Карибский кризис это – Карибский кризис 1962 года – кратко о причинах и итогах

Всё в одном месте. История России. КРАТКО. Карибский кризис.

Предпосылки, причины и сущность Карибского кризиса.

США оказывали экономическое политическое   давление на социалистическую Кубу (во главе- Фидель Кастро).

По просьбе Кубы СССР развернуло на её территории  войска, в том числе ракетные (кодовое название операции «Анадырь»).

Цели СССР:

·        Предотвращение  американской агрессии на Кубе;

·        Противостояние советских ракет американским, расположенным в Италии и Турции.

 

Действия СССР:

·        размещение на территории Кубы 51-ой ракетной дивизии, обеспечивающей поражение американских военно-стратегических объектов.

·        В операции «Анадырь» приняли участие 85 грузовых и пассажирских судов, которые совершили 183 рейса на Кубу и обратно. К октябрю 1962 года на Кубе находилось 40 тыс. военнослужащих.

·        Приведение в со­сто­я­ние полной бо­е­вой готовности всей армии Со­вет­ско­го Союза, и пре­жде всего со­вет­ских ракетных вой­ск межконтинентального и стра­те­ги­че­ско­го назначения, зенитно-ракетной обо­ро­ны страны и ис­тре­би­тель­ной авиацию ПВО, стра­те­ги­че­ской авиацию, военно-морские сил.

·        Приведение в полную боевую готовность Вооружённых сил стран Вар­шав­ско­го договора.

 

Действия США.

·        После обнаружения советских ракет на Кубе Дж. Кеннеди 24 октября объявил о военной блокаде Кубы.

·        В Карибское море были направлены свыше 180 боевых кораблей США с 85 тыс. человек на борту, в боевую готовность приводились американские войска в Европе, 6-й и 7-й флоты, до 20% стратегической авиации находилось на боевом дежурстве.

·        В пол­ную боевую го­тов­ность были при­ве­де­ны и вой­ска союзников США по НАТО в Европе.

 

США  решили  начать переговоры с СССР.

23 октября- экстренное заседание Совета Безопасности ООН.СССР и США призвали к сдержанности: Советскому Союзу - остановить продвижение своих кораблей в направлении Кубы, США - предотвратить столкновение на море. 27 октября- «чёрная суббота» Карибского кризиса: дважды в сутки проносились эскадрильи американских самолетов; на Кубе был сбит американский самолет разведчик У-2, пилот самолета майор Андерсон погиб.

МИР ОКАЗАЛСЯ НА ГРАНИ ЯДЕРНОЙ ВОЙНЫ.

28 октября – в Нью-Йорке начались советско-американские переговоры при участии представителей Кубы и генерального секретаря ООН.

Итоги переговоров:

СССР: выводит войска с Кубы,

США: заверяют о территориальной неприкосновенности Кубы, гарантируют невмешательство во внутренние дела страны; выводят американские ракеты с территории Италии и Турции.

 

Итоги выполнения решения:

СССР:2 ноября демонтировал ракеты на Кубе, с 5- 9 ноября вывезены, 21 декабря- завершил вывод личного состава войск.

США: 21 ноября отменили военную блокаду  Кубы.

 

К январю 1963 года кризис был полностью ликвидирован.

 

poznaemvmeste.ru

Карибский кризис - как это было

Карибский кризис. В шаге от катастрофы

События, происшедшие в районе Карибского бассейна более 50 лет назад, заставили лидеров мировых держав иначе смотреть на мироустройство, научили их договариваться, а не только демонстрировать друг другу мощь мускулов. Маленький, никому до тех пор неинтересный, остров в Карибском море, едва не стал ареной битвы двух титанов.

 

 

Изобретение ядерного оружия и ракетной техники, как средства его доставки, сразу и на несколько порядков увеличили шансы ведения дистанционной войны. Приоритет в этой области вооружений в 60-х годах XX века был на стороне США. В 1962 году США имели 3,5 тысячи ядерных боеголовок, суммарная мощность которых составляла 635 мегатонн. В распоряжении СССР – 36 ракет, общая мощность которых была от 109 до 203 мегатонн, стратегические бомбардировщики США в количестве 1306 единиц, против 138 единиц, имеющихся в СССР. Американцы в Италии разместили 30 ракет, в Турции – 15, на Британских островах – 60. Но тут преподнесла сюрприз Куба, вроде и республика, а на самом деле американский протекторат, где президентствовал Ф. Батиста. На этом острове на деньги американской мафии были построены шикарные отели, оборудованы пляжи, открыты казино, публичные дома – всё для отдыха северных соседей. Американские граждане имели здесь свои плантации сахарного тростника, нефтеперерабатывающие предприятия и прочие латифундии.

 

К власти в первый день нового 1959 года приходят повстанцы во главе с Фиделем Кастро, объявляют о новом государственном устройстве, которое не имеет отношения ни к коммунизму, ни к капитализму, а только социальное равноправие и благоденствие для всех. Американцев с острова настойчиво просят убраться, их оставшееся имущество конфискуют. Имущества оказалось всего на миллиард долларов, и Кастро, поменяв курс на марксизм-ленинизм, обращается к СССР с просьбой о помощи, чтобы защитить Кубу от американского вторжения.

 

 

США не понравилось соседство буйной революционной республики всего в 100 километрах от своей границы. А СССР уже направляет на Остров свободы суда с помощью и специалистами. 

 
Примерно в это же время делегация Советского Союза пребывала с визитом в Болгарии. Маршал Малиновский, кивнув в сторону Чёрного моря, сказал Хрущёву, что американцы установили в Турции свои ракеты с ядерными боеголовками, числом 15 единиц, всего в 150 километрах от советской границы. По прибытии в Москву Хрущёв, со свойственной ему крестьянской смекалкой, находит выход из положения. Он говорит с Фиделем Кастро о намерении установить на Кубе ракеты Р-12 и Р-14.

 

 

Фидель вначале недоумевает, а затем соглашается, ведь для Кубы это надёжная защита, своеобразный «зонтик», а для СССР – попытка установить паритет в ядерном противостоянии с США. Началась активная подготовка к тайной перевозке оружия и воинского контингента. Места для дислокации выбирали в Кремле по карте, прикинув, что ракеты можно замаскировать, поставив их среди пальм. Командовать войсками и ракетным хозяйством Хрущёв направляет дважды Героя Советского Союза генерала кавалерии(!) И. А. Плиева. Эта тайная операция получила название «Анадырь». Летом 1962 года ракеты и личный состав, а это около 40 тыс. человек, тайно перевозят 85 судов через Атлантический океан. Капитаны судов вместо маршрута получили конверты, которые должны были вскрыть в открытом море в присутствии замполитов. В трюмы, рассчитанные на 340 человек, набивали 1250-1300 солдат, никто из них не знал, куда их везут. На палубу разрешали выходить маленькими группами в тёмное время суток, а что делалось с людьми в трюмах во время штормов!

 


Самое неожиданное в этой истории то, что хвалёное ЦРУ наличие ракет на кубинской территории обнаружило только 14 октября, когда уже все 40 ракет прибыли на Кубу. Через день расшифрованные кадры аэрофотосъёмки оказались на столе Президента Дж. Кеннеди.

 

 

Срочно созвано совещание, на котором присутствовавшие министр обороны США Макнамара, члены Совета Безопасности и специальные советники (всего 14 человек), решали, как поступить с советскими ракетами на кубинской территории. Предлагалось уничтожить их точечными ядерными ударами, но всё же, решено было ввести «карантин» на острове Куба. Блокаду решили не вводить, так как это было равносильно началу военных действий со стороны США. В беседах с Президентом Кеннеди и Громыко А. А., министр иностранных дел СССР, и советский посол в США Добрынин в один голос утверждали, что ядерного оружия на Кубе нет. Справедливости ради надо сказать, что об операции «Анадырь» дипкорпус СССР в Америке не был информирован. Кеннеди обращается к советскому руководителю с требованием убрать ядерное оружие с Кубы, на что Хрущёв отвечает, что введение блокады вокруг Кубы есть акт агрессии, капитаны советских кораблей требования американских властей выполнять не будут, и что правительство СССР примет любые меры для обеспечения безопасности своих судов.

Наступила суббота, 27 октября. Над кубинской территорией проносились американские военные самолёты. Кто из советских командиров отдал приказ сбить американский самолёт – неизвестно, но погиб лётчик, американские ВВС были готовы отомстить за его смерть. Кеннеди оказался выдержанным и мудрым политиком, он запретил применение оружия без своего на то разрешения. Тем временем Хрущёв пишет примирительное письмо, в котором соглашается удалить с территории Кубы ядерное оружие и воинский контингент в обмен на гарантии безопасности Кубы, а затем требует убрать ядерное оружие с территории Турции.

 

 

Уже после 28 октября обстановка в мире стала заметно спокойнее. Так прошли 13 дней, в течение которых мир стоял на пороге настоящей ядерной катастрофы.
Ещё здесь уместно упомянуть фамилию одного человека, благодаря которому мир не погрузился в ядерный кошмар. 1 октября 4 дизельные подводные лодки вышли к берегам Кубы и 25 октября попали в «карантин» в кубинских территориальных водах. Связи с командованием не было, аккумуляторы разряжены, температура в отсеках поднялась до 60 градусов, кислорода становилось всё меньше, всплывать нельзя. Старшие офицеры не знали, что происходит, подлодку уже обстреляли из самолёта, были атаки глубинных бомб, может, уже началась война. Стали решать, стоит ли выпускать ядерную торпеду, а такое решение один человек принять самостоятельно не имел права, должно быть согласие трёх старших офицеров. Все были согласны, кроме одного – старшего на борту, капитана 2 ранга Василия Александровича Архипова.

 

 

Ядерную торпеду, которая, без сомнения спровоцировала бы ответный удар, с подлодки не выпустили. Американцы назвали Архипова парнем, который спас мир.
Во сколько обошлась советскому народу «кубинская командировка», точно никто до сих пор не подсчитал. А «царя Никитку» вскорости от власти отстранили, причём, без малейшего ущерба для здоровья. Мир стал двухполюсным, а лидеры научились договариваться, а не только демонстрировать, у кого дубина больше.

ussrvopros.ru

Карибский кризис — Википедия (с комментариями)

Википедия объявляет 2019 год "Годом Биткоина" и представляет сайт
https://bitcoinom.org - лучший сервис для покупки и хранения Биткоинов.

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Кари́бский кризис — исторический термин, определяющий чрезвычайно напряжённое политическое, дипломатическое и военное противостояние между Советским Союзом и Соединёнными Штатами в октябре 1962 года, которое было вызвано размещением США ядерного оружия в Турции в 1961 году и впоследствии тайной переброской и размещением на Кубе военных частей и подразделений Вооружённых Сил СССР, техники и вооружения, включая ядерное оружие. Кризис мог привести к глобальной ядерной войне. Кубинцы называют его «Октябрьским кризисом» (исп. Crisis de Octubre), в США распространено название «Кубинский ракетный кризис» (англ. Cuban missile crisis).

Причины кризиса

Кризис вызвало предшествовавшее данным событиям размещение в 1961 году Соединёнными Штатами в Турции (стране-участнице НАТО) ракет средней дальности «Юпитер», которые могли достигнуть городов в западной части Советского Союза, включая Москву и главные промышленные центры СССР. В качестве ответной меры на эти действия Советский Союз разместил кадровые военные части и подразделения, на вооружении у которых находилось как обычное, так и атомное оружие, включая баллистические и тактические ракеты наземного базирования, на острове Куба, в непосредственной близости от побережья США.

Хронология событий

Кубинская революция

В ходе холодной войны противостояние между двумя сверхдержавами, СССР и США, выражалось не только в прямой военной угрозе и гонке вооружений, но и в стремлении к расширению их зон влияния. Советский Союз стремился организовывать и поддерживать освободительные социалистические революции, в прозападно настроенных странах оказывалась поддержка народно-освободительным движениям различного толка, часто оружием и посылкой военных специалистов, инструкторов и ограниченных воинских контингентов. В случае победы революции страна становилась членом социалистического лагеря, там строились военные базы и вкладывались значительные ресурсы. Помощь Советского Союза часто была безвозмездной, что вызывало дополнительные симпатии к нему со стороны беднейших стран Африки и Латинской Америки.

США, в свою очередь, придерживаясь аналогичной политики, также стимулировали «революции для установления демократии» и оказывали поддержку проамериканским режимам. Обычно перевес сил был на стороне США — их поддерживала Западная Европа, Турция, некоторые азиатские и африканские страны, например, ЮАР.

Первоначально, после победы революции на Кубе в 1959 году, у её лидера Фиделя Кастро не было тесных отношений с Советским Союзом. Во время своей борьбы с режимом Фульхенсио Батисты в 1950-х Кастро несколько раз обращался к Москве за военной помощью, но получал отказ. Москва скептически относилась к лидеру кубинских революционеров и к самим перспективам революции на Кубе, считая, что там слишком велико влияние США. Первый зарубежный визит после победы революции Фидель совершил в США, однако президент Эйзенхауэр отказался встречаться с ним, сославшись на занятость. После этой демонстрации высокомерного отношения к Кубе Кастро проводил меры, направленные против засилья американцев. Были национализированы телефонная и электрическая компании, нефтеперегонные заводы, 36 крупнейших сахарных заводов, принадлежавших гражданам США, однако прежним владельцам были предложены соответствующие пакеты ценных бумаг. Все филиалы североамериканских банков, принадлежавших гражданам США, были также национализированы. В ответ на это США прекратили поставлять на Кубу нефть и покупать её сахар. Такие шаги поставили Кубу в очень тяжёлое положение. К тому времени кубинским правительством уже были установлены дипломатические отношения с СССР и оно обратилось к Москве за помощью. Отвечая на запрос, СССР направил танкеры с нефтью и организовал закупки кубинского сахара и сахара-сырца. На Кубу в длительные командировки выезжали специалисты различных отраслей народного хозяйства СССР для создания аналогичных отраслей, а также делопроизводства на Острове Свободы. Советские специалисты строили различные объекты, например, по спецпроекту делали паровые электростанции с котлами на топливе из отходов сахарного тростника.

Ракетные позиции США в Турции

К 1960 году США имели значительное преимущество в стратегических ядерных силах. Для сравнения: американцы на вооружении имели примерно 6000 боеголовок, а в СССР было только примерно 300. К 1962 году на вооружении США находилось более 1300 бомбардировщиков, способных доставить на территорию СССР около 3000 ядерных зарядов[1]. Кроме того, на вооружении США стояли 183 МБР «Атлас» и «Титан»[2] и 144 ракеты «Поларис» на девяти атомных подводных лодках типа «Джордж Вашингтон» и «Этен Аллен»[3]. Советский Союз имел возможность доставить на территорию США около 300 боезарядов, в основном с помощью стратегической авиации и МБР Р-7 и Р-16, имевших низкую степень боеготовности и высокую стоимость создания стартовых комплексов, что не позволяло произвести масштабное развёртывание этих систем.

В 1961 США начали размещение в Турции, около г. Измир, 15 ракет средней дальности PGM-19 «Юпитер» с радиусом действия 2400 км, напрямую угрожавших европейской части Советского Союза, доставая до Москвы. Президент Кеннеди считал стратегическое значение этих ракет ограниченным, так как подводные лодки, вооружённые баллистическими ракетами, могли накрывать ту же территорию, имея преимущество в скрытности и огневой мощи. Тем не менее, в конце 1950-х ракеты средней дальности технологически превосходили межконтинентальные баллистические ракеты, которые в то время не могли постоянно находиться на боевом дежурстве. Другим преимуществом ракет средней дальности является малое подлётное время — менее 10 минут.

Советские стратеги осознали, что перед ударом этих ракет они практически беззащитны, но можно достичь некоторого ядерного паритета, пойдя на ответный шаг — разместив ракеты на Кубе. Советские ракеты средней дальности на кубинской территории, имея дальность стрельбы до 4000 км (Р-14), могли держать под прицелом Вашингтон и около половины авиабаз стратегических ядерных бомбардировщиков Стратегических ВВС США, с подлётным временем менее 20 минут.

Глава Советского Союза Хрущёв публично высказал своё возмущение фактом размещения ракет в Турции. Он считал эти ракеты личным оскорблением. Размещение ракет на Кубе — первый случай, когда советские ракеты покинули территорию СССР — считается непосредственным ответом Хрущёва на американские ракеты в Турции. В своих мемуарах Хрущёв пишет, что первый раз идея разместить ракеты на Кубе пришла к нему в 1962 году, когда он возглавлял делегацию Советского Союза, посещавшую Болгарию по приглашению болгарских ЦК Компартии и правительства. Там один из его соратников, показывая в сторону Чёрного моря, сказал, что на противоположном берегу, в Турции, находятся ракеты, способные в течение 15 минут нанести удар по основным промышленным центрам СССР.

Размещение ракет

Предложение Хрущёва

20 мая 1962 года Хрущёв, сразу после возвращения из Болгарии, провёл в Кремле беседу с министром иностранных дел А. А. Громыко, А. И. Микояном и министром обороны Р. Я. Малиновским, в ходе которой изложил им свою идею: в ответ на постоянные запросы Фиделя Кастро об увеличении советского военного присутствия на Кубе разместить на острове ядерное оружие. 21 мая на заседании Совета обороны поставил этот вопрос на обсуждение. Больше всех был против такого решения Микоян, однако, в конце концов члены Президиума ЦК КПСС, входившие в Совет обороны, поддержали Хрущёва. Министерствам обороны и иностранных дел было поручено организовать скрытную переброску войск и военной техники по морю на Кубу. Из-за особой спешки план был принят без утверждения — к реализации приступили сразу после получения согласия Кастро.

28 мая из Москвы в Гавану вылетела советская делегация в составе посла СССР А. И. Алексеева, главнокомандующего РВСН маршала С. С. Бирюзова, генерал-полковника С. П. Иванова, а также Ш. Р. Рашидова. 29 мая они встретились с Раулем и Фиделем Кастро и изложили им предложение ЦК КПСС. Фидель попросил сутки на переговоры со своими ближайшими соратниками. Известно, что 30 мая у него состоялся разговор с Эрнесто Че Геварой, однако о сущности этого разговора до сих пор ничего не известно. В тот же день Кастро дал положительный ответ советским делегатам. Было решено, что Рауль Кастро в июле посетит Москву для уточнения всех деталей.

Состав контингента

10 июня на заседании Президиума ЦК обсуждались результаты поездки советской делегации на Кубу. После доклада Рашидова Малиновский представил всем предварительный проект операции по переброске ракет, подготовленный в Генеральном штабе. План предполагал размещение на Кубе двух видов баллистических ракет: Р-12 с радиусом действия около 2000 км и Р-14, с дальностью в два раза больше. Оба типа ракет были снабжены ядерными боеголовками мощностью 1 Мт. Малиновский также уточнил, что вооружённые силы разместят 24 ракеты среднего радиуса действия Р-12 и 16 ракет промежуточного радиуса действия Р-14 и оставят в резерве по половине от количества ракет каждого типа. Предполагалось снять 40 ракет с позиций на Украине и в европейской части России. После установки этих ракет на Кубе количество советских ядерных ракет, способных достичь территории США, увеличивалось в два раза[4].

Предполагалось направить на Остров Свободы группу советских войск для боевого охранения пяти подразделений ядерных ракет (трёх Р-12 и двух Р-14). Помимо ракет, в состав группы входили также 1 вертолётный полк Ми-4, 4 мотострелковых полка, два танковых батальона, эскадрилья МиГ-21, 42 лёгких бомбардировщика Ил-28, 2 подразделения крылатых ракет с ядерными боеголовками 12 Кт с радиусом действия 160 км, несколько батарей зенитных орудий, а также 12 установок С-75 (144 ракеты). Каждый мотострелковый полк насчитывал 2500 человек, танковые батальоны оснащались новейшими танками Т-55. Стоит отметить, что Группа советских войск на Кубе (ГСВК) стала первой в истории СССР армейской группировкой, в состав которой вошли баллистические ракеты[5].

Кроме того, на Кубу направлялась и группировка ВМФ СССР: 2 крейсера, 4 эсминца, 12 ракетных катеров «Комар», 11 подводных лодок (из них 7 — с ядерными ракетами). Всего на остров планировалось отправить 50 874 военнослужащих. Позже, 7 июля Хрущёв принял решение назначить командующим группировкой И. А. Плиева[6].

Заслушав доклад Малиновского, Президиум ЦК единогласно проголосовал за проведение операции.

Операция «Анадырь»

К июню 1962 Генеральный штаб разработал операцию прикрытия под кодовым названием «Анадырь». Планировал и руководил операцией Маршал Советского Союза И. Х. Баграмян[7]. По мнению составителей плана, это должно было ввести американцев в заблуждение в отношении места назначения грузов. Всем советским военнослужащим, техническому персоналу и другим сопровождавшим «груз» также говорили, что они направляются на Чукотку. Для пущей достоверности к портам приходили целые вагоны шуб и дублёнок. Но несмотря на такое масштабное прикрытие, у операции был один существенный изъян: невозможно было скрыть ракеты от регулярно облетающих Кубу американских самолётов-разведчиков U-2. Таким образом, план заранее разрабатывался с учётом того, что американцы обнаружат советские ракеты до того, как все они будут смонтированы. Единственный выход, который сумели найти военные — разместить несколько зенитных батарей уже на Кубе в местах разгрузки.

Ракеты и прочую технику, а также личный состав доставили в шесть разных портов от Североморска до Севастополя. Для переброски войск выделили 85 кораблей. Ни один капитан перед отплытием не знал о содержимом трюмов, а также о пункте назначения. Каждому капитану вручили запечатанный пакет, который следовало вскрыть в море в присутствии замполита. В конвертах было предписание следовать на Кубу и избегать контакта с кораблями НАТО.

В начале августа на Кубу пришли первые корабли. Ночью 8 сентября в Гаване была разгружена первая партия баллистических ракет средней дальности, вторая партия прибыла 16 сентября. Штаб ГСВК расположился в Гаване. Дивизионы баллистических ракет развернули на западе острова близ деревеньки Сан-Кристобаль и в центре Кубы у порта Касильда. Основные войска были сконцентрированы вокруг ракет в западной части острова, однако несколько крылатых ракет и мотострелковый полк были переброшены на восток Кубы — в сотне километров от Гуантанамо и военно-морской базы США в заливе Гуантанамо. К 14 октября 1962 на Кубу доставили все 40 ракет и большую часть оборудования.

Полёты U-2

Самолёт U-2 во время вылета в конце августа сфотографировал ряд строящихся позиций для зенитных ракет и 4 сентября Кеннеди заявил в Конгрессе, что на Кубе нет «наступательных» ракет. На самом же деле советские специалисты в это время уже строили девять позиций — шесть для Р-12 и три для Р-14 с дальностью 4000 км. До сентября 1962 самолёты ВВС США облетали Кубу дважды в месяц. С 5 сентября по 14 октября полёты были прекращены. С одной стороны из-за плохой погоды, с другой — Кеннеди запретил их из опасения эскалации конфликта в случае, если американский самолёт будет сбит советской зенитной ракетой. Первый полёт состоялся 14 октября (стоит отметить, что до 5 сентября полеты выполнялись с ведома ЦРУ, теперь же такие полёты перешли под контроль ВВС США[8]) — самолет-разведчик U-2 4080-го стратегического разведывательного крыла, пилотируемый майором Ричардом Хейзером, взлетел около 3 часов ночи с авиабазы Эдвардс в Калифорнии. Через час после восхода солнца Хейзер достиг Кубы. Полёт до Мексиканского залива занял у него 5 часов. Хейзер облетел Кубу с запада и пересек береговую линию с юга в 7:31 утра. Самолёт пересёк всю Кубу почти точно с юга на север, пролетев над городами Тако-Тако, Сан-Кристобаль, Бахиа-Хонда. Эти 52 километра Хейзер преодолел за 12 минут[9].

Приземлившись на авиабазе в южной Флориде, Хейзер вручил пленку ЦРУ. 15 октября аналитики ЦРУ установили, что на фотографиях — советские баллистические ракеты средней дальности Р-12 («SS-4» по классификации НАТО). Вечером того же дня эта информация была доведена до сведения высшего военного руководства США. Утром 16 октября в 8:45 фотографии показали президенту. После этого по приказу Кеннеди полёты над Кубой участились в 90 раз: с двух раз в месяц до шести раз в день.

Реакция США

Выработка возможных мер противодействия

Получив фотографии, свидетельствующие о советских ракетных базах на Кубе, президент Кеннеди собрал особую группу советников на секретное совещание в Белом доме. Эта группа из 14 человек, ставшая позднее известной как «Исполнительный комитет» (EXCOMM</span>ruen), состояла из членов Совета национальной безопасности США и нескольких специально приглашенных советников. Вскоре комитет предложил президенту три возможных варианта разрешения ситуации: уничтожить ракеты точечными ударами, провести полномасштабную военную операцию на Кубе или ввести морскую блокаду острова.

Немедленный бомбовый удар был отвергнут сразу же, так же как и обещавшее длительную задержку обращение в ООН. Реальными вариантами действий, рассматриваемыми комитетом, были только военные меры. Дипломатические, едва затронутые в первый день работы, были тут же и отвергнуты — ещё до того, как началось основное обсуждение. В итоге выбор свели к военно-морской блокаде и ультиматуму, либо к полномасштабному вторжению.

Председатель объединённого комитета начальников штабов (ОКНШ) генерал Тэйлор и начальник штаба воздушных сил США генерал ЛеМей выступили с предложением начать вторжение. По их мнению, Советский Союз не решился бы на серьёзные контрмеры. В порядке подготовки к вторжению началась переброска войск во Флориду. Военные торопили президента отдать приказ о вторжении, поскольку опасались, что когда СССР установит все ракеты, будет уже поздно. Стоит отметить, однако, что агентурные данные ЦРУ о численности советских войск на Кубе уже к тому моменту были существенно ниже реальных[10]. Американцы также не знали о 12 тактических ядерных ракетных комплексах «Луна», уже находящихся на острове, которые могли быть задействованы по приказу генерала Плиева, командующего советскими силами на острове[11]. Вторжение могло повлечь ядерный удар по американскому десанту, причём с катастрофическими последствиями.

Конгресс США настаивал на интервенции на Кубу. Уже 27 сентября 1962 года совместная резолюция обеих палат № 230 дала право президенту страны использовать вооруженные силы против Кубы[12], а 4 октября Конгресс США рекомендовал правительству США начать интервенцию на Кубу силами ОАГ[12].

Так или иначе, идея вторжения подверглась критике президента. Кеннеди опасался, что «даже в том случае, если на Кубе советские войска не предпримут активных действий, ответ последует в Берлине», что приведет к эскалации конфликта. Поэтому по предложению министра обороны Макнамары было решено рассмотреть возможность военно-морской блокады Кубы.

18 октября президента США посетил министр иностранных дел СССР Громыко вместе с послом СССР в США Добрыниным. По некоторым данным, Громыко категорически отрицал наличие любого «наступательного» вооружения на Кубе. В своих же мемуарах он писал, что разговор на той встрече шёл в основном о Берлине и других международных вопросах, а инициатором беседы о Кубе был он сам. Более того, по его словам, президент США не спрашивал Громыко о наличии на острове советских ракет и не строил вслух никаких предположений по этому поводу, пытаясь его спровоцировать[13]. Наличие «наступательного» вооружения на Кубе отрицал и

wiki-org.ru

КАРИБСКИЙ КРИЗИС - это... Что такое КАРИБСКИЙ КРИЗИС?

КАРИБСКИЙ КРИЗИС в октябре 1962 года, обострение отношений между СССР и США, поставившее мир перед опасностью ядерной войны между сверхдержавами. Кризис возник в обстановке конфронтации из-за строительства Берлинской стены (см. БЕРЛИНСКАЯ СТЕНА). Непосредственной причиной кризиса явилось тайное размещение на Кубе советских ракет с ядерными боеголовками.
Операция проводилась скрытно, по личному указанию Н. С. Хрущева (см. ХРУЩЕВ Никита Сергеевич)и с согласия Ф. Кастро (см. КАСТРО Фидель). Хрущев, вероятно, желал таким образом уравновесить ядерное превосходство США, как численное (по оценкам министра обороны в правительстве Дж. Кеннеди (см. КЕННЕДИ Джон) примерно 17-кратное), так и тактическое (американские ракеты были размещены в то время в непосредственной близости от границ СССР — в Турции). Важную роль играло стремление советского лидера защитить от возможного американского нападения Кубу, в апреле 1961 отразившую высадку десанта на Плайя-Хирон. Очевидно, этот рискованный шаг во многом объясняется импульсивным и непредсказуемым характером Н. С. Хрущева, его декларируемым стремлением к соревнованию с США, готовностью пренебречь безопасностью своего и чужого народов ради «торжества социализма» в Западном полушарии.
Решение о размещении ракет было принято летом 1962 во время визита на Кубу советской делегации, в состав которой входил под вымышленной фамилией маршал С. С. Бирюзов (см. БИРЮЗОВ Сергей Семенович). Наличие ракет, категорически отрицавшееся Хрущевым в сентябрьском личном послании Кеннеди и А. А. Громыко (см. ГРОМЫКО Андрей Андреевич) при аудиенции у Кеннеди 18 октября, было неопровержимо установлено разведывательными органами США с помощью аэрофотосъемки. 22 октября президент Кеннеди выступил по телевидению и объявил о начале военно-морской блокады Кубы, куда отныне не допускались советские корабли. В Совете Безопасности ООН, в который обратились с запросами СССР, Куба и США, были проведены слушания. 23 октября Советское правительство выступило с заявлением, осуждающим действия США как агрессивные.
Обе стороны обсуждали варианты нападения. Однако президент Кеннеди не пошел на поводу у амбиций военных и взял на себя инициативу в личных переговорах с Н. С. Хрущевым по прямой телефонной связи между Москвой и Вашингтоном. Уже 28 октября Хрущев в послании к Кеннеди, «чтобы успокоить американский народ», заявил о демонтаже ракет, не называя их прямо (факт размещения именно ракет отрицался в советской печати вплоть до объявленной М. С. Горбачевым «гласности»). По результатам проведенных негласно личных переговоров между лидерами, Соединенные Штаты согласились на демонтаж своих установок в Турции, а также отказались официально от каких-либо попыток сменить вооруженным путем режим Ф. Кастро.

dic.academic.ru

Как начинался Карибский кризис | История | ИноСМИ

В 1962 году русские решили разместить на Кубе ядерные ракеты. Однако американцы узнали об этом, и до ядерного апокалипсиса оставалось буквально несколько минут. В центре этих событий оказался на тот момент молодой и начинающий диктатор Фидель Кастро. У него уже был опыт массовых убийств «противников» и ликвидации бывших соратников.

Мы должны устранить Фиделя Кастро и его брата Рауля, министра обороны! Впервые эту мысль высказал полковника Дж. С. Кинг, глава западного отдела ЦРУ, 11 декабря 1959 года в меморандуме, адресованном директору Аллену Даллесу и его заместителю Ричарду Бисселу. Кинг напомнил, что на Кубе формируется левая диктатура: Кастро национализировал банки, промышленность и бизнес и при этом поддерживает революционные движения в Латинской Америке. В 1960 году ЦРУ предложило мафии 150 тысяч долларов за убийство Фиделя. Однако мафиози так и не удалось к нему подобраться.

Террор на Кубе все нарастал. Предположительно, к концу 1960 года было казнено 15 — 17 тысяч противников нового режима. Сотни тысяч людей бежали в Соединенные Штаты. 1 декабря 1961 Фидель Кастро даже с гордостью заявил: «Я марксист-ленинец и останусь им до последнего вздоха». Тем самым он утратил поддержку большей части стран Латинской Америки, и в январе 1962 года Организация американских государств исключила Кубу из своих рядов. В феврале США ввели эмбарго на торговлю с Кубой.

Именно в декабре генерал Эдвард Лансдейл, ветеран спецопераций во Вьетнаме, вместе с Уильямом К. Харви и Сэмюэлем Халперном из ЦРУ положил начало диверсионной операции «Мангуст». Ее целью было отправить на Кубу террористическую группу и найти способ для ликвидации Фиделя Кастро. Это была одна из 30 частей плана «Кубинский проект» (Cuban Project).

Кроме того, ЦРУ участвовало в высадке 1500 кубинских эмигрантов на остров 17 апреля 1961 года на пляже в заливе Свиней. С марта 1960 года их тренировали в лагерях в Гватемале, Никарагуа и в зоне Панамского канала, который находился под управлением США. Президент Кеннеди унаследовал эту задачу после Эйзенхауэра. Однако к высадке на Кубе Кеннеди относился скептически и приказал, чтобы американские силы не вмешивались в ходе самой операции. Фидель Кастро отправил против вторгшихся эмигрантов армию, которая за три дня разбила их в пух и прах.

«Залив Свиней стал личным поражением Дж. Ф. Кеннеди, — написал Налевка. — Президент взял всю ответственность на себя, но до конца своей жизни упрекал себя в том, что спасовал перед авторитетами разведывательной службы». Директор ЦРУ Даллес был вынужден подать в отставку. Кеннеди назначил Джона Маккоуна, республиканцу, который зарекомендовал себя в качестве председателя Комиссии по атомной энергии. 

На Кубу едут русские «студенты» и «экономические эксперты»

На Кубе размещают ракеты! В воскресенье 14 октября 1962 года самолет-разведчик U-2 сделал над Кубой 928 снимков, на которых эксперты увидели одну пусковую установку и еще несколько разобранных. Одна ракета даже была установлена на позиции близ Сан-Кристобаля в сотне километров к юго-западу от Гаваны. 20 контейнеров на аэродроме в Сан-Хулиане скрывали бомбардировщики Ил-28, по кодификации — Beagle. За 12 минут полета на высоте девять — десять километров майор Ричард С. Хейсер охватил около 90% территории.

The Guardian
Slate.fr
BBC World

Когда во вторник 16 октября 1962 года без пятнадцати девять утра советник по национальной безопасности Макджордж Банди сообщил Джону Кеннеди это известие, президент сначала не поверил. Неужели Хрущев пошел на такую авантюру?

«Соединенные Штаты должны устранить эту угрозу!» — решил Кеннеди и немедленно собрал членов Исполнительного комитета Совета национальной безопасности (Экском). К полудню в Белый дом прибыл министр обороны, Госсекретарь и министр юстиции, а также их некоторые заместители, директор ЦРУ со своими специалистами, председатель Комитета начальников штабов и разные советники.

Содержание снимков подробно разъяснил заместитель директора ЦРУ генерал Маршалл Картер. По его словам, были видны два типа советских ракет средней дальности. SS-4 — кодовое обозначение, применяемое в Разведывательном управлении Министерства обороны (DIA), в НАТО — Sandal, для русской Р–12, дальность которой достигает 630-700 морских миль, то есть около 1,5 тысяч километров. А дальность SS-5/Skean или Р–14 достигает 1100 морских миль, то есть 2 тысяч километров. За 10 — 20 минут они уничтожили бы все американские и канадские города на востоке. 80 миллионов жертв!

Кеннеди все мрачнел. Ракеты уже готовы к пуску? А есть ли ядерные боеголовки? Эти два вопроса беспокоили его больше всего.

Картер мог дать ему только неопределенный ответ: похоже, они хотят разместить от 16 до 24 штук SS-4, и это займет от недели до двух. Пока у нас нет доказательств, что там хранятся и ядерные боевые части, однако мы не сомневаемся, что их привезли или привезут.

Ситуация на Кубе радикальным образом изменилась. У СССР недостаточно межконтинентальных ракет, которые могли бы нам угрожать — максимум сотня, а у нас на семь тысяч больше. Поэтому Союз хочет превратить остров в непотопляемую базу, откуда сможет легко и быстро напасть на нас.

Банди, директор разведки Джон Маккоун, глава Комитета начальников штабов Максвелл Тейлор и бывший Госсекретарь Дин Ачесон предлагали разные решения: либо немедленно разбомбить места размещения ракет, или отправить туда морскую пехоту, или сделать и то, и другое!

Уже 10 августа Кеннеди получил от Маккоуна предупреждение о том, что СССР собирается разместить на Кубе ракеты средней дальности. Американцы располагали на острове довольно большой агентурной сетью, и ее члены сообщали о приезде большого числа русских с неизвестными грузами, разметке запретных зон, а некоторым удалось услышать упоминания о ракетах. Тогда президент приказал разведывательной службе проверить эту информацию всеми возможными способами. В конце августа над Кубой пролетел самолет U-2.

Все это только оборонные ракеты. В таком мнении сошлись участвовавшие в заседании Совета национальной безопасности США 17 августа Госсекретарь Дин Раск и министр обороны Роберт Макнамара. Маккоун настаивал на своем. Нет! Это ракеты средней дальности.

Он точно знал это, потому что их описание ЦРУ и британская МИ–6 получили от агента Герой, полковника советской военной разведывательной службы ГРУ Олега Пеньковского.

Ему удалось сфотографировать инструкции ракеты Р–12 и Р–14, в которых описывались обслуживание и период, необходимый для установки этих ракет. Так что ЦРУ было точно известно, какие типы ракет как выглядят и какими обладают свойствами, а также методы их маскировки, включая контейнеры для их транспортировки. Агент имел доступ к множеству секретных военных документов и все, что было в его силах, фотографировал, а пленки передавал своим связным или же беседовал о подробностях с американскими и британскими разведчиками во время своих командировок на Запад. Благодаря тому, что было скопировано и многие выпуски военного журнала, западным генералам были известны и ход мыслей и стратегия Советов.

Действительно, СССР еще никогда не размещали ракеты такого типа за пределами своей территории, но Куба у них под контролем. И в этот раз СССР сделали именно это, считал Маккоун.

Однако ни президент, ни министры не хотели верить сообщениям об этих ракетах. Они по-прежнему полагали, что речь идет лишь о зенитных ракетах.

Тогда 60–летний Маккоун отправился в Сиэтл на северо-востоке США, чтобы там жениться, а затем поехал в свадебное путешествие во Францию.

С конца июля на Кубу приехало более пяти тысяч человек из Советского Союза и других стран его блока, как сообщалось в итоговом докладе ЦРУ от 22 августа. Якобы все это были экономические эксперты и студенты, однако секретность вокруг них вызывала подозрения в том, что их задачи были другими. Многие приплывали на кораблях, которые были перегружены. В последнее время было замечено 20 советских кораблей с военным грузом.

Новые политические тенденции

Соединенные Штаты по-прежнему не могли справиться с унижением из-за советского превосходства в космосе. Первым человеком во Вселенной в апреле 1961 года стал русский Юрий Гагарин. Первый американец Джон Гленн полетел в космос в феврале следующего года. Летом 1962 года СССР подтвердил свое превосходство, отправив уже двух человек на двух космических кораблях друг за другом.

Президент делал особенный акцент на современные боевые ракеты и ядерное оружие, а также на расширении традиционного арсенала. На эти проекты уходили десятки миллиардов долларов. Кроме того, Кеннеди поменял мнение о ядерной войне: вместо сокрушающего ответа он отдавал предпочтение ударам по исключительно стратегическим объектам противника. Появилось понятие гибкого реагирования.

«Соединенные Штаты пришли к выводу, что в возможной ядерной войне военную стратегию нам следует рассматривать во многом так же, как в ходе обычных вооруженных операций в прошлом, — говорил министр обороны Роберт Макнамара. — Во время ядерного конфликта основной целью должно быть уничтожение военного потенциала противника, а не его мирного населения. Таким образом, мы даем потенциальному противнику мощнейший импульс из всех возможных для того, чтобы отказаться от удара по нашим городам».

СССР должен был знать, что если он превзойдет силы НАТО в одной сфере вооружений, это тут же повлечет за собой реакцию на высшем уровне, что в итоге может привести к ядерной войне. «НАТО не раз заявляло, что никогда не воспользуется военной силой первым, тем не менее альянс не станет пасовать перед СССР и не откажется от применения ядерного оружия первым, если на альянс нападут», — написала британский премьер-министр Маргарет Тетчер в своих мемуарах «Годы на Даунинг-стрит».

Кеннеди подтвердил, что допускает нанесение ядерного удара первым, в марте 1962 года в журнале Newsweek: «Пусть СССР не думает, что США не нанесет первый удар, если под угрозой окажутся американские жизненные интересы».

СССР не сдались. В середине 1961 года на севере он провел испытания водородной бомбы мощностью 50 мегатонн, то есть она была в десять раз мощнее, чем все боезаряды и бомбы, примененные во Вторую мировую войну.

В мае или июне 1960 года агент ГРУ Мюрат заполучил копию американского плана от ноября 1959 года по ядерным бомбардировкам Советского Союза и стран, подконтрольных ему, как написал капитан первого ранга в отставке Виктор Любимов в журнале Military Parade. В плане говорилось о запланированной операции НАТО после этого удара.

В феврале или марте 1962 года Мюрат украл еще более подробный план, по которому американцы хотели уничтожить 696 целей на территории государств Варшавского договора.

Полученные данные шокировали советское руководство. Как мы можем это предотвратить? Было бы удобно сделать своей непотопляемой базой Кубу, которая не может наладить нормальных отношений с Соединенными Штатами.


Когда Фидель Кастро сверг Батисту, он поступил не как коммунист, а как политический простачок. Он хотел поддерживать с США равноценные отношения, но в Вашингтоне этого не могли понять. Нечуткая американская политика постепенно отрезала Кубу от западного мира. На революционного лидера давили его левые товарищи, а Москва раскрыла перед ним объятия. Кроме того, Кастро не хотел закончить так же, как демократически избранный президент Гватемалы Хакобо Арбенз, которого в 1954 году свергли генералы с помощью ЦРУ. Фиделю нравилась власть, и чтобы остаться у руля, он ликвидировал своих правых друзей. На смене диктатуре Батисты вскоре пришла левая диктатура Кастро. Для американцев он превратился во врага номер один, потому что упрямо перечил им и пытался заразить революционными идеями недовольных в Латинской Америке.

Тем не менее он не решался посягнуть на американскую военную базу в Гуантанамо, которая находится на севере острова. Он лишь попытался демократическими путями расторгнуть договор начала века об аренде этой территории.

Неофициальная связь с Кремлем

Когда Роберт Кеннеди, брат президента, стал министром юстиции, он понял, что правительству необходимо наладить некую неофициальную и быструю связь с Кремлем. Как правило, для таких целей подходят офицеры спецслужб. От ФБР ему было известно, что начальник представительства советского информагентства ТАСС, а затем пресс-атташе посольства Георгий Большаков на самом деле является полковником ГРУ, который хорошо знаком с зятем Хрущева Алексеем Аджубеем. Большаков также иногда встречался с редактором издания Daily News Джоном Голманом.

Министр попросил журналиста устроить ему встречу с Большаковым. Когда полковник сообщил об этом руководству, подобные встречи ему категорически запретили. Неужели ему ставили палки в колеса? Завидовали его связям? Вероятно, все вместе.

Утром 9 мая 1961 года, когда в СССР праздновали День победы, Голман позвонил Большакову, чтобы договориться о новой встрече и сказал: «Сейчас я отведу вас к министру юстиции». Агент уже не мог отказаться и плюнул на запрет начальства.

Они отправились к министру в частную резиденцию. И Большаков, и Кеннеди прощупывали почву, беседуя о политике: о ситуации в Лаосе, Камбоджи и на Кубе, о предстоящей встрече Джона Кеннеди с Хрущевым. Русский провел в резиденции пять часов. Министр сказал ему, что об этой встрече знает только президент, который также ее одобрил, и если русский дипломат захочет позвонить ему, что может сделать это по служебному телефону, назвав секретарю или советнику свое имя. Кто он такой, будут знать.

После возвращения в посольство Большаков телеграфировал в Москву. Начальство было не радо. Руководство ГРУ мучило вопросами: почему Роберт Кеннеди выбрал именно Большакова? Почему американцам нужен такой неофициальный контакт? «Ситуация, когда член американского правительства встречается с нашим человеком, тем более тайно, не знает прецедентов», — написали генералы ГРУ во внутреннем меморандуме.

Во второй раз министр пригласил советского дипломата 21 мая 1961 года в свою летнюю резиденцию. И снова они беседовали о целом ряде политических вопросов. Потом они разговаривали и по телефону. Это была своеобразная подготовка к встрече Джона Кеннеди и Никитой Хрущевым в Вене. Несмотря на то, что советский лидер не слишком доверял донесениям разведки, на этот раз он посчитал их полезными. Сообщения от Большакова получала группа советников под руководством Анатолия Добрынина, которая готовила материалы к встрече в Вене.

Однако Кеннеди и Хрущев не нашли общего языка. У советского лидера сложилось впечатление, что президент слишком молод и мягок и просто не созрел для подобного поста.

Тем не менее Хрущев понял, насколько важен этот контакт, поэтому даже отправлял через Большакова неофициальные послания для Белого дома.

Последовавшая серия примерно из четырех встреч министра юстиции и полковника ГРУ состоялась с сентября 1961 года по сентябрь 1962 года. Роберт Кеннеди дал Большакову возможность поговорить и с некоторыми советниками Белого дома. Тем самым он хотел дать понять руководству СССР, как делается политика, и какому давлению и уловкам приходится противостоять политическим лидерам США.

Их отношения укреплялись и становились все более личными. Иногда русский и его супруга проводили выходные у семьи Кеннеди за городом, а в ответ пригласили семейство на сугубо личный праздник — годовщину свадьбы.

В начале сентября 1962 года, незадолго до отъезда Большакова в отпуск, министр пригласил его в Белый дом и привел к президенту, который сказал русскому, что обеспокоен количеством советских кораблей с военным грузом на Кубе. Американская авиация пресечет этот путь снабжения. Когда Большаков сказал, что Хрущеву не нравится количество пролетов самолетов-разведчиков, Кеннеди пообещал их остановить. Роберт Кеннеди добавил, что на брата давят военные, и Кремль должен это учитывать.

В Москве Большаков узнал, что и Хрущев находится в отпуске. Он передал Генсеку сообщение, что располагает важной для него информацией из Белого дома, и Большакова отвезли прямо к Хрущеву в Пицунду в Крым. Кремлевский лидер был в хорошем расположении духа: «Кеннеди президент или нет? Если он сильный президент, он не должен никого бояться. Ведь у него в руках власть, да еще и брат — министр юстиции». Хрущев неверно оценивал главу Белого дома, считая его нерешительным интеллектуалом.

Однако Хрущев не упомянул в разговоре с Большаковым о размещении ракет на Кубе. Даже в посольстве в Вашингтоне об этом никто не знал.

Подозрительные агентурные снимки

В начале сентября 1962 года Роберт Кеннеди встретился с советским послом Анатолием Добрыниным. Дипломат сказал, что оружие, которое Москва отправляет на Кубу, носит оборонный характер.

Снимки с самолета-разведчика U-2, сделанные пятого сентября, говорили о монтаже зенитных ракет. Но людей для их обслуживания присутствовало больше, чем обычно требуется.

Четвертого сентября Джон Кеннеди предостерег Москву от размещения ракет класса «земля-земля» на Кубе. Кремль ответил 11 сентября: за пределами советской территории мы не собираемся размещать стратегические ракеты. То же Роберту Кеннеди сказал Большаков, когда вернулся из отпуска. При этом в начале сентября советские солдаты строили уже девять позиций для ракет: шесть для Р–12 и три для Р–14. Второе предупреждение президент отправил 13 сентября. Даже в «Специальной национальной разведывательной оценке» ЦРУ от 19 сентября говорилось, что советское наступательное вооружение на Кубе маловероятно.

Несмотря на это, президент наконец отдал приказ привести в боеготовность 150 тысяч военнослужащих запаса. Одновременно было объявлено, что в середине октября состоятся масштабные учения в Карибском море. Гавана утверждала, что все это лишь прикрытие для операции по вторжению. Москва вновь заявила, что не отправляет на Кубу ядерное оружие.

На заседании ООН в Нью-Йорке советский министр иностранных дел Андрей Громыко пригрозил Соединенным Штатам, что если они нападут на Кубу, то могут спровоцировать войну с Советским Союзом. Его слова поддержал президент Кубы Освальдо Дортикос.

Министр обороны Роберт Макнамара пошел на другой превентивный шаг. Первого октября он обсудил с начальниками штабов и командующим Атлантической флотилией адмиралом Робертом Деннисоном подготовку к блокаде Кубы, если в том возникнет необходимость.

К тому их подтолкнуло сообщение полковника Джона Р. Райта из DIA, которое он передал утром: «Нам известно о 15 местах, где планируется разместить зенитные ракеты SA-2/ Goa (советское обозначение — С–75). С 15 сентября радиосигналы, подтверждающие присутствие SA-2, были пойманы антеннами Национального агентства безопасности. В центральной части провинции Пинар-даль-Рио появилась закрытая зона, а местным пришлось ее покинуть. У нас есть неподтвержденные данные о присутствии ракет средней дальности SS-4/Sandal. Один из наших информаторов увидел какие-то длинные «сигары» на специальных шасси 12 сентября в Кампо-Либертад под Гаваной».

На следующий день глава разведывательного отдела Госдепа Роджер Хилсмэн разослал информацию о том, что на Кубе находятся истребители МиГ–21 и 16 ракетных катеров берегового патруля «Комар».

Однако кадры, сделанные с U-2 с пятого по седьмое октября, не подтверждали присутствие наступательного оружия. Зато на снимках с разведывательного спутника Samos от 10 октября фотоаналитики из Национального центр дешифрирования фотоснимков (NPIC) разглядели в западной части острова очертания строящихся ракетных позиций. Мы должны снова туда направиться и как можно скорее!

Однако новые полеты переносились из-за плохой погоды. Только в воскресенье 14 октября пилот майор Ричард С. Хейсер смог подняться в небо. Его снимки анализировались в понедельник. Вечером в половине девятого заместитель директора ЦРУ Рэй Клайн позвонил Банди и Роджеру Хилсмэну, чтобы сообщить шокирующую новость: на Кубе размещают ракеты средней дальности.

Они говорили незащищенной линии, и Клайн использовал кодовые названия, которые оба чиновника понимали. Хилсмэн проинформировал Госсекретаря Дина Раска. Президент был в предвыборном турне, и Банди сообщил ему информацию только утром. Зато министр обороны Макнамара представил снимки Сан-Кристобаля уже в полночь.

Зачем размещаются советские ракеты? Во вторник в полдень члены Экскома не смогли прийти к единому мнению. Может, тем самым Хрущев хочет укрепить свои позиции перед очередными переговорами о статусе Западного Берлина? Или хочет угрожать американской территории?

Посол Томас Томпсон, который три месяца назад вернулся из Москвы и лучше всех знал Хрущева, рекомендовал дать СССР время подумать. Быть может, они хотят занять более выгодную позицию перед переговорами о Берлине.

Президент поручил проводить полеты U-2 намного чаще: с весны 1962 года остров фотографировали, как правило, два раза в месяц, а теперь должны — шесть раз в день. Так Кеннеди хотел зафиксировать каждый квадратный метр кубинской территории. Он повторял два вопроса: когда эти ракеты будут готовы к запуску, и есть ли у них ядерные боеголовки?

Во вторник 16 октября политики и генералы не смогли ни о чем договориться. Маккен говорил о ситуации с бывшим президентом Эйзенхауэром. Герой войны, которого все уважали, рекомендовал немедленно начать военно-морскую и авиационную операцию.

Кеннеди сохранял осторожность: «Я не хочу стать Тодзио шестидесятых годов!» Хидэки Тодзио был японским премьер–министром, который отдал приказ о нападении на Перл-Харбор без объявления войны и был казнен как военный преступник в 1948 году. Президент больше всего боялся того, что СССР, использовав насилие, захватит Западный Берлин.

Однако президент согласился на частичную мобилизацию вооруженных сил. Во вторник вечером в боевую готовность были приведены 82–я и 101–я десантные дивизии, авиация активизировала запас, а флот усилил контроль в Карибском море. Позже во Флориду перебросили две бронетанковые дивизии и часть пехотной дивизии. Из Германии отозвали пехотный полк и артиллерийское подразделение. На юге флот расширил свою авиацию. Вся подготовка велась в условиях строжайшей секретности.

Большаков позвонил Роберту Кеннеди с умиротворяющим сообщением от Хрущева: «Мы ни в коем случае не отправим на Кубу ракеты „земля-земля”». Сам посол даже не подозревал, что это ложь, что и его Кремль обманул.

В понедельник в Карибском море у острова Вьекес начались запланированные учения «Фибриглекс-62». 40 боевых кораблей с четырьмя тысячами морских пехотинцев отрабатывали удар против условного диктатора Ортсака, а на самом деле — против Кастро.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

КАРИБСКИЙ КРИЗИС - это... Что такое КАРИБСКИЙ КРИЗИС?

КАРИБСКИЙ КРИЗИС в октябре 1962 года, обострение отношений между СССР и США, поставившее мир перед опасностью ядерной войны между сверхдержавами. Кризис возник в обстановке конфронтации из-за строительства Берлинской стены (см. БЕРЛИНСКАЯ СТЕНА). Непосредственной причиной кризиса явилось тайное размещение на Кубе советских ракет с ядерными боеголовками.
Операция проводилась скрытно, по личному указанию Н. С. Хрущева (см. ХРУЩЕВ Никита Сергеевич)и с согласия Ф. Кастро (см. КАСТРО Фидель). Хрущев, вероятно, желал таким образом уравновесить ядерное превосходство США, как численное (по оценкам министра обороны в правительстве Дж. Кеннеди (см. КЕННЕДИ Джон) примерно 17-кратное), так и тактическое (американские ракеты были размещены в то время в непосредственной близости от границ СССР — в Турции). Важную роль играло стремление советского лидера защитить от возможного американского нападения Кубу, в апреле 1961 отразившую высадку десанта на Плайя-Хирон. Очевидно, этот рискованный шаг во многом объясняется импульсивным и непредсказуемым характером Н. С. Хрущева, его декларируемым стремлением к соревнованию с США, готовностью пренебречь безопасностью своего и чужого народов ради «торжества социализма» в Западном полушарии.
Решение о размещении ракет было принято летом 1962 во время визита на Кубу советской делегации, в состав которой входил под вымышленной фамилией маршал С. С. Бирюзов (см. БИРЮЗОВ Сергей Семенович). Наличие ракет, категорически отрицавшееся Хрущевым в сентябрьском личном послании Кеннеди и А. А. Громыко (см. ГРОМЫКО Андрей Андреевич) при аудиенции у Кеннеди 18 октября, было неопровержимо установлено разведывательными органами США с помощью аэрофотосъемки. 22 октября президент Кеннеди выступил по телевидению и объявил о начале военно-морской блокады Кубы, куда отныне не допускались советские корабли. В Совете Безопасности ООН, в который обратились с запросами СССР, Куба и США, были проведены слушания. 23 октября Советское правительство выступило с заявлением, осуждающим действия США как агрессивные.
Обе стороны обсуждали варианты нападения. Однако президент Кеннеди не пошел на поводу у амбиций военных и взял на себя инициативу в личных переговорах с Н. С. Хрущевым по прямой телефонной связи между Москвой и Вашингтоном. Уже 28 октября Хрущев в послании к Кеннеди, «чтобы успокоить американский народ», заявил о демонтаже ракет, не называя их прямо (факт размещения именно ракет отрицался в советской печати вплоть до объявленной М. С. Горбачевым «гласности»). По результатам проведенных негласно личных переговоров между лидерами, Соединенные Штаты согласились на демонтаж своих установок в Турции, а также отказались официально от каких-либо попыток сменить вооруженным путем режим Ф. Кастро.

fr.academic.ru

КАРИБСКИЙ КРИЗИС — Политика.НЭС

КАРИБСКИЙ КРИЗИС

резкое обострение международной обстановки, происшедшее осенью 1962 г. из-за размещения советских баллистических ракет средней дальности на Кубе. В ответ на это руководство США направило в Карибское море к кубинским берегам 183 боевых корабля и установило морскую блокаду Кубы. В боевую готовность были приведены американские войска в Европе, 6-й и 7-й американские флоты. Было организовано непрерывное боевое дежурство 20% стратегической авиации США в воздухе. Одновременно в повышенную готовность приводились также советские вооруженные силы на западе. Стратегические ракеты группового базирования развертывались на позициях. Повышалась боевая готовность ВС НАТО и ОВД. Обе стороны готовились к возможному возникновению ядерной войны с нанесением удара всем имеющимся ядерным потенциалом (США – 5000 ядерных боеприпасов, СССР – 300 ядерных боеприпасов). В создавшейся критической обстановке между советским и американским руководством с участием Генерального секретаря ООН и руководства Кубы 28 октября 1962 г. было достигнуто компромиссное соглашение. СССР обязался вывести свои ракеты с Кубы, а США – из Турции. Кроме того США обязались не предпринимать военных действий против Кубы.

Оцените определение:

Источник: Война и мир в терминах и определениях

КАРИБСКИЙ КРИЗИС

(Cuban Missile Crisis) Международный кризис в октябре 1962 г.; обычно считается самым опасным моментом "холодной войны" (Cold War), т. к. мир находился на грани ядерного конфликта между сверхдержавами. После революции на Кубе (1959) американцы рассматривали различные планы восстановления там антикоммунистического режима. В результате в апреле 1961 г. было совершено неудавшееся нападение в заливе Кочинас, санкционирование и поддержанное американским правительством. За этим последовало наращивание на Кубе советских вооруженных сил. На протяжении всего 1962 г. кубинский вопрос значительно осложнял отношения между сверхдержавами, бывшие и без того напряженными в результате кризиса, связанного с Берлинской стеной (1961). Американцы официально дали понять, что не потерпят размещения советских "наступательных" ядерных ракет на Кубе, находящейся на расстоянии всего лишь около ста миль от побережья Флориды. Казалось, что советский лидер Никита Хрущев согласился с этими требованиями. Тринадцатого сентября президент США Кеннеди заявил, что, если Куба станет наступательной военной базой, он предпримет любые меры, необходимые для защиты американской безопасности. В течение сентября на Кубу были доставлены первые ракеты и оборудование для строительства пусковых установок. Четырнадцатого октября фотографии, сделанные с самолета У-2, показали, что проводится установка ракет среднего радиуса действия, а 16 октября Исполнительный комитет Национального Совета Безопасности провел первое заседание для выработки решения по вопросу о том, что американское правительство считало прямой угрозой национальной безопасности. Президент Кеннеди объявил по телевидению об обнаружении ракет и потребовал их удаления, а Исполком собрался для обсуждения следующих шагов США. Был рассмотрен ряд стратегических мер, в т.ч.: не предпринимать никаких мер (что быстро отвергли), разные формы дипломатических действий, направленные на вывод ракет (что могло привести к переговорам и, следовательно, встречным уступкам со стороны американцев), нападение, воздушная противоракетная атака и блокада. Кеннеди сначала склонялся к военным действиям и вторжению (возможность воздушной атаки держалась про запас в течение всего кризиса). Однако предпочтение отдали блокаде, препятствующей дальнейшей доставке ракет, сопровождаемой требованиями вывода уже имеющихся. Блокада давала ряд преимуществ: она демонстрировала решимость Америки и ее готовность применить военную силу, позволяла извлечь выгоду из американского морского превосходства в этом регионе, давала Хрущеву время для отступления и перекладывала на него ответственность за следующий шаг в эскалации кризиса, если он не пойдет на уступки. Короче говоря, предпринятые меры давали последний шанс избежать неконтролируемой конфронтации, которая грозила ядерной войной. Сначала Хрущев не желал идти на уступки, используя как угрозу – со стороны США – кубинской целостности, так и развертывание в Турции американских ракет среднего радиуса действия. Кеннеди не хотел идти на обмен турецких ракет на кубинские, хотя несколькими месяцами раньше приказал вывести ракеты из Турции на том основании, что они не нужны для американской безопасности и лишь провоцируют Советский Союз. Американская блокада, началась, и можно было ожидать инцидентов между военно-морскими силами обеих стран. В дни, последовавшие за 16 октября, напряжение нарастало, и, казалось, оба государства шли к войне, т.к. СССР не проявлял желания пойти на уступки. Двадцать шестого октября американцам в руки попало то, что ими было расценено как секретное личное послание Хрущева, в котором предлагалось вывести ракеты в ответ на снятие блокады и выражалось согласие не вторгаться на Кубу. На следующий день Хрущев направил официальное послание, выдержанное в более воинственном тоне и содержащее требование вывода ракет из Турции в обмен на вывод советских ракет из Кубы. Американцы непоколебимо стояли на том, что такая сделка неприемлема; более того, по тону письма они могли предполагать, что Хрущев утратил влияние на наиболее милитаристски настроенных членов Президиума Верховного Совета СССР. В тот же день советские ракеты "земля –воздух" сбили американский самолет. Военные действия с американской стороны казались неизбежными. Но брат президента Роберт Кеннеди предложил согласиться на первое (секретное) послание Хрущева, объявить в прессе о своем "согласии" и таким образом заставить Хрущева принять это согласие, дав ему ясно понять, что в случае отказа на него лягут бремя неудачи и ответственность за войну. На следующий день на этих условиях кризису был разрешен. Американцы, хотя и ценой огромного риска, добились колоссальной дипломатической победы. Престиж Кеннеди поднялся еще выше. СССР получил от выхода из кризиса гораздо меньше, но и ему досталась доля общественного признания. Кроме того, он заручился обещанием США не вторгаться на Кубу, а позднее стал свидетелем вывода американских ракет среднего радиуса действия не только из Турции, но и со всей территории Европы. Вывод советских ракет, по-видимому, роковым образом подорвал престиж Хрущева в Президиуме и привел через два года к его отстранению от власти. Американцы укрепили свое руководящее положение в НАТО, позиции которого чуть ослабли из-за неспособности помешать Советскому Союзу одержать верх в Берлинском вопросе в 1961 г. Мотивы, побудившие Хрущева разместить на Кубе ракеты, несмотря на недвусмысленное предупреждение США, остаются предметом многочисленных споров. Некоторые авторы утверждают, что позиция США на самом деле не было ясно выраженной, почему Хрущев и мог пренебречь им и составить на этом политический капитал. С этой точки зрения, Кубинский вопрос был частью широкой стратегии ведения "холодной войны" (Cold War). Победа СССР на Кубе подорвала бы престиж Америки во всем мире, особенно в странах Западной Европы и Латинской Америки. Существуют и другие объяснения. Возможно, Хрущев хотел договориться о выводе советских ракет в обмен на вывод американских ракет из Турции и Европы. Начальным мотивом могла служить сама Куба, т.к. ракеты находились там для ее защиты от вторжения. С этой точки зрения, которую сами Советы неоднократно озвучивали после октября 1962 г., кризис окончился к их удовлетворению. Последняя, и наиболее вероятная, причина заключалась в том, что к тому времени Советы начали осознавать, как далеко вперед американцы ушли в гонке стратегических вооружений, и особенно в разработке ракет и бомбардировщиков дальнего радиуса действия. Развертывание на Кубе ракет среднего радиуса давало технологически дешевое средство хотя бы частично покрыть дефицит до тех пор, пока СССР не приступит к поточному производству оружия дальнего действия. Успешное разрешение кризиса привело к улучшению отношений между сверхдержавами. Была проложена "горячая линия" прямой связи между руководством Вашингтона и Москвы, а в 1963 г. обе державы вместе с Англией, игравшей значительно менее важную роль, подошли к заключению Договора о частичном запрещении испытаний, испытания ядерного оружия в атмосфере, поставившего эти испытания вне закона. Помимо всего прочего, осознание того, насколько близко мир подошел к войне, заставило обе сверхдержавы по-новому взглянуть на доктрину ядерного устрашения. На Западе Кубинский кризис был воспринят как модель науки (или искусства) "урегулирования кризисов". Процесс принятия решений в Исполкоме Национального Совета Безопасности был тщательно проанализирован, чтобы выявить "правила" или обычаи новой науки урегулирования кризисов. В частности, значение управляемого риска или балансирования на грани войны (используя возможность военного конфликта, вынудить противника к отступлению, предоставив ему последний, ясно выраженный шанс избежать неконтролируемой эскалации напряженности) стало ключевым элементом дипломатии с позиции силы. Сам Кеннеди придавал очень важное значение поиску условий, предлагаемых Хрущеву: они не должны были быть настолько унизительными, чтобы он отказался принять их.

Оцените определение:

Источник: Политика. Оксфордский толковый словарь

politike.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о