Патрон трехлинейки – Винтовки, карабины Мосина ТТХ. Фото. Видео. Размеры. Скорострельность. Скорость пули. Прицельная дальность. Вес

История создания винтовки трехлинейки

Винтовка калибром 7,62 миллиметра принята на вооружение указом императора в 1891 году. С некоторыми усовершенствованиями и в разных вариантах она была основным оружием русских воинов во все японские, Первую и Вторую мировые, гражданскую и финскую войны. Вопрос, почему винтовку называют трехлинейка, не исчерпывается ответом, что линия – старорусская мера длины (2,54 миллиметра), то есть ее калибр – это ровно три линии. История создания этого оружия, присвоения ему названия – захватывающая интрига.

Винтовка трехлинейка — характеристики

Винтовка трехлинейка — характеристики

  • вес – 4,2 кг;
  • длина 1300 мм, со штыком 1660 мм:
  • в магазине – пять патронов;
  • скорострельность – до тридцати выстрелов в минуту;
  • прицельная стрельба, дальность – 1920 м;
  • скорость пули на выходе из ствола – 865 м/с.

Скорость стрельбы намного превышает среднюю, к примеру технические характеристики винтовки Винторез сильно уступают по скорости — всего 125м/с.

История создания

Сергей Мосин

В 1882 году в Российской империи была поставлена задача создания многозарядной армейской винтовки. Комиссию, которая должна была отобрать лучший вариант из предложенных, возглавил генерал Н. Чагин.

В начале работы комиссией было рассмотрено более ста пятидесяти вариантов винтовых ружей, использующих дымный порох, под патрон Бердана калибром 4.2 линии. В числе изобретателей, предложивших свои системы, был и тульский оружейник капитан Сергей Мосин.

Его первая работа показала неплохие результаты, но была отвергнута комиссией: в боевых условиях предусмотренный в ней прикладный магазин, подающий патроны с рейки, перезаряжать было непросто.

Создание бездымного пороха окончательно положило конец всем первоначальным вариантам: России нельзя было отставать от технического прогресса. Одновременно были предприняты попытки создания патронов меньшего калибра.

Комиссия работала придирчиво и тщательно. Руководство военного ведомства не желало повторять ошибки времен Александра II, когда за десять лет было поспешно принято на вооружение пять винтовок разных калибров, устаревших еще до начала их массового производства.

Цена на снайперскую винтовку Мосина считается одной из самых низких.

Если вы не знаете какого размера патроны подходят к оружию, то смотрите калибр Мосина здесь.

Об устройстве и технических характеристиках винтовки Гама смотрите по адресу: http://pwpn.ru/p-oruzhie/brendy/gamo.html

В 1989 году Дмитрий Менделеев разработал русский бездымный порох, а полковник Н. Роговцев – патрон калибром 3 линии. Патрон был выполнен по образцу австрийского 8-миллиметрового, но заполнен вместо дымного порохом Менделеева. Смотрите фото.

Порох Менделеева

Его оболочка была сделана из мельхиора, который прочнее меди, и не ржавеет, как сталь. Выступающая закраина на гильзе давала возможность разрешить большие допуски при его изготовлении, что было важно, поскольку производственная база военной промышленности России существенно отставала от немецкой, где не было проблемы массово делать точную кольцевую проточку на гильзах.

Наличие закраины давало возможность бойцу заряжать винтовку по одному патрону при отказе магазина. Стрельбу из винтовки Мосина смотрите в следующем видео:

Под этот патрон Сергей Мосин в том же году предложил конструкцию трехлинейной многозарядной винтовки, созданную на базе им же ранее созданной однозарядной, но с добавлением магазина новейшей австрийской системы Манлихера с пачечным заряжением. О многозарядной пневматической винтовке, читайте тут. О том, какая самая точная пневматическая винтовка, смотрите далее.

Бельгиец Леон Наган в альтернативу ему предложил свою конструкцию винтовки с магазином, заряжающимся из обойм.

Обе системы комиссией были признаны заслуживающими внимания, но требующими доработки. На основе анализа их испытаний комиссия определилась с окончательными требованиями к основному русскому стрелковому оружию.

Калибр, конструкция ствола и патрона, баллистические характеристики в этом техническом задании были определены. Изобретателям оставалось предложить свою удачную конструкцию магазина и затвора.

В финал конкурса снова вышли Мосин и Наган. В 1890 году начались масштабные испытания обоих вариантов.

Опытные образцы системы Нагана были профессионально изготовлены с высоким качеством дизайна и точности обработки. Вариант был практически готов к серийному выпуску.

Винтовка Наган

Мосин сумел к началу испытаний подготовить лишь невзрачные прототипы кустарной работы. Хотя первые результаты стрельб были почти равноценны, большинство членов при первых голосованиях комиссии склонялось к бельгийскому варианту.

В войсковых испытаниях были задействованы уже по триста экземпляров каждого оружия. Испытательные стрельбы показали, что система Мосина при подаче патронов магазином дает втрое меньше задержек по сравнению с альтернативной. Она была значительно дешевле бельгийской в производстве, промышленность была готова к нее выпуску.

Некоторые технические решения Нагана были признаны комиссией заслуживающими внимания: идея поместить подающий механизм на магазинной дверце, открывать ее вниз; наполнять магазин, спуская патроны из обоймы пальцем.

Предложения были внесены и самими членами комиссии. С учетом этих замечаний Мосину было предложено доработать его произведение, что он с успехом и сделал.

Комиссия решила, что окончательный вариант является плодом коллективного творчества Мосина, Роговцева, Нагана, членов комиссии Чагина. Капитан Мосин за вклад в создание основного стрелкового оружия императорской армии был удостоен премии. Но в первоначальное название винтовки его фамилия не попала: царь утвердил образец под наименованием «3-линейная винтовка 1891 года».

В 1892 году началось массовое производство нового стрелкового оружия на заводах Сестрорецка, Ижевска, Тулы, французского города Шательро. Впервые испытано в боевой обстановке оно было в бою с афганцами на Памире. Хорошо себя зарекомендовала в Афганистане винтовка Бур. В гражданских условиях неплохо зарекомендовали себя ПЦП винтовки.

Бой с афганцами на Памире

К началу японской войны 1904 года было выпущено уже 3,8 миллиона трехлинеек,

к началу Первой мировой – 4.5 миллиона; 3.3 миллиона штук было изготовлено в ходе войны промышленностью империи. Еще полтора миллиона было заказано в США, но из-за начавшейся революции большая часть их так никогда и не попали в Россию. Сегодня трехлинейки американского производства предоставляют наибольшую ценность для коллекционеров. Оружие отечественного производства ценится во всем мире, о самой дальнобойной снайперской винтовки России, читайте тут. Смотрите видео:

Модернизация винтовки

В конструкции винтовки Мосина в ходе производства вносились мелкие усовершенствования, не затрагивавшие принципов ее устройства. Она выпускалась в 4-х вариантах: драгунская, казацкая, пехотная, карабин.

4 варианта винтовки Мосина

В ходе войны выявились и ее недостатки в сравнении с новейшим немецким и австрийским оружием: более низкая скорострельность из-за неудачного устройства обоймы, неудовлетворительное крепление штыка, устройство упора шомпола. Массовое производство велось часто с нарушением регламентов, окончательную подгонку частей бойцам приходилось выполнять уже в окопах.

Что касается снайперской винтовки СВЛК 14с, то изначально было выполнена без дефектов. Снайперская винтовка Barrett также не уступает в качестве. Конкурировать с ними сможет американская снайперская винтовка. В боевых условиях результаты снайперской винтовки Anzio просто удивляют.

По окончании гражданской войны был создан комитет по модернизации трехлинейки. Название «винтовка Мосина» за ней было закреплено лишь в 1924 году, уже при советской власти.

Однако и оно не было общепринятым, во многих документах вплоть до пятидесятых годов использовалось первоначальное название – трехлинейная винтовка 1891 года. За рубежом это русское оружие иногда называют винтовкой Мосина-Нагана.

Трехлинейная винтовка 1891 года

Намечались меры по переходу к более современному автоматическому оружию. Для него требовался новый патрон без закраины. Лишь так можно было устранить из конструкции винтовки устаревший магазин.

Но разрушенная промышленность молодой республики не давала возможность полностью заменить миллионы имевшихся магазинных нарезных ружей на автоматические. Наличие патронов двух разных калибров в одних подразделениях при частичной замене оружия признали нецелесообразным.

Поэтому было принято решение сохранить на вооружении Красной армии привычную трехлинейку (варианты: драгунская и карабин), дополнив его ручными пулеметами.

В тридцатые годы на базе трехлинейки была создана снайперская винтовка. Она отличалась повышенным качеством изготовления, оптическим прицелом. Хорошо проявила себя в финскую войну, широко использовалась и на фронтах Великой Отечественной. Смотрите видео:

Карабин Мосина, усовершенствованный в 1938 году, применялся для самообороны артиллеристами, водителями боевых машин, иными не пехотными частями. Последним его вариантом был карабин 1944 года с несъемным игольчатым штыком. Он был удобен в маневренном бою в зданиях, зарослях, при штурме различных укреплений.

Послевоенные годы

В 1944 году традиционная трехлинейка была снята с производства. Однако в ходе войны она была главным оружием советских войск, и даже к концу ВОВ более половины русских солдат были вооружены именно ею.

После войны трехлинейки были сняты с вооружения армии и заменены автоматами Калашникова. Миллионы винтовок Мосина из СССР были переданы армиям Кореи, Вьетнама, национально-освободительных и революционных движений, социалистических стран по всему миру. Пока на смену не пришли АК-47, они были основным оружием в борьбе многих народов за независимость. Об этом смотрите в следующем видео:
https://www.youtube.com/watch?v=RZls6pKClwc

В СССР сохранившиеся трехлинейки были переделаны Ижевским заводом в карабины и переданы на вооружение охраны предприятий. Трехлинейка еще долго применялась в секциях ДОСААФ, при обучении солдат стрельбе. Есть свидетельства, что она использовалась даже в гражданских конфликтах на постсоветском пространстве.

За весь период существования этого оружия его было выпущено 26 миллионов экземпляров.

Заключение

Интерес коллекционеров к трехлинейке Мосина не ослабевает и в наши дни. Стрелки-спортсмены тоже не удерживаются от желания вспомнить оружие предков.

Для любителей раритетов американская компания SMG Inc выпустила в продажу пневматический обрез легендарной трехлинейки Gletcher M1891. Он максимально похож на винтовку Мосина.

Продукция фирмы Гамо является также одной из популярных, об УСМ винтовки Гамо читайте далее.

Gletcher M1891

Система перезаряжания магазина вручную дает возможность насладиться стрельбой, представив себя бойцом в окопах мировых войн, красноармейцем или белогвардейцем с настоящей трехлинейкой в руках. По популярности можно отметить пневматику Хатсан 125. О том, где можно пройти обучение стрельбе из снайперской винтовки смотрите тут. Каким бы не было оружие не забывайте про меры безопасности при обращении с оружием, о них здесь. Также читайте материал про легендарный Винчестер 1300 и турецкое оружие компании Хатсан.

pwpn.ru

Трехлинейка.

Войны второй половины XIX века наглядно показали возрастающее значение скорострельного оружия. Преимущество его было настолько очевидным, что повсюду начались спешные изыскания средств и способов увеличения скорости стрельбы старых ружей и конструирование новых. К тому времени миру были известны первые многозарядные системы Спенсера (применялась в Гражданской войне в США), Веттерли (принята на вооружение швейцарской армией в 1869 г). Винчестера (использовалась турками в войне с Россией 1877-1878 гг.)

Все они имели магазины в виде длинных узких трубок, размещавшихся или в прикладе (Спенсер), или под стволом (Веттерли, Винчестер). Карабины Спенсера и Винчестера использовали патрон с небольшим зарядом и имели весьма посредственные баллистические качества, которые не удовлетворяли пехотные войска. Винтовка Веттерли обладала большим весом, имела ненадежный механизм и устаревший патрон. В силу этих причин упомянутые «магазинки» широкого распространения не получили.

На вооружении русской армии в это время находились шестилинейки (15,24-мм) Терри-Нормана, Карле, Крнка и 4,2-линейные (10,67-мм) берданки. Все однозарядные, переделочные.

Вопрос о замене устаревших систем на новые в России был поднят в 1878 году. Оружейный отдел Артиллерийского комитета в своем майском постановлении «признал необходимым начать работы по испытанию магазинных винтовок». Но, поскольку вполне удовлетворительных образцов такого типа ружей пока не было, опыты сосредоточились в основном на опробовании различных временных приспособлениях, способствующих ускорению стрельбы.

Однако испытания показали, что подобного рода устройства малоэффективны. Большого увеличения скорострельности они не давали, а расходы на их введение требовались «весьма значительные». Ввиду этого на вооружение они приняты не были.

В 1882 году работой над новой системой занялся капитан Сергей Иванович Мосин. Первой задачей, которую поставил перед собой оружейник, — это увеличить скорострельность однозарядной винтовки с помощью удобного постоянного ускорителя. Для опытов Мосин избрал 4,2-линейную берданку со скользящим затвором, которая на тот период в русской армии была самой совершенной. Мосин переделал ее, встроив в приклад реечный магазин на 7, 8 патронов. Ружье имело замыкатель, фиксировавший подающий механизм магазина в заднем положении, что давало возможность вести стрельбу так же, как из однозарядной системы.

Проведенные испытания мосинского образца показали, что он по своей идее размещения патронов в магазине, подачи их и способу наполнения магазина патронами является достаточно прогрессивным и удачным, однако требует коренной переделки деталей механизма и капитального изменения некоторых частей винтовки. В мае 1883 года по приказу военного министра была образована Комиссия для испытания магазинных ружей во главе с постоянным членом Артиллерийского комитета генерал-майором Чагиным.

К этому времени комиссии уже были представлены многозарядные винтовки Мосина, Лутковского, оружейного мастера Квашневского, русских конструкторов генерал-майора Вельтищева и полковника Христича. Позже на конкурс поступили образцы винтовок подполковника Владимирова, штабс-капитана Миткевича, мастера Харитонова, иностранцев Ивенса, Шуль-гоффа, Гра-Кропачека, Маузера и других. Из всех испытанных образцов наиболее удачными оказались системы Квашневского и Мосина.

В 1885 году после устранения недостатков мосинская модель получила положительную оценку, и ей было отдано предпочтение. Комиссия приняла решение «ружье системы капитана Мосина» подвергнуть войсковому испытанию для окончательного выяснения его пригодности. В 17 пунктах ее заключения содержались разного рода рекомендации по изменению отдельных деталей оружия, в том числе предлагалось увеличить емкость магазина до 11 патронов.

Тульскому оружейному заводу был дан заказ на срочное изготовление 1000 новых винтовок. В 1887 году Сергей Иванович предъявил комиссии три усовершенствованных образца своей реечной системы. В них были учтены все рекомендации. Кроме того, конструктор внес ряд существенных улучшений по своей инициативе. Несмотря на это, члены комиссии считали: ружье нуждается в дальнейшем совершенствовании. Мосин и без того настолько основательно изменил схему берданки, что ее уже никак нельзя было причислить к разряду переделочных. Поэтому целесообразнее было разрабатывать совсем новую систему под новый малокалиберный патрон с новым бездымным порохом. Появившийся к тому времени за границей и в России бездымный (пироксилиновый) порох обладал перед дымным (селитро-сероугольным) огромным преимуществом: был значительно сильнее, не оставлял твердых продуктов горения. Это давало возможность уменьшить вес заряда, перейти к еще меньшему калибру оружия, улучшить его баллистические качества. Во Франции такая винтовка уже имелась на вооружении, о чем Россия была информирована своим военным агентом.

Интенсивные опыты в этом направлении проводились и в других странах. Это заставило комиссию прекратить дальнейшую работу с 4,2-линейным оружием. С.И. Мосину было разрешено проектировать многозарядную винтовку уменьшенного калибра. Над однозарядной 3,15-линейной (8-мм) системой в России уже работал постоянный член Оружейного отдела Артиллерийского комитета полковник Роговцев. По его чертежам Петербургский патронный завод изготовил небольшую партию гильз и пуль. Гильзы — латунные, пули — из твердого сплава свинца и олова с медной оболочкой. Под этот патрон Мосин и начал разрабатывать свою малокалиберную винтовку. Он спешил. Кроме французской армии, магазинное оружие в течение 1884-1887 годов поступило на вооружение германской и итальянской армий. Лишь Россия не особенно торопилась, выбирала образцы, испытывала.

В сентябре 1887 года С.И. Мосин закончил свою 3,15-линейную винтовку с реечным магазином. В том же году она прошла испытания, показавшие, что конструктор учел все главные указания комиссии. Последняя отнеслась к представленной системе в целом благосклонно, однако не признала ее удовлетворительной. Конструктору были даны новые рекомендации.

Между тем европейские армии перевооружались с лихорадочной быстротой. В 1888 году новую магазинную систему приняла Германия, в 1889 году — Англия, Австро-Венгрия, Швейцария, Дания. Россия подходящей модели все еще не имела. Военный министр генерал Ванновский, всерьез считал излишним введение «магазинок». Он рассуждал так: «Запад нам не указ; мы и с однозарядными сильнее. Солдат мы учим: стреляй редко, да метко». Кроме того, министр боялся большого расхода боеприпасов. Во время беседы с председателем комиссии генералом Чагиным он однажды признался: «Скажу вам по совести, Александр Михайлович, мало я верю в магазинные ружья. Излишний расход патронов!»

Поэтому военное министерство не спешило с отбором образца магазинной винтовки, откладывая перевооружение ею армии на будущее, а в первую очередь требовало заниматься отработкой нового однозарядного оружия меньшего калибра. В связи с тем, что создание малокалиберной винтовки приобретало первостепенное значение, в октябре 1889 года Комиссия по испытанию магазинных ружей была переименована в Комиссию по выработке малокалиберного ружья.

Мосин занялся конструированием однозарядной системы уменьшенного калибра. В очень короткий срок он успел подготовить первый образец. Дальнейшая работа над ее совершенствованием продолжалась до января следующего года. За основу Мосин взял винтовку француза Лебеля, считавшуюся тогда лучшей. Она претерпела следующие изменения. Калибр с 3,15 линий был уменьшен до 3-х (7,62-мм).

Несколько преобразован ствол. В отличие от лебелевской, мосинская конструкция позволяла вести огонь с примкнутым штыком. Мушка осталась бердановская, поскольку солдаты привыкли к ней. Затвор Мосин видоизменил. По предложению комиссии он спроектировал также ствольную коробку, причем в двух вариантах. Один из них предусматривал переделку оружия в магазинное. Штык к трехлинейке разработали оружейники Сестрорецкого завода.

В 1889 году в России стало известно о появлении в Германии «магазинки», заряжаемой пачками по 5 патронов. Времени на ввод пачки в приемник требовалось столько же, сколько и на заряжание однозарядного оружия. В этой системе заключалось основное достижение в конструкции магазинного оружия. Теперь был устранен главный недостаток магазинных винтовок — медленное заряжание и как следствие этого — требование использовать запас патронов только в самый необходимый момент.

В конце 1889 года бельгийский фабрикант Леон Наган предложил России свой последний образец 3,15-линейной магазинной винтовки, заряжаемой из обоймы. Она отличалась легкостью, удобством в обращении, простотой устройства ускорителя. Однако проведенные испытания обнаружили, что магазинный механизм бельгийской винтовки действует неисправно. Комиссия указала Нагану на серьезный дефект и, кроме того, рекомендовала переделать систему под трехлинейный патрон, обеспечив сцепление затвора со ствольной коробкой при помощи отдельной боевой личинки.

Одновременно с Наганом над выработкой приемлемого образца винтовки трудились капитаны Мосин и Захаров, принимавшие непосредственное участие в работе комиссии. Они поставили перед собой задачу заново спроектировать удобный и прочный затвор, усовершенствовать механизм магазина. Мосин принялся за дело с энтузиазмом. В маленькой полукустарной мастерской стрельбища ораниенбаумской офицерской школы, он без устали работал почти четыре месяца. В феврале 1890 года Сергей Иванович представил на суд комиссии оригинальную трехлинейку. Затвор в ней был особой конструкции. Он имел боевую личинку, имеющую симметричные выступы и свободно разбирался без помощи отвертки. Магазин представлял собой трапециевидную металлическую приставку с открывающейся вниз дверцей и прикрепленным к ней подающим механизмом. Заряжался он при помощи пластинчатой обоймы. Совершенно новой деталью в мосинской системе был отсечко-отражатель, крепившийся к ствольной коробке. Эта находка позволила конструктору решить проблему четкой и надежной подачи патронов в заряжаемом из обоймы однорядном магазине, над чем безуспешно бились зарубежные оружейники.

Созданная С.И. Мосиным система явилась прообразом знаменитой трехлинейки, которая впоследствии была принята на вооружение нашей армии. В ней имелось три новых элемента: механизм самой винтовки, способ заряжания с новой обоймой, новый патрон с новой баллистикой. По мнению специалистов, по своим конструктивным качествам она стояла выше современных ей иностранных образцов.

Испытания мосинской винтовки дали положительные результаты. В целом его трехлинейка удовлетворяла высокие требования комиссии. Правда, обнаружились еще некоторые конструктивные недоработки, технические шероховатости на которые указала комиссия.

Мосин устраняет их, упорно продолжая совершенствовать свое творение. Наган также не терял времени зря. Узнав об отсечко-отражателе русского оружейника, бельгиец через пять с половиной месяцев вводит подобную деталь в свое ружье. В течение 1890 года шли параллельные испытания двух систем: С.И. Мосина и Нагана. Обе оценивались примерно одинаково, и обе претендовали быть принятыми на вооружение.

Окончательная сравнительная войсковая проверка этих ружей длилась с декабря 1890 по 18 марта 1891 года. Тульский завод полностью выполнил заказ, изготовив 300 винтовок Мосина. Из-за спешки они были недостаточно хорошо отлажены. Наган же, нарушив контракт, представил только 100 экземпляров. Зато все они отличались безукоризненным производственным исполнением. Испытания дали почти одинаковые результаты по меткости и скорострельности. Но у нагановских образцов было зафиксировано меньшее количество поломок и задержек.

Поэтому, хотя конструктивное решение системы Мосина являлось и лучшим, войска высказались за винтовку Нагана. Их мнение оказало влияние на многих членов комиссии. Однако после детального рассмотрения этого вопроса, учитывая дешевизну и удобство производства ружья Мосина, комиссия все же решила его в пользу Мосина.

20 марта 1891 года на заседании Оружейного отдела Артиллерийского комитета было признано, что ружье Нагана по сравнению с конструкцией Мосина более сложно в производстве. Инспектор оружейных и патронных заводов генерал Бестужев-Рюмин отдал предпочтение образцу Мосина. Более решительно выступил в защиту достоинств русской техники и нашего конструктора авторитетный специалист оружейного дела, профессор артиллерийской академии генерал-лейтенант Чебышев. Принимая во внимание не отделку и отладку отдельных образцов оружия, а практичность и надежность конструкции в целом, он заявил: «Система капитана Мосина обладает громадными преимуществами перед системою Нагана».

После окончательных доделок, выполненных Мосиным при помощи штабс-капитана Залюбовского, две винтовки были переделаны под обоймы Нагана, а одна — под мосинскую пластинчатую обойму. 13 апреля военный министр представил царю доклад «Об утверждении образца пачечного трехлинейного ружья, предложенного капитаном Мосиным». В нем было указано, что система русского конструктора во многих отношениях предпочтительнее иностранной системы Нагана — как по более простой конструкции и дешевизне производства, так и по тому, что российские оружейные заводы смогут быстрее освоить ее в валовом производстве.

Этим самым признавалось, что русский конструктор С. И. Мосин в творческом соревновании с именитыми иностранными оружейниками добился выдающейся победы, создав самый совершенный, на тот момент, образец стрелкового оружия. Это засвидетельствовали и американцы. Их военный атташе в России лейтенант кавалерии Генри Аллен обратился к Мосину с письмом, в котором предлагал русскому конструктору передать его изобретение США. Разумеется, за соответствующее вознаграждение. Но Мосин даже не ответил ему.

16 апреля 1891 года винтовка капитана Мосина, наконец, была принята на вооружение русской армии. Но вопреки сложившейся во всех странах традиции присваивать оружию имя изобретателя — мосинское ружье осталось безымянным. Военный министр в своем представлении предложил назвать ее «Русская винтовка образца 1891 года». Но царь не согласился даже с этим. Он зачеркнул слово «русская» и «высочайше повелеть соизволил: именовать винтовку эту трехлинейною винтовкой образца 1891 года».

Так родилась отечественная трехлинейка. Она отличалась такой совершенной конструкцией, что быстро завоевала признание не только у себя дома, но и за границей. В 1900 году на Всемирной парижской выставке, наряду с другой продукцией тульских оружейников, система С. И. Мосина получила высшую награду. В 1930 году в нее были введены защелка к штыку, новая прицельная рамка, намушник со штыка перенесен на корпус мушки, изменена форма самой мушки, приняты ложевые кольца Федорцева и некоторые другие детали.

Простота в обращении, безотказность в действии, высокие баллистические качества винтовки Мосина, обеспечили ей завидную долговечность. После кремневого ружья она имеет наибольший стаж службы. С мосинской трехлинейкой ходили на врагов отечества русские солдаты в Русско-японскую и Первую мировую войны, били интервентов в сложное для страны время, и даже спустя полвека после создания, в период Великой Отечественной войны, эта винтовка внесла неоспоримый вклад в победу, дойдя с советскими солдатами до самых стен Рейхстага.

Источники:
Чудинов Г. Конструктор С.И. Мосин. Тула: Приокское книжное издательство, 1990. С. 91-127.
Мавродин В., Мавродин Вал. Русская винтовка. Л.: ЛГУ, 1984. С. 113-121.
Челноков С. Мосин vs Nagant // Мастерружье. 2007. №24. С.29-36.
Паркин П. Винтовка С.И. Мосина // Военно-исторический журнал. 1971. №5. С. 122-126.
Андреев И. 7,62-мм винтовка образца 1891/30 года // Техника — молодежи. 1973. №1. С. 50-52.

спасибо


feldgrau.info

Трехлинейка 7,62-мм винтовка Мосина образца 1891-1930 г

К началу войны основным оружием советского стрелка была трехлинейка - 7,62-мм винтовка Мосина образца 1891-1930 г. Оставалась на вооружении красноармейцев на протяжении всей войны, и была самым массовым личным оружием.

Создатель трехлинейки Мосин Сергей Иванович

Почему винтовка называется трёхлинейка. Во время создания винтовки конструкторы использовали английскую систему измерения, у стрелкового оружия калибр отображали в линиях. Соответственно одна линия равна 1/10, десятой части дюйма или в переводе на метрическую систему 2,54 мм, соответственно трем линиям 2,54 мм х 3, будет равняться 7,62 мм в метрической системе.

Почему винтовка называется трёхлинейка трем линиям сответствует 7,62 мм

Советское стрелковое оружие известно своей простотой, прочностью и надежностью. Средний солдат имел самое слабое представление о технике. Поэтому для него требовалось оружие, простое в обращении и обслуживании. Надежность оружия также играла огромную роль в бою, наконец, надежное оружие прощало огрехи в снабжении запасными частями.

магазины для трехлинейки в кожаном подсумке

Трехлинейка была сравнительно длинной - более чем на 10 см длиннее, своего оппонента германского карабина Mauser 98k. Винтовка весила около 4 кг, еще четыреста граммов весил штык. Штык образца 1891 г. имел в длину 40 см и в боевом положении фиксировался на стволе винтовки. Обычно штык всегда носили примкнутым, лишь иногда убирая его в поясные ножны. Предусматривалась возможность примыкать штык концом в сторону приклада. Крепление штыка было достаточно плотным, чтобы установить или снять его, требовалось приложить значительное физическое усилие.

Трехлинейка карабин царские образцы СВТ

Трехлинейка 7,62-мм винтовка Мосина образца 1891-1930 г отличалась неплохой баллистикой. Целик калибровался на расстояние от 100 до 2000 м. Хотя стрелять на предельную дальность было практически нереально, в бою дистанция стрельбы редко превышала 400 метров, поэтому этот недостаток особой проблемы не составлял. Цилиндрический затвор достаточно прост и быстр в работе, хотя на сильном морозе его может прихватывать.

Встроенный магазин винтовки вмещал пять патронов, которые заряжались сверху из обоймы. При зарядке все пять патронов уходили в магазин, поэтому можно было закрыть затвор, не досылая патронов в патронник. При необходимости патроны в магазин можно было вставлять и по отдельности. Практическая скорострельность трехлинейки составляла 8-10 выстрелов в минуту. патрон претерпел изменения в 1908 году, и что интересно с небольшими изменениями используется до сих пор, к примеру в СВД, пулемете "Печенег" и других армейских образцах.

Патрон образца 1908 года и 1891 года

На базе винтовки Мосина существовали два вида карабинов, которыми вооружались саперы, артиллеристы, кавалеристы, связисты и солдаты других специальностей. В 1943 г. карабины поступили на вооружение и стрелковых частей, ведущих бои в Сталинграде, где не требовалась большая дальнобойность, зато ценилась возможность маневра. Карабин образца 1938 г. был на 20 см короче трехлинейки, весил на полкилограмма меньше и оснащался прицелом, откалиброванным на дистанцию от 100 до 1000 м. Штык отсутствовал, так как он был бесполезен для кавалеристов, артиллеристов и связистов. Образец 1944 г. походил на карабин образца 1938 г., но имел постоянный складной штык длиной 30 см. Прототип этого карабина проходил фронтовые испытания в 1943 г. в Сталинграде. По сравнению с винтовкой у него была более резкая отдача, что объяснялась меньшей длиной ствола.

Различные типы патронов

Советский Союз стал одной из первых стран в мире, наладивших массовый выпуск полуавтоматических винтовок. Первые образцы были неудобны, ненадежны и дороги. Особенно много нареканий вызывала 7,62-мм винтовка Токарева СВТ-38. Ее сняли с вооружения в 1940 г., хотя она оставалась в войсках вплоть до начала войны.

Снайпер 71-й гвардейской стрелковой дивизии, нанаец Максим Александрович Пассар, уничтожено более 230 гитлеровцев. 17 января 1943 года погиб около селения Песчанка Городищенского района Сталинградской области

Новая самозарядка СВТ-40 оказалась более надежной, хотя по сравнению с Мосинкой требовала большего ухода и более осторожного обращения. Автоматические винтовки давались наиболее подготовленным солдатам и сержантам. СВТ-40 Токарева оснащалась штык-ножом длиной 24 см.

Прием пищи на передовой, бойцы вооружены самозарядками СВТ

Винтовочная граната Дегтярева ВГД-30 имела взрыватель с замедлителем, благодаря которому взрывалась во время полета. Гранатомет РМ крепился к стволу трехлинейки. Эта небольшая граната оказалась малоэффективной, и в 1943 г. ее сняли с вооружения.

Кавалеристы у колодца, за спиной бойца карабин 1943 год

Отборные винтовки Мосина приспосабливались для снайперской стрельбы. Основное визуальное отличие, рукоятка затвора отогнута вниз. Их оснащали или телескопическим 3,5-кратным прицелом ПУ или менее популярным 4-кратным прицелом ПЕ. Прицел ПУ подходил и для СВТ.

toparmy.ru

«Трехлинейка» и все ее семейство » Военное обозрение

Основные образцы стрелкового оружия красной армии во время великой отечественной войны

Наиболее востребованной ратной профессией в годы Второй мировой войны оставалась традиционная пехотная специальность стрелка. Не стала исключением и Рабоче-крестьянская Красная армия. Стрелок с обычной винтовкой вытянул на себе главную тяжесть боевой страды. И потому судьба его оружия особенно интересна.
Предвоенная система стрелкового вооружения РККА по своей номенклатуре была современной и достаточно сбалансированной. Но поскольку формировалась она в основном в 1939-1941 годах, это привело к появлению многочисленных образцов в переделах одного типа. Так, в роли индивидуального оружия стрелка оказались и магазинная винтовка обр. 1891/30 г., и самозарядная винтовка обр. 1940 г. (СВТ-40), выполненные под один 7,62-мм винтовочный патрон. Кроме того, каждая из них имела снайперский вариант, а для рядовых бойцов специальных войск - связистов, саперов и т. д. - предназначался карабин обр. 1938 г.

МИЛЛИОНЫ И МИЛЛИОНЫ

Винтовка обр. 1891/30 г. и карабин обр. 1938 г. были прямыми потомками русской «трехлинейки» или, точнее, «3-линейной винтовки обр. 1891 г.», созданной офицером Тульского оружейного завода С. И. Мосиным (хотя в ее конструкции были использованы также элементы, разработанные бельгийским оружейником Л. Наганом и членами Комиссии генерал-майора Н. И. Чагина). Определение «трехлинейная» просто означало калибр, измеренный в дюймовой системе: 3 линии соответствовали 0,3 дюйма, то есть 7,62 мм. Русская армия получила тогда три варианта винтовки - пехотный, драгунский и казачий. С 1907 года началось серийное изготовление карабинов для артиллеристов и специальных войск. А в 1908-м был принят на вооружение 7,62-мм винтовочный патрон с остроконечной пулей.

Модернизация 1930 года включала установку на драгунской винтовке (пехотная и казачья к тому времени уже не производились) нового прицельного приспособления и внесение в конструкцию некоторых других изменений. Винтовка обр. 1891/30 г. с игольчатым четырехгранным штыком (винтовки даже приводились к нормальному бою со штыком в боевом положении) считалась временным решением - основным оружием РККА должна была стать самозарядная винтовка.

План заказов Наркомату вооружения на 1940 год предусматривал выпуск 1 222 820 винтовок обр. 1891/30 г., 163 000 карабинов обр. 1938 г. и 600 000 самозарядных винтовок обр. 1938 г. (СВТ-38). На 1941 год в связи с постановкой на производство модификации СВТ-40 заказ на самозарядные винтовки уменьшили. Но уже в начале 1941-го Наркомат обороны существенно скорректировал свои запросы, решив увеличить количество самозарядных винтовок с 200 000 до миллиона, пусть даже при полном отказе от поступления магазинных винтовок.

Вопрос рассматривался специальной комиссией, причем чтобы понять его важность, достаточно взглянуть на ее состав: председатель - В. М. Молотов, члены - Г. М. Маленков, Н. А. Вознесенский, нарком внутренних дел Л. П. Берия, нарком обороны С. К. Тимошенко, начальник Генерального штаба Г. К. Жуков. Они высказались за срочное наращивание выпуска СВТ. Тогдашний нарком вооружения Б. Л. Ванников вспоминал позже, что ему пришлось лично обращаться к И. В. Сталину. Тот принял во внимание возражения наркомата и отменил решение комиссии. В утвержденный 7 февраля план заказов на 1941 год вошли 1 800 000 винтовок: 1 100 000 - самозарядных и 700 000 - магазинных. Производство «трехлинеек» на Тульском оружейном (№ 314) и Ижевском (№ 74) заводах сохранилось.

Магазинные винтовки и карабины относились к тем типам стрелкового оружия, которыми РККА к июню 1941 года была обеспечена даже сверх штата. Но тяжелые события начального периода войны: отступление, большие боевые потери, утрата складов вооружения остро поставили вопрос о срочном наращивании выпуска винтовок. Старая добрая «трехлинейка» в производстве была в 2,5 раза дешевле, чем новая и еще недостаточно освоенная СВТ, к тому же быстрее и проще постигалась солдатами. Неудивительно, что именно винтовка обр. 1891/30 г. стала основным оружием Красной армии в боях с немцами и их союзниками. Стоит отметить, что магазинные винтовки и карабины на протяжении всей Второй мировой войны были наиболее массовым оружием и в других армиях.

В начале Великой Отечественной «трехлинейку» модернизировали - прежде всего для упрощения производства. Ствольную коробку выполняли без верхних граней, латунные детали прибора заменили стальными, упростили отделку, ложу не полировали. Со времен Первой мировой войны ружейный ремень для упрощения крепился на прорези в прикладе и цевье винтовки, служившие антабками (отсюда, кстати, известная шутка: «Сколько весит антабка винтовки?»). Но теперь приходилось упрощать и оформление этих прорезей. В Артиллерийском музее в Санкт-Петербурге, например, хранится винтовка, изготовленная в Ижевске в 1942 году. Ее металлические детали снаружи грубо обработаны, березовая ложа с пропиткой, но без лакировки, прорези в ложе для ремня не имеют усиливающих «глазков».

Кстати, после эвакуации Тульского завода № 314 основная нагрузка по снабжению армии магазинными винтовками легла именно на Ижевский завод № 74. Он получил задание довести выпуск «трехлинеек» до 12 тысяч штук в сутки! Выполнению плана способствовали начатый накануне войны переход на исполнение нарезов в канале ствола дорнированием (продавливанием) вместо нарезания и организация производства с учетом неизбежного снижения средней квалификации работников. Так, не только изготовление деталей и сборку винтовок, но и приемку разбили на отдельные, легче осваиваемые операции.

Приходилось прибегать и к старым запасам. В. Н. Новиков, бывший в ту пору заместителем наркома вооружений, рассказывал, что когда на ижевском предприятии возникла критическая ситуация со ствольными коробками, начальник ОТК вспомнил, что еще с дореволюционных времен «в старых подвалах завода лежит не менее шестидесяти тысяч готовых ствольных коробок», забракованных в свое время из-за отступлений в размерах. После испытаний и исправлений эти коробки пошли на новые винтовки. Разве что военная приемка попросила сошлифовать клеймо с царским орлом.

Всего за 1941-1945 годы Красная армия, другие воинские формирования СССР получили 12 139 300 магазинных винтовок и карабинов (для сравнения: в Германии с 1939 по 1945 год их изготовили 10 327 800). Максимум производства и поставок был достигнут уже в 1942 году, а в 1943-м в связи с постепенным насыщением войск оружием поступление винтовок стало уменьшаться. Но именно тогда появился последний боевой образец в семействе «трехлинейки».


С УЧЕТОМ БОЕВОГО ОПЫТА

Предпочтение ближнему бою, необходимость действовать в блиндажах, ходах сообщения, зданиях, лесу, преодоление препятствий и заграждений, участие стрелков в танковых десантах и штурмовых группах требовали более легкого и компактного оружия, чем «трехлинейка». Им мог стать тот же карабин обр. 1938 г., ведь патрон промежуточной мощности пока лишь разрабатывался и автоматическое оружие под него еще не было сконструировано.

Но в карабине не предусматривалось крепление штыка. А он придавал солдату большую уверенность в ближнем бою, и отказываться от него отнюдь не собирались.

В мае 1943 года провели испытания восьми конструкций штыков (одновременно испытывались и карабины с креплением для отъемного штыка). Постановлением Государственного комитета обороны от 17 января 1944 года был принят на вооружение 7,62-мм карабин обр. 1944 г. с неотъемно-откидным штыком Семина. Он стал последним массовым военным оружием в семействе «трехлинейки». Тем же постановлением снималась с производства винтовка обр. 1891/30 г. В донесении начальника Управления артиллерийского снабжения 2-го Украинского фронта генерал-майора Рожкова от 7 августа 1944 года сказано: «Кучность и меткость боя карабинов с неотъемным штыком вполне соответствуют тактическим и боевым требованиям современного боя... Эффективность стрельбы из карабина с неотъемным штыком обр. 1944 г. на дистанции 300-400 м та же, что и из винтовки обр. 1891/30 г.». Несколько слов о том, почему были упомянуты такие небольшие дистанции.

Опыт войны заставил существенно пересмотреть требования, предъявляемые к стрелковому оружию. На смену тенденции ведения прицельной стрельбы на большие дальности пришла обратная установка. Боевой устав пехоты 1942 года, систематизировавший опыт первого периода Великой Отечественной, гласил: «Винтовка - основное оружие стрелка для поражения противника пулей, штыком и прикладом... Сосредоточенный прицельный огонь из винтовки применяется для поражения групповых целей до 1000 м. Огонь по самолетам и парашютистам ведется до 500 м, по смотровым щелям танков и бронемашин - до 200 м».

Наиболее выгодная дистанция открытия огня по уставу равнялась 600 м для отличных стрелков, а для всех остальных - 400 м, то есть в пределах дальности прямого выстрела. Определение данных величин способствовало разработке патрона промежуточной мощности и оружия под него. А при формулировании требований к новому патрону использовали показатели дальности прямого выстрела карабина обр. 1944 г. Так что «трехлинейка» внесла свой вклад в формирование нового поколения стрелкового оружия.

Пересматривали и систему подготовки стрелков. Ряд командиров отмечали чрезмерное увлечение лучших красноармейцев накануне войны «метким» огнем по мишеням, что представляло собой скорее спортивный интерес. При обучении массового стрелка в военные годы стали обращать внимание не только на основы меткого ведения огня, но и на сноровку при снаряжении магазина и досылке патрона в патронник «вслепую» - не отрывая взгляда от цели, на умение распознавать и устранять (если возможно) причины задержки в стрельбе, выбирать позицию.

О том, как уже в условиях фронта приходилось приучать стрелков вести прицельный огонь, писал генерал-лейтенант Н. И. Бирюков в своих воспоминаниях «Трудная наука побеждать»: «Любой строевой командир знает, сколько хлопот приносят молодые солдаты, которые боятся звука выстрела. Вот боец лежит на огневом рубеже. Он хорошо усвоил теорию стрельбы: надо совместить прорезь прицела и мушку, затаить дыхание, плавно нажать спусковой крючок. Но только было приладился - справа грохнула винтовка соседа, он вздрогнул, мишень ушла в сторону. Теперь представим себе того же бойца, когда над ним свистят и разрываются где-то впереди артиллерийские снаряды, когда танки, перекатываясь через окоп, устремляются в атаку... Ничто не приближает так солдата к фронтовой обстановке, как тактическое учение с боевой стрельбой. Мне не раз доводилось наблюдать в бою людей, которых предварительно «крестили» в тылу. Огромная разница по сравнению с теми, кто не прошел через такие учения».

«Трехлинейка» стала основой снайперской винтовки, винтовочных гранатометов с использованием дульных мортир или шомпольных гранат, а также одного из первых массово применявшихся образцов оружия специального назначения. Точнее - «оружия бесшумной и беспламенной стрельбы». Для этого использовались съемный дульный прибор «Брамит» (БРАтья МИТины - по имени разработчиков прибора) в сочетании со специальным патроном с уменьшенным более чем в пять раз зарядом пороха, что позволило снизить начальную скорость пули, которая теперь не превышала скорости звука. «Брамит» представлял собой глушитель с двумя расширительными камерами, отсекателем и отверстиями для стравливания газов. Он применялся партизанами, группами и отрядами специального назначения ГРУ и НКВД/НКГБ. Карабин с прибором «Брамит», например, рассматривался как вариант устранения в 1943 году гаулейтера Белоруссии Вильгельма Кубе, правда, реализован был вариант с часовой миной.

После войны дольше всех из семейства «трехлинеек» на военной службе оставалась снайперская винтовка - вплоть до появления в армии снайперской винтовки Драгунова.

НЕ ТОЛЬКО ТРОФЕИ...

Хотя «трехлинейка» в различных вариантах и была самой массовой винтовкой, она не осталась единственной. Летом-осенью 1941 года большое количество винтовок различных калибров и систем оказалось, например, в частях народного ополчения. Иногда их относят к трофейным, что верно, если говорить об австрийских 8-мм винтовках и карабинах «Манлихер» системы 1895 года, которые действительно удалось отбить у противника в ходе Первой мировой войны, или 7,92-мм «Маузерах» wz.1929, захваченных осенью 1939 года на Западной Украине и в Западной Белоруссии.

Напомню, что пока Россия участвовала в Первой мировой войне, она закупила у тогдашних своих союзников большое количество различных винтовок и патронов. Русские войска получили французские винтовки Лебеля, Гра, Гра-Кропачека, итальянские Веттерли-Витали, японские Арисака. Значительная их часть сохранилась на складах и летом-осенью 1941 года была оттуда изъята.

Поэтому неудивительно, что в ведомственных формированиях Народного комиссариата топливной промышленности имелись винтовки систем Ли-Энфильда 1914 года, Арисака 1905 года, Лебеля 1907/1915/1916 годов, Манлихера 1893 года, Веттерли-Витали 1870/1884 годов, Гра-Кропачека 1874/1885 годов и 1885 года, 1878/1884 годов. Винтовки системы Арисака обр. 1905 г. наряду с другими иностранными образцами оружия получили бойцы истребительного батальона ленинградского Балтийского завода, винтовки Лебеля - ополченцы Красногвардейского района Москвы.

Любопытны воспоминания одного из ветеранов Великой Отечественной, начинавшего боевой путь в московском ополчении, о выданных французских винтовках: «Мы ими чуть провода не цепляли». Действительно, французские игольчатые штыки-стилеты отличались большой длиной.

Несмотря на насыщение войск оружием, на фронте приходилось прибегать и к использованию новых трофеев. В основном для вооружения частей инженерных войск, войск связи, то есть «частей обеспечения». Так, в документах 123-го отдельного моторизованного понтонно-мостового батальона указывается, что при отражении вражеского налета 17 июля 1943 года было израсходовано «патронов итальянских - 1291 шт.». Использование итальянских винтовок (речь идет, очевидно, о трофейных «Манлихер-Каркано») неудивительно - еще в марте 1943-го этот батальон имел около половины из положенных ему по штату 318 винтовок.

Пользование трофейным оружием при наличии боеприпасов не было редкостью. Не случайно Приказ НКО № 6 от 5 января 1943 года указывал: «... трофейные вооружение и имущество, взятые войсками в процессе боя и немедленно используемые в боях против врага, остаются в войсках».

ГЕРР «МАУЗЕР»

Здесь неизбежно возникает вопрос о сравнении отечественной винтовки с самым массовым оружием противника. Таковым вопреки укоренившемуся в сознании большинства стереотипу являлись магазинные винтовки и карабины системы «Маузер» 1898 года, а вовсе не пистолеты-пулеметы МР38.

В большинстве частей вермахта имелись принятые на вооружение в 1935 году карабины (или укороченные винтовки) «Маузер» K98k, хотя использовались и старые пехотные винтовки, и «Маузеры» чешского, бельгийского, польского, австрийского производства. По боевым характеристикам винтовка обр. 1891/30 г. и K98k являлись равноценными. И все же у каждого были свои особенности.

За русской «трехлинейкой» остались ее замечательная простота обращения и высокая надежность. Но ничуть не умаляя достоинств отечественного образца, надо признать, что именно «Маузер» 1898 года считается классикой военных магазинных винтовок.

К его положительным качествам можно отнести особенности устройства затвора, спускового механизма, магазина и ложи. В задней части затвора смонтирован неавтоматический флажковый предохранитель на три положения: запирание ударника с курком и затвора, запирание курка с ударником (используется только при разборке винтовки) и «огонь». В «трехлинейке» предохранитель отсутствует. Правда, оттягивание назад курка, навинченного на заднюю часть ударника, с поворотом на четверть оборота можно считать постановкой оружия «на предохранитель», но такая операция требовала большого усилия и способствовала ослаблению боевой пружины.

Спусковой механизм «Маузера» обеспечивает спуск «с предупреждением», что способствует более меткой стрельбе, чем спуск без предупреждения у «трехлинейки», хотя для массового стрелка в бою это не играет существенной роли. Очевидны преимущества двухрядного магазина «Маузера». Его появлению способствовал германский патрон без выступающей закраины и с фиксацией в патроннике передним скатом гильзы. Русский трехлинейный патрон фиксировался выступающей закраиной, что и определило использование однорядного магазина и появление в «трехлинейке» отсечки-отражателя - одного из ключевых элементов системы Мосина. Ложа К98k с полупистолетным выступом шейки приклада обеспечивает удобное прицеливание, шейка приклада несколько прочнее, чем у «трехлинейки».

Преимущества конструкции «Маузера» К98k - результат не столько таланта создателей, сколько истории разработки. Система «Маузер» формировалась до принятия на вооружение в течение десяти лет. Система «трехлинейки» была создана раньше и в более сжатые сроки. Конец XIX века, когда появились обе системы, стал началом новой эры в истории стрелкового оружия - эры патронов с бездымным порохом и новой баллистикой, роста скорострельности. И даже семь лет разницы в столь бурные периоды значат очень много. «Трехлинейка» впоследствии дорабатывалась незначительно, в основном в связи с принятием нового варианта патрона или для упрощения производства. К тому же накануне обеих мировых войн в нашей стране намеревались вскоре заменить ее самозарядной винтовкой.

Германская промышленность во время войны также встала перед необходимостью удешевления производства оружия. В частности, на К98k ореховое дерево ложи заменялось более дешевой древесиной или клееной фанерной плитой, ряд деталей выполнялся штамповкой, магазинные коробки изготавливались из жести, упрощались ложевые кольца, вводились «эрзац-штыки».

topwar.ru

«Трехлинейка» и все ее семейство

Наиболее востребованной ратной профессией в годы Второй мировой войны оставалась традиционная пехотная специальность стрелка. Не стала исключением и Рабоче-крестьянская Красная армия. Стрелок с обычной винтовкой вытянул на себе главную тяжесть боевой страды. И потому судьба его оружия особенно интересна.

Предвоенная система стрелкового вооружения РККА по своей номенклатуре была современной и достаточно сбалансированной. Но поскольку формировалась она в основном в 1939–1941 годах, это привело к появлению многочисленных образцов в переделах одного типа. Так, в роли индивидуального оружия стрелка оказались и магазинная винтовка обр. 1891/30 г., и самозарядная винтовка обр. 1940 г. (СВТ-40), выполненные под один 7,62-мм винтовочный патрон. Кроме того, каждая из них имела снайперский вариант, а для рядовых бойцов специальных войск – связистов, саперов и т. д. – предназначался карабин обр. 1938 г.

 

Миллионы и миллионы

Винтовка обр. 1891/30 г. и карабин обр. 1938 г. были прямыми потомками русской «трехлинейки» или, точнее, «3-линейной винтовки обр. 1891 г.», созданной офицером Тульского оружейного завода С. И. Мосиным (хотя в ее конструкции были использованы также элементы, разработанные бельгийским оружейником Л. Наганом и членами Комиссии генерал-майора Н. И. Чагина). Определение «трехлинейная» просто означало калибр, измеренный в дюймовой системе: 3 линии соответствовали 0,3 дюйма, то есть 7,62 мм. Русская армия получила тогда три варианта винтовки – пехотный, драгунский и казачий. С 1907 года началось серийное изготовление карабинов для артиллеристов и специальных войск. А в 1908-м был принят на вооружение 7,62-мм винтовочный патрон с остроконечной пулей.

Модернизация 1930 года включала установку на драгунской винтовке (пехотная и казачья к тому времени уже не производились) нового прицельного приспособления и внесение в конструкцию некоторых других изменений. Винтовка обр. 1891/30 г. с игольчатым четырехгранным штыком (винтовки даже приводились к нормальному бою со штыком в боевом положении) считалась временным решением – основным оружием РККА должна была стать самозарядная винтовка.

План заказов Наркомату вооружения на 1940 год предусматривал выпуск 1 222 820 винтовок обр. 1891/30 г., 163 000 карабинов обр. 1938 г. и 600 000 самозарядных винтовок обр. 1938 г. (СВТ-38). На 1941 год в связи с постановкой на производство модификации СВТ-40 заказ на самозарядные винтовки уменьшили. Но уже в начале 1941-го Наркомат обороны существенно скорректировал свои запросы, решив увеличить количество самозарядных винтовок с 200 000 до миллиона, пусть даже при полном отказе от поступления магазинных винтовок.

Вопрос рассматривался специальной комиссией, причем чтобы понять его важность, достаточно взглянуть на ее состав: председатель – В. М. Молотов, члены – Г. М. Маленков, Н. А. Вознесенский, нарком внутренних дел Л. П. Берия, нарком обороны С. К. Тимошенко, начальник Генерального штаба Г. К. Жуков. Они высказались за срочное наращивание выпуска СВТ. Тогдашний нарком вооружения Б. Л. Ванников вспоминал позже, что ему пришлось лично обращаться к И. В. Сталину. Тот принял во внимание возражения наркомата и отменил решение комиссии. В утвержденный 7 февраля план заказов на 1941 год вошли 1 800 000 винтовок: 1 100 000 – самозарядных и 700 000 – магазинных. Производство «трехлинеек» на Тульском оружейном (№ 314) и Ижевском (№ 74) заводах сохранилось.

Магазинные винтовки и карабины относились к тем типам стрелкового оружия, которыми РККА к июню 1941 года была обеспечена даже сверх штата. Но тяжелые события начального периода войны: отступление, большие боевые потери, утрата складов вооружения остро поставили вопрос о срочном наращивании выпуска винтовок. Старая добрая «трехлинейка» в производстве была в 2,5 раза дешевле, чем новая и еще недостаточно освоенная СВТ, к тому же быстрее и проще постигалась солдатами. Неудивительно, что именно винтовка обр. 1891/30 г. стала основным оружием Красной армии в боях с немцами и их союзниками. Стоит отметить, что магазинные винтовки и карабины на протяжении всей Второй мировой войны были наиболее массовым оружием и в других армиях.

В начале Великой Отечественной «трехлинейку» модернизировали – прежде всего для упрощения производства. Ствольную коробку выполняли без верхних граней, латунные детали прибора заменили стальными, упростили отделку, ложу не полировали. Со времен Первой мировой войны ружейный ремень для упрощения крепился на прорези в прикладе и цевье винтовки, служившие антабками (отсюда, кстати, известная шутка: «Сколько весит антабка винтовки?»). Но теперь приходилось упрощать и оформление этих прорезей. В Артиллерийском музее в Санкт-Петербурге, например, хранится винтовка, изготовленная в Ижевске в 1942 году. Ее металлические детали снаружи грубо обработаны, березовая ложа с пропиткой, но без лакировки, прорези в ложе для ремня не имеют усиливающих «глазков».

Кстати, после эвакуации Тульского завода № 314 основная нагрузка по снабжению армии магазинными винтовками легла именно на Ижевский завод № 74. Он получил задание довести выпуск «трехлинеек» до 12 тысяч штук в сутки! Выполнению плана способствовали начатый накануне войны переход на исполнение нарезов в канале ствола дорнированием (продавливанием) вместо нарезания и организация производства с учетом неизбежного снижения средней квалификации работников. Так, не только изготовление деталей и сборку винтовок, но и приемку разбили на отдельные, легче осваиваемые операции.

Приходилось прибегать и к старым запасам. В. Н. Новиков, бывший в ту пору заместителем наркома вооружений, рассказывал, что когда на ижевском предприятии возникла критическая ситуация со ствольными коробками, начальник ОТК вспомнил, что еще с дореволюционных времен «в старых подвалах завода лежит не менее шестидесяти тысяч готовых ствольных коробок», забракованных в свое время из-за отступлений в размерах. После испытаний и исправлений эти коробки пошли на новые винтовки. Разве что военная приемка попросила сошлифовать клеймо с царским орлом.

Всего за 1941–1945 годы Красная армия, другие воинские формирования СССР получили 12 139 300 магазинных винтовок и карабинов (для сравнения: в Германии с 1939 по 1945 год их изготовили 10 327 800). Максимум производства и поставок был достигнут уже в 1942 году, а в 1943-м в связи с постепенным насыщением войск оружием поступление винтовок стало уменьшаться. Но именно тогда появился последний боевой образец в семействе «трехлинейки».

С учетом боевого опыта

Предпочтение ближнему бою, необходимость действовать в блиндажах, ходах сообщения, зданиях, лесу, преодоление препятствий и заграждений, участие стрелков в танковых десантах и штурмовых группах требовали более легкого и компактного оружия, чем «трехлинейка». Им мог стать тот же карабин обр. 1938 г., ведь патрон промежуточной мощности пока лишь разрабатывался и автоматическое оружие под него еще не было сконструировано.

Но в карабине не предусматривалось крепление штыка. А он придавал солдату большую уверенность в ближнем бою, и отказываться от него отнюдь не собирались.

В мае 1943 года провели испытания восьми конструкций штыков (одновременно испытывались и карабины с креплением для отъемного штыка). Постановлением Государственного комитета обороны от 17 января 1944 года был принят на вооружение 7,62-мм карабин обр. 1944 г. с неотъемно-откидным штыком Семина. Он стал последним массовым военным оружием в семействе «трехлинейки». Тем же постановлением снималась с производства винтовка обр. 1891/30 г. В донесении начальника Управления артиллерийского снабжения 2-го Украинского фронта генерал-майора Рожкова от 7 августа 1944 года сказано: «Кучность и меткость боя карабинов с неотъемным штыком вполне соответствуют тактическим и боевым требованиям современного боя… Эффективность стрельбы из карабина с неотъемным штыком обр. 1944 г. на дистанции 300–400 м та же, что и из винтовки обр. 1891/30 г.». Несколько слов о том, почему были упомянуты такие небольшие дистанции.

Опыт войны заставил существенно пересмотреть требования, предъявляемые к стрелковому оружию. На смену тенденции ведения прицельной стрельбы на большие дальности пришла обратная установка. Боевой устав пехоты 1942 года, систематизировавший опыт первого периода Великой Отечественной, гласил: «Винтовка – основное оружие стрелка для поражения противника пулей, штыком и прикладом… Сосредоточенный прицельный огонь из винтовки применяется для поражения групповых целей до 1000 м. Огонь по самолетам и парашютистам ведется до 500 м, по смотровым щелям танков и бронемашин – до 200 м».

Наиболее выгодная дистанция открытия огня по уставу равнялась 600 м для отличных стрелков, а для всех остальных – 400 м, то есть в пределах дальности прямого выстрела. Определение данных величин способствовало разработке патрона промежуточной мощности и оружия под него. А при формулировании требований к новому патрону использовали показатели дальности прямого выстрела карабина обр. 1944 г. Так что «трехлинейка» внесла свой вклад в формирование нового поколения стрелкового оружия.

Пересматривали и систему подготовки стрелков. Ряд командиров отмечали чрезмерное увлечение лучших красноармейцев накануне войны «метким» огнем по мишеням, что представляло собой скорее спортивный интерес. При обучении массового стрелка в военные годы стали обращать внимание не только на основы меткого ведения огня, но и на сноровку при снаряжении магазина и досылке патрона в патронник «вслепую» – не отрывая взгляда от цели, на умение распознавать и устранять (если возможно) причины задержки в стрельбе, выбирать позицию.

О том, как уже в условиях фронта приходилось приучать стрелков вести прицельный огонь, писал генерал-лейтенант Н. И. Бирюков в своих воспоминаниях «Трудная наука побеждать»: «Любой строевой командир знает, сколько хлопот приносят молодые солдаты, которые боятся звука выстрела. Вот боец лежит на огневом рубеже. Он хорошо усвоил теорию стрельбы: надо совместить прорезь прицела и мушку, затаить дыхание, плавно нажать спусковой крючок. Но только было приладился – справа грохнула винтовка соседа, он вздрогнул, мишень ушла в сторону. Теперь представим себе того же бойца, когда над ним свистят и разрываются где-то впереди артиллерийские снаряды, когда танки, перекатываясь через окоп, устремляются в атаку… Ничто не приближает так солдата к фронтовой обстановке, как тактическое учение с боевой стрельбой. Мне не раз доводилось наблюдать в бою людей, которых предварительно «крестили» в тылу. Огромная разница по сравнению с теми, кто не прошел через такие учения».

«Трехлинейка» стала основой снайперской винтовки, винтовочных гранатометов с использованием дульных мортир или шомпольных гранат, а также одного из первых массово применявшихся образцов оружия специального назначения. Точнее – «оружия бесшумной и беспламенной стрельбы». Для этого использовались съемный дульный прибор «Брамит» (БРАтья МИТины – по имени разработчиков прибора) в сочетании со специальным патроном с уменьшенным более чем в пять раз зарядом пороха, что позволило снизить начальную скорость пули, которая теперь не превышала скорости звука. «Брамит» представлял собой глушитель с двумя расширительными камерами, отсекателем и отверстиями для стравливания газов. Он применялся партизанами, группами и отрядами специального назначения ГРУ и НКВД/НКГБ. Карабин с прибором «Брамит», например, рассматривался как вариант устранения в 1943 году гаулейтера Белоруссии Вильгельма Кубе, правда, реализован был вариант с часовой миной.

После войны дольше всех из семейства «трехлинеек» на военной службе оставалась снайперская винтовка – вплоть до появления в армии снайперской винтовки Драгунова.

 

Не только трофеи…

Хотя «трехлинейка» в различных вариантах и была самой массовой винтовкой, она не осталась единственной. Летом-осенью 1941 года большое количество винтовок различных калибров и систем оказалось, например, в частях народного ополчения. Иногда их относят к трофейным, что верно, если говорить об австрийских 8-мм винтовках и карабинах «Манлихер» системы 1895 года, которые действительно удалось отбить у противника в ходе Первой мировой войны, или 7,92-мм «Маузерах» wz.1929, захваченных осенью 1939 года на Западной Украине и в Западной Белоруссии.

Напомню, что пока Россия участвовала в Первой мировой войне, она закупила у тогдашних своих союзников большое количество различных винтовок и патронов. Русские войска получили французские винтовки Лебеля, Гра, Гра-Кропачека, итальянские Веттерли-Витали, японские Арисака. Значительная их часть сохранилась на складах и летом-осенью 1941 года была оттуда изъята.

Поэтому неудивительно, что в ведомственных формированиях Народного комиссариата топливной промышленности имелись винтовки систем Ли-Энфильда 1914 года, Арисака 1905 года, Лебеля 1907/1915/1916 годов, Манлихера 1893 года, Веттерли-Витали 1870/1884 годов, Гра-Кропачека 1874/1885 годов и 1885 года, 1878/1884 годов. Винтовки системы Арисака обр. 1905 г. наряду с другими иностранными образцами оружия получили бойцы истребительного батальона ленинградского Балтийского завода, винтовки Лебеля – ополченцы Красногвардейского района Москвы.

Любопытны воспоминания одного из ветеранов Великой Отечественной, начинавшего боевой путь в московском ополчении, о выданных французских винтовках: «Мы ими чуть провода не цепляли». Действительно, французские игольчатые штыки-стилеты отличались большой длиной.

Несмотря на насыщение войск оружием, на фронте приходилось прибегать и к использованию новых трофеев. В основном для вооружения частей инженерных войск, войск связи, то есть «частей обеспечения». Так, в документах 123-го отдельного моторизованного понтонно-мостового батальона указывается, что при отражении вражеского налета 17 июля 1943 года было израсходовано «патронов итальянских – 1291 шт.». Использование итальянских винтовок (речь идет, очевидно, о трофейных «Манлихер-Каркано») неудивительно – еще в марте 1943-го этот батальон имел около половины из положенных ему по штату 318 винтовок.

Пользование трофейным оружием при наличии боеприпасов не было редкостью. Не случайно Приказ НКО № 6 от 5 января 1943 года указывал: «… трофейные вооружение и имущество, взятые войсками в процессе боя и немедленно используемые в боях против врага, остаются в войсках».

Герр «Маузер»

Здесь неизбежно возникает вопрос о сравнении отечественной винтовки с самым массовым оружием противника. Таковым вопреки укоренившемуся в сознании большинства стереотипу являлись магазинные винтовки и карабины системы «Маузер» 1898 года, а вовсе не пистолеты-пулеметы МР38.

В большинстве частей вермахта имелись принятые на вооружение в 1935 году карабины (или укороченные винтовки) «Маузер» K98k, хотя использовались и старые пехотные винтовки, и «Маузеры» чешского, бельгийского, польского, австрийского производства. По боевым характеристикам винтовка обр. 1891/30 г. и K98k являлись равноценными. И все же у каждого были свои особенности.

За русской «трехлинейкой» остались ее замечательная простота обращения и высокая надежность. Но ничуть не умаляя достоинств отечественного образца, надо признать, что именно «Маузер» 1898 года считается классикой военных магазинных винтовок.

К его положительным качествам можно отнести особенности устройства затвора, спускового механизма, магазина и ложи. В задней части затвора смонтирован неавтоматический флажковый предохранитель на три положения: запирание ударника с курком и затвора, запирание курка с ударником (используется только при разборке винтовки) и «огонь». В «трехлинейке» предохранитель отсутствует. Правда, оттягивание назад курка, навинченного на заднюю часть ударника, с поворотом на четверть оборота можно считать постановкой оружия «на предохранитель», но такая операция требовала большого усилия и способствовала ослаблению боевой пружины.

Спусковой механизм «Маузера» обеспечивает спуск «с предупреждением», что способствует более меткой стрельбе, чем спуск без предупреждения у «трехлинейки», хотя для массового стрелка в бою это не играет существенной роли. Очевидны преимущества двухрядного магазина «Маузера». Его появлению способствовал германский патрон без выступающей закраины и с фиксацией в патроннике передним скатом гильзы. Русский трехлинейный патрон фиксировался выступающей закраиной, что и определило использование однорядного магазина и появление в «трехлинейке» отсечки-отражателя – одного из ключевых элементов системы Мосина. Ложа К98k с полупистолетным выступом шейки приклада обеспечивает удобное прицеливание, шейка приклада несколько прочнее, чем у «трехлинейки».

Преимущества конструкции «Маузера» К98k – результат не столько таланта создателей, сколько истории разработки. Система «Маузер» формировалась до принятия на вооружение в течение десяти лет. Система «трехлинейки» была создана раньше и в более сжатые сроки. Конец XIX века, когда появились обе системы, стал началом новой эры в истории стрелкового оружия – эры патронов с бездымным порохом и новой баллистикой, роста скорострельности. И даже семь лет разницы в столь бурные периоды значат очень много. «Трехлинейка» впоследствии дорабатывалась незначительно, в основном в связи с принятием нового варианта патрона или для упрощения производства. К тому же накануне обеих мировых войн в нашей стране намеревались вскоре заменить ее самозарядной винтовкой.

Германская промышленность во время войны также встала перед необходимостью удешевления производства оружия. В частности, на К98k ореховое дерево ложи заменялось более дешевой древесиной или клееной фанерной плитой, ряд деталей выполнялся штамповкой, магазинные коробки изготавливались из жести, упрощались ложевые кольца, вводились «эрзац-штыки».

Приведем тактико-технические характеристики отечественных образцов в сравнении с германским «Маузером» К98k.

Тактико-технические характеристики отечественных образцов в сравнении с германским «Маузером» К98k

Образец оружияВинтовка обр.
  1891/30 г.
Карабин обр.
  1938 г.
Карабин обр.
  1944 г.
«Маузер» K98k,
  Германия
Патрон7,62x54R7,62x54R7,62x54R7,92х57
Общая масса
без патронов (кг)
3,95 без штыка,
4,5 со штыком
3,5 без штыка3,9 со штыком3,78 без штыка
Длина (мм):
– без штыка
– со штыком

1232
1664

1020
нет

1022
1330

1110
1340
Длина ствола
(мм)
730512517600
Начальная скорость
легкой пули (м/с)
865820820860
Прицельная
дальность (м)
2000100010002000
Боевая
скорострельность
(выстр/мин)
10–1210–1210–1210–12
Емкость магазина
(патронов)
5555

Семен Федосеев
ВПК 07-2010

weaponland.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о