Копья и мечи рыцарей – Глава 2 КОПЬЕ И ПИКА. Рыцарь и его доспехи. Латное облачение и вооружение

Содержание

Глава 2 КОПЬЕ И ПИКА. Рыцарь и его доспехи. Латное облачение и вооружение

Глава 2 КОПЬЕ И ПИКА

Копье появилось давно, на заре человечества. Приблизительно двадцать тысяч лет назад острый кусок кремня, привязанный к концу палки, служил для охоты ради пропитания или для убийства врага ради личного удовлетворения. Это грубое орудие со временем усовершенствовалось и в эпоху неолита (около 6000 лет назад) превратилось в настоящее копье с изящно отделанным кремневым наконечником, а позже (около трех с половиной тысяч лет назад) приобрело красивое бронзовое острие (рис. 63).

Рыцарское оружие такого рода, естественно, представляло собой длинное копье, но, прежде чем мы приступим к рассмотрению, стоит взглянуть на его предшественников и разобраться, как ими пользовались. Форма наконечника за многие века не подверглась значительным изменениям. Наконечник, который солдаты фараона применяли в то время, когда Египет утверждал свою власть в Восточном Средиземноморье, формой мало отличается от наконечников, применявшихся в войсках королевы Виктории, когда они утверждали власть британской короны в Индии. А за те три тысячи лет, которые разделяют эти эпохи, мы видим, что копья мало менялись на пространстве от Уэльса до Японии и от Финляндии до Марокко.

В Древней Греции (приблизительно с 600 по 120 год до н. э.) одним из способов применения копья в пешем строю было его метание с расстояния в несколько футов. Воин при этом старался поразить противника в область диафрагмы. Бросая копье, сражающийся продолжал бежать на противника и, когда тот сгибался вперед с копьем в животе, добивал его сильным ударом топора или меча по затылку. Если воин промахивался, то он мог попытать счастья, метнув второе копье, чтобы ранить им противника со второй попытки.

Римляне изобрели весьма своеобразную форму наконечника. Копье с таким острием называлось пилум. На конце помещался маленький листовидный наконечник, посаженный на длинную тонкую железную шейку, которая заканчивалась полым расширением, его насаживали на древко из ясеня или акации (рис. 64). Назначение этого длинного железного перешейка было следующим: встречая противника, легионер на бегу швырял в него пилум. Если оружие попадало в щит, то наконечник пробивал его, а железная шейка сгибалась под тяжестью массивного древка. Незадачливый противник не мог орудовать щитом, который тянул руку вниз под тяжестью копья. Естественно, наилучшим решением в данном случае было отрубить древко ударом меча или топора, но эту возможность исключал железный перешеек.

Такой тип копья был усвоен франками и англосаксами, которые называли его ангоном и использовали точно так же — с целью лишить противника возможности полноценно пользоваться щитом — если, конечно, копье не ранило тяжело или не убивало противника.

Греческие и римские всадники пользовались точно таким же копьем, как и пехотинцы, — легким дротиком с длинным острым наконечником, но никогда не сражались пилумом. Такие копья — из-за того, что они были очень короткими, — не брали под мышку, как рыцарское копье, а держали в руке. Иногда их метали.

Викинги и их предшественники имели на вооружении множество копий разнообразных типов. Каждый тип имел свое особое название — например, рубящее копье, копье на шнуре (такое копье метали с помощью петли, намотанной на древко), дротик и т. д. Многочисленные, хорошо сохранившиеся образцы таких копий были обнаружены в Дании. На многих древках даже сохранились петли, с помощью которых их метали. Для обозначения своих копий викинги использовали весьма красочные и поэтические названия. Копья часто называли «змеями»: Кровавый Змей, Змей Варлинден (Щит) и так далее. Кольчуги уподобляли сетям — очень удачное наименование для тяжелого плетения: например, «сеть для копий», в то время как копья иногда называли «рыбами сетей войны». Иногда копья называли витиевато и привлекательно — например, Летучий Дракон Сражения.

В пешем строю солдаты пользовались копьями в течение всех долгих веков, прошедших с эпохи шумеров (3000 год до н. э.) до Тридцатилетней войны в Европе (1648 год). Шумерские и египетские пехотинцы пользовались в бою копьями длиной около шести футов с наконечниками в виде широких лезвий; этим оружием работали, как винтовкой со штыком, причем действовали в жестком строю отдельными подразделениями. Таким оружием пользовались франки, саксы и викинги, шотландцы при Бэннокберне в 1314 году и французы при Пуатье в 1356 году, а также профессиональные наемные уэльские и брабантские копейщики в армиях XIV и XV столетий. Форма наконечника этого копья — не важно, пользовалась им пехота фараона, Фемистокла, Свейна Вилобородого, Брюса или Карла Смелого, — оставалась одной и той же: длина десять — двенадцать дюймов, ширина у основания два или даже три дюйма, а по средней линии проходило мощное ребро. В Средние века — в VIII и IX веке, а позже в XV — копья часто снабжались расположенными под наконечником крыльями или ушками, выполненными как деталь раструба (рис. 65). Такие широкие копья использовали как режущее и колющее оружие.

Другим специализированным типом пехотного копья была пика — колющее оружие с наконечниками разнообразной формы, насаженными на исключительно длинное древко, часто длиной до восемнадцати футов. Наконечник малый и узкий, имеющий в длину до шести дюймов, был не шире, чем идущее за ним древко (рис. 66). Первоначально пики использовали в Древней Греции, в македонском войске в период с 300 по 120 год до н. э. Они использовались с определенной целью правителем Македонии Филиппом, отцом Александра Великого. Пика стала основным средством ведения боевых действий в завоеванных Александром областях Среднего Востока до 168 года до н. э., когда вооруженные ими воины встретились в бою с римскими легионами у Пидны. Здесь пилум и короткий меч в руках опытного легионера превзошли пику, и она после этого перестает упоминаться в документах. Мы ничего не слышим о пиках до XV века, когда ее снова взяли на вооружение швейцарцы. Подобно тому как это было во времена древней Македонии, пика снова стала доминировать на полях сражений до большой кровавой битвы при Бикокке в Северной Италии в 1522 году, когда пиконосцы были наголову разбиты огневой мощью усовершенствованных аркебуз.

Причина, по которой пики отличались такой невероятной длиной, была проста. Три или четыре ряда воинов, стоявшие друг за другом, могли одновременно выставить вперед их острия. Воины первого ряда держали пики низко, уперев их тупые концы в землю за своей спиной; бойцы второго ряда выставляли свои пики между солдатами первого ряда, держа оружие на уровне первого ряда. В третьем ряду пики поднимали выше и клали их на плечи воинов переднего ряда (рис. 67). Воины в самых задних рядах держали пики поднятыми остриями вверх и были готовы занять место павших в первых рядах, чтобы не ломать строй. Построенная таким образом колонна, в которой насчитывалось зачастую до двух тысяч человек, была способна неудержимо катиться вперед, преодолевая любое сопротивление. Перед такими колоннами ничто не могло устоять, но только до тех пор, когда были изобретены пушки и аркебузы, огнем которых можно было расстраивать колонну, прежде чем она оказывалась в пределах непосредственного соприкосновения. До изобретения огнестрельного оружия перед колонной таких копьеносцев могла устоять только точно такая же колонна. При их соприкосновении происходило «выталкивание пик», то есть два строя давили друг на друга, как выдавливают друг друга линии в американском футболе — до тех пор, пока одна колонна не начинала отходить.

Было много других типов оружия, похожего на копье, — и все они являются прямыми потомками кремня, привязанного к палке палеолитического охотника. Это оружие не использовалось рыцарями Средних веков, но зато пехотинцы использовали его против рыцарей, что стало причиной изменений, происшедших в конструкции рыцарских доспехов. Учитывая такое влияние, мы все же рассмотрим это оружие. Все типы его можно назвать результатом скрещивания воинского копья и сельскохозяйственного сучкореза — секатора. Этот простой, но весьма эффективный инструмент предназначен для обрезания сучьев, стрижки живых изгородей и тому подобных манипуляций; этот инструмент производят до сих пор, придавая ему ту же форму, что и восемьсот лет назад (рис. 68). Этот инструмент имеет весьма почтенные традиции, в каждой местности производят свои оригинальные сучкорезы — например, уэстморлендские сучкорезы отличаются от глостерширских и т. д., хотя в принципе все они имеют одинаковую, по сути, конструкцию. Если сучкорез насадить на длинное древко, то он превращается в оружие пехоты, каковым он и был на протяжении всего раннего Средневековья. До 1300 года это было не что иное, как сучкорез на длинном шесте, и только начиная с этого времени в конструкцию было внесено нечто и от копья. В результате такого скрещивания, если можно так выразиться, появились две сестры —

глевия и алебарда. На главном режущем крае клинка глевии имелся один большой копьевидный шип, а на другой стороне клинка — шип меньших размеров; сам же клинок по сравнению с секатором стал длиннее и уже (рис. 69). У алебарды лезвие было шире и короче, а спереди помещался острый выступ. На самом деле получился большой топор на пятифутовой рукоятке. (Кстати, когда говорят о шестах, на которые насаживали копья, топоры, глевии, алебарды и тому подобное, то словом «древко» обозначают шесты с копьями и пиками, а термин «рукоятка» оставляют для топоров, алебард и т. п.)

Это оружие было изобретено и усовершенствовано в XIV и XV веках. Глевия (которую в Англии называли биллем) стала весьма изящным и замысловатым оружием, в отличие от алебарды, которая приобрела законченную, максимально эффективную конструкцию приблизительно к 1470 году (рис. 70а), а потом постепенно перестала применяться и к 1525 году превратилась в декоративное и церемониальное оружие. Алебарды времен Елизаветы I были очень красивы, но абсолютно неэффективны как боевое оружие (рис. 706). Действительно, единственным их предназначением осталось красоваться в руках государственных и городских стражников.

За период с 1400 до 1600 года форма копья тоже претерпевала значительные изменения, а само оружие становилось более разнообразным. В Средние века каждой из этих форм давали собственное наименование, и теперь весьма трудно разобраться, какие именно копья назывались теми или иными терминами: вуж, рансер, гизарма, рунка и др. Вероятно, вуж — это то же самое, что и глевия, рансер был похож на билль, а гизарма — это очень большое и красивое копье, усовершенствование которого было закончено в одно время с алебардой, то есть около 1470 года. Это оружие чаще называли

протазаном, наконечник которого напоминал клинок большого широкого меча. Как правило, клинок очень широк у основания (называемого плечами клинка), из которого по обе стороны выступают по одному крылу или ушку (рис. 71). Эти ушки отличаются от тех, что прикреплялись к описанным выше копьям, тем, что последние крепились к гнезду наконечника ниже лезвия, а в протазане эти приспособления выступали непосредственно из клинка. Десятки тысяч таких протазанов выковывались для настоящих сражений, но многие образцы были богато отделаны и украшены гравировкой, позолотой или золотыми и серебряными насечками; такие протазаны использовались как церемониальное оружие в свитах аристократов. С течением времени клинки становились меньше, а крылья, или ушки, — больше. Постепенно протазан принял такую форму, какую он имеет и в наши дни: например, в церемониальном вооружении йоменской охраны лондонского Тауэра. Эти церемониальные протазаны — впрочем, как и все древковое церемониальное оружие, — украшены большой кисточкой, прикрепленной к верхней части древка непосредственно под клинком. Такие же кисточки прикрепляли и к боевым протазанам. Но в этом случае цель была сугубо практической — кисточка впитывала кровь, стекавшую с клинка, и его рукоятка оставалась сухой.

Это оружие, применявшееся пехотинцами на протяжении длительного времени, не оказывало тем не менее существенного влияния на исходы битв, которые решались обычно тяжелой кавалерией — вооруженными всадниками и рыцарями. Однако в начале XIV века алебарда — новое изобретение фламандцев и швейцарцев — оказала большое влияние на усовершенствование доспехов и вооружение кавалеристов и рыцарей. В двух битвах — при Куртрэ во Фландрии (1302) и у горы Моргартен в Швейцарии (1315) — крупные силы великолепно экипированной кавалерии потерпели тяжелые поражения от пеших горожан и крестьян, вооруженных алебардами.

При Куртрэ цвет французского рыцарства, воины, вооруженные копьями и мечами, защищенные кольчугами, скрепленными на коленях и плечах железными бляхами, и прикрытые железными пластинами под плащами, совершили несколько доблестных, но плохо организованных атак, пытаясь, перейдя реку, разгромить густую толпу фламандцев. Случились две вещи, которых не ожидали французские рыцари. Во-первых, горожане стояли твердо, не дрогнули и не бросились в бегство перед горделиво выступавшими конями. Во-вторых, тяжеловооруженные всадники увязали в топком грунте луга, расположенного между рекой и позициями фламандцев. Пока рыцари барахтались в грязи, стараясь набрать скорость, чтобы обрушиться на ряды неприятеля, этот последний сам бросился вперед, перехватил инициативу и напал на воинов в доспехах, оказавшихся в весьма тяжелом положении. Алебарды (фламандцы называли их «гудендагами» — «добрый день») разрезали кольчуги, щиты и шлемы, как горячий нож кусок сливочного масла.

Дрогнули французские рыцари. Они попытались бежать, но им пришлось двигаться по топкой долине, в середине которой протекала быстрая река. В панике и беспорядке рыцари сгрудились на берегу реки. Те, кто достигли реки первыми, стали двигаться вдоль берега, стараясь отыскать мелкое место для переправы, но напиравшая масса других рыцарей сталкивала их в воду; они падали и сотнями тонули в мутной илистой речке.

У горы Моргартен произошло нечто подобное. Причины, приведшие к этому сражению, весьма сложны и запутаны, и мы не будем их касаться. Но вкратце дело сводилось к следующему: в 1314 году на трон Священной Римской империи были избраны два соперничавших короля, и один из кантонов Швейцарии, Швиц, решил, воспользовавшись всеобщей смутой, выйти из состава империи и провозгласил свою независимость. Брат одного из императоров, герцог Леопольд Австрийский, во главе рыцарского войска был послан принудить швейцарцев к должной покорности. Итак, в один из ноябрьских дней 1314 года эта армия двигалась по дороге к горной стране. Швейцарцы же блокировали все дороги, кроме одной, по которой и двинулись неподготовленные и самонадеянные австрийцы. Дорога эта вилась между крутыми холмами и озером, и там, где пространство между озером и холмами было самым узким, швейцарцы завалили и эту единственную дорогу. На заросшей лесом вершине горы они устроили засаду, предварительно повалив множество деревьев, стволы которых очистили от ветвей и сучьев, чтобы получившиеся бревна могли катиться по склону. Приготовившись таким образом, швейцарцы стали ждать.

Вскоре показался авангард австрийской колонны. Ничего не подозревая, беспечные австрийцы, которые не позаботились даже выслать вперед разведчиков, бодро продвигались по дороге, пока не наткнулись на завал. Авангард остановился, но остальные — в середине и в хвосте колонны, не зная, что произошло, продолжали двигаться, обтекая передних, и, таким образом, вся масса рыцарского войска заполнила узкий луг между озером и подножиями крутых холмов. Рыцари столпились в теснине, прижатые слева к озеру, а справа к склонам, покрытым сонным осенним лесом. Внезапно из этого мирного идиллического леса раздался оглушительный крик тысяч мощных глоток; по склонам покатились огромные бревна, сбивавшие с ног австрийских коней. За бревнами вниз по склонам бежали швейцарцы. В мгновение ока набросились они на дрогнувших рыцарей, поражая их страшными алебардами и разрубая шлемы с такой легкостью, словно те были сделаны из картона. Швейцарцы без труда отрубали рыцарям руки и ноги, защищенные только кольчугами, обезглавливали благородных коней. Застигнутые врасплох рыцари дрались как львы, но что они могли сделать? Оставшихся в живых столкнули в озеро; те немногие, кто смог длинными мечами отразить удары алебард, проложили себе путь сквозь тесные ряды и ударились в бегство. В течение нескольких минут массы людей сражались на одном месте, но вскоре, поняв, что швейцарцы оказались на высоте положения, и осознав его полную безнадежность, рыцари, находившиеся в тылу и не принимавшие участия в схватке, повернули коней и бросились отступать, оставив изрубленным более трети своего войска. Так закончилась одна из самых кровавых битв Средневековья.

После этих двух сражений военным стало ясно, что кольчуги — даже если ее укрепить металлическими бляхами и пластинами — явно недостаточно для защиты. Хотя кольчуга и доказала свою эффективность против любого другого — старого — оружия, она оказалась совершенно бессильной перед лицом новой ужасной угрозы. Доспехи были усилены. Теперь, помимо кольчуги, руки и ноги защищались металлическими пластинами; кроме того, на кольчужную рубашку надевались металлические латы. Вооружение, кольчуга и вся амуниция рыцаря, таким образом, стали хоть и прочнее, но более тяжелыми и неуклюжими.

Тогда же, в сороковых годах XIV века, французские армии встретились на поле боя с английскими лучниками и их смертоносными стрелами длиной почти в метр. Даже усовершенствованные доспехи не могли противостоять новому оружию, что особенно отчетливо показала битва при Креси в 1346 году. После нее стало совершенно ясно, что требуется нечто лучшее — так появились доспехи, состоявшие из хорошо пригнанных друг к другу пластин из закаленного железа, защищавших все тело рыцаря. В конце пятидесятых годов XIV века такие доспехи стали носить в Европе практически все лучшие воины. Такие доспехи нельзя было пробить, стреляя даже из длинного лука.

Но независимо от того, какие доспехи и латы носили рыцари, вооружение их в основном оставалось тем же. По преимуществу рыцарским оружием оставалось прежнее копье, бывшее главным оружием рыцарского турнира — конной сшибки двух всадников в единоборстве. Этот поединок я в подробностях описал в другой книге, а здесь хочу сказать несколько слов о копьях, которыми сражались рыцари на турнирах, и как они пользовались этим оружием.

С более древних времен — с эпохи готов в IV и V веках и до времен Черного Принца в XIV веке древко копья представляло собой суживавшийся к концу ровный шест длиной от девяти до одиннадцати футов с маленьким наконечником, который не отличался от такового пики, хотя и славился весьма большим разнообразием форм (рис. 72), которое никак не соотносилось с эпохами; все разновидности наконечников использовались одновременно в течение всего Средневековья. Это разнообразие было обусловлено местными особенностями, так же как в наши дни отличаются между собой формы садовых секаторов, и копья из Бордо отличались от копий кельнских, а миланское и от того и от другого.

Только на исходе Средних веков у копья появляется приспособление, защищавшее руку. На иллюстрациях XIV века мы видим рыцарей и кавалеристов с копьями, снабженными короткой крестообразной перекладиной, похожей на переднюю часть рукоятки меча; но только во второй трети XV века, то есть после 1425 года и после царствования Генриха V, на древке копья появляется гарда. Это большой железный диск, через центр которого пропущено древко копья. Диск укреплен на древке и защищает руку рыцаря, который ухватывает копье непосредственно позади гарды (рис. 73). Можно видеть множество современных иллюстраций, на которых изображены норманны или крестоносцы с копьями, снабженными гардой. Такие картинки не имеют ничего общего с исторической правдой.

В тот же период времени на копье появляются и другие приспособления и усовершенствования. Тупой конец становится толще, поэтому в месте хватки приходится вырезать сужение древка, чтобы можно было обхватить его рукой. Кроме того, появляется упор, на который можно было перенести часть веса тяжелого копья. Это приспособление представляло собой толстую стальную скобу, прикрепленную к правой стороне нагрудника. Древко копья располагали на этой скобе непосредственно впереди гарды, что позволяло отчасти удерживать вес копья телом. Такое приспособление впервые появляется около 1400 года. Шестьдесят лет спустя, или даже позже, когда было полностью разработано специальное оружие для рыцарских турниров, изобрели также так называемый хвост, который приваривали к задней части панциря. Этот хвост выступал приблизительно на один фут из спинной части панциря. На конце хвоста находилась петля, в которую плотно вставлялся задний — тупой — конец копья. Таким образом, при упоре спереди и хвосте сзади можно было перенести практически весь вес копья с руки на доспехи. После того как начали применять «хвост», позади рукоятки копья начали крепить специальное устройство — грейпер. Это был диск из железа, диаметр его был немного больше диаметра древка и позволял плотно пригонять тупой конец копья к хвостовику.

В дружеских поединках («? plaisance») применяли особый вид наконечника. Его называли «cronel», так как он действительно был похож на корону с тремя тупыми зубцами, расположенными на значительном расстоянии друг от друга. Такое устройство обеспечивало острому концу копья надежное сцепление со шлемом или щитом соперника. Этого было достаточно для того, чтобы сбросить его на землю, не пробивая при этом доспехов. Такие наконечники вошли в моду в XII веке, это оружие называли «копьем учтивости».

Существует столько же способов пользоваться копьем в пешем строю, сколько существует типов наконечников, но есть только один способ пользоваться длинным копьем. Оно слишком велико и слишком много весит, чтобы можно было держать его в руке на весу. Оружие приходится держать под правой рукой и крепко прижимать древко к груди. Форма грудной клетки такова, что прижатое к ней и направленное вперед копье отклоняется влево под углом тридцать градусов; таким образом, если держать копье крепко, а иначе держать его нельзя, оно не будет направлено точно вперед от правого бока рыцаря. В другом месте я уже описывал положение рыцаря во время турнирного поединка, но важно напомнить, что в Средние века копье держали именно так — наискось, по диагонали, так что его острый конец был направлен в промежуток между корпусом воина и шеей коня; при этом острие копья было повернуто влево.

Рыцарю следовало позаботиться о том, чтобы этот угол не был слишком тупым, так как в этом случае сила, переданная на расположенный справа тупой конец копья, грозила при столкновении вышибить его из седла. Мы уже не говорим о противнике, который изо всех сил старается сделать то же концом своего копья в момент сшибки. Сила удара при столкновении двух тяжеловооруженных и одетых в доспехи всадников была огромной, и вся скорость и вес концентрировались в крошечном кончике копья. Часто при ударе древко ломалось, но если этого не происходило, то доспехи должны были быть действительно крепкими, чтобы наконечник копья не смог пробить их. Когда основной защитой рыцаря была кольчуга, основной удар принимал на себя щит, сделанный из кожи и дерева, но в дальнейшем, когда на смену кольчуге пришли металлические латы из закаленной стали, щиты перестали использоваться в рыцарских поединках. Гладкие, отполированные, скругленные стальные пластины великолепно отклоняли и отражали самые сильные удары. Перекрывания отдельных металлических пластин выполнялись таким образом, чтобы при любом направлении удара кончик копья не попал в промежуток между пластинами и не разорвал латы.

Для того чтобы правильно провести поединок, требовалась постоянная практика и сноровка — пожалуй, самая большая, нежели во всех других видах боя; надо было не только управлять лошадью — тоже специально обученной, — которая должна была нестись во весь опор на противника до сближения с ним и пробегать возле самого бока его коня, но и точно направить копье в ту точку на корпусе соперника, в которую надо было ударить. В последний момент перед столкновением — не раньше и не позже — надо было сгруппироваться, привстать на стременах и в момент нанесения удара всем телом стремительно податься вперед. При этом крепко держать щит под таким углом, чтобы копье противника скользнуло по нему и отклонилось влево; кроме того, необходимо было в последний момент уловить, куда именно хочет соперник нанести удар. Если удар был нацелен в голову, то надо было так ее наклонить, чтобы копье скользнуло по шлему. Все это требовало невиданной сноровки и великолепной реакции.

В великих битвах Столетней войны, происходившей в XIV–XV веках, рыцарям часто приходилось сражаться пешими. В этих случаях копье становилось практически бесполезным, так как было слишком длинным для того, чтобы пользоваться им как винтовкой с примкнутым штыком. Обычно для такого боя рыцари обрезали древки копий до подходящей длины. При Пуатье все сражавшиеся пешими французские рыцари обрезали копья до длины шести футов. Мы также читали, что они снимали свои кавалерийские ботинки и отрезали их длинные носы. В ботинках с короткими носами было легче перемещаться по полю сражения. Они были не высоки, так как над ними помещались поножи, защищавшие икры и голени. Поэтому можно сказать, что они напоминали своего рода кавалерийские полусапожки.

Способы обучения бою копьем были просты. Основное, что требовалось, — это на скаку верно поражать мишени копьем. Самым лучшим из известных упражнений было упражнение со столбом-мишенью, который являлся довольно хитроумным приспособлением. Он представлял собой вертикально врытый в землю столб, на котором горизонтально вращалась доска, к одному концу которой была прикреплена мишень — обычно в виде сарацина, — а к другому — мешок с песком. Высота, на которой располагалась такая горизонтальная, вращающаяся вокруг оси столба перекладина, равнялась приблизительно семи футам. Если мишень поражали правильно, то есть в нужное место, то перекладина вращалась на четверть окружности и останавливалась, если же удар был нанесен неправильно, то перекладина описывала полуокружность и мешок с песком бил проезжавшего мимо рыцаря по спине.

Менее хитроумным, но более практичным способом тренировки была тренировка с петлей; на ветку высокого дерева подвешивали петлю из веревки или какого-либо иного материала. Надо было на полном скаку поразить концом копья петлю. То же самое делали с куском материи. Если вы захотите попробовать сделать это теперь, то можно воспользоваться пустой консервной банкой или любой другой мелкой мишенью, в которую трудно попасть копьем и которая останется на наконечнике в случае удачного удара.

Еще одной областью приложения рыцарского копья была охота на кабанов, один из самых рискованных и уважаемых видов охоты. До конца XV века для охоты на кабана применяли обычное пехотное копье с крыльями или ушками, но в конце шестидесятых годов XV века было изобретено специальное охотничье копье для рыцарской забавы такого рода. Это копье имело большой, широкий листовидный наконечник, к основанию которого прикреплен короткий поперечный стержень. Этот стержень вставляли в отверстия в основании наконечника так, чтобы концы стержня выступали под прямым углом к плоскости наконечника (рис. 74). Наличие такого приспособления было абсолютно необходимым, так как, убивая несущегося вперед кабана, охотник должен был устоять на месте, уперев острие копья в грудь животного. Зверь обычно бесстрашно и неудержимо несся прямо на охотника — почти двести фунтов роняющей пену и сверкающей налитыми кровью глазами неукротимой ярости, вооруженной семидюймовыми клыками, способными за долю секунды выпустить из человека кишки, — со скоростью под двадцать миль в час. Если у охотника были крепкие нервы и верный глаз, то кончик копья попадал в нижнюю часть груди зверя, но если у наконечника не было перекладины, то древко могло пройти вепря насквозь, и он, прежде чем испустить дух, был способен распороть живот своему обидчику. Перекладина останавливала вепря на расстоянии длины древка от охотника, хотя трех футов такого расстояния, учитывая, что половина шестифутового древка оставалась за спиной человека, едва ли было достаточно.

Такой вид охоты на дикого кабана был довольно опасной забавой. Некоторые охотники пользовались мечами — иногда так же, как копьем, и это было самым опасным способом, или же тем способом, каким пользовался пресловутый и прославленный Чезаре Борджиа, убивая на охоте вепря: он стоял и ждал приближения кабана, потом, как бывалый тореадор, играющий с быком, отступал в сторону и отсекал мечом голову проносящемуся мимо зверю. Это было не только опаснее, чем охота с копьем, но и неизмеримо труднее. Если охотник не успевал отскочить, то его можно было считать покойником; если же удар оказывался неудачным и лишь наносил зверю рану, то он мог в долю секунды развернуться и броситься на человека с другой стороны до того, как тот успеет принять стойку. Так что не приходится удивляться тому, что удачливые охотники на кабанов считались самыми мужественными из всех воинов.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Рыцарский турнир (1): турнирное копье


Главным оружием рыцаря был не меч, а копье. Именно копьем наносили первый удар в бою,  «копьем» называли боевую свиту рыцаря, его отряд. Посему именно копье было главным оружием во время рыцарского турнира.

Оно, как и рыцарский доспех, прошло немалый путь эволюции. Первоначальный его вид, вид простого шеста с острым наконечником, изменился до сложной, иногда пустотелой, конструкции, снабженной защитой для руки.

О нем-то мы сегодня и поговорим, открывая новый цикл «Рыцарский турнир». Это не значит, что мы закрываем сериал «История меча». Напротив. Мы будем продолжать их и дальше, параллельно с сериалом «Рыцарский турнир».

Значение именно копья в сражениях было крайне велико, ведь первый удар в бою рыцарь наносил обычно именно копьем. Соответственно, это условие перенеслось и на турниры.

Интересно, что в Англии и во Франции в 12-15 веках турнир иногда прямо так и называли — «хейстильюд», то есть «игра с копьем». Но это относилось только к тем схваткам, где оружием служило именно копье.

Такие схватки проходили как верхом, так и в пешем порядке.  Однако нам придется сузить тему, иначе эта статья может обернуться толстой книгой. Чтобы этого не случилось, ограничимся теми копьями, которыми рыцари сражались верхом.

ТТХ турнирного копья

Только в 13 веке на турнирах стали применять особое, «гуманизированное» копье, в связи с чем оно  стало делиться на копье войны и на копье мира. Разница между ними была в форме наконечника.

У копья войны он был острым, что позволяло участникам поединка сполна хлебнуть острых ощущений. У копья мира – особой формы, в виде короны с 3-4 зубчиками, за что и назывался коронель.

Его преимущество было в распределении силы удара на всю его площадь. Таким образом турниры становились все более безопасными для их участников,  хотя смерть по-прежнему оставалась их попутчицей.

За всю историю рыцарских турниров копье претерпит множество специальных изменений, и когда сами турниры превратятся в спортивное состязание, станет отличным спортивным снарядом.  К этому времени копье будет сложным, делавшимся из нескольких частей, собиравшихся на клею.

Как видим, оно так же далеко от «палки с наконечником», как мотоцикл от самоката.
О том, из каких частей оно состояло, сейчас и расскажу.

 

Древко

Толщина копья, а вернее, толщина его древка в разные века была разной. Для XII—XIII веков нормальным считалось достаточно легкое копье, диаметром не более 6,5 сантиметров в самом широком месте. Для сравнения — черенок всем привычной лопаты имеет диаметр 4 сантиметра.

В хрониках можно найти много упоминаний о турнирах, в которых участвовал поэт, политик и рыцарь Ульрих фон Лихтенштейн (1200-1275). Так вот, во время турнира каждый из его оруженосцев держал запасные копья своего господина — причем в связках по три штуки. А значит, даже такие толстые древки рыцари умудрялись ломать друг об друга с завидным постоянством.

Слева — Ульрих фон Лихтенштейн на миниатюре Манесского кодекса (XIV век), справа — деталь гобелена «Manius Curius Dentatus Refusing the Gifts of the Samnites» (XVI век), на которой хорошо видны связанные воедино копья.

Но шло время и копья развивались. К 15-му веку их диаметр «играл» уже от 5 до 15 см, чаще всего составляя 9—10 см. Длина копья была от 3 до 3,7 метров.

Древко изготавливали из мягких пород дерева (ясень, осина), обычно ок­руглым в сечении. Некоторые турнирные копья были рифлеными, а иногда даже полыми, чтобы они легче ломались.

Сверху их, как правило, причудливо раскра­шивали в гербовые цвета владельца. Интересно, что в зависимости от вида турнирных состязаний использовались копья, имевшие разную толщину и длину, а так же разные наконечники.

Защита руки

На турнирных копьях развитого Средневековья рукоять специально выделялась.
От остальной части древка ее отделяли ограничительными ва­ликами с обеих сторон.

Для защиты руки впере­ди рукояти помещали особую гарду воронкооб­разной формы. Ее называли нодус или вамплейт. Изнутри она снабжалась крюком, который облегчал управление копьем, а так же подбивалась войлоком.

Вот перед нами один из примеров копья с нодусом. Оно датируется 16 веком, и достигает в длину 4,25 метра. Нодус имеет форму усеченного конуса с гофрированными краями, в диаметре не превышает 31 сантиметра.

Размер нодуса зависел от типа поединков. Для одних он был диаметром около 15—16 см, а для других уже прикрывал всю пра­вую руку рыцаря, от запястья до плеча.

Впрочем, наличие нодуса не было обязательным условием турнирного копья. Некоторые экзем­пляры вполне обходились передним ограничительным валиком рукояти, причем в этом случае он делался гораздо больше заднего.

Понятно, что такую махину требовалось еще и удерживать в руке – причем не только гарцуя перед дамами, но и в тот момент, когда рыцарь выбивал соперника из седла. Для этого шли на особые хитрости.

Крюк для копья

Позади ру­кояти располагалось тяжелое металлическое кольцо (граппа), которое упиралось в стальной копейный крюк на правой стороне кирасы, не по­зволяя копью соскальзывать и распределяя силу отдачи на весь нагрудник.

В XV веке копейный крюк стал обязательным элементом турнирной рыцарской брони, хотя говорят, что возник он около 1325 года. Изначально его подбивали войлоком, но со временем на копейный крюк стали де­лать накладки из дерева или свинца. Соответственно, граппа приобрела небольшие притуплённые шипы, легко входившие в накладки, что обеспечивало еще более надежное сцепление копья и рыцаря.

Турнирный оптимал

Только с 14 века начал выделяться особый турнирный доспех. Поначалу эта тенденция не слишком бросалась в глаза, укрепляли те доспехи, которые были в ходу.

Если присмотреться к топфхельму – ведрообразному шлему дворянского рода Пранкхов (сер. XIV века), то можно увидеть что левая сторона шлема защищена крепче, смотровая щель более узкая, а сам шлем изнутри снабжен войлочной прокладкой.

 Через полвека или около того, на первый план уже окончательно вышла забота о безопасности рыцаря в условиях турниров. К XV веку в средневековом обществе турниры воспринимались уже как фестивали, а сшибки — как спорт.

Отсюда — разделение доспехов на боевые, в которых можно бегать, прыгать, скакать и лезть на стены, и на турнирные. Которые в реальном бою не практичны, но в турнирном — то, что доктор прописал. И поскольку, по-немецки, «колоть» — stechen,  то поединки на копьях называли «гештех» (gestech), а доспех, для участия в них, получил название штехцойг (нем. stechzeug). Вот он:

За то время, пока штехцойг использовался, он претерпевал изменения. При этом в разных странах сражались немного по-своему, поэтому вносили корректировки и в защиту. Самые большие различия — о них мы обязательно поговорим в специальной статье, были у немецкого и итальянского штехцойга. В отношении турнирного копья разница была невелика и заключалась в следующем.

Немцы фиксировал копье с помощью мощного турнирного крюка, о котором я уже рассказывал. Итальянцы, в свою очередь, использовали в сшибках более легкие копья и для их поддержки хватало кожаного стакана, обтянутого материей. Его приклепывали справа на кирасе, в районе пояса, и перед началом сшибки в него вставляли копье.

К началу XV века в Германии появился новый вид конного поединка на копьях, который вскоре стал очень популярен. Он назывался реннен, что в дословном переводе означает просто «скачки».

За столь безобидным названием скрывалось азартное состязание, в котором рыцари повторяли свои сшибки до тех пор, пока один из них не оказывался выбит из седла. Своего рода марафон, в котором побеждал только самый выносливый.

Копье, которое применялось при конной атаке в реннене, обычно было легче того, которое использовали в прежних вариантах сшибки. Оно делалось из мягких пород дерева, достигало 4 метров в длину, и при диаметре 7 см весило около 14 кг.

При этом наконечник его был острым, а значит, адреналина участникам реннена хватало.
Поэтому реннен породил новую, более подходящую для него броню. Свою форму она во многом взяла у готического доспеха XV века и называлась реннцойг — доспех для участия в реннене.

Доспехи реннцойг из Метрополитен-музея в Нью-Йорке. Оба были изготовлены в 1580–90 годах в Германии, возможно в Дрездене.  Вес того, который слева — 41,5 кг., того, который справа — 29, 5 кг.

Подобно танковой башне

Изначально копье на турнире держа­ли только рукой, иногда прижи­мая его к бедру. Но в XII веке ставку на удар копьем с коня, сам по себе, страшный — повысили. Главной задачей стал таранный удар копьем, когда воедино  соединялись скорость и масса коня.

Поэтому копье стали зажимать под мышкой, так что всадник превращался в подобие танковой башни. Его задача была точно прицелиться и удержать копье в момент удара.

Такой способ удер­жания копья уже можно наблюдать у некоторых рыцарей, изображенных на знаменитом ковре из Байё (1077—1085 гг.). Но тогда это было скорее исключением, чем правилом.

В следующем столетии иногда смешивали оба варианта удержания копья, хотя нечасто. Так, во время поединка в Тарвисе (XIII век) в схватке сошлись рыцари Рейнпрехт фон Мурек и уже знакомый нам Ульрих фон Лихтенштейн. Один взял копье под мышку — самый распространенный прием, другой приложил копье низко к бедру.

Но не зависимо от того, как держали рыцари свои копья, самым красивым считался бой, в котором оба участника ломали их, не выпав при этом из седел.

А теперь давайте посмотрим, как это все выглядело в реальности.

В видеоролике, который я хочу вам показать, съемка ведется с нескольких камер, две из которых установлены непосредственно на копье. Одна снимает назад, и показывает нам рыцаря в тот момент, когда он наносит удар по сопернику. Вторая — снимает собственно этот удар и его последствия.

Словом, для вас открыта уникальная возможность, не отходя от компьютера, оказаться в седле и увидеть мир глазами рыцаря. А вернее, его копья.

 

 Язык копья

Не будем забывать, что эпоха рыцарства – это эпоха церемоний, высоких слов и ярких поступков.Например, Ульрих фон Лихтенштейн во время своих поединков требовал, чтобы побежден­ные им рыцарей кланялись в честь дам на все четыре стороны света. Рыцарь же, сломавший копье об Ульриха фон Лихтенштейна, получал зо­лотое кольцо, чтобы вручить его своей даме.

Сам турнир – это настоящий кладезь для тех ученых, которые исследуют язык символов. Понятно, что копье так же не обошла участь быть, помимо оружия, частью средневековой символики. Согласно геральдическим правилам, копье на гербе символизировало рыцарское служение и благочестие.

Именно благочестие заставляло рыцаря, который выбивал противника из седла, немедленно бросить свое копье, остановиться и под­нять вверх правую руку.

Кроме того, копье было важным атрибутом почетного рыцаря — совершено особой и необходимой фигуры на турнире. Персону его выбирали дамы, при этом почетный рыцарь не сражался. Его ждала особая роль.

Во-первых, весь рыцарский турнир он должен был находиться на ристалище — в доспехах и верхом на коне. При этом шлем его находился далеко — на трибуне для дам, где его торжественно держали на обломке копья.

А во-вторых, почетный рыцарь находился на ристалище с другим копьем, на конце которого была закреплена длинная белая вуаль. Она называлась «покрывало благорасположения», потому что касанием ее почетный рыцарь имел полное право остановить бой в любой момент на свое усмотрение.

Так что турнирное копье было для рыцаря особым оружием. Им дорожили, его воспевали, но главное — им добывали победы, подчас нелегкие. Именно благодаря этим победам, а значит, благодаря турнирному копью, в Средние века зажигались звезды первой величины, имена которых известны уже много веков.

 

Ну и под конец еще одно видео по теме:

Литература

Э. Окшотт «Рыцарь и его доспехи. Латное облачение и вооружение»

К. Носов «Рыцарские турниры»

Фото

Дмитрий Якушев, THoog, Dominotic, Paul Drummond, Jeff Kubina, Kotomi, Nick_cw1861, Simoneguidi50


Поделиться новостью в соцсетях Об авторе: Николай Чеботарев

Главный редактор интернет-журнала "Людота". Увлечения - история оружия, военного дела, интернет-журнал "Людота".

« Предыдущая запись Следующая запись »

ludota.ru

копье, боевой топор и арбалетКопьеВ XII-XIII веках рыцарское сражение,

Копье

В XII-XIII веках рыцарское сражение, как правило, начиналось со встречного удара на копьях, а уж после этого, когда ломался боевой порядок, переходило на мечи. Таким образом, копье, наряду с мечом, представляло собой главное наступательное вооружение средневекового рыцаря. Причем оно всегда оставалось исключительной прерогативой рыцарского сословия.

До XI века копье в бою использовалось в качестве метательного оружия или пики: с резким выпадом, то есть выпрямлением руки при ударе. Поэтому его длина составляла не более 250 см. Спустя 200 лет копье, как и прочее вооружение средневекового рыцаря, изменяется: оно становится длиннее. Поскольку изменилась тактика ведения боя на копьях (исчезает выпад, остается удар), то его длина уже достигает 350 см и на этом не останавливается. Разумеется, вес копья также увеличивается, и в XIV веке составляет 15-18 кг! Яблоня, бук, ясень – те деревья, прочная древесина которых шла на изготовление древка копья.

Под обоюдоострым наконечником рыцари средневековой Европы крепили либо знамя, либо трехцветные флажки, каждый цвет указывал на место, занимаемое рыцарем в военной иерархии. Так, например, знаменем владели командующие военными подразделениями. А флажки вначале присваивались тем рыцарям, которые из-за недостатка средств не могли оплачивать жалование другим рыцарям. Ниже знамени или флажка на копье находился небольшой диск. Его предназначение – не допустить слишком глубокого вхождения копья в тело противника, однако вовсе не из гуманных, а скорее из соображений удобства: чтобы проще было его извлечь.

Утяжеление копья приводит к тому, что его начинают снабжать диском-упором, дабы ослабить отдачу при ударе. К концу XIV века доспехи средневекового рыцаря снабжаются специальным крюком. Он сочленялся с панцирем и, таким образом, ослаблял нагрузку на руку. Как отмечалось выше, техника ведения боя к концу Средневековья изменилась. Теперь рыцарь должен был направлять копье в левую сторону противника над шеей его лошади, при этом немного наискось, то есть в место, закрытое щитом.

Этим объясняется явная асимметрия сохранившихся турнирных доспехов, которые изготавливались для боя на копьях (их левая половина более массивная). Впрочем, на турнирах средневековые рыцари бились тупыми копьями, поскольку удар в одну лошадиную силу боевым копьем чаще всего бывал смертелен. Наконечник же тупого копья имел диск в форме короны: пронзить противника им было нельзя, а вот выбить из седла — запросто.

Средневековый боевой топор

Боевой топор (секира) – еще одно оружие средневековых рыцарей, часто применявшееся на турнирах. Как и палица, он был хорошо знаком еще в период раннего средневековья. Вплоть до IX века боевой топор был самым распространенным оружием почти у всех европейских народов. Например, их очень любили норманны; не путать с нормандцами, высадившимися вместе с Вильгельмом Завоевателем в Англии. К тому времени они успели сменить секиры предков на оружие средневековых рыцарей – меч и копье, что и обеспечило им победу при Гастингсе (1066 год) над англосаксами, которые сражались в основном боевыми топорами и палицами.

Боевой топор служил как для удара, так и для метания. Поэтому к

его рукояти прикреплялся длинный ремень, с помощью которого секира после метательного удара возвращалась к воину. Однако с течением времени боевой топор вместе с палицей использовались все реже и реже, пока не перешел в разряд турнирного вооружения средневекового рыцаря. Почти то же самое можно сказать и в отношении лука, для рыцарей он уже не представлял интереса в качестве наступательного вооружения – ему на смену пришел арбалет.

Хотя самострелы или арбалеты были известны еще древним грекам и римлянам, достоверных данных об их применении в период раннего европейского средневековья нет. Во всяком случае, массового распространения арбалеты не получили. Первые письменные упоминания о них датируются хрониками конца IX века. А в X веке предприимчивые генуэзцы фактически монополизировали как производство, так и использование арбалетов.

На то время их пробивная сила была просто устрашающей. Они пробивали не только кольчугу, но и пластинчатые латы с расстояния в 150 метров. Неудивительно, что Латранский церковный собор 1139 года запретил использование арбалетов в войнах между христианами, правда, на войны с мусульманами запрет Церкви не распространялся.

Если пробивная сила арбалета действительно впечатляла, то его скорострельность была довольно скромной. Так, если лучник в минуту мог выпустить 5 стрел, то арбалетчик всего лишь 2.

Несмотря на запрет Церкви, генуэзские арбалетчики высоко ценились в средневековой Западной Европе. Например, немало их состояло на военной службе у французских королей, где получали весьма неплохое жалование. Более того, в XIII веке не только монархи Англии, Франции или германские государи, но и сам папа не отказывались от услуг конных арбалетчиков.

Рыцари же, в общем, считали лук и арбалет не рыцарским оружием, хотя иногда в пешем бою могли прибегать к их помощи. Например, Ричард Львиное Сердце так же, как и Годфрид Бульонский, мастерск стрелял из арбалета. В самом деле, участники первого Крестового похода, по свидетельству византийской принцессы Анны Комнин, уже были вооружены арбалетами. По сути, она первая в то время сделала их детальное описание. Этим видом вооружения европейцы пользовались вплоть до начала XVI века.

Источники:

«Повседневная жизнь рыцарей в средние века», Ж.Флори

«Европейское средневековье. Пламенеющая готика», Г. Вейс

«Средневековые метательные машины западной Евразии», Д. Уваров

Источник: http://sundukistorii.blogspot.ru/2013/05/blog-post_15..

galactikka.com

Рыцарские копья | Журнал Популярная Механика

Весь апрель этого года в самом центре Москвы, в пяти минутах ходьбы от Белорусского вокзала, в небольшом цехе работала мастерская по производству настоящих турнирных рыцарских копий, большинству из которых не суждено пережить майские праздники. Чуть позже, в мае, они были сломаны на ежегодном Турнире Святого Георгия, наверное, самом бескомпромиссном рыцарском состязании на планете.

Главными действующими лицами на этом фантастическом турнире были рыцари и копья, которые и решили, кто есть кто. Главное отличие Турнира Святого Георгия — в неукоснительном следовании правилам и традициям турниров XV века, пика их развития. Рыцари сражаются в точных копиях рыцарских доспехов того времени без использования современных материалов и технологий. И победа в сшибке засчитывается только в двух случаях: если хотя бы один рыцарь выбит из седла или об него сломано копье.

Главное оружие рыцаря как в бою, так и на турнире — не меч, а копье. Копьем наносили первый удар в бою, «копьем» называли боевую свиту рыцаря, его отряд.

Закованные в броню рыцари на полном скаку сшибаются копьями со стальными наконечниками-коронелями. Тебя пытается сбить, считай, легковой автомобиль. Российский рыцарь Виктор Ручкин сравнивал ощущение при попадании в шлем с нокаутирующим ударом профессионального боксера. Каждый бой состоит из трех сшибок; если оба усидели в седле все три курса, то победитель определяется по очкам (по одному очку за каждое сломанное копье). Если же один из рыцарей выбьет другого из седла, то бой завершается. Большинство рыцарских турниров в Европе и Америке проводятся по облегченным правилам, а копья снабжены специальным бальсовым наконечником, который при ударе не просто легко ломается, но и очень эффектно «взрывается», разлетаясь фейерверком легких щепок. Такими бальсовыми, почти безопасными поединками в мире занимаются сотни энтузиастов. А вот сшибкой на цельнодеревянных копьях — Solid Lance Jousting — от силы 30 человек. Это бескомпромиссно мужественные и бесстрашные люди, и лучшие из них приезжают на Турнир Святого Георгия. Потому что знают — самые прочные и тяжелые турнирные копья делают русские. Никакой сосны, настоящая прямослойная пихта. И точно без сучков.

Колючий предмет

За копья, как и за многое другое на турнире, отвечает руководитель мастерской агентства исторических проектов «Ратоборцы» Артем Приходов. Мы сидим в мастерской и рассуждаем об эволюции этого древнейшего орудия убийства. Копье, оружие пехоты, изначально было, за редким исключением (например, македонская сарисса), довольно коротким, около 2 м, но очень эффективным оружием: куда ни ткни, противнику будет худо. Затем копья перекочевали в кавалерию. Техника конного боя требовала тонких и легких копий диаметром около 30 мм и длиной под три метра — до XIII века этого было вполне достаточно: копья легко пробивали любую кольчугу, самую распространенную в то время защиту. Древки копий в Европе традиционно делали из твердолиственных деревьев: ясеня или клена.

Задача коронеля — как можно прочнее зацепиться за противника и не соскользнуть. Именно поэтому рыцари не метят специально в голову — рыцарский шлем состоит из скошенных гладких поверхностей, которые эффективно рикошетят удар.

С появлением тяжелых доспехов начинает меняться техника конного боя. Копья становятся толще и длиннее, до 4 м, к тому же меняется главная задача — не убить, а выбить из седла: пленный рыцарь стоит несравнимо больше мертвого.

Одновременно с рыцарями появляются рыцарские турниры. В этих военных состязаниях погибших поначалу было не многим меньше, чем в настоящих войнах, — в отличие от сражений, на турнире рыцари практически всегда сшибались с равным по силе соперником. Так легкомысленно к потере главной ударной силы никто относиться не мог, церковь и правители пытались запретить турниры или хотя бы сделать их менее опасными. С этой целью внедрялись более гуманные правила, разрабатывались специальные турнирные доспехи и турнирное оружие, в первую очередь копья. На смену долотообразному боевому наконечнику пришел коронель с несколькими зубцами в виде короны, за что, кстати, он и получил такое название. Зубцы достаточно острые, чтобы не соскальзывать при ударе, но поскольку их несколько и они достаточно малы, такой наконечник не пробивал доспехи, а если это случалось, то не наносил глубоких ран.

Палка-выбивалка

В середине XIV века появляются турнирные седла с усиленной высокой задней лукой — выбить рыцаря из седла становится еще труднее. Копья делаются еще толще и становятся почти неподъемными. Мастера начинают задумываться о смене материала. На смену «боевому» ясеню приходит древесина более легких пород, например пихта. Она в два раза легче, в нижней части почти не имеет сучков, более гибкая и эластичная. Изменяется и геометрия древка — на смену усеченному конусу приходит биконическая форма: от руки рыцаря копье сужается в обе стороны. В самом толстом месте копье может достигать 60 мм в диаметре, сужаясь до 40 мм в тыльной части и до 20 мм в районе коронеля.

Самая загадочная для непосвященного часть турнирного копья — стопорное кольцо. Именно им рыцарь упирается в стопорный крюк на кирасе — фокр. На боевых копьях его, как правило, не было.

Появляется конусообразная металлическая защита руки — вамплейт, или рондель. Если раньше энергия столкновения расходовалась на пробивание доспехов и тела противника или передавалась этому телу, вылетающему из седла, то теперь выросшая масса бронированного всадника, седло с высокой лукой и специальный наконечник привели к тому, что копью некуда было деться. При ударе рыцарь не мог удержать копье. Чтобы оно не выпадало из руки рыцаря, в доспехе кирасы появляется стопарный крюк — фокр, а на копье — стопарное кольцо. И теперь вся энергия при столкновении тратится на разрушение копья.

Стенобитное орудие

В XVI веке рыцарство начинает терять военное значение, и турниры все больше становятся развлекательным спортом и представлением. Император Максимилиан, которого называют первым реконструктором рыцарства, тратит на развитие турниров огромные средства, турнирные доспехи достигают пика своего совершенства, становятся надежнее и безопаснее. И требования к копью все дальше уходят от требований к боевому оружию. Чтобы оно было заметнее, его начинают делать все более массивным — такое копье, толстое как бревно, может передать максимальный импульс противнику и повышает шансы выбить его из седла. Но удержать его становится практически невозможно, и для помощи на доспехах появляется еще один крюк сзади. Сломать такое копье крайне трудно, и поэтому со временем его стали делать полым — специально для того, чтобы оно легче разрушалось.

Впрочем, на Турнире Святого Георгия рыцари XV века сражаются копьями, напоминающими скорее стройное деревцо, а не мощное бревно. И теперь вы знаете, где и кто их делает.

Статья «Таранное оружие» опубликована в журнале «Популярная механика» (№6, Июнь 2016).

www.popmech.ru

Копья и Пики - Оружие - Снаряжение - Dark Souls 3

Асторское копье

Одно из проклятий, терзавших Великое древо изнутри, ужасное оружие, любимое графом Астором Колосажателем.

Копье обвито гнилым и исключительно ядовитым мясом. Победа над врагом восстанавливает здоровье.

Навык: дробитель щитов.

Сделайте большой шаг вперед и атакуйте прицельным выпадом, чтобы пробить вражеский щит и нанести урон.

Обмен души Гниющего Великого древа у Лудлета Курляндского.

Бонусы:

Требования:

Примечания:

  • После убийства врага восстанавливает 30 HP
  • В русской локализации допущена ошибка. Оружие называется не Асторское копье (Astora), а Копье АРстора (ARstor's)
  • Урон от яда - 4 HP/сек
  • 34 отравление
  • 90 прочности
  • 6.5 вес
  • Обычный +5 бонус от ловкости B

Обычный - 118

Обычный +5 - 216

Асторское копье

Одно из проклятий, терзавших Великое древо изнутри, ужасное оружие, любимое графом Астором Колосажателем.

Копье обвито гнилым и исключительно ядовитым мясом. Победа над врагом восстанавливает здоровье.

Навык: дробитель щитов.

Сделайте большой шаг вперед и атакуйте прицельным выпадом, чтобы пробить вражеский щит и нанести урон.

Обмен души Гниющего Великого древа у Лудлета Курляндского.

Бонусы:

Требования:

Примечания:

  • После убийства врага восстанавливает 30 HP
  • В русской локализации допущена ошибка. Оружие называется не Асторское копье (Astora), а Копье АРстора (ARstor's)
  • 90 прочности
  • 6.5 вес

Двузубец святого

Серебряный двузубец, украшенный священным символом. прежде им владел святой Климт. Он отказался от оружия, чья сила зависит от веры владельца, в тот же самый день, когда предал собственную веру.

Навык: натиск
Атакуйте врага в рывке, удерживая копье на уровне пояса. Используйте сильную атаку во время рывка, чтобы увеличить его дальность.

Храм Глубин. В соборе, в "камере" великана, в ногах большая синяя дверь с небольшим полукруглым крыльцом, дверь находится в дальнем конце зала напротив алтарного помоста со скамьями. Дверь ведёт к лестнице упирающейся во вторую синюю дверь, за которой находится терраса с двумя обвалившимися лестницами по бокам, копье у трупа напротив двери.

Бонусы:

Требования:

Примечания:

  • Обычный +10 бонус от силы и ловкости D D
  • 70 прочности
  • 8.5 вес

Обычный - 98

Обычный +10 - 196

Доранские копья

Парные копья рыцарей Дорана, выходцев из страны, о которой говорится в легенде о поддержании огня. Когда рыцарей Дорана распустили, они рассеялись по окрестным странам, сделавшись наемниками. они быстро прославились, благодаря агрессивной технике боя без щита, вселяющий ужас в сердца врагов

Навык: натиск
Атакуйте врага в рывке, удерживая копье на уровне пояса. Используйте сильную атаку во время рывка, чтобы увеличить его дальность.

Иритилл Холодной долины. Выпадает из Доранского рыцаря, вооруженного такими копьями. Его можно встретить на выходе с церкви после боя с Понтификом Саливаном, перед площадкой с мертвыми гигантами.

Бонусы:

Требования:

Примечания:

  • Обычный +10 бонус от ловкости C
  • 70 прочности
  • 8 вес
  • Страна в описании (Доран) - Дранглик

Обычный - 100

Обычный +10 - 200

Золотое ритуальное копье

Ритуальное копье. Рыцари Темной луны получали такие копья, пока Саливан не провозгласил себя понтификом.

Можно использовать в качестве посоха. С этим оружием чары создаются посредством веры.

Навык: песнь твердости
Чары ненадолго усиливаются.

Выпадает с Мимика, который находится на втором этаже, в зале, где происходит бой с понтификом Саливаном. Что бы туда попасть нужно выйти дальше на улицу, свернуть налево в темное помещение, там будет лестница наверх, поднявшись на нее развернитесь и увидите проход в комнату, где был бой с боссом.

Бонусы:

Требования:

Примечания:

  • Усиление заклинаний 100
  • 50 прочности
  • 3 вес

Копье Йоршки

Сокровище, дарованное церкви Йоршки, зачаровано усыпляющим заклинанием, ему втайне поклонялись рабы Иритилла.

Это копье снабжено молотом, Позволяет наносить колющий и дробящий урон.

Навык: усмирение
Молитва и подношение этого копья временно снижают ОК противника.

Находится в сундуке в комнате с множеством исчезающих полых недалеко от костра Церковь Йоршки.

Бонусы:

Требования:

Примечания:

  • 65 прочности
  • 6.5 вес
  • Обычный +5 бонус от силы C

Копье драконоборца

Копье с перекладиной, принадлежавшее драконоборцу Орнштейну. Оружие богов, наполненное силой молнии.

Двуручный колющий удар, задействующий перекладину, требует недюжинной мощи, зато позволяет вонзить оружие глубоко в плоть дракона, а человека пробить насквозь.

Навык: громовой натиск.

Атакуйте в рывке, удерживая копье на уровне пояса, пока наконечник не окутают молнии, а затем выпустите эти молнии заключительным выпадом.

О Костра Мавзолей драконьего рода, поднимаемся направо по лестнице, проходим сквозь арку, видим ворота, подходим в упор и забираем копье.

Бонусы:

Требования:

Примечания:

  • 80 прочности
  • 9.5 вес

Крылатое копье

Копье с длинным древком и крылатым наконечником. Позволяет атаковать с поднятым щитом и на приличной дистанции.

Копье предназначено для колющих ударов и наносит огромный урон, если правильно рассчитать момент и атаковать противника в конце размаха.

Навык: натиск
Атакуйте врага в рывке, удерживая копье на уровне пояса. Используйте сильную атаку во время рывка, чтобы увеличить его дальность.

Продает Неразрывный Лоскутик за 1500 душ.

Бонусы:

Требования:

Примечания:

  • Обычный +10 бонус от силы и ловкости C B
  • 70 прочности
  • 6 вес

Обычный - 95

Обычный +10 - 190

Копье-меч драконоборца

Копье с длинным наконечником для охоты на драконов во времена богов. Самая ранняя форма оружия, служившего и мечом, и копьём

Прежним его владельцем был безымянный король, божественный охотник на драконов. Оружие наполнено силой молнии, которую он унаследовал.

Навык: Громовой удар

Поднимите копье-меч высоко в воздух, чтобы призвать молнию, которая ударит по врагам на расстоянии.

Обмен у Лудлета Курляндского на душу безымянного короля за 10000 душ.

Бонусы:

Требования:

Примечания:

  • 100 прочности
  • 14.5 вес
  • Навык добавляет 80 ед. урона от молнии

Пламенеющее копье горгульи

Каменный факел - копье, принадлежавшей горгулье из оскверненной столицы.

Негаснущее оскверненное пламя наполняет это оружие силой огня.

Навык: огненный натиск
Атакуйте врага в рывке, удерживая копье на уровне пояса, затем используйте импульс для сильной огненной атаки.

Выпадает из горгулий в локациях Великий архив и Оскверненная столица.

Бонусы:

Требования:

Примечания:

  • Является самым длинным копьём в игре
  • 70 прочности
  • 9.5 вес

Протазан

Копье с длинным широким наконечником. Позволяет атаковать с поднятым щитом и на приличной дистанции.

Наконечник этого копья годится для режущих атак, и оружие довольно универсально вне тесных помещений, где оно просто царапает стены.

Навык: удар с разворота.
Нанесите врагам широкий удар с разворота и используйте импульс для сокрушительной сильной атаки.

Поселение нежити. Труп висит над 3 костром локации, над дорогой, ведущей во дворик, где с крыши здания нежить будет метать в вас огненные бомбы. К этому трупу нельзя подобраться напрямую, его необходимо сбить, и тогда он упадет на дорогу.

Бонусы:

Требования:

Примечания:

  • Обычный +10 бонус от ловкости C
  • 65 прочности
  • 6.5 вес

Обычный - 108

Обычный +10 - 216

Раскаленное жало

Клеймо, которым пользуются тюремщики подземелья Иритилла.

Прижмите его раскаленный наконечник к врагу, чтобы нанести урон огнем и ненадолго приостановить лечение эстусом.

Навык: Натиск
Атакуйте врага в рывке, удерживая жало на уровне пояса. Используйте сильную атаку во время рывка, чтобы увеличить его дальность.

Выпадает с тюремщиков в подземельях Иритилла.

Бонусы:

Требования:

Примечания:

  • 25 прочности
  • 5 вес

Ржавое копье мозгляка

Грубое, полусгнившее кривое копье.

Такими пользуются рогатые мозгляки, потомки послушников из цитадели Фаррона.

Негодное острие покрыто гнилью и весьма ядовито.

Навык: натиск
Атакуйте врага в рывке, удерживая копье на уровне пояса. Используйте сильную атаку во время рывка, чтобы увеличит его дальность.

Выпадает с Мозгляка, вооруженного этим копьем.

Бонусы:

Требования:

Примечания:

  • На самом деле это алебарда, покрытая гнилью и в связи с этим потерявшая свои свойства как рубящее оружие
  • 40 отравления
  • 50 прочности
  • 5.5 вес
  • Обычный +10 бонус от ловкости C

Обычный - 104

Обычный +10 - 208

Четырехзубые вилы

Четырехзубые вилы в виде ладони с растопыренными пальцами, рабочий инструмент в поселении нежити.

Не предназначены для битвы, но благодаря остриям могут служить смертоносным оружием.

Навык: натиск
Атакуйте врага в рывке, удерживая копье на уровне пояса. Главное - удержаться на ногах.

Выпадают из полых крестьян, вооруженных такими вилами в локации Поселение нежити.

Бонусы:

Требования:

Примечания:

  • 55 прочности
  • 6.5 вес
  • Обычный +10 бонус от ловкости C

Обычный - 105

Обычный +10 - 210

Большая пика

Тяжелая пика с удлиненным древком, изначально применявшаяся на рыцарских турнирах.

Предназначена для натиска. Чтобы справиться с пикой, пешему солдату требуются невероятные сила и ловкость.

Навык: натиск.
Атакуйте врага в рывке, удерживая копье на уровне пояса. Используйте сильную атаку во время рывка, чтобы увеличить его дальность.

Замок Лотрика. Недалеко от костра Драконьи казармы. Оружие видно уже при появления у костра, чтобы до него добраться, нужно подняться по лестнице, ведущей к замку, но идти не к воротам, охраняемым драконами, а прямо, затем повернуть налево, там будет Рыцарь Лотрика с пикой иБольшим щитом Лотрика, а за ним нужное оружие.

Бонусы:

Требования:

Примечания:

  • 90 прочности
  • 10.5 вес
  • Обычный +10 бонус от силы C

Обычный - 129

Обычный +10 - 258

Копье рыцаря Лотрика

Длинное копьё, оружие гордых рыцарей Лотрика. Предназначено для дальних колющих атак.

Рыцари Лотрика, вооруженные копьями, славились своей непоколебимостью. Эти копья усиливают баланс своих владельцев.

Навык: натиск
Атакуйте врага в рывке, удерживая копье на уровне пояса. Используйте сильную атаку во время рывка, чтобы увеличить его дальность.

Возможный дроп при убийстве рыцаря Лотрика, вооруженного данным копьём.

Так же, имеется в продаже у Серокрыса после его рейда в Иритилл за 4500 душ.

Бонусы:

Требования:

Примечания:

  • 80 прочности
  • 8 вес
  • Будучи экипированным, копье даёт до 10 единиц баланса

Обычный - 112

Обычный +10 - 224

Пика

Копье с очень длинным древком. Предназначено для выпадов с большого расстояния.

Дальше бьет только лук, но именно поэтому этим копьем невозможно орудовать в тесных помещениях.

Навык: натиск.
Атакуйте врага в рывке, удерживая копье на уровне пояса. Используйте сильную атаку во время рывка, чтобы увеличить его дальность.

Выпадает из охотников на оборотней на болотах в локации путь жертв.

Бонусы:

Требования:

Примечания:

  • 80 прочности
  • 7.5 вес

Обычный - 105

Обычный +10 - 210

Копье преследователя

Легкое копье из тех, которыми пользуются преследователи Фаррона. Сбалансировано для бросков.

Преследователи атакуют группами - окружают врага и колют его копьями, прикрываясь щитом. В конце они по команде мечут копья в павшего неприятеля, чтобы таким образом почтить его.

Навык: метание копья
Техника преследователей, бросок иллюзорного копья, на миг ставшего материальным.

Нарисованный мир Арианделя, путь от костра"Снежный простор". После снежного обвала свернуть направо и подняться на холм. Там вас будет ждать засада из четырех преследователей и несколькихдеревьев, которая и охраняет труп с копьем.

Бонусы:

Требования:

Примечания:

  • 70 прочности
  • 4 вес
  • Обычный +10 бонус от силы и ловкости B D

Обычный - 106

Обычный +10 - 212

Боевое знамя Лотрика

Некогда на этом древке развевалось знамя Лотрика, которое вело за собой рыцарей.

Остроконечное украшение, которым увенчано древко, превращает его в копьё.

Навык: знамя Лотрика
Взмахните древком в воздухе, и его украсит бесплотное знамя, которое, как в былые времена, дарует тем, кто собрался под ним, силы для битвы.

Рядом с местом, где впервые встречаем Лаппа, нужно пройти и спуститься по холму. Спрыгните справа от каменного мостика. Пробегайте вперед, зачищайте площадку и прыгайте дальше. Снизу расправьтесь с подкреплением рыцарей Лотрика, сверните направо два раза и увидите труп с нужным вам знаменем.

Бонусы:

Требования:

Примечания:

  • Навык увеличивает весь урон на 15% в течение примерно на 2 минуты
  • 70 прочности
  • 7.5
  • Можно зачаровать у кузнеца и нанести зачаровние или смолу, но зачаровние или смола снимают эффект навыка.
Тип улучшенияПараметры атакиБонусыЭффекты

www.playground.ru

Чем был меч для средневекового рыцаря? Только ли оружием? | Культура

Рыцарь мог сломать копье, потерять коня, отбросить щит, но меч… «Как для рыцаря меч», — так говорят о самом дорогом для человека. Недаром идиома «сломать меч» навсегда стала синонимом поражения.

Конечно, во времена короля Артура (начало XII века), да и много позже, наряду с мечом применялось множество видов другого оружия. Например: копье, секира (боевой топор), кистень, цеп, пернач, палица, булава, чекан — узкий боевой молот на длинной ручке (он же клевец), моргенштерн — шипастый шар, прикрепленный короткой цепью к деревянной рукоятке.

Копьё в ближнем, особенно пешем, бою неудобно, к тому же оно легко ломается. А остальные виды оружия? Представим следующую ситуацию: в поле один на один два пеших воина: один вооружен щитом и мечом, другой вариант первый — щит и чекан, или вариант второй — моргенштерн и щит. За кем останется победа?

Конечно, элемент профессионализма и военной удачи никто, даже господь Бог, не отменяет. И всё же.

1. Щит нельзя развалить ударом меча. В лучшем случае меч затупится, в худшем сломается, может еще и в щите застрять. Если тупым мечом пытаться прорубить доспехи — ничего не получится…

2. Чекан не застревает в щите — он его пробивает и все. Кроме того, от удара чеканом не спасает ни шлем, ни латы; пропустив удар, воин сразу получает тяжелую контузию.

3. Силу в бою тоже надо экономить: ни моргенштерн, ни чекан не весили больше, чем меч. Их вес — от 1,5 до 3 кг максимум. Зато они ударяют ограниченной поверхностью и их пробивная способность очень велика, по сравнению с мечом.

4. У меча есть одно только преимущество — им можно колоть, но у тех же чеканов часто делался сверху острый бивень — им тоже можно было колоть, как очень коротким копьем. Таким образом, преимущества меча сходят на нет, особенно против кольчужного доспеха, прекрасно защищающего от скользящих ударов.

5. Моргенштерн создает опасные для жизни контузии. Даже удары по щиту моргенштерном и то опасны, они могут создать тяжелые ушибы руки, которая держит щит, и щит повиснет на неподвижной руке…

6. И моргенштерн, и чекан крайне опасны при ударе в голову, их практически невозможно отбить — особенно у чекана. Каждый раз поднимать щит так высоко — устанет рука. А пытаться отбить моргенштерн мечом — без меча останешься… запутав меч цепью, его очень легко вырвать у противника. А меч в этой ситуации будет гораздо менее эффективен — он соскальзывает с поверхности шлема, не наносит контузии, хуже прорубает шлем на голове…

Вот такие вот соображения…

Кстати, всё это оружие обходилось гораздо дешевле меча. Так может, меч — это просто понты? Ведь для пешего средневекового воина меч был больше вспомогательным оружием.

Иное дело — конный воин. Скорость, с которой сближаются конники, не позволяет наносить множественные удары — часто один удар решал, кто победит. Копьё обычно ломалось уже к середине битвы. Кстати, рубящий встречный удар мечом у конника гораздо сильнее, чем у стоящего пехотинца. Удачный колющий удар в несущегося на огромной скорости противника пробивал любой доспех. Пехотинцы могут остановить конницу только плотным копейным строем, во всех остальных случаях конный воин имеет перед пешим неоспоримое преимущество. И именно мечом удобнее пробиваться сквозь плотный строй пехоты.

В крестовых походах рыцари-крестоносцы столкнулись с легкой конницей арабов — саррацинов, главным вооружением которых была кривая сабля. А ведь не переняли её, как, например, древние римляне испанскую саблю. Легкая булатная сабля, легко перерубающая гвозди, оказалась бессильна против закованных в доспехи рыцаря. А колющий или рубящий удар острого, сужающейся к концу тяжелого полутораметрового стального лезвия легко пробивал любой арабский доспех, в том числе и щит. Да и помолиться для просьбы милости Господней легко, достаточно воткнуть меч в землю. Вот и походный алтарь с крестом…

А уж как символу статуса мечу просто не было равных! Высокая стоимость хорошего длинного меча (по сравнению с другим оружием) делает его доступным лишь для состоятельных людей. Меч всегда находился при своём владельце, и по нему можно легко определить, с человеком какого социального уровня имеешь дело. Следовательно, именно меч выделял рыцаря из массы других людей, символизируя его социальное превосходство.

Человек, хорошо владеющий мечом, не задерживался долго на нижних ступеньках социальной лестницы. Кстати, посвящение в рыцари в те времена тоже производилось мечом. При посвящении в рыцари над посвящаемым делались некие «священные» манипуляции: хлопнуть его боковой стороной клинка по плечу или сделать что-то в этом роде.

А вот и ответ на вопрос, вынесенный в заголовок.

«Меч для рыцаря не просто инструмент, как топор для плотника или мастерок для каменьщика. Он друг. Потому что не только защищает, но и кормит. Попробуй, не окажи ему должного внимания — подведет в трудную годину.
Застрянет в кости врага, вывернется из руки… Заклинит в ножнах… Да мало ли.
Меч надо холить и лелеять. Точить оселком, смазывать в сырую погоду. И, конечно, упражняться, упражняться, упражняться! Ведь странствующие рыцари вынуждены полагаться только на силу рук, меч и копье, да на удачу и милость Господню».
Владислав Русанов. «Пасынок судьбы»

Так продолжалось до тех пор, пока не появились пушки и пехота, вооруженная огнестрельным оружием. Тяжелый, закованный в латы неповоротливый конник был прекрасной мишенью. А меч постепенно «выродился» в изящную шпагу, которую мужчины знатного сословия носили ещё много лет (даже веков) спустя.

shkolazhizni.ru

Рыцарское оружие и доспехи Доклад по истории 6 класс

Рыцарское оружие и доспехи Доклад по истории 6 класс

Рыцарское оружие относится к временам средневековья. Тогда ещё не был изобретен порох. И не использовалось огнестрельное оружие.

Рыцари использовали следующее холодное оружие: копьё, меч, арбалет, алебарду. А доспехи должны были защищать их от ударов холодного оружия.

Рыцари сражались в прямой схватке один на один. И исход этого поединка зависел, не только от силы и ловкости рыцаря, но и от мощности его оружия и крепости его доспехов.

МЕЧ Рыцарское оружие

Меч — это первое и главное оружие рыцарей. В древности отец или старший родственник одевал юноше на пояс меч. Это означало посвящение в рыцари. Поэтому, меч является одним из главных символов рыцарской эпохи. Меч — это холодное оружие с прямым клинком, длинною более 60 см. Он предназначен для колющих и рубящих ударов.

Двуручные мечи, которые  удерживали двумя руками, — это самые тяжелые мечи весом 3-5 кг, длиной 120-160 см. Таким мечом можно было перерубить древко копья или пробить сплошные доспехи. Но, чтобы владеть таким мечом, нужна была большая сила.

Одноручные мечи были гораздо легче двуручных. И весили немного больше 1 кг. Ещё они были короче. А использовались в основном для нанесения рубящих ударов.

Мечи были очень острыми, настолько, что ими можно было с одного удара отсечь руку или голову.

Меч с рыцарских времен символизирует справедливость, правосудие, достоинство, силу, мужество.

КОПЬЕ

Копьё — это метательное, колющее или колюще-рубящее оружие. Оно состоит из древка (деревянной части) и наконечника — острой металлической части, которая использовалась для поражения противника. Длина копья составляла 3-4 метра. Копья были лёгкие (для метания) и тяжелые (для ближнего боя).

Копьё, на сегодняшний день, является символом воинственности. Бросить копьё в сторону противника— означает начать войну.

АЛЕБАРДА

У алебарды тоже есть древко и острый металлический наконечник. Алебарда — это сочетание копья, топора и багра. В бою можно было использовать все качества алебарды. Колоть острым наконечником копья, так же, рубить лезвием топора, а крюком стаскивать всадника из седла.

Алебарды ещё долго после окончания рыцарской эпохи использовались, как парадно-церемониальное оружие.

АРБАЛЕТ

Арбалет — это лук с механизмом взведения и спуска тетивы. Он превосходит лук по точности, дальности и силе выстрела. Но, в то же время, уступает по скорости стрельбы.

ДОСПЕХИ

Доспехи — это рыцарский шлем, кольчуга или бригантина и латы. Они должны были защищать рыцаря от ударов соперника. Доспехи одевали не только на рыцаря, но ещё и на его коня. Сражаться в таких доспехах было очень тяжело и неудобно.

Шлем одевался на голову и закрывал её всю,  оставляя только узкую щель для глаз.

Кольчуга — это рубашка, сплетенная из железных колец, которую одевали на туловище. Весила кольчуга с коротким рукавом и длиной до середины бедра около 7-10 кг.

Позже рыцари использовали ещё бригантины или доспехи на туловище, состоящие не из колец, а из металлических пластин, закрепленных на ткани.

Металлические пластины на руках называлась наручи, а такие же пластины на ногах — поножи.

Однажды, в Пензенском краеведческом музее, я примерял на себя кольчугу русских воинов весом 19 кг и шлем — весом 3 кг. А ещё я держал в руках одноручный меч. В доспехах было тяжело даже просто немного постоять. Не знаю, как воины могли сражаться в таких тяжёлых доспехах. Видимо, они были очень сильными. Не зря про них говорят — настоящие богатыри.

akwin.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о