Ми 24 афган – «Вертушки», Афганистан. МИ-24 » Военное обозрение

Боевое применение вертолёта Ми-24 в Афганистане

_Ми-24П ведет стрельбу из пушки: перед самой машиной видны фонтаны разрывов. Район Черных гор под Кандагаром, осень 1987 г_
Пулемет заклинивало, заедал газовый двигатель, страдала кинематика. Высокий темп стрельбы требовал такой же скорости подачи ленты, тянувшейся по извилистому рукаву, и та нередко рвалась при рывках. Использование специальных двухпульных патронов, разработанных для ЯкБ-12,7 и способных вдвое повысить плотность огня, влекло за собой отказы из-за слабой заделки пуль в дульце гильзы: при рывках ленты они разбалтывались, шли с перекосом и не раз приводили ко вздутию и разрыву стволов. В 50-м полку, начавшем боевую работу весной 1980 г., благодаря настойчивости службы вооружения выяснилось, что изрядная часть отказов носит заводские причины и стоящие на вертолетах ЯкБ-12,7 вообще не проходили положенные при сдаче испытания отстрелом. Случались отказы системы управления (следящих сельсинов синхронизации и электроприводов наводки), при которых пулемет бил в сторону от линии визирования и не возвращался в нейтральное положение. Избавляясь от дефекта, пулемет иногда фиксировали по оси вертолета, и огонь из него при помощи своего автоматического прицела АСП-17В вел летчик.

Неоднократно для устранения дефектов приезжали доработчики, проблемы пыталось решить КБ, но результаты оставались скромными. Впрочем, отчасти неисправности обуславливались жесткими условиями эксплуатации и не всегда полноценным присмотром за оружием, требовавшим чересчур много внимания в напряженной боевой работе, а обслуживания «по состоянию» ЯкБ-12,7 явно не терпел. Летом 1982 г. в 4-й эскадрилье Кандагарского полка из 20 вертолетов Ми-24 пулеметы нормально работали только на семи машинах, заслужив ироническую расшифровку своего наименования «Якобы стреляет». Положение почти не изменилось и в последующие годы, когда значительную часть пулеметных «двадцатьчетверок» вытеснили пушечные Ми-24П.

По рассказу А. Маслова, «в мае 1986 г. из-за неработающего пулемета нам пришлось летать вовсе без него. Работали тогда в районе Чакарай, долбили один кишлак, и у меня в самый интересный момент пулемет заклинило. После вылетов до поздней ночи с ним возились, перемазались все, устали, но так и не сделали. Пришлось вызывать оружейников из Кабула, прилетели они, копались-копались с пулеметом, так ничего и не исправили, сняли вообще и бросили в грузовую кабину. Летали с дыркой на месте пулемета, в кабине сквозило. На другой день специалист нам окончательно пулемет доломал. Уже когда вернулись на базу в Кабул, заменили его на новый».

С появлением мощных НАР С-8 новыми блоками Б-8В20 в первую очередь старались оборудовать пулеметные машины, компенсируя дальнобойными реактивными снарядами неудовлетворительную работу пулемета. К весне 1987 г. в отряде 205-й отдельной вертолетной эскадрильи, приданном спецназу в том же Кандагаре, оставался единственный Ми-24В, на котором ЯкБ-12,7 не выдерживал и нескольких дней без очередного отказа. По отзыву ведавшего вооружением лейтенанта А. Артюха, «пулемет из нас всю душу вытянул, добиться его устойчивой работы никак не удавалось и пришлось даже получить второй, чтобы менять заклинивший. Ничего не помогало — ни регулярные чистки, ни набивка и смазка лент. Вылет без отказа мы уже считали удачей, а бывало, что за день он клинил по два раза. Потом вдруг в очередной раз оборвало ленту, но пулемет не заклинил и вдруг стал работать нормально. Мы на него дышать боялись, не трогали и не чистили, только пополняли ленту. Что произошло — так и осталось непонятным, но он отлично стрелял полтора месяца, пока вертолет не сбили 16 февраля...»

Появление Ми-24П с двуствольной пушкой ГШ-2-30К в исполнении 9А623К, отличавшейся удлиненными на 900 мм стволами от применявшихся на штурмовиках Су-25, позволило снять большую часть проблем, свойственных пулеметным машинам. Неподвижная установка избавилась от дефектов системы наведения, но огонь теперь можно было вести только строго по курсу, наводя оружие на цель всей машиной, а эта роль отводилась командиру (что вызывало известную ревность операторов, оставшихся на «скамейке запасных»). Изрядная мощность и отдача даже приводили к задиранию хвоста и потере скорости при стрельбе, а сотрясениями иногда «выбивало» АЗР и оборудование.

fishki.net

Ми-24 в Афганистане

25 декабря 1979 г. на афганских аэродромах Кабул и Баграм приземлились транспортные самолёты с десантниками. Одновременно с ними афганскую границу пересекла 302-я овэбу, которая в дальней-шем базировалась в Шинданде. 1 января 1980 г. вертолёты 280-го овп (24 Ми-6 и 11 Ми-8МТ, ведомые Ми-24А), приняв на борт десант в Сандыкачи, пересекли границу и приземлились в Шинданде, присоединившись к эскадрилье этого полка, базировавшейся в Баграме с 21 августа 1978 г. Утром 2 января Ми-24А подполковника В.В. Бухарина вылетел на разведку маршрута и лидирование транспортных вертолётов с десантом на Кандагар - второй по величине город Афганистана.

Первоначальные планы нашего командования не предусматривали ведения масштабных боевых действий. Но жизнь внесла свои коррективы. Боевые вертолёты приняли участие в первой же боевой операции утром 9 января 1980 г. Подразделения 186-го мотострелкового полка, усиленные танками и артиллерией, по просьбе афганского руководства направили из Кундуза в Нахрин для разоружения восставшего в начале года 4-го артполка афганской армии.

7 января по тревоге 1-я (на Ми-24В) и 2-я (на Ми-24А) эскадрильи 292-го обвп из Цхинвали перелетели на аэродром Вазиа-ни. С него на Ан-22 вертолёты доставили на аэродром Кокайды, где их собрали и облетали. Через несколько дней две эскадрильи выполнили ознакомительный вылет «за речку» с промежуточной посадкой на аэродроме Кундуз. Оттуда 13 января экипажи выполнили первый боевой вылет. 14 января обе эскадрильи перелетели в Кундуз. В середине февраля 1-я эскадрилья

25 декабря 1979 г. на афганских аэродромах Кабул и Баграм приземлились транспортные самолёты с десантниками. Одновременно с ними афганскую границу пересекла 302-я овэбу, которая в дальнейперебазировалась в Джелалабад на постоянное место дислокации. В это же время в Кундуз прибыла из СССР 3-я эскадрилья на Ми-8. В марте в полк начали прибывать экипажи из черниговского 319-го обвп. В конце марта после спада напряжённости на севере Афганистана 2-я и 3-я эскадрильи также были перемещены в Джелалабад, где вели боевые действия до 14 июля 1981 г.

В последних числах февраля началась переброска по воздуху на Ан-22 на аэродром Кокайды двух эскадрилий Ми-24Д, сформированных из экипажей нивенского 288-го и рауховского 287-го обвп, вошедших в состав 34-го смешанного авиакорпуса -в дальнейшем ВВС 40-й армии.

Одновременно на приграничные аэродромы в предгорьях Памира и Туркмении перебазировали Ми-24 для работы на севере Афганистана. В марте 1980 г. в этой стране находились 302-я (Шинданд) и 262-я (Баграм) овэ, 292-й (Джелалабад) и 280-й (Кандагар) овп и 2-я эскадрилья 50-го осап (Кабул).

18 августа того же года в Джелалабад для усиления цхинвальского полка и подмены личного состава 2-й эскадрильи на период отпусков прибыли 10 экипажей из нивенского 288-го обвп со своими вертолётами Ми-24А. К концу года в Кундузе «прописались» по одной эскадрилье 181-го и 335-го обвп.

Весной 1980 г. боевые действия в Афганистане активизировались. На девять лет страна превратилась в огромный полигон, где в реальных условиях апробировалась боевая техника и отрабатывалась тактика её применения. За годы войны там побывало до 90% экипажей боевых вертолётов армейской авиации.

За две-три недели перед командировкой вертолётчики отрабатывали боевое применение на горном полигоне у Чирчика и в пустыне под Бухарой. В ходе дальнейшей подготовки основное внимание уделялось боевому маневрированию и отработке взлёта и посадки на высокогорные площадки.

Для увеличения взлётной массы при работе с высокогорной площадки вспомнили о взлёте на колёсах передней опоры, предложенном в своё время М.Л. Милем. Методика такого взлёта применительно к Ми-24 была разработана в ЛИИ А.И. Акимовым. Лётчики-испытатели ВВС и ЛИИ опробовали этот метод на Ми-24Д в горах Кавказа. Взлётная масса вертолёта в зависимости от высоты площадки возрастала на 500 - 1500 кг по сравнению с взлётом «по-самолётному».

Садиться на полевые площадки старались так, чтобы кабина машины была впереди пылевого облака. Пробег сокращали, круто снижаясь на режиме работы двигателей, близком к взлётному, затяже-ляя винт у самой земли. В момент касания пилот брал ручку на себя, дополнительно сокращая пробег. При таких посадках быстро изнашивались шины и диски тормозов, досрочно приходилось снимать более половины двигателей, из них значительную часть из-за эрозии лопаток и почти 15% -из-за помпажа. Слизь от пыли, попавшей в баки, забивала фильтры и топливную автоматику.

В подготовке экипажей Ми-24 боевому маневрированию уделялось должное внимание, что позволило основательно подготовленным пилотам, исходя из возникающих ситуаций с учётом возможностей машины, изобретать новые приёмы и манёвры, часто пренебрегая пределами ограничений, предусмотренных в инструкциях. Из атаки выходили с кабрированием до 50° и крутым разворотом в верхней точке, где машина чуть ли не переворачивалась на бок, моментально оказываясь на обратном курсе, лицом к противнику для повторного удара.

В последнее время появляются публикации, в которых пилоты, летавшие на вертолётах Ми-24Д и Ми-24В на выполнение боевых заданий в локальных конфликтах, пытаются подвергнуть критике заниженные, по их мнению, ограничения на этих машинах при выполнении манёвров. Они с гордостью сообщают, что пренебрегали ограничениями и существенно их превосходили.

Им и невдомёк, что в этом случае в динамическую систему вертолёта (лопасти винтов, автомат перекоса, тяги, подшипники и т.д.) они вносили нерасчётную повреждаемость. За одно нарушение ограничения они расходовали сотни часов ресурса. Вскоре оказывалось, что некоторые элементы несущей системы фактически не имели ресурса, хотя формально в паспор-

тах он присутствовал. Под воздействием нерасчётных динамических нагрузок происходила выработка беговых дорожек подшипника автомата перекоса, разрушались сами подшипники. Наступал момент, когда вертолёт разрушался в воздухе. Однако всё, что случалось в боевой обстановке, списывалось на боевые потери. Поэтому рассуждения горе-практиков на этот счёт останутся на их совести: они явно, как говорят в народе, «родились в рубашке».

В апреле 1980 г. с «армейской самодеятельностью» в Афганистане ознакомился генеральный конструктор МВЗ им. М.Л. Миля - М.Н. Тищенко. Пилотаж местных асов произвёл на него неизгладимое впечатление, и уже летом начались доработки Ми-24, учитывающие афганский боевой опыт. Прибывшие заводские бригады перерегулировали топливную автоматику двигателей, предпочитая возможность прогара камер сгорания из-за превышения допустимой температуры газа перед турбиной недобору мощности в разреженном жарком воздухе.

Установленные ПЗУ отсеивали песок и пыль на входе в двигатели, очищая воздух на 70 - 75%, и в несколько раз снижали износ лопаток компрессора. В первую очередь ПЗУ оснащали двигатели ТВЗ-117, установленные на Ми-24Д, которые на малом газу на земле из-за более высоких оборотов энергичнее засасывали песок. С 1981 г. в Афганистан начали поступать первые Ми-24В с высотными двигателями ТВЗ-117В, имевшими на 15 - 20% большую мощность в условиях жаркого высокогорья. Этими двигателями стали комплектовать при ремонте и Ми-24Д. В ВВС 40-й армии заменялись только экипажи, а машины работали на износ - в лучшем случае дотягивали до ремонта. За год ОКСВ терял до 12% вертолётов при среднем годовом налёте Ми-24 около 380 ч, но отдельные машины вырабатывали до 1000 ч.

За годы войны работу службы эвакуации и восстановления в армейской авиации отладили и в 1987 г. возвращали в строй до 90% повреждённых вертолётов.

По мере активизации боевых действий совершенствовалась тактика. Оптимизировался состав ударных групп, основной тактической единицей которых стало звено из четырёх вертолётов. Звено позволяло реализовывать большинство отработанных тактических приёмов. Основной упор делался на внезапность, непрерывность огневого воздействия и взаимное прикрытие.

В афганских условиях максимальная боевая нагрузка Ми-24 составляла 1000 кг: две бомбы ФАБ-500, или четыре ФАБ-250, или до десяти ОФАБ-ЮОМ на многозамковых бомбодержателях МБД2-67у. «Двухсот-пятидесятки» и «пятисотки» применялись для разрушения укреплений душманов. Основная масса применяемых бомб приходилась на «сотки». Из общего числа бомб, израсходованных в 1980 г. авиацией 40-й армии, фугасные и осколочно-фугасные бомбы составляли 78%, зажигательные -3%. На точность бомбометания сильно

влияли характерные для гор воздушные потоки, а также приземные ветры, сносившие бомбы от цели. Учёт этих потоков в прицелах АСП-17В и ВСБ-24 не предусматривался. Из-за отсутствия у противника подходящих целей экипажи вертолётов в 1980 г. израсходовали всего 33 ПТУР 9М114 и 9М17.

Для повышения эффективности практиковалось комплексное применение вооружения. С дистанции в 1,5 км лётчик пускал НАР, в километре от цели открывал огонь из стрелкового оружия, давая штурману-оператору возможность сосредоточиться на бомбометании. Бомбы разрушали каменную кладку крепостей и толстенные глинобитные стены дувалов, заваливая обломками душманов.

Широко использовались армейской авиацией НАР Простые и надёжные 57-мм С-5 оказались недостаточно эффективными. Мощные С-8 впервые выпустили с вертолётов в апреле 1983 г. недалеко от Кандагара. ОФБЧ этой ракеты массой 3,6 кг обеспечивала необходимое фугасное действие, а трёхграммовые осколки «рубашки» поражали вне укрытий живую силу в радиусе 10 - 12 м. Экипажи «двадцать-четверок» также ограниченно применяли крупнокалиберные НАР С-24 с 123-кг ОФБЧ. Выяснилось, что пускать их с Ми-24 могут лишь самые опытные экипажи.

Прошло суровые испытания в афганской войне и стрелково-пушечное вооружение вертолёта. Первые машины, участвовавшие в боевых действиях, были укомплектованы крупнокалиберными пулемётами А-12,7 и ЯкБ-12,7. Последний имел превосходство по массе секундного залпа, но не отличался высокой надёжностью в местных климатических условиях. Широко применялись подвесные контейнеры УПК-23-250 с 23-мм пушкой ГШ-23Л. Он был на 56 кг легче контейнера ГУВ с гранатомётом. 23-мм снаряды, обладая большим запасом кинетической энергии, с безопасных дистанций «доставали» душманов, укрывшихся за дувалами.

Обстреливать советские вертолёты в Афганистане начали с первых же дней войны. Пока мятежники не имели опыта борьбы с авиацией, боевые повреждения от стрелкового оружия в основном приходились на фюзеляж (12,8%), лопасти несущего винта (11,9%), концевую и хвостовые балки (12,2%). С появлением у душманов зарубежных инструкторов огонь стал более прицельным, а боевые повреждения -более значительными. Хорошо освоив тактику ПВО в горах, противник умело организовывал оборону своих лагерей.

Ракета ПЗРК могла нарушить душевное равновесие пилота даже над центром Кабула (до 50% потерь авиационной техники приходилось на обстрелы в зоне аэродромов). К охране лётного поля наземными войсками в 1984 г. добавилось круглосуточное патрулирование и прикрытие с воздуха. В тот год зафиксировали 62 пуска, в 1985 г. - 141, в 1986 г. на 26 сбитых машин моджахеды израсходовали 847 ракет, за три с половиной месяца 1987 г. 86 пусками ПЗРК уничтожили 18 воздушных целей (в это время у душманов имелся 341 ПЗРК, из них 47 типа «Стингер»), К концу 1987 г. число «стингеров» у противника возросло до 600.

Обстрелам подвергались любые самолёты и вертолёты, как только они опускались ниже 3000 м. Перед экипажами Ми-24 ставилась задача защитить в опасном диапазоне высот пассажирские и военно-транспортные самолёты с людьми на борту. Каждый транспортник сопровождало до шести Ми-24: одна пара прочёсывала местность вокруг, выискивая огневые точки противника, вторая сопровождала впереди или по бокам снижающуюся или взлетающую машину, третья прикрывала её сзади и на протяжении всей глиссады; вторая и третья пары и сам транспортник «салютовали» ловушками АСО. Кабульские «двадцатьчетверки», которым чаще других приходилось заниматься эскортированием, оснащались двойным комплектом АСО-2В. Заметив пуск ПЗРК, экипаж Ми-24 разворачивался навстречу ракете, залпом пускал ловушки и принимал удар на себя.

В 1987 г. ПВО моджахедов усилилась настолько, что заставила руководство ВВС 40-й армии практически полностью отказаться от использования вертолётов для огневой поддержки войск. Бомбовые удары наносили самолёты, а вертолёты уже занимались «зачисткой» местности. Вертолётчики перешли к нанесению ночных ударов смешанными группами.

Движение душманов подпитывалось всем необходимым из-за рубежа. Тысячи караванов сотнями троп ручейками растекались по малонаселённым районам страны. С 1984 г. командование ОКСВ привлекло к борьбе с ними спецназ. Для придания спецназовским батальонам необходимых скрытности, мобильности и обеспечения огневой поддержки за ними закреплялось по четыре Ми-8 и Ми-24 из 335-го (Джелалабад) и 280-го (Кандагар) обвп и 262-й овэ (Баграм). Обеспечение кабульской роты спецназа возложили на 2-ю и 3-ю эскадрильи 50-го осап (Кабул).

В конце 1985 г. за каждой из бригад закрепили по специально сформированной для этой цели эскадрилье. С 15-й бригадой работала 239-я овэ, а с 22-й - 205-я овэ. Каждая из них состояла из четырёх отрядов и располагала 16 Ми-8 и 16 Ми-24.

12 мая 1987 г. в районе населённого пункта Бараки на юге Афганистана капитан Н.С. Майданов из 335-го овп заметил движение в «зелёнке» ущелья Абчекан. После прохода над зарослями лётчики обнаружили большой караван. Майданов высадил из своего Ми-8 спецназ на входе в ущелье, а его ведомый Ю. Кузнецов - у выхода. Пара Ми-24 прикрытия приступила к обстрелу каравана. После высадки десанта «восьмёрки» срочно направились в Бараки за подкреплением. Для разгрома каравана потребовался спецназ, усиленный броне-группой. Бой с душманами продолжался всю ночь до утра. Когда стали подсчитывать трофеи, то одних ПЗРК «Стрела» набралось свыше полусотни. 205-ю и 239-ю овэ вывели из Афганистана в СССР в августе 1988 г., где они вскоре были расформированы.

Почти половину вертолётов в Афганистане потеряли из-за возникших на борту пожаров и взрывов топливной системы при её прострелах. Баки, на долю которых приходилось 90% повреждений топливной системы, стали заполнять, как на Су-25, пенополиуретановой губкой. Эта защита свела на нет пожары на борту, правда, за это пришлось заплатить увеличением сухой массы машины на 40 кг и затратой времени на промывку топливных фильтров, забивавшихся полиуретановой крошкой.

Летом 1980 г. после появления у душманов ПЗРК конструкторы приступили к выполнению комплекса доработок Ми-24, связанных с повышением живучести. На соплах двигателей установили ЭВУ, которые из-за большого сопротивления и неудобства в эксплуатации прижились не сразу и стали обязательными лишь с 1983 г., когда противник хорошо освоил применение ПЗРК. С 1980 г. пакеты из двух 32-зарядных кассет АСО-2В с патронами ловушек ЛО-56 стали подвешиваться на стальных лентах под хвостовой балкой, а с 1987 г. - двумя «веерными» блоками по три кассеты в каждом на бортах фюзеляжа за крылом; они создавали за вертолётом широкий шлейф из ложных целей.

С 1982 г. комплекс защиты венчала станция активных помех СОЭП-В1А (изделие Л-166 или «Липа»), оказавшаяся на первых порах очень эффективной. Блоки АСО-2В использовались не только при штурмовке, но и при пролёте опасных районов. Типовой «АСО-манёвр» при замеченном пуске ракеты состоял в резком отвороте с одновременным залпом ловушками.

В последние месяцы войны вертолётчики потеряли три экипажа Ми-24. Это произошло 21 августа и 30 сентября 1988 г. и 1 февраля 1989 г. В последнем случае через 25 минут полёта прервалась связь с экипажем, состоявшим из командира 50-го осап полковника А.С. Голованова и штурмана-оператора старшего лейтенанта С.В. Пешеходько, прокладывавших маршрут Кабул - Пули-Хумри. Их Ми-24П, столкнувшийся с горой, нашли через три дня в 8 км от перевала Саланг.

techno-story.ru

Угон двух вертолётов Ми-24 в Пакистан (1985) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Ми-24Д с вооружением экранно-выхлопное устройство

Угон двух вертолётов Ми-24 Вооружённых сил Афганистана в Пакистан в 1985 году позволил американским авиационным экспертам ознакомиться с передовыми советскими достижениями в области вертолётостроения, оборудованием для полётов в горах и средствами защиты винтокрылых машин от зенитного управляемого ракетного оружия.

Поскольку вертолёт указанной модели представлял чрезвычайный интерес для США, уже вскоре после прибытия Ми-24 в Афганистан, американской стороной за угон вертолёта было обещано вознаграждение в размере не менее миллиона долларов за предоставление вертолёта в работоспособном состоянии[1].

Обстоятельства инцидента[править |

ru.wikipedia.org

40 лет легендарному боевому вертолёту Ми-24 (часть 12) В Афганистане

25 декабря 1979 г. на афганских аэродромах Кабул и Баграм приземлились транспортные самолёты с десантниками. Одновременно с ними афганскую границу пересекла 302-я овэбу, которая в дальней-шем базировалась в Шинданде. 1 января 1980 г. вертолёты 280-го овп (24 Ми-6 и 11 Ми-8МТ, ведомые Ми-24А), приняв на борт десант в Сандыкачи, пересекли границу и приземлились в Шинданде, присоединившись к эскадрилье этого полка, базировавшейся в Баграме с 21 августа 1978 г. Утром 2 января Ми-24А подполковника В.В. Бухарина вылетел на разведку маршрута и лидирование транспортных вертолётов с десантом на Кандагар - второй по величине город Афганистана.

Первоначальные планы нашего командования не предусматривали ведения масштабных боевых действий. Но жизнь внесла свои коррективы. Боевые вертолёты приняли участие в первой же боевой операции утром 9 января 1980 г. Подразделения 186-го мотострелкового полка, усиленные танками и артиллерией, по просьбе афганского руководства направили из Кундуза в Нахрин для разоружения восставшего в начале года 4-го артполка афганской армии.


7 января по тревоге 1-я (на Ми-24В) и 2-я (на Ми-24А) эскадрильи 292-го обвп из Цхинвали перелетели на аэродром Вазиа-ни. С него на Ан-22 вертолёты доставили на аэродром Кокайды, где их собрали и облетали. Через несколько дней две эскадрильи выполнили ознакомительный вылет «за речку» с промежуточной посадкой на аэродроме Кундуз. Оттуда 13 января экипажи выполнили первый боевой вылет. 14 января обе эскадрильи перелетели в Кундуз. В середине февраля 1-я эскадрилья.

Ми-24 возвращается на базу

Ми-24 заруливает на заправку и пополнение боекомплекта

25 декабря 1979 г. на афганских аэродромах Кабул и Баграм приземлились транспортные самолёты с десантниками. Одновременно с ними афганскую границу пересекла 302-я овэбу, которая в дальнейперебазировалась в Джелалабад на постоянное место дислокации. В это же время в Кундуз прибыла из СССР 3-я эскадрилья на Ми-8. В марте в полк начали прибывать экипажи из черниговского 319-го обвп. В конце марта после спада напряжённости на севере Афганистана 2-я и 3-я эскадрильи также были перемещены в Джелалабад, где вели боевые действия до 14 июля 1981 г.

В последних числах февраля началась переброска по воздуху на Ан-22 на аэродром Кокайды двух эскадрилий Ми-24Д, сформированных из экипажей нивенского 288-го и рауховского 287-го обвп, вошедших в состав 34-го смешанного авиакорпуса -в дальнейшем ВВС 40-й армии.

Одновременно на приграничные аэродромы в предгорьях Памира и Туркмении перебазировали Ми-24 для работы на севере Афганистана. В марте 1980 г. в этой стране находились 302-я (Шинданд) и 262-я (Баграм) овэ, 292-й (Джелалабад) и 280-й (Кандагар) овп и 2-я эскадрилья 50-го осап (Кабул).

18 августа того же года в Джелалабад для усиления цхинвальского полка и подмены личного состава 2-й эскадрильи на период отпусков прибыли 10 экипажей из нивенского 288-го обвп со своими вертолётами Ми-24А. К концу года в Кундузе «прописались» по одной эскадрилье 181-го и 335-го обвп.

Весной 1980 г. боевые действия в Афганистане активизировались. На девять лет страна превратилась в огромный полигон, где в реальных условиях апробировалась боевая техника и отрабатывалась тактика её применения. За годы войны там побывало до 90% экипажей боевых вертолётов армейской авиации.

За две-три недели перед командировкой вертолётчики отрабатывали боевое применение на горном полигоне у Чирчика и в пустыне под Бухарой. В ходе дальнейшей подготовки основное внимание уделялось боевому маневрированию и отработке взлёта и посадки на высокогорные площадки.


Регламентные работы проводились на вертолёте прямо на стоянке

Для увеличения взлётной массы при работе с высокогорной площадки вспомнили о взлёте на колёсах передней опоры, предложенном в своё время М.Л. Милем. Методика такого взлёта применительно к Ми-24 была разработана в ЛИИ А.И. Акимовым. Лётчики-испытатели ВВС и ЛИИ опробовали этот метод на Ми-24Д в горах Кавказа. Взлётная масса вертолёта в зависимости от высоты площадки возрастала на 500 - 1500 кг по сравнению с взлётом «по-самолётному».

Садиться на полевые площадки старались так, чтобы кабина машины была впереди пылевого облака. Пробег сокращали, круто снижаясь на режиме работы двигателей, близком к взлётному, затяже-ляя винт у самой земли. В момент касания пилот брал ручку на себя, дополнительно сокращая пробег. При таких посадках быстро изнашивались шины и диски тормозов, досрочно приходилось снимать более половины двигателей, из них значительную часть из-за эрозии лопаток и почти 15% -из-за помпажа. Слизь от пыли, попавшей в баки, забивала фильтры и топливную автоматику.

В подготовке экипажей Ми-24 боевому маневрированию уделялось должное внимание, что позволило основательно подготовленным пилотам, исходя из возникающих ситуаций с учётом возможностей машины, изобретать новые приёмы и манёвры, часто пренебрегая пределами ограничений, предусмотренных в инструкциях. Из атаки выходили с кабрированием до 50° и крутым разворотом в верхней точке, где машина чуть ли не переворачивалась на бок, моментально оказываясь на обратном курсе, лицом к противнику для повторного удара.


Так выглядит вертолёт после взрыва осколочной ракеты

В последнее время появляются публикации, в которых пилоты, летавшие на вертолётах Ми-24Д и Ми-24В на выполнение боевых заданий в локальных конфликтах, пытаются подвергнуть критике заниженные, по их мнению, ограничения на этих машинах при выполнении манёвров. Они с гордостью сообщают, что пренебрегали ограничениями и существенно их превосходили.

Им и невдомёк, что в этом случае в динамическую систему вертолёта (лопасти винтов, автомат перекоса, тяги, подшипники и т.д.) они вносили нерасчётную повреждаемость. За одно нарушение ограничения они расходовали сотни часов ресурса. Вскоре оказывалось, что некоторые элементы несущей системы фактически не имели ресурса, хотя формально в паспор-

тах он присутствовал. Под воздействием нерасчётных динамических нагрузок происходила выработка беговых дорожек подшипника автомата перекоса, разрушались сами подшипники. Наступал момент, когда вертолёт разрушался в воздухе. Однако всё, что случалось в боевой обстановке, списывалось на боевые потери. Поэтому рассуждения горе-практиков на этот счёт останутся на их совести: они явно, как говорят в народе, «родились в рубашке».

В апреле 1980 г. с «армейской самодеятельностью» в Афганистане ознакомился генеральный конструктор МВЗ им. М.Л. Миля - М.Н. Тищенко. Пилотаж местных асов произвёл на него неизгладимое впечатление, и уже летом начались доработки Ми-24, учитывающие афганский боевой опыт. Прибывшие заводские бригады перерегулировали топливную автоматику двигателей, предпочитая возможность прогара камер сгорания из-за превышения допустимой температуры газа перед турбиной недобору мощности в разреженном жарком воздухе.


Установленные ПЗУ отсеивали песок и пыль на входе в двигатели, очищая воздух на 70 - 75%, и в несколько раз снижали износ лопаток компрессора. В первую очередь ПЗУ оснащали двигатели ТВЗ-117, установленные на Ми-24Д, которые на малом газу на земле из-за более высоких оборотов энергичнее засасывали песок. С 1981 г. в Афганистан начали поступать первые Ми-24В с высотными двигателями ТВЗ-117В, имевшими на 15 - 20% большую мощность в условиях жаркого высокогорья. Этими двигателями стали комплектовать при ремонте и Ми-24Д. В ВВС 40-й армии заменялись только экипажи, а машины работали на износ - в лучшем случае дотягивали до ремонта. За год ОКСВ терял до 12% вертолётов при среднем годовом налёте Ми-24 около 380 ч, но отдельные машины вырабатывали до 1000 ч.

За годы войны работу службы эвакуации и восстановления в армейской авиации отладили и в 1987 г. возвращали в строй до 90% повреждённых вертолётов.

По мере активизации боевых действий совершенствовалась тактика. Оптимизировался состав ударных групп, основной тактической единицей которых стало звено из четырёх вертолётов. Звено позволяло реализовывать большинство отработанных тактических приёмов. Основной упор делался на внезапность, непрерывность огневого воздействия и взаимное прикрытие.

В афганских условиях максимальная боевая нагрузка Ми-24 составляла 1000 кг: две бомбы ФАБ-500, или четыре ФАБ-250, или до десяти ОФАБ-ЮОМ на многозамковых бомбодержателях МБД2-67у. «Двухсот-пятидесятки» и «пятисотки» применялись для разрушения укреплений душманов. Основная масса применяемых бомб приходилась на «сотки». Из общего числа бомб, израсходованных в 1980 г. авиацией 40-й армии, фугасные и осколочно-фугасные бомбы составляли 78%, зажигательные -3%. На точность бомбометания сильно.

влияли характерные для гор воздушные потоки, а также приземные ветры, сносившие бомбы от цели. Учёт этих потоков в прицелах АСП-17В и ВСБ-24 не предусматривался. Из-за отсутствия у противника подходящих целей экипажи вертолётов в 1980 г. израсходовали всего 33 ПТУР 9М114 и 9М17.

Для повышения эффективности практиковалось комплексное применение вооружения. С дистанции в 1,5 км лётчик пускал НАР, в километре от цели открывал огонь из стрелкового оружия, давая штурману-оператору возможность сосредоточиться на бомбометании. Бомбы разрушали каменную кладку крепостей и толстенные глинобитные стены дувалов, заваливая обломками душманов.

Широко использовались армейской авиацией НАР Простые и надёжные 57-мм С-5 оказались недостаточно эффективными. Мощные С-8 впервые выпустили с вертолётов в апреле 1983 г. недалеко от Кандагара. ОФБЧ этой ракеты массой 3,6 кг обеспечивала необходимое фугасное действие, а трёхграммовые осколки «рубашки» поражали вне укрытий живую силу в радиусе 10 - 12 м. Экипажи «двадцать-четверок» также ограниченно применяли крупнокалиберные НАР С-24 с 123-кг ОФБЧ. Выяснилось, что пускать их с Ми-24 могут лишь самые опытные экипажи.

Прошло суровые испытания в афганской войне и стрелково-пушечное вооружение вертолёта. Первые машины, участвовавшие в боевых действиях, были укомплектованы крупнокалиберными пулемётами А-12,7 и ЯкБ-12,7. Последний имел превосходство по массе секундного залпа, но не отличался высокой надёжностью в местных климатических условиях. Широко применялись подвесные контейнеры УПК-23-250 с 23-мм пушкой ГШ-23Л. Он был на 56 кг легче контейнера ГУВ с гранатомётом. 23-мм снаряды, обладая большим запасом кинетической энергии, с безопасных дистанций «доставали» душманов, укрывшихся за дувалами.

Обстреливать советские вертолёты в Афганистане начали с первых же дней войны. Пока мятежники не имели опыта борьбы с авиацией, боевые повреждения от стрелкового оружия в основном приходились на фюзеляж (12,8%), лопасти несущего винта (11,9%), концевую и хвостовые балки (12,2%). С появлением у душманов зарубежных инструкторов огонь стал более прицельным, а боевые повреждения -более значительными. Хорошо освоив тактику ПВО в горах, противник умело организовывал оборону своих лагерей.


Техническое обслуживание Ми-24, 1985 г


Навинчивание взрывателей к НУРСам

Ракета ПЗРК могла нарушить душевное равновесие пилота даже над центром Кабула (до 50% потерь авиационной техники приходилось на обстрелы в зоне аэродромов). К охране лётного поля наземными войсками в 1984 г. добавилось круглосуточное патрулирование и прикрытие с воздуха. В тот год зафиксировали 62 пуска, в 1985 г. - 141, в 1986 г. на 26 сбитых машин моджахеды израсходовали 847 ракет, за три с половиной месяца 1987 г. 86 пусками ПЗРК уничтожили 18 воздушных целей (в это время у душманов имелся 341 ПЗРК, из них 47 типа «Стингер»), К концу 1987 г. число «стингеров» у противника возросло до 600.

Обстрелам подвергались любые самолёты и вертолёты, как только они опускались ниже 3000 м. Перед экипажами Ми-24 ставилась задача защитить в опасном диапазоне высот пассажирские и военно-транспортные самолёты с людьми на борту. Каждый транспортник сопровождало до шести Ми-24: одна пара прочёсывала местность вокруг, выискивая огневые точки противника, вторая сопровождала впереди или по бокам снижающуюся или взлетающую машину, третья прикрывала её сзади и на протяжении всей глиссады; вторая и третья пары и сам транспортник «салютовали» ловушками АСО. Кабульские «двадцатьчетверки», которым чаще других приходилось заниматься эскортированием, оснащались двойным комплектом АСО-2В. Заметив пуск ПЗРК, экипаж Ми-24 разворачивался навстречу ракете, залпом пускал ловушки и принимал удар на себя.

В 1987 г. ПВО моджахедов усилилась настолько, что заставила руководство ВВС 40-й армии практически полностью отказаться от использования вертолётов для огневой поддержки войск. Бомбовые удары наносили самолёты, а вертолёты уже занимались «зачисткой» местности. Вертолётчики перешли к нанесению ночных ударов смешанными группами.

Движение душманов подпитывалось всем необходимым из-за рубежа. Тысячи караванов сотнями троп ручейками растекались по малонаселённым районам страны. С 1984 г. командование ОКСВ привлекло к борьбе с ними спецназ. Для придания спецназовским батальонам необходимых скрытности, мобильности и обеспечения огневой поддержки за ними закреплялось по четыре Ми-8 и Ми-24 из 335-го (Джелалабад) и 280-го (Кандагар) обвп и 262-й овэ (Баграм). Обеспечение кабульской роты спецназа возложили на 2-ю и 3-ю эскадрильи 50-го осап (Кабул).

В конце 1985 г. за каждой из бригад закрепили по специально сформированной для этой цели эскадрилье. С 15-й бригадой работала 239-я овэ, а с 22-й - 205-я овэ. Каждая из них состояла из четырёх отрядов и располагала 16 Ми-8 и 16 Ми-24.

Заправка вертолета Ми-24, 1985 г


Замена на покрышек на Ми-24

12 мая 1987 г. в районе населённого пункта Бараки на юге Афганистана капитан Н.С. Майданов из 335-го овп заметил движение в «зелёнке» ущелья Абчекан. После прохода над зарослями лётчики обнаружили большой караван. Майданов высадил из своего Ми-8 спецназ на входе в ущелье, а его ведомый Ю. Кузнецов - у выхода. Пара Ми-24 прикрытия приступила к обстрелу каравана. После высадки десанта «восьмёрки» срочно направились в Бараки за подкреплением. Для разгрома каравана потребовался спецназ, усиленный броне-группой. Бой с душманами продолжался всю ночь до утра. Когда стали подсчитывать трофеи, то одних ПЗРК «Стрела» набралось свыше полусотни. 205-ю и 239-ю овэ вывели из Афганистана в СССР в августе 1988 г., где они вскоре были расформированы.

Почти половину вертолётов в Афганистане потеряли из-за возникших на борту пожаров и взрывов топливной системы при её прострелах. Баки, на долю которых приходилось 90% повреждений топливной системы, стали заполнять, как на Су-25, пенополиуретановой губкой. Эта защита свела на нет пожары на борту, правда, за это пришлось заплатить увеличением сухой массы машины на 40 кг и затратой времени на промывку топливных фильтров, забивавшихся полиуретановой крошкой.

Летом 1980 г. после появления у душманов ПЗРК конструкторы приступили к выполнению комплекса доработок Ми-24, связанных с повышением живучести. На соплах двигателей установили ЭВУ, которые из-за большого сопротивления и неудобства в эксплуатации прижились не сразу и стали обязательными лишь с 1983 г., когда противник хорошо освоил применение ПЗРК. С 1980 г. пакеты из двух 32-зарядных кассет АСО-2В с патронами ловушек ЛО-56 стали подвешиваться на стальных лентах под хвостовой балкой, а с 1987 г. - двумя «веерными» блоками по три кассеты в каждом на бортах фюзеляжа за крылом; они создавали за вертолётом широкий шлейф из ложных целей.


Ми-24 в небе Кандагара


Обелиск Ми-24 в полку ВВС (аэродром Кабул) Надпись по арабски сделана поверх фтографии

С 1982 г. комплекс защиты венчала станция активных помех СОЭП-В1А (изделие Л-166 или «Липа»), оказавшаяся на первых порах очень эффективной. Блоки АСО-2В использовались не только при штурмовке, но и при пролёте опасных районов. Типовой «АСО-манёвр» при замеченном пуске ракеты состоял в резком отвороте с одновременным залпом ловушками.

В последние месяцы войны вертолётчики потеряли три экипажа Ми-24. Это произошло 21 августа и 30 сентября 1988 г. и 1 февраля 1989 г. В последнем случае через 25 минут полёта прервалась связь с экипажем, состоявшим из командира 50-го осап полковника А.С. Голованова и штурмана-оператора старшего лейтенанта С.В. Пешеходько, прокладывавших маршрут Кабул - Пули-Хумри. Их Ми-24П, столкнувшийся с горой, нашли через три дня в 8 км от перевала Саланг.

topwar.ru

Ми-24 в боевых действиях в Афганистане: diana_mihailova

Взято у коллеги kloch5. Гордые горцы

Уже почти тридцать лет, как весь «цивилизованный мир» празднует победу над Советским Союзом в афганской войне. Но опять придётся пойти против гольфстрима – ничего подобного. Проигравших оказалось намного больше, только за шумихой они прятали свои поражения, последствия которых сказываются до сих пор:

1. Китайская Народная Республика потерпела одно из самых сокрушительных поражений в своей истории.
Дело в том, что 80-90 процентов оружия и снаряжения предоставляла душманам именно она. Да и воевали последние отнюдь не бескорыстно.
При том, что само население поднебесной в это время почти голодало. Страна ещё не успела оправиться от последствий террора хунвейбинов, а оказалась втянутой в новую авантюру. Но, даже, не это главное – окончательно расстроились экономические отношения с СССР, который ранее очень серьёзно помогал. Прекратилось обучение специалистов, в которых Китай всегда испытывал жуткую нужду. Одновременное создание ядерного оружия тоже вылилось в копеечку. Без связей с СССР НОАК и военная промышленность превратились в полный шлак.
К середине 80-х годов всем стало ясно, что КНР пришла в полный упадок, в том числе и с помощью участия в злосчастных афганских событиях.

2. Пакистан был крайне истощён. Миллионы беженцев повисли на шее. Огромная армия «моджахеддинов» вытягивала все жилы. Даже миллиардная помощь от США и заливников уже мало спасала ситуацию. Одновременно продолжались гонка вооружений и противостояние с Индией. Оппонент в эти годы интенсивно развивался и перевооружался, пакистанцы же рисковали остаться у разбитого корыта – их армия в техническом отношении безнадёжно устарела. Там тоже решили сделать паузу и переключиться на другие проблемы.

3. Иран в восьмилетней войне с намного более слабым Ираком фактически потерпел поражение – от некогда могущественной армии не осталось и следа. В окопах сидели миллионы солдат, а танков, пушек и самолётов почти не было. Потери были просто ужасающие. В стране царила панихида. Этим тоже аукнулась их многолетняя помощь духам.

4. США вроде бы праздновали победу. На самом деле всё оказалось несколько хуже. Через 15 лет тысячи американских солдат заплатят своими жизнями и здоровьем, а заокеанская империя получит очередное поражение, только с отсрочкой.

5. Афганистан оказался отброшен фактически в средневековье. И дело не только в разрушениях и смертях. Была уничтожена прослойка людей, которая могла бы вывести страну к цивилизации. Но, увы.

6. Советский Союз и Российская Федерация. Конечно, пришлось «уйти с Востока». Но, несмотря на внутренне предательство, всё-таки удалось удержать от развала среднеазиатские бывшие союзные республики и создать определённый пояс безопасности.

Таким образом, к началу 1989 года к Афганистану охладели все соседи. Казалось бы, вот-вот душманы возьмут Кабул и воцарится царствие божие.
Матрасникам этого бы очень хотелось сразу, но помешал банальный бюрократизм - тайные фонды ЦРУ были пусты. А духи без вливаний извне сразу стали тем, кем и были на самом деле – никем. Банды мгновенно рассорились между собой, а центральная власть постепенно укреплялась. У страны появился шанс на окончание войны. Здравомыслящие люди в Москве это понимали и оказывали Кабулу небольшую помощь, многого и не требовалось. Всё шло к замирению.

Неожиданно беда пришла оттуда, откуда и не ждали. Агент Моссад/ЦРУ по фамилии Козырев, по совместительству министр иностранных дел в правительстве «младореформаторов» смог убедить вечно пьяного Борьку Ельцина и тот громогласно объявил, что прекращает, ту совсем небольшую, помощь ДРА. Причём афганские товарищи приехали не с протянутой рукой – они собирались КУПИТЬ топливо, запчасти и боеприпасы. Таким образом, клика Ельцина виновна перед народом России не только за злыдни 90-х, но на ней лежит и часть ответственности за продолжение кровавой бойни в Афганистане. И как следствие этого, гигантский поток наркоты, хлынувший в РФ, убивший и разрушивший жизнь миллионов людей.

Начало 1992 года Афганистан встретил без государства – оно вместе с армией просто разошлось по домам. Опомнившиеся душманы захватили вооружения армии и с новой силой схлестнулись между собой. Страна опять скатилась в бездну полномасштабной гражданской войны. И тут на арену цирка вышла новая, доселе никому неизвестная сила – движение Талибан. Пиндосы много лет очерняли это имя, но совершенно напрасно. Их бесило, что без их попечительства кто-то решил заявить о себе в голос.
Вообще Талибан – это молодёжное движение. Пацаны - сироты войны проходили обучение (в том числе военным наукам) в религиозных школах на территории Пакистана. Как и любая молодёжь, они были максималистами, остро принимающими к сердцу любую несправедливость. А тут на их глазах бывшие восхваляемые «воины ислама» убивают друг друга и других безвинных правоверных, разрушают и так очень бедную страну. Самоорганизовавшись они начали войну с духами, постепенно загнав тех на самый север Афганистана. Конечно, созданное ими государство было не без изъянов, но какой-никакой порядок и свою «законность» они восстановили, даже начали искоренять наркобизнес и запретили собачьи бои. В государство и в армию частично вернулись служащие ДРА, особых репрессий не было. Чудовищным было только убийство Наджиба и его брата. После этого, правда, Москва от них отвернулась.

Но опять пойти по пути умеренной исламизации Афганистану не дали. Монстр, созданный ЦРУ (Аль-Каида) вырвался из под контроля и 11 сентября 2001 года очень больно ужалил бывшего хозяина. Матрасники снова совершили чудовищную ошибку – предъявили ультиматум Талибану, который к самолёто-бомбам не имел никакого отношения. Но и выдавать единоверцев гяурам не в их правилах.

Началась новая, ещё более затяжная и кровавая бойня, которая не затихает до сих пор. Появление в Афганистане филиала «Исламского государства Ирака и Леванта» ничего хорошего не сулит – там опять безбашенная молодёжь под руководством опытных наставников.

В принципе, всю историю 40-летней афганской революции уже изложил, можно переходить и к основной теме доклада.

Прекращение закупок в России боевых вертолётов для воздушных сил Афганистана и замена их на малопригодные для этого театра боевых действий винтовые штурмовики, вертолёты-стрекозы и сильно б/у-шных ветеранов многих специалистов насторожило.

Но не буду углубляться в эту тему – как-нибудь в другой раз. Только замечу, что пиндосы, очевидно, планируют посадить за штурвалы аэропланов-камикадзе афганскую молодёжь – чего их, басурман, жалеть:

Опять же, косоглазая «политическая целесообразность» власть имущих в США вмешалась в военные дела. Понятно, что, кто платит, тот и музыку заказывает. Но тут дошло до откровенного маразма – ничего не покупать у клятых москалей. Предложить же свою альтернативу Ми-8 и Ми-24 они не в состоянии за неимением таковой.

Видимо, предыдущая эпопея с покупкой 20-ти единиц транспортных C-27J Spartan, которые обошлись почти в миллиард у.е. и которые в 2014 году почти все были распилены, ничему не научила:

Все современные перипетии подробно описаны в хорошей статье , нет особого смысла повторяться.

Одновременно это означает завершение целой эпохи – боевого применения ударного вертолёта Ми-24 и его модификаций в этой среднеазиатской стране.

Кроме авиации 40-й армии, такими машинами располагали и афганские воздушные силы. Точной цифры не нашёл – пишут, что было поставлено чуть менее 80 единиц. Много позднее ещё шесть бортов было получено из Чехии. А последними попали в боевой состав четыре вертолёта из Индии.
Обычно считается, что индусы редкостные жлобы, а тут такой царский подарок. Думаю, что здесь явно есть подводное течение - американцы при продаже Индии «Апачей» сделали приличную скидку, покрытием которой и стала эта транзакция с Ми-25.

Не ставил себе целью описание всей длительной эпопеи «крокодилов» в Афганской армии. Просто ретроспективные фотографии тех машин, которые смог накопать в Интернете. В известном списке боевых потерь до 1992 года всего 8 вертолётов Ми-24/25 (среди них три Ми-24А), ещё три в 1985 и 1989 годах были угнаны в Пакистан.

Ми-24А не исчезли бесследно. Один сейчас украшает музей:

Другой (б/н 344) на какой-то помойке в Кабуле, на заднем плане бывший королевский дворец:

Третий был сфотографирован на кладбище военной техники:

Вертолёты МИ-25/35 того периода имели характерный яркий «азиатский» камуфляж, аналогичный был у бортов из Индии, Сирии и Ирака. Первоначально нумерация трёхзначной и опознавательный знак был красного цвета:

Здесь номер разглядеть не удалось:

Позднее изменили знак и перешли к современной нумерации. Качественные фотографии вертолётов большая редкость, а что бы с номером – так вообще на уровне «чёрного пенни». Очень известный снимок с легендой:

«Афганский Ми-24 обеспечивает прикрытие советского конвоя с продовольствием и топливом 30 января 1989»

Фото времён ДРА:

Позднее духи приземлили этот борт:

Привет советским телезрителям:

Редкий кадр – наши технари на фоне туземнного борта:

По словам участников событий, афганские вояки больше надеялись на аллаха, чем на себя – их техника была в ужасном состоянии.

Без номеров, но с подписью – «Кабульский аэропорт 16 июня 1988»:

Там же, засветился б/н 77:

Удачное фото из дембельского альбома – б/н 78:

Другие менее удачные:

Качественные фото доступны за деньги, там будет и номер:

Фото с "Отваги" - б/н 70:

Вертолёт-памятник в кабульском аэропорту, 1988 год:

Техника явно чужая, но красную звезду нарисовали:

В Кундузе тоже был аналог. Пишут, что собрали из остатков списанных машин, но, как по мне, это бывший афганский борт:

Перелетевшие в Пакистан вертолёты то же засветились. Местной хунте очень хотелось включить их в боевой состав, один даже смог постоять где-то на стоянке:

Ввиду контрафактности получения запчасти и сервис им были недоступны, так, что чуркестанцы оказались в пролёте.

Одну машину переправили матрасникам, где она была включена в эскадрилью «учебных врагов»:

Третий в ужасном состоянии оказался на задворках музея пакистанской авиации, даже известен его заводской номер – 3532463615084:

В принципе, это и весь фотоматериал времён советско-афганской дружбы -
дальше начинается совсем другая история. В обнародованных описаниях боёв второй половины 1992 года и по 2001 год про боевое применение Ми-25/35 ничего не упоминается.

На фото, сделанном в декабре 1992 года в таджикском приграничном городе Пяндж явно бывший афганский вертолёт:

В январе 1995 года талибы возле брошенного духами вертолёта:

Номер вроде бы 113:

Ещё есть очень маленькая фотосессия из двух снимков от 10 октября 1996 года:

1998 год, на видео засветили борты 101 и 110 в «родной» расцветке:

Этот вертолёт (вроде 68-й) 13 октября 2001 года оказался свежекрашенным в Пандшерском ущелье:

После изгнания талибов из Кабула в апреле 2002 года на военном параде в Кабуле в кадр попали два борта в оригинальном камуфляже, но без номеров:

Снимок без истории – б/н 89:

Позднее его включили в состав антиталибской коалиции – 7 сентября 2006 года:

На начало 2000-х годов есть сведения о трёх авариях Ми-35, все в Кабуле:

67 - 2003 wreck at Kabul airport

Под это дело есть фото с подписью:

«Я и пиндосовский Хаммер. Кабул 2003 г.»

Автомобиль нам малоинтересен. Но борт, определённо, этот:

diana-mihailova.livejournal.com

Советские ударные вертолеты Ми-24 в небе Афганистана, 1979-89 гг.

Profile

Name: история в фотографиях

Entry Tags

1020-е, 1400-е, 1500-е, 1700-е, 1800-е, 1830-е, 1840-е, 1850-е, 1860-е, 1870-е, 1880-е, 1890-е, 1900, 1900-е, 1910--е, 1910-е, 1912-е, 1917, 1920, 1920-е, 1930-е, 1930-е история России, 1940, 1940--е, 1940-е, 1945, 1950-е, 1960, 1960-е, 1970-е, 1980-е, 1990-е, 1993, 1997, 2000-е, 2010-е, XIII век, XIX век, XVI век, XVII век, cемейный архив, Азия, Афганистан, Африка, Африка политика, Балканы, Батька Махно, Белое Движение, Белое движение, Ближний Восток, ВСХВ, Валуа, Великая Отечественная война, Великая Отечественная войнв, Великая война, Великая отечественная война, Виндзоры, Военная история, Восток, Вторая мировая, Вторая мировая война, Вторая мировая война. авиация, Втроая мировая война, Гражданская война, Гражданская война в США, Греция, Европа, Зачем - не знаю, Кавказ, Красный крест, Крым, Крымская война, Латинская Америка, Ленин, Ливия, МГУ, Москва, НКВД, Николай II, ОГПУ, Первая мировая, Первая мировая война, Подмосковье, РККА, Романовы, Русско-японская война, СМИ, СССР, США, Серебряный век, Средние века, Сталин, Сталинград, Сталинградская битва, Униформа, ХХ век, Халкин-гол, авация, авиация, авиация. флот, авто, авто-история, авторская фотография, авторские фотографии, агит, агитация, агитация ( историческая), агитация (историческая), актеры, актуальная история, алхимия, анархисты, анархия, аристократия, армия, армия танки, артиллерия, артисты, археология, архитектура, балет, благотворительность, болезнь, броневики, бронепоезда, быт, быт. люди, вещи, видео, военная иситория, военная история, военная история. Первая мировая война, военная истрия, война, война в Афганистане, война в Корее, война в Чечне, война во Вьетнаме, вопрос, враги, всякая всячина, вторая мировая, выборы, выставки, геополитика, геральдика, герои, горо, города, города России, города СССР, города люди, гравюры, гражданская война, графика, даты, дворянство, демонстрации, деньги, деревня, дереыня, детвора, дети, детские игрушки, дипломатия, дирижабли, доброе, документы, дореволюционные фотографии, достояние человечества, драгоценности, еда, жандармы, железная дорога, железные дороги, женщин, женщина, женщины, жесть, живопись, животные, жизнь, жут, жуть, за, забавно, забавное, загадка, заговоры, зачем-не знаю, игры, игры. люди, изобретения, иконы, индейцы, интевенция, интересно, интересное, интересное кино, искусство, искусствр, исория СССР, истори СССР, истории СССР, исторические события, история, история CCCР, история Австралии, история Австрии, история Алжира, история Америки, история Англии, история Аргентины, история Армении, история Афганистана, история Африки, история Белоруссии, история Болгарии, история Бразилии, история ВКП (б), история Великборитании, история Великбритании, история Великобритании, история Венгрии, история Вьетнама, история Германии, история Германии. маразматические заголо, история Германиилюди, история Германия, история Греции, история Грузии, история Европы, история Египта, история Израиля, история Индии, история Ирана, история Ирландии, история Испании, история Италии, история КНДР, история Камбоджи, история Канады, история Киева, история Китая, история Кореи, история Кубы, история Латвии, история Ленинграда, история Мексики, история Монголии, история Москвы, история Нидерландов, история Норвегии, история Пакистана, история Петербурга, история Петрограда, история Польши, история Польшы, история РККА, история РСФСР, история РФ, история Росс, история Росси, история России, история России. военная история, история Российской Федерации, история Россия, история Румынии, история ССР, история СССР, история СССР отдых, история СССР. кино, история СССС, история ССССР, история США, история США., история США? 1930-е, история Санкт-Петербурга, история Сербии, история Таиланда, история Тайланда, история Тибета, история Турции, история Узбекистана, история Украины, история Финляндии, история Финляндии., история Франции, история Чехии, история Чехословакии, история Чили, история Швеции, история Эстонии, история Югославии, история Японии, история авиации, история дипломатии, история фотографии, истороия СССР, истрия Чехословании, истроия СССР, кавалерия, казачество, казни, казнь, карикатура, карикатуры, картины, картография, карты, катакомбы, катастрофы, кино, кладбища, книги, ко, коллаборанты, коллаборационисты, коллекционные фотографии, компромат, конструкторы, констукторы, космос, красавец-мужчина, краскомы, красота, криминал, криминалистика, курьезы, линчности, линчости, литература, личности, личности. детвора, личности. забавное, личность, личнсти, личости, любовь, люди, люди. Вторая мировая война, маразм, мастера фотографии, мебель, медицина, мемуары, мерзавцы, метрополитен, милиция, милосердие, миниатюры, мнение, мода, мода. животные, модераторское, монархия, монастыри, морархия, мото, мошенники, музеи, музыка, музыка. театр, на радость модераторам, на радость модератору, на усмотрение сообщников, на усмотрение ссобщников, награды, напитки, народный костюм, наука, нацизм, национальный костюм, наши герои, ненавижу, необычно, нет слов, новейшая история, ню, образование

foto-history.livejournal.com

Удивительные факты о боевом вертолете Ми-24

Вертолет «Крокодил» стал таким же узнаваемым символом советской военной мощи, как автомат Калашникова. Несколько интересных фактов из биографии легендарного вертолета Ми-24.

Этот вертолет стал таким же узнаваемым символом советской военной мощи, как автомат Калашникова. Помимо выдающихся боевых качеств, Ми-24 отличается характерным обликом, благодаря которому получил прозвище «Крокодил», а также фирменной чертой отечественного оружия — неприхотливостью в самых сложных условиях применения. Ми-24 поставлялся и поставляется до сих пор в более чем 50 стран мира. На заводе «Роствертол», давнем партнере банка ВТБ, и сегодня производятся его новейшие модификации на экспорт под индексом Ми-35. Всего же изготовлено около 3500 единиц, так что не удивительно, что «Крокодил» до сих пор остается основой парка ударных вертолетов России. Вот несколько фактов из биографии легендарного вертолета.

1. Летающая БМП

Первый полет Ми-24 совершил 19 сентября 1969 года, став вторым в мире специализированным ударным вертолетом после АН-1 «Кобра» (США). При его создании было принято два оригинальных технических решения. Первое оказалось не слишком удачным: Ми-24 создавался на базе агрегатов транспортного Ми-8 согласно концепции «летающая боевая машина пехоты» и получил грузовой отсек, в котором могли размещаться восемь десантников. Однако в реальности им редко пользовались. Если кабина пилотов имела бронирование, то отсек для десантников ничем не защищался, а поскольку Ми-24 приходилось летать над полем боя под огнем противника, то желающих участвовать в подобном аттракционе в качестве пассажиров находилось мало. Вести же прицельный огонь из открытых дверей, как это практиковали американцы во Вьетнаме, не было возможности из-за скоростей, на которых действовал Ми-24. В результате отсек для десантников стал бесполезным грузом, из-за которого вертолет получился хоть и быстрым, но тяжелым. Максимальная взлетная масса Ми-24 составляет 11 500 кг. Для сравнения: у АН-1 этот параметр равняется 4500 кг.

2. Канатоходец

Недостаток маневренности Ми-24 отчасти проявился в одном необычном эпизоде: в воздушном бою американского и советского вертолета, который произошел в 1983 году на границе ГДР И ФРГ. Выполнявший разведывательный полет вдоль границы Ми-24 встретился с АН-1, летевшим с аналогичной миссией. Пилоты затеяли маневренный бой без применения оружия. В ходе схватки Ми-24 заложил такой вираж, что потерпел катастрофу. Проблема в том, что для увеличения скорости диаметр несущего винта у Ми-24 сделали значительно меньше, чем у аналогичного по массе и мощности Ми-8 (17,4 м против 21,3 м). Лопасти при этом стали короче, но шире. Такой винт дает меньшее сопротивление, но из-за увеличившейся нагрузки и угрозы срыва потока на лопастях пилотаж Ми-24 требует мастерства и большой точности. Летчики говорят, что управлять этим вертолетом «так же просто, как ходить по канату».

3. Окрыленный

Вторая конструктивная особенность Ми-24 оказалась в целом довольно удачной. Этот вертолет оснащен внушительными по размерам крыльями (размах 6,4 м). Они используются не только для подвески вооружения, как на других боевых вертолетах, но и создают в полете до 28% подъемной силы, разгружая несущий винт и повышая грузоподъемность вертолета. На самом деле Ми-24 — нечто среднее между вертолетом и самолетом. Это отражается и на тактике его применения. Если ударные вертолеты западных стран активно используют режим висения, подскакивая для атаки из-за складок местности или деревьев, то козырь Ми-24 — скорость.

4. Рекордсмен

Ми-24 — один из самых быстрых вертолетов в мире. А если говорить о серийной технике, то, пожалуй, самый быстрый. Он развивает в горизонтальном полете скорость 335 км/ч. В 1978 году на Ми-24 был установлен абсолютный мировой рекорд скорости для вертолетов — 368,4 км/ч. Правда, для снижения веса и сопротивления воздуха рекордный Ми-24 летал без оружия, брони и крыльев. Превзойдено это достижения было лишь в 1986 году британским многоцелевым вертолетом Westland Lynx («Рысь») — 400,87 км/ч. Однако экземпляр для рекордной попытки мало походил на серийную машину: он использовал на 40% более мощные двигатели, а также специальные лопасти несущего винта. Скорость обычной «Рыси» не превышает 260 км/ч.

5. По-самолетному

Из-за большой массы Ми-24 чаще всего взлетают с разбега, по-самолетному. Ходили даже слухи, что он вообще не может взлетать вертикально или зависать в воздухе. Зависать на месте Ми-24 может, но взлететь вертикально с максимальной нагрузкой на нем и в самом деле затруднительно. Особенно в горах, где воздух разрежен, или в странах с жарким климатом, когда из-за высокой температуры падает мощность двигателя. В Афганистане Ми-24 обычно взлетали с разбега в 100–150 метров, разгоняясь на переднем колесе. Садились тоже по-самолетному, но по другой причине: нужно было двигаться впереди пылевого облака, поднимаемого винтами, чтобы видеть землю.

6. Броня крепка

Одно из основных отличий ударного вертолета — наличие бронирования. На Ми-24 это лобовые бронестекла, бронированные сиденья и бронеплиты на бортах кабин летчика и оператора и на капотах двигателя. В Афганистане лобовое бронестекло Ми-24 ни разу не было пробито, хотя после одного из вылетов в нем насчитали шесть пулевых отметин. На Ми-24 возлагалась не только задача огневой поддержки войск и прикрытия колонн на земле, но и защита гражданских и транспортных самолетов. В Кабуле, к примеру, два Ми-24 сопровождали при посадке рейсовые самолеты «Аэрофлота», отстреливая тепловые ловушки. При обнаружении пуска ПЗРК им предписывалось идти на ракету и прикрывать пассажирский самолет собой.

7. Недетские игрушки

Ми-24 мог нести очень мощное вооружение. На его крыльях можно было вешать «игрушки» общей массой 2400 кг. Для сравнения: боекомплект танка Т-72 весит меньше тонны. Стандартная нагрузка Ми-24 в Афганистане состояла из двух блоков неуправляемых авиационных ракет (НАР), двух бомб ФАБ-250 и боезапаса для пушки или пулемета. Первоначально Ми-24 оснащался четырехствольным пулеметом ЯкБ-12,7 с вращающимся блоком стволов и скорострельностью до 4500 выстрелов в минуту, который устанавливался на носовой турели. В 1982 году Ми-24, атакуя караван душманов в Афганистане, одной очередью из такого пулемета разрубил пополам автобус. Однако сложная кинематика ЯкБ-12,7 оказалась слишком капризной в полевых условиях. На смену пулемету пришла двуствольная автоматическая пушка ГШ-30К, устанавливаемая на модификации Ми-24П («пушечный»). Она имела калибр 30 мм и оказалась столь мощной, что установить ее в подвижной турели было невозможно. Пушка крепится неподвижно сбоку фюзеляжа, поэтому прицеливание ведется не оператором вооружения, а пилотом, для чего требуется переориентация всего вертолета. В итоге был найден компромисс: двуствольная автоматическая пушка ГШ-23 калибра 23 мм могла устанавливаться в носовой турели и за счет большей точности и скорострельности не уступала в эффективности пушке калибра 30 мм. А в конце 1980-х годов Ми-24 стал первым в мире вертолетом, вооруженным ракетами «воздух — воздух».


8. Огонь и натиск

В Афганистане наиболее эффективными в борьбе с душманами показали себя не высокоточные боеприпасы, а блоки с неуправляемыми авиационными ракетами. Обычно Ми-24 на высокой скорости делал боевой заход, с расстояния 1200–1500 м давал залп НАР, «подметая» поле боя оперенными стальными стрелами, составлявшими начинку их боеголовок (до 2200 «гвоздей» в каждой ракете), а на подлете пилот открывал огонь из пушки, давая возможность оператору прицельно сбросить бомбы. Любопытно, что американцы, столь охотно демонстрирующие «рекламные» ролики о применении высокоточного оружия с вертолетов, в реальных условиях при огневом противодействии с земли переходят на ту же тактику: удары НАР на большой скорости.

9. И в каждой турбине мы слышим…

Один из секретов надежности Ми-24 — двигатели ТВ3-117В, те же, что стоят и на Ми-8, самом массовом вертолете в мире. Этот двигатель был разработан в 1972 году в Ленинграде в ОКБ им. В.Я. Климова. До недавнего времени изготавливался на Украине, но в свете последних событий производство его новейшей модификации ВК-2500 освоено в России. Этот уникальный двигатель поразительно надежен. В Афганистане песок съедает даже оковку передних кромок несущих винтов, а ТВ3-117 продолжал работать порой со «щербатой» турбиной. Однажды в одном из снятых на ремонт двигателей недосчитались 17 лопаток турбины из 51. Между тем надежность для боевого вертолета –качество, быть может, даже более важное, чем защищенность и ударная мощь. В период с 2001 по 2009 год США во время боевых действий в Ираке и Афганистане потеряли 79 своих ударных вертолетов АН-64. При этом от огня противника пострадали 11 машин, а 68 разбились без посторонней помощи.

10. Истребитель танков

Когда мы говорим о специфической тактике применения Ми-24, то надо иметь в виду, что этот вертолет создавался в первую очередь для борьбы с танками, для чего оснащался великолепным комплексом противотанковых управляемых ракет (ПТУР) «Штурм». В реальности в роли истребителя танков ему удалось себя попробовать лишь во время Ирано-иракской войны 1980–1988 годов, которую называли последней классической войной в истории человечества. Например, в первые три месяца военных действий только один из иракских Ми-24 уничтожил 55 танков противника. Потом успехи стали скромнее просто потому, что у Ирана кончились танки.

11. Вертолет против вертолета

Ирано-иракская война впервые в истории стала ареной интенсивных воздушных боев между вертолетами. В основном сражались ударные Ми-24 и АН-1 «Кобра», применяя друг против друга ПТУР. Вот описание типичного боя: 25 февраля 1984 года три иранских АН-1 внезапно атаковали тройку иракских Ми-24. Но «Крокодилы» шли растянутой цепью, поэтому «Кобры» запустили ПТУР Tow с предельной дистанции и промахнулись. Этот выстрел известил иракцев об атаке, они развернулись и пошли на противника. Им удалось увернуться от шести медленных и маломаневренных иранских ПТУР, а затем пуском собственных ракет сбить две «Кобры». Третья попыталась скрыться, но Ми-24 без труда догнал ее и с дистанции 1,5 км расстрелял залпом НАР. В тот день все сложилось удачно для Ми-24, но исход таких боев был разным. Ирак заявил о 16 воздушных победах «Крокодилов» над «Кобрами» при потере шести Ми-24. Иран называет прямо противоположные цифры. Истина, скорее всего, посредине: противники были достойны друг друга.

12. Ночной бой

Одерживал Ми-24 победы и над куда более современными вертолетами вооруженных сил США. К примеру, в 1999 году сербский Ми-35 (экспортная модификация Ми-24) сбил новейший американский ударный вертолет АН-64 «Апач» и транспортный UH-60, участвовавшие в операции спасения пилота разбившегося F-16. Примечательно, что это победа была одержана в ходе ночного боя, несмотря на то, что Ми-24, изготовленный в 1986 году, уступал в оснащенности куда более современному АН-64D, запущенному в производство в 1993 году. Единственным преимуществом Ми-35 были ПТУР «Штурм» новейшей модификации с дальностью действия 7 км. Оснащенность сыграла злую шутку с американцами. «Апач» имел радар кругового обзора. Сербы засекли его излучение, по пеленгу скрытно вышли на дистанцию 6700 м и произвели пуск ракеты «Штурма». Уничтожив «Апач», сербский вертолет догнал и расстрелял UH-60.

13. Стопроцентная победа

22 июля 2002 года северокорейский Ми-35 сбил АН-64 Южной Кореи. Редкий случай 100-процентно подтвержденной победы. Изначально Южная Корея опровергала факт уничтожения своего вертолета, утверждая, что он упал из-за неполадки системы следования рельефу местности. Однако эксперты США провели собственное расследование и обнаружили в обломках «Апача» вольфрамовые стержни, используемые в качестве поражающих элементов в ракетах Ми-35. Редкий случай, когда американцы сами стремились доказать факт поражения своего оружия, поскольку версия технической неполадки грозила колоссальными финансовыми убытками производителю АН-64, американской компании McDonnell Douglas. В большинстве других случаев соперники подтверждать победы Ми-24 не спешили.

14. Легенды Ми-24

8 июня 1982 года в небе Ливана произошло уникальное событие: сирийский Ми-24 сбил сверхзвуковой истребитель. Вертолет был атакован израильским F-4 «Фантом», который выдал себя излучением радара. Ми-24 развернулся в сторону противника и выпустил ему в переднюю полусферу две ракеты «воздух — воздух» Р-60 с расстояния 8 км. Обе попали в истребитель, несшийся в атаку со скоростью, почти в полтора раза превышающей скорость звука. 27 октября того же года, по сообщению правительственной иракской газеты «Багдад обзервер», Ми-24 сбил иранский «Фантом». Разумеется, обе эти победы остались неподтвержденными.

15. На равных

Что касается дозвуковых самолетов, то с ними Ми-24 расправлялся довольно уверенно. В Никарагуа он сбивал «антикварные» американские истребители F-86, соперничавшие с МиГ-15 еще во времена Корейской войны в 1950–1953 годах, а также легкие штурмовики А-37. Есть сведения (разумеется, неподтвержденные), что иракский Ми-24 сбил американский штурмовик А-10, атаковавший колонну танков, которую вертолет прикрывал. В 1992 году в Абхазии Ми-24 сбил с помощью ПТУР «Штурм» грузинский штурмовик Су-25, а в декабре 1994 года во время первой чеченской войны Ми-24 сбил ракетой Р-63 транспортный Ан-12, перевозивший оружие и деньги для боевиков.


16. Гроза хулиганов

Благодаря своей скорости Ми-24 начал использоваться в СССР для перехватов легкомоторных самолетов, нарушавших границу. Активно привлекаться для этих целей вертолет стал после скандальной посадки на Красной площади Матиаса Руста 28 мая 1987 года. Есть сведения по крайней мере о пяти случаях, когда Ми-24 принуждал подобных нарушителей к посадке. Однажды при заходе на посадку воздушный хулиган попытался сбежать, но Ми-24 догнал его, зашел выше и прижал к земле. Кстати, в мае 2015 года журналист телеканала «Звезда» на таком же, как был у Руста, самолете Cessna попытался пролететь из Калининградской области через западную границу России курсом на Москву, чтобы повторить «подвиг» немца. Не прошло и минуты, как рядом появился Ми-24, который потоком воздуха от винтов «сдул» самолет на несколько десятков метров ближе к земле и заставил его идти на посадку. «Если бы Руст столкнулся с таким напором, то вряд ли бы решился лететь дальше», — делился впечатлениями от полета журналист.

17. Не для слабонервных

Еще одним козырем Ми-24 считается психологическое воздействие на противника. Сочетание размеров, скорости, хищного внешнего вида и характерного звука производят впечатление, которое трудно передать словами. Знаменитые кадры из «Апокалипсиса сегодня» с полетом группы UH-1 «Ирокез» под музыку Вагнера покажутся вальсом бабочек в сравнении с атакой Ми-24. Недаром афганские душманы говорили: «Мы не боимся русских. Мы боимся их вертолетов».

Корпус морской пехоты США специально закупил Ми-24 для тренировки личного состава на «вертолетобоязнь». В США в Форт-Полке, штат Луизиана, существует подразделение поддержки угрозы, использующее Ми-24 для обучения военнослужащих противодействию вертолетной атаке. По признанию американцев, даже те части, которые проходили тренировку с американскими вертолетами, в первые дни обучения оказываются неспособны защищаться от Ми-24. «Эта штука атакует не так, как американские вертолеты, — говорит руководитель «курсов». — Все происходит внезапно. Потом ребята даже удивляются, как они были напуганы».

18. Глазами противника

В середине 80-х годов разведка США в результате секретной операции раздобыла Ми-24. Изучал его американский летчик Джеф Слейтон. Вот как он вспоминает момент, когда впервые увидел советский вертолет, причем не в небе, а на земле, в полутемном ангаре: «У меня задрожали колени. Моя первая мысль была: ну и здоровенная дура!»

«Он вынослив, как трактор, — рассказывает Стив Дэвидсон, другой американский летчик, освоивший Ми-24. — Поставьте его в сарай на год, затем зарядите аккумуляторы — и можете лететь. С нашими вертолетами так не получится. А в полете он идет ровно, как кадиллак 1962 года».

«Если бы я хотел летать на вертолете только для удовольствия, вне всяких сомнений, Ми-24 оказался бы на самом верху моего списка», — утверждает Слейтон.

19. По-прежнему в строю

У России есть куда более современный вертолеты, чем ветеран Ми-24. К примеру, Ми-28 — гораздо более защищенная и эффективная боевая машина. Его двигатели разнесены и экранированы элементами конструкции, так что поразить одновременно обе силовые установки практически невозможно. В Ми-28 применено множество новшеств, например, энергопоглощающее шасси, спасающее экипаж при жесткой посадке. Бронекабина с бронеостеклением выдерживает попадание снарядов калибром 20 мм. Композитные лопасти продолжают работать после попадания снарядов калибра 30 мм. И все же Ми-24 не только не снимается с вооружения, но и продолжает производиться в Ростове-на-Дону в виде своей новейшей модификации Ми-35.

Дело в том, что Ми-28 — машина современная, дорогая, предназначенная для борьбы с бронетехникой. Однако большинству развивающихся стран вертолет для современной войны не по карману, да и просто не нужен. А в качестве оружия для операций против незаконных вооруженных формирований лучшего выбора, чем надежный, доступный по цене и проверенный в деле Ми-24, просто не существует. Отсюда и тот интерес, который продолжают проявлять к этому вертолету во всем мире. Вот и в 2015 году подписаны новые контракты на поставку Ми-24 в Ирак, Сирию, Афганистан и Пакистан. Более того, именно эти вертолеты закупает для своих нужд ФСБ России. Продолжаются закупки Ми-35 и российским Министерством обороны.

20. Вертолет будущего

В самом конце 2015 года, 23 декабря, на летно-испытательной станции Московского вертолетного завода им. М.Л. Миля в подмосковном Томилино впервые взлетел экспериментальный скоростной вертолет. Это не новая разработка, и даже не прототип будущего вертолета, а летающая лаборатория для отработки двигателей, трансмиссии и винтов для скоростей полета в районе 400 км/ч.

Макет этой машины под названием «Демонстратор перспективного скоростного вертолета» был показан публике на авиасалоне МАКС-2015. И вот винтокрылая машина совершила первый полет. Под ее обтекаемыми обводами без труда угадываются хищные контуры Ми-24. Именно на базе легендарного «Крокодила» сделан этот облагороженный с точки зрения аэродинамики «лебедь». Потенциал вертолета, впервые взлетевшего более 35 лет назад, до сих пор позволяет создавать на его основе экспериментальную технику.

mensby.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о