Какая будет война 3 мировая – Неизбежность Или Вероятность, Начало, Хроники, Что Будет После, Какое Оружие, Кто Победит, Причины, Прогнозы, Даты

Третья мировая война — что грозит человечеству?

string(10) "error stat"

Вторая мировая война научила нас многим урокам. Были созданы различные институты, правовые нормы и с тех пор ведется борьба за хрупкое равновесие в мире, за мир. Но у людей не принято учится на своих ошибках, поэтому начало третьей мировой войны это лишь вопрос времени. Конечно в развитых странах разговоры о таком событие звучат как фантастика, годы мира, два поколения, выросшие в мирное время, не могут себе представить глобальную войну. А вот жители многих государств в новейшее время не просто могут представить, но и видят ужасы войны прямо сейчас. Некоторые эксперты утверждают, что третья мировая война неизбежна, каждый годы мы видим статьи о том что она вот-вот начнется. Но каждый год начало третьей мировой войны откладывают на один год.

Мировая война 3

Какова вероятность третьей мировой войны? Вопрос крайне гипотетический. Мировая война будет означать вступление в конфликт ядерных держав, что по-большому счету будет означать апокалипсис, ядерную зиму и прочие прелести ядерного конфликта. В такой войне победителей не будет в прямом смысле, потому что весь мир погрузится в состояние хаоса и цивилизация откатится на сотню лет назад, а население всех стран, даже тех что не участвовали войне сократится, как результат голода, вызванного ядерной зимой. Подобный конфликт маловероятен, просто с точки зрения логики и здравого смысла. На данный момент ядерное оружие есть у 9 стран: США, Россия, Великобритания, Франция, Китай, Индия, Пакистан, КНДР (на начальном этапе ядерной программы), Израиль (Предположительно). За исключением агрессивных выпадок КНДР в сторону Южной Кореи и США, с вечными угрозами глобальной войны и неминуемого уничтожения, ни одна из стран в принципе не в состоянии начать подобный конфликт из-за невозможности найти достаточную поддержку подобного шага среди населения. Единственный вариант применения ядерного оружия — это ответная мера на атаку таким же способом со стороны врага. Это есть основа ядерного сдерживания. Так как защиты от массового ядерного удара попросту не существует, применение ядерного оружия — это самое последнее дело. Даже современные С-400 попросту не способны справится с той волной баллистических ракет, которые в случае ядерной войны обрушиться на противоборствующие стороны. Так же всем известно, что основой для военного конфликта всегда лежит некий территориальный спор или претензии, применение ядерного оружия сделает войну бессмысленной, потому что использование земель и ресурсов проигравшего государства не будет представляться возможным в течении десятилетий. Совокупность этих факторов делает ядерный сценарий третьей мировой войны очень маловероятным.

Что же до классического «дедовского» способа вести войну, то это так же событие очень маловероятное ввиду ряда особенностей. Участие в третьей мировой войне будут принимать скорее всего блок НАТО, Россия, Китай, как «главные герои». Они будут выступать как стороны конфликта США+Европы против России или же Китая против Японии или США. Возможно третью мировую каким-то образом запустят давние споры о территориях Индии с Пакистаном или Китаем. Причины могут быть разные, но в любом случае НАТО будет неизбежно вынужденно воевать с Россией и Китаем, что в современных реалиях просто глупо. Несмотря на колоссальный совокупный НАТОвский бюджет, в сравнении с Российским и Китайским, определяющими факторами невступления в войну будут: наличие гигантских территорий Китая и России, и неизбежные огромные потери со стороны НАТО. США в этом сценарии вряд ли пострадает, обладая продвинутым флотом шанс высадки десанта со стороны России и Китая маловероятен, а вот Европе достанется не слабо. Даже при поддержке американской армии, Европа будет под угрозой захвата более массивной Российско-китайской армией. Поэтому Европа капитулирует и, не смотря на то, что Евразийскому союзу не удастся захватить США, капитуляция Европы это не совсем то на что готово пойти НАТО, вступая в конфликт. В связи с чем этот вариант тоже отпадает.

Не стоит забывать, что вступление в глобальную войну повлечет за собой обрушение глобальной экономики. Времена когда страны могли запереться у себя «дома» и штамповать все для фронта давно позади. Китай производит все что угодно и для всех в мире, война против Китая это в первую очередь отказ от того гигантского товарооборота, которым обладают страны НАТО. Война с Россией — это отказ от ресурсов, опять же США сможет это пережить, а вот Европа нет. Даже если мы возьмем сферических цыплят в вакууме и рассмотрим конфликты отдельных стран, например США — Россия, США — Китай. Россия — ЕС и так далее, то мы увидим какие ресурсы и жертвы придется принести на алтарь победы, и это не будет полная победа, лишь частичная. Поэтому такой конфликт, опять же, будет возможен только как самая крайняя мера и очень маловероятен.

То есть фактически оба реальных варианта развития событий возможны в следующих случаях: первый сценарий возможен только если у руля государства встанет новый Гитлер, ну или если вновь избранный президент уронит свой айфон на красную кнопку во время демонстрации красной кнопки, а второй сценарий возможен лишь в том случае если какое-то государство ну совсем обнаглеет и тут просто не будет другого выбора. Представить подобное маловероятно, учитывая современную геополитическую модель, ведь стоит задать один просто вопрос что бы понять почему это выглядит нереально — кто победит в третьей мировой войне? Правильный ответ — никто. Прогнозы и спекуляции на эту тему можно найти в интернете.

Третья мировая уже здесь

С другой стороны существуют теории о том что совокупность локальных конфликтов, в том числе войн сверхдержав за «свободу» и всякого рода «антитеррористические операции», могут по праву считаться полноценной многолетней войной. То есть третья мировая началась уже давно и идет по сей день и будет продолжаться в будущем. По сути это говорит нам о том, что война из открытого противостояния перетекла в локальные войны за передел сферы влияния. Теория вполне оправданная, ведь такие войны меняют расстановку сил как раз в стане крупных держав. Биполярный мир перестал существовать в 1991, но его отголоски слышны до сих пор. Россия по-прежнему представляется многим как угроза и поэтому нужно с ней бороться. Но делать это открытым способом нельзя, поэтому война ведется в тех местах где лидеры поддерживают курс, выбранный Россией. В этом смысле хроники третьей мировой войны уже насчитывают не одно десятилетие. Тут в пору рассуждать не о том когда начнется третья мировая война, а но том когда она закончится.

Если мы возьмем эту теорию за основу, то дата начала войны будет 1953 год — корейская война. Первый вооруженный конфликт, который затянулся на годы и на десятилетия разделил корейский народ на два лагеря. С тех пор почти не прошло и дня без какого-либо активного военного противостояние в которое так или иначе вовлечены НАТО или СССР, а теперь и Россия. Оружие третьей мировой войны — это не танки и не новенькие истребители, это информация. Причины для такой концентрации на демонизации России в последние годы, является принцип информационной борьбы. Не только Штаты и Евросоюз пользуются подобными методами. Вспомните конфликт России и Турции из-за сбитой «сушки». Не только санкциями богата наша держава. Несколько месяцев после инцидента, новостные каналы крутили материалы о том что в Турции плохие антисанитарные продукты, что Турция пособник ИГИЛ, было отменено авиасообщение с Турцией под видом борьбы за безопасность граждан, мол в Турции терроризм. Ну и визитной карточкой этой «войны» стали ежедневные сообщения и репортажи о бесконечных нефтяных караванах которые уходят в Турцию. Но как только президент Турции — Эрдоган, пошел на требования России. Все сообщения о том какая Турция нехорошая прекратились, турецкие овощи снова стали хорошими и вкусными, летать стало безопасно, а нефтяные караваны словно сквозь землю провалились. Точно такую же методику применяют против России в штатах и на мировой арене.

Что же будет после третьей мировой войны? Скорее всего четвертая мировая война. А может произойдет катастрофа вселенского масштаба и нам наконец то придется объединится всем миром, что бы преодолеть и выжить как вид, а не как народ или страна. Возможно прямо сейчас где-то пишется сценарий третий мировой войны, возможно она уже идет, возможно начинается четвертая война, а третья, «холодная», уже позади.

warways.ru

Какой будет третья мировая?

Непрерывные кризисы, наблюдаемые по всему миру, заставляют думать о возможности нового глобального конфликта. Не рискуя прогнозировать это событие методами традиционной аналитики, «Лента.ру» привлекла к обсуждению темы людей, профессионально занимающихся описанием будущего: писателей-фантастов.

Мы предложили нескольким отечественным авторам один и тот же набор вопросов с целью получить срез мнений по проблеме. Свои ответы любезно прислали Сергей Лукьяненко, Кирилл Бенедиктов, а также Яна Боцман и Дмитрий Гордевский, работающие под общим псевдонимом Александр Зорич. Мы располагаем их в хронологическом порядке, в той очередности, в которой они были получены.

Дмитрий Гордевский, Яна Боцман

Дмитрий: Мне как писателю-фантасту очень хочется ответить, что зачинщиком мировой войны станут инопланетяне на больших черных звездолетах. Они, конечно же, для начала разрушат все мировые столицы, но потом НАТО, Россия и Китай объединятся и всех захватчиков убьют. После чего начнется технократическая утопия и терраформирование Марса. Но надо признать, что вероятность такого развития событий не очень высока.

Яна: А вот у других сценариев вероятность высокая. Если говорить о просто «большой войне», понимая ее как крупный региональный конфликт («демократии против КНДР», «демократии против Ирана», война между монархиями Залива, Индия против Пакистана, крестовый поход НАТО и России в Африку и тому подобное), то вероятность близка к 100 процентам. Если говорить о мировой войне, я бы дала процентов 60. Не факт, что эта мировая война будет соответствовать классическим представлениям о ней, то есть с использованием стратегического ядерного оружия.

Запуск крылатой ракеты X-555 со стратегического бомбардировщика-ракетоносца Ту-95

Фото: РИА Новости

Дмитрий: Кстати, я считаю, что угроза мировой войны твердо осознается и в РФ, и в КНР, и, возможно, уже в этом году будет все-таки заявлено о создании российско-китайского военно-политического союза.

Яна: От крупного регионального конфликта Россия может дистанцироваться, особенно от корейской темы. Но если мы говорим о мировой войне, то какая же мировая война без России?

Дмитрий: Вероятнее всего, как и в 1941-м, Россия будет обороняться от нападения извне. Которое почти наверняка будет согласовано с мятежом внутри.

Дмитрий: Сегодня легко представить действия одной стороны (агрессора) против другой стороны в виде ползучей оккупации, возможно, даже одобренной формально правительством объекта агрессии. Ну, например, в каком-то регионе завелись «международные террористы», само правительство (или одно из правительств — то, которое признается агрессором как «законное») справиться с ними якобы не может и зовет «сильного партнера» на помощь. В принципе, примерно так выглядели многие эпизоды интервенции стран Антанты против России в 1918-1922 годах — то есть не скажешь, что технология принципиально новая. Другой вопрос, что применена она может быть на новом качественном уровне и использована вплоть до полного демонтажа того или иного крупного государства.

Яна: Мне кажется, у «демократий» просто обязаны существовать такие планы в отношении России и Китая. При этом масштаб боевых действий может быть очень серьезным, с использованием сотен самолетов и тысяч танков, может применяться ядерное оружие и тому подобное — но дискурсивное оформление будет без слова «война» вообще. «Стабилизационные действия», «посреднические усилия», «умиротворение» — в таком духе.

Дмитрий: Но самое любопытное, что возможна и абсолютно классическая тотальная война прямо из учебника для академии Генштаба 1980-х. Это связано с тем, что государственный аппарат и военно-мобилизационная машина сегодня в своих основах такие же, как сто лет назад. И в некоторых условиях самые хитроумные политики только и успеют что скомандовать «Машина, запускайся». А дальше все пойдет прямо как в атомных антиутопиях 1950-1960-х.

Дмитрий: Применение США в региональной войне тактического ЯО в ближайшие десять лет очень вероятно. Можно ожидать использования ядерного оружия в войне Индии с Пакистаном — уж не знаю, каким оно у них там формально считается — тактическим или стратегическим. Легко представить себе применение бомбы Израилем на Ближнем или Среднем Востоке. Полномасштабное применение стратегического ЯО США и РФ возможно только в «классической» третьей мировой войне, которая все-таки сравнительно маловероятна (не более 25 процентов в ближайшие 10 лет, на мой взгляд).

Яна: Что касается других видов ОМП, то кажется, что официально (то есть от лица правительства) они могут быть использованы только в русле применения ядерного оружия. Американцы в последние 15 лет устраивали вокруг химоружия такие истерики, что едва ли кто-то в здравом уме решится применять его пусть даже в очень крупном региональном конфликте.

Яна: Такое ощущение, что серьезно повлиять на мир сможет только «классическая» третья мировая война с полномасштабным применением стратегического ЯО. В этом случае экономическая и политическая роль США и традиционно развитых регионов Евразии будет качественно снижена, а исторический шанс получат Латинская Америка, арабы, индийцы.

Дмитрий: При этом, возможно, получим доколумбов мир, в котором Халифат и индийцы длительное время просуществуют в полной или почти полной изоляции от обеих Америк. Потом, конечно, неизбежна четвертая мировая война, в которой ключевую роль будут играть огромные армады дредноутов. Возможно — парусных или паровых. Когда новые конкистадоры под знаменами Пророка выйдут из Орана, а в Гибралтаре их встретят океанские мониторы Латинской империи, флотофилов постъядерной эпохи ждет невиданное и захватывающее зрелище!

Дмитрий: Перед нами явно тот случай, когда с легкостью можно выдать диаметрально противоположные суждения. Выше, говоря о парусных дредноутах Халифата, я на самом деле одну точку зрения уже обозначил: техническая деградация.

Яна: Есть и такой сценарий, при котором третья мировая сама станет апофеозом и, так сказать, глобальным смотром принципиально новых технических возможностей. Это произойдет в том случае, если для ведения боевых действий с решительными целями против России или Китая будет принят вариант «Ой, это не мы, это сингулярность». Для этого вначале будут созданы армады различных боевых дронов и введена в действие полноценная глобальная ПРО. Затем формы действий армии роботов будут отработаны на каком-либо серьезном региональном противнике (например, на Иране). Затем в «Час Ч» вдруг внезапно некий Скайнет «сам начнет» боевые действия против России исключительно при помощи роботов.

Конечно, такой сценарий выходит за десятилетний горизонт, о котором мы вели беседу.

Сергей Лукьяненко

Я оцениваю вероятность «большой войны» достаточно высоко. К сожалению, в мире, во-первых, накопилось очень много противоречий самого разного плана, разрешение которых методом «большой войны» может быть воспринято как наиболее логичное.

Во-вторых, великие мировые державы (включая, но не исключая США, Россию, Китай, Германию, Британию etc.) утратили память об ужасах войны, которая была сдерживающим фактором всю вторую половину ХХ века.

В-третьих, появилось достаточно много сил, как государственных, так и анти- или квазигосударственных (в первую очередь — мировой терроризм), которые заинтересованы в глобальной войне как средстве достижения своих интересов и слома существующего миропорядка. Скорее всего, «большая война» будет следствием этих накопившихся противоречий, которые будут использованы заинтересованными силами при непротивлении великих держав, надеющихся воспользоваться ситуацией в свою пользу.

В той или иной форме, к сожалению, мы не можем не участвовать. Главное для нас, чтобы эта форма была максимально близка к участию США во Второй мировой — «на чужой территории, малой кровью, выглядя соблазнительным местом для бегства умов и капиталов».

Я бы предложил термин «мозаичная война» или «мозаичность боевых действий». То есть вполне возможно, что будет полыхать две трети Европы или две трети Ближнего Востока — при этом в оставшихся незатронутыми анклавах будет идти вполне мирная и даже подчеркнуто благополучная жизнь. Повторюсь: наша задача как страны — быть одной из таких территорий, чтобы стать выгодоприобретателем послевоенного мира, как Швейцария или США во Вторую мировую.

Применение ОМП практически неизбежно, хотя бы на уровне «грязной бомбы», самодельных отравляющих веществ, разрушения стратегических объектов инфраструктуры (плотины, атомные электростанции, химические заводы). К сожалению, пока не дойдет до этого и человечество коллективно не ужаснется (при всей фальшивости такого прозрения), войну остановить будет нельзя. Причем останавливать ее, скорее всего, будут великие державы при помощи того же самого ОМП или ковровых бомбардировок.

Как ни странно, для цивилизации последствий особых не будет. Эта война вряд ли возвысит арабский мир или Юго-Восточную Азию в целом. Если дело не дойдет до глобальной войны, то лидеры не изменятся, а лишь поменяются местами в пределах первого десятка. Но будет прививка от войны на следующие полвека.

Разумеется, она станет толчком к развитию, в том числе и искусства, и науки, и техники, и даже философии. Ничего хорошего в этом нет, но человечество не умеет взрослеть иначе, кроме как через кризисы и смертоубийства. Разумеется, если дело не дойдет до глобальной ядерной войны. Тут уж выбора особого не будет: деградация, коренной слом существующей цивилизационной модели, полная смена лидеров. Впрочем, человечество уцелеет и в этом случае. Люди очень приспособляемые существа.

Кирилл Бенедиктов

К сожалению, вероятность «большой войны» в ближайшее десятилетие я расцениваю как высокую. Понятно, что давать такие прогнозы немножко нечестно — если вдруг войны не случится, всегда можно с легким сердцем сказать: «Ну вот, я ошибся, но как же я рад этому». Но я не уверен, что ситуацию вообще можно описывать в таких терминах. Ошибка здесь может быть только в сроках — через три года, пять лет, десять, пятнадцать или двадцать большая война все равно случится.

Произойдет это, во-первых, из-за возрастающей конкуренции за ресурсную базу — прежде всего за Арктику, а во-вторых, из-за возрастающего давления, которое испытывает условный Запад (в это понятие в данном случае входят и Россия, и Китай) со стороны исламского мира. Исламский терроризм родился не вчера, а по меньшей мере полвека назад, но сейчас он уже окреп и приобрел квазигосударственные формы. В каком-то смысле «большая война» уже идет — и не только в Сирии и Ираке, но и на улицах европейских городов, в России и США.

Фото: Zentralbild / DPA / Globallookpress.com

Если же говорить о мировой войне, то ее зачинщиками, скорее всего, станут все-таки традиционные государства, а не квазигосударственные образования. Рассуждать о том, какое именно государство решится на это, на мой взгляд, некорректно. Сейчас на планете имеется единственная сверхдержава, которая может взять на себя риск начала новой «большой войны», и нет оснований предполагать, что в ближайшие десять лет эта ситуация изменится. Проблема не в том, кто именно начнет войну, а в том, будут ли события развиваться по заранее намеченному плану или же выйдут из-под контроля, вызвав «эффект домино».

Из глобальных сценариев наиболее опасным представляется возможный конфликт между США и Китаем, предпосылки которого заложены уже сейчас: размещением на территории Южной Кореи американских систем ПРО THAAD, долгоиграющим конфликтом вокруг островов Спратли (в котором США формально участия не принимают), вокруг островов Дяоюйдао (Сенкаку) в Восточно-Китайском море и, главное, вокруг искусственных островов, создаваемых Китаем в Южно-Китайском море. Эти острова созданы путем увеличения территории рифов и небольших островов — и не потому, что Китаю не хватает земли, как иногда думают. Вокруг каждого искусственного острова — территориальные воды (12 миль) и 200-мильная исключительная экономическая зона. Согласно Конвенции ООН о судоходстве — по крайней мере, в ее китайской трактовке — в 200-мильной зоне невозможно свободное перемещение флотов иностранных государств. Хитрый Китай разместил эти искусственные острова таким образом, что соблюдение буквы Конвенции лишит флоты США возможности свободно перемещаться между Индийским и Тихим океаном по прямой, они вынуждены будут идти через Австралию.

США как талассократия, то есть держава, могущество которой держится прежде всего на океанских флотах, вряд ли согласится с подобным ограничением своих возможностей. Отсюда, собственно, растут ноги у концепции «тихоокеанского сдерживания Китая», взятого на вооружение Вашингтоном еще в те времена, когда госсекретарем была госпожа Клинтон. Вряд ли Китай рассматривает сценарий войны с США как желательный, но для него защита этих островов — дело не только экономического престижа, но и геополитического выживания. И если где-нибудь в Южно-Китайском море произойдет широкомасштабное столкновение ВМФ США и Китая, совсем не исключено, что это приведет к третьей мировой войне.

Еще один сценарий, о котором нельзя не сказать, — это удар по иранским ядерным объектам, нанесенный либо совместно ВВС Израиля и США, либо только ВВС Израиля при дипломатической поддержке Вашингтона. Этот сценарий был весьма вероятен во второй президентский срок Буша-младшего, затем вроде бы перестал быть актуальным в связи с «иранской разрядкой» при Обаме, но теперь, к сожалению, вновь становится рабочим в силу крайне отрицательного отношения Дональда Трампа к Ирану и его ядерной программе. Однако у России есть все шансы использовать свое политическое влияние для предотвращения подобного сценария.

Если это будет просто «большая война» — скажем, война на Корейском полуострове, пусть даже и с применением ядерного оружия, то искренне надеюсь, что России удастся ограничиться ролью посредника-миротворца. Сумел же Владимир Путин отказаться от весьма настойчивого предложения Джорджа Буша-младшего примкнуть к коалиции во время второй войны в Заливе (2003). Если же война примет глобальные масштабы, отсидеться не удастся никому.

До победы на выборах в США Дональда Трампа риск возникновения нового глобального конфликта на европейском ТВД был достаточно велик — во всяком случае, реален. Намеренно нагнеталась напряженность на всем протяжении Балто-Черноморской дуги, где — в самом мягком подбрюшье России — уже три года гниет и нарывает марионеточное образование «Украина». Рассматривались силовые сценарии отторжения у России Калининградского анклава.

Однако те игроки, которые были готовы разыграть военную карту, потерпели поражение (возможно, временное), а нынешняя администрация не слишком заинтересована в расходовании немалых средств на дестабилизацию обстановки вдоль западных границ России. Поэтому — по крайней мере, на ближайшие четыре года — Россия может вздохнуть спокойно. А лучше всего — использовать предоставленную передышку для дальнейшего наращивания своего военного и экономического потенциала, потому что рано или поздно, повторю, глобальной войны человечеству не избежать.

Ни одна из войн нынешнего столетия не была похожа на войны XX века. Чем дальше в будущее, тем менее привычными будут формы, которые принимает война, хотя ее суть, цели и задачи останутся неизменными: разгромить противника, уничтожить его военный потенциал, взять под контроль его ресурсную базу, навязать противнику свою волю. В случае с США стоит добавить еще важную мотивацию: сохранение доминирующего положения в мире.

Фото: Scherl / Globallookpress.com

Локальные войны и дальше будут вестись в основном чужими руками, «пушечным мясом», как это происходит сейчас в Донбассе или в Сирии. Вмешательство великих держав будет в основном точечным, при этом от прямого столкновения они будут по возможности уклоняться. Что же касается «большой войны», то это будет война крылатых ракет и беспилотников. Лет через десять новым театром военных действий может стать околоземное пространство, а целью будут группировки спутников, обеспечивающих навигацию, связь и интернет. В конце прошлого года Илон Маск подал в Федеральную комиссию по связи США заявку на реализацию проекта, предусматривающего отправку в космос 4,5 тысяч КА весом 386 килограммов. Эксплуатация этой группировки спутников позволит каждому жителю Земли пользоваться интернетом на скорости до 1 Гб/сек., поэтому вывод такой группировки из строя будет означать своего рода «отключение электричества» в целых регионах планеты.

Война в Арктике будет, скорее всего, вестись силами небольших групп войск специального назначения, в ряде случаев без опознавательных знаков — нечто вроде пресловутых «зеленых человечков». В силу особенностей ТВД, где достаточно рейда группы спецназа для уничтожения локализованной базы противника, такие группы могут выполнять поставленные задачи и растворяться в «белом безмолвии», не оставляя следов и делая невозможным выдвижение претензий какой-либо определенной стороне.

Теоретически никаких препятствий для этого не существует, но точно так же не существует препятствий для использования «грязных бомб», которые, как утверждается, могут быть собраны едва ли не в гараже и доступны продвинутым террористам, — а ни одного подобного теракта за время существования ядерной программы, слава богу, не произошло. Применение ЯО возможно в крайнем случае, когда режим, обладающий таким оружием, решится выложить «последний довод королей», понимая, что терять ему больше нечего.

Может быть, на это способен Ким Чен Ын, хотя он и не производит впечатление мрачного маньяка а-ля Гитлер или Пол Пот, стремящегося захватить с собой в ад как можно больше людей. Кроме того, как раз Ким Чен Ын вполне может обойтись и без ЯО: его артиллерии, расположенной вдоль демаркационной линии Север-Юг, достаточно, чтобы стереть с лица земли Сеул со всеми его 25 миллионами жителей. И в США это хорошо понимают — неслучайно как раз в эти дни происходит передислокация расквартированной в Сеуле 8-й армии США в Пхёнтхэк — это в 70 километрах южнее столицы.

Использование СЯО в крупномасштабном военном конфликте с большой долей вероятности будет означать конец цивилизации в том виде, в котором мы ее знаем. Именно поэтому СЯО должно рассматриваться не как оружие, а скорее как «великий умиротворитель». Что касается других ОМП, то, судя по попыткам их использования в Сирии и Афганистане, они не выдерживают сравнения с ядерным оружием, и делать на них ставку в глобальной войне нерационально. Хуже всего сценарий, при котором ТЯО попадет в руки таких врагов западной цивилизации, как ИГИЛ. В этом случае события могут принять неконтролируемый характер.

Большая война неизбежно окажет влияние на мировую экономику, которая, по мнению многих экспертов, находится в тупике и исчерпала весь заложенный в ней потенциал развития. Вторая мировая война на излете породила Бреттон-Вудскую систему, конец холодной войны ознаменовался Вашингтонским консенсусом. Третья мировая почти наверняка приведет к реорганизации мировой торговли и финансовых рынков, но как будет называться эта новая система, никто сейчас не предскажет. Возможно, Пекинское соглашение.

Это зависит от того, будет ли использоваться в третьей мировой СЯО или же она будет вестись обычными (или необычными, но неядерными) средствами. В первом случае нас ждут новые Темные века, во втором — резкий прорыв в будущее, сравнимый, возможно, с технологическим рывком 1944-1969 годов.

Верно, что войны вообще дают мощный толчок развитию технологий. Еще Гераклит в VI веке до нашей эры постулировал: «Война — отец всего и царь всех; война общепринята, вражда есть закон, и все возникает через вражду». Космическая гонка СССР и США, в результате которой СССР первым запустил человека в космос, а американцы первыми высадились на Луне, была непосредственным порождением холодной войны и своего рода спектаклем, целью которого было показать вероятному противнику, что он беззащитен от удара из космоса.

Фото: Jockel Finck / AP

b-52

Интересно, что в начале 1980-х, когда Рейган дал старт программе «Звездных войн» (СОИ), в Советский Союз приезжали хорошо информированные американцы, пытавшиеся донести до руководства СССР истинные цели этой программы: развитие новых технологий, в частности, лазерной сварки металлов в вакууме. Если отбросить всю идеологически-пропагандистскую чепуху, окружавшую программу СОИ, ее можно было бы превратить в площадку для совместной разработки нового технологического уклада с производственными мощностями на орбите, тем более что технология лазерной сварки изначально основывалась на разработках советских ученых. К сожалению, по целому ряду причин это не было сделано. Пропаганда победила здравый смысл.

***
Комментарий Ильи Крамника: О близости войны вообще говорить трудно: мало кто способен сохранить трезвость мышления, рассуждая на подобные темы. Но один из самых надежных признаков вероятности войны исторически заключается в том, что ее начинают, во-первых, обсуждать, а во-вторых, считать допустимой. К сожалению, в лексике политиков крупных держав и то, и другое в последние несколько лет встречается все чаще.

ruspravda.info

Где начнется третья мировая война?

Может ли в 2018 году разразиться третья мировая война?

Если да, то вот вам пять очагов риска, где это может случиться, которые определила газета Aftonbladet.

«Существует повышенный риск», — говорит Исак Свенссон (Isak Svensson), профессор исследований мира и конфликтов в Уппсальском университете.

Республиканский сенатор Боб Коркер (Bob Corker) предупредил, что Дональд Трамп может повести США по «пути к третьей мировой войне».
Есть риск, что он не совсем ошибается.

По словам Исака Свенссона, профессора исследований мира и конфликтов, три фактора более других препятствуют войне.

Все они сейчас разрушаются, во многом из-за Трампа и растущего национализма.

1. Международные организации

«Одна из целей ООН, ОБСЕ (Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе), ЕС и тому подобных организаций — уменьшить риск возникновения вооруженного конфликта. Но из-за того, что Трамп все время пытается демонтировать международное сотрудничество, эти организации могут ослабеть. Это повлияет на риск войны», — говорит Исак Свенссон.

2. Международная торговля

Во время своей предвыборной кампании Трамп обвинил Китай в том, что тот «насилует» американскую экономику. Поэтому многие эксперты ожидали, что он введет таможенные сборы на китайские товары, что вылилось бы в полноценную торговую войну.

«Пока что этого не случилось, но, во всяком случае, он просигнализировал о том, что не особенно заинтересован поощрять свободную торговлю», — сказал Исак Свенссон.

3. Демократия

Два демократических государства никогда не воевали друг с другом. Но волна национализма, которая захлестнула мир, может раскачать демократии.

«Популистский национализм нацелился на демократические институты: университеты, суды, СМИ, избирательные органы и так далее. Это заметно в США под властью Трампа, в Венгрии, Польше и России, например», — рассказывает Исак Свенссон.

Угроза со стороны национализма

Свенссон видит, как национализм угрожает всем трем препятствующим войне факторам.

«Национализм имеется не только в периферийных странах, сейчас он распространяется и среди основных игроков на международной арене: в США, в Великобритании в форме Брексита, в ЕС с его Польшей и Венгрией, которые могут ослабить европейское сотрудничество. Индия и Китай очень сильно подвержены влиянию националистических идеологий, равно как и Турция с Россией. Все это вместе с Трампом негативно влияет на эти три фактора. Возникает немалый риск межгосударственных конфликтов», — говорит Исак Свенссон.

Однако он не считает, что вероятна большая глобальная война.

«Вероятность этого мала. В общем и целом межгосударственные конфликты очень необычны, и со временем они случаются все реже. Но уж если это случается, то события разворачиваются очень интенсивно», — говорит Исак Свенссон.

Вот самые горячие очаги напряженности.

Северная Корея

Государства: Северная Корея, США, Япония, Китай.

Северная Корея проводит испытательные взрывы ядерного оружия и постоянно разрабатывает новые ракеты. Одна из новейших ракет, которую испытывали этим летом, способна ударить по США, однако неясно, может ли Северная Корея оснастить ее ядерной боеголовкой.

Северокорейский диктатор Ким Чен Ын и президент США Дональд Трамп обменялись полными ненависти словесными провокациями, и Трамп в том числе пообещал встретить Северную Корею «огнем и яростью».

США состоит в союзе с Южной Кореей и Японией, которые также ощущают угрозу со стороны Северной Кореи. А эта закрытая диктатура в свою очередь получает поддержку от Китая.

«В краткосрочной перспективе самая проблемная зона — это Корейский полуостров», — утверждает Никлас Сванстрём (Niklas Swanström), руководитель Института политики безопасности и развития.

«В то же время вероятность того, что Китай станет защищать Северную Корею, очень мала. Это случится только в том случае, если будет угроза прямым интересам Китая, то есть если США поведут войска к китайским границам или что-то в этом роде».

Исак Свенссон согласен, что Корея вызывает больше всего беспокойства, так как ситуация там непредсказуема.

«Не очень вероятно, но не исключено, что там что-то случится. Все в напряжении, проводятся различные учения и демонстрация силы друг другу, существует большой риск, что что-то пойдет не так. Это может запустить процесс, даже если на самом деле никто этого не будет хотеть. Никто не заинтересован в том, чтобы доводить дело до полномасштабной войны, но риск этого все равно есть», — говорит Исак Свенссон.

Самая большая проблема — это плохая коммуникация, считает Никлас Сванстрём.

«В северо-восточной Азии нет никаких структур, обеспечивающих безопасность. Военная конфронтация может нарастать очень резко».

Южно-Китайское море

Государства: США, Китай, Тайвань, Вьетнам, Филиппины, Малайзия, Бруней.

Вот один самых серьезных очагов напряжения, по мнению Исака Свенссона.

«Там невероятно большой военный потенциал. Вероятность того, что что-то случится, небольшая, но если это произойдет, последствия будут катастрофическими. Там есть ядерное оружие, и между разными странами заключены альянсы, так что они могут втягивать друг друга во всевозможные осложнения отношений».

На первый взгляд конфликт разворачивается вокруг сотни маленьких островов и рифов вблизи Китая, Вьетнама, Малайзии и Филиппин. Примерно половина островов находятся под контролем какой-нибудь из четырех стран.

И Китай, и Тайвань и Вьетнам претендуют на весь архипелаг Спратли, у Филиппин, Малайзии и Брунея тоже есть свои притязания.

В начале 2014 года Китай начал расчищать семь подконтрольных ему рифов между островами и закладывать на них базы.

Ситуация отмечена постоянно растущей напряженностью между Китаем и США, по мере того как разрастающаяся китайская держава все активнее бросает вызов США как единственной сверхдержаве мира.

«На это столетие наложат свой отпечаток отношения между США и Китаем», — говорит Никлас Гранхольм (Niklas Granholm), научный руководитель в Институте тотальной обороны, FOI.

«В международной системе происходит смещение власти и средств влияния. В относительных размерах власть Китая растет, а власть США уменьшается. Именно конфликты, которые могут возникнуть вокруг этого деления власти, и станут самыми важными. Речь может идти о положении Китая относительно Тайваня, Китая относительно Японии, отношений с Северной Кореей. Там многое может иметь значение», — добавляет Никлас Гранхольм.

Никлас Сванстрём также считает, что отношения между Китаем и США наиболее опасны в долгосрочной перспективе.

«Единственный вариант третьей мировой войны, который можно себе представить, очевидно, включает Китай и США. Не могу сказать, что меня это тревожит, по-моему, могут возникнуть опосредованные конфликты, то есть войну будут вести в третьей стране», — говорит Никлас Сванстрём.

Индия — Пакистан

Государства: Индия, Пакистан, США, Китай, Россия.

Спорная северная провинция Кашмир на практике поделена между Индией и Пакистаном. Между странами было несколько войн за право на эту область, и постоянно вспыхивают все новые конфликты.

После того как 18 индийских солдат были убиты в результате теракта на военной базе в сентябре 2016 года, министр внутренних дел Индии написал в Twitter:

«Пакистан — это террористическое государство, которое следует так и называть и изолировать».

Пакистан яростно отрицал свою причастность к инциденту.

«Отношения между Индией и Пакистаном всегда беспокойны. Прямо сейчас не похоже, что будет сильная эскалация, но ничто не указывает и на какие-то большие подвижки в сторону их сближения в будущем», — говорит Исак Свенссон.

Обе страны — ядерные державы, и каждая, предположительно, располагает более чем 100 ядерных боеголовок.

«Легко представить себе непреднамеренную эскалацию вплоть до полноценной ядерной войны, которая никому не нужна, но может быть спровоцирована терроризмом», — заявил Мэтью Банн (Matthew Bunn), аналитик, специалист по ядерному оружию в гарвардском Центре Белфера, газете Huffington Post.

Индия придерживается политики не использовать ядерное оружие первой. Вместо этого была сделана попытка повысить способность отвечать на провокации, быстро посылая бронированные колонны глубоко внутрь пакистанской территории.

Более слабый с военной точки зрения Пакистан ответил тем, что представил ракеты ближнего радиуса действия «Наср», которые могут оснащаться ядерными боеголовками.

Многие эксперты боятся, что такое развитие событий, когда Пакистан почувствует себя вынужденным применить тактическое ядерное оружие, чтобы защититься, может быстро превратить небольшой конфликт в полномасштабную ядерную войну.

Никлас Сванстрём, однако, считает, что вероятность мировой войны мала.

«У других стран там нет интересов, связанных с политикой безопасности. У Пакистана — близкие отношения с Китаем, а у Индии — с Россией. Но ни Россия, ни Китай не станут рисковать и начинать масштабную военную конфронтацию. Мне также трудно представить себе, что США станут вмешиваться в такой конфликт».

Индия — Китай

Генерал армии Индии Бипин Рават (Bipin Rawat) заявил в начале сентября, что страна должна подготовиться к войне на два фронта против Пакистана и Китая.

Незадолго до этого в Гималаях закончилось десятинедельное противостояние Китая и Индии в связи с определением границы. Китайских дорожных строителей, сопровождаемых военными, остановили индийские войска. Китайцы утверждали, что находятся в Китае, индийцы — что в Бутане, стране-союзнице Индии.

По словам Бипина Равата, подобная ситуация легко могла бы перерасти в конфликт, и Пакистан тогда мог бы воспользоваться этой ситуацией в своих интересах.

«Мы должны быть подготовлены. В контексте нашей ситуации война вполне реальна», — сказал Рават, как писала Press Trust of India.

Граница между Китаем и Индией давно была предметом разногласий, тем не менее атмосфера сейчас довольно расслабленная. Но, несмотря на то, что Китай и Пакистан сблизились экономически, агрессивный национализм свидетельствует о том, что это может измениться.

«Трудно разглядеть какие-то намеки на то, почему там мог бы вспыхнуть конфликт, но повышенный риск этого есть. Экономика обеих стран интенсивно растет, и обе страны подстегивает довольно агрессивный национализм. Нерешенный территориальный вопрос, конечно же, представляет собой явственный фактор риска», — говорит Исак Свенссон.

Никлас Сванстрём не думает, что Китай многое выиграет от этого конфликта, а Индия выиграть войну против Китая просто не сможет. Конфликты будут продолжаться, но в ограниченном масштабе.

«Единственная ситуация, которая может привести к полномасштабной войне, — это если Индия признает Тибет независимой страной и начнет поддерживать тибетское военное движение, которое борется против Китая. Я это расцениваю как нечто крайне маловероятное», — говорит Никлас Сванстрём.

Прибалтика

Государства: Россия, Эстония, Латвия, Литва, военный альянс НАТО.

Один из самых больших рисков, которые могут сейчас привести к конфликту, — это растущие амбиции России против Европы, полагает Никлас Гранхольм, руководитель научной работы в Институте тотальной обороны, FOI.

«Россия отбросила свод правил, действовавший с начала 1990-х годов и определяющий меры европейской безопасности, — говорит Никлас Гранхольм. — Главной вехой в этом вопросе стала война против Украины, когда в 2014 году случилось вторжение в эту страну и был аннексирован Крым, что положило начало конфликту на востоке Украины. Россия продемонстрировала большую веру в военные средства воздействия. Прибалтийский район вновь оказался на линии конфронтации между Востоком и Западом, что многим казалось совершенно неправдоподобным еще несколько лет назад».

Причиной конфликта могут быть этнически русские меньшинства в балтийских странах, считает Исак Свенссон.

«На Украине Россия показала, что готова использовать военную силу, чтобы, с ее точки зрения, защищать русскоговорящие меньшинства. Таким образом, существует скрытый риск российской интервенции в Прибалтику, если в какой-то из стран начнется внутренний кризис. Такой сценарий вполне можно себе представить. Он довольно маловероятен на сегодняшний день, но в перспективе возможен».

geo-politica.info

Какой будет третья мировая война

Непрерывные военные конфликты, наблюдаемые по всему миру, заставляют думать о возможности третьей мировой. Людей, профессионально занимающиеся описанием будущего рассказали о возможном облике войны.

Мы предложили нескольким отечественным авторам один и тот же набор вопросов с целью получить срез мнений по проблеме. Свои ответы любезно прислали Сергей Лукьяненко, Кирилл Бенедиктов, а также Яна Боцман и Дмитрий Гордевский, работающие под общим псевдонимом Александр Зорич. Мы располагаем их в хронологическом порядке, в той очередности, в которой они были получены.

Дмитрий Гордевский, Яна Боцман

О вероятности войны

Дмитрий: Мне как писателю-фантасту очень хочется ответить, что зачинщиком мировой войны станут инопланетяне на больших черных звездолетах. Они, конечно же, для начала разрушат все мировые столицы, но потом НАТО, Россия и Китай объединятся и всех захватчиков убьют. После чего начнется технократическая утопия и терраформирование Марса. Но надо признать, что вероятность такого развития событий не очень высока.

Яна: А вот у других сценариев вероятность высокая. Если говорить о просто «большой войне», понимая ее как крупный региональный конфликт («демократии против КНДР», «демократии против Ирана», война между монархиями Залива, Индия против Пакистана, крестовый поход НАТО и России в Африку и тому подобное), то вероятность близка к 100 процентам. Если говорить о мировой войне, я бы дала процентов 60. Не факт, что эта мировая война будет соответствовать классическим представлениям о ней, то есть с использованием стратегического ядерного оружия.

Дмитрий: Кстати, я считаю, что угроза мировой войны твердо осознается и в РФ, и в КНР, и, возможно, уже в этом году будет все-таки заявлено о создании российско-китайского военно-политического союза.

О возможном участии России

Яна: От крупного регионального конфликта Россия может дистанцироваться, особенно от корейской темы. Но если мы говорим о мировой войне, то какая же мировая война без России?

Дмитрий: Вероятнее всего, как и в 1941-м, Россия будет обороняться от нападения извне. Которое почти наверняка будет согласовано с мятежом внутри.

Об облике возможной войны и новых формах боевых действий

Дмитрий: Сегодня легко представить действия одной стороны (агрессора) против другой стороны в виде ползучей оккупации, возможно, даже одобренной формально правительством объекта агрессии. Ну, например, в каком-то регионе завелись «международные террористы», само правительство (или одно из правительств — то, которое признается агрессором как «законное») справиться с ними якобы не может и зовет «сильного партнера» на помощь. В принципе, примерно так выглядели многие эпизоды интервенции стран Антанты против России в 1918-1922 годах — то есть не скажешь, что технология принципиально новая. Другой вопрос, что применена она может быть на новом качественном уровне и использована вплоть до полного демонтажа того или иного крупного государства.

Яна: Мне кажется, у «демократий» просто обязаны существовать такие планы в отношении России и Китая. При этом масштаб боевых действий может быть очень серьезным, с использованием сотен самолетов и тысяч танков, может применяться ядерное оружие и тому подобное — но дискурсивное оформление будет без слова «война» вообще. «Стабилизационные действия», «посреднические усилия», «умиротворение» — в таком духе.

Дмитрий: Но самое любопытное, что возможна и абсолютно классическая тотальная война прямо из учебника для академии Генштаба 1980-х. Это связано с тем, что государственный аппарат и военно-мобилизационная машина сегодня в своих основах такие же, как сто лет назад. И в некоторых условиях самые хитроумные политики только и успеют что скомандовать «Машина, запускайся». А дальше все пойдет прямо как в атомных антиутопиях 1950-1960-х.

О возможном применении оружия массового поражения и его последствиях

Дмитрий: Применение США в региональной войне тактического ЯО в ближайшие десять лет очень вероятно. Можно ожидать использования ядерного оружия в войне Индии с Пакистаном — уж не знаю, каким оно у них там формально считается — тактическим или стратегическим. Легко представить себе применение бомбы Израилем на Ближнем или Среднем Востоке. Полномасштабное применение стратегического ЯО США и РФ возможно только в «классической» третьей мировой войне, которая все-таки сравнительно маловероятна (не более 25 процентов в ближайшие 10 лет, на мой взгляд).

Яна: Что касается других видов ОМП, то кажется, что официально (то есть от лица правительства) они могут быть использованы только в русле применения ядерного оружия. Американцы в последние 15 лет устраивали вокруг химоружия такие истерики, что едва ли кто-то в здравом уме решится применять его пусть даже в очень крупном региональном конфликте.

О последствиях возможной войны в целом

Яна: Такое ощущение, что серьезно повлиять на мир сможет только «классическая» третья мировая война с полномасштабным применением стратегического ЯО. В этом случае экономическая и политическая роль США и традиционно развитых регионов Евразии будет качественно снижена, а исторический шанс получат Латинская Америка, арабы, индийцы.

Дмитрий: При этом, возможно, получим доколумбов мир, в котором Халифат и индийцы длительное время просуществуют в полной или почти полной изоляции от обеих Америк. Потом, конечно, неизбежна четвертая мировая война, в которой ключевую роль будут играть огромные армады дредноутов. Возможно — парусных или паровых. Когда новые конкистадоры под знаменами Пророка выйдут из Орана, а в Гибралтаре их встретят океанские мониторы Латинской империи, флотофилов постъядерной эпохи ждет невиданное и захватывающее зрелище!

Станет ли новая война толчком к развитию цивилизации, как Первая и Вторая мировые, или вызовет деградацию?

Дмитрий: Перед нами явно тот случай, когда с легкостью можно выдать диаметрально противоположные суждения. Выше, говоря о парусных дредноутах Халифата, я на самом деле одну точку зрения уже обозначил: техническая деградация.

Яна: Есть и такой сценарий, при котором третья мировая сама станет апофеозом и, так сказать, глобальным смотром принципиально новых технических возможностей. Это произойдет в том случае, если для ведения боевых действий с решительными целями против России или Китая будет принят вариант «Ой, это не мы, это сингулярность». Для этого вначале будут созданы армады различных боевых дронов и введена в действие полноценная глобальная ПРО. Затем формы действий армии роботов будут отработаны на каком-либо серьезном региональном противнике (например, на Иране). Затем в «Час Ч» вдруг внезапно некий Скайнет «сам начнет» боевые действия против России исключительно при помощи роботов.

Конечно, такой сценарий выходит за десятилетний горизонт, о котором мы вели беседу.

Сергей Лукьяненко

О вероятности войны

Я оцениваю вероятность «большой войны» достаточно высоко. К сожалению, в мире, во-первых, накопилось очень много противоречий самого разного плана, разрешение которых методом «большой войны» может быть воспринято как наиболее логичное.

Во-вторых, великие мировые державы (включая, но не исключая США, Россию, Китай, Германию, Британию etc.) утратили память об ужасах войны, которая была сдерживающим фактором всю вторую половину ХХ века.

В-третьих, появилось достаточно много сил, как государственных, так и анти- или квазигосударственных (в первую очередь — мировой терроризм), которые заинтересованы в глобальной войне как средстве достижения своих интересов и слома существующего миропорядка. Скорее всего, «большая война» будет следствием этих накопившихся противоречий, которые будут использованы заинтересованными силами при непротивлении великих держав, надеющихся воспользоваться ситуацией в свою пользу.

О возможном участии России

В той или иной форме, к сожалению, мы не можем не участвовать. Главное для нас, чтобы эта форма была максимально близка к участию США во Второй мировой — «на чужой территории, малой кровью, выглядя соблазнительным местом для бегства умов и капиталов».

Об облике возможной войны и новых формах боевых действий

Я бы предложил термин «мозаичная война» или «мозаичность боевых действий». То есть вполне возможно, что будет полыхать две трети Европы или две трети Ближнего Востока — при этом в оставшихся незатронутыми анклавах будет идти вполне мирная и даже подчеркнуто благополучная жизнь. Повторюсь: наша задача как страны — быть одной из таких территорий, чтобы стать выгодоприобретателем послевоенного мира, как Швейцария или США во Вторую мировую.

О возможном применении оружия массового поражения и его последствиях

Применение ОМП практически неизбежно, хотя бы на уровне «грязной бомбы», самодельных отравляющих веществ, разрушения стратегических объектов инфраструктуры (плотины, атомные электростанции, химические заводы). К сожалению, пока не дойдет до этого и человечество коллективно не ужаснется (при всей фальшивости такого прозрения), войну остановить будет нельзя. Причем останавливать ее, скорее всего, будут великие державы при помощи того же самого ОМП или ковровых бомбардировок.

О последствиях возможной войны в целом

Как ни странно, для цивилизации последствий особых не будет. Эта война вряд ли возвысит арабский мир или Юго-Восточную Азию в целом. Если дело не дойдет до глобальной войны, то лидеры не изменятся, а лишь поменяются местами в пределах первого десятка. Но будет прививка от войны на следующие полвека.

Станет ли возможная новая война толчком к развитию цивилизации, как Первая и Вторая мировые, или вызовет деградацию?

Разумеется, она станет толчком к развитию, в том числе и искусства, и науки, и техники, и даже философии. Ничего хорошего в этом нет, но человечество не умеет взрослеть иначе, кроме как через кризисы и смертоубийства. Разумеется, если дело не дойдет до глобальной ядерной войны. Тут уж выбора особого не будет: деградация, коренной слом существующей цивилизационной модели, полная смена лидеров. Впрочем, человечество уцелеет и в этом случае. Люди очень приспособляемые существа.

Кирилл Бенедиктов

О вероятности войны

К сожалению, вероятность «большой войны» в ближайшее десятилетие я расцениваю как высокую. Понятно, что давать такие прогнозы немножко нечестно — если вдруг войны не случится, всегда можно с легким сердцем сказать: «Ну вот, я ошибся, но как же я рад этому». Но я не уверен, что ситуацию вообще можно описывать в таких терминах. Ошибка здесь может быть только в сроках — через три года, пять лет, десять, пятнадцать или двадцать большая война все равно случится.

Произойдет это, во-первых, из-за возрастающей конкуренции за ресурсную базу — прежде всего за Арктику, а во-вторых, из-за возрастающего давления, которое испытывает условный Запад (в это понятие в данном случае входят и Россия, и Китай) со стороны исламского мира. Исламский терроризм родился не вчера, а по меньшей мере полвека назад, но сейчас он уже окреп и приобрел квазигосударственные формы. В каком-то смысле «большая война» уже идет — и не только в Сирии и Ираке, но и на улицах европейских городов, в России и США.

Если же говорить о мировой войне, то ее зачинщиками, скорее всего, станут все-таки традиционные государства, а не квазигосударственные образования. Рассуждать о том, какое именно государство решится на это, на мой взгляд, некорректно. Сейчас на планете имеется единственная сверхдержава, которая может взять на себя риск начала новой «большой войны», и нет оснований предполагать, что в ближайшие десять лет эта ситуация изменится. Проблема не в том, кто именно начнет войну, а в том, будут ли события развиваться по заранее намеченному плану или же выйдут из-под контроля, вызвав «эффект домино».

Из глобальных сценариев наиболее опасным представляется возможный конфликт между США и Китаем, предпосылки которого заложены уже сейчас: размещением на территории Южной Кореи американских систем ПРО THAAD, долгоиграющим конфликтом вокруг островов Спратли (в котором США формально участия не принимают), вокруг островов Дяоюйдао (Сенкаку) в Восточно-Китайском море и, главное, вокруг искусственных островов, создаваемых Китаем в Южно-Китайском море. Эти острова созданы путем увеличения территории рифов и небольших островов — и не потому, что Китаю не хватает земли, как иногда думают. Вокруг каждого искусственного острова — территориальные воды (12 миль) и 200-мильная исключительная экономическая зона. Согласно Конвенции ООН о судоходстве — по крайней мере, в ее китайской трактовке — в 200-мильной зоне невозможно свободное перемещение флотов иностранных государств. Хитрый Китай разместил эти искусственные острова таким образом, что соблюдение буквы Конвенции лишит флоты США возможности свободно перемещаться между Индийским и Тихим океаном по прямой, они вынуждены будут идти через Австралию.

США как талассократия, то есть держава, могущество которой держится прежде всего на океанских флотах, вряд ли согласится с подобным ограничением своих возможностей. Отсюда, собственно, растут ноги у концепции «тихоокеанского сдерживания Китая», взятого на вооружение Вашингтоном еще в те времена, когда госсекретарем была госпожа Клинтон. Вряд ли Китай рассматривает сценарий войны с США как желательный, но для него защита этих островов — дело не только экономического престижа, но и геополитического выживания. И если где-нибудь в Южно-Китайском море произойдет широкомасштабное столкновение ВМФ США и Китая, совсем не исключено, что это приведет к третьей мировой войне.

Еще один сценарий, о котором нельзя не сказать, — это удар по иранским ядерным объектам, нанесенный либо совместно ВВС Израиля и США, либо только ВВС Израиля при дипломатической поддержке Вашингтона. Этот сценарий был весьма вероятен во второй президентский срок Буша-младшего, затем вроде бы перестал быть актуальным в связи с «иранской разрядкой» при Обаме, но теперь, к сожалению, вновь становится рабочим в силу крайне отрицательного отношения Дональда Трампа к Ирану и его ядерной программе. Однако у России есть все шансы использовать свое политическое влияние для предотвращения подобного сценария.

О возможном участии России

Если это будет просто «большая война» — скажем, война на Корейском полуострове, пусть даже и с применением ядерного оружия, то искренне надеюсь, что России удастся ограничиться ролью посредника-миротворца. Сумел же Владимир Путин отказаться от весьма настойчивого предложения Джорджа Буша-младшего примкнуть к коалиции во время второй войны в Заливе (2003). Если же война примет глобальные масштабы, отсидеться не удастся никому.

До победы на выборах в США Дональда Трампа риск возникновения нового глобального конфликта на европейском ТВД был достаточно велик — во всяком случае, реален. Намеренно нагнеталась напряженность на всем протяжении Балто-Черноморской дуги. Рассматривались силовые сценарии отторжения у России Калининградского анклава.

Однако те игроки, которые были готовы разыграть военную карту, потерпели поражение (возможно, временное), а нынешняя администрация не слишком заинтересована в расходовании немалых средств на дестабилизацию обстановки вдоль западных границ России. Поэтому — по крайней мере, на ближайшие четыре года — Россия может вздохнуть спокойно. А лучше всего — использовать предоставленную передышку для дальнейшего наращивания своего военного и экономического потенциала, потому что рано или поздно, повторю, глобальной войны человечеству не избежать.

Об облике возможной войны и новых формах боевых действий

Ни одна из войн нынешнего столетия не была похожа на войны XX века. Чем дальше в будущее, тем менее привычными будут формы, которые принимает война, хотя ее суть, цели и задачи останутся неизменными: разгромить противника, уничтожить его военный потенциал, взять под контроль его ресурсную базу, навязать противнику свою волю. В случае с США стоит добавить еще важную мотивацию: сохранение доминирующего положения в мире.

Локальные войны и дальше будут вестись в основном чужими руками, «пушечным мясом», как это происходит сейчас в Донбассе или в Сирии. Вмешательство великих держав будет в основном точечным, при этом от прямого столкновения они будут по возможности уклоняться. Что же касается «большой войны», то это будет война крылатых ракет и беспилотников. Лет через десять новым театром военных действий может стать околоземное пространство, а целью будут группировки спутников, обеспечивающих навигацию, связь и интернет. В конце прошлого года Илон Маск подал в Федеральную комиссию по связи США заявку на реализацию проекта, предусматривающего отправку в космос 4,5 тысяч КА весом 386 килограммов. Эксплуатация этой группировки спутников позволит каждому жителю Земли пользоваться интернетом на скорости до 1 Гб/сек., поэтому вывод такой группировки из строя будет означать своего рода «отключение электричества» в целых регионах планеты.

Война в Арктике будет, скорее всего, вестись силами небольших групп войск специального назначения, в ряде случаев без опознавательных знаков — нечто вроде пресловутых «зеленых человечков». В силу особенностей ТВД, где достаточно рейда группы спецназа для уничтожения локализованной базы противника, такие группы могут выполнять поставленные задачи и растворяться в «белом безмолвии», не оставляя следов и делая невозможным выдвижение претензий какой-либо определенной стороне.

О возможном применении оружия массового поражения и его последствиях

Теоретически никаких препятствий для этого не существует, но точно так же не существует препятствий для использования «грязных бомб», которые, как утверждается, могут быть собраны едва ли не в гараже и доступны продвинутым террористам, — а ни одного подобного теракта за время существования ядерной программы, слава богу, не произошло. Применение ЯО возможно в крайнем случае, когда режим, обладающий таким оружием, решится выложить «последний довод королей», понимая, что терять ему больше нечего.

Может быть, на это способен Ким Чен Ын, хотя он и не производит впечатление мрачного маньяка а-ля Гитлер или Пол Пот, стремящегося захватить с собой в ад как можно больше людей. Кроме того, как раз Ким Чен Ын вполне может обойтись и без ЯО: его артиллерии, расположенной вдоль демаркационной линии Север-Юг, достаточно, чтобы стереть с лица земли Сеул со всеми его 25 миллионами жителей. И в США это хорошо понимают — неслучайно как раз в эти дни происходит передислокация расквартированной в Сеуле 8-й армии США в Пхёнтхэк — это в 70 километрах южнее столицы.

Использование СЯО в крупномасштабном военном конфликте с большой долей вероятности будет означать конец цивилизации в том виде, в котором мы ее знаем. Именно поэтому СЯО должно рассматриваться не как оружие, а скорее как «великий умиротворитель». Что касается других ОМП, то, судя по попыткам их использования в Сирии и Афганистане, они не выдерживают сравнения с ядерным оружием, и делать на них ставку в глобальной войне нерационально. Хуже всего сценарий, при котором ТЯО попадет в руки таких врагов западной цивилизации, как ИГИЛ. В этом случае события могут принять неконтролируемый характер.

О последствиях возможной войны в целом

Большая война неизбежно окажет влияние на мировую экономику, которая, по мнению многих экспертов, находится в тупике и исчерпала весь заложенный в ней потенциал развития. Вторая мировая война на излете породила Бреттон-Вудскую систему, конец холодной войны ознаменовался Вашингтонским консенсусом. Третья мировая почти наверняка приведет к реорганизации мировой торговли и финансовых рынков, но как будет называться эта новая система, никто сейчас не предскажет. Возможно, Пекинское соглашение.

Станет ли новая война толчком к развитию цивилизации, как Первая и Вторая мировые, или вызовет деградацию?

Это зависит от того, будет ли использоваться в третьей мировой СЯО или же она будет вестись обычными (или необычными, но неядерными) средствами. В первом случае нас ждут новые Темные века, во втором — резкий прорыв в будущее, сравнимый, возможно, с технологическим рывком 1944-1969 годов.

Верно, что войны вообще дают мощный толчок развитию технологий. Еще Гераклит в VI веке до нашей эры постулировал: «Война — отец всего и царь всех; война общепринята, вражда есть закон, и все возникает через вражду». Космическая гонка СССР и США, в результате которой СССР первым запустил человека в космос, а американцы первыми высадились на Луне, была непосредственным порождением холодной войны и своего рода спектаклем, целью которого было показать вероятному противнику, что он беззащитен от удара из космоса.

Интересно, что в начале 1980-х, когда Рейган дал старт программе «Звездных войн» (СОИ), в Советский Союз приезжали хорошо информированные американцы, пытавшиеся донести до руководства СССР истинные цели этой программы: развитие новых технологий, в частности, лазерной сварки металлов в вакууме. Если отбросить всю идеологически-пропагандистскую чепуху, окружавшую программу СОИ, ее можно было бы превратить в площадку для совместной разработки нового технологического уклада с производственными мощностями на орбите, тем более что технология лазерной сварки изначально основывалась на разработках советских ученых. К сожалению, по целому ряду причин это не было сделано. Пропаганда победила здравый смысл.

***
Комментарий Ильи Крамника: О близости войны вообще говорить трудно: мало кто способен сохранить трезвость мышления, рассуждая на подобные темы. Но один из самых надежных признаков вероятности войны исторически заключается в том, что ее начинают, во-первых, обсуждать, а во-вторых, считать допустимой. К сожалению, в лексике политиков крупных держав и то, и другое в последние несколько лет встречается все чаще.

Беседовали: Илья Крамник, Константин Богданов, Лента

mensby.com

Из-за чего может начаться Третья мировая война

Россия, 24 января – Новости. Сразу несколько причин могут стать поводом для возбуждения конфликта Америки и России. О них   рассказал ведущий сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко.

В беседе с корреспондентом агентства эксперт отметил, что скрытое соперничество россиян и американцев закончилось. «Начинается игра без правил, и это гораздо опасней, чем период „холодной“ войны». Говоря об отношениях двух держав, эксперт добавил, что «сейчас мы вступаем в опасный период, и у нас появляются причины для реального столкновения России и США».

По мнению Фененко, война между ними может начаться, если с помощью холодного конфликта странам не удастся добиться решения ключевых проблем. Однако в данном случае речь идет совсем не об украинском кризисе.

«В первую очередь конфликт может начаться из-за Балтийского моря. Для нас Балтика и все, что касается прибалтийского региона — это наиболее уязвимая и опасная точка. Еще в марте американский политолог Фридман сказал, что, вернув Крым и установив контроль над Абхазией, Россия достигла беспрецедентных успехов на Черном море. Как можно отомстить? Нагнетать ситуацию на Балтийском море! В последнее время там происходит жесткое усиление антироссийской риторики. Как будет реагировать российская власть на притеснение русского населения в прибалтийских странах? Однажды нас могут поставить перед очень неприятным фактом: разместить, пусть и слабую, инфраструктуру Северо-Атлантического альянса, начать гонения на русских, сказать: «Только посмейте что-то сделать, и начнется война со всем НАТО», — рассуждает доцент факультета мировой политики МГУ.

Еще одной потенциальной причиной политолог называет вероятность вступления Швеции и Финляндии в НАТО. Эксперт отмечает, что с годами российско-шведские отношения только нагнетались, и в качестве примеров этому приводит конфликты в воздушном пространстве и поиск «таинственной подводной лодки». «Для России нейтралитет Финляндии и Швеции имеет критическое значение. В противном случае это выльется в прерывание нашего морского сообщения с Калининградом. Нам скажут: „Или война, или вы идете на какие-то уступки, если, конечно, вам нужен проход в Калининград“. Такую угрозу обязательно надо иметь в виду», — отмечает кандидат исторических наук.

Третьим поводом для развязывания войны эксперт считает возможную попытку смены власти в Белоруссии. По мнению Фененко, ключевой в этом вопросе будет реакция на происходящее России.

Эксперт подчеркивает, что впервые за время «холодной» войны у России появляются территориальные споры с американцами. «То, как делится линия по Беринговому морю, наш спор по Чукотскому морю, разделу шельфовых зон и, наконец, непризнания США статуса Охотского моря в России в контексте российско-японского территориального спора. Добавьте сюда звучащие по американскому ТВ голоса, что неплохо бы Дальнему Востоку вступить в АТЭС отдельно от всей страны. Вот здесь, на Тихом океане, я думаю, и надо ожидать игры против России», — продолжает Фененко.

Отдельного внимания заслуживает и развитие Арктики. В последнее время эта тема не сходит с федеральной повестки. Однако причина этому, считает политолог, совсем не углеводородные запасы.

«Арктика — это основа наших стратегических ядерных сил. Основная задача США сузить акваторию нашего Северного флота настолько, что станет невозможно размещать здесь атомные подводные лодки. Десять лет Россия делала ставку на диалог с Норвегией и пыталась оттолкнуть ее от общей позиции НАТО. Но 2011 и 2012 годы показали, что эта страна не пойдет вопреки общей линии Северо-Атлантического альянса. Сейчас мы пытаемся поиграть с Данией, но пока у нас это не очень получается», — рассказывает Алексей Фененко.

«Бывают ситуации, когда без войны не обойтись. Сталин в 1934-м году спросил одного из дипломатов Германии: «А будут ли немцы воевать, помня ужасы Первой мировой войны?» Тот ему четко ответил: «Прикажут — будут!» — подводит итог эксперт.

Источник: http://ura.ru

Читайте также:

www.news-usa.ru

Третья мировая война продлится несколько минут — ИноТВ

Высокопоставленные американские военные считают «почти гарантированной» масштабную конфронтацию с Россией или Китаем в будущем, сообщает Inquisitr. По оценкам генералов США, третья мировая будет скоротечной и смертоносной. А текущие вооруженные конфликты дают армиям возможность испытать «оружие будущего», говорится в статье.

«Третья мировая война будет “смертоносной и быстрой”: конфликт с Россией или Китаем будет окончен за считанные минуты», – пишет Inquisitr со ссылкой на экспертов из вооруженных сил США. Как отмечает автор статьи Норман Берд, решающую роль при этом будут играть высокие технологии и искусственный интеллект.

Если третья мировая война разразится, возможен ряд сценариев, исключающих обмен ядерными ударами между США и их противником. «Однако люди обычно не задумываются о том, как быстро война с применением обычных вооружений может перерасти в войну с ограниченным применением ядерного оружия, и это ограничение продержится недолго», – говорится в тексте. По словам автора статьи, ведущие американские военные сходятся во мнении, что конфликт США (НАТО) с Россией или Китаем продлится всего несколько минут.

Согласно сообщениям в прессе, на конференции Ассоциации армии США в Вашингтоне говорилось о том, что в будущем масштабная война между могущественными державами «почти гарантирована», причем армиям придется в большой степени полагаться на искусственный интеллект и «умную» военную технику. Даже без ядерного оружия все будет решено за минуты, повторяет автор статьи.

Как выразился генерал-майор вооруженных сил США Уильям Хикс, «в ближайшем будущем конфликт с применением обычных видов вооружений будет чрезвычайно смертоносным и быстрым, и у нас не будет секундомера c кнопкой “стоп”».

По словам Уильяма Хикса, «скорость развития событий, вероятно, будет превышать человеческие возможности. Скорость, с которой в далеком будущем смогут принимать решения машины, вероятно, будет такой, что нам будет тяжело с этим справляться; потребуется новый вид отношений между человеком и машиной».

Говоря о технологических успехах России и Китая, Хикс посоветовал Америке готовиться к «таким масштабным боям, каких армия США не видела со времен Корейской войны».

Другой участник конференции, генерал-лейтенант Джозеф Андерсон, заявил, что Соединенным Штатам угрожают «современные государства, агрессивно ведущие себя в милитаризированном соперничестве». «Кто подходит под это описание? – задал риторический вопрос Андерсон. – Россия?»

Начальник штаба сухопутных войск Марк Милли, в свою очередь, отметил, что в будущем война не будет ограничена «традиционным полем боя» и что Соединенным Штатам надо больше готовиться к кибервойне и боям в городских условиях. Перечисляя мировые вызовы, с которыми сталкиваются США, Милли отметил «вновь появившуюся угрозу» со стороны России, усиление экономического и военного соперничества с Китаем и растущее число слабых государств, которые могут быть использованы агрессором или могут нуждаться в защите, говорится в статье.

«Сейчас мы готовы, но нам бросают вызов», – цитирует Inquisitr начальник штаба сухопутных войск США.

Многочисленные военные эксперты в Америке видят угрозу в учениях, которые Россия в последнее время проводит все чаще. По их мнению, учения могут замаскировать настоящее вторжение «без предупреждения», в частности в «уязвимые» страны Прибалтики, которые можно взять под контроль «за считанные часы». Бывший главком Объединенных вооруженных сил НАТО в Европе Филип Бридлав полагает, что Североатлантический альянс плохо подготовлен к отражению российского вторжения и что, если России удастся быстро взять под контроль Европу, ее «превосходство в воздухе и на море» легко заблокирует все попытки союзников НАТО доставить помощь или подкрепление из-за океана.

«Все большая милитаризация» России и Китая «вынуждает» США по меньшей мере поддерживать паритет, пишет Inquisitr. В будущем, отмечает издание, американской дипломатии и вооруженным силам придется хорошо поработать – хотя бы для сдерживания конфликтов, способных привести к третьей мировой войне.

По мнению автора статьи, такими конфликтами могут быть менее масштабные войны между государствами, а также опосредованные войны великих держав, как в Сирии и на Украине. Воюя чужими руками, армии испытывают и совершенствуют «оружие будущего». «Если говорить коротко, это часть новой гонки вооружений между США, Россией и Китаем, которые стремятся разработать лучшие, наиболее эффективные системы вооружений для войн следующего поколения», – заключает Норман Берд.

Фото: YouTube

russian.rt.com

Третья мировая война: когда она может начаться

В мире постоянно растёт социально-политическая напряженность. И некоторые эксперты предрекают, что всё может вылиться в глобальный конфликт. Насколько он реален в ближайшей перспективе?

Риск остаётся

Вряд ли сегодня кто-то преследует цель развязать мировую войну. Ранее, если масштабный конфликт и назревал, то зачинщик всегда рассчитывал окончить его по возможности быстро и с минимальными потерями. Однако, как показывает история, практически все «блицкриги» выливались в затяжное противостояние с вовлечением огромного количества людских и материальных ресурсов. Такие войны наносили урон как проигравшему, так и победителю.

Тем не менее войны всегда были и, к сожалению, будут возникать, так как кому-то хочется обладать большими ресурсами, а кто-то защищает свои границы, в том числе от массовой нелегальной миграции, борется с терроризмом или требует восстановления своих прав в соответствии с заключёнными прежде договоренностями.

В том случае, если страны всё же решаться ввязаться в глобальную войну, то, по мнению многих экспертов, они непременно разделятся на разные лагеря, которые будут примерно равны по своей силе. Совокупный военный, в первую очередь ядерный, потенциал держав, которые гипотетически примут участие в столкновении, способен уничтожить всё живое на планете десятки раз. Насколько высока вероятность, что коалиции начнут эту самоубийственную войну? Аналитики заявляют, что она не велика, но опасность остаётся.

Политические полюса

Современный миропорядок далеко не тот, каким он был по итогам Второй мировой войны. Однако формально он продолжает существовать на основе Ялтинских и Бреттон-Вудских соглашений государств антигитлеровской коалиции. Единственное, что изменилось – это расстановка сил, которая сформировалась в период холодной войны. Два полюса мировой геополитики сегодня, как и полвека назад, определяют Россия и США.

Россия перешла Рубикон, и это не прошло для неё бесследно и безболезненно: она на время потеряла статус сверхдержавы и лишилась своих традиционных союзников. Однако наша страна сумела сохранить целостность, удержать влияние на постсоветском пространстве, возродить военно-промышленный комплекс и обзавестись новыми стратегическими партнёрами.

Финансово-политическая элита США, как и в старые добрые времена, под демократическими лозунгами продолжает осуществлять вдали от своих границ военную экспансию, одновременно успешно навязывая ведущим странам выгодную для себя «антикризисную» и «антитеррористическую» политику.

В последние годы в противоборство России и США настойчиво вклинивается Китай. Восточный дракон, поддерживая хорошие отношения с Россией, тем не менее не принимает ничью сторону. Обладая самой многочисленной армией и проводя беспрецедентное по размаху перевооружение, он имеет на это все основания.

Объединившаяся Европа также остаётся влиятельным игроком на мировой арене. Несмотря на зависимость от Североатлантического альянса, определенные силы в Старом Свете выступают за самостоятельный политический курс. Не за горами и реконструкция вооружённых сил Евросоюза, которую проведут Германия и Франция. В условиях дефицита энергоресурсов Европа будет действовать решительно, считают аналитики.

Нельзя не уделять внимание и растущей угрозе, исходящей от радикального ислама на Ближнем Востоке. Это не только усиливающийся с каждым годом экстремистский характер действий исламских группировок в регионе, но и расширение географии и инструментария терроризма.

Союзы

В последнее время мы всё чаще наблюдаем за консолидацией различных союзных объединений. Об этом свидетельствуют, с одной стороны, саммиты Дональда Трампа и лидеров Израиля, Южной Кореи, Японии, Британии и других ведущих европейских стран, а с другой – встречи глав государств в рамках деятельности блока БРИКС, в который привлекаются новые международные партнёры. В ходе переговоров обсуждаются далеко не только торгово-экономические и политические вопросы, но и всевозможные аспекты военного сотрудничества.

Известный военный аналитик Иоахим Хагопиан ещё в 2015 году подчёркивал, что «вербовка друзей» Америкой и Россией не случайна. Китай и Индия, по его мнению, будут вовлечены в орбиту России, а Евросоюз неизбежно последует за Соединенными Штатами. В пользу этого говорят активизировавшиеся учения стран НАТО в Восточной Европе и военный парад с участием индийских и китайских частей на Красной площади.

Советник президента России Сергей Глазьев заявляет, что для нашей страны будет выгодно и даже принципиально важно создать коалицию из любых стран, которые не поддерживают воинственную риторику, направленную против российского государства. Тогда, по его словам, США вынуждены будут умерить свой пыл.

При этом большое значение будет иметь то, какую позицию займёт Турция, которая является едва ли не ключевой фигурой, способной выступать катализатором отношений между Европой и Ближним Востоком, а если смотреть шире – между Западом и странами азиатского региона. То, что мы наблюдаем сейчас, это хитрая игра Стамбула на разногласиях США и России.

Ресурсы

Зарубежные и отечественные аналитики склоняются к выводу, что глобальную войну может спровоцировать мировой финансовый кризис. Серьёзнейшая проблема ведущих стран мира кроется в тесном переплетении их экономик: крах одной из них повлечёт тяжёлые последствия для других.

Война, которая может последовать за разрушительным кризисом, будет вестись не столько за территории, сколько за ресурсы. К примеру, аналитики Александр Собянин и Марат Шибутов выстраивают следующую иерархию ресурсов, которые получит бенефициар: люди, уран, газ, нефть, уголь, горнорудное сырье, питьевая вода, сельскохозяйственная земля.

Любопытно что, с точки зрения некоторых экспертов, статус общепризнанного мирового лидера ещё не гарантирует США победу в такой войне. В прошлом главнокомандующий силами НАТО Ричард Шиффер в своей книге «2017: Война с Россией» предрёк Соединенным Штатам поражение, причиной которого станет финансовый крах и развал американской армии.

Кто первый?

Сегодня спусковым крючком, который может запустить механизм, если не мировой войны, то глобального столкновения, мог бы стать кризис на Корейском полуострове. Иоахим Хагопиан однако прогнозирует, что что оно чревато применением ядерных зарядов и первое время Россия и США в него ввязываться не будут.

Глазьев не видит серьёзных оснований для глобальной войны, но отмечает, что её риск будет сохраняться до тех пор, пока США не откажутся от претензий на мировое господство. Самый опасный период, по мнению Глазьева, это начало 2020-х годов, когда Запад выйдет из депрессии, а развитые страны, включая Китай и США, приступят к очередному витку перевооружения. На пике нового технологического скачка и будет крыться угроза глобального конфликта.

Характерно, что знаменитая болгарская ясновидящая Ванга так и не решилась предсказать дату начала Третьей мировой войны, указав лишь, что её причиной, скорее всего, станут религиозные распри по всему миру.

«Гибридные войны»

В реальность Третей мировой войны верят далеко не все. Зачем идти на массовые жертвы и разрушения, если есть давно испытанное и более эффективное средство – «гибридная война». В «Белой книге», предназначенной для командиров спецподразделений американской армии, в разделе «Победить в сложном мире» содержится вся исчерпывающая по этому поводу информация.

Там говорится, что любые военные операции против властей в первую очередь подразумевают неявные и тайные действия. Суть их в атаке сил мятежников или террористических организаций (которые снабжаются из-за рубежа деньгами и оружием) на правительственные структуры. Рано или поздно существующий режим теряет контроль над ситуацией и отдаёт свою страну на откуп спонсорам переворота.

Начальник Генштаба Вооруженных Сил России генерал Валерий Герасимов считает «гибридную войну» средством, многократно превосходящим по результатам любые открытые военные столкновения.

Капитал может всё

В настоящие дни уже не только сторонники теории заговора уверены, что обе мировые войны во многом были спровоцированы англо-американскими финансовыми корпорациями, извлекавшими из милитаризации баснословные прибыли. И конечная их цель – это установление так называемого «американского мира».

«Сегодня мы стоим на пороге грандиозного переформатирования мирового порядка, инструментом которого снова станет война», — утверждает писатель Алексей Кунгуров. Это будет финансовая война мирового капитализма, обращенная главным образом против развивающихся стран.

Задача такой войны заключается в том, чтобы не дать периферии ни шанса на какую-либо самостоятельность. В слаборазвитых или зависимых странах устанавливается система внешнего валютного управления, которая принуждает их обменивать выпущенную продукцию, ресурсы и иные материальные ценности на доллары. Чем больше сделок, тем больше американский станок напечатает валюты.

Но главная цель мирового капитала – это «Хартленд»: территория Евразийского континента, большую часть которой контролирует Россия. Тот, кто владеет «Хартлендом» с его колоссальной ресурсной базой, будет владеть миром – так говорил английский геополитик Хэлфорд Маккиндер.

Другие статьи:

nlo-mir.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о