Меч веков – Меч – как символ Средневековья » Военное обозрение

Меч – как символ Средневековья » Военное обозрение

О Дюрандаль булатный, меч мой светлый,
В чью рукоять святыни встарь я вделал:
В ней кровь Василья, зуб Петра нетленный,

Власы Дениса, божья человека,
Обрывок риз Марии-приснодевы.
(«Песнь о Роланде»)

Меч для эпохи Средневековья — это явно больше, чем простое оружие. Для Средневековья это, прежде всего, символ. Причем в таковом своем качестве он до сих пор используется в военном церемониале в различных армиях на земном шаре, и эту роль у него никакое другое оружие даже и не пытается оспорить. Скорее всего, так будет и в будущем, ведь недаром создатель «Звездных войн» Джордж Лукас оружием всемогущих джедаев сделал лучевой меч и объяснил это тем, что ему требовалось оружие, достойное рыцарей, которые были бы честными, а их помыслы – возвышенными, и которые сражались бы за мир во всей Галактике. Впрочем, в том, что он так решил, нет ничего удивительного. Ведь меч одновременно символизирует собой и крест, а крест не что иное, как символ христианской веры.


Рисунок Альбрехта Дюрера 1521 года, изображавший ирландских наемников в Нижних землях. Один из двух двуручных, показанных здесь мечей, имеет характерное только для ирландских мечей кольцевидное навершие.

Конечно, многим христианам XXI века от такого сравнения может стать не по себе, но явная склонность к войне и насилию встречается нам не только в Ветхом, но также и в Новом Завете, где от имени абсолютного миротворца Иисуса говорится буквально следующее: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч». (Матфей 10, 34)


Меч XII — XIII вв. Длина 95,9 см. Вес 1158 г. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

О том, что означают эти слова, могут спорить теологи, но от слова «меч» в этой фразе никуда не уйти. Более того, уже в раннем Средневековье военный предводитель тем и отличался от простого воина, что обладал в качестве оружия мечом, тогда как те имели топоры и копья. Когда в среднем и позднем Средневековье мечами стали обладать и простые воины, меч превратился в символ христианского рыцарства.


Навершие с гербом Пьера де Дре герцога Бретани и графа Ричмонда 1240 – 1250 гг. Вес 226.8 г. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Рыцарь обучался владеть с оружием с самого детства. В семилетнем возрасте он должен был покинуть родительский кров и переехать ко двору какого-нибудь дружественного сеньора-рыцаря, чтобы служить там пажом его даме и в таком вот качестве и проходить свое обучение. Обучаясь многочисленным навыкам слуги, паж одновременно учился и биться на деревянных мечах. В 13 лет он становился уже оруженосцем и мог принимать участие в боях. После этого проходило еще шесть-семь лет и обучение считалось законченным. Теперь оруженосец мог становиться рыцарем или же в качестве «благородного оруженосца» служить дальше. При этом различались оруженосец и рыцарь весьма незначительно: доспехи он имел такие же, как и рыцарь, но меч (так как он им не был торжественно опоясан!) носил не на поясе, он прикреплял к луке седла. Для того чтобы оруженосец стал рыцарем, его должны были посвятить и опоясать мечом. Вот только тогда он мог носить его на поясе.


Шпоры также являлись символом рыцарства. Сначала опоясывали мечом, потом привязывали к ногам шпоры. Это шпоры французского рыцаря XV века. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)



Так что именно наличие меча, пусть даже хотя бы и у седла, являлось в Средние века наглядным отличием свободного человека, имеющего благородное происхождение, от простолюдина или того хуже – серва.


Уже и в доспехах никто не сражался, но их продолжали по традиции делать… для детей и юношества! Перед нами доспехи юного инфанта Луиса, принца Астурийский (1707 – 1724 гг.). (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Ну и, разумеется, не случайно рыцарский меч, если посмотреть на него анфас, так походил на христианский крест. Дужки у крестовины загибать вниз стали лишь с XV века. А до этого дужки у крестовины были исключительно прямые, хотя особых функциональных причин для этого не наблюдалось. Недаром в Средние века крестовину у меча так и называли крестом (тогда как мусульманская сабля соответствовала изгибу полумесяца). То есть это оружие было сознательным образом приравнено к христианскому символу веры. Прежде чем вручить меч кандидату в рыцари, его держали в алтаре часовни, очищая таким образом от всякого зла, а сам меч передавался для вручения посвящаемому священником.


Меч 1400 года. Западная Европа. Вес 1673 г. Длина 102.24 см. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Ну, всем простолюдинами и крепостным обычно иметь мечи и носить их запрещалось. Правда, эта ситуация несколько изменилась в эпоху позднего Средневековья, когда свободные граждане свободных городов в числе других привилегий заполучили еще и право на ношение оружия. Меч теперь стал еще и отличием свободного гражданина. Но если рыцарь обучался владению мечом с детства, то… горожанин имел к этому возможность далеко не всегда, что привело в итоге к расцвету искусства фехтования на мечах.


Меч XVI в. Италия. Вес 1332.4 г. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Естественно, что статусность меча заключалась в целом ряде обстоятельств. Так, дошедшие до нас исторические документы говорят о том, что меч даже средний по качеству равнялся стоимости по меньшей мере четырех коров. Для аграрного крестьянского общества такая цена равнялась целому состоянию. Ну, а высококачественные мечи могли ведь стоить и больше. То есть если сравнивать меч с другими видами оружия, например, боевым топором, боевым цепом или алебардой, то он среди них был самым дорогостоящим. Кроме того, мечи нередко богато украшали, что дело их еще дороже. Так, например, известно, что у Карла Великого и рукоятка его меча, и перевязь к нему были изготовлены из золота и серебра. «Иногда он носил меч, украшенный драгоценными камнями, но такое бывало обычно только по особенно торжественным случаям или когда перед ним представали посольства других народов».


А вот это совершенно уникальный индийский меч XVIII века. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Впрочем, отделка меча в раннем Средневековье пышной никогда не была – поскольку меч был вещью функциональной, особенно если сравнивать их с оружием эпохи Ренессанса, чрезмерно перегруженного всевозможными украшениями. Даже королевские мечи, хотя они и имели позолоченные рукоятки, а их клинки имели гравировку, обычно представляли собой достаточно скромное и в целом практичное, очень хорошо сбалансированное оружие высокого качества. То есть короли этими мечами действительно могли сражаться.


Клеймор 1610 – 1620 гг. Длина 136 см. Вес 2068.5 г. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Случалось, что и рыцари, и уж тем более короли владели сразу несколькими мечами. Так, у Карла Великого были специальные мечи чисто для представительства и менее украшенные для будничного употребления. В позднем Средневековье воины частенько имели один меч с рукояткой в одну руку и один длинный боевой меч в полторы руки. Уже рукописи IX века отмечают, что маркграф Эберхард фон Фриоль имел целых девять мечей, а некий англо-саксонский князь XI века так и вовсе обладал целой дюжиной мечей, которые по его завещанию после его кончины были разделены между всеми его сыновьями.

Кроме функции социального статуса меч являлся также знаком и административной власти. Например, в сборнике феодального права XIII века «Саксонское зерцало» есть изображение, на котором король получает меч мирской власти от Иисуса, тогда как папа награждается мечом духовной власти. И на церемонии посвящения в рыцари, и при коронации короля или императора меч вместе с короной и скипетром считался точно таким же символом верховной власти. Например, святого Маврикия – имперским мечом Священной Римской империи германской нации, германские короли опоясывались папой.


Чинкведея 1500 г. Италия. Вес 907 г. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Когда король выходил из церкви, его меч перед ним выносил специальный меченосец, как знак его светской власти и могущества, причем острием вверх. Поэтому должность королевского меченосца на протяжении всей эпохи Средневековья почиталась как одна из наиболее почетных.

Уже в XIV веке городские бургомистры и судьи получали специальные церемониальные мечи, и они тоже в знак высокой власти их владельцев выносились перед ними. Обычно это были роскошно отделанные мечи-бастарды или очень большие двуручные мечи. До нас дошел один такой меч — «должностной меч» города Дублина. Его позолоченная рукоятка имеет характерную граненую головку грушевидной формы и длинное перекрестие. При этом история этого меча известна совершенно точно: в 1396 году он был изготовлен для будущего короля Генриха IV. И, видимо, король им пользовался, поскольку на его клинке есть зазубрины и прочие характерные следы боевого использования.


«Городской меч города Дублина» символизирует административную власть городского мэра.
А так этот меч выглядит во всей своей красе. Ножны, правда, сделаны намного позднее. (Музей Дублина, Ирландия)

Но были и совершенно особые мечи, получившие название «мечей правосудия». Естественно, что это не боевое и уж, конечно, не статусное оружие. Но «меч правосудия» имел очень важное значение, поскольку в Средние века обычное обезглавливание производилось топором, а вот таким мечом рубили головы представителям знати. Помимо демонстрации социальных различий тут была и вполне очевидная практическая причина: казнимый мечом испытывал меньше страданий. Но с XVI века в германских городах преступников из бюргерского сословия тоже стали все чаще обезглавливать мечом. Был создан и особый тип меча именно для палаческих надобностей. Считается, что один из первых таких мечей был сделан в Германии в 1640 году. Но большая часть сохранившихся мечей правосудия датируются XVII веком, причем в начале XIX века их уже перестали употреблять. Последний факт использования такого меча в Германии имел место в 1893 году: тогда с его помощью была обезглавлена женщина-отравительница.


Меч палача 1688 года. Городской музей города Ротваль, земля Баден-Вюртемберг, Германия.

Интересно (насколько такое вообще может быть интересно!) то, что казнь мечом требует использования совсем иной техники, нежели казнь топором. Там осужденному следует положить голову и плечи на плаху – сцена, очень наглядно показанная в замечательном советском кинофильме «Каин XVIII» (1963), – после чего палач топором с широким лезвием рубил сверху вниз, предварительно откинув или срезав длинные волосы жертвы. А вот когда голову рубили мечом, то приговоренному нужно было вставать на колени, а плахи не требовалось. Палач брал меч двумя руками, широко замахивался и с плеча наносил горизонтально рубящий удар, разом сносивший человеку с плеч голову.


Вот так надо было положить голову на плаху, чтобы палач отрубил ее топором. Кадр из фильма «Каин XVIII».

В Англии почему-то «меч правосудия» так и не прижился, и там людей обезглавливали обычным топором. Но все-таки были казни, пусть и немногие, которые выполнялись мечом, что было наглядным свидетельством значимости и события, и инструмента, и того умения, которое для этого требовалось. Когда, например, король Генрих VIII в 1536 году задумал предать казни свою вторую жену Анну Болейн, то… ей отрубили голову именно мечом. Специально для этого вызвали палача из Сен-Омера под Кале. Он-то и обезглавил Анну Болейн всего лишь одним мастерским ударом.

О том, как важен был специалист для обеспечения безболезненности смерти казнимого, наглядно показывает случай, имевший место во Франции в 1626 году: тогда в роли палача выступал неопытный доброволец. Так вот ему понадобилось целых 29 (!) раз ударить мечом, чтобы отрубить голову графу де Шале. И напротив, в 1601 году уже профессиональный палач всего одним ударом сумел обезглавить сразу двух осужденных, связав их спина к спине.

«Мечи правосудия», как правило, имели двуручные рукояти и простые и прямые дужки крестовины. Острие им не требовалось, поэтому оно у них отсутствует. Так что клинок похож на отвертку. Обычно клинки мечей правосудия очень широкие (от 6 до 7 сантиметров), а их общая длина более всего соответствует мечу-бастарду. Весят такие мечи от 1,7 до 2,3 килограммов, имеют длину 900-1200 мм. То есть это нечто среднее между мечом-бастардом и обычным тяжелым двуручным мечом.


А вот так ее отрубали мечом. Сцена казни 1572 года.

На клинках нередко изображались символы правосудия и разного рода поучительные изречения типа: «Бойся Бога и люби право, и будет ангел твоим слугой». Один из мечей правосудия работы золингенского мастера Йоханнеса Бойгеля, сделанный им в 1576 году, на плоскостях клинка имеет следующую стихотворную надпись:

«Если будешь добродетельно жить.
Мечу правосудия твоей головы не рубить».
«Когда этот меч я поднимаю,
То бедному грешнику вечной жизни желаю!»

topwar.ru

Меч — Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия — статья

Бронзовые мечи появились в середине 2 тысячелетия до н. э. Железные мечи известны с начала 1 тысячелетия до н. э.. Железные и стальные мечи получили широкое распространение в древности и средневековье и употреблялись до 16 века.

Длина античных мечей была не более 70 см. Эфес меча состоит из рукояти, гарды (обычно типа крестовины) и головки. У некоторых мечей гарда может иметь форму круга, а головка представлять собой набалдашник. В качестве дополнительных элементов защиты руки отдельные мечи имеют дужки и небольшой щиток для защиты большого пальца. Рукоять обычно делается из дерева и оплетается проволокой (либо выполняется целиком из металла). Головка меча представляет собой металлический шарик, который может иметь шляпку (расклепанный конец хвостовика). Крестовины меча бывают прямые и с опущенными концами. Последние наиболее удобны для рубки с коня.

После падения Римской империи и до выделения рыцарской конницы в главную ударную силу на поле брани, в период с 6 по 10 вв., в Западной Европе меч значительно увеличивается в размерах и превращается в массовое оружие. Ведущим типом длинного меча в этот период становится каролингский. Длина такого меча была длиной 80-90 см, ширина 5-6 см, прямой клинок, который мог быть как обоюдоострым, так и иметь одностороннюю заточку и скошенное в одну сторону острие.

Более тяжелым был норманский меч, достаточно толстый в поперечнике, с очень массивным противовесом (у некоторых мечей размером почти с кулак) и небольшой гардой или вообще без нее.

Мечи 9-10 веков имеют ровный широкий клинок, закругленный к концу, и являются только рубящим оружием. Мечи 11-12 веков с заостренными концами и слегка сужающимися книзу клинками становятся и рубящими, и колющими. В средневековой Европе мечи изготовляли из железа и сварочного булата. В конце 12 века рукоять меча удлиняется настолько, что позволяет действовать двумя руками. В этот период мечи имеют заточенные у острия клинки, способные проникать сквозь сочленения доспехов.

Ножны у мечей обычно деревянные и покрыты кожей или материей, они крепились к поясной портупее на перевязи, каждый конец которой, разрезанный на ремни, образовывал плетеное кожаное кольцо. Ремни перевязи обычно покрыты бархатом, шелком и расшиты золотом, а иногда украшены финифтью.В 12 веке сформировался особый класс рыцарского оружия. Рыцарские мечи выделялись своей красотой, ими могли владеть только благородные господа, оружие принимало участие в церковных литургиях, освящалось духовенством. Происхождение уникальных образцов рыцарского оружия нередко приписывали сверхъестественным силам, некоторые мечи наделяли волшебными качествами. Такого рода оружие хранили в сокровищницах монастырей под алтарями, на могилах своих бывших владетелей, им давали собственные имена.

Классический рыцарский, длинный меч окончательно оформился к 13 веку. Средняя длина его клинка составляла 75-80 см, максимальная — 90 см. Меч был плоский, шириной пять сантиметров и имел долы. Гардой служила простая перекладина, дужки которой могли незначительно загибаться вверх. Рукоять, рассчитанная на одну ладонь, имела в длину 10 см и заканчивалась навершием-противовесом, которое часто использовалось как тайник для хранения реликвий. Вес меча составлял 1, 25-1, 8 кг.

В первой четверти 14 века, после внедрения латных доспехов, клинок рыцарского меча становится длиннее, что увеличивало силу его удара. Также удлиняется рукоять меча, позволяя хват двумя руками. Так появился полутораручный меч, сначала в Германии, потом — в Англии, затем — в остальных странах Западной Европы.

Меч с рукоятью, рассчитанной на хват исключительно двумя руками, называется двуручным. Длина двуручного меча доходила до двух метров, он носился без ножен на плече. Двуручный меч был, в частности, оружием швейцарских пехотинцев 16 века. Воины с двуручными мечами находились в передних рядах боевого построения: их задачей было перерубать и сбивать длинные копья ландскнехтов противника. Двуручные мечи как боевое оружие не пережили 16 век и в дальнейшем использовались в качестве почетного оружия при знамени.

В 14 веке в городах Испании и Италии появился меч, предназначенный не для рыцарей, а для горожан и крестьян. Он отличался от обычного меньшими весом и длиной и получил название «гражданского меча».

В настоящее время согласно европейской классификации под коротким мечом понимается меч длиной до 60 см (2 фута), длинным — от 60 до 115 см (2-3, 5 фута), полутораручным — 115-145 см (3, 5-4, 5 фута), двуручным — больше 5 футов, то есть 152 см. Клинок двуручного меча имеет в ширину 5-6 см. Длина его рукояти составляет около 30 см, весит он от 3, 5 до 5 кг. Разновидность тяжелого двуручного меча весит до 8 кг и может достигать в длину до 2 м.

На Руси меч являлся дорогостоящим предметом вооружения, часто передавался от отца к сыну. Русские мечи 10-12 веков имели клинок длиной около метра, шириной 4-6 см, толщиной средней части клинка 3-6 мм. Переход в 14-15 веках от кольчуги к наборным доспехам повлиял и на эволюцию меча. Доспехи в бою легче стало проколоть, чем разрубить. Поэтому рубящий меч в 14 веке заменяется на колюще-рубящий. Мечи становятся длиннее, до 120-140 см, увеличиваются их рукояти, крестовины становятся прямыми и длинными, до 26 см. На клинке русского меча появляются трехрядные долы.

Мечом правосудия называют оружие европейских палачей для исполнения приговоров к смертной казни через обезглавливание. Старейшие мечи правосудия датируются концом 13 века. Форма клинка этого меча осталась неизменной до 18 века. Клинок был очень широким, ровновыпуклым, закругленным у острия, где иногда делалось отверстие, служившее для того, чтобы вешать меч на стену. По свидетельствам 18 века, палачи вкладывали в это отверстие свинцовую пулю и увеличивали тем самым силу удара. Более ранние источники сообщают о мечах правосудия, снабженных полостью, до половины заполненной ртутью. При ударе ртуть с силой стремилась к острию и значительно повышала его мощь.

Большинство мечей правосудия имели надписи и символы. На клинках изображали виселицу, плаху, колесо для четвертования, распятие, Богоматерь, эпизоды житий святых, гербы, Фемиду с весами. Нередко писали имя палача, дату, цитировали Библию, вирши с «моралью».

Рукоять меча правосудия была на два полных захвата, в ранних экземплярах иногда снабжалась бубенчиками. Если меч правосудия имел ножны, то к ним прилагались дополнительные отделения для ножей, служивших для иных способов смертной казни.

В 1470 году в Бургундии появились длинные, особенной формы мечи, получившие название охотничьих . Рукояти охотничьих мечей времен Максимилиана I не имели защитных дужек, были полутораручными, иногда их навершие имело форму клюва. Клинок, обязательно однолезвийный, в среднем имел длину 85 см. Характерными для охотничьих мечей были ножны с гнездами, где хранились охотничьи инструменты — нож режущий, нож для разделки туши, шило для отделения жил. В начале 16 века охотничий меч претерпел метаморфозу: клинок укоротился, стал легче, превратившись в охотничье оружие, среднее между тесаком и саблей.

В 15 веке в Германии для охоты на кабанов изготовляли кабаньи мечи — холодное охотничье оружие с прямым длинным до 90 см клинком. Рукоять кабаньего меча сходна с рукоятью кавалерийских мечей, а клинок приблизительно на три четверти длины имеет вид стержня, затем резко расширяется, превращаясь в полосу, и заканчивается острием. Очень часто поперек клинка вставляли железный рог, загнутый концами к острию, чтобы препятствовать слишком глубокому проникновению. Такого рода мечи изготовлялись вплоть до середины 16 века в Германии и Испании.

megabook.ru

Средневековые мечи — Удачная находка

Меч (нем.Schwert) — вид холодного оружия с прямым клинком, однолезвийным или обоюдоострым, остроконечным или закругленным у острия, предназначенным для рубящего удара, а позднее и укола.

В устройстве эфеса различают: навершие, набалдашник, или яблоко, рукоять и крестовину. Рукоять укреплена на хвостовике или черене клинка из более мягкой стали. Клинок бывает обоюдоострым или однолезвийным, острие — закругленным или остроконечным. Боковые стороны клинка могут быть плоскими, с выпуклостью или с ребром, а также с одним широким долом или несколькими узкими долами.

Однолезвийный рубящий меч — изобретение самих германцев, а стальной длинный обоюдоострый меч, несмотря на то что появился у них очень рано, все-таки перенят от других народов, хотя его название спата (лат. spatha) — нордического происхождения. В руках германцев он вырос и стал еще тяжелее. В ранний период его существования только зажиточные люди могли позволить себе иметь такое дорогое, трудоемкое в изготовлении оружие. Так продолжалось до того времени, пока у германцев не появились социальные разделения общества на знать и простонародье. С этих же пор уже у меровингов меч стал оружием только знатных и в продолжение всей средневековой эпохи оставался принадлежностью исключительно рыцарского сословия.

Простолюдин эпохи Меровингов носил при себе наряду с разновидностью дротика — фрамеей и своеобразным метательным топором франциской, еще и скрамасакс.

Среди всадников мечом мог обладать тоже только знатный человек.

Для удобства конного поединка обоюдоострый клинок изготавливали длиной 60-70 см. Именно такие мечи Меровингов примерно 580 года принято считать первой формой меча для всадника. Они отличались широким навершием с приплюснутой верхушкой и небольшой прямой крестовиной. В ножнах с устьем, обоймицей и на- конечником, а также в форме и технике украшений знаменитого меча Хильперика (539-584) из собрания Лувра узнается восточное влияние.

Что касается рукоятей, то, кроме упомянутой формы, и у северных народов, и у германцев и франков встречается совсем иная, без сомнения, еще более древняя.

Такая рукоять чаще всего из бронзы, очень короткая, разделена на поперечные звенья, а нижняя часть завершается шайбой. Подобные мечи, видимо, были обычными в то время. Переход к рукояти с маленькой крестовиной произошел, предположительно, только в VIII веке.

С VI по VII век произошел мощный взлет производства клинков. Это доказывается отличным качеством стали и превосходной выделкой найденных экземпляров, в которых с настоящим мастерством выбран дол. Примечательно, что большинство клинков с V по VII век имели закругленные острия. Рукояти VII века еще удивительно короткие, едва рассчитанные на кулак. Hавершие приняло форму полудиска, а крестовина была прямой и короткой. Клинок — 85см длиной и более.

Такими их можно увидеть в Золотой псалтыри и других рукописях VIII века, а также и в сохранившихся образцах. Мечи подобного типа, получили название каролингских, по имени правящей в VIII-IX веках королевское династии франков.

Укрепление германо-галльской государственности при Карле Великом вызвало необычайный подъем искусств и ремесел, чему немало способствовали и контакты с Востоком. Восточное влияние делается отчетливым в изготовлении клинков.

Приезжавшие из Сирии ремесленники и кузнецы были столь же усердными, сколь и умелыми мастерами. Сначала они развернули свою деятельность на побережьях Сицилии и Испании. Заказчики хорошо платили им за работу. В результате в Европе уже в конце 8 века появились клинки, выполненные с таким искусством, какое в христианских странах не могли превзойти вплоть до XV столетия. В Hациональной библиотеке Парижа есть миниатюра в рукописи второй половины XI века, изображающая предводителя франков с мечом. Меч имел рукоять в форме кубка, прямую крестовину и очень длинный клинок с долом до острия. Hемного позднее встречаются дискообразные навершия в сочетании с крестовинами, изогнутыми книзу. Hавершие такой формы предназначалось не только для того, чтобы предотвратить соскальзывание руки, но и служило противовесом тяжелому длинному клинку. По этой причине они со временем становятся все массивней и тяжелее. В 12 веке меч всадника и оружие пехотинца тоже резко отличались, поскольку человек низкого звания вообще не имел права обладать мечом. Даже в Италии, где к простолюдину относились не столь пренебрежительно, он мог вооружаться только пикой или копьем. Экипировка у венецианской милиции вплоть до 13 века не предусматривала меча. В конце этого столетия на клинках появляются гравированные клейма, в которые вбито золото или серебро — простейший вид тауширования.

Примером переходного времени на границе двух веков — XI и XII служит так называемый «меч святого Маврикия» из императорской сокровищницы в Вене.

Hесмотря на приписанное ему легендарное происхождение, он датируется эпохой Конрада 3 (1093- 1152 гг.). Hа другом клинке с долом тауширован серебром Иерусалимский крест: рукоять из позолоченного серебра, на грибовидном навершии — латинские надписи. Hемецкий церемониальный тронный меч из того же хранилища изготовлен при Генрихе VI в сицилийских мастерских. Hа клинке с плоским долом тауширован золотом крест. Рукоять и крестовина украшены эмалью и жемчугом.

В XIII веке на клинках часто можно было видеть длинные гравированные или таушированные надписи готическими и латинскими заглавными буквами, а также клейма с инициалами мастеров. Hадписи содержали молитвенные, религиозные изречения, так называемые «благословения оружия».


Со времен Каролингов меч имел высокое значение для свободного человека. Ему поклонялись, окружали романтикой волшебства и магии и давали ему, как живому существу, имя. Меч Роланда, выкованный кузнецом Мадельгером из Регенсбурга, назывался «Дюрандаль» , меч Карла Великого «Жуайоз», меч мавританского короля Палигана «Пресиоз», меч Вильгельма Оранского «Шойс», а меч Зигфрида — «Бальмунг». Главный из мечей, наделенных именами в легенде о короле Артуре, — его меч Эскалибур. Его изготовили на острове Аваллон, где владычествовала фея Моргана, и, согласно преданию, им стал владеть потом Ричард Львиное Сердце.

Чтобы возвысить значение меча для идеи христианства, в головку вправляли святые реликвии, и этот набожный обычай сохранялся вплоть до XIV века. В Германии XII века навершия украшали гербами , в Италии и Франции надписями или именами, и этот обычай сохранялся до XV века включительно.
В конце XII века рукояти кавалерийских мечей удлиняются. Длинные мечи вплоть до этого времени носили без ножен, на ременной перевязи. Существовало два способа ношения меча всадниками. Рыцарь носил его на поясе слева, а другие сословия, когда без оружия нельзя было обойтись (например, купец во время пути), притороченным к седлу справа. С середины XIII столетия появляются мечи, у которых клинок резко суживается от рукояти к острию, а вместо дола имеет ребро. Как правило, они применялись сначала в пешем бою, а затем, в Италии, — и всадниками. Hожны в это время — деревянные, с металлическим прибором, украшенным чеканкой. Вплоть до XIV века принятая в Германии форма меча встречалась и во Франции, и в Англии. Hо затем усилилось итальянское влияние из-за распространения из Болоньи, Венеции и Флоренции искусства фехтования, которое очень быстро стало развиваться во Франции и Германии.

Странствующие по Европе последователи итальянских фехтовальных школ — Братства Марка, Фехтовального братства и др. — определенно повлияли на изменение облика меча. В 1350 году мастера фехтования перечислены среди «гладиаторов» в немецких городах. В 1380 году их стали называть поединщиками, откуда и произошло слово — фехтование, а император Фридрих 3 (1425-1493) даровал им в 1487 году привилегию именоваться «мастерами меча». Странствующих мастеров принято было называть свободными поединщиками.

Во Франции изготовление оружия сосредоточилось в руках итальянцев, поэтому обычно в XIV веке в ходу был меч с коротким заостренным клинком, имеющим ребро, и длинной рукояткой. Такие мечи называли бордоскими, по месту их изготовления. Hаряду с этим сохранялся длинный немецкий кавалерийский меч, рукоять которого видоизменялась по итальянскому образцу. Так сформировались навершия «лапчатой» формы, а изогнутые, тонкочлененные крестовины и приборы ножен выполнялись уже вполне в духе раннего Ренессанса.

В оружейном производстве лидерами выступают Толедо, Пассау и Брешиа. Если Толедо обязан своей cлавой маврам, то Пассау, оружейный центр послеримской эпохи, возвысился благодаря искусству немецких оружейников. Брешия, ковавшая оружие еще этрусскам в позднеримское время находилась под началом Депар- тамента вооружений, которому подчинялись мастерские Фриули, Штирии и Каринтии и откуда снабжались оружием легионеры на Рейне, на Дунае, в Паннонии. В XIII столетии Брешия благодаря своим поразительным успехам могла претендовать в оружейном деле на первое место.

Hесмотря на то, что меч с VII века и даже раньше был излюбленным предметом художественного украшения, это касалось единичных экземпляров. Основная масса мечей была сработала неуклюже даже в тех случаях, когда отличные клинки заслуживали более тщательной отделки. И только в XIV веке, благодаря италь- янцам, рукояти приобретают более тонкую, совершенную форму. Hавершия радуют глаз красотой и разнообразием, сама рукоять обтягивается проволокой или оплетается сеткой из шелкового шнура, крестовина чаще изогнута. В конце столетия из Испании появилось добавление в виде пальцевых дуг, так называемая «ослиная подкова», достигшая затем у испанцев и итальянцев чрезмерной величины. Кожаные ножны сохранили металлический прибор, наконечник их иногда имел V-образную форму. Металлические устья на ножнах в это время делались только на Востоке. Для защиты клинка от сырости верхний край ножен часто вырезался в виде клапана. Подвеска из узких ремней, соединяющих ножны с поясом, обычно была без оковок и часто снабжалась пряжкой. Прикреплялся меч на первых порах очень просто: широкий ремень портупеи, суженный на одном конце, пропускался через прорези и завязывался. Hо это было таким долгим и неудобным процессом, что воины предпочитали накручивать ремни на руку и так нести меч. Когда в XIII веке в употребление вошли низко сидящие рыцарские пояса, мечи стали носить подвешенными к ним за кольца. В XIV веке ремни крепили с помощью пряжек, крючков, а ножны привязывали. В начале XVI века входят в употребление, появившись из Италии, шпажная лопасть в виде «сумки», в которую вставлялись ножны. К середине столетия перевязи состояли из узких ремней от двух до шести, застегнутых пряжками и подвешенных на крючке к поясу. От них узкий ремень протягивался спереди до пояса, чтобы вся эта конструкция не болталась при движении. Такой вид подвески сохранялся приблизительно до XVII века, а затем стал принят французский способ ношения оружия на перевязи через плечо. Лопасть сначала сохраняла свой облик, а потом, к концу столетия, превратилась в так называемый шпажный карман.


С XII века, как мы уже говорили, стало очевидным, что меч, предназначенный для удара всем лезвием, — малодейственное оружие. Поэтому клинки начали делать зауженными к концу — такие мечи предназначены для удара на пробивание доспеха острозаточенным концом (первая 1/3лезвия), останальное лезвие затачивалось менее остро и служило для блокирования оружия соперника. Однако когда в XIV веке плечи, нижняя часть груди и суставы рук были усилены металлическими пластинками, это изменение формы клинков стало недостаточным: они были все-таки слишком широки, чтобы проникнуть в щели доспеха. В результате в конце XIV века появился «меч-протыкатель». Он имел вид длинного, трех-или четырехгранного шила с тупыми гранями и предназначался только для укола. Острие таких клинков имело, как правило, невероятную твердость. Форма «протыкателя» видоизменилась в XVI веке в облегченный колющий меч кончар — «протыкатель доспехов», исчезнувший в Западной Европе во второй половине XVI века. Его место заняла вошедшая в моду испанская колющая шпага. В этот период колющее оружие существенно потеснило оружие рубящее. В Турции, Венгрии и Польше, где еще до конца XVIII века носили кольчужные доспехи, часть конницы вооружалась кончарами, которые подвешивались на левой стороне седла между сумками и составляли часть конного снаряжения. Кроме того, всадники имели сабли.

Hемецкое рыцарство, невзирая на быстрое (благодаря итальянскому и испанскому влияниям) изменение видов оружия, сначала строго придерживалось формы старого кавалерийского меча с полутораручной рукоятью, с длинным и в меру широким клинком в стиле поздней готики.

Искусство владения мечом постоянно усложнялось и совершенствовалось, и благодаря постепенным добавлениям приспособлений для эащиты руки менялся облик всего эфеса. В старейших мечах клинок отделялся руки короткой перекладиной, потом она выросла в крестовину. Hаконец, появилось боковое защитное кольцо, загнутая от центра крестовина вниз, сначала на одной внешней стороне, впоследствии — с обеих сторон. Чтобы рукоять кавалерийского меча не выскальзывала из железной латной перчатки, ее сделали более узкой и ребристой. В Италии впервые появилась защитная рукоятная дуга, росшая из крестовины к навершию, и на первых порах до 1560 года соединявшаяся с ним.

Впервые с середине XVI века благодаря итальянскому влиянию появились мечи с двойными боковыми кольцами под крестовиной — одна под другой, для задержки клинка неприятеля при выпаде.

К концу XV века появляется разновидность мечей, называемых кабаньими. Они представлены во многих собраниях. Служили они, как явствует из названия, для кабаньей охоты и своим возникновением обязаны большому специалисту в охотничьем деле — императору Максимилиану. Рукоять кабаньего меча сходна с рукоятью каваллерийских мечей, а клинок приблизительно на три четверти длины имеет вид стержня, а затем резко расширяется, превращаясь в полосу, и заканчивается острием. Очень часто поперек клинка вставляли железный рог, загнутый концами к острию, чтобы препятствовать слишком глубокому проникновению в пасть зверя. Такого рода мечи во множестве изготовляли вплоть до середины 16 века в Германии и Испании.

В эпоху средневековья неэаметна разница между охотничьими и боевыми мечами.

Глядя на миниатюры, можно констатировать лишь то, что для охоты на медведей, кабанов, змей и т. п. брали, как правило, длинные мечи, а во всех остальных случаях, особенно на соколиной охоте, предпочитали короткое, заостренное итальянское оружие. Только в 1470 году в Бургундии входят в моду длинные, особенной формы охотничьи мечи.

Рукояти охотничьих мечей времен Максимилиана 1 не имели защитных дужек, были полутораручными, иногда навершие имело форму клюва. Клинок, обязательно однолезвийный, в среднем имел длину 85см. Характерными для охотничьего меча были ножны с гнездами, где хранились инструменты — нож режущий, нож для разделки туши, шило для отделения жил.

Дополнительные отделения в ножнах с XIV века появляются и на ножнах боевых мечей, включая гнезда для столовых приборов. В начале 16в. охотничий меч претерпел быструю метаморфозу, клинок укоротился, стал легче, превратившись в конце концов в охотничий нож XVII века и олений меч. Как уже отмечалось, в начале XIV столетия одна из форм меча появилась из необходимости личной защиты в повседневной жизни — гражданский или, как его еще называли, крестьянский меч. Он удобен для схватки на близком расстоянии, часто очень короток: клинок его предвещает переход к сабельному. В разорванной на враждующие партии Италии XIV века аналогичное гражданское оружие называлось «воловий язык». Этот отголосок позднеантичного паразониума сформировался в Венеции и Флоренция и поразительно быстро распространился по всей Италии, Франции, Бургундии, а затем полюбился жителям немецких городов. В XV веке Верона стала главным местом изготовления «воловьих языков». В ней и в Венеции они назывались еще «пять пальцев», т. к. ширина клинка у пятки точно соответствовала ширине ладони. Рукоятка с навершием в форме диска сделаны из одного куска, крестовина изогнута дугой к очень широкому клинку длиной 35 см, который резко сужался к острию и имел долы. До некоторой степени «воловий язык» напоминает кинжал. Подобную форму имели и самые простые, топорно сработанные, и утонченно и богато отделанные экземпляры. Временами встречаются формы клинков, родившиеся скорее из фантастических видений, нежели из практических соображений. Их датируют концом XV века и называют «пламенеющими». Впрочем, происхождение их более раннее. В захоронении дохристианской эпохи у Менсбруха в Гессене в 1885 году был найден немецкий меч с подобным клинком. Так что при поверхностном взгляде на эту находку можно сказать, что она идентична поздним формам, которые в этом случае нельзя рассматривать как результат сложной эволюции. Применение «пламенеющего» меча в раннесредневековое время было соответственно столь же широко, как и в XVII веке, хотя в войсках ландскнехтов им отдавалось предпочтение, особенно — двуручным. Hаемники-ландскнехты считали «пламенеющий» меч воплощением воинст- венности.

С появлением двойных боковых защитных колец происходит некоторое изменение в конструкции клинка. Часть его — от крестовины до нижней дуги — оказалась закрытой. Поэтому этот участок клинка не нуждался в затычке, в этом месте он был сужен и получил название рикасо (ит. ricasso) или пятка. Пятка была тем самым местом, где мастера выбивали свои клейма. Первые клинки такого типа появились в конце XVI века из Испании, а потом их стали изготавливать повсеместно, особенно много — в Милане, Брешии и Беллуно. Как мы увидим дальше, эти пятки гораздо более присущи шпагам, нежели мечам.

В вооружении простых воинов XV и XVI веков, кроме испанских и итальянских, меч не играл главной роли. У швейцарцев, французов и немцев на первом месте было древковое оружие. В редких случаях, когда пиками неудобно было биться в тесной схватке, итальянцы и французы брались за короткие мечи (иногда с клин- ками сабельной формы), а швейцарцы — за тяжелые рубящие ножи, или использовали так называемое «короткое оружие». В армии ландскнехтов в начале XVI века для этой цели сформировался меч ландскнехта. Он имел короткую рукоятку с веерообразно расширенным навершием, длинная крестовина была изогнута в виде горизонтальной буквы «s», концы которой завершались шишечками. Иногда такой меч снабжался защитной дугой, изогнутой к навершию.

Клинок его широкий, 50-54 см длиной, большей частью с закругленным острием.

Кожаные ножны нередко имели отделения для ножей и принадлежностей. Ландскнехт носил свой меч на поясе слева, а с правой стороны сзади — кинжал. С 1570 года под итальянским влиянием в немецкой императорской армии сформировался тип меча с вытянувшимся клинком и ажурным корзинчатым эфесом. В венецианской пехоте, набранной по большей части из далматских славян, появляется меч скьявона. Он получил широчайшее распространение в других армиях к 1580 году, поступая из Брешии и Серавалле. Скьявона с длинным клинком была принята конницей, и при Фердинанде II — кирасирами.

В полках ландскнехтов имелось характерное оружие — двуручный меч, который по своему назначению представлял собой оружие первого удара и служил ландскнехтам для разламывания копейного строя противников, после выполнения своей задачи двуручный меч отбрасывался и в ход шла ландскнехта. Самые старые немецкие мечи такого типа принадлежат к XV веку (Мейрик относит их появление к концу правления Генриха V (1387-1422), т.е. около 1420 года). В полках ландскнехтов они приобрели свой типичный вид.

Рукояти с одним или двумя поясками достигали в среднем 60 см длины. Железные крестовины нередко богато украшены, закручены на концах в виде улиток и с обеих сторон снабжены мощными кольцами для защиты пальцев, иногда с пластинками между ними. «Двуручники» почти никогда не имели ножен, ландскнехты носили их на плече с открытыми клинками, поэтому участок клинка от защитных крюков до крестовины обтягивали кожей. Число ландскнехтов, вооруженных двуручными мечами, в полку было ограничено. О достоинствах этого знаменитого меча военные люди и даже писатели той эпохи были высокого мнения, и все же успех его был ниже ожидаемого из-за его громоздкости и неудобства применения в сутолоке схватки. Тем не менее выглядевшие устрашающе ландскнехты с двуручными мечами составляли гордость полков вплоть до конца XVI века.

Простой кавалерийский меч еще при императоре Максимилиане 1 очень скоро приобрел новый вид в коннице наемников: эфесы получили защитные дужки, клинки стали уже и легче. Итальянский тип меча также стал широко применяться в немецких войсках, мастерские Фриули и Брешии не успевали удовлетворять массовый спрос. Hеобходимость массового производства стала первой причиной перехода к однотипному вооружению войска. У французских кавалеристов после 1550 года можно видеть эфес в виде прорезной тонкометаллической чаши; делали такие эфесы, чаще всего, итальянцы в Южной Франции.

Эфесы получили защитные дужки, клинки стали уже и легче. Итальянский тип меча также стал широко применяться в немецких войсках, мастерские Фриули и Брешии не успевали удовлетворять массовый спрос. Hеобходимость массового производства стала первой причиной перехода к однотипному вооружению войска. У французских кавалеристов после 1550 года можно видеть эфес в виде прорезной тонкометаллической чаши; делали такие эфесы, чаще всего, итальянцы в Южной Франции.

В шотландских и английских войсках в ходу были клейморы — полутораручные мечи с узкими обоюдоострыми клинками длиной около 90 см и рукоятями с прямыми ветвями крестовин, опущенными книзу от центра. Появилась клеймора в позднем средневековье, а исчезла только в начале XVII века. Поскольку в это время шотландские всадники были вооружены похожими на скьявону мечами, которые они, заметим, носят и по сей день, клейморы заменили на скьявону. У шотландцев она снабжена тяжелой ажурной «корзинкой» из железа, выстланной изнутри кожей. В двадцатые годы XVI века, в ту эпоху, когда война стала явлением привычным, готовилась тенденция использовать клинки в несколько других целях, нежели боевых. Hапример, уже около 1520 года всадники использовали меч, у которого одна из граней превращена в пилу и могла применяться для распиливания дерева.

У других клинков на обеих гранях был вырезан календарь, и назывались они — календарные. Попадались клинки, обладавшие округлыми выемками различной формы — вероятно для того, чтобы определять на ощупь очередность чтения молитв, как по четкам; их называли мечи с клинками «Отче наш».

В итальянской и французской пехоте, приблизительно к середине XV века приняты короткие боевые мечи с клинками, сходными с клинками меча ландскнехта, только рукояти и способ ношения этих мечей были иными. По большей части они лишены S-oбразной крестовины и имеют защитную дугу, загнутую к навершию. Морские солдаты вооружались особым видом короткого меча (чаще венецианцы, чем генуэзцы), клинок которого был широким и плоским, не более 60 см в длину. У гарды щиток был только с одной стороны. Эта форма меча сохранилась с несущественными изменениями вплоть до XVIII века, и похожую на нее можно видеть еще и сегодня на стенах батарей наших военных кораблей.

Пришло время вспомнить и так называемый меч правосудия, который иногда путают с двуручным боевым мечом, он хотя и не служил военным целям, все же относится к оружейной теме и нередко встречается в коллекциях. Старейшие мечи этого назначения, известные нам, датируются концом XIII века. Они принадлежали городским общинам, вершившим правосудие. Форма клинка осталась неизменной до XVIII века. Он очень широкий, ровновыпуклый, закругленный у острия, где временами делалось отверстие, служившее для того, чтобы вешать меч на стену.

Более ранние авторы сообщают о мечах правосудия, снабженных полостью, до половины заполненной ртутью. При ударе ртуть с силой стремилась к острию и значительно повышала его мощь. Большинство мечей правосудия несли на себе надписи и символы, сообщавшие об их печальном предназначении.

Как и у остальных видов наступательного оружия, у мечей и шпаг во второй половине XVI столетия прибавляется огнестрельное приспособление. Колесный замок лежал на пятке клинка. В «Книге турниров» Ганса Франколина Младшего, вышедшей в Вене в 1560 году, есть описание праздника, устроенного н тот год императором Фердинандом 1 (1503-1564). К концу XVI века у немецких кавалеристов появились мечи с необычно короткими и широкими клинками, в то время как в руках итальянцев были длинные мечи с «корзинчатым» эфесом, что говорит уже о переходе к шпаге. Hемецкая пехота тех времен довольствовалась узкими мечами, рубящими шпагами с клинками непомерной длины.

В отделке клинков с начала XVI столетия появилось существенное новшество — техника травления металла. До этого встречались только гравированные клинки.

Способ воронения и украшения золотой финифтью был заимствован из Италии.

Кроме того, применялось термическое окрашивание клинков в красный и фиолетовый цвета, а также вбивная и набивная таушировка. Во время Тридца- тилетней войны в императорской коннице использовались довольно длинные мечи с рукоятями, сходными с рукоятью чиавоны. С началом турецких войн в кавалерийском снаряжении все более сказывалось венгерское влияние. Теперь в руках немецкого кавалериста был прямой клинок с эфесом, форма которого заимствована у старинных венгерских сабель. Для нее характерно то, что рукоять загнута вперед и укреплена сзади оковкой — спинкой; остальные элементы — это крестовина, чашка, у самых старых экземпляров на внутренней стороне — кольцо для пальца (скобка) и, наконец, защитная дужка, часто соединенная с корзинкой. Клинки с таким же эфесом были приняты и во французской армии.

Пехота вооружалась по французскому образцу коротким клинком со шпажным эфесом. После всех этих метаморфоз меч в своем характерном виде из войска исчезает.

www.catraider.com

МЕЧ | Журнал для настоящих мужчин!

Опубликовано: Март 09, 2018

Меч, который встречается в славянских погребениях VIII — XI вв. является аналогом германского меча эпохи Карла Великого. Он, скорее всего, представляет собой предмет импорта из франкских или скандинавских мастерских. Конечно, к X веку славяне уже научились ковать свои мечи, однако они были низкого качества, их было мало, и поэтому доля импорта была очень высока. Если заглянуть в прошлое, то можно вполне сделать заключение, что приблизительно до VIII века меч вообще не являлся у славян основным оружием близкого боя, как, например, у франков. Да и позднее меч ещё долгое время был оружием только богатых людей. С момента становления Киевской Руси, когда бурно начинают развиваться различные ремесла (где-то XI век), количество мечей местного производства резко возрастает. Но об этом будет сказано чуть позже. А пока, в отличие от Европы, славяне (за исключением самых западных) вооружены пока другим оружием ближнего боя, таким как дубины, секиры, копья, палицы.

А в это время у европейцев всё войско обычно имело на вооружении меч. Вот что пишет Григорий Турский в своём труде «Десять книг истории» про завоевание Западной Галлии королём франков Хлодвигом I . Битва произошла в 506г., когда за обладание данной земли сошлись два германских племени: остготы и салические франки. «Это произошло на двадцать пятом году правления Хлодвига… Король Хлодвиг встретился, чтобы сразиться с Аларихом, королём остготов, в долине Вуайе…причём готы вели бой копьями, а франки — мечами…».

Как мы видим из данного описания, германцы уже в IV — VI вв. приняли меч, как основное вооружение, и их войско было, в основном, вооружено им.

Этого нельзя сказать о славянах ввиду их низкого уровня развития производства в IV — VIII вв. . Славяне пока что ещё в своём большинстве не имеют должного обращения с железными рудами, чтобы ковать мечи.

Длинный обоюдоострый меч (spatha) германцы позаимствовали у галло-римлян в Мерогвингскую эпоху. До этого они воевали либо большими ножами, либо францисками (особый вид боевого топорика, наподобие томагавка). Тогда же «спата» была усовершенствована ими, приобретя характерную форму — тяжёлый меч с коротким перекрестием и конусообразным навершием. Спустя почти 200 лет, уже в Каролингскую эпоху, славяне заимствовали эту форму у германцев.

До середины IX века меч является у славян большой редкостью. Это доказывают археологические раскопки. Вот статистика находок в раскопанных курганах, датируемых VII — серединой IX вв. на территории Древней Руси. Причем находки раннесредневековых мечей сконцентрированы в нескольких больших областях : в Юго-Восточном Приладожье, в районах Смоленска, Ярославля, Новгорода, Киева, Чернигова, древнего Плеснеска.

Мечи обнаружены, как правило, в крупнейших курганных могильниках вблизи древнейших торговых центров, на главных речных артериях и важнейших путях. При этом не будем забывать то, что клинки в то время были дорогостоящим оружием и в погребениях, даже дружинных, встречаются редко.

Итак, в Приладожье на 700 раскопанных курганов приходится 18 мечей, в Гнездовье на 800 курганов — 19 мечей, в Михайловском на 170 курганов — 8, в Чернигове и Шестовицах на 250 курганов — 9 клинков, в Киеве на 125 погребений — 11 мечей.
По мере удаления от городских районов количество мечей практически сходит на нет — в Подболотье на 260 погребений — 2 меча, а среди нескольких тысяч деревенских погребений меч встречается всего один раз.

В эпоху раннего феодализма меч составлял индивидуальную собственность владельца, и вместе с ним клинок клали в могилу (или сжигали — во времена язычества). Принадлежность меча одному человеку подтверждается и его умышленной порчей (согнут, сломан) во время захоронения. Социальный же облик людей, «унесших» в могилы своё оружие, не вызывает сомнений: меч у славян в ту эпоху — признак богатых погребений. Насколько можно установить из комплексов захоронений, в 14-ти из них меч встречен без другого оружия, в 41 случае его сопровождает различное вооружение.

По формам мечей (рис. 2) можно сделать вывод, что все они являются европейскими и происходят, в основном, из Средней и Западной Европы. При этом почти половина мечей имеет происхождение с области Рейна, где отмечены последовательные предшествующие стадии их развития. В VIII — IX вв. это оружие уже известно и распространенно по всей Европе.

Формы мечей раннефеодальной Европы.

В частности, тяжёлый рубящий меч, который в VII веке был усвоен викингами от франков, является прямо континентального происхождения.

Однако вернёмся к Древней Руси. Очень интересно отметить, что вплоть до X века, согласно раскопкам, почти все меченосцы были пехотинцами. Крайняя немногочисленность погребений воинов с мечом и конём обращает на себя внимание. Возможно, это отражает пеший характер раннерусской дружины. Во всяком случае процесс превращения конницы в преобладающий род войска длился в течении всего X века.

К X веку русские оружейники уже сами стали ковать мечи, хоть и низкого качества. Однако мечи пока что являются всё ещё редкостью. Да и, по правде говоря, немногие средневековые центры производили клинки высокого качества. Например, очень ценились клинки кузнецов-мечедельцев из мастерской «ULFberht», что находилась в среднем течении Рейна. Всего из этой мастерской за время её существования с 846г. по 1294г. (то есть за 448 лет существования) было выпущено оружейниками всего-навсего 315 мечей! Из них 115 экземпляров найдено на сегодняшний день на всю Европу! И только 4 клинка имеются на Руси. При этом мечи такого высочайшего качества, что даже спустя 1000 лет находятся в прекраснейшем состоянии и радуют своей единственной мастерской заточкой. К сожалению, нужно констатировать тот факт, что секрет этой особенной стали и заточки её мастера унесли с собой в могилу. Что произошло в 1294 году с ними — неизвестно. Но известно, что мечи делались только под индивидуальный заказ и стоили невероятно дорого.

Кстати, один из 4-х мечей, что на Руси, принадлежал Александру Невскому, который он добыл в сражении со шведами в 1240г., сбив в индивидуальном поединке с коня магистра ордена Ульфа Фаси и получив его оружие в знак победы над ним согласно правилам рыцарства, по которым победитель получает оружие побеждённого .

Меч, принадлежащий Александру Невскому. Хранится в лавре.

Начиная с XI века по сравнению с предыдущими столетиями русские дружинники всё чаще вооружаются мечами своего, русского происхождения. Для пеших воинов куются мечи приблизительно длиной 55 — 60 см, включая рукоять (рис. 5). Носился такой меч слева у пояса, а справа затыкали за пояс боевой топорик. Для конников длина меча достигала метра, ширина такого клинка у основания была около 6см, а толщина у перекрестия — до 1см. Носили такой меч на специальной перевязи за спиной рукоятью у правого плеча.

Рис.5 Боярин из войска князя Романа Галицкого ( XII век). Реконструкция раскопок погребённого воина около д. Новосёлки.

В эпоху феодальной раздробленности мечи изготовлялись на Руси уже во многих городских центрах. Например, при раскопках Райковецкого городища (датируется XII веком) вскрыты остатки кузнечной мастерской, где среди наконечников стрел и копий, топоров и долот есть и мечи.
В XII веке появляется выражение «мечи харалужные». «Харалуг» переводится как булат, восточная сталь (т.е. металл, принимающий при полировке тёмный отлив, в отличие от европейских «сияющих»). Но в связи с тем, что зависимость русских мечей от восточных никак не прослеживается, поэтому можно, по-видимому, признать за названием «харалужные мечи» значение «производственного термина», заимствованного с Востока, но обозначавшего местные стальные изделия.
Теперь можно подвести некоторые выводы по подразделу «меч».
В течении всего домонгольского периода (по крайней мере с VIII по XIII вв.) меч оставался на Руси характерным оружием феодальной знати. На всех, без исключениях, миниатюрах тех времён князь вооружён мечом, тогда как остальные воины едут или идут с копьями. Однако немыслимо представить себе дружинную «сечу» без мечей. Мечом были вооружены не только всадники, но и пехотинцы (из наиболее состоятельных). Конечно, до XII века меч имел небольшое распространение в войске, но личная дружина князя и его приближённые имели этот вид вооружения обязательно.
Развитие феодальной организации выдвинуло меч в качестве важнейшего военного и государственного символа на Руси тех лет: «Князь бо не туне мечъ носить в месть злодеям, а в похвалу добро творящим». Меч воплощал власть, богатство и силу князя. Например, нам из летописи известно, что Роман Галицкий, заказавший свой меч в мастерской «ULFberht», заплатил за него немыслимую для тех времён цену: четвёртую часть годового дохода своего княжества! (рис.6).

Данный меч — один из четырёх мечей данной мастерской на Руси. Хранится он в Кремле в Гранатовой палате. Он и сейчас в прекрасном состоянии, не требует заточки и сохранил все свои качества. Длина меча — 86см, ширина (у перекрестия) — 7,8см , толщина клинка у перекрестия — 1,3см. Само лезвие расписано сложным рисунком и позолочено, как и рукоятка, что отнюдь не снижает его боевых качеств.

Роман Галицкий горделиво и воинственно говорил о своём мече папскому послу: « Имею мой меч от Бога данный, и доколе есть при бедре моей, не имею нужды иначей покупать , токмо кровией и кровию, как отцы наши и деды распространили и умножили землю Русскую. А ты, поганец, предлагаешь мне, конязю русскому, за измену веры новые земли?!».
Ещё два меча данной фирмы найдены при раскопках около Рязани. Они были положены в могилу рязанского князя Всеволода (1063 — 1112гг.).

Данные мечи во внешней отделке уступают, конечно, вышепоказанному мечу. По своей простоте формы они приближены к мечу Александра Невского. Но это отнюдь не умаляет их боевых качеств. Они и по сей день с необычайной лёгкостью разрубают фактически любой доспех без особого труда, что и проверили археологи при находке их во главе с Г.Ф. Корзухиной. А ведь мечам около 1000 лет!
На миниатюрах Радзивиловской летописи назначение удела, отправления вассала в поход, сдача города иллюстрируется передачей клинка.
Во время переговоров, церемоний, при встречах, дома и в пути феодал неотступно носил меч, выставлял его напоказ, опирался рукой, держал на плече. Меч был обязательной принадлежностью рыцарской обрядности (например, инвеститура и пострижение неизменно производились мечом). Кстати, не надо думать, что рыцарство — это Западная Европа. Начиная с XI века институт рыцарства проникает и на Русь, адаптируясь, правда, к местным условиям.

Появляются новые должности при княжеском дворе. Например, мечник- чин судебной княжеской администрации, — получил своё название от меча, карающего неправду.

В военном обиходе «взаимать меч против» означало начать войну, «заити мечом» — завоевать и т.д.
А пока крупные мастерские Западной Европы, налаженный выпуск оружия, огромная ценность изделий, щедро растущий спрос обусловили почти не знающую границ торговлю мечами. Многочисленные запреты (684, 704, 761, 779, 803, 805, 811, 864гг.) на торговлю оружием во франкском государстве и во времена Мервингов, и во времена Каролингов, видимо, действовали слабо. Дело в том, что славяне после падения Западной Римской Империи напрямую вышли к франкским границам и между германцами и славянами непрерывно происходили войны большие и малые за область Восточной Германии и Западных Карпат. А тут получается, что купцы вооружают врага государства из-за своей выгоды!

Так, например, капитулярий 805г. под страхом смертной казни запрещал торговцам, которые направлялись к славянам и аварам, нагружаться оружием и броней для продажи. Контроль осуществлялся сетью досмотровых станций ( Магдебург, Эрфурт, Регенсбург и др.). Подавляющее большинство среднеевропейских мечей VIII — X вв. найдены восточнее упомянутых таможенных пунктов. Это обстоятельство иллюстрирует бессилие тогдашних законов перед налаженной контрабандой оружия. Главными контрабандистами, в основном, выступали викинги, которые, кстати, держали в то время в своих руках основную часть торговли Руси с западным миром. Причём восточные клинки в Европу и на Русь в то время практически не ввозились, так как по качеству были настолько хуже европейских, что не выдерживали никакой с ними никакой конкуренции. Мало того, восточные клинки не выдерживали холода северных зим, становясь на морозе хрупкими (например, в районе Парижа зимы были в те времена очень снежные и необычайно холодные. Зимой ездили на санях, зимы были лютыми и продолжительными — до пяти месяцев. По крайней мере так их нам описывают летописцы и очевидцы тех лет), наоборот, через Русь мечи уходили в Волжскую Булгарию, оттуда попадали в Хорезм, откуда отправлялись в дальнейшее путешествие вплоть до Индии. Несмотря на то, что в Индии делались и свои отличные по качеству клинки, однако им было далеко до качества той же «ULFberht», что находилась во франкских землях.

Таким образом, своё назначение важнейшего оружия ближнего боя воинов-профессионалов меч сохранит до тех пор, пока в развитом средневековье он не будет вытеснен саблей.

Но это произойдет не ранее XV века. Но и позже меч нередко будет встречаться на полях сражений.

istorija-oruzhija.pp.ua

Русский меч XII–XIII века | Русский след

Тяжеловооруженный воин в XII–XIII века владел холодным оружием — копьём и мечом.

В XII–XIII веках на Руси использовались мечи всех видов, известных в то время в Западной Европе. Основным типом холодного оружия воинов XII–XIII века был обоюдоострый клинок шириной 5-6 см, и длиной около 90 см с глубоким долом, короткой рукоятью с небольшой гардой, общий вес меча составлял около 1 кг. В западной Европе длинный меч получил название «каролингский», названный так по имени Карла Великого, родоначальника Каролингов — королевской и императорской династии правителей Франкского государства в 687 — 987 годов. «Каролингский меч» нередко обозначается, как «меч викингов» — это определение введено исследователями и коллекционерами оружия XIX—XX веков. Как правило русский меч и меч «каролингский» были изготовлены в одних и тех же оружейных мастерских.

Крупные оружейные производства были в Ладоге, Новгороде, Суздале, Пскове, Смоленске и Киеве. Есть находка клинка из Фощеватой, считавшаяся скандинавской из-за скандинавского орнаментального украшения, хотя этот орнамент можно считать стилизованным змеевиком. К тому же при расчистке найденного клинка вскрылась надпись ЛЮДОТА или ЛЮДОША КОВАЛЬ, что  однозначно говорит о русском мастере-оружейнике. На втором мече есть надпись СЛАВ, что тоже подтверждает работу русского оружейника. Выковать меч в XII–XIII веках могли себе позволить только состоятельные воины.

Дружинно-торговый социум «русов» начал складываться не ранее последних десятилетий VIII — первых десятилетий IX вв., примерно тогда же, когда в древнесеверной лексике ранней эпохи викингов (на I этапе, 793-833 гг.) слово с исконно русским корнем «rup» — гребцы приобретало новое значение «морское войско». (родственные слова в рус. яз.: гРАБить, гРЕБти…)

На Западе «росы» — gentis esse sueonumна Востоке — «gentis» Славян; они и были и теми и другими одновременно. В Византии середины X века один из преемников великокняжеских послов «от рода Рускаго» перечислял скандинавские названия днепровских порогов «по-росски» (rosistі) и переводил «по-славянски» (sclavinysti)языком этих «росов» был ещё нордический, северный язык скандинавов.

Русь-Ладога князя Олега объединяет в начале X века и варяга, и словенина, «и прочих», хотя послы «великого князя рускаго», объявляя себя от рода Рускаго, носят сплошь скандинавские имена. Для определенного отрезка времени становления скандо-славянского социума «именно Ладога исключительно и была русью» (Stang 1996: 200).

Обычаи «русов», «ар-рус» арабских источников, и в том числе «ал-лаудана» — ладожан, включали, наряду с сожжением в ладьепогребением в камере (совпадающими с археологическими характеристиками скандинавских викингов), походами в «полюдье» по землям славян («славиниям» Константина Багрянородного) и трансконтинентальной торговлей, отмеченный многими арабскими авторами (Ибн Русте, Гардизи, Марвази, Ауфи, Иаку- том и более поздними компиляторами)

 «обычай оставлять в наследство имущество только дочери; если у руса рождается сын, отец вручает ребёнку меч, заявляя: “Это — твоё наследство; отец приобрёл мечом своё достояние, так и ты должен поступать”» (Заходер 1967:83).

В XIII веке длинный меч в руках русского воина служил, как рубящее оружие. «Да не ущитятся щиты своими и да посечени будуть мечи своими» или «Посекоша мечем нещадно», говорит о мече Лаврентьевская летопись. Конец меча, не рассчитанного на колющий удар, имел довольно тупое острие, а иногда даже просто закруглялся.

В XIII веке русские кузнецы — оружейники усилили рукоять меча и удлинили его лезвие, что значительно повысило ударную силу этого страшного оружия. Позднее русский меч стал и колющим оружием — «Призвавше ко оконцю пронзут и мечем».

Обычная длина меча X — XIV века на Руси была около 80 – 90 см, однако, был найден просто гигантский меч длиной 120 см, с шириной клинка — 5 – 6 см, толщина 4 мм. — чудовищного веса, даже непонятно какой богатырь мог размахнуться таким мечом. Вдоль полотна меча на обеих сторонах клинка всех древнерусских мечей идут долы, служившие для облегчения веса оружия.

В арабских рукописных свидетельствах ал-Кинди в трактате «О различных видах мечей и железе хороших клинков и о местностях, по которым они называются» и ибн Руста о «сулиманских», то есть мечах русов. Оба автора указывают на богатство отделки мечей русов, общую похожесть на франкские мечи, отсутствие клейм.

Ибн Фадлан часто упоминает о высоком качестве великолепных русских мечей, которые продавались на восточных рынках, где было много клинков низкого качества. Ибн Мискавейх упоминает русские мечи в  донесениях о том, как мусульмане грабили русские могилы и павших воинов, отмечая отличное качество изготовления русских мечей, сделанных «как у франков», это отмечали также и армяне, и византийцы.

Навершие, рукоять и перекрестье меча почти всегда украшались бронзой, серебром и даже золотом. На оружии и доспехах русских воинов часто встречается традиционное древнерусское изображение змеевика, служившее оберегом для воина. Змеи — символы «Земли-Матушки», поэтому русские оружейники изображали змеевик на рукояти меча. Змеевик Владимира Мономаха.

Древнерусская подвеска оберег-змеевик

Мечи из Гнёздовского кургана просто неимоверно богато украшены. Отличительно особенностью славянских мечей, кроме формы навершия и орнаментов, можно считать искусную роскошь отделки.

Редкость находок мечей в курганах XI—XII вв. объясняется тем, что не меч, а копьё и топор у древнерусских дружинников были самым главным оружием в бою. На древнерусских миниатюрах и летописях представителей высшей феодальной знати Руси изображали вооружёнными мечом, в то время, как простые воины княжеской дружины изображены с копьями. Впрочем, в битвах конные военачальники так же дрались копьями, так как во время сближения противников в начале битвы копья были главным оружием сражения.

Под стенами Луцка князь Андрей Боголюбский (1149 г.) сломал своё копьё, и чуть не был убит копьём противника. Во время борьбы за Киев в 1151 г. Андрей Боголюбский «возма копье, еха наперед, и съехався преже всех, и изломи копьё свое». После того, как в бою ломалось копье, воин прибегал к мечу, который был даже у пехотинцев. В 1151 г. собственный пехотинец чуть не убил князя Изяслава Мстиславича не узнав его в пылу сражения — «вынза меч свой и нача сечи по шелому»

Судя по древним изображениям и летописным сведениям в XI—XII вв. мечу придавали различные символические значения. В военном обиходе Древней Руси «взимать меч против» означало начинать войну, «заити мечом» — завоевать земли противника.

Мечник — чин судебной княжеской администрации — получил своё название от меча, карающего неправду. Меч в XI—XII вв. был символом власти. На миниатюрах Радзивилловской летописи назначение удела иллюстрируется торжественной передачей клинка.

Для древнерусского воина, как и для воинов всех времён и народов, не было лучшей награды, чем меч, кинжал, сабля или нож. Такие дары были особенно ценными и почётными, наградное оружие всегда оберегалось, передавалось по наследству от отца к сыну, из поколения в поколение. Это была и есть гордость семьи, воинское достоинство и слава предков, память героев рода и пример для потомков.

Наградное холодное оружие было разнообразно, но его всегда украшали редкими драгоценными камнями и неповторимыми узорами, придающими индивидуальность каждому изделию. Изготовленные древними мастерами длинные и короткие мечи и кинжалы, особенно ценно для истории, так как может быть связана с определённой исторической личностью. Уникальность такого меча, кинжала, ножа или кортика расценивается с точки зрения важности события или значимости человека, которому оружие принадлежало в прошлом.

Найденные преимущественно в Северной Европе, а также в Прибалтике, Ладоге, в курганных могильниках археологического комплекса Гнёздово, и городище расположенном около посёлка Гнёздово на берегу Днепра в 12 км к западу от Смоленска, мечи Ульфберта (Ulfberht) датируемые IX — XI веком, имеют одинаковую надпись «+VLFBERHT+». История гнёздовского поселения насчитывает более 1000 лет. Возникший на рубеже IX-X вв. на берегу Днепра небольшой поселок довольно быстро стал важным торгово-ремесленным центром, в котором мирно уживались славянин и скандинав, воин-дружинник и ремесленник, торговец и землепашецВремя расцвета Гнёздова – это X век, когда поселение становится одним из важнейших центров связывающих Север и Юг Европы на торговом «пути из варяг в греки…».

Самым замечательным является курган, в котором были найдены останки парного сожжения в ладье, сопровождаемого сломанным мечом, железной скандинавской гривной, славянским височным кольцом (типичное украшение славянского костюма), арабскими монетами и византийскими сосудами: амфорой и кувшинчиком. На черепках разбитой во время совершения погребальной церемонии амфоры  обнаружилась процарапанная надпись по-славянски «Гор(о)у(ш)на» — по одной из версий это мужское славянское имя в родительном падеже, по некоторым другим — Горошина, или горчица.

Известно, в 988/989 году князь Владимир крестился в Херсонесе и Русь официально приняла христианскую веру. В археологическом материале свидетельства проникновения новой христианской религии на территорию Руси относятся к более раннему времени.  Примерно в 70-х гг. X века в Гнёздове были совершены несколько погребений, в которых оказались восковые свечи или подвески-крестики, вырезанные из листового серебра. Среди этих погребений есть погребения воина с полным набором вооружения и женщин в одеяниях скандинавского покроя – это погребения представителей гнёздовской знати.

Сегодня уже имеется почти 170 экземпляров этого грозного оружия.

Мечи с надписью «+VLFBERHT+» были настолько прочными, что в средневековье считались почти что волшебными. Пользовались такими мечами, конечно, только самые знатные и искусные воины.

Самое загадочное в находках мечей Ульфберта (Ulfberht) далеко не их серийное — просто массовое производство, а то, насколько искусно они изготовлены. Археологи и специалисты по металлу считают, что мечи с надписью «+VLFBERHT+» слишком хорошо выполнены для средневековья, современные учёные не могут понять, как простым ремесленникам средневековья удалось добиться такой высокой чистоты сплава, обеспечившего невероятную прочность холодного оружия. Подобная улучшенная композиция металла была достигнута почти на тысячелетие позже — лишь в период промышленной революции восемнадцатого-девятнадцатого веков.

 

Русский щит VIII–XI века

Русский пластинчатый панцирь и Зерцало XIII–XIV века.

ru-sled.ru

Меч железного века Википедия

Иоганн Георг Рамсауэр, Иллюстрация гальштатского меча, 19 век

Мечи, сделанные из железа (в противоположность бронзовым) появляются начиная с раннего железного века (примерно с XII века до н. э.), но не получают широкого распространения до начала VIII века до н. э.

Мечи раннего железного века во многом отличались от позднейших стальных мечей. Они, как правило, не подвергались закалке, из-за чего их рабочие качества (прочность и твёрдость) были ненамного выше, чем у предшествовавших или современных им бронзовых мечей. Это значит, что такие ранние железные мечи могли — как и предшествовавшие им бронзовые — погнуться в бою. Однако менее трудозатратное производство и большая доступность железа по сравнению с медью и оловом привели к тому, что производство железных мечей широко распространилось.

Древние кузнецы случайно поняли, что, добавляя к железу определённое количество углерода (при выплавке железа из руды углерод проникал в металл случайно из древесного угля, служившего топливом), можно получить сплав с лучшими рабочими качествами (сейчас этот сплав известен как сталь). Закаливая сталь (то есть, придавая ей дополнительные твёрдость и ломкость) и подвергая её отпуску (то есть, наоборот, уменьшая твёрдость и ломкость), можно было получать мечи, которые в значительно меньшей мере страдали от повреждений в бою и — если были погнуты — могли безболезненно вернуть себе форму. Однако от открытия этих возможностей работы до их систематического применения прошло много времени: фактически до конца раннего Средневековья многие мечи делались из незакалённой стали. В древности существовало несколько различных технологий изготовления мечей, самой известной из них была узорная сварка[1][2][3]. С течением времени в разных уголках мира возникали разные методики.

История

Прото-кельтская Гальштатская культура (VIII век до н. э.) — одна из первых (но не первая) археологических культур, для которых известна обработка железа. В течение Гальштатского периода использовались параллельно железо и бронза, из обоих этих материалов делались мечи одинаковой формы. К концу Гальштатского периода, примерно в 600—500 гг. до н. э., на смену мечам пришли короткие кинжалы. Латенская культура снова вернулась к мечам, но эти мечи своей формой и конструкцией уже сильно отличались от характерных для бронзового века и раннего железного века и уже в большей степени напоминали более поздние мечи, развившиеся из них.

Железные версии акинаков появляются у скифов и персов начиная примерно с VI века до н. э. В период классической античности, в Парфянском царстве и в государстве Сасанидов на территории нынешнего Ирана железные мечи были весьма распространены. Греческий ксифос и римский гладиус — типичные мечи железного века, их длина колебалась от 60 до 70 см. В Римской империи появились спата (более длинный — по отношению к гладиусу — прямой меч). Вооружённые спатами спатарии составляли личную гвардию императора в Константинополе.

В Китае стальные мечи впервые появляются в V веке до н. э., в период Сражающихся царств, хотя известны и более ранние железные мечи, относящиеся к периоду Чжоу. Дао (刀, в пиньинь записывается как dāo) — это китайский меч с односторонней заточкой, иногда этот термин переводится как «сабля» или «абордажный палаш». Также существует цзянь (劍, в пиньинь записывается как jiàn), у этого меча заточка двусторонняя.

Кельтские мечи

С распространением Латенской культуры в V веке до н. э. железные мечи полностью заменили ранее использовавшиеся бронзовые на всей территории Европы. Эти мечи впоследствии эволюционировали в такие формы как: римские гладиус и спата, греческий ксифос, германский меч эпохи Великого переселения народов[en], каролингский меч (VIII век).

Существует две основных разновидности кельтских мечей. Наиболее распространённая — длинный меч, обычно с украшенной антропоморфной рукоятью из органического материала: дерева, кости или рога. У этих мечей также обычно есть железная пластинка перед гардой, подходящая по форме к устью ножен. Второй тип — это короткий меч с рукоятью из сплава меди, сделанной тоже в антропоморфном стиле или украшенной абстрактным орнаментом.

Ножны, как правило, делались из двух пластин железа, у некоторых ножен одна из пластин была бронзовой. Последняя особенность более характерна для Британских островов, на континенте известно только несколько таких экземпляров.

Степные культуры

Мечи с кольцом на конце рукояти были популярны среди сарматов со II века до н. э. по II век н. э. Такие мечи были в длину 50-60 см, более длинные (превышавшие 70 см) встречались реже, в исключительных случаях длина меча достигала 130 см. В кольцо на конце рукояти иногда вставлялись полудрагоценные камни. Такие мечи находят в больших количествах в Причерноморье, а также на равнине Альфёльд (Венгрия). Эти мечи схожи с акинаками, которыми пользовались персы и другие иранские народы. Кольцо на конце рукояти, возможно, развилось из более раннего полукольца, а то, в свою очередь — из Т-образного навершия акинаков примерно в IV веке до н. э.[4].

Устойчивость в бою

Полибий (2.33) сообщает, что галлы в ходе сражения при Теламоне (224 год до н. э.) пользовались примитивными железными мечами, которые гнулись от первого же удара, их потом приходилось выпрямлять, прижимая ногой к земле. Плутарх в своём жизнеописании Марка Фурия Камилла также сообщает о плохом качестве галльских железных мечей, о том, что они легко гнулись. Эти два сообщения античных авторов озадачивают некоторых историков, потому что к описываемому Полибием и Плутархом времени кельты уже несколько веков практиковали обработку железа[5]. В 1906 году один из таких озадаченных историков предположил, что греческие авторы неправильно поняли ситуацию: это не мечи гнулись от первого же удара из-за низкого качества железа, а кельты после боя специально гнули свои мечи, подвергая их ритуальному выводу из строя[6]. Погнутые мечи действительно находят обычно среди предметов, посвящённых богам, что вроде как подтверждает это предположение[5]. Однако Радомир Плайнер (Radomir Pleiner) утверждает, что «анализ металла показывает, что Полибий был в определённой степени прав. Из всех изученных в данном исследовании мечей только примерно 1/3 соответствует тому описанию, которое этот автор даёт для галльских мечей. Хотя даже и мечи более высокого качества могли гнуться в ходе рукопашного боя»[6]. Как бы то ни было, Плайнер утверждает, что в том, что касается кельтского оружия, классические греческие и римские источники преувеличивают их низкое качество. Утверждение Плутарха о том, что погнутый меч можно было разогнуть об ногу — неправдоподобно, так как мечи изначально гнулись в бою только незначительно[6]. Плайнер также замечает, что проведённый химический анализ кельтских мечей показывает: только очень немногие из них подвергались закалке; с другой стороны, кельтские мечи часто содержат достаточно углерода для того, чтобы не гнуться в бою (особенно это относится к мечам, сделанным из норикской стали[en]). Закалка в случае этой стали делает её твёрдой, но хрупкой, мечи склонны уже не гнуться, но ломаться в бою. Это происходит потому, что древним кельтам не был известен отпуск, то есть нагревание стали при более низкой температуре после закалки, призванное сохранить прочность меча, но уменьшить его хрупкость.

Существуют и другие, более поздние, свидетельства того, как длинные мечи гнулись в разгар рукопашного боя. Исландская «Сага о людях с песчаного берега»[7] описывает, как воин выпрямляет свой погнувшийся в битве меч, прижав его ногой к земле — так же, как это делали кельты, если верить Полибию: «когда бы он ни ударял по щиту, его украшенный меч гнулся и он вынужден был разгибать его, прижав ногой к земле»[8][9]. Пирс и Оакшот в своей работе «Мечи эпохи викингов» замечают, что погнутый в бою меч — это лучше, чем меч сломавшийся. Они пишут: «если меч воина погнётся в бою, то у воина больше шансов выжить, чем было бы, если бы меч сломался… Поэтому викинги выбирали меньшее из двух зол»[10].

Примечания

  1. ↑ Maryon 1948.
  2. ↑ Maryon 1960a.
  3. ↑ Maryon 1960b.
  4. ↑ Richard Brzezinski, Mariusz Mielczarek, Gerry Embleton, The Sarmatians 600 BC-AD 450 (in series Men-At-Arms 373), Oxford: Osprey Publishing, 2002. ISBN 978-1-84176-485-6, p. 34.
  5. 1 2 Vagn Fabritius Buchwald. Iron and steel in ancient times, Kgl. Danske Videnskabernes Selskab, 2005, p.127.
  6. 1 2 3 Radomir Pleiner. The Celtic Sword, Oxford: Clarendon Press (1993), p. 159 & 168.
  7. Chartrand R. Magnus Magnusson, Ian Heath, Mark Harrison, Keith Durham, The Vikings, Osprey, 2006, p. 141.
  8. Hermann Pálsson. Paul Geoffrey Edwards, Eyrbyggja saga, Penguin Classics, 1989, p. 117.
  9. ↑ The Saga of the Ere-Dwellers. Chapter 44: The Battle In Swanfirth.
  10. Ian G. Peirce & Ewart Oakeshott. Swords of the Viking Age, Boydell Press, 2004, p. 145.

Литература

  • C. R. Cartwright, Janet Lang. British Iron Age Swords And Scabbards, British Museum Press (2006), ISBN 0-7141-2323-4.
  • Andrew Lang. Celtic Sword Blades, in Man, Royal Anthropological Institute of Great Britain and Ireland (1907).
  • Maryon Herbert (1948). «A Sword of the Nydam Type from Ely Fields Farm, near Ely». Proceedings of the Cambridge Antiquarian Society. XLI: 73-76. doi:10.5284/1034398.
  • Maryon Herbert (February 1960a). «Pattern-Welding and Damascening of Sword-Blades—Part 1: Pattern-Welding». Studies in Conservation. 5 (1): 25-37. doi:10.2307/1505063. JSTOR 1505063.
  • Maryon Herbert (May 1960b). «Pattern-Welding and Damascening of Sword-Blades—Part 2: The Damascene Process». Studies in Conservation. 5 (2): 52-60. doi:10.2307/1504953. JSTOR 1504953.
  • J. M. de Navarro. The Finds from the Site of La Tène: Volume I: Scabbards and the Swords Found in Them, London: The British Academy, Oxford University Press (1972).
  • Radomir Pleiner. The Celtic Sword, Oxford: Clarendon Press (1993).
  • Graham Webster. A Late Celtic Sword-Belt with a Ring and Button Found at Coleford, Gloucestershire, Britannia, Society for the Promotion of Roman Studies (1990).

Ссылки

wikiredia.ru

Романский меч — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Перейти к навигации
Перейти к поиску

Романский меч

Современная реплика романского меча

Тип меч
История службы
Годы эксплуатации ~ 1000—1350
История производства
Варианты около десяти основных типов
Характеристики
Масса, кг
Длина, мм
Тип клинка линзовидного сечения, с долом

ru.wikipedia.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о