Начинка зажигательной бомбы – Что такое кассетная бомба? Как устроены кассетные бомбы и почему во многих странах они запрещены :: SYL.ru

Часть восьмая. Бомбы, начинка и взрыватель.. «Начинка для Хиросимы»

 


  Конечно же, можно было взять слово и даже клятву и у Оппенгеймера, и у каждого из сборной команды учёных, бежавших от фашизма в Америку, из оккупированной нацистами Европы.


                               Но! 


 Но только, на тот момент, не было у них ни необходимого количества обогащённого урана, ни взрывателя для ядерного заряда.


 В тот момент, японцы были гораздо ближе к изготовлению их собственной атомной бомбы, и, не задумываясь, сбросили бы её на США, для достижения той же цели — стать единственной сверхдержавой.


 Интересная складывалась ситуация.


 В середине мая, 1945 года, у Америки, не было наработано достаточно урана 235, для бомбы, впоследствии сброшенной на Хиросиму, а как взорвать плутониевую бомбу, предназначенную для Нагасаки, ученые, работавшие в Лос-Аламос, вообще не представляли.


 Недавно рассекреченные документы свидетельствуют, что уран, захваченный на U-234, был обогащенным ураном [U-235], которого так не хватало ученым, работавшим над  Проектом Манхэттен [кодовое название работ по созданию атомного оружия].


                              Помните!


 Карл Пфафф вспоминал, что когда он вскрыл контейнер, он увидел, что его стенки покрыты золотом.


 Дело в том, что уран в натуральном виде, абсолютно безопасен и его в те времена хранили или в железных бочках, или в бумажных мешках.


 Для того чтобы превратить уран в смертоносный компонент атомного оружия, его необходимо было обогатить, чтобы получить радиоактивный изотоп урана 238.


 Обогащение урана было очень дорогостоящим и трудоёмким процессом, но на этом проблемы не заканчивались.


 Обогащённый уран моментально коррозировал и становился  загрязнённым.


 Чтобы предотвратить загрязнение, обогащенного урана, использовалось золото — одно из самых устойчивых веществ на земле.


 В конце весны 1945, когда U-234 пришла к американским берегам, оставалось два месяца до Trinity Test, первого испытания атомной бомбы, а лаборатория в Лос-Аламос не имела и четвёртой части, необходимого количества обогащённого урана, за то, с лихвой был наработан плутоний, но и его практическое применение было под большим вопросом.


 Полтора года, с осени 43, ученые Лос-Аламоса пытались решить проблему одновременно срабатывающей, детонационной системы подрыва ядерного заряда.


 Проблема стояла настолько серьёзно, что в октябре 1944, Роберт Оппенгеймер создал комитет, который должен был заниматься только разработкой детонатора.


 Прошло полтора года, а проблема детонатора так и не была решена. 


 Программа, на создание которой затратили два миллиарда долларов, была под угрозой срыва.

litresp.ru

Фосфорные боеприпасы

Первое упоминание о фосфорных боеприпасах относится к началу XX века — в 1916 году в Англии появились гранаты, начиненные белым фосфором.

Во время Второй мировой войны белый фосфор начали применять в качестве одного из веществ в начинке зажигательных бомб. В последние годы фосфорное оружие активно использовала только американская армия, в частности, в Ираке при бомбардировках г. Фаллуджа.
В настоящее время под фосфорными боеприпасами понимают тип зажигательных либо дымовых боеприпасов, снаряженных белым фосфором. Существует несколько видов подобного оружия и боеприпасов, в том числе авиабомбы, артиллерийские снаряды, реактивные снаряды (ракеты), минометные мины, ручные гранаты.
Неочищенный белый фосфор обычно называют «желтым фосфором». Он представляет собой огнеопасное кристаллическое вещество от светло-желтого до темно-бурого цвета, которое в воде не растворяется, а на воздухе легко окисляется и самовоспламеняется. Белый фосфор как химическое соединение очень ядовит (вызывает поражение костей, костного мозга, некроз челюстей).

Фосфорная бомба распространяет воспламеняющееся вещество, температура горения которого превыщает 1200 °С. Он горит ослепительным, ярко-зеленым пламенем с выделением густого белого дыма. Территория его распространения может достигать нескольких сотен квадратных метров. Горение вещества продолжается до тех пор, пока не прекратится доступ кислорода или не выгорит весь фосфор.
Для тушения фосфора используют воду в больших количествах (для снижения температуры очага возгорания и перевода фосфора в твердое состояние) или раствор сульфата меди (медного купороса), а после гашения фосфор засыпают влажным песком. Для предохранения от самовозгорания желтый фосфор хранят и перевозят под слоем воды (раствора хлорида кальция).

Применение белого фосфора дает комплексный эффект — это не только серьезные физические увечья и медленная смерть, но и психологический шок. Летальная доза белого фосфора для взрослого человека составляет 0,05-0,1 г. По свидетельству исследователей, характерной особенностью использования этого оружия является обугливание органических тканей, а при вдыхании горящей смеси — выжигание легких.
Для лечения нанесенных подобным оружием ранений требуется медперсонал, прошедший соответствующую подготовку. В специальной литературе отмечается, что неопытные и неподготовленные врачи могут при работе с пораженным личным составом также получить фосфорные раны.
Использование в военных целях боеприпасов, содержащих белый фосфор, по целям, расположенным внутри или в окрестностях городов и других населенных пунктов, запрещено согласно международным соглашениям (Протокол III к Конвенции о конкретных видах обычного оружия).

Из истории применения фосфорных бомб:
1916 год. В Англии для вооружения войск поступили зажигательные гранаты, начинённые белым фосфором.
Вторая мировая война. Белый фосфор начал применяться в качестве одного из веществ в начинке зажигательных бомб.
В 1972 году по заключению специальной комиссии ООН зажигательное оружие условно отнесено к оружию массового поражения.
1980 год. Согласно «Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие», принятой ООН, запрещено использование зажигательного оружия против гражданского населения, а также запрещено использование доставляемого по воздуху зажигательного оружия против военных объектов в районах сосредоточения гражданского населения.

В 1980-е годы Вьетнамская народная армия применяла белый фосфор против партизан «красных кхмеров» во время оккупации Кампучии.
1982 год. Артиллерийские 155-мм снаряды, снаряженные белым фосфором, применялись израильской армией в ходе Ливанской войны (в частности, во время осады Бейрута).
Апрель 1984 года. В районе порта Блуфилдс при попытке установить мины, снаряженные белым фосфором, подорвались два диверсанта никарагуанских «контрас».
Июнь 1985 года. «Контрас» пассажирское судно «Блуфилдс экспресс» и сожгли теплоход американскими фосфорными гранатами.

1992 год. Во время осады Сараево фосфорные снаряды применялись артиллерией боснийских сербов.
2004 год. Бомбы, начиненные этим веществом американцы сбрасывали на Эль-Фаллуджу (Ирак).
2006 года, в ходе Второй Ливанской войны артиллерийские снаряды с белым фосфором применяла израильская армия.
2009 год. В ходе операции «Литой свинец» в секторе Газа израильская армия применяла дымовые боеприпасы, содержащие белый фосфор.
2014 год. Семеновка. Командование антитеррористической операцией совершает военные преступления против мирного населения юго-востока Украины.

Видео: Взрыв фосфорной бомбы 

 

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь
(на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

bazaistoria.ru

Часть восьмая. Бомбы, начинка и взрыватель.. Начинка для Хиросимы

Часть восьмая. Бомбы, начинка и взрыватель.

  Конечно же, можно было взять слово и даже клятву и у Оппенгеймера, и у каждого из сборной команды учёных, бежавших от фашизма в Америку, из оккупированной нацистами Европы.

                               Но! 

 Но только, на тот момент, не было у них ни необходимого количества обогащённого урана, ни взрывателя для ядерного заряда.

 В тот момент, японцы были гораздо ближе к изготовлению их собственной атомной бомбы, и, не задумываясь, сбросили бы её на США, для достижения той же цели — стать единственной сверхдержавой.

 Интересная складывалась ситуация.

 В середине мая, 1945 года, у Америки, не было наработано достаточно урана 235, для бомбы, впоследствии сброшенной на Хиросиму, а как взорвать плутониевую бомбу, предназначенную для Нагасаки, ученые, работавшие в Лос-Аламос, вообще не представляли.

 Недавно рассекреченные документы свидетельствуют, что уран, захваченный на U-234, был обогащенным ураном [U-235], которого так не хватало ученым, работавшим над  Проектом Манхэттен [кодовое название работ по созданию атомного оружия].

                              Помните!

 Карл Пфафф вспоминал, что когда он вскрыл контейнер, он увидел, что его стенки покрыты золотом.

 Дело в том, что уран в натуральном виде, абсолютно безопасен и его в те времена хранили или в железных бочках, или в бумажных мешках.

 Для того чтобы превратить уран в смертоносный компонент атомного оружия, его необходимо было обогатить, чтобы получить радиоактивный изотоп урана 238.

 Обогащение урана было очень дорогостоящим и трудоёмким процессом, но на этом проблемы не заканчивались.

 Обогащённый уран моментально коррозировал и становился  загрязнённым.

 Чтобы предотвратить загрязнение, обогащенного урана, использовалось золото — одно из самых устойчивых веществ на земле.

 В конце весны 1945, когда U-234 пришла к американским берегам, оставалось два месяца до Trinity Test, первого испытания атомной бомбы, а лаборатория в Лос-Аламос не имела и четвёртой части, необходимого количества обогащённого урана, за то, с лихвой был наработан плутоний, но и его практическое применение было под большим вопросом.

 Полтора года, с осени 43, ученые Лос-Аламоса пытались решить проблему одновременно срабатывающей, детонационной системы подрыва ядерного заряда.

 Проблема стояла настолько серьёзно, что в октябре 1944, Роберт Оппенгеймер создал комитет, который должен был заниматься только разработкой детонатора.

 Прошло полтора года, а проблема детонатора так и не была решена. 

 Программа, на создание которой затратили два миллиарда долларов, была под угрозой срыва.

librolife.ru

«Город не горит…» Борьба с зажигательными авиабомбами в блокадном Ленинграде: warhistory

Оборона Ленинграда. 1941 г.

Двадцать девятого августа 1941 г. фашисты перерезали последнюю железную дорогу, связывавшую Ленинград с центром страны. Город был окружен. Сигнал воздушной тревоги впервые прозвучал в ночь на 23 июня. Главная ставка, однако, делалась не на снаряды и фугасные бомбы. Фашисты понимали, что никаких фугасок не хватит на то, чтобы сровнять с землей такой громадный город. Пожары — вот на что они рассчитывали. На каждую сброшенную фугасную бомбу приходилось более тридцати «зажигалок».

Эти небольшие, но дьявольски коварные изделия хорошо помнит каждый, кому доводилось по ночам дежурить на крышах. Зажигательная бомба весила всего килограмм, их сбрасывали кассетами, сериями. Корпус из электрона (горючего легкоплавкого сплава алюминия с магнием), начинка из липкого состава, который немцы называли «доннерит-желатин» — громовой студень. Пробивной силы «зажигалки» вполне хватало, чтобы прошить крышу, покрытую кровельным железом. Потом, на чердаке, срабатывал взрыватель — и «желатин» вместе с плавящейся, тоже горящей оболочкой расплескивался кругом, прилипал к стропилам, зажигал их.

Именно на деревянные стропила домов, сооруженных задолго до эпохи железобетона, в сущности, и нацеливалась вражеская авиация. Основная застройка Ленинграда была каменной. Если не считать стропил и межэтажных перекрытий… Такие дома начинали гореть сверху. Пожарные команды во время массированных налетов поспеть всюду не могли, да и воды не хватало (а ближе к зиме водопровод и вовсе замерз — холода начались необычайно рано).

Неизбежный, с точки зрения фашистского командования, исход событий должен был быть таким: дома, загораясь друг от друга, порождают огненный смерч. В итоге город в короткое время гибнет вместе с населением. Приказ Гитлера об уничтожении Ленинграда предполагалось исполнить быстро, дешевыми средствами.

8 сентября на город было сброшено 6327 зажигательных бомб. Они вызвали 178 пожаров. Густой дым заволок целые кварталы. Горели дома, деревянные мосты, горели знаменитые Бадаевские склады… Тушить склады было исключительно трудно: застройка тесная, расстояния между зданиями — всего около 10 м. Там действительно возник огненный смерч, бушевавший более пяти часов. С ним не могли справиться пожарные команды и рабочие, самоотверженно старавшиеся спасти продовольствие…

В ночь на 11 сентября две тысячи «зажигалок» обрушились на торговый порт. Вспыхнули его старые деревянные строения, запылала нефтебаза, загорелась даже поверхность Финского залива — туда стекала нефть…

Список потерь этим не исчерпывался. Кроме торгового порта сгорели склады хлебозавода, Гостиный двор. Но город в целом не горел! 14 сентября «Ленинградская правда» писала: «Не первую ночь фашистские поджигатели сбрасывают на Ленинград сотни зажигательных бомб. Но город не горит, а отдельные пожары быстро ликвидируются. Город словно сделан из особого огнестойкого материала…»

Последнюю фразу нельзя было считать только метафорой. Материал действительно стал огнестойким — и в этом помогли химики.

С первых же дней войны началось формирование дополнительных групп МПВО, были организованы группы самозащиты. При каждом доме возникал своеобразный гарнизон, защищавший здание от разрушений и пожаров. К началу массированных налетов вражеской авиации армия МПВО насчитывала более 200 тыс. подготовленных, обученных своему делу бойцов и командиров. Только поэтому пожарам не дали распространиться, одни пожарные команды с этим бы не справились. А что было потом, в суровую зиму! Воду для тушения пожаров передавали ведрами по цепочке… По данным противопожарной службы МП ВО города, группами самозащиты и жителями в годы блокады было ликвидировано более 90% всех сброшенных зажигательных бомб.

Подготовка к обороне началась задолго до окружения города. Через несколько дней после начала войны ГИПХ — Государственный институт прикладной химии, взялся за военный заказ под названием «средства огнезащиты». Температура воспламенения дерева в зависимости от его сорта колеблется в пределах 270—290 °С. Когда же дерево загорится, развивается температура до 1700°С, причем каждый килограмм сгоревшего материала, потребив 4,6 кубометра воздуха, выделяет от 4 до 5 тыс. килокалорий. Если бы чердаки были герметичны, пламя могло бы постепенно гаснугь из-за недостатка окислителя, но, к сожалению, на это рассчитывать было нельзя. Доступ воздуха на чердаки, разумеется, был свободным, и загерметизировать их (много тысяч!) было абсолютно нереально.

Пламя распространяется по дереву с различной скоростью в зависимости от того, по горизонтали это происходит или по вертикали. Когда горит горизонтальный плотный пол, то теплота от пламени передается только путем радиации и огонь движется очень медленно. А вот по вертикали — по стропилам — он бежит с убийственной скоростью.

Условия в очаге горения существенны только для небольших, сравнительно неопасных пожаров. Когда же масштаб бедствия возрастает, пожар переходит к совершенно иному режиму, при котором важно лишь одно — общее состояние атмосферы. При пожарах размером с километр и более возникают вертикальные потоки раскаленных газов, способные достичь высоты в десять километров. Если же погода ветреная, то горячие струи переносятся и по горизонтали, что ведет к быстрому распространению пожара, к появлению огненных смерчей.

Множество людей являлось с предложениями, изобретениями. Некоторые после проверки оказывались неэффективными, но случались и блестящие находки.

Поначалу, когда еще работала установка, производившая жидкий азот, пробовали обезвреживать неразорвавшиеся бомбы оригинальным способом: заливали взрыватель этой сверххолодной материей, замораживавшей все его пружины, и спокойно отбивали его кувалдой. Прекрасный был способ, мы несколько раз успели его применить на практике, но потом, к сожалению, установка встала.

О том, что делать со стропилами, размышляли довольно долго. Перебрали несколько способов огнезащиты: пропитка дерева силикатами, покрытие железным суриком. Но где взять огромные количества этих веществ, потребные для защиты целого города? Разговор постоянно возвращался к фосфатам. Фосфорные соединения всегда считались лучшими антипиренами. Они разлагаются ступенчато и каждый раз, теряя молекулы воды, поглощают теплоту горения. Но где взять фосфаты? Положение на фронте трудное, не подвезешь…

И тут вспомнили, что на Невском химкомбинате остался невывезенный суперфосфат. Много — чуть ли не сорок тысяч тонн. Ценнейший, так называемый двойной суперфосфат, совершенно не содержащий балласта, каковым обычно является сульфат кальция. Стали думать, как переработать суперфосфат на вещества, обычно применяемые для пропитки дерева. Не завод же строить в такую пору? Потом кто-то бросил: «А может, не перерабатывать его? Давайте так попробуем…»
Предложение поначалу показалось наивным — суперфосфатом никто и никогда дерево не защищал. Но все же попробовали: тут же обмазали раствором удобрения обыкновенное деревянное пресс-папье. Высушили. Попытались зажечь. Дерево не загоралось. Лица в кабинете повеселели.

Когда пресс-папье не загорелось, решили немедленно начать систематические испытания импровизированного антипирена. Столярная мастерская получила заказ на большую партию «мерных палочек» стандартного размера: длина 15 сантиметров, сечение — квадратный сантиметр. Палочки, изготовленные из дерева одного сорта, одинаково высушенные, выкладывали в чашках штабельками, клетками, имитирующими строительные конструкции. В чашки заливали строго отмеренное количество спирта, поджигали. Рассчитывали теплоту, необходимую для воспламенения дерева.

Отрадный эффект был налицо: палочки, обработанные суперфосфатом, не горели. Даже для того, чтобы их обуглить, требовалось очень много тепла. Суперфосфат действовал!

Перешли к следующему вопросу: как его наносить. Было очевидно, что пропитать миллионы стропил и балок невозможно — их можно только обмазывать. Обмазка должна прилипать к дереву. Значит, нужны какие-то липучие добавки? Опять нереально: даже обыкновенной глины в городе нельзя было набрать в таких количествах. Ничего, кроме суперфосфата и воды…

К счастью, нашелся простой состав, который и антипиреном оказался отменным, и прилипал достаточно хорошо: на три части суперфосфата — одна часть воды. Обмазывать им надо трижды.

Через две недели на Ватном острове, на существовавшем там тогда небольшом пустыре, оборудовали испытательный полигон. На нем были уложены штабели брусьев, расставлены элементы деревянных конструкций; были выстроены два одинаковых домика. В стороне, за ограждением, собрались ученые, специалисты пожарного дела, руководители городских организаций. Около домиков были только лаборанты, которые заливали бензин в специальные поддоны, поджигали его, включали секундомеры.

Конструкции, обмазанные «противопожарным суперфосфатом», от бензина не загорелись. Затем наступила очередь домиков. В каждом из них на одинаковых деревянных скамейках лежало по зажигательной бомбе. Один был обмазан, другой — нет. Бомбы привели в действие. Тот домик, что не был обмазан, вспыхнул как спичка. Через 3 мин 20 с от него остались лишь тлеющие угли. Второй — не загорелся и даже не обуглился. На его крышу положили вторую бомбу. Вновь — вспышка, характерный треск и фонтан искр. Расплавленный металл потек по доскам, выжигая в обмазке темные дорожки. Но домик снова не загорался.

В тот же день, 29 июля, Ленсовет принял решение об огнезащите города. Несколько дней спустя началась мобилизация барж для вывоза суперфосфата водой со складов комбината. В газетах, учитывая условия военного времени, об «обмазке» не писали, но плакаты и листовки, обращенные к ленинградцам, были отпечатаны немедленно. В августе в парке имени Челюскина пожарные уже показывали жителям города опыты с суперфосфатом. Был снят и учебный фильм. Ролик запечатлел момент, когда обмазывали чердачные перекрытия ГИПХа. Его демонстрировали во всех городских кинотеатрах.
«Обмазка» была густой, тяжелой. Пытались сделать какие-нибудь механические приспособления, машины, чтобы ее наносить, но успеха не добились. Главным орудием огнезащиты города стала обыкновенная маховая кисть.
Суперфосфат с барж перегружали на грузовые трамваи и машины, потом на тележки, носилки, в ведра… Кистями вооружились рабочие и академики, школьники и пенсионеры, бойцы МПВО и домохозяйки, врачи, искусствоведы, библиотекари… Кажется, нет особого героизма в том, чтобы наносить пасту на дерево чердаков, которые к тому времени уже были освобождены от всевозможного хлама и мусора. Но если оценить масштаб того, что происходило на городских чердаках, нельзя не подивиться высочайшей организованности и самоотверженности ленинградцев. За месяц огнезащитным составом было покрыто 90% чердачных перекрытий и деревянных строений, 19 млн м2! На каждого жителя огромного города, включая глубоких стариков и грудных младенцев, почти по десятку квадратных метров дерева, защищенного от огня.

Хочу подчеркнуть: все это было сделано еще до того, как упала первая вражеская бомба. Бадаевские склады и портовые сооружения, к несчастью, обработать не успели.

Кроме жилых и промышленных зданий особой заботой были окружены исторические памятники и культурные сокровища. В одну из летних ночей несколько трамвайных составов, груженных суперфосфатом и песком, остановились около Публичной библиотеки. Команда МПВО, десятки сотрудников нашей «публички» выстроились цепью от трамвайных платформ до ее чердаков. По цепи плыли ведра. Потом, когда начались бомбежки, фашисты не раз метили в это знаменитое здание. Напротив библиотеки, возле памятника Екатерине II, на Невском проспекте не раз взрывались фугаски и зажигалки. Из бывшего «елисеевского» магазина вылетели знаменитые цветные витражи. Но «публичка» уцелела.

Были обработаны чердаки и перекрытия Эрмитажа, Русского музея, Пушкинского дома… Эта мера защиты не была единственной. Ленинградцы сооружали вокруг знаменитых зданий, защитные валы, маскировку; памятники укрывались деревянными кожухами…

Мы пытались спасти и пригородные дворцы. Помню, из Детского Села перед самым приходом немцев успели вывезти картины, статую Пушкина — зарыть в землю. Поднявшись на чердаки, мы увидели неисчислимые переплетения деревянных балок. Обмазать их уже не было возможности; слышен был артиллерийский гул. Фашисты были рядом.
С 8 сентября до 15 декабря воздушная тревога в Ленинграде объявлялась 264 раза. За это время было 97 бомбежек. Гитлеровское командование обрушило на город более 3000 фугасных и около 100 000 зажигательных бомб. Артиллерия за эти месяцы выпустила по городу свыше 30 000 снарядов. Обстрелы продолжались и потом, до самого 1944 г., а вот бомбежки после этого — первого, самого тяжелого периода пошли на убыль: на него пришлось 74% фугасных и 96% зажигательных бомб, сброшенных на Ленинград в течение всей войны. Потом стала более эффективной, трудно проходимой для бомбардировщиков противовоздушная оборона, да и сами захватчики убедились, что их замысел — уничтожить город в пламени пожаров — не прошел.

Поэт Николай Тихонов писал в одном из ленинградских очерков: «Зажигалок мы много потушили, и фашист понял, что бросает их зря — все их не боятся и даже говорят: пусть зажигалки, лишь бы фугасок не было».

В первые послевоенные годы жильцы верхних этажей ленинградских домов часто жаловались на протекающие крыши: суперфосфат вызывал усиленную коррозию кровельного железа, оно проедалось ржавчиной с невиданной быстротой. Кровельщики, не понимая, в чем дело, терпеливо меняли лист за листом. Те же, кто был в курсе дела, об этих расходах не жалели…

Источник:
А.Н. Ардашев
Зажигательное и огнемётное оружие. М.: Яуза: Эксмо, 2009

warhistory.livejournal.com

Часть восьмая. Бомбы, начинка и взрыватель.. «Начинка для Хиросимы»

 


  Конечно же, можно было взять слово и даже клятву и у Оппенгеймера, и у каждого из сборной команды учёных, бежавших от фашизма в Америку, из оккупированной нацистами Европы.


                               Но! 


 Но только, на тот момент, не было у них ни необходимого количества обогащённого урана, ни взрывателя для ядерного заряда.


 В тот момент, японцы были гораздо ближе к изготовлению их собственной атомной бомбы, и, не задумываясь, сбросили бы её на США, для достижения той же цели — стать единственной сверхдержавой.


 Интересная складывалась ситуация.


 В середине мая, 1945 года, у Америки, не было наработано достаточно урана 235, для бомбы, впоследствии сброшенной на Хиросиму, а как взорвать плутониевую бомбу, предназначенную для Нагасаки, ученые, работавшие в Лос-Аламос, вообще не представляли.


 Недавно рассекреченные документы свидетельствуют, что уран, захваченный на U-234, был обогащенным ураном [U-235], которого так не хватало ученым, работавшим над  Проектом Манхэттен [кодовое название работ по созданию атомного оружия].


                              Помните!


 Карл Пфафф вспоминал, что когда он вскрыл контейнер, он увидел, что его стенки покрыты золотом.


 Дело в том, что уран в натуральном виде, абсолютно безопасен и его в те времена хранили или в железных бочках, или в бумажных мешках.


 Для того чтобы превратить уран в смертоносный компонент атомного оружия, его необходимо было обогатить, чтобы получить радиоактивный изотоп урана 238.


 Обогащение урана было очень дорогостоящим и трудоёмким процессом, но на этом проблемы не заканчивались.


 Обогащённый уран моментально коррозировал и становился  загрязнённым.


 Чтобы предотвратить загрязнение, обогащенного урана, использовалось золото — одно из самых устойчивых веществ на земле.


 В конце весны 1945, когда U-234 пришла к американским берегам, оставалось два месяца до Trinity Test, первого испытания атомной бомбы, а лаборатория в Лос-Аламос не имела и четвёртой части, необходимого количества обогащённого урана, за то, с лихвой был наработан плутоний, но и его практическое применение было под большим вопросом.


 Полтора года, с осени 43, ученые Лос-Аламоса пытались решить проблему одновременно срабатывающей, детонационной системы подрыва ядерного заряда.


 Проблема стояла настолько серьёзно, что в октябре 1944, Роберт Оппенгеймер создал комитет, который должен был заниматься только разработкой детонатора.


 Прошло полтора года, а проблема детонатора так и не была решена. 


 Программа, на создание которой затратили два миллиарда долларов, была под угрозой срыва.

litra.pro

начинка Эй-бомбы, 4 буквы, сканворд

начинка Эй-бомбы

Альтернативные описания

• U, химический элемент (92), актиноид, радиоактивен, серебристо-белый металл

• в греческой мифологии бог неба, супруг Геи (Земли), отец титанов, киклопов и сторуких исполинов

• первая планета, открытая с помощью телескопа

• планета солнечной системы

• седьмая от Солнца большая планета солнечной системы, диаметр 51 200 км, атмосфера из водорода, гелия и метана

• у какой планеты спутник Оберон

• стратегическое топливо

• драма с Нуаре и Депардье

• отец всех титанов

• фильм Клода Берри

• какую планету открыл Уильям Гершель?

• это самый тяжелый химический элемент, обозначаемый одной буквой

• планета Солнечной системы с наибольшим наклоном экватора к орбите

• этот металл был назван в честь планеты, открытой всего за восемь лет до него, назван, когда еще звучали отголоски истории с именованием самой планеты

• химические элементы, тяжелее его в природе не встречаются, так как со временем распадаются

• какой химический элемент вращается вокруг Солнца?

• «легче обогатить …, чем людей» (шутка)

• химический элемент, U

• топливо для АЭС

• бог неба в древнегреческой мифологии

• радиоактивный элемент

• ядерный металл

• планета и металл

• планета за Сатурном

• планета

• металл в боеголовке

• дедушка Зевса

• металл для ядерной бомбы

• отец титанов

• седьмой от Солнца

• химическое ‘U’

• «атомная» планета

• дед Зевса

• «топливная» планета

• отец титанов (греч.)

• металл, планета, бог

• отец всех циклопов

• сосед Сатурна

• бог неба в Древней Греции

• планета с 27 спутниками

• планета, металл

• планета из таблицы Менделеева

• элемент номер девяносто два

• радиоактивный элемент № 92

• менделеев его назначил 92-м

• главное открытие Уильяма Гершеля

• перед нептунием в таблице

• предтеча нептуния в таблице

• Офелия и Ариэль его спутники

• отец Фемиды

• девяносто второй радиоактивный элемент

• 92-й согласно Менделееву

• планета или элемент

• АЭС

• менделеев его определил 92-м

• между Сатурном и Нептуном

• радиоактивный металл

• бог неба у греков

• между нептунием и протактинием

• и планета, и металл

• в таблице он перед нептунием

• радиоактивн. химич. элемент

• один из радиоактивных элементов

• «U» для супербомбы

• планета, открытая в 1781 году

• 92-й по менделееву

• отец богов

• для машины бензин, а что для АЭС?

• третья с краю планета

• ядерная планета

• В древнегреческой мифологии бог неба

• Радиоактивный химический элемент, ядерное топливо

• Седьмая планета Солнечной системы (открыта в 1781 г. английским астрономом В. Гершелем)

• В римской мифологии бог времени

• Металл группы актиноидов

• Планета

• В греческой мифологии бог неба, супруг Геи

• Наименование химического элемента

scanwordhelper.ru

Фосфорная бомба — это… Что такое Фосфорная бомба?

Тестовый подрыв фосфорной бомбы над кораблём USS Alabama в 1921 году

Фосфорная бомба — разновидность зажигательной бомбы, использующая белый фосфор.

Белый фосфор применялся еще в XIX веке ирландскими сепаратистами для поджогов. В 1916 году на вооружение британских войск поступили гранаты, начиненные белым фосфором. В ходе второй мировой войны белый фосфор широко применялся в качестве начинки для зажигательных бомб. Это вещество воспламеняется при соприкосновении с воздухом, поэтому хранят его в воде. Применение белего фосфора даёт комплексный эффект — не только дым и пламя, но и психологический шок. Применялись США против партизанского подполья в Ираке. Также в применении белого фосфора во время войны в Газе в 2009 году обвиняется Израиль. По свидетельству исследователей характерной чертой применения фосфорной бомбы является обугливание органических тканей при сохранении одежды, а при вдыхании горящей смеси — выжигание лёгких. Масштаб поражения до 150 метров.

Раны от белого фосфора

Оружие, содержащее белый фосфор, распространяет воспламенившееся вещество, температура горения которого превышает 800 градусов Цельсия, по значительной территории, площадь которой может достигать нескольких сотен квадратных метров. Горение продолжается до тех пор, пока весь фосфор не выгорит или пока не прекратится доступ кислорода. Такое оружие может вызвать особо тяжкие и болезненные увечья или же спровоцировать медленную и мучительную смерть. Для лечения таких ранений требуется специально обученный медицинский персонал, который может также при работе получить фосфорные раны. При использовании против военных целей, расположенных внутри или в окрестностях населенных областей, оружие, содержащее белый фосфор, по международным соглашениям (Протокол III к Конвенции о конкретных видах обычного оружия (en)), должно применяться с огромной осторожностью для предотвращения жертв среди мирного населения.[1]

Примечания

Ссылки

dvc.academic.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о