте

 

«Сравнивая использование корабельной авиации русского флота с английским (ибо только в нем видны начинания в этой области), становится совершенно очевидным первенство русского флота, в котором были заложены основы боевой деятельности корабельной авиации. А действия англичан на протяжении всей Первой мировой войны не поднимались выше уровня подражания действиям русских«. – Эту оценку американских военно-морских экспертов из «U.S. Naval Institute Proceedings» сейчас многим выгодно «не помнить»…

[источники]источники http://www.airforce.ru/content/dovoennyi-period/648-pervye-avianoscy-rossii/ http://www.popmech.ru/weapon/7672-avianostsy-rossii-6-zabytykh-proektov/ http://rushor.su

 

Еще интересное на тему авианосцев: вот «Проект Аввакум» — непотопляемый ледяной авианосец, а вот что из себя представляет Авианосная ударная группировка (АУГ). Вспомним так же про Подводные авианосцы и Как угоняли авианосец Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=84049

masterok.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *