Плавание норманнов – rulibs.com : Наука, Образование : Научная литература: прочее : Плавания норманнов к Северо-Восточной Америке : Иосиф Магидович : читать онлайн : читать бесплатно

Содержание

Плавания норманнов к Северо-Восточной Америке

Летом 986 г. норвежец Бьярни Херюльфсон, направляющийся с дружиной через Исландию в Гренландию, сбился в тумане с пути и стал добычей северных ветров. Много дней плыл он в тумане в неизвестном направлении, пока перед ним не открылась в солнечный день холмистая земля, покрытая лесом, и Бьярни, не зная, что это за страна, понял по крайней мере, куда не попал.

Высадиться он не рискнул, а удалился в открытое море и через два дня, двигаясь на север, увидел «новую землю… плоскую, покрытую лесом». Вопреки просьбам команды он вновь не разрешил высадку и, подгоняемый юго-западным ветром, шел три дня, пока не достиг высокой гористой страны с ледником, очень неприветливой, по его мнению. Он отошел от берега и спустя четыре дня с попутным сильным ветром добрался наконец до норманнского поселка в Южной Гренландии.

Рассказ о плавании к лесной стране лет через 15 привлек внимание Лейва Счастливого, сына Эйрика Рыжего. Леса в Гренландии не было, а колонисты очень нуждались в дереве. Лейв Эйриксон разыскал Бьярни, приобрел «его судно и набрал команду, всего 35 человек». Весной 1004 г. он двинулся курсом Бьярни и после долгого пути увидел бесплодпую гористую и каменистую землю, «вдали начинались большие ледники». Здесь Лейв произвел первую высадку. Большинство ученых согласно, что Хеллуланд («Валунная земля» — так Лейв назвал ее) — это п-ов Камберленд, южная часть о. Баффинова Земля. Следуя дальше на юг, он через несколько дней высадился на «плоской и лесистой земле» с белыми песчаными отлогими пляжами, получившей имя Маркланд («Лесная страна») — район залива Гамильтон, восточное побережье п-ова Лабрадор, у 54° с. ш. А через два дня при попутном ветре его корабль вошел в пролив и сел на мель во время отлива. «Но им так не терпелось ступить па берег, что они не стали дожидаться прилива, а добежали до суши туда, где из озера вытекала речка. Когда прилив снял судно с мели, Лейв ввел его в озеро. В окрестностях росло много диких ягод, и Лейв назвал новооткрытую страну Винланд («Богатая страна»). Норманны построили здесь для зимовки деревянные избы. Зима им показалась очень мягкой, самый короткий день — необычайно длинным (для северян). В настоящее время большинство историков признает, что местом высадки Лейва был о. Ньюфаундленд, точнее, северное окончание его узкого полуострова, отделенного проливом Белл-Айл от материка.

Летом 1005 г. Лейв вернулся в Гренландию с грузом леса. В 1006–1012 гг. гренландские колонисты несколько раз плавали к Винланду и зимовали там. Они встретили в этой стране жителей (скрелингов), одетых в звериные шкуры. Норманны привезли с собой несколько голов крупного рогатого скота, которого скрелинги очень боялись: в Северной Америке до прибытия европейцев совсем не было домашнего скота. Колонисты начали торговлю со скрелингами, предлагая им красные ленты в обмен на ценные меха. Вскоре, однако, мирные отношения сменились враждебными действиями. Скрелинги имели пращи, каменные топоры и луки со стрелами; гораздо лучше вооруженные норманны владели железным оружием, но на стороне врагов был огромный численный перевес, и первые колонисты покинули страну. Вероятно, и позднее норманнам не удалось основать в Винланде постоянную колонию.

В поисках новых богатых охотничьих угодий и скоплений плавника норманны продвинулись не только на север, вдоль берегов Гренландии. Они открыли и освоили пути на запад, к островам Канадской Арктики и некоторым участкам Северо-Американского материка. Все крупные гренландские фермеры имели в своем распоряжении большие суда и лодки; для заготовки всех видов дичи и древесины они ежегодно ходили к американским «нордсета», строили там западни для белых медведей, делали гнезда для гаг, устанавливали силки для белых кречетов и, вероятно, возводили временные постройки. Возможно, в самых богатых местах могли возникнуть более или менее постоянные поселения, где проживали либо искатели наживы, либо колонисты, прибывшие в Гренландию слишком поздно, чтобы получить хорошую ферму.

В результате этих охотничьих морских экспедиций норманны открыли море Баффина, все восточное побережье о. Баффинова Земля, буквально кишащего в те времена белыми кречетами, гагами и нарвалами. Они обнаружили Гудзонов пролив, прошли его весь и через пролив Фокс проникли в бассейн Фокса. На о. Саутгемптон, у 64° с. ш., и на п-ове Мелвилл, у 68° с. ш., найдены норманнские западни для белых медведей. Они свидетельствуют, что исландцы (норманны) не только появлялись там временами, но и устраивались на довольно длительный срок. Благодаря недавней находке норманнского захоронения на юго-восточном берегу озера Нипигон, у 50° с. ш., можно совершенно уверенно говорить, что они положили начало открытию центральной части Северо-Американского материка. Но как они проникли туда и какие цели преследовали? Скорее всего, открыв Гудзонов залив, норманны продвинулись вдоль его восточного побережья на юг, в залив Джеймс, и вышли к озеру Нипигон по р. Олбани и ее притокам. На второй вопрос ныне ответить невозможно.

Обломки судов, медвежьи западни, убежища для гагачьих гнезд, наконец, каменные гурии (чей возраст явно устранял предположение, что их сложил современный исследователь или охотник-китобой) — находки этих следов пребывания норманнов на берегах проливов Ланкастер, близ 75° с. ш., Джонс, у 76° с. ш., и Смит, 78–79° с. ш., неопровержимо доказывают, что они положили начало открытию Канадского Арктического арх., в частности о-вов Девон и Элсмир. Самый западный пункт их проникновения — 90°45′ з. д. — убежища для гнезд на побережье о. Девон, у западного окончания пролива Джонс; самый северный пункт — 79°35′ с. ш. — гурии на восточном берегу о. Элсмир.

Плавания Лейва Счастливого и его современников окончательно никогда не предавались забвению как в самой Исландии, так, вероятно, в Норвегии и Дании. Но их в XI–XV вв. не считали особенно важными: Гренландия, а также Хеллуланд, Маркланд, Винланд и Нордсета в глазах средневековых норвежцев и датчан были европейскими странами с привычными, но мало привлекательными для них природными условиями. Норманнские плавания ни в какой мере не повлияли на великие открытия, совершенные Колумбом в тропической полосе за океаном. Но с этими плаваниями, несомненно, связаны более поздние открытия, совершенные англичанами в конце XVI в. западнее Гренландии в поисках Северо-Западного прохода.

agesmystery.ru

Плавания норманнов к Северо-Восточной Америке

И. П. Магидович, В. И. Магидович  "Очерки по истории географических открытий"

 

Летом 986 г. норвежец Бьярни Херюльфсон, направляющийся с дружиной через Исландию в Гренландию, сбился в тумане с пути и стал добычей северных ветров. Много дней плыл он в тумане в неизвестном направлении, пока перед ним не открылась в солнечный день холмистая земля, покрытая лесом, и Бьярни, не зная, что это за страна, понял по крайней мере, куда не попал. Высадиться он не рискнул, а удалился в открытое море и через два дня, двигаясь на север, увидел «новую землю... плоскую, покрытую лесом». Вопреки просьбам команды он вновь не разрешил высадку и, подгоняемый юго-западным ветром, шел три дня, пока не достиг высокой гористой страны с ледником, очень неприветливой, по его мнению. Он отошел от берега и спустя четыре дня с попутным сильным ветром добрался наконец до норманнского поселка в Южной Гренландии.

Рассказ о плавании к лесной стране лет через 15 привлек внимание Лейва Счастливого, сына Эйрика Рыжего. Леса в Гренландии не было, а колонисты очень нуждались в дереве. Лейв Эйриксон разыскал Бьярни, приобрел «его судно и набрал команду, всего 35 человек». Весной 1004 г. он двинулся курсом Бьярни и после долгого пути увидел бесплодпую гористую и каменистую землю, «вдали начинались большие ледники». Здесь Лейв произвел первую высадку. Большинство ученых согласно, что Хеллуланд («Валунная земля»— так Лейв назвал ее)—это полуостров Камберленд, южная часть острова Баффинова Земля. Следуя дальше на юг, он через несколько дней высадился на «плоской и лесистой земле» с белыми песчаными отлогими пляжами, получившей имя Маркланд («Лесная страна») — район залива Гамильтон, восточное побережье полуострова Лабрадор, у 54° с. ш. А через два дня при попутном ветре его корабль вошел в пролив и сел на мель во время отлива. «Но им так не терпелось ступить на берег, что они не стали дожидаться прилива, а добежали до суши туда, где из озера вытекала речка. Когда прилив снял судно с мели, Лейв ввел его в озеро. В окрестностях росло много диких ягод, и Лейв назвал новооткрытую страну Винланд («Богатая страна»). Норманны построили здесь для зимовки деревянные избы. (Ингстад, путешественник и писатель, в 1953 г. занялся «проблемой» норманнов в Гренландии и Северной Америке. «Вино,— как он выяснил,— можно приготовить из так называемой тыквенной ягоды, растущей на побережье Америки намного севернее мест произрастания винограда, а также из смородины, которая даже называется по-шведски «вйнная ягода». Ингстад показал, что «вин» в переносном смысле издавна означает «богатая страна», «плодородная земля».)

Зима им показалась очень мягкой, самый короткий день — необычайно длинным (для северян). В настоящее время большинство историков цризнает, что местом высадки Лейва был остров Ньюфаундленд, точнее, северное окончание его узкого полуострова, отделенного проливом Белл-Айл от материка.

Летом 1005 г. Лейв вернулся в Гренландию с грузом леса. В 1006—1012 гг. гренландские колонисты несколько раз плавали к Винланду и зимовали там. Они встретили в этой стране жителей (скрелингов), одетых в звериные шкуры. Норманны привезли с собой несколько голов крупного рогатого скота, которого скрелинги очень боялись: в Северной Америке до прибытия европейцев совсем не было домашнего скота. Колонисты начали торговлю со скрелингами, предлагая им красные ленты в обмен на ценные меха. Вскоре, однако, мирные отношения сменились враждебными действиями. Скрелинги имели пращи, каменные топоры и луки со стрелами; гораздо лучше вооруженные норманны владели железным оружием, но на стороне врагов был огромный численный перевес, и первые колонисты покинули страну. Вероятно, и позднее норманнам не удалось основать в Винланде постоянную колонию.

В поисках новых богатых охотничьих угодий и скоплений плавника норманны продвинулись не только на север, вдоль берегов Гренландии. Они открыли и освоили пути на запад, к островам Канадской Арктики и некоторым участкам Северо-Американского материка. Все крупные гренландские фермеры имели в своем распоряжении большие суда и лодки; для заготовки всех видов дичи н древесины они ежегодно ходили к американским «нордсета» (именно так норманны называли свои американские «заимки», хотя только часть их располагалась севернее гренландских.), строили там западни для белых медведей, делали гнезда для гаг, устанавливали силки для белых кречетов и, вероятно, возводили временвые постройки. Возможно, в самых богатых местах могли возникнуть более или менее постоянные поселения, где проживали либо искатели наживы, либо колонисты, прибывшие в Гренландию слишком поздно, чтобы получить хорошую ферму.

В результате этих охотничьих морских экспедиций норманны открыли море Баффина, все восточное побережье острова Баффинова Земля, буквально кишащего в те времена белыми кречетами, гагами и нарвалами. Они обнаружили Гудзонов пролив, прошли его весь и через пролив Фокс проникли в бассейн Фокса. На острове Саутгемптон, у 64° с. ш., и на полуострове Мелвилл, у 68° с. ш., найдены норманнские западни для белых медведей. Они свидетельствуют, что исландцы (норманны) не только появлялись там временами, но и устраивались на довольно длительный срок. Благодаря недавней находке норманнского захоронения на юго-восточном берегу озера Нипигон, у 50° с. ш., можно совершенно уверенно говорить, что они положили начало открытию центральной части Северо-Американского материка. Но как они проникли туда и какие цели преследовали? Скорее всего, открыв Гудзонов залив, норманны продвинулись вдоль его восточного побережья на юг, в залив Джеймс, и вышли к озеру Нипигон по реке Олбани и ее притокам. На второй вопрос ныне ответить невозможно.

Обломки судов, медвежьи западни, убежища для гагачьих гнезд, наконец, каменные гурии (чей возраст явно устранял предположение, что их сложил современный исследователь или охотник-китобой) — находки этих следов пребывания норманнов на берегах проливов Ланкастер, близ 75° с. ш., Джонс, у 76° с. ш., и Смит, 78— 79° с. ш., неопровержимо доказывают, что они положили начало открытию Канадского Арктического архипелага, в частности островов Девон и Элсмир. Самый западный пункт их прониюшвеюш— 90°45' з. д.— убежища для гнезд на побережье острова Девон, у западного окончания пролива Джонс; самый северный пункт — 79°35' с. ш. — гурии на восточном берегу о. Элсмир.

Плавания Лейва Счастливого и его современников окончательно никогда не предавались забвению как в самой Исландии, так, вероятно, в Норвегии и Дании. Но их в XI—XV вв. не считали особенно важными: Гренландия, а также Хеллуланд, Маркланд, Винланд и Нордсета в глазах средневековых норвежцев и датчан были европейскими странами с привычными, но мало привлекательными для них природными условиями. Норманнские плавания ни в какой мере не повлияли на великие открытия, совершенные Колумбом в тропической полосе за океаном. Но с этими плаваниями, несомненно, связаны более поздние открытия, совершенные англичанами в конце XVI в. западнее Гренландии в поисках Северо-Западного прохода.

top-atlas.ru

rulibs.com : Наука, Образование : Научная литература: прочее : Плавания норманнов к Северо-Восточной Америке : Иосиф Магидович : читать онлайн : читать бесплатно

Плавания норманнов к Северо-Восточной Америке

Летом 986 г. норвежец Бьярни Херюльфсон, направляющийся с дружиной через Исландию в Гренландию, сбился в тумане с пути и стал добычей северных ветров. Много дней плыл он в тумане в неизвестном направлении, пока перед ним не открылась в солнечный день холмистая земля, покрытая лесом, и Бьярни, не зная, что это за страна, понял по крайней мере, куда не попал. Высадиться он не рискнул, а удалился в открытое море и через два дня, двигаясь на север, увидел «новую землю… плоскую, покрытую лесом». Вопреки просьбам команды он вновь не разрешил высадку и, подгоняемый юго-западным ветром, шел три дня, пока не достиг высокой гористой страны с ледником, очень неприветливой, по его мнению. Он отошел от берега и спустя четыре дня с попутным сильным ветром добрался наконец до норманнского поселка в Южной Гренландии.

Рассказ о плавании к лесной стране лет через 15 привлек внимание Лейва Счастливого, сына Эйрика Рыжего. Леса в Гренландии не было, а колонисты очень нуждались в дереве. Лейв Эйриксон разыскал Бьярни, приобрел «его судно и набрал команду, всего 35 человек». Весной 1004 г. он двинулся курсом Бьярни и после долгого пути увидел бесплодпую гористую и каменистую землю, «вдали начинались большие ледники». Здесь Лейв произвел первую высадку. Большинство ученых согласно, что Хеллуланд («Валунная земля» — так Лейв назвал ее) — это п-ов Камберленд, южная часть о. Баффинова Земля. Следуя дальше на юг, он через несколько дней высадился на «плоской и лесистой земле» с белыми песчаными отлогими пляжами, получившей имя Маркланд («Лесная страна») — район залива Гамильтон, восточное побережье п-ова Лабрадор, у 54° с. ш. А через два дня при попутном ветре его корабль вошел в пролив и сел на мель во время отлива. «Но им так не терпелось ступить па берег, что они не стали дожидаться прилива, а добежали до суши туда, где из озера вытекала речка. Когда прилив снял судно с мели, Лейв ввел его в озеро. В окрестностях росло много диких ягод, и Лейв назвал новооткрытую страну Винланд («Богатая страна») [165]. Норманны построили здесь для зимовки деревянные избы. Зима им показалась очень мягкой, самый короткий день — необычайно длинным (для северян). В настоящее время большинство историков признает, что местом высадки Лейва был о. Ньюфаундленд, точнее, северное окончание его узкого полуострова, отделенного проливом Белл-Айл от материка [166].

Летом 1005 г. Лейв вернулся в Гренландию с грузом леса. В 1006–1012 гг. гренландские колонисты несколько раз плавали к Винланду и зимовали там. Они встретили в этой стране жителей (скрелингов), одетых в звериные шкуры. Норманны привезли с собой несколько голов крупного рогатого скота, которого скрелинги очень боялись: в Северной Америке до прибытия европейцев совсем не было домашнего скота. Колонисты начали торговлю со скрелингами, предлагая им красные ленты в обмен на ценные меха. Вскоре, однако, мирные отношения сменились враждебными действиями. Скрелинги имели пращи, каменные топоры и луки со стрелами; гораздо лучше вооруженные норманны владели железным оружием, но на стороне врагов был огромный численный перевес, и первые колонисты покинули страну. Вероятно, и позднее норманнам не удалось основать в Винланде постоянную колонию.

В поисках новых богатых охотничьих угодий и скоплений плавника норманны продвинулись не только на север, вдоль берегов Гренландии. Они открыли и освоили пути на запад, к островам Канадской Арктики и некоторым участкам Северо-Американского материка. Все крупные гренландские фермеры имели в своем распоряжении большие суда и лодки; для заготовки всех видов дичи и древесины они ежегодно ходили к американским «нордсета» [167], строили там западни для белых медведей, делали гнезда для гаг[168], устанавливали силки для белых кречетов и, вероятно, возводили временные постройки. Возможно, в самых богатых местах могли возникнуть более или менее постоянные поселения, где проживали либо искатели наживы, либо колонисты, прибывшие в Гренландию слишком поздно, чтобы получить хорошую ферму.

В результате этих охотничьих морских экспедиций норманны открыли море Баффина, все восточное побережье о. Баффинова Земля, буквально кишащего в те времена белыми кречетами, гагами и нарвалами. Они обнаружили Гудзонов пролив [169], прошли его весь и через пролив Фокс проникли в бассейн Фокса. На о. Саутгемптон, у 64° с. ш., и на п-ове Мелвилл, у 68° с. ш., найдены норманнские западни для белых медведей. Они свидетельствуют, что исландцы (норманны) не только появлялись там временами, но и устраивались на довольно длительный срок. Благодаря недавней находке норманнского захоронения на юго-восточном берегу озера Нипигон, у 50° с. ш., можно совершенно уверенно говорить, что они положили начало открытию центральной части Северо-Американского материка. Но как они проникли туда и какие цели преследовали? Скорее всего, открыв Гудзонов залив, норманны продвинулись вдоль его восточного побережья на юг, в залив Джеймс, и вышли к озеру Нипигон по р. Олбани и ее притокам. На второй вопрос ныне ответить невозможно.

Обломки судов, медвежьи западни, убежища для гагачьих гнезд, наконец, каменные гурии (чей возраст явно устранял предположение, что их сложил современный исследователь или охотник-китобой) — находки этих следов пребывания норманнов на берегах проливов Ланкастер, близ 75° с. ш., Джонс, у 76° с. ш., и Смит, 78–79° с. ш., неопровержимо доказывают, что они положили начало открытию Канадского Арктического арх., в частности о-вов Девон и Элсмир. Самый западный пункт их проникновения — 90°45′ з. д. — убежища для гнезд на побережье о. Девон, у западного окончания пролива Джонс; самый северный пункт — 79°35′ с. ш. — гурии на восточном берегу о. Элсмир [170].

Плавания Лейва Счастливого и его современников окончательно никогда не предавались забвению как в самой Исландии, так, вероятно, в Норвегии и Дании. Но их в XI–XV вв. не считали особенно важными: Гренландия, а также Хеллуланд, Маркланд, Винланд и Нордсета в глазах средневековых норвежцев и датчан были европейскими странами с привычными, но мало привлекательными для них природными условиями. Норманнские плавания ни в какой мере не повлияли на великие открытия, совершенные Колумбом в тропической полосе за океаном. Но с этими плаваниями, несомненно, связаны более поздние открытия, совершенные англичанами в конце XVI в. западнее Гренландии в поисках Северо-Западного прохода.

Родина норманнов

В открытии, часто вторичном, после древних ирландцев, и в освоении Северной Атлантики в VIII–X вв. крупнейшую роль сыграли норманны — «северные люди». Так средневековые западноевропейцы называли данов (датчан), норвежцев и свеев (шведов). Этнографы и лингвисты объединяют их общим термином «скандинавы». Не позднее III в. н. э. в Скандинавии появилась руническая письменность, возникшая на основе алфавита одного из народов Средиземноморья. В VIII в. норманны находились в стадии перехода от доклассового строя к классовому. Даны занимали тогда низменный п-ов Ютландия и окаймляющую его на западе цепь небольших Северо-Фризских о-вов, низменный Датский арх., расположенный к югу от пролива Каттегат, и холмистую равнину Сконе — юго-восточный выступ Скандинавии, К северу от Сконе жили ёты (гёты) и свионы (свеи), населявшие область великих скандинавских озер Венерн, Веттерн и Меларен, а также балтийские о-ва Готланд и Эланд.

Норвежцы занимали юго-западную часть Скандинавии, примыкающую к заливу Бохус и проливу Скагеррак, и берега западных фьордов до 64° с. ш. с прилегающими островами. Крупнейшие из фьордов: у 59° с. ш. — широкий Бокна-фьорд, у 60° — Хардангер- фьорд, у 61° с. ш. — величайший Согне-фьорд, у 63°30′ — длинный и широкий Тронхеймс-фьорд, на южном берегу которого в конце X в. был основан г. Нидарос (теперь Тронхейм) — древняя столица объединенной Норвегии. Береговую полосу между 65 и 67° с. ш., освоенную в IX в., норвежцы называли областью Хельгеланн.

rulibs.com

rulibs.com : Наука, Образование : Научная литература: прочее : Плавания норманнов к Северо-Восточной Америке : Иосиф Магидович : читать онлайн : читать бесплатно

Плавания норманнов к Северо-Восточной Америке

Летом 986 г. норвежец Бьярни Херюльфсон, направляющийся с дружиной через Исландию в Гренландию, сбился в тумане с пути и стал добычей северных ветров. Много дней плыл он в тумане в неизвестном направлении, пока перед ним не открылась в солнечный день холмистая земля, покрытая лесом, и Бьярни, не зная, что это за страна, понял по крайней мере, куда не попал. Высадиться он не рискнул, а удалился в открытое море и через два дня, двигаясь на север, увидел «новую землю… плоскую, покрытую лесом». Вопреки просьбам команды он вновь не разрешил высадку и, подгоняемый юго-западным ветром, шел три дня, пока не достиг высокой гористой страны с ледником, очень неприветливой, по его мнению. Он отошел от берега и спустя четыре дня с попутным сильным ветром добрался наконец до норманнского поселка в Южной Гренландии.

Рассказ о плавании к лесной стране лет через 15 привлек внимание Лейва Счастливого, сына Эйрика Рыжего. Леса в Гренландии не было, а колонисты очень нуждались в дереве. Лейв Эйриксон разыскал Бьярни, приобрел «его судно и набрал команду, всего 35 человек». Весной 1004 г. он двинулся курсом Бьярни и после долгого пути увидел бесплодпую гористую и каменистую землю, «вдали начинались большие ледники». Здесь Лейв произвел первую высадку. Большинство ученых согласно, что Хеллуланд («Валунная земля» — так Лейв назвал ее) — это п-ов Камберленд, южная часть о. Баффинова Земля. Следуя дальше на юг, он через несколько дней высадился на «плоской и лесистой земле» с белыми песчаными отлогими пляжами, получившей имя Маркланд («Лесная страна») — район залива Гамильтон, восточное побережье п-ова Лабрадор, у 54° с. ш. А через два дня при попутном ветре его корабль вошел в пролив и сел на мель во время отлива. «Но им так не терпелось ступить па берег, что они не стали дожидаться прилива, а добежали до суши туда, где из озера вытекала речка. Когда прилив снял судно с мели, Лейв ввел его в озеро. В окрестностях росло много диких ягод, и Лейв назвал новооткрытую страну Винланд («Богатая страна») [165]. Норманны построили здесь для зимовки деревянные избы. Зима им показалась очень мягкой, самый короткий день — необычайно длинным (для северян). В настоящее время большинство историков признает, что местом высадки Лейва был о. Ньюфаундленд, точнее, северное окончание его узкого полуострова, отделенного проливом Белл-Айл от материка [166].

Летом 1005 г. Лейв вернулся в Гренландию с грузом леса. В 1006–1012 гг. гренландские колонисты несколько раз плавали к Винланду и зимовали там. Они встретили в этой стране жителей (скрелингов), одетых в звериные шкуры. Норманны привезли с собой несколько голов крупного рогатого скота, которого скрелинги очень боялись: в Северной Америке до прибытия европейцев совсем не было домашнего скота. Колонисты начали торговлю со скрелингами, предлагая им красные ленты в обмен на ценные меха. Вскоре, однако, мирные отношения сменились враждебными действиями. Скрелинги имели пращи, каменные топоры и луки со стрелами; гораздо лучше вооруженные норманны владели железным оружием, но на стороне врагов был огромный численный перевес, и первые колонисты покинули страну. Вероятно, и позднее норманнам не удалось основать в Винланде постоянную колонию.

В поисках новых богатых охотничьих угодий и скоплений плавника норманны продвинулись не только на север, вдоль берегов Гренландии. Они открыли и освоили пути на запад, к островам Канадской Арктики и некоторым участкам Северо-Американского материка. Все крупные гренландские фермеры имели в своем распоряжении большие суда и лодки; для заготовки всех видов дичи и древесины они ежегодно ходили к американским «нордсета» [167], строили там западни для белых медведей, делали гнезда для гаг[168], устанавливали силки для белых кречетов и, вероятно, возводили временные постройки. Возможно, в самых богатых местах могли возникнуть более или менее постоянные поселения, где проживали либо искатели наживы, либо колонисты, прибывшие в Гренландию слишком поздно, чтобы получить хорошую ферму.

В результате этих охотничьих морских экспедиций норманны открыли море Баффина, все восточное побережье о. Баффинова Земля, буквально кишащего в те времена белыми кречетами, гагами и нарвалами. Они обнаружили Гудзонов пролив [169], прошли его весь и через пролив Фокс проникли в бассейн Фокса. На о. Саутгемптон, у 64° с. ш., и на п-ове Мелвилл, у 68° с. ш., найдены норманнские западни для белых медведей. Они свидетельствуют, что исландцы (норманны) не только появлялись там временами, но и устраивались на довольно длительный срок. Благодаря недавней находке норманнского захоронения на юго-восточном берегу озера Нипигон, у 50° с. ш., можно совершенно уверенно говорить, что они положили начало открытию центральной части Северо-Американского материка. Но как они проникли туда и какие цели преследовали? Скорее всего, открыв Гудзонов залив, норманны продвинулись вдоль его восточного побережья на юг, в залив Джеймс, и вышли к озеру Нипигон по р. Олбани и ее притокам. На второй вопрос ныне ответить невозможно.

Обломки судов, медвежьи западни, убежища для гагачьих гнезд, наконец, каменные гурии (чей возраст явно устранял предположение, что их сложил современный исследователь или охотник-китобой) — находки этих следов пребывания норманнов на берегах проливов Ланкастер, близ 75° с. ш., Джонс, у 76° с. ш., и Смит, 78–79° с. ш., неопровержимо доказывают, что они положили начало открытию Канадского Арктического арх., в частности о-вов Девон и Элсмир. Самый западный пункт их проникновения — 90°45′ з. д. — убежища для гнезд на побережье о. Девон, у западного окончания пролива Джонс; самый северный пункт — 79°35′ с. ш. — гурии на восточном берегу о. Элсмир [170].

Плавания Лейва Счастливого и его современников окончательно никогда не предавались забвению как в самой Исландии, так, вероятно, в Норвегии и Дании. Но их в XI–XV вв. не считали особенно важными: Гренландия, а также Хеллуланд, Маркланд, Винланд и Нордсета в глазах средневековых норвежцев и датчан были европейскими странами с привычными, но мало привлекательными для них природными условиями. Норманнские плавания ни в какой мере не повлияли на великие открытия, совершенные Колумбом в тропической полосе за океаном. Но с этими плаваниями, несомненно, связаны более поздние открытия, совершенные англичанами в конце XVI в. западнее Гренландии в поисках Северо-Западного прохода.

rulibs.com

Глава 12 ПУТИ И ОТКРЫТИЯ НОРМАННОВ - Очерки по истории географических открытий. Том 1 - Иосиф Петрович Магидович - rutlib5.com

Глава 12
ПУТИ И ОТКРЫТИЯ НОРМАННОВ

Родина норманнов

В открытии, часто вторичном, после древних ирландцев, и в освоении Северной Атлантики в VIII–X вв. крупнейшую роль сыграли норманны — «северные люди». Так средневековые западноевропейцы называли данов (датчан), норвежцев и свеев (шведов). Этнографы и лингвисты объединяют их общим термином «скандинавы». Не позднее III в. н. э. в Скандинавии появилась руническая письменность, возникшая на основе алфавита одного из народов Средиземноморья. В VIII в. норманны находились в стадии перехода от доклассового строя к классовому. Даны занимали тогда низменный п-ов Ютландия и окаймляющую его на западе цепь небольших Северо-Фризских о-вов, низменный Датский арх., расположенный к югу от пролива Каттегат, и холмистую равнину Сконе — юго-восточный выступ Скандинавии, К северу от Сконе жили ёты (гёты) и свионы (свеи), населявшие область великих скандинавских озер Венерн, Веттерн и Меларен, а также балтийские о-ва Готланд и Эланд.

Норвежцы занимали юго-западную часть Скандинавии, примыкающую к заливу Бохус и проливу Скагеррак, и берега западных фьордов до 64° с. ш. с прилегающими островами. Крупнейшие из фьордов: у 59° с. ш. — широкий Бокна-фьорд, у 60° — Хардангер- фьорд, у 61° с. ш. — величайший Согне-фьорд, у 63°30′ — длинный и широкий Тронхеймс-фьорд, на южном берегу которого в конце X в. был основан г. Нидарос (теперь Тронхейм) — древняя столица объединенной Норвегии. Береговую полосу между 65 и 67° с. ш., освоенную в IX в., норвежцы называли областью Хельгеланн.

Пути и набеги норманнов

Основными занятиями древних норманнов были скотоводство и морские промыслы. В поисках рыбы и морского зверя они совершали дальние плавания по северным морям. Земледелие в Скандинавии и на равнинах Дании не обеспечивало население хлебом даже в урожайные годы. И норманны пускались за море, с тем чтобы в земледельческих странах Европы менять меха, рыбу, кожу, мед и жир на хлеб и другие сельскохозяйственные продукты. Простую торговлю они совмещали с работорговлей, так как в некоторых европейских областях рабы были тогда самым ценным товаром.

Норманнский корабль

 

В Скандинавских странах при разложении родового строя выделилась родо-племенная знать. После смерти главы семьи, входившей в эту верхушку, имущество по обычаю становилось собственностью старшего сына. Чтобы обеспечить младших, обездоленных сыновей, отец, как правило, «пускал их по миру», только не с сумой, а с ладьей. Сыновья знатных норманнов набирали военные дружины из незакрепощенных, свободных людей — бондов, которые и сами часто занимались торговлей, и возглавляли грабительские морские экспедиции в «хлебные» страны Европы. Вожди этих дружин — конунги («морские короли») — выступали иногда как торговцы, но чаще как пираты: захватывали суда, грабили приморские и приречные селения и города. Согла

rutlib5.com

Скандинавское судостроение эпохи викингов (Viking Age)

Три техники постройки раннесредневековых судов

В технике средневекового судостроения преобладало несколько традиций. Причем в районе Северного и Балтийского морей строились суда всего трех типов. К ним относятся суда норманнов клинкерной постройки,  суда балтийских славян с креплением досок деревянными нагелями, в остальном копировавшие суда норманнов, и фризские коги с плоскодонным днищем. На рис.1 представлены виды крепления досок бортовой обшивки таких судов.


Рис.1. Три  способа крепления досок бортовой судовой обшивки на судах эпохи викингов / Источник: Overmeer 2006: 65.
A –  крепление болтами  с заклепками ; B – крепление нагелями; С – крепление изогнутыми гвоздями.

На рис.2. представлены области распространения этих различных традиций постройки судов с различными средствами крепления досок бортовой обшивки.


Рис.2. Зоны различных судостроительных средневековых технологий постройки судов / Источник: Overmeer 2006: 66.
Rivets – заклепки; Pegs – нагели; Hooked nails – изогнутые гвозди.

В нашей серии статей по истории судостроения мы рассмотрим последовательно все три варианта постройки судов.

Скандинавские суда клинкерной постройки

В данной статье мы рассмотрим судостроение норманнов (норвегов, данов и свеев). Это было время, когда различные государства на территории Скандинавии только начинали складываться.

Ареал плаваний и качества норманнских судов
Среди основных факторов, обеспечивавших норманнам успешность их внезапных набегов на побережья различных стран, от мощной франкской империи Каролингов до мусульманской Испании (ал-Андалус) были их корабли. Именно корабли норманнов с их великолепными качествами – остойчивостью, прекрасной мореходностью, хорошей скоростью хода сделали возможными открытия Исландии, Гренландии, островов Cеверной Атлантики и Нового Света.

На рис.3 представлен ареал плаваний норманнов, которые путешествовали от берегов Скандинавии до побережий Лабрадора на Севере  и до Каспийского моря на юге. Именно норманнам принадлежит честь открытия Исландии, Гренландии и Нового Света задолго до Христофора Колумба.


Рис.3. Ареал плаваний норманнов раскинулся от Нового  Света до Каспия / Источник: Lind 2009: 27.

Именно норманны впервые применили клинкерную постройку судов, когда доски бортовой обшивки заходят одна на другую и крепятся железными заклепками.


Рис. 4. Крепление досок, заходящих одна на другую железными болтами у судов с клинкерной обшивкой / Источник: Brookes 2007: 11.
Strake –пояс наружной обшивки; Clench-nail – заклепочный болт; Rove – шайба; Stempost – форштевень.

Суда норманнов различных классов и их основные характеристики
Именно норманны начали строить суда разных классов в зависимости от их назначения. Нам повезло, в местечке Скульделев, на фарватере были затоплены старые суда норманнов, причем все суда в количестве пяти были представителями разных классов судов. Эти суда получили условное наименование по названию места, где были найдены их остатки с присвоением номера. Внешний вид этих судов представлен на рис.5.
 
Скульделев-1: грузовое судно длиной 16 м (класса knar), построено в западной Норвегии  ок. 1030 г., водоизмещение 20-25 т. Судно построено из сосновых досок с дубовыми вставками.
 
Скульделев-2: боевой корабль норманнов (longship) длиной 30 м, построен из дубовых досок (класса skeiр). Корабль построен в районе Дублина примерно в 1042 г.  Рассчитан на 60 гребцов, при полном экипаже в количестве 80 чел. Судно возможно входило в состав флота который привели дочь и сын последнего англо-саксонского короля Харальда Годвинсона к своему дяде в Данию в 1068-1069 гг.
 
Скульделев-3: транспортное и грузовое судно длиной 14 м (класса byrding или skude) грузовместимостью от 4 до 5т.  Построено судно примерно в 1040 г. в Дании, из дубовых досок.
 
Скульделев-5: военный корабль длиной 17,3 м (вероятно класса snekke), рассчитан на 26 гребцов. Построен в Дании около 1030 г. с днищевой обшивкой из новых дубовых досок и с использованием для бортовой обшивки старых досок  из сосны и ясеня, снятых с двух других судов. Остатки судна показали следы многих ремонтов, но, кажется, оно было построено опытным мастером-судостроителем. Корабль возможно является leiрang, кораблём береговой обороны местной постройки, предназначенном для обороны побережий Дании (известно, что несколько позже подобные  корабли существовали в Норвегии.
 
Скульделев -6: судно длиной 11,2 м  построено в западной Норвегии около 1030 г. Первоначально судно имело 6 поясов сосновой обшивки, но позже было добавлено расширение в виде седьмого пояса сосновой обшивки (что, возможно, перевело  судно в класс byrding). Ремонты выполнялись дубовыми досками. На первом этапе корабль имел 6 скамей для гребцов по каждому борту и возможно использовался для рыбной ловли и китобойного промысла. С добавлением седьмого пояса обшивки корабль был превращен в небольшое грузовое судно с несколькими веслами в передней части судна перед мачтой.


Рис.5. Суда норманнов различных классов с указанием основных размерений / Источник: Auger 2011: 22.
Oseberg c.820  21.5 м x 5.1 м – Hedeby 1 c.985 36.9 м х 2,7 м – Skuldelev 3 c. 1050 14 м х 3,3 м -  Skuldelev 6  c. 1030 11,2 м  x 2,5 м – Skuldelev 5 c.1050 17,3 м x 2,5 м – Skuldelev 1 c.1030 16 м x 4,5 м – Skuldelev 2 c.1042 30 м x 3,8 м.


Рис.6. Поперечный разрез судов норманнов различных классов найденных в Скандинавии / Источник: Bill 2008: 178.

На рис. 6 показано, как получил развитие киль, принимавший на себя всю тяжесть судна при вытаскивании на берег или при перекатывании на валках в обход порогов. Мощный киль был у судна из Гокстада. Кили судов Скульделев-2 и Скульделев-5 были относительно небольшими, в то время как крупные суда Скульделев 1 и Хедебю – 3 имели мощные развитые кили.  Шпангоуты усилены мощной банкой, а у судов второго ряда на рис.6 еще и вертикально поставленными связями.


Рис. 7. Волок в Древней Руси.  Варяги-скандинавы переправляют судно в обход порогов. Усиленный киль принимает на себя вес судна / Источник: pinterest.co.uk.

Хронологическое развитие различных вариантов постройки судов норманнов

Рис.8. Чертеж центральной части судов из Осеберга и Гокстада, показывающий различия в устройстве кильсона и крепления мачты / Источник: Werner Karrasch, Viking Ship Museum in Roskilde (Bill 2010: 37).


Рис.9. Коэффициент соотношения ширины к длине судна для скандинавских судов построенных в период с 300 г. н.э. до 1060 г. н.э.  Гребные суда обозначены пустыми кружками, комбинированные парусно-гребные и парусные суда обозначены кружками с заполненным полукружьем. Судно из Grønhaug было гребным, но был ли на нем парус неизвестно / Источник: Bill 2010 23.
Personnel carriers – суда с экипажем и пассажирами; Cargo vessels – грузовые суда; AD –  годы н. э.; B/L –коэффициент соотношения ширины судна к его длине.
 
На показанном на графике на рис.8 судне из Нидама (Nydam), которое датируется IV в. и собственно является далеким предшественником судов эпохи викингов (ок. 800 – 1060 гг) учеными обнаружена усиленная днищевая доска. Возможно, она была необходима для предотвращения повреждений днищевой обшивки при вытаскивании судна на берег.

Скорость хода и продолжительность плавания судов норманнов клинкерной постройки по данным источников

Рис.10. Карта, показывающая затраты времени на путешествие Оттара из Норвегии в Хедебю и Бьярмаланд в течение полутора месяцев и более короткий путь от Хедебю до Бирки и от Бирки до Старой Ладоги / Источник: Keller 2010: 8

Адам Бременский писал, что сухопутная дорога от Гамбурга и Эльбы до Юмнеты (Волина) занимала 7 дней, морская дорога от Шлезвига до Новгорода – 14 дней. Это примерно согласуется с данными, приведенными на карте (рис. 10 ). Плавание по маршруту Бирка – Рюриково городище в зависимости от погоды, типа судна и режима движения занимало две-четыре недели времени. Из сообщения Вульфстана (последние десятилетия  IX в.) мы знаем, что плавание от Хедебю до Трусо (в 4 км от Эльблонга) занимало 7 дней. Расстояние между этими пунктами составляет около 900 км.
 
Исторические источники рассказывают нам о прекрасных мореходных качествах судов норманнов, но так ли это было на самом деле? Ответить на этот вопрос помогли реплики скандинавских судов и боевых кораблей построенные в наше время с использованием технологических приемов норманнов.

Постройка современных реплик судов норманнов и их испытания

Рис.11. Полномасштабные реплики пяти судов типа Скульделев в  Роскильдском фиорде в 2007 г.  Слева направо: "Ottar", судно класса Скульделев-1; "Sea Stallion from Glendalough",  корабль класса Скульделев-2; "Helge Ask" судно класса Скульделев-5; "Roa Ege", судно класса Скульделев-3; "Kraka Fyr", судно класса Скульделев-6 / Фото: Werner Karrasch, Viking Ship Museum.

Так, реплика скандинавского судна Скульделев-2,  получившая наименование "The Sea Stallion Of Glendalough" длиной 30 м и шириной 3,8 м с осадкой 0,9 м при площади паруса 120 кв. м и 60 веслах при экипаже в 65 чел. совершила плавание от Роскильде до Дублина и от Дублина обратно до Роскильде, пройдя в один конец расстояние 1700 км за 44 дня. Оно могло плыть со скоростью 5–6 узлов, развивая на отдельных участках при благоприятных условиях под парусом скорость до 13 узлов согласно Антону Энглерту, археологу, работнику музея в г. Роскильде (Амальрик 2018: 120). Скорость в 13 узлов, это средняя скорость современного судна с дизельной энергоустановкой. Стоит ли удивляться, что у жителей побережий в эпоху викингов возникал панический страх при появлении этих неведомо откуда взявшихся кораблей, совершающих внезапные рейды, оставляя после себя руины и следы пожаров, и также внезапно исчезающих в морском просторе.
 
Скандинавские мастера-судостроители строили свои суда, используя накопленные знания и традиции, однако эмпирическим путем искали оптимальные решения в зависимости от назначения и размерений строящегося судна. В наши дни компьютерная симуляция позволяет ученым проследить результаты принимавшихся технических решений.

Использованные источники

Амальрик 2018 - Амальрик, А. Норманны и Киевская Русь / Андрей Амальрик; науч. публикация, предисловие и комментарии О. Л. Губарева. — М.: Новое литературное обозрение, 2018.
 
Auger B. La représentation des bateaux en Europe entre le VIII et le XIII siècle // Art et histoire de l’art. Université de Grenoble, 2011.

Bill 2008 - Bill  J. Viking ships and the sea // The Viking world, 2008. Pp. 170-180.

Brookes  2007 - Brookes S. Boat-rivets in graves in pre-Viking Kent: Reassessing Anglo-Saxon boat-burial traditions // Medieval Archaeology, 51, 2007. Pp. 1-18.
 
Keller 2010 -  Keller Ch. Furs, Fish and Ivory – Medieval Norsemen at the Arctic Fringe // Journal of the North Atlantic. Vol.3. 2010. Pp.1-23.
 
Lind 2009 - Lind J. The Importance of Varangian Traditions for East-West Collaboration and Confrontation in the 12th - 13th centuries // Birgitte Fløe Jensen & Dorthe Wille-Jørgensen (eds), Expansion - Integration? Danish-Baltic contacts 1147-1410 AD, Vordingborg, 2009. Pp.27-37.

Overmeer  2007 - Overmeer A. B. M. Searching for the missing link? A research on clinker built ships in the 15th and 16th centuries // Host Publication. Amsterdam: SOJA, 2007. Pp. 63 – 72.
 


Автор: Олег Губарев

sudostroenie.info

Плавания норманнов к Северо-Восточной Америке

И. П. Магидович, В. И. Магидович  "Очерки по истории географических открытий"

 

Летом 986 г. норвежец Бьярни Херюльфсон, направляющийся с дружиной через Исландию в Гренландию, сбился в тумане с пути и стал добычей северных ветров. Много дней плыл он в тумане в неизвестном направлении, пока перед ним не открылась в солнечный день холмистая земля, покрытая лесом, и Бьярни, не зная, что это за страна, понял по крайней мере, куда не попал. Высадиться он не рискнул, а удалился в открытое море и через два дня, двигаясь на север, увидел «новую землю... плоскую, покрытую лесом». Вопреки просьбам команды он вновь не разрешил высадку и, подгоняемый юго-западным ветром, шел три дня, пока не достиг высокой гористой страны с ледником, очень неприветливой, по его мнению. Он отошел от берега и спустя четыре дня с попутным сильным ветром добрался наконец до норманнского поселка в Южной Гренландии.

Рассказ о плавании к лесной стране лет через 15 привлек внимание Лейва Счастливого, сына Эйрика Рыжего. Леса в Гренландии не было, а колонисты очень нуждались в дереве. Лейв Эйриксон разыскал Бьярни, приобрел «его судно и набрал команду, всего 35 человек». Весной 1004 г. он двинулся курсом Бьярни и после долгого пути увидел бесплодпую гористую и каменистую землю, «вдали начинались большие ледники». Здесь Лейв произвел первую высадку. Большинство ученых согласно, что Хеллуланд («Валунная земля»— так Лейв назвал ее)—это полуостров Камберленд, южная часть острова Баффинова Земля. Следуя дальше на юг, он через несколько дней высадился на «плоской и лесистой земле» с белыми песчаными отлогими пляжами, получившей имя Маркланд («Лесная страна») — район залива Гамильтон, восточное побережье полуострова Лабрадор, у 54° с. ш. А через два дня при попутном ветре его корабль вошел в пролив и сел на мель во время отлива. «Но им так не терпелось ступить на берег, что они не стали дожидаться прилива, а добежали до суши туда, где из озера вытекала речка. Когда прилив снял судно с мели, Лейв ввел его в озеро. В окрестностях росло много диких ягод, и Лейв назвал новооткрытую страну Винланд («Богатая страна»). Норманны построили здесь для зимовки деревянные избы. (Ингстад, путешественник и писатель, в 1953 г. занялся «проблемой» норманнов в Гренландии и Северной Америке. «Вино,— как он выяснил,— можно приготовить из так называемой тыквенной ягоды, растущей на побережье Америки намного севернее мест произрастания винограда, а также из смородины, которая даже называется по-шведски «вйнная ягода». Ингстад показал, что «вин» в переносном смысле издавна означает «богатая страна», «плодородная земля».)

Зима им показалась очень мягкой, самый короткий день — необычайно длинным (для северян). В настоящее время большинство историков цризнает, что местом высадки Лейва был остров Ньюфаундленд, точнее, северное окончание его узкого полуострова, отделенного проливом Белл-Айл от материка.

Летом 1005 г. Лейв вернулся в Гренландию с грузом леса. В 1006—1012 гг. гренландские колонисты несколько раз плавали к Винланду и зимовали там. Они встретили в этой стране жителей (скрелингов), одетых в звериные шкуры. Норманны привезли с собой несколько голов крупного рогатого скота, которого скрелинги очень боялись: в Северной Америке до прибытия европейцев совсем не было домашнего скота. Колонисты начали торговлю со скрелингами, предлагая им красные ленты в обмен на ценные меха. Вскоре, однако, мирные отношения сменились враждебными действиями. Скрелинги имели пращи, каменные топоры и луки со стрелами; гораздо лучше вооруженные норманны владели железным оружием, но на стороне врагов был огромный численный перевес, и первые колонисты покинули страну. Вероятно, и позднее норманнам не удалось основать в Винланде постоянную колонию.

В поисках новых богатых охотничьих угодий и скоплений плавника норманны продвинулись не только на север, вдоль берегов Гренландии. Они открыли и освоили пути на запад, к островам Канадской Арктики и некоторым участкам Северо-Американского материка. Все крупные гренландские фермеры имели в своем распоряжении большие суда и лодки; для заготовки всех видов дичи н древесины они ежегодно ходили к американским «нордсета» (именно так норманны называли свои американские «заимки», хотя только часть их располагалась севернее гренландских.), строили там западни для белых медведей, делали гнезда для гаг, устанавливали силки для белых кречетов и, вероятно, возводили временвые постройки. Возможно, в самых богатых местах могли возникнуть более или менее постоянные поселения, где проживали либо искатели наживы, либо колонисты, прибывшие в Гренландию слишком поздно, чтобы получить хорошую ферму.

В результате этих охотничьих морских экспедиций норманны открыли море Баффина, все восточное побережье острова Баффинова Земля, буквально кишащего в те времена белыми кречетами, гагами и нарвалами. Они обнаружили Гудзонов пролив, прошли его весь и через пролив Фокс проникли в бассейн Фокса. На острове Саутгемптон, у 64° с. ш., и на полуострове Мелвилл, у 68° с. ш., найдены норманнские западни для белых медведей. Они свидетельствуют, что исландцы (норманны) не только появлялись там временами, но и устраивались на довольно длительный срок. Благодаря недавней находке норманнского захоронения на юго-восточном берегу озера Нипигон, у 50° с. ш., можно совершенно уверенно говорить, что они положили начало открытию центральной части Северо-Американского материка. Но как они проникли туда и какие цели преследовали? Скорее всего, открыв Гудзонов залив, норманны продвинулись вдоль его восточного побережья на юг, в залив Джеймс, и вышли к озеру Нипигон по реке Олбани и ее притокам. На второй вопрос ныне ответить невозможно.

Обломки судов, медвежьи западни, убежища для гагачьих гнезд, наконец, каменные гурии (чей возраст явно устранял предположение, что их сложил современный исследователь или охотник-китобой) — находки этих следов пребывания норманнов на берегах проливов Ланкастер, близ 75° с. ш., Джонс, у 76° с. ш., и Смит, 78— 79° с. ш., неопровержимо доказывают, что они положили начало открытию Канадского Арктического архипелага, в частности островов Девон и Элсмир. Самый западный пункт их прониюшвеюш— 90°45' з. д.— убежища для гнезд на побережье острова Девон, у западного окончания пролива Джонс; самый северный пункт — 79°35' с. ш. — гурии на восточном берегу о. Элсмир.

Плавания Лейва Счастливого и его современников окончательно никогда не предавались забвению как в самой Исландии, так, вероятно, в Норвегии и Дании. Но их в XI—XV вв. не считали особенно важными: Гренландия, а также Хеллуланд, Маркланд, Винланд и Нордсета в глазах средневековых норвежцев и датчан были европейскими странами с привычными, но мало привлекательными для них природными условиями. Норманнские плавания ни в какой мере не повлияли на великие открытия, совершенные Колумбом в тропической полосе за океаном. Но с этими плаваниями, несомненно, связаны более поздние открытия, совершенные англичанами в конце XVI в. западнее Гренландии в поисках Северо-Западного прохода.

mapssite.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о