К 51 ракета – rulibs.com : Наука, Образование : Технические науки : РАКЕТА К-51 (РС-2УС, изделие ИС) : читать онлайн : читать бесплатно

РАКЕТА К-51 (РС-2УС, изделие ИС). Авиация и космонавтика 2002 01

РАКЕТА К-51 (РС-2УС, изделие ИС)

Уже во второй половине пятидесятых годов система К-5 рассматривалась как устаревшая и не планировалась к применению на перспективных самолетах. Однако, обстоятельства сложились так, что с некоторыми доработками она стала основой вооружения Су-9 – наиболее скоростного и высотного советского перехватчика первой половины шестидесятых годов.

Прототип этого самолета – Т-3 – предполагалось вооружить более современными ракетами типа К-7 или К-6. Однако, обеспечивающая их применение РЛС "Алмаз-3", как и станции семейства "Изумруд", включала две антенны, что затрудняло ее размещение в сверхзвуковом воздухозаборнике. В попытках довести скорость Т-3 до уровня его аналога со стреловидным крылом, фронтового истребителя С-1, перехватчик оборудовали аналогичным воздухозаборником. Первоначально эти работы носили чисто экспериментальный характер, так как предполагалось, что в небольшом центральном теле не удастся разместить ничего, кроме радиодальномера. Однако, к этому времени в КБ-1 коллектив под руководством К.Н. Патрухина на базе опыта работ по головкам самонаведения крылатых ракет сумел разработать достаточно эффективную самолетную РЛС ЦД-30, способную, в частности, обеспечить наведение очередной модификации ракет семейства К-5М. Предварительно на экспериментальном варианте Миг-17ПФУ – СП-16 был испытан опытный радиолокатор ШМ-60 все того же КБ-1. В результате, 28 декабря 1957 г. вышло Постановление № 1843-619, обязывающее ОКБ П.О. Сухого оснастить Т-3 РЛС ЦД-30 и ракетами К-5М.

Для применения в более широком диапазоне условий пуска и совмещения с новой РЛС предстояло вновь доработать ракету. Очередной вариант получил обозначение К-51 (изделие "ИС"), но в ряде документов использовалось обозначение К-5МС. Доработке подлежали блок питания и аппаратура управления (пятый отсек) ракеты.

С развертыванием работ по К-51 в КБ-1 вновь оказался востребован один из прежних руководителей работ по ракете – Д.Л. Томашевич, которого в последний день мая 1958 г. назначили главным конструктором по К-51 в КБ-1. КБ-1, однако не располагало достаточной производственной базой для изготовления ракет. Поэтому спустя пару недель организация работ вновь претерпела ряд изменений. Приказом Госкомитета по авиационной технике калининградский завод N° 455 был определен в качестве опытной базы КБ-1 при проведении работ по К-51. Начальником КБ при заводе назначили М.Е. Екидовича, а техническое руководство возложили на Томашевича. Работавших в КБ-1 А.А. Колосова и Э.В. Ненартовича назначили главными конструкторами комплекса К-51 в целом и системы управления соответственно.

В соответствии с Постановлением от 16 апреля 1958 г. №41-198 применение системы К-51 предусматривалось как в составе авиационных ракетных комплексов перехвата Т-3-51 с размещением на самолете Т-3 четырех К-5М, так и в составе комплекса СМ-12-51 на самолете СМ-12 – варианте МиГ-19 с оптимальным для сверхзвуковых условий воздухозаборником с заостренными кромками и центральным телом. Отметим, что Постановлением предусматривалось также использование системы автоматизированного наведения истребителей – "Воздух-1". Использование директорного, а в дальнейшем и автоматизированного режимов наведения истребителя в сочетании с ракетным вооружением превращала перехватчик в первую пилотируемую ступень своего рода зенитной ракеты дальнего действия, сводя роль летчика к минимуму. Выход на летные испытания Т-3-51 и СМ-12-51 планировался, соответственно, в августе и сентябре 1958 г.

Еще до оформления Постановления, решением Военно-промышленной комиссии № 12 от 3 марта 1958 г. было задано переоборудование под комплекс К-51 одного из первых серийных Т-3 (заводской № 0103), а также изготовление на заводе № 153 еще трех ракетоносцев с представлением на испытания в мае-июле. В мае 1958 г. летчик- испытатель В.И. Ильин поднял в воздух первый носитель системы К-51 – самолет Т-43-2, переделанный для этих испытаний из ПТ-8. Под крылом сухо- вского носителя ракеты размещались на пусковых устройствах АПУ-19 (внутренняя пара) и АПУ-20 (внешняя пара).

В свою очередь, на заводе № 21 изготовили один СМ-12ПМ и два экземпляра подобного самолета с жидкостным ракетным ускорителем – СМ-12ПМУ. Еще в июне 1958 г. для проведения испытаний назначили летчиков Г.А. – Мосолова и К.К. Коккинаки. Однако, МиГ-19 устаревал все стремительней и после проведения на полигоне во Владимировке в сентябре – октябре 1958 г. заводских испытаний, а с 20 декабря – совместных государственных испытаний, по Постановлению от 4 июля 1959 г. № 735-338 работы по его ракетоносному варианту СМ-12-51 были прекращены.

В ходе летных испытаний К-51 в составе Т-3 удалось подтвердить возможность применения ракет в диапазоне высот от 7 до 20 км, а также выполнить автономные пуски на высотах до 23 км. Несмотря на то, что комплекс предъявили на государственные испытания уже в сентябре, фактически их первый этап начался только с 3 декабря 1958 г. и продолжался до 15 мая следующего года, в то время как по Постановлению все этапы госиспытаний требовалось выполнить всего за три месяца. К тому же, при первых пусках по Ил-28 выявились преждевременные срабатывания радиовзрывателя, что потребовало его доработки.

Второй этап государственных испытаний системы проводился с 10 октября 1959 г. и до начала следующего года удалось выполнить 90 полетов, сбив в восьми пусках 4 Ил-28 и 3 МиГ-15, упустив один Ми Г-15 из-за отказа матчасти. В ходе этих испытаний задействовалась и система " Воздух-1", а также другие элементы авиационного комплекса перехвата. Государственные испытания завершились 9 апреля 1960г. В проведении испытаний участвовал будущий космонавт Г.Т. Береговой и другие летчики-испытатели ВВС – Н.И. Коровушкин, В.Г. Плюшкин, JI.H. Фадеев, а также пилоты суховской "фирмы" B.C. Ильюшин, А.А Кознов, Л.Г. Кобещан.

Ракета К-51 (РС-2УС) под крылом истребителя МиГ-21П. Фото представлено М.Дюреши

Схема ракеты РС-2УС

В соответствии с Постановлением от 10 октября 1960 г. № 1108-460 авиационно-ракетный комплекс перехвата Т-3-51 с принятием на вооружение получил обозначение Су-9-51, самолет – Су-9, РЛС ЦД-30 – РП-9, ракета К-51 – РС-2УС. Комплекс перехватывал цели со скоростями 800- 1600 км/час на высотах от 5 до 20 км. Радиолокатор обеспечивал обнаружение цели с параметрами Ил-28 на дальности 17 км, захват на сопровождение – на дальности 8-10 км. Пуск ракет производился с дистанции 2-6 км. Вероятность поражения цели на высоте 10-12 км залпом четырех ракет определялась величиной 0,8-0,9, а на высотах, близких к максимальной – 0,7- 0,8.

По результатам испытаний выявилась необходимость доработки радиолокатора, и на 120 ранее выпущенных перехватчиках РЛС ЦД-ЗОС заменили на ЦД-30Т.

Как известно, с 1959 по 1963 годы на новосибирском заводе № 153 выпустили около тысячи самолетов Су-9. Серийное производство ракет РС-2УС осуществлялось с 1959 г., а спустя год они полностью сменили в производстве РС-2У. Обеспечивалось применение РС-2УС со всех носителей ракет семейства К-5. Помимо калининградского завода № 455 серийный выпуск ракет семейства К-5 осуществляли также другие заводы – киевский № 485, ижевский № 575, ковровский № 635 и московский № 43.

Помимо разработки К-51, апрельским Постановлением 1958 г. предусматривались также работы по комплексу К-52 с размещением на самолетах МиГ-19 ракет с максимальной высотностью, увеличенной с 20 до 23- 25 км. Кроме того, велись работы и по теме МиГ-21П-К-52. Изготовленные на заводе № 455 опытные образцы таких ракет К-52 – ЦМ-4В – прошли летные испытания, но в 1959 г. работы по данной теме прекратили.

Ракеты семейства К-5 впервые продемонстрировали под самолетами Су-9 на воздушном параде в Тушино 9 июля 1961 г., после чего они получили за рубежом обозначение АА-1 "Alkaly".

Вскоре после принятия на вооружение в составе Су-9, РЛС ЦД-30 в варианте ЦД-30Т (РП-21) нашла применение и на более крупносерийном самолете – МиГ-21ПФ. В принципе, эта РЛС могла бы обеспечить применение с МиГ-21 ракет РС-2УС, что, по видимому и предполагалось до конца 1958 г., когда в нашей стране были развернуты работы по более эффективной ракете К-13 – воспроизведению американского "Сайдуиндера". К моменту принятия на вооружение (в марте 1962 года) в качестве единственного варианта вооружения этого самолета устанавливалась пара самонаводящихся ракет К-13А (Р-ЗС). Поскольку эти ракеты с тепловыми головками самонаведения не обеспечивали всепо- годности применения, с начала шестидесятых годов велась разработка их варианта с полуактивной радиолокационной ГСН – Р-ЗР. Эти работы затянулись и в дополнение к Р-ЗС на очередной модификации МиГ-21 решили установить РС-2УС. Соответствующие проработки были заданы Решением ВПК № 93 от 26 мая 1961 г. Уже в мае…июле 1961 г. на МиГ-21 ПФ № 76210101 испытали доработанный радиолокатор ЦД-30ТП. В октябре того же года на МиГ-21ПФ № 76210103 установили такую же РЛС и ПУ-12-40 с ракетами РС-2УС. Заводские испытания начались на МиГ-21ПФ № 76210101 с 12 марта 1962 г., в мае они продолжились во Владимировке. Государственные испытания К-51 на МиГ-21 провели с 20 ноября 1962 г. по 3 сентября 1963 г. пусками по Ла-17 и мишенным вариантам МиГ-15 и Ил-28, завершив их с положительными результатами оформлением заключения с рекомендацией принять на вооружение.

Позже аналогичные самолеты выпускались крупной серией под наименованием МиГ-21 ПФМ. В связи с расширением числа носителей РС-2УС в середине шестидесятых годов было возобновлено серийное производство этих ракет, ранее уступивших свое место на сборочных линиях более поздним К-8М и К-13. На самолетах семейства МиГ-21, в особенности – на поставленных в зарубежные страны, и подошла к завершению служба ракет семейства К-5 после снятия Су-9 с вооружения в конце семидесятых годов.

Ракеты семейства К-5 выпускались также и в Китае, где их производство под наименованием PL-1 осуществлялось в соответствии с переданной в конце пятидесятых годов лицензией.

В целом, создание ракет семейства К-5 обеспечило становление промышленной базы для выпуска ракет "воздух-воздух", позволило освоить ракетное вооружение в войсках, обеспечило всепогодное применение фронтовой истребительной авиации в период до создания легких ракет с радиолокационными головками самонаведения, что было осуществлено только к концу шестидесятых годов.

Истребитель-перехватчик МиГ-19ПМ с ракетами К-5М

(Продолжение следует)

В.Ф. ГЛАДКИЙ

librolife.ru

Управляемая ракета малой дальности К-51 (К-5МС, РС-2УС, изделие "ИС").

Управляемая ракета малой дальности К-51 (К-5МС, РС-2УС, изделие «ИС»).

Разработчик: КБ-1
Страна: СССР
Принятие на вооружение: 1960 г.

Уже во второй половине пятидесятых годов система К-5 рассматривалась как устаревшая и не планировалась к применению на перспективных самолетах. Однако, обстоятельства сложились так, что с некоторыми доработками она стала основой вооружения Су-9 — наиболее скоростного и высотного советского перехватчика первой половины шестидесятых годов.

Прототип этого самолета — Т-3 — предполагалось вооружить более современными ракетами типа К-7 или К-6. Однако, обеспечивающая их применение РЛС «Алмаз-3», как и станции семейства «Изумруд», включала две антенны, что затрудняло ее размещение в сверхзвуковом воздухозаборнике. В попытках довести скорость Т-3 до уровня его аналога со стреловидным крылом, фронтового истребителя С-1, перехватчик оборудовали аналогичным воздухозаборником. Первоначально эти работы носили чисто экспериментальный характер, так как предполагалось, что в небольшом центральном теле не удастся разместить ничего, кроме радиодальномера. Однако, к этому времени в КБ-1 коллектив под руководством К.Н.Патрухина на базе опыта работ по головкам самонаведения крылатых ракет сумел разработать достаточно эффективную самолетную РЛС ЦД-30, способную, в частности, обеспечить наведение очередной модификации ракет семейства К-5М. Предварительно на экспериментальном варианте Миг-17ПФУ — СП-16 был испытан опытный радиолокатор ШМ-60 все того же КБ-1. В результате, 28 декабря 1957 года вышло Постановление № 1843-619, обязывающее ОКБ П.О.Сухого оснастить Т-3 РЛС ЦД-30 и ракетами К-5М.

Для применения в более широком диапазоне условий пуска и совмещения с новой РЛС предстояло вновь доработать ракету. Очередной вариант получил обозначение К-51 (изделие «ИС»), но в ряде документов использовалось обозначение К-5МС. Доработке подлежали блок питания и аппаратура управления (пятый отсек) ракеты.

С развертыванием работ по К-51 в КБ-1 вновь оказался востребован один из прежних руководителей работ по ракете — Д.Л.Томашевич, которого в последний день мая 1958 года назначили главным конструктором по К-51 в КБ-1. КБ-1, однако не располагало достаточной производственной базой для изготовления ракет. Поэтому спустя пару недель организация работ вновь претерпела ряд изменений. Приказом Госкомитета по авиационной технике калининградский завод № 455 был определен в качестве опытной базы КБ-1 при проведении работ по К-51. Начальником КБ при заводе назначили М.Е.Екидовича, а техническое руководство возложили на Томашевича. Работавших в КБ-1 А.А.Колосова и Э.В.Ненартовича назначили главными конструкторами комплекса К-51 в целом и системы управления соответственно.

В соответствии с Постановлением от 16 апреля 1958 года № 41-198 применение системы К-51 предусматривалось как в составе авиационных ракетных комплексов перехвата Т-3-51 с размещением на самолете Т-3 четырех К-5М, так и в составе комплекса СМ-12-51 на самолете СМ-12 — варианте МиГ-19 с оптимальным для сверхзвуковых условий воздухозаборником с заостренными кромками и центральным телом. Отметим, что Постановлением предусматривалось также использование системы автоматизированного наведения истребителей — «Воздух-1». Использование директорного, а в дальнейшем и автоматизированного режимов наведения истребителя в сочетании с ракетным вооружением превращала перехватчик в первую пилотируемую ступень своего рода зенитной ракеты дальнего действия, сводя роль летчика к минимуму. Выход на летные испытания Т-3-51 и СМ-12-51 планировался, соответственно, в августе и сентябре 1958 года.

Еще до оформления Постановления, решением Военно-промышленной комиссии 12 от 3 марта 1958 г. было задано переоборудование под комплекс К-51 одного из первых серийных Т-3 (заводской 0103), а также изготовление на заводе 153 еще трех ракетоносцев с представлением на испытания в мае-июле. В мае 1958 года летчик-испытатель В.И.Ильин поднял в воздух первый носитель системы К-51 — самолет Т-43-2, переделанный для этих испытаний из ПТ-8. Под крылом суховского носителя ракеты размещались на пусковых устройствах АПУ-19 (внутренняя пара) и АПУ-20 (внешняя пара).

В свою очередь, на заводе № 21 изготовили один СМ-12ПМ и два экземпляра подобного самолета с жидкостным ракетным ускорителем — СМ-12ПМУ. Еще в июне 1958 года для проведения испытаний назначили летчиков Г.К.Мосолова и К.К.Коккинаки. Однако, МиГ-19 устаревал все стремительней и после проведения на полигоне во Владимировке в сентябре-октябре 1958 года заводских испытаний, а с 20 декабря — совместных государственных испытаний, по Постановлению от 4 июля 1959 года № 735-338 работы по его ракетоносному варианту СМ-12-51 были прекращены.

В ходе летных испытаний К-51 в составе Т-3 удалось подтвердить возможность применения ракет в диапазоне высот от 7 до 20 км, а также выполнить автономные пуски на высотах до 23 км. Несмотря на то, что комплекс предъявили на государственные испытания уже в сентябре, фактически их первый этап начался только с 3 декабря 1958 года и продолжался до 15 мая следующего года, в то время как по Постановлению все этапы госиспытаний требовалось выполнить всего за три месяца. К тому же, при первых пусках по Ил-28 выявились преждевременные срабатывания радиовзрывателя, что потребовало его доработки.

Второй этап государственных испытаний системы проводился с 10 октября 1959 года и до начала следующего года удалось выполнить 90 полетов, сбив в восьми пусках 4 Ил-28 и 3 МиГ-15, упустив один МиГ-15 из-за отказа матчасти. В ходе этих испытаний задействовалась и система «Воздух-1», а также другие элементы авиационного комплекса перехвата. Государственные испытания завершились 9 апреля 1960 года. В проведении испытаний участвовал будущий космонавт Г.Т.Береговой и другие летчики-испытатели ВВС — Н.И.Коровушкин, В.Г.Плюшкин, Л.Н.Фадеев, а также пилоты суховской «фирмы» B.C.Ильюшин, А.А.Кознов, Л.Г.Кобищан.

В соответствии с Постановлением от 10 октября 1960 года № 1108-460 авиационно-ракетный комплекс перехвата Т-3-51 с принятием на вооружение получил обозначение Су-9-51, самолет — Су-9, РЛС ЦД-30 — РП-9, ракета К-51 (РС-2УС). Комплекс перехватывал цели со скоростями 800-1600 км/час на высотах от 5 до 20 км. Радиолокатор обеспечивал обнаружение цели с параметрами Ил-28 на дальности 17 км, захват на сопровождение — на дальности 8-10 км. Пуск ракет производился с дистанции 2-6 км. Вероятность поражения цели на высоте 10-12 км залпом четырех ракет определялась величиной 0,8-0,9, а на высотах, близких к максимальной — 0,7-0,8.

По результатам испытаний выявилась необходимость доработки радиолокатора, и на 120 ранее выпущенных перехватчиках РЛС ЦД-30С заменили на ЦД-30Т.

Как известно, с 1959-го по 1963 год на новосибирском заводе № 153 выпустили около тысячи самолетов Су-9. Серийное производство ракет РС-2УС осуществлялось с 1959 года, а спустя год они полностью сменили в производстве РС-2У. Обеспечивалось применение РС-2УС со всех носителей ракет семейства К-5. Помимо калининградского завода № 455 серийный выпуск ракет семейства К-5 осуществляли также другие заводы: киевский № 485, ижевский № 575, ковровский № 635 и московский № 43.

Помимо разработки К-51, апрельским Постановлением 1958 года предусматривались также работы по комплексу К-52 с размещением на самолетах МиГ-19 ракет с максимальной высотностью, увеличенной с 20 до 23-25 км. Кроме того, велись работы и по теме МиГ-21П-К-52. Изготовленные на заводе № 455 опытные образцы таких ракет К-52 — ЦМ-4В — прошли летные испытания, но в 1959 году работы по данной теме прекратили.

Ракеты семейства К-5 впервые продемонстрировали под самолетами Су-9 на воздушном параде в Тушино 9 июля 1961 года, после чего они получили за рубежом обозначение АА-1 «Alkali» («Щелочь»).

Вскоре после принятия на вооружение в составе Су-9, РЛС ЦД-30 в варианте ЦД-30Т (РП-21) нашла применение и на более крупносерийном самолете — МиГ-21ПФ. В принципе, эта РЛС могла бы обеспечить применение с МиГ-21 ракет РС-2УС, что, по видимому и предполагалось до конца 1958 года, когда в нашей стране были развернуты работы по более эффективной ракете К-13 — воспроизведению американского «Сайдуиндера». К моменту принятия на вооружение (в марте 1962 года) в качестве единственного варианта вооружения этого самолета устанавливалась пара самонаводящихся ракет К-13А (Р-3С). Поскольку эти ракеты с тепловыми головками самонаведения не обеспечивали всепогодности применения, с начала шестидесятых годов велась разработка их варианта с полуактивной радиолокационной ГСН — Р-3Р. Эти работы затянулись и в дополнение к Р-3С на очередной модификации МиГ-21 решили установить РС-2УС. Соответствующие проработки были заданы Решением ВПК № 93 от 26 мая 1961 года. Уже в мае-июле 1961 года на МиГ-21ПФ № 76210101 испытали доработанный радиолокатор ЦД-30ТП. В октябре того же года на МиГ-21ПФ № 76210103 установили такую же РЛС и ПУ-12-40 с ракетами РС-2УС. Заводские испытания начались на МиГ-21ПФ № 76210101 с 12 марта 1962 года, в мае они продолжились во Владимировне. Государственные испытания К-51 на МиГ-21 провели с 20 ноября 1962 года по 3 сентября 1963-го пусками по Ла-17 и мишенным вариантам МиГ-15 и Ил-28, завершив их с положительными результатами оформлением заключения с рекомендацией принять на вооружение.

Позже аналогичные самолеты выпускались крупной серией под наименованием МиГ-21ПФМ. В связи с расширением числа носителей РС-2УС в середине шестидесятых годов было возобновлено серийное производство этих ракет, ранее уступивших свое место на сборочных линиях более поздним К-8М и К-13. На самолетах семейства МиГ-21, в особенности — на поставленных в зарубежные страны, и подошла к завершению служба ракет семейства К-5 после снятия Су-9 с вооружения в конце семидесятых годов.

Ракеты семейства К-5 выпускались также и в Китае, где их производство под наименованием PL-1 осуществлялось в соответствии с переданной в конце пятидесятых годов лицензией.

В целом, создание ракет семейства К-5 обеспечило становление промышленной базы для выпуска ракет «воздух-воздух», позволило освоить ракетное вооружение в войсках, обеспечило всепогодное применение фронтовой истребительной авиации в период до создания легких ракет с радиолокационными головками самонаведения, что было осуществлено только к концу шестидесятых годов.

ТТХ:

Длина, мм: 2428
Диаметр корпуса, мм: 202
Размах крыла, мм: 654 (с трассерами)
Масса, кг: 83,23
Масса БЧ, кг: 15,8
Дальность действия, км: 1,8-6,9
Высота пуска, м: до 23000
Макс. перегрузка при маневрировании, ед: 18.

Ракета К-51 (К-5МС).

Ракета К-51 (К-5МС).

Перехватчик Су-9 с 4-мя УР «воздух-воздух» К-51 (К-5МС).

МиГ-21Ф с ракетами К-51 (К-5МС). Схема.

.

.

Список источников:
А.Б.Широкорад. История авиационного вооружения.
В.Марковский, К.Перов. Советские авиационные ракеты «воздух-воздух».
Р.Ангельский, В.Коровин. Отечественные управляемые ракет «воздух-воздух».

xn--80aafy5bs.xn--p1ai

rulibs.com : Наука, Образование : Технические науки : РАКЕТА К-51 (РС-2УС, изделие ИС) : читать онлайн : читать бесплатно

РАКЕТА К-51 (РС-2УС, изделие ИС)

Уже во второй половине пятидесятых годов система К-5 рассматривалась как устаревшая и не планировалась к применению на перспективных самолетах. Однако, обстоятельства сложились так, что с некоторыми доработками она стала основой вооружения Су-9 – наиболее скоростного и высотного советского перехватчика первой половины шестидесятых годов.

Прототип этого самолета – Т-3 – предполагалось вооружить более современными ракетами типа К-7 или К-6. Однако, обеспечивающая их применение РЛС "Алмаз-3", как и станции семейства "Изумруд", включала две антенны, что затрудняло ее размещение в сверхзвуковом воздухозаборнике. В попытках довести скорость Т-3 до уровня его аналога со стреловидным крылом, фронтового истребителя С-1, перехватчик оборудовали аналогичным воздухозаборником. Первоначально эти работы носили чисто экспериментальный характер, так как предполагалось, что в небольшом центральном теле не удастся разместить ничего, кроме радиодальномера. Однако, к этому времени в КБ-1 коллектив под руководством К.Н. Патрухина на базе опыта работ по головкам самонаведения крылатых ракет сумел разработать достаточно эффективную самолетную РЛС ЦД-30, способную, в частности, обеспечить наведение очередной модификации ракет семейства К-5М. Предварительно на экспериментальном варианте Миг-17ПФУ – СП-16 был испытан опытный радиолокатор ШМ-60 все того же КБ-1. В результате, 28 декабря 1957 г. вышло Постановление № 1843-619, обязывающее ОКБ П.О. Сухого оснастить Т-3 РЛС ЦД-30 и ракетами К-5М.

Для применения в более широком диапазоне условий пуска и совмещения с новой РЛС предстояло вновь доработать ракету. Очередной вариант получил обозначение К-51 (изделие "ИС"), но в ряде документов использовалось обозначение К-5МС. Доработке подлежали блок питания и аппаратура управления (пятый отсек) ракеты.

С развертыванием работ по К-51 в КБ-1 вновь оказался востребован один из прежних руководителей работ по ракете – Д.Л. Томашевич, которого в последний день мая 1958 г. назначили главным конструктором по К-51 в КБ-1. КБ-1, однако не располагало достаточной производственной базой для изготовления ракет. Поэтому спустя пару недель организация работ вновь претерпела ряд изменений. Приказом Госкомитета по авиационной технике калининградский завод N° 455 был определен в качестве опытной базы КБ-1 при проведении работ по К-51. Начальником КБ при заводе назначили М.Е. Екидовича, а техническое руководство возложили на Томашевича. Работавших в КБ-1 А.А. Колосова и Э.В. Ненартовича назначили главными конструкторами комплекса К-51 в целом и системы управления соответственно.

В соответствии с Постановлением от 16 апреля 1958 г. №41-198 применение системы К-51 предусматривалось как в составе авиационных ракетных комплексов перехвата Т-3-51 с размещением на самолете Т-3 четырех К-5М, так и в составе комплекса СМ-12-51 на самолете СМ-12 – варианте МиГ-19 с оптимальным для сверхзвуковых условий воздухозаборником с заостренными кромками и центральным телом. Отметим, что Постановлением предусматривалось также использование системы автоматизированного наведения истребителей – "Воздух-1". Использование директорного, а в дальнейшем и автоматизированного режимов наведения истребителя в сочетании с ракетным вооружением превращала перехватчик в первую пилотируемую ступень своего рода зенитной ракеты дальнего действия, сводя роль летчика к минимуму. Выход на летные испытания Т-3-51 и СМ-12-51 планировался, соответственно, в августе и сентябре 1958 г.

Еще до оформления Постановления, решением Военно-промышленной комиссии № 12 от 3 марта 1958 г. было задано переоборудование под комплекс К-51 одного из первых серийных Т-3 (заводской № 0103), а также изготовление на заводе № 153 еще трех ракетоносцев с представлением на испытания в мае-июле. В мае 1958 г. летчик- испытатель В.И. Ильин поднял в воздух первый носитель системы К-51 – самолет Т-43-2, переделанный для этих испытаний из ПТ-8. Под крылом сухо- вского носителя ракеты размещались на пусковых устройствах АПУ-19 (внутренняя пара) и АПУ-20 (внешняя пара).

В свою очередь, на заводе № 21 изготовили один СМ-12ПМ и два экземпляра подобного самолета с жидкостным ракетным ускорителем – СМ-12ПМУ. Еще в июне 1958 г. для проведения испытаний назначили летчиков Г.А. – Мосолова и К.К. Коккинаки. Однако, МиГ-19 устаревал все стремительней и после проведения на полигоне во Владимировке в сентябре – октябре 1958 г. заводских испытаний, а с 20 декабря – совместных государственных испытаний, по Постановлению от 4 июля 1959 г. № 735-338 работы по его ракетоносному варианту СМ-12-51 были прекращены.

В ходе летных испытаний К-51 в составе Т-3 удалось подтвердить возможность применения ракет в диапазоне высот от 7 до 20 км, а также выполнить автономные пуски на высотах до 23 км. Несмотря на то, что комплекс предъявили на государственные испытания уже в сентябре, фактически их первый этап начался только с 3 декабря 1958 г. и продолжался до 15 мая следующего года, в то время как по Постановлению все этапы госиспытаний требовалось выполнить всего за три месяца. К тому же, при первых пусках по Ил-28 выявились преждевременные срабатывания радиовзрывателя, что потребовало его доработки.

Второй этап государственных испытаний системы проводился с 10 октября 1959 г. и до начала следующего года удалось выполнить 90 полетов, сбив в восьми пусках 4 Ил-28 и 3 МиГ-15, упустив один Ми Г-15 из-за отказа матчасти. В ходе этих испытаний задействовалась и система " Воздух-1", а также другие элементы авиационного комплекса перехвата. Государственные испытания завершились 9 апреля 1960г. В проведении испытаний участвовал будущий космонавт Г.Т. Береговой и другие летчики-испытатели ВВС – Н.И. Коровушкин, В.Г. Плюшкин, JI.H. Фадеев, а также пилоты суховской "фирмы" B.C. Ильюшин, А.А Кознов, Л.Г. Кобещан.


Ракета К-51 (РС-2УС) под крылом истребителя МиГ-21П. Фото представлено М.Дюреши


Схема ракеты РС-2УС



В соответствии с Постановлением от 10 октября 1960 г. № 1108-460 авиационно-ракетный комплекс перехвата Т-3-51 с принятием на вооружение получил обозначение Су-9-51, самолет – Су-9, РЛС ЦД-30 – РП-9, ракета К-51 – РС-2УС. Комплекс перехватывал цели со скоростями 800- 1600 км/час на высотах от 5 до 20 км. Радиолокатор обеспечивал обнаружение цели с параметрами Ил-28 на дальности 17 км, захват на сопровождение – на дальности 8-10 км. Пуск ракет производился с дистанции 2-6 км. Вероятность поражения цели на высоте 10-12 км залпом четырех ракет определялась величиной 0,8-0,9, а на высотах, близких к максимальной – 0,7- 0,8.

По результатам испытаний выявилась необходимость доработки радиолокатора, и на 120 ранее выпущенных перехватчиках РЛС ЦД-ЗОС заменили на ЦД-30Т.

Как известно, с 1959 по 1963 годы на новосибирском заводе № 153 выпустили около тысячи самолетов Су-9. Серийное производство ракет РС-2УС осуществлялось с 1959 г., а спустя год они полностью сменили в производстве РС-2У. Обеспечивалось применение РС-2УС со всех носителей ракет семейства К-5. Помимо калининградского завода № 455 серийный выпуск ракет семейства К-5 осуществляли также другие заводы – киевский № 485, ижевский № 575, ковровский № 635 и московский № 43.

Помимо разработки К-51, апрельским Постановлением 1958 г. предусматривались также работы по комплексу К-52 с размещением на самолетах МиГ-19 ракет с максимальной высотностью, увеличенной с 20 до 23- 25 км. Кроме того, велись работы и по теме МиГ-21П-К-52. Изготовленные на заводе № 455 опытные образцы таких ракет К-52 – ЦМ-4В – прошли летные испытания, но в 1959 г. работы по данной теме прекратили.

Ракеты семейства К-5 впервые продемонстрировали под самолетами Су-9 на воздушном параде в Тушино 9 июля 1961 г., после чего они получили за рубежом обозначение АА-1 "Alkaly".

Вскоре после принятия на вооружение в составе Су-9, РЛС ЦД-30 в варианте ЦД-30Т (РП-21) нашла применение и на более крупносерийном самолете – МиГ-21ПФ. В принципе, эта РЛС могла бы обеспечить применение с МиГ-21 ракет РС-2УС, что, по видимому и предполагалось до конца 1958 г., когда в нашей стране были развернуты работы по более эффективной ракете К-13 – воспроизведению американского "Сайдуиндера". К моменту принятия на вооружение (в марте 1962 года) в качестве единственного варианта вооружения этого самолета устанавливалась пара самонаводящихся ракет К-13А (Р-ЗС). Поскольку эти ракеты с тепловыми головками самонаведения не обеспечивали всепо- годности применения, с начала шестидесятых годов велась разработка их варианта с полуактивной радиолокационной ГСН – Р-ЗР. Эти работы затянулись и в дополнение к Р-ЗС на очередной модификации МиГ-21 решили установить РС-2УС. Соответствующие проработки были заданы Решением ВПК № 93 от 26 мая 1961 г. Уже в мае…июле 1961 г. на МиГ-21 ПФ № 76210101 испытали доработанный радиолокатор ЦД-30ТП. В октябре того же года на МиГ-21ПФ № 76210103 установили такую же РЛС и ПУ-12-40 с ракетами РС-2УС. Заводские испытания начались на МиГ-21ПФ № 76210101 с 12 марта 1962 г., в мае они продолжились во Владимировке. Государственные испытания К-51 на МиГ-21 провели с 20 ноября 1962 г. по 3 сентября 1963 г. пусками по Ла-17 и мишенным вариантам МиГ-15 и Ил-28, завершив их с положительными результатами оформлением заключения с рекомендацией принять на вооружение.

Позже аналогичные самолеты выпускались крупной серией под наименованием МиГ-21 ПФМ. В связи с расширением числа носителей РС-2УС в середине шестидесятых годов было возобновлено серийное производство этих ракет, ранее уступивших свое место на сборочных линиях более поздним К-8М и К-13. На самолетах семейства МиГ-21, в особенности – на поставленных в зарубежные страны, и подошла к завершению служба ракет семейства К-5 после снятия Су-9 с вооружения в конце семидесятых годов.

Ракеты семейства К-5 выпускались также и в Китае, где их производство под наименованием PL-1 осуществлялось в соответствии с переданной в конце пятидесятых годов лицензией.

В целом, создание ракет семейства К-5 обеспечило становление промышленной базы для выпуска ракет "воздух-воздух", позволило освоить ракетное вооружение в войсках, обеспечило всепогодное применение фронтовой истребительной авиации в период до создания легких ракет с радиолокационными головками самонаведения, что было осуществлено только к концу шестидесятых годов.


Истребитель-перехватчик МиГ-19ПМ с ракетами К-5М

(Продолжение следует)


В.Ф. ГЛАДКИЙ

rulibs.com

К-5 (ракета) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 19 августа 2016; проверки требуют 7 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 19 августа 2016; проверки требуют 7 правок. Перейти к навигации Перейти к поиску У этого термина существуют и другие значения, см. К-5.
K-5
РС-1У
«Изделие ШМ»
Код НАТО: AA-1 Alkali

К-5М на истребителе МиГ-19. Парк-музей военной истории в Кецеле, Венгрия.
Тип УРВВ малой дальности
Статус снята с вооружения в 1970-е
Разработчик ОКБ-2[1]
КБ завода № 455 (Р-55)[1]
Главный конструктор Д. Л. Томашевич
Годы разработки С 1951
Начало испытаний 8 октября 1953
Принятие на вооружение РС-1У: 1956
РС-2У: 28 ноября 1957
РС-2УС: 10 октября 1960
Производитель

ru.wikipedia.org

Управляемая ракета малой дальности К-55 (Р-55).

Управляемая ракета малой дальности К-55 (Р-55).

Разработчик: КБ завода № 455
Страна: СССР
Начало разработки: 1958 г.
Принятие на вооружение: 1969 г.

С середины пятидесятых годов считалось целесообразным залповое совместное применение ракет с радиолокационными и инфракрасными системами наведения, что, по замыслу разработчиков, должно было свести к минимуму эффективность мер противодействия противника. Кроме того, уже упомянутые сложности боевого применения ракет с наведением по лучу склоняли заказчиков к внедрению систем самонаведения. В 1958 году, с началом разработки относительно малогабаритной самонаводящейся ракеты К-13, было выдвинуто предложение о использовании ее тепловой ГСН в составе ракеты семейства К-5. Разработку ракеты ЦМ-6, в дальнейшем получившей название К-55, поручили КБ завода № 455, первоначально созданному для решения технологических задач, возникавших при серийном производстве ракет «воздух-воздух».

Первые опытные образцы изготовили и испытали уже в 1959 году. С летевших на высотах 10-15 км МиГ-19 провели 4 пуска программных ракет ЦМ-6П. Однако, несмотря на их положительные результаты, быстро сделать ракету «на коленке» не получилось. Кроме того, это была первая самостоятельная работа конструкторского коллектива во главе с Н.Т.Пикетом, опыт приобретался по мере накопления ошибок.

В 1960 году удалось выпустить комплект конструкторской документации по К-55, провести стендовую отработку контура управления и первые наземные испытания новой боевой части разработки ГСКБ-47 — переднее место штатной БЧ ракеты К-5 на К-55 заняла головка самонаведения. В следующем году с одного из опытных Су-9 — Т-43-3 — начиная с 4 февраля выполнили пуски 6 программных и одной телеметрической ракеты с тепловой головкой ИГС-59, ранее разработанной в НИИ-10 коллективом во главе с И.Н.Государевой для К-13, но не использованной на этой ракете.

В производстве находились телеметрические ракеты и их модификации для отработки ГСН (К-55ТГ) и взрывателя (К-55СВ), а также боевые ракеты К-55ТС. В 1962 году провели 9 пусков по спускающимся на парашютах светящимся авиабомбам и мишеням, по результатам которых потребовалось провести доработку ГСН. Кроме того, требовалось провести регламентные работы на привлеченных к испытаниям Т-43-5 и Т-43-12.

В 1963 году заводские испытания продолжились на Т-43-12 и завершились в мае 1964 года с положительными результатами — пусками с Су-9 были сбиты беспилотные Ил-28 и МиГ-15М.

Как и при создании других унифицированных систем оружия, задача оказалась не столь простой, как предполагалось по замыслу. Исходную К-51 основательно переработали, так что неизменным остался только твердотопливный двигатель ПРД-45. Взамен первоначально использовавшегося и испытывавшегося в 1962 году радиовзрывателя «Ласточка» установили оптический взрыватель. Сначала отрабатывался радиовзрыватель «Огонек», а затем «Роза» разработки ЦКБ-589.

Помимо размещения в передней части ракеты К-55 тепловой головки самонаведения, а за ним — неконтактного оптического взрывателя «Роза», важным отличием от К-51 стало применение двух боевых частей, одна из которых устанавливалась в середине корпуса, а другая — в хвостовой части ракеты, на месте аппаратуры радиоуправления К-51. По таким показателям, как максимальная дальность, суммарный вес боевых частей, К-55 существенно превосходила исходный образец и, кроме того, обеспечивала возможность пуска в широком диапазоне углов в задней полусфере цели.

Работа шла фактически на конкурсных началах по отношению к К-8М-8,создававшейся в то же время в ОКБ-4 путем переноса технических решений К-8 на изделие существенно меньшей размерности. По уровню характеристик К-55 не превосходила своего конкурента, но была более предпочтительна для освоения в серийном производстве.

Исходя из положительных результатов заводских испытаний, ВПК своим решением № 228 от 9 сентября 1964 года предписала со II кв. 1965 года преступить к совместным испытаниям модернизированного комплекса вооружения для Су-9 с сочетанием ракет К-51 (РС-2УС) и К-55, предусмотрев предоставление Министерством обороны двух Су-9 для этих целей. До конца года завод № 455 изготовил 35 ракет для проведения государственных испытаний.

Официально К-55 приняли на вооружение 21 января 1969 года как Р-55 в составе системы вооружения самолета Су-9. Ракеты серийно выпускались с 1967 года на заводе № 455 под несекретным индексом «изделие 68». По маневренным возможностям Р-55 существенно превосходила К-13А. Однако к этому времени уже начиналась разработка более совершенных маневренных ракет с тепловыми ГСН — К-60 и К-13М, на которые и ориентировались создатели перспективных истребителей. Поэтому несколько запоздавшая Р-55 нашла ограниченное применение. Как и предусматривалось с начала отработки, пара Р-55 устанавливалась на Су-9 в дополнение к двум РС-2УС, к которым они были «классово ближе», чем К-13А. Видимо, исходя из экономической целесообразности увеличения объемов производства Р-55, ОКБ П.О.Сухого применило эту ракету и на Су-24 в качестве оружия самообороны. Кроме того, возможность использования Р-55 обеспечивалась и на последней крупносерийной модификации «двадцать первого» — МиГ-21бис, выпускавшемся в Горьком с 1972-го по 1974 год, а затем, по лицензии, в Индии.

При относительно малой распространенности Р-55 сыграла значительную роль в развитии отечественного ракетостроения. При ее разработке коллектив КБ калининградского завода № 455 накопил опыт, достаточный для проведения последующей успешной разработки множества тактических ракет «воздух-земля» (Х-66, Х-23, Х-25, Х-25М, Х-35, Х-31 и их модификации).

ТТХ:

Длина, м: 2,0
Диаметр, мм: 200
Размах, м: 0,53
Вес, кг: 92
БЧ: 9,1 кг — фугасная
Система наведения: инфракрасная
Дальность пуска макс., км: 10
Дальность пуска мин., км: 1,2
Время управляемого полета, с: 30
Допустимая перегрузка при пуске, ед.: 3
Самолет-носитель: Су-24, Су-9, МиГ-21бис.

Ракета К-55.

Ракета К-55 на перехватчике Су-9.

УР К-51 и К-55. Схема.

.

.
Список источников:
А.Б.Широкорад. История авиационного вооружения.
В.Марковский, К.Перов. Советские авиационные ракеты «воздух-воздух».
Р.Ангельский, В.Коровин. Отечественные управляемые ракет «воздух-воздух».

xn--80aafy5bs.xn--p1ai

Ракета К-55 (Р-55, «изделие 67»). Техника и вооружение 2005 09

Ракета К-55 (Р-55, «изделие 67»)

С середины 1950-х гг. считалось целесообразным совместное залповое применение ракет с радиолокационными и инфракрасными системами наведения, что, по замыслу разработчиков, должно было свести к минимуму эффективность мер противодействия противника. Кроме того, уже упомянутые сложности боевого использования ракет с наведением по лучу склоняли заказчиков к внедрению систем самонаведения. В 1958 г. с началом разработки относительно малогабаритной самонаводящейся ракеты К-13 возникло предложение об использовании ее тепловой ГСН в составе ракет семейства К-5. Разработку ракеты ЦМ-6, в дальнейшем названной К-55, поручили КБ завода №455, первоначально организованному для решения технологических задач, возникавших в ходе серийного производства ракет класса “воздух-воздух».

Наименование К-55

Дальность пусков в ЗПС, км 1,2-10

Высота целей, км 0.2-22

Скорость целей, км/ч до 1600

Масса ракеты, кг 92

Масса боевой части, кг 12

Длина ракеты, м 2,7

Диаметр ракеты, м 0,2

Размах крыла, м 0,64

Первые опытные образцы изготовили и испытали уже в 1951 г. С летевших на высотах 10-15 км МиГ-19 провели четыре пуска программных ракет ЦМ-6П. Однако, несмотря на их положительные результаты, быстро сделать ракету «на коленке» не получилось. Кроме того, это была первая самостоятельная работа конструкторского коллектива во главе с Н.Т. Пикотом, опыт приобретался по мере накопления ошибок.

В 1960 г. удалось выпустить комплект конструкторской документации по К-55. провести стендовую отработку контура управления и первые наземные испытания новой боевой части разработки ГСКБ-47 – переднее место штатной БЧ ракеты К-5 на К-55 заняла головка самонаведения. В этот период ракета фигурировала под наименованием Р-6. В следующем году (с 4 февраля по 25 марта) с одного из опытных Су-9 (Т-43-3) в диапазоне высот от 7 до 21,5 км выполнили пуски шести программных и одной телеметрической ракеты с тепловой головкой ИГС-59, ранее разработанной в НИИ-10 коллективом во главе с И.Н. Государовой для К-13, но не использованной на этой ракете.

В производстве находились телеметрические ракеты и их модификации для отработки ГСН (К-55ТГ) и радиовзрывателя «Ласточка» (К-55СВ), а также боевые ракеты К-55ТС с оптическим взрывателем. В 1962 г. провели девять пусков по спускающимся на парашютах светящимся авиабомбам и мишеням, по результатам которых испытания прервали: потребовалось провести доработку ГСН. Кроме того, необходимо было провести регламентные работы на привлеченных к испытаниям самолетах Т-43-5 и Т-43-12.

В 1963 г. заводские испытания продолжились на Т-43-12 и завершились в мае 1964 г. с положительными результатами: пусками с Су-9 были сбиты беспилотные Ил-28 и МиГ-15.

Как и при создании других унифицированных систем оружия, задача оказалась не столь простой, как предполагалось. Исходную К-51 основательно переделали, неизменным остался только твердотопливный двигатель ПРД-45. Взамен первоначально использовавшегося в 1962 г. радиовзрывателя «Ласточка» установили оптический взрыватель. Сначала испытывался радиовзрыватель «Огонек», а затем «Роза», разработанный ЦКБ-589.

Помимо размещения в передней части ракеты К-55 тепловой головки самонаведения, а за ней – неконтактного оптического взрывателя «Роза» важным отличием от К-51 стало применение двух боевых частей, одна из которых устанавливалась в середине корпуса, а другая – в хвостовой части ракеты, на месте аппаратуры радиоуправления К-51. По таким показателям, как максимальная дальность, суммарный вес боевых частей, К-55 существенно превосходила исходный образец и, кроме того, обеспечивала возможность пуска в широком диапазоне углов в задней полусфере цели.

Работа шла фактически параллельно К-88, создававшейся в то же время в ОКБ-4 путем переноса технических решений К-8 на изделие существенно меньших размеров. По уровню характеристик К-55 не превосходила своего конкурента, но была более предпочтительна для освоения в серийном производстве.

Исходя из положительных результатов заводских испытаний, ВПК своим решением 9 сентября 1964 г. предписала со II кв. 1965 г. приступить к совместным испытаниям модернизированного комплекса вооружения для Су-9 с сочетанием ракет К-51 (РС-2УС) и К-55, предусмотрев использование для этих целей двух Су-9. До конца года завод №455 изготовил 35 ракет для проведения государственных испытаний.

В 1965 г. были запущены шесть боевых и пять телеметрических ракет, сбиты четыре беспилотных МиГ-15, а в следующем году провели пуски двух боевых и пяти телеметрических ракет. В результате удалось повысить чувствительность ГСН С-59.

Начиная с 1967 г. К-55 выпускались большой серией в Калининграде на заводе N°455 подиндексом «изделие 67». Но план был выполнен заводом менее чем наполовину из-за недопоставок смежным предприятием ГСН С-59. В следующем году удалось выйти на плановые уровни производства, но ракету доработали: ввели ударный взрыватель в предохранительно-исполнительный механизм И-116, усовершенствовали блок автоматики, усилили корпус второго отсека. Официально К-55 приняли на вооружение постановлением от 21 января 1969 г. как Р-55 в составе системы вооружения самолета Су-9.

В 1971 г. появилась модификация К-55А, оптимизированная для стрельбы по автоматическим дрейфующим аэростатам. Было выпущено 20 таких ракет.

По маневренным возможностям Р-55 в полтора-два раза превосходила К-13А, позволяя поражать цели, маневрирующие с перегрузкой до 3 единиц. С 1971 г. калининградским КБ велись работы по усовершенствованной модификации К-55М, оснащенной модернизированной ГСН С-59М с повышенной дальностью захвата цели. Однако к этому времени уже начиналось создание более совершенных маневренных ракет с тепловыми ГСН К-60 и К-13М1, на которые и ориентировались конструкторы перспективных истребителей. В начале 1970-х гг. эти новые ракеты поступили на вооружение. Поэтому несколько запоздавшая Р-55 нашла ограниченное применение. Как и предусматривалось с самого начала, две Р-55 устанавливались на Су-9 в дополнение к двум РС-2УС, к которым они были «классово ближе», чем К-13А.

Ракета К-55 («изделие 67»).

Видимо, исходя из экономической целесообразности увеличения объемов производства Р-55, ОКБ П.О. Сухого применило эту ракету и на Су-24 в качестве оружия самообороны. Соответствующие испытания велись на Т-6-6 и Т-6-18 в 1974- 1975 гг. Кроме того, возможность использования Р-55 обеспечивалась и на последней крупносерийной модификации «двадцать первого» МиГ-21 бис, строившейся в Горьком с 1972 по 1974 г., а затем по лицензии в Индии. Испытания проводились на МиГ-21 ПФМ №3523, на МиГ-21 СМ, а затем на МиГ-21 бис №24 в 1972-1974 гг.

Ракеты Р-55 серийно выпускались на Калининградском машиностроительном заводе до 1976 г. Производились они и на московском заводе «Коммунар».

Хотя Р-55 не получила широкого распространения. она все же сыграла важную роль в развитии отечественного ракетостроения. При ее разработке коллектив КБ калининградского завода N«455 накопил опыт, достаточный для проведения последующей успешной разработки множества тактических ракет класса «воздух-земля» (Х-66. Х-23, Х-25, Х-25М, Х-35, Х-31 и их модификации).

Ракета К-88.

Опытный самолет Т-43-12 с управляемыми ракетами К-51.

Опытный самолет Т-43-15 с управляемыми ракетами К-51.

Опытный самолет СМ-12ПФУ с управляемыми ракетами К-51.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

К-55 (ракета) Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. К-5.

К-5 (РС-1У — реактивный снаряд первый управляемый[2] или Изделие ШМ, по классификации МО США и НАТО: AA-1 Alkali — «Щелочь») — советская управляемая ракета класса «воздух-воздух» с радиокомандной системой наведения. Разработана в ОКБ-2 МАП СССР, под руководством Д. Л. Томашевича. Разработка К-5 началась в 1951 году.

История разработки

Работы по созданию первой системы управляемого ракетного вооружения для истребителей-перехватчиков начались в КБ-1 почти за год до выхода официального постановления Совета Министров СССР от 1 апреля 1952 года. К-5 изначально задумывалось как достаточно компактное оружие, чтобы его можно было разместить на истребителе МиГ-15, причём предполагалось что истребитель будет нести четыре ракеты, что должно было обеспечить большую вероятность поражения цели. В несекретных документах ракета получила обозначение «ШМ».

НИИ-17 занялся разработкой радиолокационной станции (РЛС) для системы вооружения К-5. В очень короткий срок, на базе РЛС РП-1У «Изумруд» для всепогодных модификаций истребителей МиГ-15 и МиГ-17, была создана РЛС РП-2У «Изумруд-2», которая в различных модификациях устанавливалась на МиГ-17, МиГ-19 и первых серийных Як-25.

Первый автономный пуск «ШМ» с МиГ-17П (СП-6) состоялся 8 октября 1953 года в районе полигона Владимировка, в Астраханской области. Пуски «ШМ» по самолётам-мишеням начались в марте 1955 года, и уже 8-го числа была поражена первая мишень. После принятия на вооружение в 1956 году система получила наименование С-1-У, самолёт — МиГ-17ПФУ, а сама ракета — РС-1У (сокр. реактивный снаряд первый, управляемый). Четыре ракеты РС-1У (изделия «М») размещались на пусковых устройствах АПУ-3 с замками-держателями 369-Ш.

В соответствии с декабрьским правительственным Постановлением 1954 года 40 ракетоносцев МиГ-17ПФУ (СП-15) выпустили в 1956 году на заводе № 21 в Горьком. В 1956 году провели войсковые испытаний, завершив их с положительными результатами. Ещё одним носителем новой системы вооружения стал двухдвигательный перехватчик Як-25. Количество этих перехватчиков было крайне мало — упоминается лишь одна группа ракетоносцев Як-25, базировавшаяся на восточном побережье Каспийского моря, у Красноводска.

Для истребителя МиГ-19 была разработана усовершенствованная ракета К-5М, с увеличенной площадью крыльев, улучшенной устойчивостью, увеличенными топливным зарядом и запасами сжатого газа для рулевых приводов и большей боевой частью. К-5М представили на испытания весьма оперативно — уже весной 1956 года во Владимировке состоялись её первые пуски с истребителя МиГ-19 (СМ-2М).

После принятия системы на вооружение по постановлению ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 1343—619сс от 28 ноября 1957 года она получила обозначение С-2-У, ракета — РС-2У. На горьковском заводе № 21 носитель запустили в серию под обозначением МиГ-19ПМ («изделие 65»), выпустив 369 самолётов с 1956 по 1960 год.

Уже во второй половине 1950-х годов система К-5 рассматривалась как устаревшая и не планировалась к применению на перспективных самолётах. Однако, обстоятельства сложились так, что с некоторыми доработками она стала основой вооружения Су-9 — наиболее скоростного и высотного советского перехватчика первой половины 1960-х годов. Этот вариант К-5 получил обозначение К-51 (изделие «ИС»), но в ряде документов использовалось обозначение К-5МС.

Ещё до оформления Постановления решением Военно-промышленной комиссии № 12 от 3 марта 1958 года было задано переоборудование под комплекс К-51 одного из первых серийных Т-3 (заводской № 0103), а также изготовление на заводе № 153 ещё трёх ракетоносцев с представлением на испытания в мае-июле. В мае 1958 года лётчик-испытатель В. И. Ильин поднял в воздух первый носитель системы К-51 — самолёт Т-43-2, переделанный для этих испытаний из ПТ-8. Под крылом суховского носителя ракеты размещались на пусковых устройствах АПУ-19 (внутренняя пара) и АПУ-20 (внешняя пара). В ходе летных испытаний К-51 в составе Т-3 удалось подтвердить возможность применения ракет в диапазоне высот от 7 до 20 км, а также выполнить автономные пуски на высотах до 23 км. В соответствии с Постановлением от 10 октября 1960 года № 1108—460 авиационно-ракетный комплекс перехвата Т-3-51 с принятием на вооружение получил обозначение Су-9-51, самолёт — Су-9, РЛС ЦД-30 — РП-9, ракета К-51 — РС-2УС. Вскоре после принятия на вооружение в составе Су-9, РЛС ЦД-30 в варианте ЦД-З0Т (РП-21) нашла применение и на более крупносерийном самолёте — МиГ-21ПФ. После того как разработка Р-3 с радиолокационной ГСН затянулась, было решено вооружить МиГ-21 ракетами РС-2УС. Этими ракетами были вооружены модификации МиГ-21ПФМ и МиГ-21С.

В 1963 году проводились испытания по применению ракеты РС-2УС по наземным целям. Такой вариант применения был признан возможным, но нецелесообразным из-за малой точности ракеты и слабой боевой части.[1]

Ракеты семейства К-5 выпускались также и в Китае, где их производство под наименованием PL-1 осуществлялось в соответствии с переданной в конце 1950-х годов лицензией. В конце 1990-х годов на основе РС-2У в Польше была создана ракета-мишень для тренировки расчётов зенитных ракетных комплексов.[3]

Модификации и носители

  • К-5 (РС-1У) — базовый серийный вариант. МиГ-17ПФУ был вооружён четырьмя ракетами РС-1УС, как и Як-25К.
  • К-5М (РС-2У) — усовершенствованные ракеты для истребителей МиГ-19ПМ и МиГ-19ПМЛ.
  • К-5С — К-5 с увеличенной боевой частью, в серию не пошла.
  • К-5МС (К-51, РС-2УС) — последний серийный вариант К-5, этими ракетами вооружались Су-9, МиГ-21ПФМ и МиГ-21С.
  • К-55 (Р-55, «изделие 67») — модернизированный вариант РС-2УС с помехозащищённой тепловой ГСН и дополнительной БЧ в хвостовой части, разрабатывался ОКБ «Звезда» с 1957 года.[1]
  • PL-1 (кит. трад. 霹靂一號, упр. 霹雳一号, пиньинь: Pī lì yī hào, палл.: Пи ли и хао, буквально Удар грома 1) — китайская копия К-5 производившаяся по лицензии.

Тактико-технические характеристики

МодификацияРС-1УРС-2УРС-2УСР-55
изделие «ШС»
AA-1 Alkali
изделие «И»
AA-1A Alkali[4]
изделие «ИС»
AA-1A Alkali
изделие «67»
AA-1B Alkali[4]
Принятие на вооружение1956195719601972[4]
Самолёты-носители/боекомплектМиГ-17ПФУ/4, Як-25К/?,
МиГ-19ПМ/4[4]
МиГ-19ПМ/4МиГ-19ПМУ/4[4], Су-9/2-4,
МиГ-21ПФМ/Р/МФ/?
МиГ-21ПФМ/С/?, Су-9/2-4
(Миг-21бис[4], Су-9, Су-15[1])
Пусковое устройствоАПУ-3[5]АПУ-4[5]АПУ-4[4],
АПУ-19 (внутренние) и
АПУ-20 (внешние)[5],
АПУ-7[4]
АПУ-68УМ[4]
Зона поражения по дальности, км2-32-5,2 (реально 1,5-3,5[5],
2,5-3,5[4])
2-6[5] (2,5-3,5[4])1,2-10[1] (1,2-2,8[4])
Зона поражения по высоте, км5-100,7-16 (2,5-16,5[4])5-20[5]
(2,5-16,5/20,5[6])[4]
0-22[1]
Скорость поражаемой цели, км/ч1600
Длина ракеты, м2,352,45 (2,494[4])2,5[4]2,76[4]
Диаметр корпуса, мм200
Размах крыла, м0,550,650,654[4]0,65[4]
Стартовая масса, кг74,382,6 (82,2[5])82,7[4]91,1[4]
Время управляемого полёта, сек.
Максимальная скорость, м/с800[4]
Допустимая перегрузка при пуске, g
Перегрузка перехватываемой цели, g
Боевая частьОФБЧ 9,25 кг (11,35[5])13 кг (13,5[5])13 кгДве ОФБЧ (передняя
и хвостовая), 8,6 кг[4]
Система наведенияпо радиолучу самолётной РЛСИК ГСН C-59[7]
Взрывательнеконтактный
радиовзрыватель РВ-1У[5]
неконтактный
радиовзрыватель РВ-2У[5]
неконтактый
оптический НОВ-55[7] «Роза»
ИК-диапазона[7][8]
Двигательная установкаРДТТ тягой 1340 кгс[5]
Операторы К-5 помечены красным

Операторы

Бывшие

Источники

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 История ОАО "Корпорация Тактическое Ракетное Вооружение" (рус.). Оф. сайт ОАО "Корпорация Тактическое Ракетное Вооружение" (2009). Проверено 18 декабря 2011. Архивировано 25 марта 2012 года.
  2. Мясников Виктор. Сверхзвуковые ракеты находят цель (рус.). Независимое военное обозрение (1 июня 2012). Проверено 1 июня 2012. Архивировано 28 июня 2012 года.
  3. Коровин В. Ракеты "Факела" / Под общ. ред. В. Г. Светлова. — М.: РИА "Глория-Арт", 2003. — С. 154.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 Gordon, 2004, с. 15—22.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Марковский, Перов, 2005, с. 4—7.
  6. ↑ При использовании на МиГ-19ПМ и Су-9, соответственно.
  7. 1 2 3 Gordon, 2004, с. 23.
  8. ↑ Крылья Родины, № 8, 1995, с. 16—18.

Литература

  • Широкорад А. Б. История авиационного вооружения. Краткий очерк / Под общей ред. А. Е. Тараса. — Мн.: Харвест, 1999. — 560 с. — (Библиотека военной истории). — 11 000 экз. — ISBN 985-433-695-6.
  • Марковский В. Перов К. Советские авиационные ракеты «воздух-воздух». — М.: Экспринт, 2005. — 47 с. — ("Экспринт: Авиационный фонд").
  • Ангельский Р., Коровин В. Отечественные управляемые ракет «воздух-воздух» // Авиация и Космонавтика. — 2002. — № 1. — С. 5—11.
  • Марковский В., Перов К. Ракета находит цель. Советские авиационные ракеты «воздух-воздух» (рус.) // Крылья Родины. — М., 1995. — № 8. — С. 16—18. — ISSN 0130-2701.
  • Gordon Yefim. Soviet/Russian Aircraft Weapons. Since World War Two. — Hinkley, England: Midland Publishing, 2004. — 207 p. — ISBN 1-85780-188-1.

Ссылки

Советские и российские управляемые и неуправляемые авиационные ракеты

Расположение по возрастанию даты разработки. Курсивом выделены экспериментальные (не принятые на вооружение образцы) .

wikiredia.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о