Когда пм снимут с вооружения – Российская армия получит пистолет «Стриж», который придет на смену знаменитому пистолету Макарова, в ближайшие месяцы [ВИДЕО] [ФОТО] / news2.ru

Содержание

Когда заменят пистолет Макарова? | Армейский вестник

Четверть века российские силовики ищут замену легендарному пистолету Макарова (ПМ). Новые разработки есть и даже приняты на вооружение, но не удовлетворяют в полной мере заказчиков. Поэтому процесс идет очень медленно, а некоторые силовые структуры, такие как Федеральная служба охраны (ФСО) или ФСБ, подчас предпочитают обеспечивать своих сотрудников дорогими, но проверенными «иномарками».

Заменить нельзя оставить

Среди военных экспертов нет единого мнения, так ли уж нужно отправлять в отставку «Макаров». Немного угловатый дизайн, полностью стальная (за исключением щечек рукоятки) конструкция ПМ как бы подчеркивают: это оружие прошлого. Так и есть, в этом году исполнится 65 лет, как пистолет был принят на вооружение Советской армии и милиции.

С другой стороны, роль армейского пистолета на поле боя сегодня крайне мала — статистика крупных военных конфликтов показывает, что количество убитых из этого вида оружия стремится к нулю. А большая часть потерь — это несчастные случаи и самоубийства. Поэтому неизбежно встает вопрос, стоит ли оборонке всерьез заморачиваться пистолетом? «Острой необходимости в замене пистолета Макарова не существует, — комментирует военный эксперт, главный редактор отраслевого журнала «Калашников» Михаил Дегтярев. — Но есть проблема морального старения оружия и боеприпаса».

В 1947-1948 годах военное руководство СССР объявило конкурс на новый пистолет для Советской армии, чтобы заменить стоявшие на вооружении ТТ и «Наган». Предполагалось ввести в армии сразу два пистолета: компактный для старших офицеров и длинноствольный (как сейчас говорят, полноразмерный) для полевых офицеров, а также гранатометчиков, экипажей боевых машин, и т.д. Роль последнего отводилась 20-зарядному автоматическому пистолету Стечкина (АПС) — он мог стрелять очередями, а массивная деревянная кобура пристегивалась как приклад. Идея себя не оправдала: по эффективности огня «Стечкин» не мог конкурировать с автоматами, возиться с присоединением/отсоединением кобуры было неудобно, да и сама она очень мешала бойцам. В итоге АПС быстро сняли с производства, и он ограниченно использовался спецчастями.

Пистолет АПС

Зато компактный пистолет получился крайне удачным. За основу при разработке был взят германский Walther PP (Polizeipistole или полицейский пистолет). Советский оружейник Николай Макаров упростил конструкцию прототипа, унифицировал детали, в итоге получился чрезвычайно надежный, прочный, вполне удобный и технологичный карманный пистолет. Он и был принят на вооружение в 1951 году под названием пистолет Макарова.

Недостатки ПМ отчасти обусловлены его компактностью — короткий ствол и как следствие невысокая кучность плюс малая емкость магазина — всего восемь патронов. Большинство современных армейских пистолетов имеет магазин на 15 и больше патронов. Наконец, по мощности советский патрон 9х18 ПМ, прототипом которого был вальтеровский 9х17 kurz, заметно уступал натовскому патрону 9х19 «Парабеллум».

Нелюбимые дети

Уже после распада СССР силовики заговорили о том, что нужен новый более мощный и многозарядный пистолет на смену ПМ. Сказались два фактора: резкое ухудшение криминогенной обстановки в 90-е годы и повсеместное распространение бронежилетов. В 1991 году был объявлен конкурс «Грач» на новый армейский пистолет. Правда, как утверждают эксперты, требования к оружию формулировались довольно расплывчато. Тем не менее появились сразу три пистолета: самозарядный пистолет Сердюкова (СПС), пистолет Ярыгина (ПЯ) и пистолет Грязева и Шипунова (ГШ-18).

Первый был весьма громоздким, имел угловатый дизайн, напоминавший АПС, и стрелял специально разработанными мощными патронами 9х21 миллиметр образца 1995 года, позволяющими поражать цели в бронежилетах. Именно нестандартный патрон стал одной из причин, почему СПС не получил широкого распространения. Дело в том, что пистолетные тренировки требуют большого количества боеприпасов — опытные стрелки «сжигают» за одно занятие до нескольких сотен патронов. А «эксклюзивные» патроны не всегда можно достать в нужном количестве.

Пистолет Ярыгина

Пистолет Ярыгина и ГШ-18 выполнены под стандартный «натовский» патрон 9х19 — сегодня их производят несколько российских заводов, они доступны и недороги. Самым массовым стал ПЯ — по формальному набору ТТХ он заметно превосходит ПМ, но у силовиков и экспертов немало претензий к этому оружию.

«По устройству и характеристикам это поколение середины 70-х годов, — говорит оружейный эксперт Максим Попенкер. — По уровню технологий и пистолетной техники его можно считать ухудшенным вариантом чешского пистолета CZ-75. У него есть формальные преимущества — он адаптирован к российским патронам с усиленным зарядом и бронебойной пулей».

Пистолет «Ярыгина», как и другие современные российские пистолеты, отличает весьма нестабильное качество. Плюс, как замечает Михаил Дегтярев, «существует множество современных пистолетов, которые компактнее и легче пистолета Ярыгина». О многом говорит тот факт, что некоторые спецслужбы предпочитают оснащать своих бойцов дорогими, но удобными, проверенными и надежными австрийскими «Глоками» — их, в частности, собирает по лицензии наша компания «Орсис».

Что касается ГШ-18, то он хоть формально и был принят на вооружение, но почти не закупается и производится в незначительных количествах — всего несколько тысяч штук. Потенциально, это хороший вариант для полиции: пистолет имеет современный дизайн, хорошую эргономику, вместительный (18 патронов) магазин, при этом легок за счет использования в конструкции пластика. Однако пользователи оружия нередко сетуют на проблемы с качеством и неудобный спусковой механизм. Проблемы решаемы, но беда в том, что для тульского КБ приборостроения, где был разработан ГШ-18, пистолеты — это побочный продукт.

«КБ приборостроения, которое его создало, делает основной оборот на более сложных системах — ракетах, артиллерийских комплексах, — рассуждает г-н Попенкер. — А пистолет ГШ-18 для них как нелюбимый ребенок, не очень им интересен. Денег на нем много не сделать, славы тоже, поэтому особые силы в него не вкладываются».

Армия как инструмент маркетинга

Эта проблема касается не только ГШ-18, а практически всех современных отечественных пистолетов. Чем сложнее и дороже оружие, тем интереснее оно для разработчиков, а пистолет для военпрома — это побочный продукт, на разработку которого не хочется тратить время и деньги.

В странах с либеральными оружейными законами, прежде всего в США, главный потребитель короткоствольного оружия — гражданский рынок. Ведь армия закупает максимум сотню-другую тысяч пистолетов. А гражданский рынок Америки поглощает сотни тысяч единиц ежегодно. Поэтому принятие пистолета на вооружение — это фактор престижа, помогающий завоевывать гражданский рынок, так было с австрийским «Глоком», итальянской «Береттой» и прочими.

Кроме того, в современной России, по словам экспертов, нет пистолетной традиции, когда оружие разрабатывается не под набор ТТХ, а «под стрелка». Конструкторы ориентируются на формальные характеристики — мощность, надежность, емкость магазина, но слабо представляют, как и в каких условиях используется пистолет. Есть один вполне значимый показатель успешности оружия — использование его стрелками-спортсменами в такой дисциплине, как практическая стрельба. Этот вид спорта «вырос» из прикладной стрельбы, здесь применяется оружие, в том числе на базе армейских моделей, а методики практической стрельбы используются при подготовке бойцов спецчастей и полиции. Так вот, российские стрелки предпочитают зарубежное оружие.

«Топовыми спортсменами используются только иностранные образцы — CZ, SIG Sauer, американские модели на базе «Кольта» и Glock», — заявил президент Федерации практической стрельбы России (ФПСР) Виталий Крючин. Рядовые спортсмены, по его словам, нередко используют гражданскую модификацию пистолета Ярыгина («Викинг») и модификации ПМ. Российское оружие дешево, но, как отмечает спортсмен, имеет малый ресурс. Гарантийный настрел российских образцов составляет порядка четырех тысяч выстрелов, ресурс CZ или Glock — 100 тысяч выстрелов, а изношенные стволы благодаря модульной конструкции довольно легко заменяются новыми.

Улетевший стриж, не родившийся лебедь

В нашей стране были попытки делать оружие «под стрелка». В 2012-м появился пистолет «Стриж», или AF-1 Strike One, от частной итальяно-российской компании Arsenal Firearms. «Стриж» позиционировался как российский аналог «Глока» и внешне походил на австрийский пистолет. Как заявлял, выступая в СМИ, зампредседателя Центрального совета ФПСР и советник гендиректора концерна «Калашников» Андрей Кирисенко, пистолет разрабатывался с учетом пожеланий бойцов спецподразделения «Альфа». По ряду заявленных характеристик «Стриж» не уступал или даже превосходил знаменитый австрийский пистолет.

Однако в итоге «Стриж» не был принят на вооружение и даже не производится в России. Эксперт, знакомый с проектом, на условиях анонимности заявил «Ленте.ру», что «Стриж» — это «итальянский пистолет, который никогда не разрабатывался в России, этот пистолет очень мощно продвигается, но в нем нет ничего, что позволило бы претендовать на лавры «убийцы «Глока»». Сегодня это оружие под названием Strike производится в Италии и продвигается на гражданском рынке Соединенных Штатов.

Пистолет «Стриж»

Еще один пистолет, который разрабатывается по американской схеме, т.е. «с участием лучших стрелков» — это пистолет Лебедева (ПЛ-14) от концерна «Калашников». Его прототип был показан на выставке «Армия 2015». Разработчик Дмитрий Лебедев — ученик известного стрелка, тренера и конструктора спортивного оружия Ефима Хайдурова. В работе над проектом участвует другой известный стрелок — Андрей Кирисенко.

Целью проекта заявлено создание нового служебного (боевого) пистолета для полиции, армии и спецслужб, а также вариантов для спортивной практической стрельбы. Создатели обещают удобство, а также высокую надежность и высокий ресурс оружия. Пока эксперты отмечают только интересный эргономичный дизайн прототипа.

/Владислав Гринкевич, lenta.ru/

army-news.ru

что придёт на смену ПМ – WARHEAD.SU

«Макаров» — это как «Калашников», только «Макаров»

Когда Николай Фёдорович Макаров проектировал в послевоенной Туле пистолет, он вряд ли мог предположить, какая долгая жизнь предстоит его творению. Но так уж сложилось, что вместе с ещё одним образцом тех лет — автоматом Калашникова — пистолет Макарова стал массовым оружием Советской армии, а также других силовых структур, одним из наиболее известных и узнаваемых во всём мире образцов советского вооружения. Причём если АК от момента своего создания пережил несколько модернизаций и даже смену калибра, то ПМ разных годов выпуска отличить могут лишь знатоки.

Для одной шестой части суши «Макаров» стал практически синонимом слова «пистолет». Простой, надёжный, а при постановке на затворную задержку им и бутылку пива открыть можно — что ещё нужно простому советскому офицеру в качестве личного оружия?

Гнездо «грачей»

Увы, ничто не вечно. Со временем даже в СССР задумались о смене ПМ на что-то более современное.

В 1990 году министерство обороны объявило о проведении НИОКР (научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ) «Грач» — по разработке нового пистолета. От такого кощунства Советский Союз тут же развалился, но процесс было уже не остановить.

После неудачной попытки обойтись «малой кровью» конструкторы с разных концов страны, прокачав старичка «Макарова» до уровня ПММ (пистолет Макарова модернизированный), сосредоточились на создании новых пистолетов. Путь оказался долгим и тернистым — у заказчика регулярно не хватало денег, а ещё менялись представления, под какой патрон проектировать новый пистолет и каким ему быть. Всё это вело к затягиванию работ.

В итоге уже в текущем тысячелетии победила дружба, и на вооружение приняли всех трёх финалистов: ПЯ конструкции В. А. Ярыгина, СПС за авторством П. И. Сердюкова и ГШ-18 — В. П. Грязева и А. Г. Шипунова. Увы, даже наиболее массово производимый ПЯ так и не сумел полностью вытеснить «Макарова» из служебных кобур и сейфов. Так что, скорее всего, концерн «Калашников» будет продвигать более перспективный пистолет Лебедева.

Слева направо: ПЯ, ГШ-18, СПС, ПЛ

Лебедь, он ведь ещё и красивее грача, верно? Но это всё в будущем, а пока…

Менять нельзя оставить

Между тем, вопрос, нужна ли вообще замена «Макарову» именно как массовому пистолету силовых структур, не так уж и прост. Да, ПМ отнюдь не новинка, но среди образцов стрелкового вооружения разных стран встречаются долгожители и более почтенного возраста. Даже великая и могучая армия США не гнушается использовать столетнего ветерана — крупнокалиберный пулемёт Браунинга М2. Часто бок о бок с ним несёт службу и MG 3, он же слегка переделанный MG.42 времён Второй мировой. Канадские военные носят в кобурах созданный в 1935 году всё тем же Браунингом пистолет «Хай-пауэр». Их примеру следует и множество стран поменьше.

Возраст — не такой уж убедительный аргумент.

Есть, конечно, и другие претензии — малая ёмкость магазина, чрезмерный по современным понятиям вес, маломощный патрон…

Канадские военные ведут стрельбу из пистолетов «Хай-пауэр»

С другой стороны, практика прошлых войн показывает, что в бою основную часть кровавой жатвы будут собирать бомбы и снаряды, а из стрелкового вооружения бо́льшая часть потерь придётся на пулемёты. Значение же короткоствольного оружия в масштабах большой войны — где-то в районе плинтуса.

Чуть посерьёзнее обстоит дело у правоохранительных органов — им всё-таки автоматы не каждый день выдают. Но и тут возникает вопрос, какие же задачи могут возникнуть у среднего полицейского, что ему не хватит восьми патронов 9×18? Для задержания «среднестатистического» одиночного преступника, как показывает история советской милиции, ПМа вполне достаточно. А если принимать бой с бандой террористов в бронежилетах армейского класса и с автоматами — тут и с двух пистолетов навряд ли получится отбиться.

Конечно, есть категории военнослужащих, для которых пистолет — действительно востребованный рабочий инструмент. Но, во-первых, им, как правило, заменять нужно не ПМ, а АПС (автоматический пистолет Стечкина). А во-вторых, не так уж их и много — стоит ли для этого запускать массовое производство, или проще те же «глоки» людям закупить, как они зачастую сами просят?

Всё было совсем не так

Что же касается свежей громкой новости, то при более углублённом изучении там тоже всё выглядит не так уж страшно для «Макарова». На самом деле недавно назначенный гендиректором Центрального научно-исследовательского института точного машиностроения (ЦНИИТОЧМАШ) Альберт Баков в интервью сообщил, что: «Пистолетный комплекс создан и проходит государственные испытания на полигонах МО РФ. Завершение государственных испытаний в соответствии директивой МО РФ — декабрь 2018 года, после чего будет принято решение о принятии его на снабжение Вооружённых сил РФ».

Российский военнослужащий с пистолетом Макарова

Как видно из этой цитаты, бежать сдавать ПМы в оружейку и требовать взамен крутой новый ствол служивым пока рановато. Создали-то за последние 28 лет немало. Некоторые образцы даже прошли эти самые государственные испытания. Тем более, что сейчас создают новый пистолет под «не имеющий аналогов» патрон 9×21 мм, который используется фактически только в других изделиях ЦНИИТОЧМАШ, и объёмы его производства с «люгеровским» 9×19 мм, мягко говоря, несравнимы. Да и преимущества по сравнению с последними российскими вариантами 9×19 повышенной бронепробиваемости не настолько уж большие. Так что захочет ли армия, да и полиция с Росгвардией «перелезать» на очередной новый патрон — вопрос спорный.

А пока у силовиков, особенно вдалеке от столиц, по-прежнему служит «Макаров» и сдаёт свои позиции очень медленно и неохотно.

warhead.su

Когда заменят дедушку «Макарова»? — DRIVE2

В качестве эпиграфа:
Пистоле́т (фр. pistolet ← фр. pistole от чеш. píšťala — «пищаль, дудка») — ручное короткоствольное неавтоматическое или самозарядное (реже автоматическое) огнестрельное или пневматическое оружие. Предназначен для поражения целей на дальности до 25-50 метров. Ранние пистолеты были, как правило, однозарядными, с гладким или нарезным стволом. Современные пистолеты в большинстве своем самозарядные, нарезные, многозарядные (от 5-7 до 15-20 и более патронов). (ВИКИПЕДИЯ)
*****
Четверть века российские силовики ищут замену легендарному пистолету Макарова (ПМ). Новые разработки есть и даже приняты на вооружение, но не удовлетворяют в полной мере заказчиков. Поэтому процесс идет очень медленно, а некоторые силовые структуры, такие как Федеральная служба охраны (ФСО) или ФСБ, подчас предпочитают обеспечивать своих сотрудников дорогими, но проверенными «иномарками».
Среди военных экспертов нет единого мнения, так ли уж нужно отправлять в отставку «Макаров». Немного угловатый дизайн, полностью стальная (за исключением щечек рукоятки) конструкция ПМ, как бы подчеркивают — это оружие прошлого. Так и есть, в этом году исполнится 65 лет, как пистолет был принят на вооружение Советской армии и милиции. С другой стороны, роль армейского пистолета на поле боя сегодня крайне мала — статистика крупных военных конфликтов показывает, что количество убитых из этого вида оружия стремится к нулю. А большая часть потерь — это несчастные случаи и самоубийства. Поэтому неизбежно встает вопрос, стоит ли оборонке всерьез заморачиваться пистолетом? «Острой необходимости в замене пистолета Макарова не существует, — комментирует военный эксперт, главный редактор отраслевого журнала «Калашников» Михаил Дегтярев. — Но есть проблема морального старения оружия и боеприпаса».

В 1947-1948 годах военное руководство СССР объявило конкурс на новый пистолет для Советской армии, чтобы заменить стоявшие на вооружении ТТ и «Наган». Предполагалось ввести в армии сразу два пистолета: компактный для старших офицеров и длинноствольный (как сейчас говорят, полноразмерный) для полевых офицеров, а также гранатометчиков, экипажей боевых машин, и т.д. Роль последнего отводилась 20-зарядному автоматическому пистолету Стечкина (АПС) — он мог стрелять очередями, а массивная деревянная кобура пристегивалась как приклад. Идея себя не оправдала: по эффективности огня «Стечкин» не мог конкурировать с автоматами, возиться с присоединением/отсоединением кобуры было неудобно, да и сама она очень мешала бойцам. В итоге АПС быстро сняли с производства, и он ограниченно использовался спецчастями.

Полный размер

Автоматический пистолет Стечкина (АПС)

Зато компактный пистолет получился крайне удачным. За основу при разработке был взят германский Walther PP (Polizeipistole или полицейский пистолет). Советский оружейник Николай Макаров упростил конструкцию прототипа, унифицировал детали, в итоге получился чрезвычайно надежный, прочный, вполне удобный и технологичный карманный пистолет. Он и был принят на вооружение в 1951 году под названием пистолет Макарова.

Полный размер

Пистолет Макарова

Недостатки ПМ отчасти обусловлены его компактностью — короткий ствол, и как следствие, невысокая кучность, плюс малая емкость магазина — всего восемь патронов. Большинство современных армейских пистолетов имеет магазин на 15 и больше патронов. Наконец, по мощности советский патрон 9х18 ПМ, прототипом которого был вальтеровский 9х17 kurz, заметно уступал натовскому патрону 9х19 «Парабеллум».

Уже после распада СССР силовики заговорили о том, что нужен новый более мощный и многозарядный пистолет на смену ПМ. Сказались два фактора: резкое ухудшение криминогенной обстановки в 90-е годы и повсеместное распространение бронежилетов. В 1991 году был объявлен конкурс на новый армейский пистолет. Правда, как утверждают эксперты, требования к оружию формулировались довольно расплывчато. Тем не менее появились сразу три пистолета: самозарядный пистолет Сердюкова (СПС), пистолет Ярыгина (ПЯ) и пистолет Грязева и Шипунова (ГШ-18).

Полный размер

Самозарядный пистолет Сердюкова

Первый был весьма громоздким, имел угловатый дизайн, напоминавший АПС, и стрелял специально разработанными мощными патронами 9х21 миллиметр образца 1995 года, позволяющими поражать цели в бронежилетах. Именно нестандартный патрон стал одной из причин, почему СПС не получил широкого распространения. Дело в том, что пистолетные тренировки требуют большого количества боеприпасов — опытные стрелки «сжигают» за одно занятие до нескольких сотен патронов. А «эксклюзивные» патроны не всегда можно достать в нужном количестве.

Полный размер

Пистолет Ярыгина

Пистолет Ярыгина и ГШ-18 выполнены под стандартный «натовский» патрон 9х19 — сегодня их производят несколько российских заводов, они доступны и не дороги. Самым массовым стал ПЯ — по формальному набору ТТХ он заметно превосходит ПМ, но у силовиков и экспертов немало претензий к этому оружию. «По устройству и характеристикам это поколение середины 70-х годов, — говорит оружейный эксперт Максим Попенкер. — По уровню технологий и пистолетной техники его можно считать ухудшенным вариантом чешского пистолета CZ-75. У него есть формальные преимущества — он адаптирован к российским патронам с усиленным зарядом и бронебойной пулей». «Ярыгина», как и другие современные российские пистолеты, отличает весьма нестабильное качество. Плюс, как замечает Михаил Дегтярев, «существует множество современных пистолетов, которые компактнее и легче пистолета Ярыгина». О многом говорит тот факт, что некоторые спецслужбы предпочитают оснащать своих бойцов дорогими, но удобными, проверенными и надежными австрийскими «Глоками» — их, в частности, собирает по лицензии наша компания «Орсис».

Полный размер

Пистолет ГШ-18

Что касается ГШ-18, то он хоть формально и был принят на вооружение, но почти не закупается и производится в незначительных количествах — всего несколько тысяч штук. Потенциально, это хороший вариант для полиции: пистолет имеет современный дизайн, хорошую эргономику, вместительный (18 патронов) магазин, при этом легок за счет использования в конструкции пластика. Однако пользователи оружия нередко сетуют на проблемы с качеством и неудобный спусковой механизм. Проблемы решаемы, но беда в том, что для тульского КБ приборостроения, где был разработан ГШ-18, пистолеты — это побочный продукт. «КБ приборостроения, которое его создало, делает основной оборот на более сложных системах — ракетах, артиллерийских комплексах, — рассуждает г-н Попенкер. — А пистолет ГШ-18 для них как нелюбимый ребенок, не очень им интересен. Денег на нем много не сделать, славы тоже, поэтому особые силы в него не вкладываются».

Эта проблема касается не только ГШ-18, а практически всех современных отечественных пистолетов. Чем сложнее и дороже оружие, тем интереснее оно для разработчиков, а пистолет для военпрома — это побочный продукт, на разработку которого не хочется тратить время и деньги. В странах с либеральными оружейными законами, прежде всего в США, главный потребитель короткоствольного оружия — гражданский рынок. Ведь армия закупает максимум сотню-другую тысяч пистолетов. А гражданский рынок Америки поглощает сотни тысяч единиц ежегодно. Поэтому принятие пистолета на вооружение — это фактор престижа, помогающий завоевывать гражданский рынок, так было с австрийским «Глоком», итальянской «Береттой» и прочими.

Кроме того, в современной России, по словам экспертов, нет пистолетной традиции, когда оружие разрабатывается не под набор ТТХ, а «под стрелка». Конструкторы ориентируются на формальные характеристики — мощность, надежность, емкость магазина, но слабо представляют, как и в каких условиях используется пистолет. Есть один вполне значимый показатель успешности оружия — использование его стрелками-спортсменами в такой дисциплине, как практическая стрельба. Этот вид спорта «вырос» из прикладной стрельбы, здесь применяется оружие, в том числе, на базе армейских моделей, а методики практической стрельбы используются при подготовке бойцов спецчастей и полиции. Так вот российские стрелки предпочитают зарубежное оружие. «Топовыми спортсменами используются только иностранные образцы — CZ, SIG Sauer, американские модели на базе «Кольта» и Glock», — заявил президент Федерации практической стрельбы России (ФПСР) Виталий Крючин. Рядовые спортсмены, по его словам, нередко используют гражданскую модификацию пистолета Ярыгина («Викинг») и модификации ПМ. Российское оружие дешево, но, как отмечает спортсмен, имеет малый ресурс. Гарантийный настрел российских образцов составляет порядка четырех тысяч выстрелов, ресурс CZ или Glock — 100 тысяч выстрелов, а изношенные стволы благодаря модульной конструкции довольно легко заменяются новыми.

В нашей стране были попытки делать оружие «под стрелка». В 2012-м появился пистолет «Стриж», или AF-1 Strike One, от частной итальяно-российской компании Arsenal Firearms.

Пистолет СТРИЖ

«Стриж» позиционировался как российский аналог «Глока» и внешне походил на австрийский пистолет. Как заявлял, выступая в СМИ, зампредседателя Центрального совета ФПСР и советник гендиректора концерна «Калашников» Андрей Кирисенко, пистолет разрабатывался с учетом пожеланий бойцов спецподразделения «Альфа». По ряду заявленных характеристик «Стриж» не уступал или даже превосходил знаменитый австрийский пистолет. Однако в итоге «Стриж» не был принят на вооружение и даже не производится в России. Эксперт, знакомый с проектом, на условиях анонимности заявил, что «Стриж» — это «итальянский пистолет, который никогда не разрабатывался в России, этот пистолет очень мощно продвигается, но в нем нет ничего, что позволило бы претендовать на лавры «убийцы «Глока»». Сегодня это оружие под названием Strike производится в Италии и продвигается на гражданском рынке Соединенных Штатов.

Еще один пистолет, который разрабатывается по американской схеме, т.е. «с участием лучших стрелков» — это пистолет Лебедева (ПЛ-14) от концерна «Калашников».

Полный размер

Пистолет Лебедева ПЛ-14

Его прототип был показан на выставке «Армия 2015». Разработчик Дмитрий Лебедев — ученик известного стрелка, тренера и конструктора спортивного оружия Ефима Хайдурова. В работе над проектом участвует другой известный стрелок — Андрей Кирисенко. Целью проекта заявлено создание нового служебного (боевого) пистолета для полиции, армии и спецслужб, а также вариантов для спортивной практической стрельбы.

Полный размер

Характеристики ПЛ-14

Создатели обещают удобство, а также высокую надежность и высокий ресурс оружия. В основу нового пистолета положен ряд базовых концепций, таких, как оптимальная эргономика, безопасность в обращении, высокая надежность с любыми патронами 9х19, высокий ресурс. По ресурсу заложен запас прочности в 10 000 выстрелов – при использовании усиленных бронебойных патронов и практически в два раза больше при использовании обычных (а кто-то утверждает, что не в 2 раза больше, а в 5).
Пистолет имеет лучшие показатели по компактности в своем классе: толщина 28 миллиметров в районе рукоятки и 21 миллиметр в передней части.
Двустороннее расположение и конфигурация органов управления позволяет одинаково эффективно стрелять как с правой, так и с левой руки (притом двухсторонний не только предохранитель, но и затворная задержка!).
Для установки навесного оборудования есть планка Пикатинни.
Пистолет имеет индикатор наличия патрона в патроннике (выполненный в виде штифта, выступающего из заднего торца затвора при наличии патрона в стволе), позволяющий быстро определить «на ощупь» заряжено ли оружие.

И вообще заявлена повышенная безопасность обращения с пистолетом, позволяющая носить его заряженным – с патроном в патроннике.
Применённое решение ударно-спускового механизма гарантирует невозможность самопроизвольного выстрела заряженного пистолета, даже при падении с большой высоты на твёрдую поверхность. Кроме того, в базовом варианте, спуск сделан намеренно более длинным и с большим усилием, чем обычно, что убережёт стрелка от случайного выстрела в стрессовой ситуации при удержании пальца на спуске. В модификациях пистолета, предназначенных для высококвалифицированных пользователей (опытных сотрудников спецподразделений и спортсменов), усилие и величина спуска будут иметь меньшие величины. ПЛ-14 использует автоматику с использованием отдачи затвора сцепленного со стволом. Снижение казенной части ствола при отпирании осуществляется фигурным приливом под казенной частью. Запирание канала ствола осуществляется при сцеплении выступа в верхней части с окном для выброса гильз в затворе. Рамка пистолета выполнена из алюминиевого сплава, в дальнейшем планируется использование рамки из ударопрочного полимера. Форма рукоятки оружия обеспечивает удобный и естественный хват пистолета, при этом максимальная толщина рукоятки составляет всего 28 миллиметров.

Ударно-спусковой механизм – курковый, со скрытым курком и инерционным ударником. Стрельба ведется в режиме самовзвода для каждого выстрела, при этом усилие спуска составляет четыре килограмма, при очень чутком спусковом крючке его ход составляет всего семь миллиметров. Дополнительно в конструкцию введен ручной предохранитель, при включении разобщающий спусковой крючок с курком и имеющий два плоских удобно расположенных рычажка на обеих сторонах оружия.
Принятый на вооружение в 2003 году пистолет Ярыгина как-то не прижился – тяжеловат, да и по ресурсу всего 5000 выстрелов. Не появился на вооружении армии и пистолет «Стриж», прозванный «русским Глоком». Сколько же еще воевать старичку Макарову, стоящему на вооружении с 1951 года?

Использованные источники:
lenta.ru/articles/2016/03/04/handguns
fishki.net/1747992-pistol…ikova-lebedeva-pl-14.html

P.S. А про ПМ добавлю немного от себя… В 70-х годах довелось попасть на занятия по огневой подготовке иностранных курсантов, учившихся военному делу в СССР… Они стреляли упражнение из пистолета Макарова. Один из курсантов (выходец из одной из африканских стран) сделал три выстрела, но при осмотре мишеней пробоин не обнаружил. После этого стал громко кричать, что ПМ — плохой пистолет и всё такое прочее… Услышав эти слова, преподаватель построил иностранных курсантов, потом спрашивает:»Какой тут пистолет плохой? Дайте его мне!» Получив пистолет, он подошел к огневому рубежу, зарядил и произвел три выстрела. Потом пригласил всех присутствующих пройти к мишени. Все три выстрела — в «яблочко»! Так советский офицер отстоял честь советского оружия…

www.drive2.ru

какой пистолет выберет российская армия. Алексей Сивашенков

Пистолетом войну не выиграешь – так можно объяснить тот факт, что в СССР короткоствольному оружию не уделялось много внимания. Непрерывно проводившиеся опытно-конструкторские работы в других областях оставили богатый задел на будущее, которым до сих пор пользуются российские оружейники. Однако военных, по-видимому, полностью устраивал «Макаров», принятый на вооружение в далеком 1951 году. По крайней мере, замены ему не предвиделось.

Во многом это заслуга конструктора, которому удалось создать достаточно совершенный для своего времени образец. Но времена меняются: на рубеже тысячелетий стало очевидно, что ПМ перестал справляться с ролью основного личного оружия. Относительно маломощному, ему стали не по зубам средства индивидуальной бронезащиты, распространенные в иностранных армиях, а малозарядность и архаичная эргономика делают его плохим подспорьем в борьбе с организованной преступностью внутри страны.

В 1990 году министерство обороны объявило конкурс по НИОКР «Грач», чтобы выбрать преемника «Макарова». Какие плоды принесла эта программа, разбирается «Звезда».

ПММ: прямой наследник

А почему бы просто не зарядить «старичка» более мощным патроном? Логичный вопрос. Ведь беретты, кольты и многие другие западные пистолеты тоже далеко не новинки, однако их не спешат отправлять на покой. Но дело в том, что ПМ и так работает на пределе возможностей: чтобы достичь максимальной надежности, Макаров выбрал самую простую схему работы автоматики – свободный затвор.

Запирающего механизма в пистолете нет: движению гильзы под воздействием пороховых газов противостоит только масса затворной рамы. Если увеличить навеску пороха в боеприпасе, скорость отката подвижных частей возрастет, что приведет к поломке оружия, не говоря уже о том, что стрелок будет испытывать дискомфорт от резкой отдачи.

Однако идея доработать хорошо освоенный в производстве пистолет была слишком заманчивой, чтобы хотя бы не попробовать. В начале 90-х годов ижевскими конструкторами Шигаповым и Плецким был создан ПММ (пистолет Макарова модернизированный) под «разгоряченный» патрон 9×18 мм – начальная скорость пули возросла с 315 до 430 м/с.

Чтобы приспособить его для работы со свободным затвором, создатели прибегли к необычному решению: в патроннике пистолета была сделана винтовая нарезка (так называемые «канавки Ревелли»). При выстреле гильза расширяется, а вышеупомянутые канавки ее слегка деформируют, повышая сопротивление трением. К тому моменту, как раздутая гильза покинет патронник, давление в стволе уже снизится до приемлемых величин.

Конструкторы также усилили затвор и раму пистолета, из-за чего ПММ раздался в габаритах и приобрел характерный брутальный вид. Емкость магазина была увеличена с восьми до 12 патронов, кроме того, плоская рукоятка была заменена более ухватистой, с полочкой для большого пальца. В остальном исходная конструкция практически не изменилась.

Производство ПММ было налажено в 1994 году – отметим, что пользователи отзываются об этом оружии с теплотой. Модернизация оказалась удачной, но в крупную серию пистолет все-таки не пошел. Во-первых, потому что в нем, как и в прародителе, отсутствует потенциал для дальнейшего наращивания мощности. Во-вторых, «горячие» патроны 9×18 потенциально опасны: они могут быть по ошибке использованы в обычном ПМ, что наверняка выведет его из строя.

МР-443: «Грачи» прилетели

Работу над МР-443 (он же ПЯ, «Грач») Владимир Ярыгин начал в 1993 году: можно сказать, что конструктор решил не изобретать велосипед, а взял за основу классическую автоматику Браунинга – отдача затвора при коротком ходе ствола, запирающегося перекосом. Отметим, что таким образом сконструировано подавляющее количество современных пистолетов – эта схема действительно удачна и проверена временем. Запирание ствола позволяет использовать мощный боеприпас 7Н21 (9×19 мм), разработанный ЦНИИточмаш, – бронебойная пуля развивает скорость 450 м/с.

ПЯ – классический боевой пистолет, созданный в расчете быть первой скрипкой, а не довеском к основному оружию. Значительные габариты компенсируются удобным хватом, длинной прицельной линией, 18-зарядным магазином и современными органами управления (двусторонний предохранитель, кнопка выброса магазина и так далее). Особо отметим хорошо подобранное усилие на спусковом крючке – сказался опыт Ярыгина в конструировании спортивного оружия.

При всем этом, увы, МР-443 сложно назвать идеальным образцом. По отзывам военных и стрелков-практиков, он пока что «сыроват» – недостаточно надежен. Конечно, освоение нового образца в массовом производстве – непростая задача, и даже эталонный по надежности ПМ не сразу стал таким. «Грач» кажется очень перспективным, но сможет ли он взлететь или в конечном итоге, уступит место более успешному кандидату, пока не ясно.

ГШ-18: с небес на землю

Альтернативой ПЯ в настоящий момент является пистолет Василия Грязева и Аркадия Шипунова – известных конструкторов авиационного и морского вооружения. Разработчики вложили в ГШ-18 весь свой опыт проектирования: пистолет получился крайне оригинальным, может быть, одним из самых необычных в мире.

Оружие построено по схеме с коротким ходом ствола, однако его запирание осуществляется не перекосом, а поворотом – это позволило уменьшить габариты: ГШ-18 лишь немногим крупнее ПМ. Другая необычная черта – открытый спереди затвор, по уверениям разработчиков, любой попавший туда сор «выдувается» при выстреле. Наконец, у пистолета неортодоксальный ударно-спусковой механизм: при нажатии на спусковой крючок стрелок отключает два автоматических предохранителя, один из которых блокирует гашетку, а другой – шептало. Это существенно повышает безопасность, исключая случайные выстрелы, например, при падении оружия, но при этом утяжеляет и удлиняет спуск.

ГШ-18 разрабатывался для стрельбы 9×19 7Н31 – самым «горячим» отечественным пистолетным боеприпасом. Бронебойная пуля развивает скорость 600 м/с, что обеспечивает пробитие бронежилетов до третьего класса защиты включительно. При этом можно использовать патрон 7Н21, а также любые коммерческие 9×19 мм.

Как и пистолет Ярыгина, ГШ-18 был принят на вооружение в 2003 году и в настоящее время используется как министерством обороны, так и некоторыми подразделениями МВД. С момента начала серийного производства ГШ-18 был модернизирован: добавились крепление глушителя и подствольная направляющая для установки фонаря или лазерного прицела. Кроме того, было создано несколько «гражданских» модификаций пистолета – экспортных и спортивных, незначительно отличающихся от боевого прототипа.

Алексей Сивашенков, Телеканал «Звезда»

news-front.info

секреты перспективного пистолета ПЛ-15 от «Концерна Калашникова»

Пистолет Макарова служит на благо силовых структур долгие десятилетия, и достойного преемника на горизонте до настоящего момента видно не было. Однако специалисты «Концерн Калашников» решили не участвовать в соревновании за звание лучшего пистолета для силовиков. Ижевцы просто взяли — и сделали.

Разрушитель легенд

Главным качеством ПМ, благодаря которому этот пистолет спустя десятилетия все еще состоит на вооружении, является его феноменальная надежность. Заявленные производителем показатели ресурса ствола в 4000 выстрелов следует брать в расчет лишь в качестве точки отсчета. Реальное качество изделия и сборки таково, что при должном регулярном уходе пистолет может выдержать десятикратный гарантийный настрел. Однако посредственная точность при коротком стволе долгое время не фигурировала в качестве главной претензии к ПМ. Основная сложность работы с ПМ, по словам оперативников МВД, кроется в слабых боеприпасах 9х18мм. В полной мере этот недостаток проявился в 90-е годы, когда члены ОПГ стали использовать бронежилеты.

Для решения этой задачи коллективом Тульского ЦКИБ СОО был разработан специальный бронебойный патрон 7Н25 (ПБМ), в котором увеличили массу порохового заряда, а также использовали сердечник из высокоуглеродистой стали. Такой патрон при контакте с бронеэлементом с 30 метров пробивает штатный бронежилет 6Б5-12. Другим боеприпасом повышенной бронепробиваемости стал патрон 9х18ПММ, под который также был разработан одноименный пистолет. Однако доработка боеприпасов существенного подспорья делу борьбы с ОПГ не принесли. Главным обстоятельством, благодаря которому ПМ так и не стал «бронебойщиком», стала эксклюзивность таких боеприпасов.

Однако сами оперативники говорят, что в общем и целом, по эргономике и удобству использования ПМ не так плох, как принято считать. Главным эксплуатационным недостаткам пистолета является малый боезапас — всего 8 патронов в магазине. Из трех разработанных для замены ПМ пистолетов относительно массовое распространение получил лишь один — пистолет Ярыгина (ПЯ).

Однако слухи о ненадежности ПМ в контексте обсуждения вопроса замены всерьез воспринимать не стоит, поскольку до сих пор в разных силовых ведомствах и подразделениях ВС РФ встречаются образцы, металл которых отполирован практически до блеска за долгие годы тренировок. Эти машины давно и значительно «перестреляли» заявленный ресурс, однако ударно-спусковой механизм и другие элементы продолжают работать как швейцарские часы.

 

Субкомпакт

Большинство экспертов сходятся во мнении, что созданием стрелкового оружия должны заниматься те, кто традиционно и давно занимается его производством. «Концерн Калашников» — явный лидер российского и зарубежного оружейного рынка, и, по мнению специалистов, создание пистолета под боеприпас 9х19мм было лишь вопросом времени. На базе пистолета ПЛ-14 и его доработанной версии ПЛ-15 ведущий конструктор «Концерна Калашников» Дмитрий Лебедев разработал компактный пистолет ПЛ-15К. Конструктивных отличий, по словам Лебедева, в компактной версии нет — сохранен принцип модульности, благодаря которому пистолет из общевойсковой версии с помощью более длинного ствола легко переоснастить в оружие для специальных операций. При существенных отличиях в размерах полностью сохранена автоматика «старшей» модели. Решен и важнейший для силовых структур вопрос с количеством боеприпасов в магазине. Теперь в магазин помещается 14 патронов калибра 9х19мм. Однако разработчик пистолета — ведущий конструктор «Концерн Калашников» Дмитрий Лебедев отметил, что важнейшим преимуществом компактного пистолета является удобство ношения.

«99 процентов людей, которые по роду службы должны иметь при себе пистолет, в идеальном случае никогда им не воспользуются. Поэтому можно несколько снизить его тактико-технические характеристики, но за счет уменьшения сделать его менее обременительным в ношении», — рассказал Лебедев в презентации нового пистолета.

Для своих и всех желающих

Относительно всех попыток создать современную замену пистолету Макарова  «Концерн Калашников» с новым ПЛ-15К имеет все шансы на победу. Даже при беглом анализе органов управления, общей эргономики, количества боеприпасов в магазине, универсальности и модульности становится понятно, что оружие может удовлетворить потребности любого подразделения МВД и Вооруженных Сил, будь то патрульно-постовая служба, уголовный розыск или спецназ ФСБ. К тому же базовые ПЛ-14 и ПЛ-15 были разработаны при непосредственном участии лучших российских стрелков и сотрудников силовых ведомств, которые вносили свои предложения по работе с перспективным пистолетом.

Важно отметить также, что в случае принятия на вооружение пистолет не останется без патронов — боеприпасы калибра 9х19мм в России производят несколько заводов, а объемы и количество заводов-производителей при желании можно увеличить. Окончательные выводы относительно ресурса, надежности и качества ПЛ-15К в любом случае будет делать заказчик, однако, судя по уже поступившей информации, ПЛ-15К — лучшее из того, что  российским силовиками доводилось использовать за последние несколько лет.

tvzvezda.ru

Когда заменят дедушку «Макарова» — ОРУЖИЕ РОССИИ Информационное агентство

Четверть века российские силовики ищут замену легендарному пистолету Макарова (ПМ). Новые разработки есть и даже приняты на вооружение, но не удовлетворяют в полной мере заказчиков. Поэтому процесс идет очень медленно, а некоторые силовые структуры, такие как Федеральная служба охраны (ФСО) или ФСБ, подчас предпочитают обеспечивать своих сотрудников дорогими, но проверенными «иномарками».

Стрельба из пистолета Макарова / Фото: lenta.ru

Заменить нельзя оставить

Среди военных экспертов нет единого мнения, так ли уж нужно отправлять в отставку «Макаров». Немного угловатый дизайн, полностью стальная (за исключением щечек рукоятки) конструкция ПМ, как бы подчеркивают — это оружие прошлого. Так и есть, в этом году исполнится 65 лет, как пистолет был принят на вооружение Советской армии и милиции. С другой стороны, роль армейского пистолета на поле боя сегодня крайне мала — статистика крупных военных конфликтов показывает, что количество убитых из этого вида оружия стремится к нулю. А большая часть потерь — это несчастные случаи и самоубийства. Поэтому неизбежно встает вопрос, стоит ли оборонке всерьез заморачиваться пистолетом? «Острой необходимости в замене пистолета Макарова не существует, — комментирует военный эксперт, главный редактор отраслевого журнала «Калашников» Михаил Дегтярев. — Но есть проблема морального старения оружия и боеприпаса».

В 1947-1948 годах военное руководство СССР объявило конкурс на новый пистолет для Советской армии, чтобы заменить стоявшие на вооружении ТТ и «Наган». Предполагалось ввести в армии сразу два пистолета: компактный для старших офицеров и длинноствольный (как сейчас говорят, полноразмерный) для полевых офицеров, а также гранатометчиков, экипажей боевых машин, и т.д. Роль последнего отводилась 20-зарядному автоматическому пистолету Стечкина (АПС) — он мог стрелять очередями, а массивная деревянная кобура пристегивалась как приклад. Идея себя не оправдала: по эффективности огня «Стечкин» не мог конкурировать с автоматами, возиться с присоединением/отсоединением кобуры было неудобно, да и сама она очень мешала бойцам. В итоге АПС быстро сняли с производства, и он ограниченно использовался спецчастями.

АПС / Фото: ТАСС, Сергей Бобылев

Зато компактный пистолет получился крайне удачным. За основу при разработке был взят германский Walther PP (Polizeipistole или полицейский пистолет). Советский оружейник Николай Макаров упростил конструкцию прототипа, унифицировал детали, в итоге получился чрезвычайно надежный, прочный, вполне удобный и технологичный карманный пистолет. Он и был принят на вооружение в 1951 году под названием пистолет Макарова.

Недостатки ПМ отчасти обусловлены его компактностью — короткий ствол, и как следствие, невысокая кучность, плюс малая емкость магазина — всего восемь патронов. Большинство современных армейских пистолетов имеет магазин на 15 и больше патронов. Наконец, по мощности советский патрон 9х18 ПМ, прототипом которого был вальтеровский 9х17 kurz, заметно уступал натовскому патрону 9х19 «Парабеллум».

Нелюбимые дети

Уже после распада СССР силовики заговорили о том, что нужен новый более мощный и многозарядный пистолет на смену ПМ. Сказались два фактора: резкое ухудшение криминогенной обстановки в 90-е годы и повсеместное распространение бронежилетов. В 1991 году был объявлен конкурс «Грач» на новый армейский пистолет. Правда, как утверждают эксперты, требования к оружию формулировались довольно расплывчато. Тем не менее появились сразу три пистолета: самозарядный пистолет Сердюкова (СПС), пистолет Ярыгина (ПЯ) и пистолет Грязева и Шипунова (ГШ-18).

Первый был весьма громоздким, имел угловатый дизайн, напоминавший АПС, и стрелял специально разработанными мощными патронами 9х21 миллиметр образца 1995 года, позволяющими поражать цели в бронежилетах. Именно нестандартный патрон стал одной из причин, почему СПС не получил широкого распространения. Дело в том, что пистолетные тренировки требуют большого количества боеприпасов — опытные стрелки «сжигают» за одно занятие до нескольких сотен патронов. А «эксклюзивные» патроны не всегда можно достать в нужном количестве.

Пистолет Ярыгина / Фото: lenta.ru


Пистолет Ярыгина и ГШ-18 выполнены под стандартный «натовский» патрон 9х19 — сегодня их производят несколько российских заводов, они доступны и недороги. Самым массовым стал ПЯ — по формальному набору ТТХ он заметно превосходит ПМ, но у силовиков и экспертов немало претензий к этому оружию. «По устройству и характеристикам это поколение середины 70-х годов, — говорит оружейный эксперт Максим Попенкер. — По уровню технологий и пистолетной техники его можно считать ухудшенным вариантом чешского пистолета CZ-75. У него есть формальные преимущества — он адаптирован к российским патронам с усиленным зарядом и бронебойной пулей». «Ярыгина», как и другие современные российские пистолеты, отличает весьма нестабильное качество. Плюс, как замечает Михаил Дегтярев, «существует множество современных пистолетов, которые компактнее и легче пистолета Ярыгина». О многом говорит тот факт, что некоторые спецслужбы предпочитают оснащать своих бойцов дорогими, но удобными, проверенными и надежными австрийскими «Глоками» — их, в частности, собирает по лицензии наша компания «Орсис».

Что касается ГШ-18, то он хоть формально и был принят на вооружение, но почти не закупается и производится в незначительных количествах — всего несколько тысяч штук. Потенциально, это хороший вариант для полиции: пистолет имеет современный дизайн, хорошую эргономику, вместительный (18 патронов) магазин, при этом легок за счет использования в конструкции пластика. Однако пользователи оружия нередко сетуют на проблемы с качеством и неудобный спусковой механизм. Проблемы решаемы, но беда в том, что для тульского КБ приборостроения, где был разработан ГШ-18, пистолеты — это побочный продукт. «КБ приборостроения, которое его создало, делает основной оборот на более сложных системах — ракетах, артиллерийских комплексах, — рассуждает г-н Попенкер. — А пистолет ГШ-18 для них как нелюбимый ребенок, не очень им интересен. Денег на нем много не сделать, славы тоже, поэтому особые силы в него не вкладываются».

Армия как инструмент маркетинга

Эта проблема касается не только ГШ-18, а практически всех современных отечественных пистолетов. Чем сложнее и дороже оружие, тем интереснее оно для разработчиков, а пистолет для военпрома — это побочный продукт, на разработку которого не хочется тратить время и деньги. В странах с либеральными оружейными законами, прежде всего в США, главный потребитель короткоствольного оружия — гражданский рынок. Ведь армия закупает максимум сотню-другую тысяч пистолетов. А гражданский рынок Америки поглощает сотни тысяч единиц ежегодно. Поэтому принятие пистолета на вооружение — это фактор престижа, помогающий завоевывать гражданский рынок, так было с австрийским «Глоком», итальянской «Береттой» и прочими.

Кроме того, в современной России, по словам экспертов, нет пистолетной традиции, когда оружие разрабатывается не под набор ТТХ, а «под стрелка». Конструкторы ориентируются на формальные характеристики — мощность, надежность, емкость магазина, но слабо представляют, как и в каких условиях используется пистолет. Есть один вполне значимый показатель успешности оружия — использование его стрелками-спортсменами в такой дисциплине, как практическая стрельба. Этот вид спорта «вырос» из прикладной стрельбы, здесь применяется оружие, в том числе, на базе армейских моделей, а методики практической стрельбы используются при подготовке бойцов спецчастей и полиции. Так вот российские стрелки предпочитают зарубежное оружие. «Топовыми спортсменами используются только иностранные образцы — CZ, SIG Sauer, американские модели на базе «Кольта» и Glock», — заявил президент Федерации практической стрельбы России (ФПСР) Виталий Крючин. Рядовые спортсмены, по его словам, нередко используют гражданскую модификацию пистолета Ярыгина («Викинг») и модификации ПМ. Российское оружие дешево, но, как отмечает спортсмен, имеет малый ресурс. Гарантийный настрел российских образцов составляет порядка четырех тысяч выстрелов, ресурс CZ или Glock — 100 тысяч выстрелов, а изношенные стволы благодаря модульной конструкции довольно легко заменяются новыми.




Улетевший стриж, не родившийся лебедь

В нашей стране были попытки делать оружие «под стрелка». В 2012-м появился пистолет «Стриж», или AF-1 Strike One, от частной итальяно-российской компании Arsenal Firearms. «Стриж» позиционировался как российский аналог «Глока» и внешне походил на австрийский пистолет. Как заявлял, выступая в СМИ, зампредседателя Центрального совета ФПСР и советник гендиректора концерна «Калашников» Андрей Кирисенко, пистолет разрабатывался с учетом пожеланий бойцов спецподразделения «Альфа». По ряду заявленных характеристик «Стриж» не уступал или даже превосходил знаменитый австрийский пистолет. Однако в итоге «Стриж» не был принят на вооружение и даже не производится в России. Эксперт, знакомый с проектом, на условиях анонимности заявил «Ленте.ру», что «Стриж» — это «итальянский пистолет, который никогда не разрабатывался в России, этот пистолет очень мощно продвигается, но в нем нет ничего, что позволило бы претендовать на лавры «убийцы «Глока»». Сегодня это оружие под названием Strike производится в Италии и продвигается на гражданском рынке Соединенных Штатов.

Пистолет «Стриж» / Фото: Talur / Wikipedia

Еще один пистолет, который разрабатывается по американской схеме, т.е. «с участием лучших стрелков» — это пистолет Лебедева (ПЛ-14) от концерна «Калашников». Его прототип был показан на выставке Моиобороны России. Разработчик Дмитрий Лебедев — ученик известного стрелка, тренера и конструктора спортивного оружия Ефима Хайдурова. В работе над проектом участвует другой известный стрелок — Андрей Кирисенко. Целью проекта заявлено создание нового служебного (боевого) пистолета для полиции, армии и спецслужб, а также вариантов для спортивной практической стрельбы. Создатели обещают удобство, а также высокую надежность и высокий ресурс оружия. Пока эксперты отмечают только интересный эргономичный дизайн прототипа.

МОСКВА, Издание Lenta.ru, Владислав Гринкевич


12     

Оригинал

www.arms-expo.ru

почему российские оружейники не могут создать пистолет XXI века?

Четверть века российские силовики ищут замену легендарному пистолету Макарова (ПМ). Новые разработки есть и даже приняты на вооружение, но не удовлетворяют в полной мере заказчиков. Поэтому процесс идет очень медленно, а некоторые силовые структуры, такие как Федеральная служба охраны (ФСО) или ФСБ, подчас предпочитают обеспечивать своих сотрудников дорогими, но проверенными «иномарками».

Среди военных экспертов нет единого мнения, так ли уж нужно отправлять в отставку «Макаров». Немного угловатый дизайн, полностью стальная (за исключением щечек рукоятки) конструкция ПМ, как бы подчеркивают — это оружие прошлого. Так и есть, в этом году исполнится 65 лет, как пистолет был принят на вооружение Советской армии и милиции. С другой стороны, роль армейского пистолета на поле боя сегодня крайне мала — статистика крупных военных конфликтов показывает, что количество убитых из этого вида оружия стремится к нулю. А большая часть потерь — это несчастные случаи и самоубийства. Поэтому, неизбежно стает вопрос, стоит ли «оборонке» всерьез «заморачиваться» пистолетом? «Острой необходимости в замене пистолета Макарова не существует, — комментирует военный эксперт, главный редактор отраслевого журнала «Калашников» Михаил Дегтярев. — Но есть проблема морального старения оружия и боеприпаса».

В 1947-48 годах военное руководство СССР объявило конкурс на новый пистолет для Советской Армии, чтобы заменить, стоявшие на вооружении ТТ и «Наган». Предполагалось ввести в армии сразу два пистолета: компактный для старших офицеров и длинноствольный (как сейчас говорят, полноразмерный) для полевых офицеров, а также гранатометчиков, экипажей боевых машин, и т.д. Роль последнего отводилась 20-зарядному автоматическому пистолету Стечкина (АПС) — он мог стрелять очередями, а массивная деревянная кобура пристегивалась, как приклад. Идея себя не оправдала: по эффективности огня «Стечкин» не мог конкурировать с автоматами, возиться с присоединением/отсоединением кобуры было неудобно, да и сама она очень мешала бойцам. В итоге АПС быстро сняли с производства, и он ограниченно использовался спецчастями.

Зато компактный пистолет получился крайне удачным. За основу при разработке был взят германский Walther PP (Polizeipistole или полицейский пистолет). Советский оружейник Николай Макаров упростил конструкцию прототипа, унифицировал детали, в итоге получился чрезвычайно надежный, прочный, вполне удобный и технологичный карманный пистолет. Он и был принят на вооружение в 1951 году под названием пистолет Макарова.

Недостатки ПМ отчасти обусловлены его компактностью — короткий ствол, и как следствие, невысокая кучность, плюс малая емкость магазина — всего восемь патронов. Большинство современных армейских пистолетов имеют магазин на 15 и больше патронов. Наконец, по мощности советский патрон 9х18 ПМ, прототипом которого был вальтеровский 9х17 kurz, заметно уступал НАТОвскому патрону 9х19 «Парабеллум».

Уже после распада СССР силовики заговорили о том, что нужен новый более мощный и многозарядный пистолет на смену ПМ. Сказались два фактора: резкое ухудшение криминогенной обстановки в 90-е годы, и повсеместное распространение бронежилетов. В 1991 году был объявлен конкурс «Грач» на новый армейский пистолет. Правда, как утверждают эксперты, требования к оружию формулировались довольно расплывчато. Тем не менее, появились сразу три пистолета: самозарядный пистолет Сердюкова (СПС), пистолет Ярыгина (ПЯ) и пистолет Грязева и Шипунова (ГШ-18).

Первый был весьма громоздким, имел угловатый дизайн, напоминавший АПС, и стрелял специально разработанными мощными патронами 9х21 миллиметр образца 1995 года, позволяющими поражать цели в бронежилетах. Именно нестандартный патрон стал одной из причин, почему СПС не получил широкого распространения. Дело в том, что пистолетные тренировки требуют большого количества боеприпасов — опытные стрелки «сжигают» за одно занятие до нескольких сотен патронов. А «эксклюзивные» патроны не всегда можно достать в нужном количестве.

Пистолет Ярыгина и ГШ-18 выполнены под стандартный «натовский» патрон 9х19 — сегодня их производят несколько российских заводов, они доступны и не дороги. Самым массовым стал ПЯ — по формальному набору ТТХ он заметно превосходит ПМ, но у силовиков и экспертов немало претензий к этому оружию. «По устройству и характеристикам это поколение середины 70-х годов, — говорит оружейный эксперт Максим Попенкер. — По уровню технологий и пистолетной техники его можно считать ухудшенным вариантом чешского пистолета CZ-75. У него есть формальные преимущества — он адаптирован к российским патронам с усиленным зарядом и бронебойной пулей». «Ярыгина», как и другие современные российские пистолеты, отличает весьма нестабильное качество. Плюс, как замечает Михаил Дегтярев, «существует множество современных пистолетов, которые компактнее и легче пистолета Ярыгина». О многом говорит тот факт, что некоторые спецслужбы предпочитают оснащать своих бойцов дорогими, но удобными, проверенными и надежными австрийскими «Глоками» — их в частности собирает по лицензии наша компания «Орсис».

Что касается ГШ-18, то он хоть формально и был принят на вооружение, но почти не закупается и производится в незначительных количествах – всего несколько тысяч штук. Потенциально, это хороший вариант для полиции – пистолет имеет современный дизайн, хорошую эргономику, вместительный (18 патронов) магазин, при этом, легок за счет использования в конструкции пластика. Однако пользователи оружия нередко сетуют на проблемы с качеством, и неудобный спусковой механизм. Проблемы решаемы, но беда в том, что для тульского КБ Приборостроения, где был разработан ГШ-18, пистолеты, это побочный продукт. «КБ приборостроения, которое его создало, делает основной оборот на более сложных системах – ракеты, артиллерийские комплексы, — рассуждает г-н Попенкер. — А пистолет ГШ-18 для них, как нелюбимый ребенок, не очень им интересен. Денег на нем много не сделать, славы тоже, поэтому особые силы в него не вкладываются».

Эта проблема касается не только ГШ-18, а практически всех современных отечественных пистолетов. Чем сложнее и дороже оружие, тем интереснее оно для разработчиков, а пистолет для военпрома — это побочный продукт, на разработку которого не хочется тратить время и деньги. В странах с либеральными оружейными законами, прежде всего в США, главный потребитель короткоствольного оружия — гражданский рынок. Ведь армия закупает максимум сотню-другую тысяч пистолетов. А гражданский рынок Америки поглощает сотни тысяч единиц ежегодно. Поэтому, принятие пистолета на вооружение — это фактор престижа, помогающий завоевывать гражданский рынок — так было с австрийским «Глоком», итальянской «Береттой», и пр.

Кроме того, в современной России, по словам экспертов, нет пистолетной традиции, когда оружие разрабатывается не под набор ТТХ, а «под стрелка». Конструкторы ориентируются на формальные характеристики — мощность, надежность, емкость магазина, но слабо представляют, как и в каких условиях используется пистолет. Есть один вполне значимый показатель успешности оружия — использование его стрелками-спортсменами, в такой дисциплине, как «практическая стрельба». Этот вид спорта «вырос» из прикладной стрельбы, здесь применяется оружие, в том числе, на базе армейских моделей, а методики практической стрельбы используются при подготовке бойцов спецчастей и полиции. Так вот российские стрелки предпочитают зарубежное оружие. «Топовыми спортсменами используются только иностранные образцы — CZ, SIG Sauer, американские модели на базе «Кольта» и Glock», -— заявил президент Федерации практической стрельбы России (ФПСР) Виталий Крючин, рядовые спортсмены, по его словам, нередко используют гражданскую модификацию пистолета Ярыгина («Викинг»), и модификации ПМ. Российское оружие дешево, но, по словам спортсмена, но имеет малый ресурс. Гарантийный настрел российских образцов составляет порядка четырех тысяч выстрелов, ресурс CZ или Glock — 100 тысяч выстрелов, а изношенные стволы благодаря модульной конструкции довольно легко заменяются новыми.

В нашей стране были попытки делать оружие «под стрелка». В 2012-м появился пистолет «Стриж» или AF-1 Strike One от частной итальяно-российской компании Arsenal Firearms. «Стриж» позиционировался, как российский аналог «Глока», и внешне походил на австрийский пистолет. Как заявлял, выступая в СМИ, Зампредседателя Центрального совета ФПСР и советник гендиректора концерна «Калашников» Андрей Кирисенко, пистолет разрабатывался с учетом пожеланий бойцов спецподразделения «Альфа». По ряду заявленных характеристик «Стриж» не уступал или даже превосходил знаменитый австрийский пистолет. Однако, в итоге Стриж» не был принят на вооружение, и даже не производится в России. Эксперт, знакомый с проектом, на условиях анонимности заявил «Ленте.ру», что «Стриж» это «итальянский пистолет, который никогда не разрабатывался в России, этот пистолет очень мощно продвигается, но в нем нет ничего, что позволило бы претендовать на лавры «убийцы «Глока». Сегодня это оружие под названием Strike производится в Италии и продвигается на гражданском рынке Соединенных Штатов.

Еще один пистолет, который разрабатывается по американской схеме, т.е. «с участием лучших стрелков» — это пистолет Лебедева (ПЛ-14) от концерна «Калашников». Его прототип был показан на выставке «Армия 2015». Разработчик Дмитрий Лебедев — ученик известного стрелка, тренера и конструктора спортивного оружия Ефима Хайдурова. В работе над проектом участвует другой известный стрелок — Андрей Кирисенко. Целью проекта заявлено создание нового служебного (боевого) пистолета для полиции, армии и спецслужб, а также вариантов для спортивной практической стрельбы. Создатели обещают удобство, а также высокую надежность и высокий ресурс оружия. Пока эксперты отмечают только интересный эргономичный дизайн прототипа.

Автор: Владислав Гринкевич

Источник: «Лента.ру»

dfnc.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о