Панцирь или тор что лучше – «24 мая 2013 года. ТВ звезда. Россия, астраханская обл. Огневые испытания комплексов Тор и панцирь.» в блоге «Армия и Флот»

«Тор-М2» или ЗРПК «Панцирь-С1»?

Следует отметить, что ЗРК типа «Тор-М2» и ЗРПК «Панцирь-С1» являются разнотипными комплексами, не конкурирующими между собой, а взаимно дополняющими друг друга перспективными средствами ПВО, и потому должны использоваться в своих нишах и по своему предназначению.

ЗРК «Тор-М2», разработанный ижевскими оружейниками и производимый на ижевском АО «ИЭМЗ «Купол» (входит в состав концерна ВКО «Алмаз-Антей») -это, прежде всего, многоканальное средство ПВО малой дальности для отражения массированных ударов средств воздушного нападения и ударов высокоточного оружия в полете непосредственно над полем боя, а также при прикрытии важных объектов.

ЗРПК типа «Панцирь-С1», созданный в Туле, должен интерпретироваться как многоканальное средство ПВО малой дальности прикрытия объектов инфраструктуры и средств ПВО ВКС (ЗРС типа С-400, радиолокационных узлов, командных пунктов и т.п. ) от ударов средств воздушного нападения, а также как средство их обороны от ударов наземного противника.

Немного об истории обоих боевых машин.

Первый прототип ЗРК 9К330 «Тор» был построен в 1983 году, а в 1986 году был принят на вооружение. Тогда этот комплекс смог продемонстрировать максимальную дальность поражения цели до 12 км и максимальную высоту до 6 км. «Тор» получил возможность обстрела целей, летящих на высотах от 10 м и до 6 км, и уничтожения аэродинамических целей, движущихся со скоростью до 300 м/с. Причем, на дальностях до 5 км и высотах до 4 км уничтожались цели, летящие со скоростью до 700 м/с.

Сразу после принятия комплекса на вооружение началась разработка его модернизированного варианта 9К331 «Тор-М1» (БМ 9А331). Конструкторам из Ижевска была поставлена задача - повысить боевые и эксплуатационные характеристики комплекса путем использования новых систем и компонентов. Важнейшей инновацией комплекса «Тор-М1» стал зенитный ракетный модуль (ЗРМ) 9М334 массой 936 кг, который представлял собой контейнер с четырьмя зенитными управляемыми ракетами в ячейках. 

В 1991 году ЗРК «Тор-М1» был принят на вооружение с одновременным началом серийного производства..

Для ЗРК «Тор-М1» была разработана и новая ракета 9М331. Эти ЗУР отличались от предыдущей ракеты комплекса 9М330 характеристиками боевой части: ракета имела осколочно-фугасную БЧ с повышенными поражающими характеристиками. При этом, по остальным агрегатам ракета была унифицирована и могла использоваться как новыми ЗРК «Тор-М1», так и предыдущим комплексом «Тор»; также обеспечивалась совместимость ракет с корабельным ЗРК «Кинжал». «Тор-М1» с точки зрения боевых качеств получил два основных отличия от базового «Тора»: возможность одновременного обстрела двух целей, в том числе двумя ракетами каждой, и сокращении времени реакции до 7,4 секунд.

Однако конструкторы комплекса не стояли на месте. Были поставлены новые задачи: примерно в 2 раза увеличить огневую производительность ЗРК, уменьшить время реакции, увеличить боезапас ракет до уровня 4-6 ЗУР на один целевой канал. Однако эти требования могли быть выполнены при размещении ЗРК на одной транспортной единице. 

Уже с 2009 года Ижевский завод «Купол» серийно производит комплекс «Тор-М2У(Э)».

ЗРК «Тор-М2У(Э)» предназначен для противовоздушной обороны войск, важнейших военных и государственных объектов от ударов самолетов, вертолетов, крылатых ракет, управляемых ракет (УР), планирующих и управляемых авиабомб, а также БПЛА.

ЗРК «Тор-М2У» приобрел улучшенные боевые характеристики. Новый комплекс способен поражать цели до 15 км (для ЗУР 9М331Д), высота поражения целей увеличились до 10 км. Средства ВТО уничтожаются в полете на дальности до 7 км и на высотах до 6 км.

Автоматика комплекса осуществляет обработку до 144 целей и расчет до 10 трасс целей с их выстраиванием в приоритетный ряд; ЗРК обеспечивает захват и автосопровождение до 4 целей одновременно с последующим автоматическим захватом и автосопровождением до 4 ракет при стрельбе. С 2015 года комплекс способен поражать цели при движении машины со скоростью до 40 км/час.

Боевые характеристики ряда ЗРК типа «Тор-М2» до настоящего времени не реализованы ни в одном другом ЗРК малой дальности в мире.

В настоящее время ЗРК типа «Тор-М2» размещается на специализированном колесном и гусеничном шасси, на шасси плавающего двухзвенного гусеничного тягача («Витязь» ДТ-30ПМ) арктического исполнения; а также в виде автономного боевого модуля (АБМ) в едином специальном корпусе без шасси.

В последнему все больше проявляют интерес иностранные заказчики. Отметим, что боевые средства ЗРК «Тор-М2КМ» в виде боевого модуля сосредоточены в едином корпусе, в котором размещается все штатное оборудование и ракеты. Как средство ПВО малой дальности такой модуль функционально самодостаточен, полностью автономен, и дает возможность эффективно решать нестандартные задачи, такие, например, как ПВО крупных международных политических и спортивных мероприятий от действий террористов.

Всем разработчикам любых систем вооружений, в том числе зенитных, присущ определенный консерватизм. 

Это и хорошо и плохо для систем вооружений. С одной стороны соблюдается преемственность и поступательность в развитии, с другой стороны сдерживается будущее видение и перспективные направления развития систем вооружения.

Так, в ЗРК типа «Тор» просматриваются конструкторские решения, заложенные еще в первых образцах классических ЗРК войсковой ПВО «Оса» и ЗРК «Круг».


Аналогично, если рассматривать этапы развития  ЗРПК «Панцирь-С1», то обнаруживается связь заложенных в нем конструкторских решений с ЗПРК типа «Тунгуска» с примесью оружейного направления ПТРК+ЗА (зенитная артиллерия), приспособленных  для решения задач ПВО.

Главными достоинствами ЗРПК «Панцирь-С1» являются наличие автоматического режима функционирования и многовариантность его реализации, в том числе при работе в составе подразделения. Однако, эксперты Российской академии ракетных и артиллерийских наук считают, что по настоящее время разработчиком не устранены следующие основные проблемы и недостатки комплекса.

Так, результаты стрельбовых испытаний показали низкую возможность «Панциря» по обстрелу маневрирующих целей, летящих с курсовым параметром ± 2-3 км. В свою очередь, ЗРК типа «Тор» способен обстреливать маневрирующие скоростные цели во всей зоне поражения с курсовым параметром до ± 8 км. У «Панциря» не подтверждена возможность стрельбы по целям, летящим со скоростями более 400 м/с, хотя в его ТТХ устанавливается скорость, равная 1000 м/с.

Максимальная дальность стрельбы ЗРПК «Панцирь-С1» в 20 км обеспечивается по воздушным целям, летящим со скоростью не более 80 м/с. При этом, «Тор» способен поражать цели на дальности 12 км (15 км для ЗУР 9М331Д) с нормальными перегрузками.

Ракета ЗРПК «Панцирь-С1» также не лишена ряда существенных недостатков: например, отсутствие двигателя в маршевой ступени ракеты, что ведет к появлению нелинейностей в контуре управления ракеты, которые увеличивают ошибки ее наведения на активно маневрирующую цель. Также, в отличии от ракет комплекса «Тор», в ракете ЗРПК «Панцирь-С1» отсутствует автопилот и система стабилизации, а при пуске у нее отделяется стартовый двигатель и дальнейший ее полет продолжается по инерции.


Главное преимущество ЗУР ЗРПК «Панцирь-С1» – относительно невысокая стоимость и простота исполнения. 

Однако, в ЗРПК «Панцирь-С1» используется импортная элементная база, а также комплектующие агрегаты зарубежного европейского (Бельгия, Италия, Франция) производства.

В свою очередь, комплексы типа «Тор» стоят дороже, но в них обеспечена возможность точного радиокомандного наведения и поражения активно маневрирующих целей и элементов ВТО. Кроме того, в ЗРК типа «Тор» используется только отечественная элементная база.

Александр Михайлов, руководитель Бюро военно-политического анализа

www.gosnews.ru

“Панцирь” или “ТОР”?

Конкуренты ЗРПК "Панцирь 1С" из ВКО “Алмаз- Антей” усомнились в эффективности тульского оружия в Сирии. 

 

Интернет-газета “Взгляд” со ссылкой на телеграм-канал Voenzhur и на военного эксперта, главного редактора журнала “Арсенал Отечества” Виктора Мураховского (ссылка на страницу эксперта в Фейсбуке удалена) пишет, что “Панцирь” практически “не видит” малоскоростные и малоразмерные цели, к которым относятся военные БПЛА. При этом комплекс регулярно фиксировал ложные цели – летающих вокруг базы крупных птиц, чем сбивал с толку операторов.

Весной 2018 года в Сирию перебросили комплексы “Тор-М2У”. Сообщается, что всего в период с апреля по октябрь 2018 года комплексы “Тор-М2У” сбили 80 воздушных целей с эффективностью в 80%. В свою очередь, эффективность применения ЗРПК "Панцирь-С1" за тот же период составила 19%.

Ранее со ссылкой на источники утверждалось, что "Панцири" хорошо себя проявили в отражении атак дронов на Хмеймим. В американской прессе "Панцирь-С" назывался даже идеальным оружием для отражения массированных атак БПЛА.

По мнению экспертов, ЗРПК "Панцирь" построен на основе "идеологии" ПТУРа – то есть для поражения габаритных и маломаневрирующих целей. Но что хорошо для борьбы с танками и с вертолетами огневой поддержки – то малоэффективно против БПЛА и противорадиолокационных ракет, то есть высокоманевренных целей с малой отражающей поверхностью. Одноканальная система наведения и пассивная маршевая ступень "Панциря" не позволяют ему успешно поражать малые высокоманевренные цели. В то же время "Тор-М2" изначально разрабатывался как основное средство борьбы в первую очередь для отражения массированных ударов высокоточного оружия в полете непосредственно над полем боя. ЗРК “Тор-М2У” с ракетой 9М331 является полномасштабным 4-канальным по целям в расширенной зоне поражения и с дальней границей зоны поражения – 15 км. Ракета комплекса специально разрабатывалась для обеспечения эффективного перехвата малоразмерных интенсивно маневрирующих целей, и по этому параметру она существенно превосходит ракеты, заимствовавшие схемы и технологии ПТУР или ракет “воздух-воздух”.

Модернизированный комплекс “Тор-М1-2У” предназначен для замены комплексов “Оса”", “Тор” и “Тор-М1”. Производится на ОАО “Ижевский электромеханический завод „Купол“. Разработка "ТОРа" началась еще в середине 70-х, а на вооружение он поступил в 1986 году. 

Работы по созданию  ЗРПК “Панцирь-С1” были завершены в 1994 году, а в 2012 он был поставлен на вооружение. Три ЗРПК "Панцирь" ВКС России развернуты в сентябре 2015 года для охраны авиабазы в Латакии (Сирия).

Скорее всего, публикация во “Взгляде” является заказом конкурентов. ОАО “Ижевский электромеханический завод „Купол“ входит в концерн ВКО “Алмаз- Антей”, который конкурирует с “Ростехом” Сергея Чемезова, лоббирующим продукцию Тульского КБП.

По данным телеграм-канала “Футляр для виолончели” (Руспрес), ранее изданием владели помощник президента Владислав Сурков и экс-депутат ГД Константин Рыков. Сейчас "Взгляд" принадлежит “Экспертному институту социальных исследований”, через который с бизнеса собирает деньги одноклассник секретаря Совбеза Николая Патрушева Борис Грызлов.

 

www.pryaniki.org

Про «ТОР» и «Панцирь-С» - Andrei-bt

Лучше бы статью прочитали, не пришлось бы додумывать. Статья очень и очень толковая. Писал её, вроде как, человек, приложивший руку к созданию первой версии Тора.

Изначально Панцирь и Тор вообще не конкурировали, а должны были дополнять друг друга.
Панцирь должен работать по носителям (самолетам, вертолетами), а Тор - перехватывать запущенные ракеты (в том числе - и противоРЛСные).

Панцирь изначально предполагался продолжением концепции Тунгуски. А вот Тор - это нечто реально небывалое до этого в мировой практике. Его предполагали как САЗ (систему активной защиты) для прикрытия больших систем ПВО и войск на марше с возможностью перехвата высокоточного оружия (ракет).

А потом что-то прошло не так. Военным захотелось странного. Они вдруг возжелали, чтобы Панцирь начал перехватывать крылатые ракеты, а потом они возжелали от него перехвата и баллистических ракет тоже. И разного другого, непонятно откуда взявшегося. При том, что это всё в принципе не предполагалось изначально при разработке. Но разработчики, вместо того, чтобы послать сразу с такими хотелками куда подальше, начали тельняшку на груди рвать, утверждая, что всё будет. Хотя как оно может быть, если там вообще всё перепроектировать надо и начинать сначала.
Поэтому чуда и не произошло. Вернее, они почти произошло, система, которая вообще не должна корректно работать по таким типам целей, как БПЛА, всё же что-то да перехватила. Тут впору кричать, что произошло чудо, но странные люди в начальстве восприняли это почему-то как норму.

К сожалению, в реальности изначально не заложенные функции вряд ли могли появиться сами собой, даже после доводки. Поэтому скорей удивительно было, что он вообще что-то перехватывал.
Под такие цели как БПЛА впору будет скоро городить специализированные, заточные чисто под них системы ПВО. И лично мне видятся наиболее эффективными для этого специализированные БПЛА-истребители. И, ходят слухи, что подобные разработки уже ведутся.

andrei-bt.livejournal.com

Еще раз о "кирпичах" и "кирпичиках" ПРО/ПВО на театре военных действий

Многоканальная зенитная ракетная система средней дальности «Бук-М2».
Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

В последнее время в ряде средств массовой информации, в том числе на страницах уважаемого еженедельника «Независимое военное обозрение», появилось много информации, посвященной зенитному ракетно-пушечному комплексу (ЗРПК) «Панцирь-С1» и разрабатываемому зенитному ракетному комплексу средней дальности «Витязь». Создается впечатление, а может быть, и навязывается «общественное» мнение, что именно эти средства наряду с несуществующей, а также только разрабатываемой «единой системой зенитного ракетного оружия» С-500 должны составить основу системы воздушно-космической обороны (ВКО).

Более того, ЗРПК «Панцирь-С1» усиленно навязывается Сухопутным войскам. При этом совершенно незаслуженно забыты такие известные по своим прототипам, серийно освоенные в настоящее время в производстве зенитные ракетные средства, как зенитный ракетный комплекс малой дальности (ЗРК МД) нового поколения «Тор-М2» и многоканальная зенитная ракетная система средней дальности (ЗРС СД) «Бук-М2», которые и могут представлять собой основные «кирпичи» строящейся ВКО, ее войсковой составляющей.

Необходимость разработки ЗРК МД нового поколения «Тор-М2» и многоканальной ЗРС СД «Бук-М2», способной решать задачи тактической противоракетной и высокоэффективной противовоздушной обороны (ПРО и ПВО), была обусловлена появлением новых и принципиально модернизированных типов средств воздушного нападения (СВН), таких как крылатые ракеты в безъядерном снаряжении, беспилотные летательные аппараты (БЛА) нового поколения (от тяжелых до малых и сверхмалых), модернизированные авиационные управляемые ракеты (УР) типа «Мейверик», «Хеллфайр», противорадиолокационные ракеты (ПРР) типа «Харм» увеличенной дальности и точности, управляемые и корректируемые в полете авиабомбы (УАБ и КАБ) и другие. Пилотируемая авиация фактически полностью оснастилась средствами и системами радиоэлектронной борьбы (РЭБ).

Работы по созданию перспективных образцов высокоточного оружия (ВТО) и беспилотных летательных аппаратов (БЛА) различного класса нового поколения ведутся с использованием современных информационных технологий.

США и странами НАТО реально апробирована, в первую очередь в ходе агрессии против Югославии, адаптивная разведывательно-ударная боевая система, отвечающая требованиям бесконтактных войн. Ее формы, способы и структура могут создаваться и уточняться в зависимости от складывающейся военно-политической обстановки. В этих же странах реализуется адаптивный подход к формированию оперативных группировок, включающих средства воздушного нападения, состав которых носит комбинированный характер.

ЗРК МАЛОЙ ДАЛЬНОСТИ «ТОР-М2»

Зенитный ракетный комплекс малой дальности «Тор-М2» представляет собой новую разработку (новое поколение) комплексов семейства ЗРК малой дальности «Оса» – «Тор». Он предназначен в первую очередь для обеспечения противовоздушной обороны мотострелковых и танковых бригад Сухопутных войск непосредственно на поле боя во всех видах боевых действий, в том числе – на марше.

К настоящему времени проведенные мероприятия по модернизации вооружений и военной техники (ВВТ) ПВО Сухопутных войск второго и третьего поколения, направленные на совершенствование его характеристик и боевых возможностей, себя исчерпали. Обеспечение высокой эффективности нового поколения вооружения потребовало обоснования и уточнения структуры и типажа ВВТ ПВО, разрабатываемого на принципиально новых технических решениях.

Как и комплексы предшествующего поколения малой дальности, ЗРК «Тор-М2» предназначается для эффективной борьбы и поражения авиационных ракет класса «воздух–земля», управляемых и корректируемых авиабомб, противорадиолокационных ракет и другого высокоточного оружия нового поколения, самолетов тактической и армейской авиации, крылатых ракет, вертолетов, беспилотных летательных аппаратов и других средств. ЗРК «Тор-М2» отличается от прототипов повышенной эффективностью отражения массированных налетов современных средств воздушного нападения в условиях огневого и радиоэлектронного противодействия.

Комплекс изначально разрабатывался как основное средство борьбы в первую очередь с массированными ударами высокоточного оружия в полете непосредственно над полем боя, то есть практически как основная «финишная» система ПВО. Ближе к переднему краю (к линии фронта) размещаются только зенитные пушечно-ракетные комплексы «Тунгуска-М1», но их приоритет – вертолеты огневой поддержки и переносные ЗРК «Игла-С», представляющие собой средства непосредственного прикрытия.

В составе комплекса, как и в прототипах, была применена бортовая станция обнаружения малоразмерных воздушных целей (СОЦ), обеспечивающая работу в движении. Основная особенность этой станции – наличие (формирование) изодальностной парциальной диаграммой направленности. Парциальность диаграммы направленности (8 парциалов по 4 градуса каждый в угломестной плоскости с электронным сканированием парциалов, перекрываемый угол места 0–32 или 32–64 град.) обеспечивает выдачу целеуказания станции наведения комплекса с необходимой точностью и до минимума сокращает время допоиска цели. Изодальностность диаграммы направленности СОЦ позволила сделать ее нечувствительной (инвариантной) к углам подхода целей к прикрываемому объекту в угломестной плоскости. Электронное сканирование парциалов достигается частотным способом, что требует для подавления СОЦ противником применения заградительных активных помех, имеющих существенно более низкие плотности мощности в сравнении с прицельными помехами. Кроме того, СОЦ имеет значительный энергетический потенциал, в разы больший, чем у ближайших аналогов. Она позволяет обнаруживать и сопровождать до 45 воздушных целей в зоне до 32 км по дальности и 10 наиболее опасных из них ранжировать по критерию опасности в приоритетный ряд, «подсказывая» боевому расчету очередность их обстрела.

РЛС сопровождения целей и наведения ракет (называемая в комплексе станцией наведения (СН) оснащена малоэлементной пассивной фазированной антенной решеткой, обеспечивающей электронное сканирование луча карандашной формы (0,8 х 0,8 град.) в секторе 30 х 30 град. по азимуту и углу места. СН обеспечивает одновременное точное сопровождение четырех целей в указанной угломестной зоне и автоматическое наведение на них до шести зенитных управляемых ракет. СН – высокоточное радиоэлектронное средство, обладающее высокой помехозащищенностью от активных и пассивных помех, устойчивой в отличие от РЛС с активными фазированными антенными решетками (АФАР) от поражения перспективным оружием электромагнитного излучения. Кроме того, СН оснащена дублирующими оптикоэлектронными средствами сопровождения целей, обеспечивающими боевую работу комплекса «Тор-М2» днем и ночью в условиях запредельной интенсивности активных помех.

Боевые машины комплекса оснащены аппаратурой навигации и топопривязки, а также телекодовой аппаратурой обмена данными в режиме реального времени, обеспечивающей их сопряжение с системами автоматизированного управления огнем, между собой (в том числе в режиме «Звено»), а также с ЗРС средней дальности и дальнего действия для создания высокоустойчивых от огневого поражения формирований ПВО комбинированного (полигамного) состава.

ЕДИНСТВЕННЫЙ И НЕПОВТОРЕННЫЙ КОМПЛЕКС

ЗРК «Тор-М2» фактически до сих пор не имеет аналогов в мире в своем классе и остается единственным средством, обеспечивающим высокоэффективную борьбу с ВТО над полем боя. В 1998 году прототип комплекса «Тор-М2» – ЗРК «Тор-М1» факультативно подвергался «сравнительным» испытаниям с ближайшим конкурентом – ЗРК «Кроталь-М» французского производства в ОАЭ и подтвердил свое подавляющее превосходство. Такие же результаты были достигнуты во время проведения боевых стрельб ЗРК «Тор-М1» в Греции, обеспечивающихся СВН НАТО.

Сегодня ЗРК «Тор-М2» интерпретируют как аналог зенитного ракетно-пушечного комплекса (ЗРПК) «Панцирь-С1» и проводят между ними знак равенства. Но это далеко не так.

ЗРПК «Панцирь-С1» был задан к разработке тульскому Конструкторскому бюро приборостроения (КБП) в 1990 году как перспективный комплекс ПВО ближнего действия. Он предназначался «для прикрытия стратегически важных малоразмерных промышленных и военных объектов от ударов самолетов, вертолетов, крылатых ракет и высокоточного оружия, а также поражения наземных целей и живой силы противника». Другими словами, ЗРПК «Панцирь-С1» в момент задания к разработке рассматривался как унифицированное межвидовое средство ПВО ближнего действия. Однако размещение боевой машины комплекса на автомобильной базе позволяло ему выполнять боевые задачи только в статике (с места). Кроме того, оснащение его низкотемповым пушечным вооружением не обеспечивало эффективного поражения воздушных целей. Выбор такого оружия явился следствием размещения комплекса на автомобильном шасси.

Проведенный рядом НИИ и специально созданной экспертной комиссией анализ боевых возможностей и технических характеристик ЗРПК «Панцирь-С1» показал, что он не обеспечивает выполнение целого ряда задач, возложенных на войска ПВО Сухопутных войск, которые к тому времени уже имели на вооружении комплекс «Тунгуска». В связи с этим было признано целесообразным разработку ЗРПК «Панцирь-С1» продолжить только в интересах Войск ПВО страны как комплекса ближнего действия, а для Сухопутных и Воздушно-десантных войск разрабатывать ЗПРК «Тунгуска-М2» и «Роман» соответственно на базе технических решений ЗРПК «Панцирь-С1». В системе вооружения ПВО Сухопутных войск было признано целесообразным сохранить и развивать как направление ЗПРК ближнего действия «Тунгуска-М2», так и направление ЗРК малой дальности «Тор-М2», взаимно дополняющие друг друга по боевым возможностям и боевым характеристикам.

По ряду причин, в том числе из-за отсутствия надлежащего финансирования, разработка ЗРПК «Панцирь-С1» (кстати, как и ЗРК «Тор-М2») существенно затянулась, в связи с чем руководством КБП была предпринята небезуспешная попытка привлечения внешних инвестиций. В ходе переговоров с внешним инвестором и произошло «перепрыгивание» ЗРПК «Панцирь-С1» из средств ПВО ближнего действия (изначально задано и предусмотрено документами президента РФ – «по дальности от 0,2 до 12 км на высотах от 5 м до 6 км») в средство ПВО малой дальности (до 18–20 км по дальности и до 8–10 км по высоте, а также увеличение числа одновременно обстреливаемых целей до двух). А вот эта-то ниша уже была занята многоканальным ЗРК «Тор-М2», при этом не формально, а по совокупности реально ожидаемых существенно лучших боевых возможностей и технических характеристик.

ЗРК малой дальности «Тор-М2» в отличие от ЗРПК «Панцирь-С1» имеет четыре полномасштабных целевых канала с соответствующим математическим обеспечением наведения ракет одновременно в каждом канале и позволяет поражать первую цель на дальности 18–20 км.

Радиолокационный и оптикоэлектронный каналы ЗРПК «Панцирь-С1» являются не параллельными («и»), а взаимно дополняющими друг друга («или»), отнюдь не увеличивающими канальность комплекса по цели. Кроме того, оптический канал не обеспечивает надежное обнаружение и сопровождение цели на дальностях свыше 12–15 км, что как раз и возвращает «Панцирь-С1» в класс зенитных ракетных средств ближнего действия. Что касается пушечного канала, то из-за его недостаточной эффективности стрельбы по современным воздушным целям, связанной в первую очередь с низким темпом стрельбы пушками, он может рассматриваться только как вспомогательное средство самообороны и борьбы преимущественно с наземным противником.


Зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С1».
Фото РИА Новости

Понимая сложившуюся ситуацию, КБП в инициативном порядке разработало «упрощенный» вариант ЗРПК «Панцирь-С1», исключив из его состава дорогостоящую и малоэффективную комбинированную миллиметрово-сантиметровую станцию сопровождения цели, а также пушечный канал. «Упрощенный» вариант ЗРПК «Панцирь-С1», получивший наименование «Панцирь-С2» или «Панциренок», оснащенный оптико-электронным устройством сопровождения целей с дальностей 12–15 км и размещенный на гусеничном шасси боевой машины пехоты БМП-3, как раз по существу и превратился в современный зенитный ракетный комплекс ближнего действия (ЗРК БД), представляющий собой полновесный «кирпичик» построения современной системы войсковой ПВО. В этой связи представляется возможным констатировать, что ЗРПК типа «Панцирь», как и задавалось ранее, остается средством ПВО ближнего действия, а ЗРК «Тор-М2» – многоканальным средством ПВО малой дальности. При этом ЗРК «Тор-М2», ЗРПК «Панцирь-С1» и ЗРК «Панцирь-С2» являются не конкурирующими между собой, а взаимно дополняющими перспективными средствами ПВО.

Для того чтобы ЗРК «Тор-М2» в полном объеме решал задачи перспективного средства ПВО малой дальности при минимаксности функционала «стоимость–эффективность», еще в 1990–1991 годах был проведен конкурс на разработку зенитной ракеты для этого комплекса. Конкурс – под давлением ГРАУ – «выиграло» НПО «Вымпел». Оно предложило ЗУР 9М338 с дальней границей зоны поражения 20 км, вертикальным стартом и комбинированным способом управления – телеуправлением в полете и самонаведением на конечном участке с помощью инфракрасной пассивной головки самонаведения (ИК ГСН). При этом в боевой машине должно было размещаться 16 ракет массой порядка 110 кг и боевой частью более 16 кг каждая, с временем готовности к пуску – 3 с и средней скоростью полета на дальнюю границу зоны поражения – не менее 600 м/с. Указанная ЗУР должна была разрабатываться на базе уже созданной ракеты класса «воздух–воздух» и ее предполагалось создать в короткие (три-четыре года) сроки.

Однако по ряду причин разработка этой ЗУР растянулась на десятилетия, боевую машину ЗРК «Тор-М2» удалось создать значительно раньше. В этой связи было принято решение о принятии на вооружение ЗРК «Тор-М2» с ЗУР 9М331, используемыми в ЗРК «Тор-М1», то есть комплекса промежуточной комплектации, 4-канального по целям в расширенной угломестно-азимутальной зоне поражения (30 х 30 град.) и с другими характеристиками ЗРК «Тор-М2», но с дальней границей зоны поражения – 12 км. По-видимому, это правильно, так уже случалось с ЗРС семейства С-300П и с ЗРС С-400. Но работы по созданию полномасштабного ЗРК «Тор-М2» с ЗУР 9М338 должны быть завершены.

В настоящее время проведены испытания комплекса с ЗУР 9М338, но без головки самонаведения. Отсутствие самонаведения на конечном участке снижает вероятность поражения ВТО одной ЗУР на максимальных дальностях на 0,2–0,25 (до уровня 0,7–0,75), что вряд ли приемлемо. Изначально предполагалось, что математическое ожидание (МОЖ) дальности поражения ВТО в полете ЗРК «Тор-М2» должно составлять16–18 км при вероятности поражения до 0,9–0,95, что достижимо только при наличии на ЗУР ГСН и реализации комбинированного управления.

Предпочтение ИК ГСН сделано потому, что в этой области у нас есть хороший задел. Есть и другие менее существенные, но важные требования к полномасштабному ЗРК «Тор-М2»:

– комплекс предназначен для защиты объектов, а не самого себя. Поэтому критерий опасности целей, выстраиваемых в приоритетный ряд, должен рассчитываться относительно координат прикрываемого объекта, а не относительно боевой машины;

– наличие автоматизированного обмена информацией и управления между боевыми машинами ЗРК в режиме «Звено» существенно повышает их боевые возможности (расширяет зону обзора СОЦ в угломестной плоскости до 0–64 град. и обеспечивает взаимный обмен информацией), однако не позволяет автоматизированно управлять связкой БМ с батарейного командирского пункта или с КП прикрываемых ЗРС. Необходимо введение второго комплекта аппаратуры обмена данными, скорее всего нового поколения на базе широкополосных сетецентрических средств;

– в состав комплекса возможно ввести ЗУР, оснащенную боевой частью функционального (электромагнитного) поражения СВН нового поколения, в первую очередь – малых и сверхмалых БЛА.

В целом, ЗРК ближнего действия продолжают оставаться основной компонентой (основным «кирпичиком») современной системы ПВО общевойсковых соединений.

ОСНОВЫ СИСТЕМЫ ПРО/ПВО

ЗРС семейства «Бук» нового поколения – «Бук-М2» представляет собой перспективное средство ПРО/ПВО, предназначенное для эффективной борьбы с аэродинамическими целями всех классов, современным высокоточным оружием, тактическими баллистическими и самое главное – крылатыми ракетами, летящими на сверхмалых высотах. По своей значимости ЗРС «Бук-М2» – это основное системообразующее средство ПРО/ПВО на ТВД, во всяком случае – ее войсковой составляющей («рабочая лошадка» или основной «кирпич»), дополняемое, с одной стороны (тактической), – ЗРК малой дальности типа «Тор-М2» («Панцирь-С1»), с оперативно– стратегической стороны – ЗРС дальнего действия всех классов. При этом ЗРС «Бук-М2» как основное средство борьбы с крылатыми ракетами, летящими на сверхмалых высотах, по критерию «стоимость–эффективность» выгодно отличается от других средств ПВО как отечественного, так и зарубежного производства.

Это достигнуто за счет того, что в состав ЗРС «Бук-М2» введено два принципиально новых боевых средства:

– многоканальная пусковая установка, на которой размещены станция сопровождения и станция подсвета цели, вычислительные средства, системы телекодовой связи, стартовая автоматика, пусковое устройство и четыре твердотопливных ЗУР, что позволяет ей, по данным целеуказания с КП системы или автономно, бороться одновременно с четырьмя воздушными целями. Это средство получило наименование – самоходная огневая установка (СОУ), но в отличие от предыдущих модификаций СОУ ЗРС «Бук-М2» – многоканальная. Она не имеет аналогов в мире и по сей день;

– радиолокатор подсвета цели (РПН) – устройство, смонтированное на самоходе с полутелескопическим механизмом, позволяющим за 2–3 минуты поднимать на высоту 23 м антенные системы станций сопровождения и подсвета цели, аналогичные используемым в СОУ. Это позволило существенно (в 2–3 раза) расширить радиогоризонт на предельно малых высотах полета цели и обеспечило, например, поражение крылатой ракеты, летящей на высоте 10 м, на дальности до 40 км. Это средство также не имеет аналогов в мире.

Стрельбовый комплекс ЗРС «Бук-М2» с многоканальным РПН обеспечивает за пролет зоны обстрел 8–12, а с двумя РПН (зенитная ракетная батарея) 16–20 крылатых ракет (КР). При этом вероятность поражения КР одной ЗУР в системе «Бук-М2» выше, а средний расход ракет на одну сбитую цель меньше, чем у ЗРС семейства С-300П (С-400). Кроме того, ЗУР 9М317 почти вдвое дешевле основной ракеты этих ЗРС.

Сравнивать ЗРС «Бук-М2» и ЗРС семейства С-300П (С-400) имеет смысл в том плане, что только эти средства имеют специальные устройства (телескопическое подъемно-поворотное устройство 9С838 и специальную вышку 40В6М2 с комплектом кабелей соответственно) для расширения зоны прямой видимости (радиогоризонта) и увеличения тем самым дальней границы зоны поражения аэродинамических целей, действующих на предельно малых высотах.

Введение в состав СОУ и РПН фазированных антенных решеток с электронным управлением лучом, а также приемно-передающей, индикаторной аппаратуры, вычислительных средств и средств цифровой связи нового поколения позволило увеличить число целевых каналов, как уже указывалось, до четырех, что существенно повысило огневую производительность системы и снизило стоимость поражения цели (позволило оптимизировать критерий «стоимость–эффективность»). Кроме того, расширился типаж поражаемых целей (ТБР, ПРР, ВОП), повысились вероятность их поражения, в том числе за счет реализации в системе устройства распознавания воздушных целей и адаптации боевой части ЗУР перед пуском под тип поражаемой цели. Возросла также помехозащищенность РЭС системы, в том числе и за счет применения унифицированных дублирующих современных всесуточных оптикоэлектронных средств (ОЭС) сопровождения целей.

ЗРС СД «Бук-М2» зарекомендовала себя как высоконадежное боевое средство. Прототип ЗРС СД «Бук-М2» – ЗРК «Бук» применялся в Грузии в 2008 году. Этим ЗРК грузинами был сбит дальний бомбардировщик Ту-22М3 на высоте порядка 20 000 м и несколько штурмовиков Су-24 на малых высотах.

Анализ результатов локальных и региональных конфликтов последних лет выдвинул в приоритеты еще одну особенность. На ход и исход боевых действий в первую очередь существенно влияют возможности систем и средств ПВО противостоять ударам противорадиолокационных ракет (ПРР) и ВТО воздушного базирования, направленных именно на подавление систем ПВО, и сохранять свой потенциал для отражения последующих ударов СВН.

Зачастую в создаваемых группировках ПВО эти особенности вооруженной борьбы не учитываются, группировки ПВО продолжают базироваться на использовании средств ПВО только в так называемой штатной комплектации. Как показали исследования, это априори не позволяет достичь высоких показателей живучести однородной (однокомпонентной) группировки ПВО и ее эффективности, будь то группировка ПВО на базе ЗРС «Бук-М2», С-300ВМ или С-400. Создание так называемых смешанных группировок, когда разнородные средства ПВО используются с разных позиций (позиционных районов), кардинально проблемы также не решает.

В этой связи существующие и перспективные средства ПВО можно и должно было бы использовать не в «штатной» однородной структуре, а в определенной комбинации, то есть создавать на их основе полигамные (комбинированные) разведывательно-огневые боевые модули.

Полигамные боевые модули ПВО позволяют в разы увеличить их устойчивость от ударов противорадиолокационных ракет и ВТО, сохранить способность защиты объектов от последующих основных ударов и в целом поднять эффективность поражения СВН, в том числе крылатых ракет, в типовых налетах (таких, как по Югославии или Ливии) до уровня 0,9 и более.

Так, расчеты, а также фрагменты натурных испытаний показывают, что комбинированное применение ЗРС «Бук-М2» и «Тор-М2» при боевом управлении таким зенитным ракетным дивизионом (зрдн) полигамного состава с единого командного пункта и в едином информационном поле позволяет повысить его эффективность более чем в 2,5 раза, а устойчивость от поражения ПРР типа «Харм» – в 8–12 раз.

Еще более высоких результатов можно достигнуть, введя в состав зрдн 1–2 пусковые установки из состава ЗРС С-300ВМ (ПУ 9А83М с ЗУР 9М83М) с реализацией управления ими с КП ЗРС «Бук-М2», что позволит удерживать самолеты – постановщики активных помех на дальностях 100–120 км и снизить их эффективность (плотность мощности помех) более чем в 5 раз.

Не лишним было бы также введение в головку самонаведения ракеты ЗРС «Бук-М2» специального режима пассивной пеленгации постановщика активной помехи и самонаведения на него, как это сделано, например, китайскими специалистами в импортированной из России ЗРС С-300ПМУ (китайское наименование – FM-2000). Это резко изменило бы соотношение боевых потенциалов в пользу средств ПВО и сделало проблематичным применение активных помех с бортов нападающей пилотируемой и беспилотной авиации.

В целом необходимо констатировать, что ЗРС СД «Бук-М2», дополненный необходимыми комплексами, должен рассматриваться как основной «кирпич» и основа мобильных автоматизированных комбинированных разведывательно-огневых модулей, а сами модули – как основная структура ПВО для обеспечения высокоэффективной защиты войск, войсковых, административно-промышленных и особо важных (стратегических) объектов от ударов пилотируемых, беспилотных средств воздушного нападения (аэродинамических СВН), высокоточного оружия и в первую очередь – крылатых ракет, действующих на предельно малых высотах.

nvo.ng.ru

На что способны арктические «Панцири» и «Торы»

 В этом году на параде Победы по Красной площади в Москве впервые прошли зенитно-ракетные комплексы малой дальности «Панцирь-СА» (96К6) и «Тор-М2ДТ» (9А331МДТ). Особенностью этих средств ПВО является то, что разработаны они для использования в условиях экстремально низких температур в арктических широтах.

Надо понимать, что если все системы вооружений, принимаемые на вооружение Российской армии обеспечивают безотказную эксплуатацию в температурном диапазоне отминус 50 до +50°C, то специально предназначенные для Арктики комплексы обеспечивают возможность их эффективного применения при еще более низких температурах. Впервые арктические «Панцирь» и «Тор» были продемонстрированы на закрытой экспозиции выставки вооружений «Армия-2016» в соответствующем арктическом камуфляже. Перед парадом на технику нанесли изображения полярного медведя, за что арктические ЗРК в народе быстро окрестили «Умками».

Оба комплекса, и «Панцирь-СА», и «Тор-М2ДТ» размещены на шасси двухзвенного гусеничного транспортера ДТ-30ПМ разработки и производства Ишимбайского машиностроительного завода «Витязь». Данное шасси обеспечивает высокую проходимость в любых условиях местности, позволяет преодолевать водные преграды вплавь. Стоит отметить, что по воспоминаниям создателей «двухзвенников», во время проведения их испытаний в 80-х годах прошлого столетия на всей территории бывшего СССР так и не нашлось места, где бы эти машины застряли. Кроме того, конструктивная особенность двухзвенных транспортеров российского производства такова, что они сохраняют подвижность при наличии только одной гусеницы из четырех. Даже при отсутствии всех гусениц, машина может передвигаться со скоростью 200 м/ч.

Грузоподъемность транспортера ДТ-30ПМ составляет 30 т, что обеспечивает размещение, как ЗРК «Панцирь С», таки «Тор-М2» в полном составе и ведение ими стрельбы с места, с ходу и даже на плаву. Среднее удельное давление на грунт в 0,27 кг/см? (что в полтора раза меньше, чем у человека), обеспечивает не только высокую проходимость, но и несрабатывание взрывателей противотранспортных мин нажимного действия.Самоходные ЗРК способны развивать максимальную скорость до 45 км/ч по шоссе и 5-6 км/ч на плаву. Запас хода по топливу составляет до 700 км.

Поэтому выбор ДТ-30ПМ в качестве шасси для арктических комплексов ПВО был не случаен. Группировка российских войск в Арктике получит в свое распоряжение высокомобильные комплексы ПВО малой дальности, способные обеспечить надежное прикрытие от ударов воздушных средств нападения противника, как отдельных подразделений, так и объектов, таких как российские военные базы в Арктике.

В отличие от классического зенитного ракетно-пушечного комплекса (ЗРПК) «Панцирь-С» арктический «Панцирь-СА» не имеет в своем составе 30-мм пушечных автоматов 2А38М. Вместо них увеличено количество пусковых установок зенитных ракет, составивших теперь 18 штук вместо 12. Предположения некоторых «экспертов» о том, что решение убрать с арктического комплекса артиллерийские стволы связано с тем, что при очень низких температурах они не будут работать – явно не соответствуют действительности. Автоматические пушки, разработанные в том же тульском КБП, что и автоматы 2А38М и установленные на истребителях, поднимающихся на высоты, где температуры значительно ниже минус 60°C, работают исправно. Скорее всего, у конструкторов были другие причины для принятия такого решения.

Кроме того, на ЗРК «Панцирь-СА» установлены новая РЛС обнаружения (СОЦ) S-диапазона и станции сопровождения целей (ССЦ). Теперь комплекс ПВО способен одновременно обстреливать четыре воздушных цели на максимальную дальность до 20 км. Диапазон поражения целей по высоте составляет от 5 до 15 тысяч метров.

Арктический ЗРК малой дальности «Тор-М2ДТ», разработанный конструкторами Концерна ВКО «Алмаз-Антей», представляет собой комплекс «Тор-М2», установленный на шасси транспортера ДТ-30ПМ. В составе комплекса 16 зенитных ракет вертикального старта с дальностью поражения до 12 км и высотным диапазоном от 0 до 10 тысяч метров. ЗРК «Тор-М2ДТ»способен одновременно вести стрельбу по 4 воздушным целям, атакующим с различных направлений. Кроме того, особенностью всех новых ЗРК семейства «Тор» является то, что они полностью роботизированы и могут вести боевую работу при отсутствии боевого расчета в боевой машине комплекса.

Высокая эффективность ЗРК «Панцирь-СА» и «Тор-М2ДТ» по поражению целей на сверхмалых высотах, обеспечивает высокоэффективную борьбу этих комплексов с крылатыми ракетами противника.

Боевые модули с боекомплектом и РЛС СОЦ и ССЦ арктических ЗРК размещаются на вторых (ведомых) звеньях двухзвенных транспортеров.Системы энерго- и жизнеобеспечения, боевые расчеты располагаются в головных (ведущих) звеньях. Такое расположение боевого расчета способствует его лучшей выживаемости в боевых условиях, в случае применения противником ракет типа HARM, наводящихся на излучение РЛС. Правда, такое может случиться при отсутствии на ЗРК боекомплекта, т.к. уничтожение ракет типа HARM является одной из задач данных комплексов ПВО.

Комплексы «Панцирь-СА» и «Тор-М2ДТ» могут перевозиться самолетами военно-транспортной авиации типа Ил-76МД, Ан-22 «Антей» и Ан-124 «Руслан».

Арктические ЗРК «Панцирь-СА» и «Тор-М2ДТ» способны вести боевую работу в нескольких режимах:

— в автономном, т.е. когда все действия, начиная от обнаружения цели до её перехвата, полностью выполняются одним ЗРК без привлечения других средств;
— в составе батареи, когда один из ЗРК работает, и как боевая машина, и как командный пункт, а еще от 3 до 5 ЗРК могут быть подключены к нему и получать целеуказания для боевой работы;
— боевая работа с командным пунктом, когда целеуказания для ЗРК передаются с КП;
— боевая работа в составе батареи с КП и РЛС раннего предупреждения, когда КП получает воздушную обстановку от РЛС раннего предупреждения и на ее основе выдает целеуказания на боевые машины батареи.

Зарубежные аналоги – ЗРК малой дальности, такие как BoeingRapidAvenger (США), Rapier-2000 (Великобритания), Crotal-NG (Франция), SPYDER-SR (Израиль) значительно уступают российским образцам по количеству целевых каналов, времени реакции и по минимальной высоте поражения цели. Что касается использования их в условиях низких температур, то здесь даже нечего и сравнивать – основная часть ЗРК малой дальности иностранного производства вообще не приспособлена для эксплуатации в условиях отрицательных температур.

Поступление на вооружение Российских Вооруженных сил арктических ЗРК «Панцирь-СА» и «Тор-М2ДТ» ожидается к концу этого года. Об этом заявил представителям СМИ командующий войсками ПВО и ПРО–заместитель главкома Воздушно-космических сил России генерал-лейтенант Виктор Гумённый. Он отметил, что в этом году завершается опытно-конструкторская работа по разработке арктических ЗРК, и уже к концу этого года первые образцы новых ЗРК, предназначенных для действий в арктических условиях, поступят в боевой состав ВКС и Северного флота.

Сергей Суворов

tehnowar.ru

Арабские Панцири и русские Торы: sapojnik

(пиар-война оружейников над Сирией)

Под всеми играми насчет сбитых-несбитых американо-английских ракет над Сирией есть весьма любопытная коммерческая и межведомственная внутрироссийская подоплека, которая широкой публике практически неизвестна и не замечается. Что происходит на поверхности? На поверхности сейчас прямо на наших глазах разворачивается мощнейший пиар российской системы ПВО «Панцирь», раскручиваемый, судя по всему, при самой активной поддержке Минобороны РФ. Вот, например, восторженная статья, размещенная в Ленте.ру:

«Зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь» применили в Сирии во время отражения удара США, Великобритании и Франции 14 апреля. Об этом рассказал представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков, передает «Интерфакс». По его словам, всего в Сирии для отражения атаки использовали 112 зенитных ракет, отмечает ТАСС. Задействован был и комплекс «Панцирь-С1», который «показал почти стопроцентную эффективность» в противовоздушном бою»
https://lenta.ru/news/2018/04/16/panzir/

Вот так вот. «100%-ная эффективность», не баран начхал. Что ж это за «Панцирь» такой? Если посмотреть (как делают 99% пользователей рунета) статью в Вики, то там все гладко: российская разработка, суперэффективное средство ПВО и т.д. Детали же, по всей видимости, тщательно подтерли.

На деле же все гораздо веселее. Начать с того, что «Панцирь» не совсем российский по происхождению, во всяком случае, делался он не на российские деньги. Своим появлением «Панцирь» обязан… арабам, а если точнее – Арабским Эмиратам. Именно они в 2000 г. дали более полумиллиарда американских денег российскому КБП, для того чтобы оно закончило разработку. До этого КБП имело только опытный образец, показанный на авиасалоне в Жуковском в 1995 г., работа над которым из-за отсутствия финансирования почти прекратилась.

Второй забавный момент по «Панцирю»: денег на «Панцирь» не давали не просто так – причина в том, что российская армия никакого «Панциря» не хотела. У армии была своя, плановая разработка – «Тор», и получалось, что КБП со своим «Панцирем» влезла на «чужую территорию».

В итоге первые пошедшие в серию «Панцири» были сделаны… для армии ОАЭ, а не для России. Они и были на колесном ходу и в соответствующей «песчаной» раскраске – поскольку предназначались для действий в пустыне, а не в нашем бездорожье.

И в дальнейшем «Панцири» еще долго шли главным образом на экспорт – российская армия до последнего сопротивлялась принятию их на вооружение.

По сути, по мнению многих военных экспертов, «Панцирь» просто забил и оттеснил на задний план собственно армейские разработки систем ПВО для сухопутных сил – и «Тунгуску», и «Тор». И едва ли это произошло в связи с преимуществами по ТТХ – скорее, из-за кулуарных интриг и арабских денег. До сих пор многие специалисты уверены, что ЗРК «Тор-М2У» как минимум не хуже «Панциря». Еще в 2012 году на страницах НВО военные эксперты предлагали, «чтобы прекратить «перетягивание каната» надо «было бы провести и сравнительные оценочные испытания с боевой стрельбой ЗРПК «Панцирь-С1» и ЗРК «Тор-М2У» по имитаторам высокоточного оружия и современным сценариям ведения боевых действий».
http://nvo.ng.ru/armament/2012-09-21/1_two_fronts.html

Однако «Панцирь» продолжил свое триумфальное вторжение в войска, вытесняя «Тор», без всяких испытаний.

Так что в небе над Сирией усилиями Трампа и его Коалиции мог быть подведен итог весьма жаркому межведомственному противостоянию внутри российского Минобороны. Действительно ли «Панцирь» так малоэффективен, как говорили сторонники «Тора»? Или же наоборот – арабо-российская разработка так хороша, что «со 100%-ной эффективностью» валит любые вражеские «томагавки»?

Пока, насколько можно судить, «арабская» фракция российских «оружейников» побеждает в пиар-борьбе. Хотя разбор полетов продолжается.


Кому выгодна ложь о сбитых Томагавках

sapojnik.livejournal.com

«Сенсационные» «Известия». Теперь и про «Панцирь-С1» » Военное обозрение

Уже достаточно давно у отечественных средств массовой информации появилась своеобразная неприятная традиция. Сперва появляется сенсационная новость негативного характера о российских вооруженных силах – о ходе перевооружения, об условиях службы и т.п. Затем ее перепечатывают другие издания, новость получает значительное распространение и… И приходит официальное опровержение, в котором ситуация раскладывается по полочкам и выясняется, что в исходном скандальном сообщении либо были неправильно истолкованы факты, либо высказанное вообще не имеет отношения к реальности. Тем не менее, почти всегда официальные опровержения не получают такого распространения, как негативные «сенсации».

Панцирь-С1 (в центре радар сопровождения целей) — две двуствольные зенитные пушки и 12 ракет земля-воздух, готовых к запуску


Очередной акт этого фарса случился буквально на днях, причем он был в некоторой мере необычным. По каким-то непонятным причинам ранее «сенсации» в основном появлялись в понедельник утром. Вероятно, это как-то связано с началом рабочей недели и возможностью распространить новость с большей эффективностью, нежели в выходные. К чести пресс-службы министерства обороны, большинство опровержений так же поступало в понедельник. На этот раз временные рамки почему-то значительно сдвинулись. Сообщение о неудачах перевооружения появилось в прошлую пятницу (14 сентября), а опровержение пришло только в этот вторник (18 сентября).

14-го числа, днем на сайте газеты «Известия» появилась заметка с громким названием «Сухопутные войска отказались от ”Панциря”». В ней со ссылкой на некий источник в командовании Сухопутных войск утверждалось, что министерство обороны не намерено более закупать зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь-С1». В качестве причины этого были названы характеристики комплекса, которые якобы не соответствуют техническим требованиям военных. Нетрудно догадаться, что имя или другие «координаты» источника не назывались. Стоит отметить, почти всегда в контексте подобных «сенсаций» фигурируют некие анонимные источники в Минобороны, оборонно-промышленном комплексе и т.д. И в подавляющем большинстве случаев информация, полученная от анонимов не находит подтверждения.

Тем не менее, ужасная репутация анонимных источников не помешала «Известиям» сослаться на еще одного подобного персонажа, на этот раз якобы имеющего отношение к оборонной промышленности. По словам очередного анонима, уже были проведены сравнительные испытания зенитных комплексов «Панцирь-С1» и «Тор-М2», которые закончились далеко не в пользу первого. «Панцирь-С1» якобы имеет следующие недостатки: ракета не может поражать маневренные цели, комплекс недостаточно мобилен и имеет проблемы с электроникой. Наконец, «представитель ОПК» сослался на тактическую бесполезность ЗРПК малой дальности. Он считает, что в современной войне подобная техника будет быстро уничтожена самолетами противника при помощи управляемого вооружения соответствующей дальности.

Во вторник вечером пресс-служба министерства обороны России опубликовало официальные данные в отношении новости о «Панцирях». Как оказалось, никакого отказа от закупок нет и не планируется. ЗРПК «Панцирь-С1» принят на вооружение, в Войсках воздушно-космической обороны уже эксплуатируется десять экземпляров. В ближайшее время – до конца октября – войска ВКО получат вторую партию новых зенитных ракетно-пушечных комплексов. В настоящее время основной задачей этих комплексов является прикрытие позиций ЗРК С-400 от опасных объектов в ближней зоне. Поставки в Сухопутные войска пока не начинались ввиду отсутствия соответствующей модификации комплекса, которая пока только разрабатывается.

Средства войсковой противовоздушной обороны имеют ряд характерных особенностей, необходимых для полноценной защиты войск на марше и на поле боя. Среди них значится и хорошая проходимость. По словам заместителя генерального директора Конструкторского бюро приборостроения (г. Тула), где был разработан «Панцирь-С1», Ю. Савенкова, в настоящее время главной претензией Сухопутных войск является шасси комплекса. Военные сомневаются в качествах колесной ходовой части и хотят получить гусеничную. Как только завершится проектирование гусеничного варианта «Панциря-С1» и будет построен прототип, можно будет делать выводы о его перспективах. Однако уже сейчас понятно, комплекс будет поставляться в Сухопутные войска и, вопреки утверждениям анонима из оборонной промышленности, не конкурировать, но дополнять «Тор-М2».

С вопросами принятия на вооружение мы разобрались. Теперь не мешало бы остановиться на заявлениях «источника» в оборонке. Начнем по порядку. Якобы ракета 57Э6Е не может поражать маневренные цели. Заявленная максимальная перегрузка, с которой может маневрировать ракета, равняется десяти единицам. Из этого следует, что она способна уничтожать все виды целей, которыми должна заниматься войсковая противовоздушная оборона ближней зоны. Мобильность комплекса. Вряд ли колесное шасси КАМАЗ-6560 можно назвать плохим. По шоссе ЗРПК на его базе может перемещаться со скоростью до 90 километров в час. При движении по пересеченной местности максимальная скорость значительно снижается, однако остается на уровне большинства другой боевой техники. В целом, как уже говорилось, единственная проблема колесного шасси заключается в его менее высокой проходимости по сравнению с гусеничным.

Наконец, малая дальность стрельбы. Доводы «представителя оборонки» относительно радиуса действия «Панциря-С1» для знающего человека смотрятся достаточно странно. На протяжении последних нескольких десятков лет в нашей стране используется концепция эшелонированной противовоздушной обороны. Как ПВО страны, так и войсковые зенитные средства разделяются на несколько групп в зависимости от радиуса действия и используются в соответствии с ним. К примеру, в составе войсковой ПВО имеются как комплексы малой и сверхмалой дальности (2К12 «Куб» и 2К20 «Тунгуска») с дальностью стрельбы не более 15-30 километров, так и дальние С-300В, бьющие на сто с лишним. Таким образом, войска имеют возможность создать сплошную зону поражения с радиусом в несколько десятков километров и надежно прикрыть колонны техники или важные объекты. Прорыв такой обороны является очень сложной задачей – фактически большая часть средств воздушного нападения будет поражена до того, как подойдет к своей цели на достаточное расстояние. Комплексам «Панцирь-С1» в такой системе отводится та же роль, что и более ранней «Тунгуске». Самоходный зенитный ракетно-пушечный комплекс должен находиться в составе колонны техники либо рядом с прикрываемым стационарным объектом и обеспечивать, если можно так выразиться, последний уровень защиты. Кроме того, подобные системы с малым радиусом действия используются для закрытия т.н. мертвой воронки зенитных ракетных комплексов большей дальности.

Как видим, все высказанные в небезызвестном издании тезисы либо были опровергнуты в официальных источниках, либо разбиваются вдребезги другой открытой информацией. «Панцири-С1» продолжают поставляться в войска и совершенствоваться. Что до сенсационных сообщений в прессе, то их причиной, скорее всего, является желание поднять собственный рейтинг, пусть даже ценой неверной трактовки фактов или привлечением неких анонимных источников. Для сохранения нормальной информационной обстановке в стране не мешало бы избавиться от этого неприятного явления. Но это уже совсем другая история.

По материалам сайтов:
http://izvestia.ru/
http://mil.ru/
http://interfax.ru/
http://pvo.guns.ru/
http://kbptula.ru/

topwar.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о