Меч веков – Клинковое оружие средневековой Европы » SwordMaster

Содержание

Мечи Средневековья — виды и описание


Меч Средневековья


Меч – является разновидностью холодного орудия, им наносились колющие, режущие или рубящие ранения. Его базовая конструкция была незамысловатой и представляла собой продолговатый, прямой клинок с эфесом. Отличительной особенностью орудия является установленная минимальная длина клинка составляла около 60 см. Разновидность меча представляла множество вариаций и зависела от времени, региона, социального положения.

Достоверной информации по поводу даты возникновения первого меча нет. Принято считать, что его прообразом послужила заточенная дубина из дерева, а первые мечи изготовлялись из меди. Ввиду своей пластичности, медь в скором времени заменили на бронзовый сплав.

Меч несомненно является одним из самых авторитетных и исторически значимых орудий древности. Принято считать, что он символизирует справедливость, достоинство и мужество. Сотни народных легенд слагались о боевых схватках и рыцарских поединках, а мечи их были неотъемлемой частью. Позднее, писатели, вдохновляясь этими преданиями, в своих романах создавали главных персонажей по образу и подобию легенд. К примеру, история короля Артура издавалась бесконечное количество раз, и всегда неизменным было величие его меча.

Кроме того, мечи нашли свое отражение в религии. Благородство холодного оружия тесно переплеталось с духовным и божественным значением, которое интерпретировалось каждой религией и учением по-своему. Например, в буддистских учениях, меч символизировал мудрость. В христианстве, толкование «обоюдоострого меча» напрямую связано со смертью Иисуса Христа, и несет в себе значение божественной правды и мудрости.

Отождествляя меч с божественным символ, жители того времени с трепетом относились к владению таким орудием, так и применением его образов. Средневековые мечи имели крестообразную рукоять по образу христианского креста. Таким мечом проводили обряд посвящения в рыцари. Также, образ этого орудия нашел широкое применение в области геральдики.

Кстати говоря, в исторических документах, сохранившихся до нашего времени имеются сведения о стоимости мечей. Так, цена одного орудия стандартной комплектации равнялась стоимости 4 голов крупного скота (коров), а если работу выполнял знаменитый кузнец, сумма конечно была гораздо выше. Житель среднего класса, мог с трудом себе позволить затраты такого уровня. Высокая цена обусловлена дороговизной и редкостью используемых металлов, кроме того сам процесс изготовления был довольно трудоемким.

Качество изготовленного меча напрямую зависит от мастерства кузнеца. Его искусность заключается в умении правильно сковать клинок из разного сплава металлов, чтобы в результате лезвие получилось ровным, вес легким, а сама поверхность идеально ровной. Сложный состав изделия создавал трудности в массовом выпуске. В Европе стали выпускать хорошие мечи большим потоком только к концу эпохи Средневековья.

Меч можно по праву назвать элитным оружием и связано это не только с перечисленными ранее факторами. Универсальность в применении и легкий вес выгодно отличали меч на фоне своих предшественников (топор, копье).

Стоит также отметить, что владеть клинком дано не каждому. Желающие стать профессиональными бойцами, годами оттачивали свое мастерство в многочисленных тренировках. Именно по этим причинам каждый воин гордился удостоенной чести обладать мечом.

Строение меча


Строение меча


  1. эфес — совокупность компонентов: рукояти, крестовины и навершия. В зависимости от того, открытый был эфес или нет определялась степень защиты пальцев;
  2. клинок — боевая часть ружья с зауженным концом;
  3. навершие — верхушка орудия, выполненная из тяжелого металла. Служила для балансировки веса, иногда украшалась дополнительными элементами;
  4. рукоятка — элемент из дерева или металла для удержания меча. Зачастую, поверхность делали шероховатой, чтобы оружие не выскальзывало из рук;
  5. гарда или крестовина — возникла в период развития фехтовального искусства и позволяла обезопасить руки в бою;
  6. лезвие — режущий край клинка;
  7. острие.

Общее разграничение мечей

Касаясь тематики определения разновидностей данного орудия, нельзя обойти стороной научные труды исследователя из Англии Э. Оукшотта. Именно он ввел классификацию мечей и сгруппировал их по временным периодам. В общем понятии можно выделить две группы видов средневековых и более поздних мечей:

По длине:

  • короткий меч — клинок 60-70 см, бойцы носили его на поясе с левой стороны. Подходил для боя на близкой дистанции;
  • длинный меч — его клин составлял 70-90 см, в боях, как правило, носили в руках. Был универсальным для схваток на земле и верховых;
  • кавалерийский меч. Длина клинка более 90 см.

По весу орудия и типу рукоятки:

  • одноручный меч – самый легкий, около 0,7 – 1,5 кг, что дает возможность управлять одной рукой;
  • полуторный меч или «меч-бастард» — длина рукояти не позволяла поместить обе руки свободно, отсюда и название. Масса около 1,4 кг, размер 90 см;
  • двуручный меч — его вес которого от 3,5 до 6 кг, а длина доходила до 140 см.

Несмотря на общую классификацию видов, меч является скорее индивидуальным оружием и создавался с учетом физиологических особенностей война. В связи с чем, невозможно встретить два идентичных меча.

Орудие всегда хранилось в ножнах и крепилось на седло или ремень.

Становление меча в эпоху античности

В раннюю эпоху античности бронзу стали активно использовалась в создании клинков. Этот сплав, несмотря на пластичность отличается своей прочностью. Мечи этого времени примечательны следующим: бронзовые клинки изготавливали способом литья, что позволяло создавать различные формы. В некоторых случаях, для большей устойчивости, клинкам добавляли ребра жесткости. Кроме того, медь не подается коррозии, поэтому множество археологических находок сохраняют прекрасный внешний вид вплоть до сегодняшнего дня.

К примеру, в Адыгейской Республике, при раскопках одного из курганов был найден меч, который считается одним из самых древнейших и датируется 4 тыс. до нашей эры. Согласно древним обычаям, при захоронении, вместе с усопшим в курган помещали его личные ценные вещи.

Самые известные мечи того времени:

  • меч гоплитов и македонцев «Ксифос» — короткое орудие с листообразным клином;
  • римское орудие «Гладий» – клинок 60 см с массивным навершием, эффективно наносил колюще-рубящие удары;
  • древнегерманская «Спата» – 80-100 см, масса до 2 кг. Однорукий меч имел широкую популярность у германских варваров. В результате переселения народов, стал популярен на территории Галлии и послужил прообразом многих современных мечей.
  • «Акинак» – короткое колюще-режущее оружие, весом около 2 кг. Крестовина исполнена в сердцеобразной форме, навершие в виде полумесяца. Признан элементом скифской культуры.

Расцвет меча в средние века

Великое переселение народов, захват Римских земель готами и вандалами, набеги варваров, неспособность власти управлять огромной территорией, демографический кризис – все это в конечном счете спровоцировало падение Римской империи в конце V века и ознаменовало становление нового этапа во Всемирной истории. Ему впоследствии гуманисты присвоили название «Средние века».

Историки характеризуют данный период как «мрачные времена» для Европы. Упадок торговли, политический кризис, истощение плодородности земель неизменно привели к раздробленности и бесконечном междоусобным распрям. Можно предположить, что именно эти причины способствовали расцвету холодного оружия. Особенно стоит отметить использование мечей. Варвары германского происхождения, будучи в численном преимуществе, привезли с собой мечи «Спата» и способствовали их популяризации. Такие мечи просуществовали вплоть до XVI столетия, уже позднее, им на замену пришли шпаги.

Разнообразие культур и разобщённость переселенцев порядком снизили уровень и качество боевого искусства. Теперь сражения проходили все чаще на открытой местности без применения какой-либо оборонительной тактики.

Если в привычном смысле, боевая экипировка война состояла из снаряжения и оружия, то в раннем Средневековье, обеднение ремесленнического дела повлекло за собой дефицит ресурсов. Мечами и довольно скудным снаряжением (кольчуга или пластинчатые доспехи) владели только элитные войска. Согласно историческим данным, в тот период практически отсутствовали доспехи.

 Разновидность меча в эпоху Великих нашествий

Разные языки, культура и религиозные взгляды германских поселенцев и местных римлян неизменно привели к негативным отношениям. Романо-германский конфликт укрепил свои позиции и способствовал новым нашествиям на Римские земли со стороны Франции и Германии. Список желающих завладеть землями Галлии на этом, увы, не заканчивается.

Вторжение гуннов в Европу под предводительством Аттилы имело катастрофически разрушительные масштабы. Именно гунны положили начало «Великому переселению народов», безжалостно сокрушая земли одну за другой, азиатские кочевники дошли до Римских земель. Завоевав на своем пути Германию, Францию, Северную Италию, гунны также прорвали оборону в некоторых частях границы Рима. Римляне, в свою очередь, были вынуждены объединиться с другими народностями для поддержания обороны. К примеру, некоторые земли были отданы варварам мирным путем в обмен на обязательство охранять границы Галлии.

В Истории этот период получил название – «Эпоха Великих нашествий». Каждый новый правитель стремился внести свою лепту в модификации и усовершенствования меча, рассмотрим самые популярные виды:

1.      Меровингский меч


Меровингский меч


Королевская династия Меровингов начала свое правление с V века и закончила в VIII, когда свергли с престола последнего представителя этого рода. Именно выходцы из великого рода Меровингов внесли значительный вклад в расширение территории Франции. С середины V века король Франского государства (позднее Франция) – Хлодвиг I вел активную завоевательную политику на территории Галлии. Большое значение уделялось качеству орудий, поэтому и возникли мечи меровингского типа. Орудие эволюционировало в несколько этапов, 1-ая версия подобно древнегерманской спате не имела острия, окончание клинка было негранёным или округлым. Зачастую такие мечи щедро украшались и были доступны только верхним сословиям общества.

Основные характеристики меровингского орудия:

  • длина клинка -75 см, вес около 2 кг;
  • меч ковался из разных сортов стали;
  • широкий дол небольшой глубины проходил с обеих сторон меча и заканчивался в 3 см от острия. Появление дола в мече значительно облегчило его вес;
  • рукоятка меча короткая и с тяжелым навершием;
  • ширина клинка почти не сужалась, что позволяло наносить режущие и рубящие удары.

Всем известный король Артур существовал именно в эту эпоху, а его меч, обладающий немыслимой мощью, был меровингским.

2.      Каролингский меч


Каролингский меч


Викинги знатного рода Каролинги пришли к власти в VIII веке, свергнув с престола последних потомков Меровингской династии, тем самым положив начало «эпохе викингов», по-другому именуемая «Эра правления Каролингов» во Франции. Множество легенд слагались о правителях из Каролингской династии в то время, а некоторые из них известны нам и по сей день (к примеру, Пипин, Карл Великий, Людовик I). В народных преданиях чаще всего упоминаются и мечи королей. Хочется рассказать одну из истории, которая посвящена становлению первого короля Пипина Короткого из Каролингов:

Будучи невысоким, Пипин получил название «Короткий». Он прославился храбрым солдатом, но люди считали его недостойным занимать место короля из-за своего роста. Как-то раз, Пипин велел привести голодного льва и громадного быка. Само с собой, хищник вцепился в шею быка. Будущий король предложил своим насмешникам убить льва и освободить быка. Люди не осмелились приблизиться к свирепому животному. Тогда Пипин вынул свой меч и одним махом срубил головы обоих животных. Тем самым доказав свое право на престол и завоевав уважение жителей Франции. Так Пипин был провозглашен королем, свергнув с престола последнего меровинга.

Последователем Пипина стал Карл великий, при котором Франское государство получило статус Империи.

Мудрые политики знаменитого рода продолжили укреплять позиции Франции, что естественным образом сказалось на оружии. «Меч-каролинг», по-другому известный как «меч викингов» славился следующим:

  • длина клинка 63-91 см;
  • одноручный меч весом не более 1,5 кг;
  • дольчатое или треугольное навершие;
  • острое лезвие и заточенное острие для нанесения рубящих ударов;
  • глубокий двусторонний дол;
  • короткая рукоять с небольшой гардией.

Каролинг, в основном использовали в пеших схватках. Обладая изяществом и легким весом, он был оружием для знатных представителей викингов (жрецов или вожаков племен). Простые викинги чаще пользовались копьями и топорами.

Также, Каролингская Империя импортировала свои мечи в Киевскую Русь и способствовали значительному расширению оружейного арсенала.

Совершенствование меча на каждом историческом этапе, сыграло значимую роль в становление рыцарского орудия.

3.      Романовский (рыцарский) меч


Романовский меч


Гуго Капет (он же Карл Мартелл) – аббат, первый король, избранный вследствие кончины последнего потомка Каролгинов в VIII веке. Именно он был прародителем крупной династии королей во Франкской Империи – Капетинги. Данный период ознаменован множеством реформ, к примеру формирование феодальных отношений, появилась четкая иерархия в структуре в правлении. Новые изменения породили и конфликты. В это время происходили самые масштабные религиозные войны, которые взяли свое начало с Первого крестового похода.

Во времена правления Капетингской династии (примерно начало – середина VI века) берет свое начало становление рыцарского меча, также известного под названиями «меч для вооружения» или «романский». Такой меч являлся модифицированной версией каролинга, и отвечал следующим характеристикам:

  • длина клинка составляла 90-95 см;
  • значительное сужение кромок, которое позволяло наносить более точные удары;
  • уменьшенное монолитное навершие с закруглённым краем;
  • изогнутая рукоять размером 9-12 см, такая длина давала возможность рыцарю защитить руку в боевой схватке;

Стоит отметить, что перечисленные изменения компонентов эфеса давали характеризуется возможность вести бой в положении верхом на коне.

Популярные рыцарские мечи:

Постепенно, орудие эволюционировало с одноручных спат до двуручных мечей. Пик популярности владения мечом двумя руками пришелся на эпоху рыцарства. Рассмотрим наиболее известные виды:


Клеймор


«Клеймор» – считается самым малогабаритным среди двуручных, и пользовался особой популярностью у шотландцев. Длина клинка около 105-110 см. Характерным отличием является изгиб и форма крестовины: ее дужки были исполнены в виде клевера и направлены вниз;


Цвайхендер


«Цвайхендер» — орудие внушительных размеров, достигающее порой общей длины в 2 метра. Предназначено для специального отряда ландскнехтов, которые получали жалование в двойном размере. Этим оружием атаковали в начальных рядах войск, требовалась недюжинная сила и особые навыки. Мечу характерна двойная гарда и изображение с клыками кабана.


Фламберг


 «Фламберг» — волнистый меч с пламеобразным клинком, некий симбиоз меча и сабли. Длина 1,5 метра, вес 3-4 кг. Отличался особой жестокостью, потому как своими изгибами наносил удары глубоко и оставлял рваные ранения надолго. Против фламберга протестовала церковь, но тем не менее он активно использовался германскими наемниками.

Рыцарство как привилегия

Рыцарство возникло в VIII веке и тесно связано с возникновением феодального строя, когда пешие войны переквалифицировались в конные войска. Под религиозным влиянием, рыцарство было титулованным дворянским статусом. Будучи неплохим стратегом, Карл Мартелл, раздавал церковные земли свои соотечественникам, а взамен требовал конской службы или уплаты налога. В целом, система вассалитета была жестко и иерархично структурирована. Кроме того, получение такой земли ограничивало свободу человека. Желающие быть свободными получали статус вассала и вступали в ряды армии. Таким образом собиралась рыцарская конница для Крестового похода.

Чтобы получить желаемый титул, будущий рыцарь начинал тренироваться с малых лет. Примерно к семи годам, его дружинникам для освоения и улучшения техники ведения боев, к двенадцати годам он становился оруженосцем, а к совершеннолетию принималось решение. Мальчика могли оставить в том же ранге либо посвятить в рыцари. В любом случае, служение рыцарскому делу приравнивалось к свободе.

Военное снаряжение рыцаря

Прогрессивное развитие ремесленнических дел способствовало не только модернизации орудий, но и в целом военному снаряжению, теперь появились такие атрибуты, как защитный щит и доспехи.

Простые войны носили для защиты панцири, изготовленные из кожи, а знатные войска пользовались кольчугами или кожаными панцирями с металлическими вставками. По такому же принципу был устроен и шлем.

Щит создавался из прочного дерева толщиной в 2 см, сверху покрывался кожей. Иногда использовали металл для усиления защиты.

Мифы и домыслы о мечах

История существования такого орудия полна загадок, наверно именно поэтому остается интересной и на сегодняшний день. На протяжение множества веков вокруг меча образовалось множество легенд, некоторые мы постараемся опровергнуть:

Миф 1. Древний меч весил 10-15 кг и использовался в бою как дубина, оставляя противников контуженными. Такое утверждение не имеет оснований. Вес составлял примерно от 600 гр до 1,4 кг.

Миф 2. У меча отсутствовала острая заточка, и он подобно зубилу мог проломить защитное снаряжение. Исторические документы содержат сведения о том, что мечи были настолько острозаточенными, что разрубали жертву на две части.

Миф 3. Для европейских мечей использовали сталь плохого качества. Историками установлено, что уже с античных времен, европейцы успешно применяли разные сплавы металлов.

Миф 4. В Европе не было развито фехтование. Разнообразие источников утверждает обратное: на протяжение многих веков, европейцы работали над тактиками боев, кроме того большинство приемов ориентированы на ловкость и скорость фехтовальщика, а не на грубую силу.

Несмотря на различные версии возникновения и развития меча в истории, неизменным остается один факт – его богатое культурное наследие и исторически важное значение.

antichnost-i-srednevekove.ru

KnifeHelp — Железный век.Меч русского воина.

Меч русского воина

 

Дмитрий Мамонтов.

Поставив себе задачу изготовить настоящий меч XIII века по аутентичной технологии, мы вынуждены были повторить весь путь древних металлургов – начиная от построения сыродутной печи, восстановления железа из железной руды и переплавки полученного металла в сталь, пригодную для изготовления меча.

Меч XIII века – не первый эксперимент «ПМ» в области исторической реконструкции холодного оружия. Во время изготовления шашки Федорова по технологии начала XX века (см. «ПМ» № 1’2007) был накоплен значительный опыт, но оказалось, что к текущей задаче его применить практически нереально. В случае с шашкой в качестве исходных материалов мы использовали современные аналоги существовавших в начале 1900-х годов видов стали (рельсовая, пружинная, подшипниковая). Но вот только сделать то же самое с мечом XIII века невозможно: в то время никаких стандартов на сталь не существовало и в помине. Поэтому основная проблема, с которой мы столкнулись, – это необходимость повторить древний металлургический процесс восстановления железа из руды. Что мы и сделали под руководством известного кузнеца-оружейника Василия Иванова, руководителя мастерской исторического японского оружия Ishimatsu.

От руды до крицы

До XIV века основным процессом получения железа было восстановление его из руды в сыродутной печи (домнице). Такая печь имела форму, близкую к усеченному конусу высотой примерно 1,2 м и диаметром 60–80 см в основании и 30 см в верхней (колошниковой) части, складывалась из камня или огнеупорного кирпича и обмазывалась глиной. В печи была предусмотрена фурма – труба для подачи воздуха от мехов диаметром в несколько сантиметров, отверстие для слива шлака в нижней части, а также иногда разборная часть для извлечения слитка железа после окончания процесса. После высыхания печь протапливали с помощью дров, чтобы обжечь глину, а также для образования золы, которая в дальнейшем служила подстилающим «антипригарным» покрытием и выполняла роль одной из составляющих частей флюса (зола содержит соду и поташ).

Эта часть технологии не вызвала у нас никаких особых затруднений, и после сооружения домницы и прошествии нескольких дней, которые потребовались на высыхание глины и обжиг, мы приступили к первой части процесса – восстановлению железа.

В качестве исходного материала мы взяли богатую (и к тому же обогащенную) руду – магнетит (FeOFe2O3) из района Курской магнитной аномалии.

Технология достаточно проста: в печь до половины загружают древесный уголь, разжигают, после чего сверху засыпают смесь руды с флюсом (в каче-стве которого мы использовали вполне исторически аутентичную смесь доломитовой муки, песка и соды). Поверх насыпают еще слой угля, и затем по мере его прогорания добавляют слои руды с флюсом и угля. Такой цикл повторяют несколько (до пяти) раз. При этом на протяжении нескольких часов требуется постоянный поддув воздуха с помощью мехов, чтобы температура в печи достигла 1400–1500 С (тут мы были вынуждены немного отступить от технологии, поскольку использовали электрический поддув из-за нехватки работников).

В сыродутной печи происходит несколько процессов. Во-первых, порода при высокой температуре отделяется от руды и стекает вниз в виде шлака. Во-вторых, оксиды железа угарным газом и углеродом восстанавливаются до железа, зерна которого сплавляются между собой, образуя слиток – крицу. Когда уголь почти полностью прогорает, шлак через отверстие в печи сливают, а затем, после остывания, разбирают часть стенки и извлекают крицу – пористый железный слиток.

От железа к стали

Эффективность сыродутного процесса невелика: значительная часть железа уходит в шлак, и из 120 кг руды мы получили всего около 25 кг крицы. Причем это пока еще только сырой исходный материал, очень неоднородный по своему качеству. Во время своего нахождения в печи крица насыщается углеродом весьма неравномерно и в результате содержит фрагменты мягкого железа почти без углерода (0–0,3%), углеродистой стали (0,3–1,6% углерода) и чугуна (с содержанием углерода выше 1,6%). Это совершенно разные материалы, с разными свойствами, поэтому первым делом нужно провести первоначальную сортировку. «Крицу разбивают на небольшие куски, которые по механическим свойствам – хрупкость и пластичность – сортируют на три кучки с различным содержанием углерода, – объясняет Василий Иванов. – Если кусок мягкий и ковкий, то содержание углерода низкое, если твердый – высокое, если куски хрупкие и легко раскалываются, обнажая характерный излом, – это чугун».

Наша задача – получить в конечном итоге три вида стали с более-менее нормированным содержанием углерода. Первый вид – низкоуглеродистая (до 0,3%) сталь (так называемое деловое железо – из него изготавливали различные бытовые изделия типа гвоздей, обручей и т.п.), второй – со средним (0,3–0,6%) содержанием углерода, третий – высокоуглеродистая (0,6–1,6%) сталь.

Отсортированные куски складываем в керамические тигли, пересыпав тем же флюсом, который мы использовали ранее, ставим в горн, наполненный древесным углем, и включаем поддув. В зависимости от расположения тигля в горне и интенсивности поддува воздуха можно либо насыщать углеродом сталь (в восстановительной зоне – верхней части горна над горящим углем), либо выжигать его избыток (в окислительной зоне – нижней части горна, где подается воздух) и таким образом получать нужные нам материалы. Стоит также отметить, что мы изначально использовали относительно «чистую» руду, наша сталь не содержит значительного количества вредных примесей – в основном серы и фосфора. Разумеется, никаких легирующих добавок типа хрома, молибдена, марганца или ванадия мы не использовали (кроме тех небольших количеств, что изначально присутствовали в руде), так что историческая аутентичность соблюдена.

После плавки Василий извлекает из тиглей слитки стали и оценивает полученный результат, проковывая их в полосы. «При необходимости в ходе дальнейшего процесса можно выжечь избыток углерода из полосы прямо в горне, – объясняет он. – Или науглеродить, поскольку при ковке часть углерода – до 0,3% – неизбежно выгорает».

Мягкость и твердость

В результате вышеперечисленных операций мы получили три примерно трехкилограммовых заготовки из разных видов стали в форме полос. Однако от этих полос до меча еще довольно далеко. По словам Василия, «это пока еще не детали клинка, а лишь материал, из которого они будут сделаны».

Одним из способов создать твердую режущую кромку оружия в XIII веке была цементация – поверхностное упрочнение, то есть науглероживание поверхности изделий, изготовленных из относительно мягкой стали. Изделие помещали в закрытый сосуд, заполненный органическим веществом – карбюризатором, в роли которого чаще всего выступал уголь, толченые рога или их смесь. Затем сосуд помещали в печь, где при температуре свыше 900 С без доступа воздуха карбюризатор обугливался и поверхность изделия постепенно насыщалась углеродом. Этот способ достаточно широко применялся для науглероживания топоров и клинков (более-менее массовых изделий). Но цементация – это упрочнение поверхностного слоя определенной глубины; когда этот слой стачивался, режущая кромка переставала держать заточку, и оружие приходилось подвергать новой процедуре цементации. А при увеличении глубины цементации возрастал риск сделать поверхность слишком хрупкой. Так что этот способ мы отвергли, поскольку он все-таки не позволяет достичь нужных нам качеств. Ведь «совершенный клинок» XIII века (равно как и любого другого времени) должен быть упругим, гасить колебания при ударах, вязким, а не хрупким, но в то же время режущая кромка лезвия должна быть твердой и хорошо держать заточку. Создать такой меч из гомогенного материала практически невозможно, поэтому мы решили прибегнуть к композитной технологии того времени, используя пакетную схему и «узорную сварку» (pattern welding). Наш меч будет «построен» из семи пакетов трех видов, каждый из которых выполняет свою задачу.

Первый пакет изготавливается из мягкого низкоуглеродистого (до 0,3% углерода) железа. Из вытянутых полос этого мягкого железа составляем шестислойный «сэндвич», проковываем его (при этом слои свариваются в единый пакет), разрубаем и складываем пополам, вновь проковываем, повторяя этот процесс восемь раз и получая в итоге пакет из относительно мягкой дамасской стали, насчитывающий примерно 1500 слоев. Этот пакет будет «становым хребтом» нашего меча – его сердцевиной. Такая вязкая сердцевина работает на сжатие, воспринимает ударные нагрузки и гасит колебания, не давая мечу сломаться при сильных ударах. Она также связывает все окружающие пакеты, выполняющие другие задачи, в единое целое.

Второй пакет – это будущее лезвие. Для его изготовления мы использовали два полученных нами ранее вида стали – среднеуглеродистой и высокоуглеродистой. Чередуя полосы этих двух видов так, чтобы среднеуглеродистый материал оказался «снаружи», складываем сэндвич из семи слоев и, пересыпав флюсом, свариваем их в единый пакет. Затем разрезаем, складываем пополам и вновь проковываем. Повторяем операцию еще 14 раз. Легко подсчитать, что в итоге при таком складывании мы получим… более 200 000 слоев! Учитывая, что финальная толщина пакета составляет 6 мм, можно вычислить толщину слоя – около 30 нм. «Фактически средневековые нанотехнологии! – смеется Василий. – На самом деле, конечно, это весьма условные ‘слои’ – при таком перемешивании структура стали получается близкой к гомогенной». Лезвие в итоге должно быть твердым и хорошо держать заточку.

Пружинки


Третий пакет – это будущие обкладки, их четыре. Они изготавливаются из мягкой низкоуглеродистой и среднеуглеродистой стали. Начинается этот пакет с семислойного сэндвича (низкоуглеродистой сталью наружу), который с помощью горна и молота свариваем в единый пакет. Как и два других пакета, разрезаем, складываем пополам и вновь проковываем. Повторяем операцию еще девять раз, получая в итоге полосу из дамасской стали, состоящую из 7000 слоев.


Но это еще не все! Для того чтобы клинок меча в итоге лучше противостоял поперечным изгибающим нагрузкам, а также продольному скручиванию, обкладки торсируют, то есть каждую скручивают на 20 оборотов, получая стальной витой «канат». Такие обкладки после закалки станут более упругими и будут дополнительно гасить колебания, не позволяя ударам «отдаваться в руку». Поскольку обкладок четыре, направления закручивания их должны «компенсироваться» попарно – иначе при малейшей ошибке во время закалки меч «пойдет винтом». Упругие обкладки-торсионы работают в клинке меча на растяжение и фактически выполняют ту же роль, что и арматура в железобетоне, то есть упрочняют тело клинка.

Заготовка для клинка


Но вот наконец все семь пакетов готовы и начинается финальная подготовительная стадия – изготовление заготовки клинка. Все пакеты скрепляются проволокой, Василий разогревает их в горне, просыпает флюсом и начинает процесс кузнечной сварки. Как и при подготовке самих пакетов, он использует пневматический молот, и это еще одно небольшое отклонение от средневековой технологии: «Конечно, можно было бы не отступать от оригинальной технологии, но для этого мне бы понадобилась пара молотобойцев… – И ехидно предлагает: – Хотите попробовать?» Фотограф делает вид, что очень занят процессом съемки, а я начинаю расспрашивать Василия о каких-то мельчайших деталях происходящих процессов.

Тем временем заготовка приобретает вид бруска размерами 1,2х2,5х50 см и массой примерно 1,5 кг. Если вспомнить, что для ее изготовления нам понадобилось переработать 120 кг руды и примерно две недели времени, процесс выглядит не слишком эффективным (впрочем, из этого количества руды мы получили не одну, а две заготовки). Однако такова реальность – именно так и происходил процесс изготовления заготовок для высококачественного холодного оружия в Средние века. Теперь остается самое главное – выковать из этой заготовки, внешне напоминающей слегка ржавую монтировку, наш «идеальный меч».

 


Выковать настоящий меч XIII века из заготовки, работу над которой мы описали в статье «Железный век» («ПМ» № 2’2009), оказалось не так уж и просто. Как и у средневековых кузнецов, оружие получилось у нас вовсе не с первой попытки

В февральском номере «ПМ» мы начали рассказ о нашем проекте исторической реконструкции средневекового меча под руководством известного кузнеца-оружейника Василия Иванова, руководителя мастерской традиционного японского оружия Ishimatsu. В первой статье мы описали, как получали нужные сорта стали из железной руды, и пообещали опубликовать продолжение в следующем номере. Однако нас поджидали технические трудности, которые задержали продолжение почти на два месяца. Впрочем, трудности эти тоже вполне исторически аутентичны – с ними встречались и средневековые кузнецы-оружейники.

От бруска к клинку

 

Итак, у нас есть стальной брусок, собранный из семи пакетов, – каждый из них имеет свою структуру и назначение в конструкции клинка. Первым делом нужно превратить этот брусок в собственно заготовку – проковать в стальную полосу заданных размеров с учетом запаса на проковку и оттяжку лезвия (для экономии времени мы немного отступили от исторической аутентичности, использовав для этой операции пневмомолот). На заключительной стадии этого этапа Василий, уже вручную, придает полосе первоначальную геометрию, формируя хвостовик, кончик и пятку клинка. С этого момента полоса по форме уже отдаленно напоминает будущий меч. После того как металл остыл, Василий еще раз внимательно осмотрел и измерил полученную заготовку, оставив небольшой запас металла на исправление будущих ошибок.


 

Следующая стадия – проковка долов. Долы – это продольные пазы, проходящие вдоль части длины клинка. Иногда их ошибочно называют «кровостоками», хотя на самом деле функция долов в конструкции клинка совершенно иная – они уменьшают массу клинка и играют роль ребер жесткости. Долы проковываются с помощью специального инструмента, называемого шпераком. Шперак представляет собой Т-образные щипцы с губками круглого сечения, заготовка зажимается между ними и проковывается, в результате с обеих сторон клинка появляются продольные пазы.

 И наконец, заготовка приобретает более-менее окончательный вид после оттяжки (формирования) лезвия. «Это довольно кропотливый процесс, – объясняет Василий. – Если на предыдущих этапах можно использовать пневмомолот, то для оттяжки лезвия необходима высокая точность, которая достигается только ручной ковкой». На этой стадии окончательно задается геометрия будущего клинка, можно немного изменить расположение центра тяжести, варьируя толщину клинка у кончика или у основания. Толщина режущей кромки на этом этапе составляет 2–2,5 мм. Тоньше нельзя: можно перекалить сталь, да и запаса для каких-либо «маневров» не останется.


 

Но вот предварительные работы почти закончены. Василий еще раз проверяет соответствие размеров клинка нашему техзаданию, рихтует заготовку и переходит к следующему этапу – термообработке.

 
Термообработка

 

К закалке приступают не сразу. Сначала нужно избавиться от внутренних напряжений в материале, которые могли появиться во время ковки. Для этого клинок отжигают – нагревают до 950–970°С, а затем оставляют медленно остывать прямо в горне – этот процесс занимает 5–8 часов. Затем заготовку окончательно рихтуют, причем минимально, чтобы избежать переуплотнения материала в различных частях клинка.

 

Закалка – самая известная часть процесса термообработки. При закалке происходит быстрое охлаждение заготовки, углеродистая сталь становится прочной, твердой и упругой (снижается ее пластичность и вязкость).

 

Василий накладывает древесный уголь и разжигает горн, поясняя: «Древесный уголь горит более равномерно. К тому же он легче кокса, и поэтому вероятность повредить горячий пластичный клинок при разогреве меньше». Он нагревает клинок, стараясь добиться равномерного прогрева примерно до 890–900°С, затем вынимает заготовку из горна и опускает в ванну с солевым раствором на 7–8 секунд. Затем клинок нужно отпустить – снять внутренние напряжения, накопившиеся в металле во время закалки, сделать его менее хрупким и увеличить ударную вязкость: нагреть до невысокой (180–200°С) температуры и охладить до комнатной в воде (или воздухе – методики варьируются). Эту операцию производят обычно несколько раз (в нашем случае три) с перерывами в 15–20 минут. После этого клинок оставляют в покое на несколько дней, чтобы оставшиеся внутренние напряжения проявились и «устаканились». «Клинок желательно подвесить, а не просто положить на наковальню, – замечает Василий. – Иначе неравномерности в теплообмене могут нарушить геометрию, то есть клинок банально ‘поведет». Но даже в подвешенном состоянии по прошествии нескольких дней клинок, как правило, нуждается в небольшой щадящей холодной рихтовке.


 

После термообработки – очередной контроль качества. Василий тщательно осматривает клинок на предмет «непроваров», трещин, проверяет его на изгиб и кручение, бьет клинком по доске плашмя и вновь осматривает. Затем он зажимает клинок двумя пальцами и бьет по нему металлической палочкой, внимательно прислушивается к звону и скептически качает головой: «Когда звук звонкий, колокольный, по мечу идет долгая вибрация – это говорит о прокованности меча, отсутствии внутренних микротрещин и достаточно высокой степени закалки. Если звук хриплый, тусклый и недолгий – значит, есть какие-то дефекты. Здесь что-то не так: звук мне не нравится». Но объективных признаков вроде бы нет, так что переходим к следующему этапу.

 
Механическая обработка

 

Этот довольно монотонный процесс занимает почти две недели. За это время оружейник с помощью мокрых абразивных камней из песчаника снимает лишний металл, шлифует долы, формирует и затачивает режущую кромку. Но вот, наконец, работа близится к концу, и Василий приступает к окончательной проверке – вновь осматривает клинок, разрубает несколько деревянных брусков, мягкий стальной уголок, несколько раз изгибает клинок: «Похоже, закалился неравномерно – при изгибе основание образует дугу, а кончик почти прямой», – и в этот самый момент зажатый в тиски клинок с неприятным хрустом трескается. Его конец по-прежнему зажат в тисках, а остаток – в руках у Василия, который пожимает плечами: «Я же говорил, что тут что-то не так! Вот поэтому мы при выплавке делали несколько заготовок. Ничего страшного – разберемся, почему это произошло, и попробуем еще раз».

 
Сломанный меч

 

Собственно, именно это и задержало выход данной статьи на два с лишним месяца – потребовалось разобраться в причинах произошедшего, провести несколько экспериментов, внести коррективы в процесс… и повторить весь путь от многопакетного бруска заново.

Почему же сломался наш первый меч? «Напомню, что мы использовали нестандартные стали, точный состав которых неизвестен, а значит, их характеристики сложно предсказать, – говорит Василий. – По-видимому, закалка была чрезмерно ‘жесткой’ – слишком высокая температура и использование солевого раствора привели к образованию микротрещин в высокоуглеродистой стали. Это чувствовалось уже на этапе предварительной проверки после закалки – по звуку и гибкости, но окончательно подтвердилось только после мехобработки – стали видны микротрещины на поверхности».


 
Звонкий клинок

 

После ряда экспериментов процесс термообработки был модифицирован. Во-первых, мы решили немного изменить геометрию клинка, увеличив толщину кончика, чтобы закалка стала более равномерной. Во-вторых, уменьшили температуру нагрева до 830–850°С и саму закалку решили проводить не в солевой ванне, а в водно-масляной (слой масла толщиной 30 см поверх воды). После такой двухступенчатой (за счет масла, имеющего температуру кипения около 200°С) закалки, длящейся 7–8 секунд, клинок охлаждался в воздухе (на морозе в –5°С) до полного остывания (5 минут). Методика дальнейшей термообработки также была изменена: клинок отпускали для снятия внутренних напряжений в пять заходов, нагревая до температуры 280–320°С, а затем оставляя остывать в воздухе.

 

И вновь – перерыв в несколько дней, рихтовка, обдирка, шлифовка и заточка.

 

И вот, наконец, Василий вновь бьет металлической палочкой по клинку, прислушивается к долгому музыкальному звону, и на лице его появляется удовлетворенная улыбка: «Кажется, на этот раз все получилось!» Он зажимает клинок в тиски и тянет за хвостовик – клинок сгибается в почти идеальную дугу.

 

Остаются только всякие мелочи – протравить рисунок, чтобы на поверхности клинка появился красивый узор, подогнать деревянные ножны, установить на меч рукоять, обтянутую замшей, бронзовые перекрестие и навершие (так называемое яблоко). Меч, почти в точности такой, каким могли биться русские воины XIII века, полностью готов.

 


 

 

Русское и японское

Поскольку Василий Иванов считается признанным экспертом в области традиционного японского оружия, мы не могли обойти вниманием сравнение технологий оружейного искусства двух школ – западной и восточной. «Несмотря на разные названия, технологии ковки и приготовления стали для изготовления восточного и западного оружия практически идентичны, – поясняет Василий. – Японское оружие – это тоже, как правило, многопакетные клинки, конструкция которых варьируется в зависимости от школы, цены, времени изготовления. Конечно, по форме русское и японское оружие тех времен существенно отличается, но это обусловлено скорее традициями и техникой фехтования, чем технологическими причинами. А вот процесс закалки отличается довольно сильно – при изготовлении японского оружия применяют так называемую зонную закалку, когда часть клинка обмазывают глиной, чтобы замедлить остывание в закалочной ванне. Механическая обработка в японском оружии тоже гораздо более серьезна: шлифовка и полировка должны быть очень тщательными и утонченными, поскольку японское оружие, кроме своего прямого назначения, имеет еще и эстетическую функцию – это, как правило, настоящее произведение искусства. Вот почему японские катаны обязательно полируют, а русский меч достаточно просто отшлифовать и на нем даже допустимы следы от абразивного камня. Кстати, благодаря тщательной полировке японские клинки более устойчивы к коррозии».

 

Автор: Дмитрий Мамонтов

www.knifehelp.net

Меч железного века Википедия

Иоганн Георг Рамсауэр, Иллюстрация гальштатского меча, 19 век

Мечи, сделанные из железа (в противоположность бронзовым) появляются начиная с раннего железного века (примерно с XII века до н. э.), но не получают широкого распространения до начала VIII века до н. э.

Мечи раннего железного века во многом отличались от позднейших стальных мечей. Они, как правило, не подвергались закалке, из-за чего их рабочие качества (прочность и твёрдость) были ненамного выше, чем у предшествовавших или современных им бронзовых мечей. Это значит, что такие ранние железные мечи могли — как и предшествовавшие им бронзовые — погнуться в бою. Однако менее трудозатратное производство и большая доступность железа по сравнению с медью и оловом привели к тому, что производство железных мечей широко распространилось.

Древние кузнецы случайно поняли, что, добавляя к железу определённое количество углерода (при выплавке железа из руды углерод проникал в металл случайно из древесного угля, служившего топливом), можно получить сплав с лучшими рабочими качествами (сейчас этот сплав известен как сталь). Закаливая сталь (то есть, придавая ей дополнительные твёрдость и ломкость) и подвергая её отпуску (то есть, наоборот, уменьшая твёрдость и ломкость), можно было получать мечи, которые в значительно меньшей мере страдали от повреждений в бою и — если были погнуты — могли безболезненно вернуть себе форму. Однако от открытия этих возможностей работы до их систематического применения прошло много времени: фактически до конца раннего Средневековья многие мечи делались из незакалённой стали. В древности существовало несколько различных технологий изготовления мечей, самой известной из них была узорная сварка[1][2][3]. С течением времени в разных уголках мира возникали разные методики.

История[ | код]

Прото-кельтская Гальштатская культура (VIII век до н. э.) — одна из первых (но не первая) археологических культур, для которых известна обработка железа. В течение Гальштатского периода использовались параллельно железо и бронза, из обоих этих материалов делались мечи одинаковой формы. К концу Гальштатского периода, примерно в 600—500 гг. до н. э., на смену мечам пришли короткие кинжалы. Латенская культура снова вернулась к мечам, но эти мечи своей формой и конструкцией уже сильно отличались от характерных для бронзового века и раннего железного века и уже в большей степени напоминали более поздние мечи, развившиеся из них.

Железные версии акинаков появляются у скифов и персов начиная примерно с VI века до н. э. В период классической античности, в Парфянском царстве и в государстве Сасанидов на территории нынешнего Ирана железные мечи были весьма распространены. Греческий ксифос и римский гладиус — типичные мечи железного века, их длина колебалась от 60 до 70 см. В Римской империи появились спата (более длинный — по отношению к гладиусу — прямой меч). Вооружённые спатами спатарии составляли личную гвардию императора в Константинополе.

В Китае стальные мечи впервые появляются в V веке до н. э., в период Сражающихся царств, хотя известны и более ранние железные мечи, относящиеся к периоду Чжоу. Дао (刀, в пиньинь записывается как dāo) — это китайский меч с односторонней заточкой, иногда этот термин переводится как «сабля» или «абордажный палаш». Также существует цзянь (劍, в пиньинь записывается как jiàn), у этого меча заточка двусторонняя.

Кельтские мечи[ | код]

С распространением Латенской культуры в V веке до н. э. железные мечи полностью заменили ранее использовавшиеся бронзовые на всей территории Европы. Эти мечи впоследствии эволюционировали в такие формы как: римские гладиус и спата, греческий ксифос, германский меч эпохи Великого переселения народов[e

ru-wiki.ru

История меча (4.3): романский меч на Руси

Сегодня мы заканчиваем рассказывать про одноручные романские мечи.

Третья часть, как и обещали, посвящена мечам на Руси. Между делом напомним, что весь наш сериал «История меча» можно найти вот по этой ссылке.

Итак, первый вопрос, который обычно интересует широкую общественность, это…

Где и как находят романские мечи на Руси?

Большинство каролингских мечей — предшественников романских, было найдено в могилах, над которыми насыпали курганы. Оружие клали туда, предварительно изуродав, то есть ритуально убив — с той же целью убивали и слуг покойного, чтобы они сопровождали его на том свете.

Романские же мечи находят, как правило, случайно. Дело в том, что с развитием христианства на Руси и в Европе языческий обряд похорон с оружием ушел в прошлое.

Судя по статистике Анатолия Кирпичникова, которую он опубликовал еще в 1966 году, оружие в могилах христианского времени явление редкое.

Разумеется, сразу как по команде хоронить с оружием не перестали. Но романские мечи были обнаружены только в 13 из 5 тысяч 877 курганов, расположенных в Ленинградской области. В других регионах статистика примерно такая же или того меньше.

Среди курганных захоронений нельзя не выделить находку, сделанную в 1879 году около деревеньки Хотынцы (это бывшая Санкт-Петербургская губерния).  Оружие датируется XII веком и хранится в Эрмитаже:

Примечательно, что клинок этого романского меча был расчищен и не содержал никаких надписей и клейм, хотя в то время это было достаточно распространено. По бронзовому перекрестью находки пущен узор — вьющаяся ветвь.

Длина меча 71 см, так как его клинок был обломан в 56 сантиметрах от перекрестья. Высота рукояти 15,4 см, ширина клинка у перекрестья — 4,1 см. То есть клинок довольно узок для своего типа и времени, поскольку средней считается ширина около пяти сантиметров. Иными словами, длина спичечного коробка.

Ширина перекрестья 13,3 см., высота — полтора.  Рукоять, вернее ее железная основа, практически стандартная по ширине — 2 см. Навершие в форме полумесяца или, как выразился академик Кирпичников, седла, имеет ширину 7 и высоту 4 см.

Разговорчив ли русский меч?

И поскольку романские мечи в русских могилах практически перестают встречаться, то их находят либо на дне рек или у переправ, либо — изредка — на полях сражений. Изредка, потому что после боя все оружие и доспехи старались собрать как можно тщательнее. И не только на Руси.

Впрочем, битва есть битва. Почти половина всех обнаруженных романских мечей была утеряна в ходе татаро-монгольского вторжения. Например, 8 из них нашли в Киеве, 10 — на Райковецком городище, а 6 или 8 — в Древнем Изяславле. Том самом, где был найден самый древний в Европе крюк для натягивания арбалета. Повторим, что это данные на 1966 год.

Эти три меча были найдены в древнем Изяславле — городе, который погиб во время монгольского вторжения в XIII веке.

Если же меч находят не в развалах погибшей цитадели, как это было в Древнем Изяславле (см. фото), а в поле, то определить его датировку весьма сложно.

Помогают, как правило, сопутствующие находки. Например, если вместе с мечом была найдена монета, установить дату, когда меч ушел на покой становиться проще простого. Не точно, однако весьма близко.

Если же меч раскопали, не обращая внимания на предметы, лежащие в земле рядом, и не ставя в известность ученых, то определить датировку становится весьма проблемно. Меч, хоть и найденный, по большому счету уже потерян для науки, потому что сказать о нем, кроме общих фраз, уже нечего.

Чем отличались русские мечи от мечей рыцарских?

Да ничем. Романский меч, которым сражались русские дружинники, ничем не отличался от европейского. Такой же клинок, с коротким долом, такое же длинное изящное перекрестье и, чаще всего, такое же навершие в форме диска.

Как правило, русский меч и меч европейский были произведены в одних и тех же мастерских, расположенных на территории Западной Европы. То есть, торговля оружием была налажена на широкую ногу. Клейма франкских мастеров говорят об этом более чем красноречиво.

Впрочем, замечено, что имелись и национальные предпочтения — среди найденных на Руси «романов» чаще встречаются мечи с прямым, нежели с изогнутым перекрестьем.

Самыми древними романскими мечами на Руси считаются два меча из Новгородской земли. Их нашли в погребениях финно-угорского народа водь, проживавшего на территории, ставшей яблоком раздора между европейскими рыцарями и Новгородом.

Как выглядели древнейшие романские мечи, найденные на Руси?

Так вот, про мечи. Оба меча датируют 12 веком, поскольку они имеют навершия в форме плоских дисков. Снабженные ими мечи в XI веке были оружием будущего, а в самом конце XII — уже устарели, получив двояковыпуклую форму.

Один из этих мечей мы сейчас вам покажем. Он был найден между 1872 и 1891 годами в кургане археологом Л. Ивановским, тем самым, что откопал меч из окрестностей деревни Хотынцы — выше мы о нем уже говорили. Меч так же имеет обломанный клинок, его длина из-за этого 77 см. Из них 62 см. приходится на клинок, 15 — на рукоять с навершием.

Ширина клинка у перекрестья — 4,4 см.  Размеры перекрестья — 12,5 на 1 см. Стержень рукояти поуже Хотынцевского на два милиметра,  но самое интересное здесь — форма навершия.

Она не совсем круглая, скорее приплюснутая — высота диска составляет 5 см., а ширина — 5,4 см. Впрочем, и земной шар, говорят, не совсем шар, так что ничего страшного.

Но хватит растекаться мыслью по древу. Вот этот меч:

Интересно, что романские мечи были и любимой детской забавой — в Новгороде, при раскопках жилищ XIII и XIV веков археологи обнаружили пять игрушечных деревянных мечей, повторявших своей формой настоящие.

А вообще, ковали ли мечи на Руси?

По большей части найденные на Руси мечи были привезены из-за границы. Ну, может не целиком, их могли собирать на Руси, а вот клинки точно везли из-за бугра. Как показали многочисленные исследования, большинство обнаруженных мечей несет на своих клинках клейма западноевропейских мастеров.

Впрочем, главный знаток древнерусского оружия, академик Анатолий Кирпичников, уверен: русские дружинники вооружались мечами, откованными на Руси.

Два доказательства он нашел.
У одного на клинке значилась надпись «Людота коваль» — да-да, имя нашего сайта не с потолка взято.  У другого читались буквы «Слав».
Однако оба они были мечами каролингского типа, который перестал быть современным оружием уже в XII веке.

Что же касается мечей именно романского типа, несущих на своих клинках древнерусские буквы, то найти такие пока не удалось. Впрочем, Анатолий Кирпичников не теряет надежду их найти. Его вдохновляет та мысль, что часть русских мечей — в смысле, мечей, найденных на Руси, не имеет и вовсе никакого клейма.

Окрестности Райковецкого городища. Когда-то здесь была кровавая бойня…

Его уверенность подкреплена раскопками Райковецкого городища, погибшего под первыми ударами монголов. Археологи нашли погибшую кузницу, внутри которой, помимо топоров и наконечников стрел, лежали фрагменты так и недоделанного меча.

Другое доказательство Анатолий Кирпичников нашел на деревянной иконе, изготовленной между 1150 и 1200 годами.  Святой Дмитрий Солунский сидит на троне и держит на коленях полуобнаженный меч.

Если присмотреться, то на клинке и на спинке трона можно увидеть одни и те же символы — знак владимирского князя Всеволода Большое Гнездо, который был сыном основателя Москвы Юрия Долгорукого.

Таким образом, существование на Руси собственного производства романских мечей — это факт, который не имеет ни одного бесспорного подтверждения. Но он не имеет и ни одного бесспорного отрицания.

Нам остается только ждать результатов от наших археологов.
Ребята, мы в вас верим!

Какие надписи встречаются на русских мечах романского типа?

На романских мечах и в Европе и на Руси встречаются три группы надписей и значки двух видов. Мы расскажем обо всех видах клейм на мечах, и сделаем это прямо сейчас.

Заметим только, что сперва клейма на клинках кузнецы делали «на каролингский манер», то есть, по-старинке.  Кузнец зубилом надсекал поверхность клинка, делая в нем углубления по форме надписи.  Затем разогревал клинок и вколачивал в них медную проволоку.

Оставалось заполировать клинок, и сделанное клеймо превращалось в подобие «водяного знака» на банкноте. Но уже к концу XIII столетия, когда эпоха романских мечей завершалась, мастера остановились на менее трудоемком способе и с тех пор просто выбивали свои надписи на клинках.

  • Имена кузнецов

Про меч из Львовского музея, снабженный клеймом Ingelrii мы рассказали вот в этой статье — http://ludota.ru/legendarnye-oruzhejniki-1-kuznets-ingerli.html

Встречается еще такое клеймо:

Ctclinmefecit — это латынь, причем без пробелов между словами. Читать надо «Ctclin me fecit», а переводится фраза как «Ctclin меня сделал«. Часто эта надпись повторялась у разных мастеров, менялись только имена.

Вторая надпись, на обратной стороне клинка, читается «+In Nomini Domini+». По-русски она будет звучать как «Во имя Божие» или же «Именем Бога».

И тут мы логично переходим к следующей  группе надписей. Это религиозные слоганы и, как видно, ничто не мешало наносить их на те же самые клинки,что и имена кузнецов.

  • Религиозные слоганы

Они наполняют меч духовным содержанием. Помимо «+In Nomini Domini+» широко распространена была надпись Homo Dei, что в переводе с латыни на русский значит «Человек Божий». Именно так, людьми Господа именовали себя те, кто шли в Святую Землю освобождать Иерусалим от поругания неверных.

Кстати, мы недавно уничтожили 14 мифов о крестовых походах — рекомендуем почитать, там много интересного. Аж на 4 статьи вышло! ))

Встречаются и другие интересные надписи, например Lign(…) Анатолий Кирпичников встретил ее на мече, обнаруженном в низовьях реки Паши, и склонен считать, что переводиться она как «Крест Господень».

 

  • Труднопроизносимые сокращения

Третья группа надписей на мечах кажется бредом шизофреника. Ну разве можно как-то понять смысл надписей, подобных той, что украсила романский меч из Макарецкой дачи (Черниговская область):

На обеих сторонах клинка — надпись «+(…)ACPVNEDERUEO(…)EDACPVNESЪ+» . Она, возможно, читается так:

A[rmа] C[epi] P[ro] V[ictoria] N[ominis] E[terni] D[omini], E[terni] R[egis] U[niversi], E[terni] O[mnipotentis]…E[terni] D[omini]. A[rma] C[epi] P[ro] V[ictoria] N[ominis] E[terni] S[ancti].

Перевод: «Я взял оружие ради победы имени вечного Бога, вечного Царя вселенной, вечного Всемогущего . . . вечного Бога. Я взял оружие ради победы Святого имени».

  • Символы неалфавитные

Вот например один из мечей с такими неалфавитными символами — с территории Украины.

Конечно же, эти символы можно было бы отнести к следующей группе — логотипы, однако им для этого не хватает распространенности. Логотип, все-таки, должен повторяться на большом количестве предметов.

  • Первые логотипы

Самый знаменитый логотип это «волк», которым клеймили свои изделия немецкие оружейники из города Пассау. В то время он был важным центром оружейного дела и удерживал свои позиции довольно долго. Поэтому клеймо, даже если его делали в одном стиле, со временем все равно немного изменялось.

Как все закончилось

В конце XIII века мастера-доспешники снова одержали верх над оружейниками. Они доказали им, что доспехи выдерживают рубящие удары мечей. Но проигранное сражение не значило проигранной войны.

И вскоре оружейники создали новый тип меча. Часто он был более узким, нежели романский меч и не имел дола. Вместо него вдоль клинка проходило ребро жесткости.

Интересно, что иногда на одном клинке можно было встретить и ребро жесткости и дол одновременно. Кстати, долов могло быть и по три и даже по пять с каждой стороны.

В сечении новый клинок был четырехгранным, в форме ромба, хотя попадались экземпляры и шестигранного сечения. Такая форма позволяла эффективнее пробивать вражескую броню, поэтому кончик клинка вытянулся в острое кровожадное жало.

Во второй половине 14-го века, в разгар Столетней войны, романские мечи уступили дорогу мечам нового, готического типа. Ушел в прошлое век кольчуги, хотя еще добрые полтысячелетия она продолжала оставаться актуальной и надежной броней. Тем не менее, наступало время рыцарей в тяжелых латах.

Вскоре готический меч не замедлил прийти и на Русь. Своих рыцарей здесь отродясь не бывало, а вот тяжелых доспехов хватало. И пробивать их также было необходимо. Об этом — в следующий раз.

Вас ждут рассказы про готические, полуторные и двуручные мечи, а так же про топоры, копья и железные доспехи. Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы автоматически получать наши новые статьи!

фото

  • Вячеслав  Самойлов
  • Валентин Бабкин
  • Анатолий Кирпичников
  • социальная сеть «ВКонтакте»

 


Поделиться новостью в соцсетях

Об авторе: Николай Чеботарев

Главный редактор интернет-журнала «Людота».
Увлечения — история оружия, военного дела, интернет-журнал «Людота».

« Предыдущая запись

Следующая запись »

ludota.ru

Меч железного века — WiKi

Иоганн Георг Рамсауэр, Иллюстрация гальштатского меча, 19 век

Мечи, сделанные из железа (в противоположность бронзовым) появляются начиная с раннего железного века (примерно с XII века до н. э.), но не получают широкого распространения до начала VIII века до н. э.

Мечи раннего железного века во многом отличались от позднейших стальных мечей. Они, как правило, не подвергались закалке, из-за чего их рабочие качества (прочность и твёрдость) были ненамного выше, чем у предшествовавших или современных им бронзовых мечей. Это значит, что такие ранние железные мечи могли — как и предшествовавшие им бронзовые — погнуться в бою. Однако менее трудозатратное производство и большая доступность железа по сравнению с медью и оловом привели к тому, что производство железных мечей широко распространилось.

Древние кузнецы случайно поняли, что, добавляя к железу определённое количество углерода (при выплавке железа из руды углерод проникал в металл случайно из древесного угля, служившего топливом), можно получить сплав с лучшими рабочими качествами (сейчас этот сплав известен как сталь). Закаливая сталь (то есть, придавая ей дополнительные твёрдость и ломкость) и подвергая её отпуску (то есть, наоборот, уменьшая твёрдость и ломкость), можно было получать мечи, которые в значительно меньшей мере страдали от повреждений в бою и — если были погнуты — могли безболезненно вернуть себе форму. Однако от открытия этих возможностей работы до их систематического применения прошло много времени: фактически до конца раннего Средневековья многие мечи делались из незакалённой стали. В древности существовало несколько различных технологий изготовления мечей, самой известной из них была узорная сварка[1][2][3]. С течением времени в разных уголках мира возникали разные методики.

История

Прото-кельтская Гальштатская культура (VIII век до н. э.) — одна из первых (но не первая) археологических культур, для которых известна обработка железа. В течение Гальштатского периода использовались параллельно железо и бронза, из обоих этих материалов делались мечи одинаковой формы. К концу Гальштатского периода, примерно в 600—500 гг. до н. э., на смену мечам пришли короткие кинжалы. Латенская культура снова вернулась к мечам, но эти мечи своей формой и конструкцией уже сильно отличались от характерных для бронзового века и раннего железного века и уже в большей степени напоминали более поздние мечи, развившиеся из них.

Железные версии акинаков появляются у скифов и персов начиная примерно с VI века до н. э. В период классической античности, в Парфянском царстве и в государстве Сасанидов на территории нынешнего Ирана железные мечи были весьма распространены. Греческий ксифос и римский гладиус — типичные мечи железного века, их длина колебалась от 60 до 70 см. В Римской империи появились спата (более длинный — по отношению к гладиусу — прямой меч). Вооружённые спатами спатарии составляли личную гвардию императора в Константинополе.

В Китае стальные мечи впервые появляются в V веке до н. э., в период Сражающихся царств, хотя известны и более ранние железные мечи, относящиеся к периоду Чжоу. Дао (刀, в пиньинь записывается как dāo) — это китайский меч с односторонней заточкой, иногда этот термин переводится как «сабля» или «абордажный палаш». Также существует цзянь (劍, в пиньинь записывается как jiàn), у этого меча заточка двусторонняя.

Кельтские мечи

С распространением Латенской культуры в V веке до н. э. железные мечи полностью заменили ранее использовавшиеся бронзовые на всей территории Европы. Эти мечи впоследствии эволюционировали в такие формы как: римские гладиус и спата, греческий ксифос, германский меч эпохи Великого переселения народов[en], каролингский меч (VIII век).

Существует две основных разновидности кельтских мечей. Наиболее распространённая — длинный меч, обычно с украшенной антропоморфной рукоятью из органического материала: дерева, кости или рога. У этих мечей также обычно есть железная пластинка перед гардой, подходящая по форме к устью ножен. Второй тип — это короткий меч с рукоятью из сплава меди, сделанной тоже в антропоморфном стиле или украшенной абстрактным орнаментом.

Ножны, как правило, делались из двух пластин железа, у некоторых ножен одна из пластин была бронзовой. Последняя особенность более характерна для Британских островов, на континенте известно только несколько таких экземпляров.

Степные культуры

Мечи с кольцом на конце рукояти были популярны среди сарматов со II века до н. э. по II век н. э. Такие мечи были в длину 50-60 см, более длинные (превышавшие 70 см) встречались реже, в исключительных случаях длина меча достигала 130 см. В кольцо на конце рукояти иногда вставлялись полудрагоценные камни. Такие мечи находят в больших количествах в Причерноморье, а также на равнине Альфёльд (Венгрия). Эти мечи схожи с акинаками, которыми пользовались персы и другие иранские народы. Кольцо на конце рукояти, возможно, развилось из более раннего полукольца, а то, в свою очередь — из Т-образного навершия акинаков примерно в IV веке до н. э.[4].

Устойчивость в бою

Полибий (2.33) сообщает, что галлы в ходе сражения при Теламоне (224 год до н. э.) пользовались примитивными железными мечами, которые гнулись от первого же удара, их потом приходилось выпрямлять, прижимая ногой к земле. Плутарх в своём жизнеописании Марка Фурия Камилла также сообщает о плохом качестве галльских железных мечей, о том, что они легко гнулись. Эти два сообщения античных авторов озадачивают некоторых историков, потому что к описываемому Полибием и Плутархом времени кельты уже несколько веков практиковали обработку железа[5]. В 1906 году один из таких озадаченных историков предположил, что греческие авторы неправильно поняли ситуацию: это не мечи гнулись от первого же удара из-за низкого качества железа, а кельты после боя специально гнули свои мечи, подвергая их ритуальному выводу из строя[6]. Погнутые мечи действительно находят обычно среди предметов, посвящённых богам, что вроде как подтверждает это предположение[5]. Однако Радомир Плайнер (Radomir Pleiner) утверждает, что «анализ металла показывает, что Полибий был в определённой степени прав. Из всех изученных в данном исследовании мечей только примерно 1/3 соответствует тому описанию, которое этот автор даёт для галльских мечей. Хотя даже и мечи более высокого качества могли гнуться в ходе рукопашного боя»[6]. Как бы то ни было, Плайнер утверждает, что в том, что касается кельтского оружия, классические греческие и римские источники преувеличивают их низкое качество. Утверждение Плутарха о том, что погнутый меч можно было разогнуть об ногу — неправдоподобно, так как мечи изначально гнулись в бою только незначительно[6]. Плайнер также замечает, что проведённый химический анализ кельтских мечей показывает: только очень немногие из них подвергались закалке; с другой стороны, кельтские мечи часто содержат достаточно углерода для того, чтобы не гнуться в бою (особенно это относится к мечам, сделанным из норикской стали[en]). Закалка в случае этой стали делает её твёрдой, но хрупкой, мечи склонны уже не гнуться, но ломаться в бою. Это происходит потому, что древним кельтам не был известен отпуск, то есть нагревание стали при более низкой температуре после закалки, призванное сохранить прочность меча, но уменьшить его хрупкость.

Существуют и другие, более поздние, свидетельства того, как длинные мечи гнулись в разгар рукопашного боя. Исландская «Сага о людях с песчаного берега»[7] описывает, как воин выпрямляет свой погнувшийся в битве меч, прижав его ногой к земле — так же, как это делали кельты, если верить Полибию: «когда бы он ни ударял по щиту, его украшенный меч гнулся и он вынужден был разгибать его, прижав ногой к земле»[8][9]. Пирс и Оакшот в своей работе «Мечи эпохи викингов» замечают, что погнутый в бою меч — это лучше, чем меч сломавшийся. Они пишут: «если меч воина погнётся в бою, то у воина больше шансов выжить, чем было бы, если бы меч сломался… Поэтому викинги выбирали меньшее из двух зол»[10].

Примечания

  1. ↑ Maryon 1948.
  2. ↑ Maryon 1960a.
  3. ↑ Maryon 1960b.
  4. ↑ Richard Brzezinski, Mariusz Mielczarek, Gerry Embleton, The Sarmatians 600 BC-AD 450 (in series Men-At-Arms 373), Oxford: Osprey Publishing, 2002. ISBN 978-1-84176-485-6, p. 34.
  5. 1 2 Vagn Fabritius Buchwald. Iron and steel in ancient times, Kgl. Danske Videnskabernes Selskab, 2005, p.127.
  6. 1 2 3 Radomir Pleiner. The Celtic Sword, Oxford: Clarendon Press (1993), p. 159 & 168.
  7. Chartrand R. Magnus Magnusson, Ian Heath, Mark Harrison, Keith Durham, The Vikings, Osprey, 2006, p. 141.
  8. Hermann Pálsson. Paul Geoffrey Edwards, Eyrbyggja saga, Penguin Classics, 1989, p. 117.
  9. ↑ The Saga of the Ere-Dwellers. Chapter 44: The Battle In Swanfirth.
  10. Ian G. Peirce & Ewart Oakeshott. Swords of the Viking Age, Boydell Press, 2004, p. 145.

Литература

  • C. R. Cartwright, Janet Lang. British Iron Age Swords And Scabbards, British Museum Press (2006), ISBN 0-7141-2323-4.
  • Andrew Lang. Celtic Sword Blades, in Man, Royal Anthropological Institute of Great Britain and Ireland (1907).
  • Maryon Herbert (1948). «A Sword of the Nydam Type from Ely Fields Farm, near Ely». Proceedings of the Cambridge Antiquarian Society. XLI: 73-76. doi:10.5284/1034398.
  • Maryon Herbert (February 1960a). «Pattern-Welding and Damascening of Sword-Blades—Part 1: Pattern-Welding». Studies in Conservation. 5 (1): 25-37. doi:10.2307/1505063. JSTOR 1505063.
  • Maryon Herbert (May 1960b). «Pattern-Welding and Damascening of Sword-Blades—Part 2: The Damascene Process». Studies in Conservation. 5 (2): 52-60. doi:10.2307/1504953. JSTOR 1504953.
  • J. M. de Navarro. The Finds from the Site of La Tène: Volume I: Scabbards and the Swords Found in Them, London: The British Academy, Oxford University Press (1972).
  • Radomir Pleiner. The Celtic Sword, Oxford: Clarendon Press (1993).
  • Graham Webster. A Late Celtic Sword-Belt with a Ring and Button Found at Coleford, Gloucestershire, Britannia, Society for the Promotion of Roman Studies (1990).

Ссылки

ru-wiki.org

Меч железного века — Википедия

Иоганн Георг Рамсауэр, Иллюстрация гальштатского меча, 19 век

Мечи, сделанные из железа (в противоположность бронзовым) появляются начиная с раннего железного века (примерно с XII века до н. э.), но не получают широкого распространения до начала VIII века до н. э.

Мечи раннего железного века во многом отличались от позднейших стальных мечей. Они, как правило, не подвергались закалке, из-за чего их рабочие качества (прочность и твёрдость) были ненамного выше, чем у предшествовавших или современных им бронзовых мечей. Это значит, что такие ранние железные мечи могли — как и предшествовавшие им бронзовые — погнуться в бою. Однако менее трудозатратное производство и большая доступность железа по сравнению с медью и оловом привели к тому, что производство железных мечей широко распространилось.

Древние кузнецы случайно поняли, что, добавляя к железу определённое количество углерода (при выплавке железа из руды углерод проникал в металл случайно из древесного угля, служившего топливом), можно получить сплав с лучшими рабочими качествами (сейчас этот сплав известен как сталь). Закаливая сталь (то есть, придавая ей дополнительные твёрдость и ломкость) и подвергая её отпуску (то есть, наоборот, уменьшая твёрдость и ломкость), можно было получать мечи, которые в значительно меньшей мере страдали от повреждений в бою и — если были погнуты — могли безболезненно вернуть себе форму. Однако от открытия этих возможностей работы до их систематического применения прошло много времени: фактически до конца раннего Средневековья многие мечи делались из незакалённой стали. В древности существовало несколько различных технологий изготовления мечей, самой известной из них была узорная сварка[1][2][3]. С течением времени в разных уголках мира возникали разные методики.

История

Прото-кельтская Гальштатская культура (VIII век до н. э.) — одна из первых (но не первая) археологических культур, для которых известна обработка железа. В течение Гальштатского периода использовались параллельно железо и бронза, из обоих этих материалов делались мечи одинаковой формы. К концу Гальштатского периода, примерно в 600—500 гг. до н. э., на смену мечам пришли короткие кинжалы. Латенская культура снова вернулась к мечам, но эти мечи своей формой и конструкцией уже сильно отличались от характерных для бронзового века и раннего железного века и уже в большей степени напоминали более поздние мечи, развившиеся из них.

Железные версии акинаков появляются у скифов и персов начиная примерно с VI века до н. э. В период классической античности, в Парфянском царстве и в государстве Сасанидов на территории нынешнего Ирана железные мечи были весьма распространены. Греческий ксифос и римский гладиус — типичные мечи железного века, их длина колебалась от 60 до 70 см. В Римской империи появились спата (более длинный — по отношению к гладиусу — прямой меч). Вооружённые спатами спатарии составляли личную гвардию императора в Константинополе.

В Китае стальные мечи впервые появляются в V веке до н. э., в период Сражающихся царств, хотя известны и более ранние железные мечи, относящиеся к периоду Чжоу. Дао (刀, в пиньинь записывается как dāo) — это китайский меч с односторонней заточкой, иногда этот термин переводится как «сабля» или «абордажный палаш». Также существует цзянь (劍, в пиньинь записывается как jiàn), у этого меча заточка двусторонняя.

Видео по теме

Кельтские мечи

С распространением Латенской культуры в V веке до н. э. железные мечи полностью заменили ранее использовавшиеся бронзовые на всей территории Европы. Эти мечи впоследствии эволюционировали в такие формы как: римские гладиус и спата, греческий ксифос, германский меч эпохи Великого переселения народов[en], каролингский меч (VIII век).

Существует две основных разновидности кельтских мечей. Наиболее распространённая — длинный меч, обычно с украшенной антропоморфной рукоятью из органического материала: дерева, кости или рога. У этих мечей также обычно есть железная пластинка перед гардой, подходящая по форме к устью ножен. Второй тип — это короткий меч с рукоятью из сплава меди, сделанной тоже в антропоморфном стиле или украшенной абстрактным орнаментом.

Ножны, как правило, делались из двух пластин железа, у некоторых ножен одна из пластин была бронзовой. Последняя особенность более характерна для Британских островов, на континенте известно только несколько таких экземпляров.

Степные культуры

Мечи с кольцом на конце рукояти были популярны среди сарматов со II века до н. э. по II век н. э. Такие мечи были в длину 50-60 см, более длинные (превышавшие 70 см) встречались реже, в исключительных случаях длина меча достигала 130 см. В кольцо на конце рукояти иногда вставлялись полудрагоценные камни. Такие мечи находят в больших количествах в Причерноморье, а также на равнине Альфёльд (Венгрия). Эти мечи схожи с акинаками, которыми пользовались персы и другие иранские народы. Кольцо на конце рукояти, возможно, развилось из более раннего полукольца, а то, в свою очередь — из Т-образного навершия акинаков примерно в IV веке до н. э.[4].

Устойчивость в бою

Полибий (2.33) сообщает, что галлы в ходе сражения при Теламоне (224 год до н. э.) пользовались примитивными железными мечами, которые гнулись от первого же удара, их потом приходилось выпрямлять, прижимая ногой к земле. Плутарх в своём жизнеописании Марка Фурия Камилла также сообщает о плохом качестве галльских железных мечей, о том, что они легко гнулись. Эти два сообщения античных авторов озадачивают некоторых историков, потому что к описываемому Полибием и Плутархом времени кельты уже несколько веков практиковали обработку железа[5]. В 1906 году один из таких озадаченных историков предположил, что греческие авторы неправильно поняли ситуацию: это не мечи гнулись от первого же удара из-за низкого качества железа, а кельты после боя специально гнули свои мечи, подвергая их ритуальному выводу из строя[6]. Погнутые мечи действительно находят обычно среди предметов, посвящённых богам, что вроде как подтверждает это предположение[5]. Однако Радомир Плайнер (Radomir Pleiner) утверждает, что «анализ металла показывает, что Полибий был в определённой степени прав. Из всех изученных в данном исследовании мечей только примерно 1/3 соответствует тому описанию, которое этот автор даёт для галльских мечей. Хотя даже и мечи более высокого качества могли гнуться в ходе рукопашного боя»[6]. Как бы то ни было, Плайнер утверждает, что в том, что касается кельтского оружия, классические греческие и римские источники преувеличивают их низкое качество. Утверждение Плутарха о том, что погнутый меч можно было разогнуть об ногу — неправдоподобно, так как мечи изначально гнулись в бою только незначительно[6]. Плайнер также замечает, что проведённый химический анализ кельтских мечей показывает: только очень немногие из них подвергались закалке; с другой стороны, кельтские мечи часто содержат достаточно углерода для того, чтобы не гнуться в бою (особенно это относится к мечам, сделанным из норикской стали[en]). Закалка в случае этой стали делает её твёрдой, но хрупкой, мечи склонны уже не гнуться, но ломаться в бою. Это происходит потому, что древним кельтам не был известен отпуск, то есть нагревание стали при более низкой температуре после закалки, призванное сохранить прочность меча, но уменьшить его хрупкость.

Существуют и другие, более поздние, свидетельства того, как длинные мечи гнулись в разгар рукопашного боя. Исландская «Сага о людях с песчаного берега»[7] описывает, как воин выпрямляет свой погнувшийся в битве меч, прижав его ногой к земле — так же, как это делали кельты, если верить Полибию: «когда бы он ни ударял по щиту, его украшенный меч гнулся и он вынужден был разгибать его, прижав ногой к земле»[8][9]. Пирс и Оакшот в своей работе «Мечи эпохи викингов» замечают, что погнутый в бою меч — это лучше, чем меч сломавшийся. Они пишут: «если меч воина погнётся в бою, то у воина больше шансов выжить, чем было бы, если бы меч сломался… Поэтому викинги выбирали меньшее из двух зол»[10].

Примечания

  1. ↑ Maryon 1948.
  2. ↑ Maryon 1960a.
  3. ↑ Maryon 1960b.
  4. ↑ Richard Brzezinski, Mariusz Mielczarek, Gerry Embleton, The Sarmatians 600 BC-AD 450 (in series Men-At-Arms 373), Oxford: Osprey Publishing, 2002. ISBN 978-1-84176-485-6, p. 34.
  5. 1 2 Vagn Fabritius Buchwald. Iron and steel in ancient times, Kgl. Danske Videnskabernes Selskab, 2005, p.127.
  6. 1 2 3 Radomir Pleiner. The Celtic Sword, Oxford: Clarendon Press (1993), p. 159 & 168.
  7. Chartrand R. Magnus Magnusson, Ian Heath, Mark Harrison, Keith Durham, The Vikings, Osprey, 2006, p. 141.
  8. Hermann Pálsson. Paul Geoffrey Edwards, Eyrbyggja saga, Penguin Classics, 1989, p. 117.
  9. ↑ The Saga of the Ere-Dwellers. Chapter 44: The Battle In Swanfirth.
  10. Ian G. Peirce & Ewart Oakeshott. Swords of the Viking Age, Boydell Press, 2004, p. 145.

Литература

  • C. R. Cartwright, Janet Lang. British Iron Age Swords And Scabbards, British Museum Press (2006), ISBN 0-7141-2323-4.
  • Andrew Lang. Celtic Sword Blades, in Man, Royal Anthropological Institute of Great Britain and Ireland (1907).
  • Maryon Herbert (1948). «A Sword of the Nydam Type from Ely Fields Farm, near Ely». Proceedings of the Cambridge Antiquarian Society. XLI: 73-76. doi:10.5284/1034398.
  • Maryon Herbert (February 1960a). «Pattern-Welding and Damascening of Sword-Blades—Part 1: Pattern-Welding». Studies in Conservation. 5 (1): 25-37. doi:10.2307/1505063. JSTOR 1505063.
  • Maryon Herbert (May 1960b). «Pattern-Welding and Damascening of Sword-Blades—Part 2: The Damascene Process». Studies in Conservation. 5 (2): 52-60. doi:10.2307/1504953. JSTOR 1504953.
  • J. M. de Navarro. The Finds from the Site of La Tène: Volume I: Scabbards and the Swords Found in Them, London: The British Academy, Oxford University Press (1972).
  • Radomir Pleiner. The Celtic Sword, Oxford: Clarendon Press (1993).
  • Graham Webster. A Late Celtic Sword-Belt with a Ring and Button Found at Coleford, Gloucestershire, Britannia, Society for the Promotion of Roman Studies (1990).

Ссылки

wikipedia.green

Мечи железного века

Мечи, выкованные из железа (как принципиально отличающиеся от бронзовых) появляются во времена раннего Железного века (ок. 12 до н.э.), однако широкое распространение данный вид оружия получил только с 8-го века до нашей эры.

Мечи начала Железного века существенно отличались от более поздних стальных мечей. Они были нагартованы, а не закалены, что делало их примерно такими же или немногим лучше, с точки зрения прочности и твердости, чем ранние бронзовые мечи. Такой способ обработки означал, что железные мечи еще могли сильно изгибаться во время использования. Однако более легкое производство и большая доступность сырья допускали производство намного более широкого масштаба. Впоследствии кузнецам стало известно, что путем добавления углерода (примешанного в процессе плавки в виде древесного угля) к железу, они могут производить улучшенный сплав (позднее известный как сталь). Путем нагартовки кузнецы делали сталь твердой и хрупкой, а с помощью отпуска удаляли хрупкость. Прошедшие подобную обработку мечи могли получать при ударах намного меньше ущерба, чем ранее и меньше сгибались. Однако прошло много времени, прежде чем подобная обработка стала производиться последовательно и даже в конце периода раннего средневековья многие мечи были произведены без закалки. Несколько различных методов изготовления мечей существовали в древности, в том числе, наиболее известный, кузнечная сварка разных слоев металла. В течение долгого времени различные методы развивались во всем мире.

История

Раньше всего железные мечи стали использоваться в первично-кельтской культуре Гальштата (8-й век до н.э). Во время периода Гальштата одинаковые виды мечей производились, как из бронзы, так и из железа. В конце Гальштатского периода, приблизительно  600-500 г. до н.э., мечи были заменены на короткие кинжалы. Латенская культура повторно вводит меч, который значительно отличался от традиционных экземпляров Бронзового века и раннего Железного века своей формой и методами производства. Эти мечи напоминали намного более поздние виды, вероятно развитые на их основе.

Железная версия скифских/персидских акинаков появляется приблизительно с 6-го века до н.э. В классической античности, а так же в Парфянской и Сасанидской Иранских империях, железные мечи были широко распространены. Греческие ксифосы и римские гладиусы, размер которых составлял около 60 — 70 см., являются типичными примерами раннего типа данного оружия. Поздняя Римская империя вводит более длинную спату (термин для владельца данного меча — спатариус — стал придворным чином в Константинополе).

Китайские стальные мечи сформировали свой основной внешний вид приблизительно в 3-ем веке до н. э. со времён династии Цинь, хотя были более ранние железные мечи известные из династии Чжоу. Китайский дао с однолезвийным клинком иногда считают саблей или палашом. Цзянь — китайский меч, имеющий обоюдоострый клинок.

Кельтские мечи

С распространением Латенской культуры, в 5-ом веке до нашей эры, железные мечи полностью заменили бронзовые по всей Европе. Поздними репликами данных мечей стали римский гладиус и спата, греческий ксифос и германский меч эпохи Переселения народов, который позднее, в 8 веке, развился в меч викингов — каролинг.

Есть два вида кельтских мечей. Наиболее распространенным является «длинный тип» мечей, которые обычно имели стилизованную антропоморфную рукоятку, сделанную из органического материала, такого как древесина, кость или рог. Эти мечи часто имели железную пластину в передней части гарды, которая формой повторяла устье меча. Второй «короткий тип» мечей обычно имел антропоморфную рукоять из медного сплава. Ножны обычно изготавливались из двух железных пластин и подвешивались на пояс, с железными кольцами. Некоторые ножны имели передние пластины выкованные из бронзы, а не железа. Подобные примеры  были больше распространены на островах, нежели чем в других местах. Известны лишь единичные континентальные экземпляры.

Степные культуры

Мечи, в состав рукояти которых входили кольцеобразные элементы, были популярны среди сарматов со 2 века до н. э. до 2 века н. э. Обычно их длина не превышала 50-60 см, реже попадались экземпляры «длинного типа» (более 70 см.), в исключительных случаях до 130 см. Иногда в навершие рукояти вставлялся полудрагоценный камень. Эти мечи найдены в большом количестве в Черноморском регионе и венгерской равнине. Они похожи на акинаки, используемые персами и другими иранскими народами. Кольцевое навершие, вероятно получило развитие из раннего типа дугообразного навершия рукояти, который был присущ антенному типу в период около 4 века до н.э.

Прочность мечей

Полибий (2.33) сообщает, что галлы в битве при Теламоне (224 г. до н. э.) были вооружены железными мечами плохого качества, которые сгибались от первого же удара, их необходимо было выпрямлять ногой о землю. Плутарх, в  биографии Марка Фурия Камилла, аналогичным образом сообщает о неполноценности гальского железа, это подтверждает гипотезу, что их мечи легко сгибались. Данные отчёты озадачили некоторых историков, так как к тому времени у кельтов была давняя традиция ковки изделий из железа. В 1906 ученые предположили, что греческие наблюдатели неправильно поняли ритуальные акты изгиба меча, которые, возможно, служил, чтобы сделать меч непригодным для боя. Подобные изогнутые мечи были обнаружены среди объектов, предположительно предназначенных для религиозных целей. Радомир Плейнер, однако, утверждает, что на основании металлографических доказательства можно судить, что Полибий был в какой-то степени прав. Чтобы судить о мечах, исследованных в том эксперименте, стоит знать, что только одна треть экземпляров могла быть соответствующего качества, которое он обычно приписывалось кельтским мечам. Несмотря на это, довольно вероятно, что даже некоторые мечи лучшего качества оказались малоэффективными в сражениях. Тем не менее, Радомир Плейнер соглашается, что классические источники преувеличены. Претензии Плутарха, что кельтские мечи сгибались практически в дугу не неправдоподобна, вероятнее от ударов клинки получали лишь небольшой изгиб. Плейнер также отмечает, что металлургический анализ, проведенный на кельтских мечах, говорит о том, что они были только нагартованы и лишь немногие закалены несмотря на то, что они часто содержат достаточное количество углерода, чтобы быть качественно закаленными (это относиться к мечам выкованым из стали в Северных странах)

Закалка в полной мере дает потенциальную твердость стали, однако оставляет сплав хрупким и ломким. Вполне вероятно, что отпуск не был известен в те времена. Отпуск происходит при нагреве стали до более низкой температуры, чтобы снять хрупкость материала, сохраняя при этом высокую твердость.

Есть другие доказательства, что мечи с длинным лезвием, сгибались во время сражения и в более поздние периоды. В Исландской «Саге о Людях с Песчаного Берега» описывается воин, выправляющего искривленный меч ногой, как и в писаниях Полибиуса: «каждый раз, когда он ударял о щит, его украшенный меч сгибался, и он должен был поставить ногу на него, чтобы выпрямить». Пирс и Окшотт в «Мечах эпохи викингов» отмечают, что подобная пластичность лезвия могла быть сделана специально, чтобы уменьшить ломкость. Предполагается, что при неудачном ударе согнутый клинок предоставлял больший шанс для выживания воина, нежели чем сломанный.

bsmith.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о