История норманны – rulibs.com : Наука, Образование : История : Введение Норманны на севере. Походы викингов. Поселение норманнов в Апулии, Исландии и Нормандии. : Адольф Шакк : читать онлайн : читать бесплатно

Норманны. История Англии в Средние века

С конца VIII в. на Британские острова начали совершать набеги даны — собственно датчане и норвежцы. Тех и других обычно называют норманнами. На англосаксонские королевства нападали в основном датчане, а на Ирландию и Шотландию — норвежцы. В 793 г. датчане разрушили монастырь в Линдисфарне. Монастырь этот славился как центр благочестия и учености. Его монахи были известны далеко за пределами Британии. Великолепные образцы рукописного искусства прославили Линдисфарнский монастырь. Особенно большой известностью пользуется уцелевшее Линдисфарнское евангелие с изумительными по тонкости работы и краскам миниатюрами и орнаментом.

После смерти короля Оффы (796) набеги датчан участились. Они колонизовали Шетландские и Фаррерские острова, которые очень скоро стали их базой. Датчане в основном искали в своих набегах богатую добычу, а наиболее богатой была в те времена Ирландия. Поэтому именно она стала в начале IX в. основным объектом нападений этих морских разбойников. Когда же Ирландия перестала давать добычу, норманны направились на юг Франции, а в 30-х годах IX в. начали совершать набеги и на Англию. Набеги сопровождались пожарами и убийствами. Норманны грабили нещадно города, монастыри и села, захватывали в плен людей, обращая их в рабство. Повсеместно они восстанавливали языческую веру и истребляли христианское духовенство. Весть о приближении норманнов вызывала панику, жители, бросая все, спасались бегством.

В Мерсии в это время шли жестокие усобицы. В Уэссексе же установилась твердая власть Экберта (825–839). До 825 г. о нем сохранилось мало сведений. В 825 г. Экберт начал борьбу с Мерсией и, одержав победу при Элландуне, отобрал у Мерсии весь южный берег Темзы. Вскоре против Мерсии подняла восстание Восточная Англия, и могущество Мерсии пошатнулось. В 829 г. Мерсия покорилась Экберту, рассчитывая на связь с континентом через кентские порты и Лондон. Экберт еще раньше присоединил к своим владениям Кент. Может быть, в победе Уэссекса сыграла роль и реорганизация ополчения (фирда). Всего же вероятнее, что Мерсия подчинилась Уэссексу, рассчитывая, что найдет в лице Экберта сильную власть, которая сможет дать отпор датским набегам.

В 30-х годах IX в. норманны активизировались и в 836 г. даже прогнали Экберта с поля боя при Гармоуте. Экберту все же удалось нанести норманнам поражение на следующий год при Хенгистдуне, но его преемнику королю Уэссекса Этельвульфу пришлось вести отчаянную борьбу, отбивая нападения норманнов. В 842 г. норманны устроили «большую резню» в Лондоне и Рочестере. Лондон был сожжен. Франкский хронист пишет, что норманны оставили в Лондоне только те дома, которые заплатили выкуп. В 850–851 гг. большая армия датчан перезимовала в Англии, на острове Танет. На следующий год король Уэссекса Этельвульф одержал победу над ними в битве при Аклее. До 866 г. было относительно спокойно, если не считать двух рейдов норманнов — в 854 и 860 гг. Но в 866 г. (началось вторжение в сентябре 865 г.) «великая армия язычников пришла в землю англов» и осталась на зиму в Восточной Англии. На этот раз норманны были на конях. Они заключили с королем Восточной Англии мир, а осенью 866 г. двинулись дальше. Это нашествие норманнов имело не меньшее значение, чем последующее датское завоевание X в. В 866 г. норманны пошли на север к Йорку. В Нортумбрии они быстро одержали победу, так как там шли усобицы. «Армия совершала набеги и повсюду было кровопролитие и горе. Они разрушали церкви и монастыри огнем и мечом. Уходя, оставляли голые стены без крыш». Завоеватели опустошили Дейру и пограничные области с Берницией.

В 867 г. под ударами датчан окончательно пала Нортумбрия, в 868 г. они напали на Мерсию. Король Этельред пошел навстречу датчанам и заключил с ними мир. После этого датчане отправились на Восточную Англию и покорили ее. Короля Эдмунда они убили стрелами, а их предводитель Гутрум занял его престол. Мерсия стала платить дань и признала верховенство завоевателей. В этих условиях королевству Уэссекс надо было вести борьбу уже не за власть, а за существование.

Успехи датчан зависели от многих причин: это и усобицы между англосаксонскими королевствами, и внутренние неурядицы в этих королевствах и, наконец, чисто военное превосходство датчан, выражавшееся в том, что у них было лучше оружие. В Скандинавии было много железа и завоеватели имели в изобилии боевые топоры, длинные мечи, железные шлемы, щиты, кольчуги. Они приплывали к берегам Британии на длинных многовесельных судах, вмещавших до ста человек. По суше они передвигались на конях, которых привозили с собой. Захватывая определенную территорию, они сразу же строили на ней форты, окруженные частоколом.

У англов и саксов основным оружием были дротики. Мечи у них были более короткие, а латы кожаные. Флот англосаксов был ничтожен по сравнению с флотом датчан.

Таким образом, к концу 60-х годов IX в. значительная часть англосаксонской территории уже была в руках завоевателей и само существование такого королевства, как Уэссекс, оказалось под угрозой.

Англосаксонские королевства в VI–IX вв.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Ответы@Mail.Ru: Кто такие норманны???

В продолжении темы поднятой в статье - 14 октября 1066 года - битва при Гастингсе. Как я уже писал в комментариях к статье, историей английского раннего средневековья я ни когда не интересовался отдельно и знаком с ней только на уровне школьного курса. И ещё в школе меня смущало несколько вещей:

1. Как известно в Англию вторглись войска герцога Нормандского и легко её захватили. Так это каким же должно было быть королевство в котором такие мощные герцогства? Как минимум супердержавой. Но как известно из того школьного курса королевство Франция, чьим герцогом был Вильгельм, в это время представляло довольно жалкое зрелище. Тогда как в такой стране мог появиться такой мощный герцог и почему он ни как не влиял на дела в самой Франции а полез сразу в Англию?
2. Кто такие норманны? Из курса истории мы знаем что это по сути викинги. Только несколько ранее захватившие область на побережье Франции. Тогда с какого перепуга они стали вассалами французского короля? Или они не были его вассалами? Тогда чьими? Или почему Вильгельм герцог а не король?

3. На гобелене и в фильме который попытался реконструировать эту историю, норманны имеют довольно странный внешний вид. Если кто-то обратил внимание они имели причёски с оселедцем. Однако как известно, такие причёски в это время носили славяне. Например, князь Святослав, и его воины. А чуть позже украинские казаки. Вопрос, откуда у норманнов такая мода в причёсках.
4. Сильной частью норманнского войска, за счёт которой ему удалось добиться сравнительно лёгкой и уверенной победы, была кавалерия. Но, как известно, у викингов её не было вообще. Откуда она взялась у норманнов? Или норманны Вильгельма и викинги это разные люди. Тогда кто такие норманны?
В общем точно можно сказать только одно, что в 1066 году или в другом году позже Англия была захвачена завоевателями. Что и отражено на соответствующем гобелене.
Что же говорит новая хронология об этом событии, которая любит цепляться к таким несоответствиям?
По версии Носовского и Фоменко.
Здесь мы приведем пример событийных отождествлений между английской и византийской историями. А именно, сравним скалигеровскую версию известной войны Вильгельма I Завоевателя якобы около 1066 года, с ее дубликатом - известным Четвертым крестовым походом примерно 1204 года.
Как мы уже видели на рис. 15.3, изображающем династическое наложение византийской истории на английскую, эпоха 4-го крестового похода 1204 года ложится как раз на эпоху Вильгельма I.
АНГЛИЙСКАЯ ВЕРСИЯ ИСТОРИИ ВИЛЬГЕЛЬМА.
Вкратце, история Вильгельма в изложении скалигеровских историков такова. См., например [64], с. 343. Полное его имя: duke William I of Normandy, the Bastard, Conqueror, то есть Вилльям (Вильгельм) I Герцог Норманский, Завоеватель, Незаконнорожденный [1442], с. 197; и [64]. См. старое его изображение на рис. 16.6.
Эдуард Исповедник умер в 1066 году, не оставив потомства. Один из его герцогов - Гарольд = Harold II "Godwinson", king of Norway, king of English [1442], с. 196,197, обладавший огромной властью, наследовал королевство, причем никто не оспаривал у него короны. Однако через некоторое время по восшествии на престол Гарольда появился Вильгельм Незаконнорожденный, герцог норманский, и начал оспаривать трон. Вильгельм заявил, что Эдуард на смертном одре назначил его своим наследником. Вильгельм обратился к римскому папе и сумел привлечь его на свою сторону. Затем он отправил в Германию и Францию посольства с просьбой о поддержке. Вильгельм "собрал большое войско из искателей приключений, явившихся из Франции, Фландрии и Бретани, Аквитании и Бургундии, Апулии и Сицилии, целую орду искателей приключений, собравшихся для грабежа Англии" [64], с. 343. Вильгельм собирает огромный флот для вторжения в Англию. Интересно, что в Байе сохранился гигантский древний ковер (предста

otvet.mail.ru

Норманны Википедия

Владения норманов в 1130 году

Норма́нны (нурма́ны) (англ. Normans, нем. Normannen, норманд. Normaunds, фр. Normands, лат. Normanni — «Северные люди») — термин, использовавшийся по отношению к скандинавам, опустошавшим с VIII по XI век морскими разбойничьими набегами государства Западной Европы. Часть одного из скандинавских племенных образований — даны — осела на северном побережье Франции, где признала номинальную вассальную зависимость от франков. Другая часть, преимущественно норвежцы, осела в Восточной Англии, где смешалась с местным населением. Многие историки отождествляют с норманнами варягов (см. Норманская теория).

Экспансия норманнов[ | ]

Норманны — участники морских походов на территорию франков конца VIII — середины XI веков. Историки описывают норманнов как людей жадных, воинственных, выносливых, красноречивых, склонных к смешиванию с чужеродным населением. Первый период экспансии норманнов (конец VIII—IX вв.) характеризовался разрозненными экспедициями против Франкского государства, нападениями на берега Англии, Шотландии, Ирландии и их переселениями на Оркнейские, Фарерские, Гебридские и Шетландские острова, несколько позднее — в Исландию. С конца IX века на Францию и Англию нападают более крупные отряды норманнов, переходящие от грабежа и сбора дани к заселению завоёванных территорий. В Северной Франции они основывают Герцогство Нормандия (911 г.), покоряют северо-восточную Англию. В начале XΙ века вся Англия уже была подчинена датским королям. Походы норманнов прекратились около середины ΧΙ века. Потомки норманнов — выходцы из Нормандии — подчинили во 2-й половине ΧΙ века Англию (Нормандское завоевание Англии, 1066 год), а также Южную Италию и Сицилию, основав здесь (1130 г.) Сицилийское королевство.

Норманны во Франции[ | ]

Герб герцогов Нормандии

Датские и норвежские викинги во второй половине IX века под предводительством Хрольфа Пешехода начали оккупировать северную землю Франции, называемую сейчас Нормандия. В 911 году Карл III Простоватый согласился признать норманскими земли в устье Сены. Хрольф принял франкское имя Роллон и принёс вассальную присягу королю франков Карлу, став первым герцогом Нормандским.

Норманны приняли христианство, перенимали французский язык и культуру, смешивались с местным населением. Складывалась народность, не совсем идентичная ни скандинавским предшественникам, ни французским соседям.

Территория Нормандии примерно соответствует территории старой церковной провинции Руан или

ru-wiki.ru

Норманны – не только скандинавы

В истории норманнов так, как она представлена в современной литературе различной тематики, на мой взгляд, много непонятного и тёмного. Поделюсь только некоторыми из моих наблюдений по этой теме. Общая постановка проблемы была дана здесь, и она вызвала широкий отклик среди читателей.

 

 
Наиболее ранним источником, откуда могли быть почерпнуты сведения о связи имени норманнов со Скандинавским полуостровом, был скорее всего, труд хрониста Эйнгарда (ок. 770-840) «Жизнеописание Карла Великого», где он упоминал о норманнах в контексте вооружённых столкновений, которые имели с ними франки: «От западного океана к востоку протянулся некий залив, длина которого неизвестна, ширина же нигде не превышает ста тысяч шагов, хотя во многих местах является меньшей. По берегам его живёт множество народов; даны и свеоны, которых мы называем нордманнами (Nordmannos), заселяют северное побережье и все близлежащие острова…
 

Последняя из войн была предпринята против нордманнов, которых называют данами, сначала занимавшихся пиратством, а потом заведших большой флот и приступивших к опустошению берегов Галлии и Германии. Король их Годфрид до того был раздут пустой спесью, что подумывал о подчинении себе всей Германии, и Фризию и Саксонию называл не иначе, как своими провинциями. Уже покорил он и сделал своими данниками соседних абодритов. Уже похвалялся, что вскоре придёт с большими силами в столицу франкского государства Ахен.
 
И словам Годфрида, хотя и пустейшим, почти уже верили и даже думали, что он может предпринять что-либо в этом роде, когда вдруг намерения его предупредила внезапная смерть… В период норманнской войны он (Карл Великий – Л.Г.) занялся строительством флота, сооружая для этого корабли на реках, которые, протекая по Галлии и Северной Германии, впадают в океан. А так как норманны постоянно опустошали берега Галлии и Германии, то во всех портах и в устьях судоходных рек были по его приказу устроены стоянки для судов и выставлены сторожевые корабли, дабы предупредить вторжения неприятеля…».1
 
Труд Эйнгарда активно использовал Адам Бременский2, благодаря чему он получил широкое распространение в северо-немецкой и скандинавской учёной среде в последующие периоды. Этот труд тем более ценен, что чётко определяет нижнюю временную границу для норманнских походов на западноевропейском континенте.
 
Помимо прославленного Эйнгарда другим известным франкским хронистом IX в., упоминавшим норманнов, был аббат Прюмского монастыря Регино (840-899), в числе прочих произведений создавший «Всемирную хронику». Прюмское аббатство, где Регино находился в период 892-899 гг., было расположено в Лотарингии, неподалёку от Трира, неоднократно подвергавшегося нападениям норманнов. Само Прюмское аббатство дважды захватывалось и разорялось норманнами – в 882 г. и в 892 г. Рассказывая о нападении норманнов на монастырь, Регино запечатлел драматические картины: норманны опустошили всё вокруг, многие монахи были убиты, остальных увели в рабство; норманны унесли к своим кораблям непомерно большую добычу и погрузив её на борт, отплыли в открытое море.3
 
Хроника Регино использовалась многими поколениями западноевропейских историков, и подтверждением тому служит, например, ссылка на Регино у шведского писателя Олауса Магнуса в его знаменитом труде «История северных народов» (Historia om de nordiska folken), опубликованном в 1555 г. В главе, где рассказывается о пиратстве новгородцев, которых автор называет рутенами или московитами, в Белом море или Финском заливе (Vendiska viken / Livfländska hafvet), он описывает способ, использовавшийся «московитами» для транспортировки судов по суше: «Когда они увидят, что не могут продолжать безнаказанно свои пиратские набеги, то взваливают суда на плечи и так переправляют их по суше, уходя вглубь лесов и укрываясь в известных им потаённых местах».
 
Описание новгородского пиратства рождает у писателя стремление привести сходные параллели из мировой истории, и при этом он обращается к хронике Регино:
 

Другой поразительный способ в аналогичных (с «московитами» – Л.Г.) случаях перетаскивать суда описан в хронике Регино. В ней рассказывается о норманнах и о том, как они во время грабительского похода на Бургундию и Париж перетаскивали свои суда по суше на расстоянии двух миль и спустили их на воду, когда вышли на берег Сены.
 
Ett annat egendomligt sätt att i liknande fall fortskaffa fartyg omtalas i Reginos krönika. Där berättas nämligen om normannerna, att de vid ett plundringståg mot Burgund och Paris släpat sina skepp öfver land en sträcka af två mil och satt dem i vattnet först när de hunnit fram till floden Seine.
 
I terum exurgit mirabile facinus in fimili casu nauium trahendatum, prout in Reginonis historia resertur, videlicet Nortmannos duorum millium passibus naues per terram traxisse ut Burgundiam froliarent, (ac?) Parisios demum in Sequanani immersisse.4

 
Примечательно в этом отрывке то, что О. Магнус, говоря о Nortmannos, считает их иностранцами. Глава, где он приводит данное описание (девятая глава в 11-й книге), так и называется «О подобном у иностранцев» («Om utländska motsvarigheter» / «De externis exemplis»). Причем Магнус пишет о норманнах-иностранцах со ссылкой на хронику Регино как о чём-то общеизвестном. Более того. Как известно, название норманны, согласно пояснению Лиутпранда (см. далее), в переводе с «тевтонского», дословно означает северные люди или жители севера. Когда Магнус пишет о грабительском походе норманнов в Бургундии, он употребляет для их названия именно «тевтонское» слово Nortmannos. Когда же он описывает североевропейские народы, в том числе, и свои родные места, то он использует латинские термины, такие, например, как Septentrionalis Populi, Gentibus Septentrionalibus, что тоже означает жители севера, северяне. Почему это так, стоило бы задуматься.
 
И задуматься необходимо еще и потому, что с того времени, как норманнов стали связывать исключительно с жителями Скандинавского полуострова, вошло в обыкновение слово Norden переводить как «скандинавские страны», а прилагательное nordisk стало практически синонимом слова скандинавский. Поэтому перевод латинского оригинала О. Магнуса «Historia de gentibus septentrionalibus» на современный шведский «Historia om de nordiska folken» как бы невзначай стало восприниматься как история скандинавских народов, хотя к северным народам О. Магнус, кроме жителей Скандинавского полуострова относил также русских и литовцев, т.е. объединял под этим понятием юг и север Балтики.
 
Вот небольшой отрывок из его главы о языках под названием «О пяти языках, на которых говорят в северных странах» («Om de fem olika språk i de nordiska länderna»):
 

Там говорят на пяти языках – северо-лапландском или на языке жителей Ботнии, на московитском (русском), финском, шведском и гётском, а также – немецком (!).
 
Man här finner fem olika språk i bruk, nämligen de nordliga lapparnas eller bottningarnas, moskoviternas (ryssarnas), finnarnas; svearnas och götarnas samt tyskarnas (!).
 
Quintuplicis linguæ ufus reperiatur, Septentrionalium feilicet Lapponum, feu Bothniensium, Moscouitarum, Ruthenorum, Finningorum, Sueonum, ac Gothorum&Germanorum).5

 
Из этого отрывка также отчетливо видно, что в понятие «северные народы» Магнус включал всю ойкумену Балтийского моря. А вот о прямом тождестве между историческими норманнами и предками шведов (свеонами) О.Магнусу неизвестно.
 
Отсутствие полного тождества между Nortmannos и данами и свеонами дополняется и другими источниками, в частности, целым рядом других франкских хроник. Любопытные упоминания о норманнах содержатся в «Annales regni Francorum» – погодных монастырских записях, охватывавших период 741-829 гг. В записях за 798 и 799 гг. норманнами названо население, проживавшие за Эльбой, т.е. фактически саксы-трансальбинги:
 

Sed in ipso paschae tempore Nordliudi trans Albim sedentes seditone commota legatos regios… Nordliudi contra Thrasuconem ducem Abodritorum et Eburisum legatum nostrum conmisso proelio acie victi sunt… Domnus rex… Carlum filium suum cum medietate ad conloquium Sclavorum et ad recipiendos, qui de Nordliudis venerunt, Aaxones in Bardengauwi direxit.

 
Через несколько лет, в погодных записях за 804 г. можно отметить, что весьма любопытное название Nordliudi заменяется на более привычное Transalbianos:
 

Aestate autem in Saxoniam ducto exercitu omnes, qui trans Albiam et in Wihmuodi habitabant, Saxones mulieribus et infantibus transtulit in Franciam et pagos Transalbinos Abodritis dedit.

 
Ещё через несколько лет, в 812 г. погодная запись, говоря о заэльбской области, использует уже привычное нам название Nordmannorum, рассматривая Эльбу как норманнскую границу и соединяя с именем Normannorum имя Danorum:
 

Missi sunt de hoc conventu quidam Francorum et Saxorum primores trans Albim fluvium ad confinia Nordmannorum… Quibus cum pari numero – nam XVI erant – de primatibus Danorum in loco deputato occurrissent…6

 
Из приведённых записей видно, что содержание, вкладываемое в имя норманнов хронистами, не было однозначным и претерпевало с течением времени перемены, но какие именно и когда конкретно, уловить трудно. Ту же неоднозначность относительно имени норманнов мы наблюдаем и в других франкских хрониках. Многие из них были привлечены немецко-французским историком Г.-Б. Деппингом (1784-1853) в его труде, посвящённом истории морских походов норманнов.
 
Деппинг также обращал внимание на то, что хронисты франков по-разному определяли, кто такие норманны. Некоторые из них писали о норманнах как маркоманнах, т.е. как о смешанном населении приграничных к Франкскому королевству земель – марок. Среди таких авторов можно назвать, например, архиепископа в Майнце Рабануса Мауруса (780-856): «a quibus Marcomanis vel Nordmannis nempe, originem qui theotiscam loquuntur linguam, trahun». Аббат Лоббского аббатства Фолькуин (965-990) писал о норманнах как о нордальбингах: «gens quaedam aquilonaris, de qua forte dictum est, ab aquibone pandetur omne malum; quam plerique Nortalbincos, alii usitatius Nortmannos vocant, piraticam agens». Хронист Адемар Шаванский (989-1034) называл их трансальбингами: «Transalbium autem qui Nortmanni vocantur».7
 
Франкскими хрониками пользовались, без преувеличения, все последующие поколения историков, занимавшиеся западноевропейской историей. Непосредственными преемниками их традиции стали немецкие хронисты. Франкские хроники явились важным источником для написания известного труда Адама Бременского под названием «Деяния архиепископов Гамбургской церкви», созданного во второй половине XI века. Нет нужды давать характеристику этому прославленному труду: её автор признан выдающимся средневековым писателем, его произведение переведено почти на все европейские языки, он – один из тех писателей, кто открывает северогерманскую историографическую традицию и выступает блестящим преемником более ранней западноевропейской традиции, в частности, упомянутых франкских хронистов, которых он прекрасно знает и во множестве использует. В произведении Адама имеется немало рассказов о нападениях норманнов на западноевропейские города и монастыри, к приведению которых я и перехожу. Цитаты даны по шведскому изданию, уже упомянутому в сноске, и сверены с латинским текстом по немецкому изданию Б. Шмейдлера.8
 
О норманнах и их набегах Адам Бременский писал следующее.
 
Гл. 5: «Народ саксов… с юга граничил с франками и тюрингами, …с севера граничил с дикими племенами нордманнов (Nordmannos в нем. издании), с востока – с ободритами, с запада – с фризами».
 
Гл. 14: «…Говорят, что Карл передал Гамбург, где проживали нордальбинги и где также строилась церковь, под власть Херидага, благочестивого человека, которому он пожаловал сан епископа… согласно его замыслу, церковь в Гамбурге должна была стать главным храмом для всех племён данов и славян… И поскольку мы уже упоминали данов, то стоит сказать о том, что победоносный император Карл, покоривший все государства Европы, в конце концов, как говорили, начал войну и с данами. Этот народ, а также другие народы, которые живут за ним, историописателями франков называются нордманны (Nordmanni)».
 
Гл. 21: «Тогда же (имеется в виду период после смерти императора Людовика в 837 г. – Л.Г.) нордманны (в нем. изд. Nortmanni piraticis – Л.Г.) бесчинствовали повсюду и совершали пиратские набеги, они обложили данью фризов. В это же время они поднялись вверх по Рейну и осадили Кёльн, а также поднялись вверх по Эльбе и подожгли Гамбург. Его прославленная община погибла либо в грабежах, либо в пожаре. Всё было уничтожено: церковь, монастырь, бережно собранная библиотека. Мы читали о том, что Святой Ансгар, будучи на волосок от погибели, сумел спастись, благодаря заступничеству мощей святых мучеников».
 
Гл. 28: «Далее Житие святого архиепископа (Ансгара – Л.Г.) рассказывает, как он прибыл в Данию и увидел, что на троне там был Хориг Младший. К этому же времени относится одно известие из Истории франков, которое сообщает о данах следующее: нордманны (Nortmannos) поднялись вверх по Луаре и сожгли Тур, далее они поднялись вверх по Сене и осадили Париж. После чего Карл испугался и дал им на жительство отдельную область. Затем упоминается, что они опустошили Лотарингию и завоевали Фризию, и что они обратили свою победоносную длань даже против собственной плоти и крови. Ибо тогда Гутторм, предводитель нордманнов (Gudurm principe Nortmannorum), вступил в борьбу со своим дядей по отцу, а именно, с королём данов Хориком, и схватка была настолько беспощадной с обеих сторон, что все сражающиеся погибли, и вымер весь королевский род, за исключением одного мальчика по имени Хорик. Когда oн позднее вступил на престол данов, то с яростью, унаследованной с детства, стал преследовать христиан, изгнал их священников и закрыл церкви».
 
Гл. 38: «На двенадцатый год службы господина Римберта скончался благочестивый Людвиг, великий император. Он подчинил себе богемцев, сорбов, сюзов и другие славянские народы настолько полно, что они платили ему дань. Что же касается нордманнов (Nortmannos), то он держал их под контролем договорами и войнами так, что они не причиняли ущерба его стране, хотя они сумели дотла разорить всю Францию. Но после смерти императора необузданные бесчинства варварского террора вновь возобновились. Поскольку даны и нордманны (Dani cum Nortmannis) занимали территории, входившие в сферу деятельности церкви в Гамбурге, то я не могу обойти молчанием те великие беды, которые в это время совершились с соизволения Господа и насколько велика была власть язычников над христианами. Обо всем этом со скорбью повествуется в Истории франков и в других сочинениях. В это же время данами и нордманнами (Nortmannis) была опустошена Саксония, погиб герцог Брун и двенадцать графов, а епископы Дитрих и Марквард были убиты. Была разграблена Фризия и разрушен Утрехт.
 
…Пираты (piratae) сожгли Кёльн и Трир. Дворец в Ахене они превратили в конюшню для своих лошадей. Майнц в страхе перед этими дикими народами стал срочно возводить укрепления. Короче говоря, множество городов вместе с жителями, епископами и их паствой были уничтожены. Верующие сжигались в знаменитых церквях. Наш Людвиг боролся с язычниками и сумел победить их, но вскоре умер. Людвиг Французский скончался, пережив и победы, и поражения. Все эти события в самых горестных тонах описаны в императорских анналах, и я их упомянул, поскольку заговорил о данах».
 
Гл. 42: «Поскольку бесчинства данов и нордманнов (Nortmannorum vel Danorum) не имели предела, представляется необыкновенным бесстрашие наших святых исповедников Ансгара и Римберта, ездившим к ним, невзирая на опасности поездок как по морю, так и по суше, и проповедовавшим для этих народов, против нападений которых не могли устоять ни короли со своими войсками, ни могучий народ франков».
 
Гл. 47: «…Что касается истории данов, то каких-то новых позднейших сведений о ней я не нашёл, ни письменных, ни устных. Причиной тому, вероятно, явилось то обстоятельство, что нордманны или даны (Nortmanni vel Dani) к этому времени были почти полностью истреблены королём Арнульфом (850-899 гг.), по воле небес. Ибо в то время, как сто тысяч язычников полегли на поле боя, ни один христианин не был убит. Таким образом, возвращение нордманнов (Nortmannorum) домой не состоялось, в чём проявилось отмщение Господа за кровь своих служителей, которая лилась уже семьдесят лет…».9
 
Столетием позднее о нападениях норманнов на Гамбург и другие города сообщал немецкий хронист Гельмольд в своей «Славянской хронике» (Cronica Slavorum), составленной в 1170-х годах. В труде, посвящённом истории христианизации балтийских славян, Гельмольд пишет о том, что процессу обращения в христианство славян и других языческих народов южно-балтийского побережья помешал военный фактор в виде набегов норманнов, принесших страшные повсеместные разрушения. В войсках норманнов (porro Northmannorum / das Normannenheer) были собраны храбрейшие выходцы из Дании, Швеции и Норвегии (de fortissimis Danorum, Sueonum, Norveorum / aus den Tapfersten der Dänen, Schweden und Norweger), подчинявшиеся в то время одной власти.
 
Первыми жертвами норманнов стали их ближайшие соседи – славяне, которых они принудили к уплате дани. Затем такая же судьба ждала и другие соседние королевства, на которые нападали и с суши, и с моря. Усиление норманнов, по убеждению Гельмольда, было обусловлено падением Римской империи и разделением её на несколько частей. Поэтому норманны могли беспрепятственно грабить такие города, как Тур, осаждать Париж. От французского короля они получили область, которая стала называться по их имени – Нормандия. После чего они ограбили Лотарингию и Фризию. В описаниях походов норманнов Гельмольд следует хронике Адама Бременского.10
 
Как видим, имя Nortmanni / Nortmannorum у франкских и немецких хронистов распространяется на разные народы: у Эйнгарда – это имя связано с северным побережьем Балтики, со свеями и данами, у Р. Мауруса – с маркоманами, т.е. с несколькими народами сразу, у Фолькуина – с нордальбингами, т.е. с окраинной частью саксов, проживавших за Эльбой (например, согласно Гельмольду), у Адемара – с трансальбингами, т.е. тоже с частью заэльбских саксов. У немецких хронистов, в частности, у Адама Бременского Nortmanni определяются по месту их жительства, где точкой отсчёта является Саксония, и это разные народы, к северу от саксов, начиная с данов. Гельмольд определяет Nortmanni как войско (Nordmannenheer), куда входили храбрейшие от Danorum, Sueonum, Norveorum, при этом говорит, что они подчинялись одной власти. Возникает вопрос, какой? Всё, что мы знаем об истории Дании, Швеции и Норвегии, не даёт ответа на этот вопрос. Следовательно, чего-то в наших знаниях явно не хватает.
 
Обращает на себя внимание разное написание Nortmanni как устойчивого собирательного обозначения для разноэтничных групп и как название Norveorum, где оно – явный этноним, который без особой сложности можно связать с будущими норвежцами. В современной литературе эти два названия смешиваются довольно свободно.
 
Другой особенностью, связанной с рассказами о Nortmanni, является явное подчёркивание их язычества. Иногда возникает впечатление, что нападения норманнов на монастыри и города Западной Европы имели не только грабительские цели, но идеологическую антихристианскую окраску – этакие своеобразные языческие предтечи будущих крестовых походов, сменивших столетие спустя норманнские походы. Ассоциации норманнских походов с крестовыми походами способствует и полиэтнический состав их участников.
 
Стоит вспомнить, что в каждом отдельном из крестовых походов мог доминировать какой-нибудь этнический элемент (например, в первом крестовом походе приняло участие много владетельных феодалов Франции, но были и феодалы из других стран – из Лотарингии, Италии и т.д.; во втором – наряду с французскими феодалами преобладали и немецкие, а в третьем – большинство составляли французы и англичане), но ни один из крестовых походов не носил определённого национального характера. Во главе крестовых походов стояли часто известные западноевропейские короли или германские императоры, такие, например, как французские короли Людовик VII и Филипп I, германские императоры Конрад III и Фридрих I Барбаросса, английский король Ричард Львиное Сердце, король Венгрии Андрей II, норвежский король Сигурт I и др., но это не означало, что крестоносцы являлись непосредственными подданными этих королей.
 
Исходя из этого исторического опыта, вряд ли стоит воспринимать титулы правителей, упоминаемые в связи с норманнскими походами, как подтверждение того, что за этими правителями стояли ведомые ими народы или, более того, – государства. В сущности, мы толком и не знаем, что содержат в себе такие титулы, как Rex Danorum или principe Nortmannorum, когда речь идёт о правителях, связываемых с историей Дании или с историей Норвегии, но относящихся к ранним периодам, например, в первой половине IX в., поскольку счёт признанных родоначальников династий датских и норвежских королевских домов начинается с конца IX-X вв. (Горм Старый: конец IX – перв.пол. X вв., Гаральд Прекрасноволосый: 860-930 гг.).
 
Однако как раз именами этих «полулегендарных», как их называют в литературе, правителей пестрят франкские источники в связи с грандиозными военными акциями норманнов. Адам Бременский, ссылаясь на «Житие Святого Ансгара» называет правителя норманнов Готторма
(Gudurm principe Nortmannorum), боровшегося против своего дяди по отцу Хориха, который носил титул короля данов (rege Danorum Horico). Этого же Хориха (а возможно, и другого) в ряду целого ряда правителей с титулами королей данов и норманнов (reges Danorum vel Nortmannorum) упоминает Адам Бременский в числе занимавшихся пиратством у побережья Галлии, называя их по именам: Хорих, Ордвиг, Готфрид, Рудольф и Ингвар, сын Рагнара Лодброка.11Следовательно, основной размах норманнских походов приходился на догосударственный период в истории Дании, Швеции, Норвегии, когда эти страны состояли из множества разрозненных владений. Краткий очерк истории политогенеза в Швеции показывает, насколько сложной задачей для отдельных правителей скандинавских вождеств было наладить координацию между различными регионами и подчинить их одной власти. Кому же было по силам выступить координатором на огромном театре военных действий в Западной Европе и Британских островах? Пока этот вопрос никуда не ведёт, поэтому продолжу рассмотрение «титулярной» конкретики.
 
Сложностей с идентификацией приведённых титулов норманнских правителей множество. Например, Адам Бременский, говоря о Хардекнуте из страны норманнов, предположительно, отце того Горма Старого, имя которого открывает список датских королей, сообщает, что он прибыл из страны норманнов (в шведском переводе: Hardeknut från nordmännens land, что соответствует латинскому тексту: Hardegon… veniens a Nortmannia).12 Многие учёные совершенно справедливо задаются вопросом: откуда прибыл Хардекнут – из нынешней Норвегии или из герцогства Нормандия, поскольку для Норвегии, как было отмечено выше, использовались такие названия как Norvegia, Norveia, Norvegia regio, а жителей, соответственно, называли Norveorum. И что тогда означает титул principe Nortmannorum?
 
Картина ещё более осложняется, если мы вспомним о походах норманнов на Британские острова. В связи с этим у Адама Бременского есть несколько фраз, интересных в данном контексте. Хронист сообщает, что Харальд, король данов (Haroldus rex Danorum) распространил свою власть на норманнов и англов (ultra mare in Nortmannos et Anglos), одновременно упомянув, что в это время в Норвегии правил Хокан (In Norveia Haccon princeps erat).13 Если в этом отрывке идёт речь о том, что правитель с титулом Rex Danorum в период, когда происходили означенные события, обладал властью на севере Англии, в Нортумбрии и Месии, то кто в этом случает скрывается за именем Nortmannos?
 
Я не ставлю здесь перед собой задачу просматривать весь тот обширный материал, который связан с норманнскими походами, на предмет уточнения статуса правителей, упоминаемых в рассказах об этих походах. Но мне хотелось обратить внимание на тот факт, что если в истории упомянутых крестовых походов, например, мы имеем достаточно чёткие представления о том, какая территория могла соединяться с титулом французского короля Людовика VII или английского короля Ричарда Львиное Сердце, то в случае с норманнскими походами мы не знаем и этого. Область Dania, называемая в латиноязычных источниках как область, подлежащая власти Rex Danorum, никак не может отождествляться с Данией наших дней, соответственно, король данов – это далеко не то же самое, что датский король. Ещё сложнее обстоит дело с областью Nortmanniam, которая, как показывают вышеприведённые примеры, может находиться в трёх разных частях света (современная Норвегия, герцогство Нормандия во Франции и север Британских островов), а значит, титулатура, связанная с этим именем, вырисовывается как некое туманное пятно.
 
На эту сложность неоднократно обращалось внимание.14 Но в попытках объяснить явные несостыковки отсылали, как правило, к словам Адама Бременского в его четвёртой книге, которые касались описания современной ему Норвегии. Там хронист сообщает, что Nortmannia – наиболее удалённая часть света (sicut ultima orbis provintia est) и сейчас она называется Норвегия (Norguegia). Данную главу обычно соединяют со схолией 143 к этой книге, где автор напоминает, что от тех нордманнов, которые проживают за Данией, произошли нордманны во Франции, а от этих последних произошла часть нордмен, которая совсем недавно прибыла в Апулию.15
 
На мой взгляд, информация, которая содержится в этих словах, никак не даёт ответа на вопрос, что за власть содержалась в титулах правителей, связанных с именем Nortmanni в VIII-IX вв., и откуда вообще произошло само имя Nortmanni? Но эта информация интересна тем, что показывает, как родовое имя, рождённое одним этносом, кочует по эпохам, закрепляясь то за одним, то за другим народом. Если бы удалось проследить всё путешествие имени Nortmanni во времени, то мы могли бы ответить на вопрос, какие силы объединялись под этим именем для осуществления тех масштабных военных действий, которые сохранились во франкских хрониках. Продолжая параллели с крестовыми походами, напомню, что поход норвежского короля Сигурда I, совершённый им в рамках первого крестового похода, был частью крупного общеевропейского мероприятия, где объединяющим центром был Ватикан и инициатива римских пап. Какой центр объединял походы норманнов, о которых говорят франкские хроники, кто выполнял роль языческого «Ватикана» норманнов?
 
Ответ на вопрос, откуда произошло имя Nortmanni, оказывается, можно найти в некоторых средневековых источниках. О прародине Nortmanni сохранились сведения в анонимной средневековой хронике, описывающей историю Франкского государства с 741 г. по 1139 г. и созданной, приблизительно в середине XII вв. (1148-1152). В науке этот источник известен под названием «Саксонский анналист» (Annalisto Saxo). В данной хронике под 853 г. сообщается, что тех людей, которые вышли из нижней Скифии, зовут на варварском языке норманнами, т.е. людьми с севера, ибо вначале они пришли из этой части света. Сообщение это повторяется в несколько расширенном виде под 1053 г.:
 

Норманны зовутся на варварском языке «северными людьми» потому, что пришли поначалу из этой части света. Отправившись почти 166 лет [назад] во главе с неким герцогом Ролло из нижней Скифии, что лежит в Азии, от реки Дунай на север и плывя по Океану, они часто по пиратскому обыкновению тревожили набегами и германские, и галльские берега этого Океана, пока, наконец, не пришли в ту Галлию, что обращена в сторону Британии, – Францией тогда правил Карл, по прозвищу «Простоватый», и не овладели в ней городом Руаном, вплоть до сего дня [эта территория] зовётся по их имени Нордмандией. Позднее, укрепившись там, они пытались протянуть свои руки и далее.16

 
Источник этот хорошо известен. Его анализировали, в частности, А.Г. Кузьмин и Е.С. Галкина. По их мнению, в данном предании об исходе норманнов во II в. с Дона под предводительством самого Роллона воплотилась одна из генеалогических легенд о происхождении скандинавских народов, которая, однако, связана с реальными событиями, а именно – с миграцией алан и роксолан с юга Восточной Европы, начиная с первых веков н.э. на запад и северо-запад Европы. Пребывание аланов в Западной Европе оставило заметные следы. Известны аланские могильники в Северной Франции, Бельгии, а имена Алан (Ален) и Алдан (кельтский вариант этого имени) распространены по всему северу Европы.
 
Связь аланов со Скандинавией, по мнению А.Г. Кузьмина, отразилась и в Саге об Инглингах, поскольку асы Одина легко ассоциируются с самоназванием алан Подонья, которых русские летописи и венгерские источники именовали ясами, а грузинские источники – «осами» (нынешние аланы – осетины). В числе других источников, подтверждающих гипотезу об участии аланов в формировании того феномена, как Nortmanni в западноевропейской истории, авторами называется «Хроника герцогов нормандских», составленная в XII в. по заказу потомка герцогов нормандских Генриха II поэтом Бенуа де Сент-Мором. В ней сообщается, что предводитель норманнов Роллон, захвативший в начале X в. эту часть северной Франции, завоевал её как некую прародину. В этой хронике, написанной в основном по каким-то преданиям, упоминается и некий остров «Роси».17
 
Отрывок из этой хроники с переводом на русский язык был опубликован в своё время В.И. Матузовой. Характеризуя данный источник, исследовательница писала, что предполагаемое время работы над произведением – около 1175 г. В задачу автора входило описать историю герцогов Нормандских до правления Генриха II включительно. Однако поэма осталась незавершённой. Она начинается с краткого наброска космографических учений того времени, повествует о происхождении норманнов, их морских походах, а завершается правлением Генриха I.
 
Созданный в хронике поэтизированный портрет предков герцогов нормандских как непокорных племён, живших когда-то между Истром и Океаном, воинственных и достаточно многочисленных, чтобы нападать на большие королевства, совпадает и со сведениями «Саксонского анналиста», и с тем образом норманнов, который сохранился во франкских и других хрониках. Высказанное А.Г. Кузьминым и Е.С. Галкиной предположение о том, что одним из источников для данной «Хроники» послужили родовые предания герцогов нормандских, вполне основательно. Правда, Матузова в комментариях к своей публикации отмечала, что пока недостаточно полно исследованы источники космографии Бенуа и неизвестными остаются пути проникновения в «Хронику» сведений о Руси.18
 
Полагаю нелишним привести небольшой отрывок из перевода «Хроники герцогов нормандских»:
 

…………………………………………………………
…………..………………………….первая область,
Упоминание о которой и чьё название я нашёл,
Это Сис (Скифия – Л.Г.), называемая нижнею,
И она начинается и сосредоточена
У Меотийских озёр,
Которые полны великих чудес.
Между Дунаем и Океаном (Danube e l’Ocean),
Текущим к северу,
Простирается эта область;
…………………………………………………………
Живут там ситы (скифы – Л.Г.), вольный народ,
Близ болот и озёр,
Где много страшных чудес,
Готы, очень выносливое племя,
Следуют затем и алэны,
Не знающие ни вина, ни хлеба.
Молоком, маслом и рыбой
Питаются они и дичью,
Которой они добывают много и без особого труда,
…………………………………………………………
…………………………………………………. река,
Текущая прямо на восток,
…………………………………………………………
Называется она Истером или Дунаем.
Между этой рекой и Океаном
И землей, где живут аланы,
Обитают многие непокорные племена;
Они – дикари и язычники;
Там есть остров, называемый Канси,
И я полагаю, что это Роси.
Огромным солёным морем
Окружённая со всех сторон.
И вот также, как пчёлы
Из разных их ульев,
Вылетают они огромными могучими роями,
Где они исчисляются тысячами,
Или словно пришедшие в ярость,
Бросаются они в бой, выхватив мечи,
Мгновенно воспламенённые гневом,
И так все вместе, и более того –
Этот народ может выходить,
Чтобы нападать на большие королевства
И совершать великие побоища,
[Захватывать] великую добычу и [одерживать] победы.19

 
В ответ на замечание В.И. Матузовой о неизвестности путей проникновения в это произведение сведений о Руси уместно заметить, что эти пути пребудут оставаться неизвестными до тех пор, пока в науке сохранится образ Руси, «пришлой» в Восточную Европу откуда-то со стороны. То есть образ, затмевающий понимание того, что Русь ниоткуда в Восточную Европу не приходила, а родилась там во глубине времён и прожила на её земле всю свою историческую жизнь. И осознание этого факта тесно связано с осознанием связи норманнов с Восточной Европой, к показу чего я и возвращаюсь.
 
Говоря о норманнах и истории их происхождения, нельзя не назвать и имя епископа Лиудпранда Кремонского (ок. 920-971/2), который за столетие до Адама Бременского в своём труде «Антаподосис» (949 г.) дважды упомянул норманнов, написав сначала:
 

Город Константинополь (Constantinopolitana urbs)… расположен посреди свирепейших народов. Ведь с севера его ближайшими соседями являются венгры (Hungarii), печенеги (Pizenaci), хазары (Chazari), русь (Rusii), которую иначе мы называем норманнами (Nordmanni), а также болгары (Bulgarii).
 
Habet quippe (Cplis) ab Aquilone Hungaros, Pizenacos, Chazaros, Russios, quos alio nomine nos Nortmannos appellamus, atque Bulgares nimium sibi vicinos.

 
И далее продолжил:
 

Ближе к северу обитает некий народ, который греки (Greci) по внешнему виду называют русью, ρουσιος, мы же по местонахождению именуем норманнами. Ведь на немецком (Teutonum) языке nord означает север, а man – человек; поэтому-то северных людей и можно назвать норманнами.
 
Gens quaedam est sub Aquilonis parte constituta, quam a qualitate corporis Graeci vocant Russos, nos vero a positione loci vocamus Nordmannos. Lingua quippe Teutonum Nord aquilo, man autem mas, seu vir dictur, unde et Nordmannos, Aquilonares homines dicere possumus.20

 
А за столетие до Лиудпранда, в письме Людовика II Василию Македонянину (871 г.), в котором отразилась часть дискуссии о праве на ношение титула хагана, норманны (Nortmannorum) также упоминались в одном контексте с хазарами, а кроме них, также – с аварами и болгарами:
 

Хаганом же, …звался предводитель авар, а не хазар или норманнов.
 
Chaganum vero non praelatum Avarum, non Gazanorum aut Nortmannorum nuncuparireperimus, neque principem vulgarum, set regem vel dominum Vulgarum.21

 
Норманны перечисляются в ряду народов Восточной Европы. Таким образом, сохранился целый ряд западноевропейских источников, в которых последовательно, на протяжении трёх столетий, начиная с конца IX в. и до конца XII в, т.е. в течение времени наибольшей активности норманнов в Западной Европе, высказывались знания о норманнах как о выходцах из Восточной Европы и как о народе, часть которого, по-прежнему, проживала там и локализовалась севернее хазар. Следовательно, вкупе эти источники выступают как опровержение симбиоза норманны – урождённые скандинавы.
 
С их учётом мы можем высказать предположение о том, что Скандинавский полуостров (или часть его), безусловно, являлся территорией, имевшей отношение к норманнам, но роль его вполне могла быть такой же, как Нормандия в Северной Франции, т.е. как территория, завоеванная и освоенная на путях миграций из Восточной Европы на её запад и северо-запад частью народа – носителя родового имени норманнов: из «нижней Скифии» на север до «Океана», которым вполне могло быть не только Балтийское море, но и побережье Ледовитого океана; с севера Скандинавского полуострова – на север Франции; а с севера Франции – в Апулию.
 
Но сведения приведенных источников о том, что Восточная Европа – место исхода норманнов и их прародина, большого энтузиазма у российских медиевистов не вызывают. Не издана на русском, насколько мне известно, и «Хроника герцогов нормандских», за исключением приведённого отрывка в переводе В.И. Матузовой. Почему, лично мне непонятно. Столько рассуждать о великой роли норманнов в создании древнерусского государства, в создании древнерусского института княжеской власти, в открытии Волжско-Балтийского пути, в строительстве массы городов и пр. Так, казалось бы, надо просто наброситься на эту хронику, перевести ее и утвердить на скрижалях для всеобщего умиления: вот, основоположники сами рассказывают! А этого почему-то не делается. Поэтому заканчиваю тем, с чего начала: много неясного на сегодняшний день в истории норманнов, «темна вода в облацех».
 
Лидия Грот,
кандидат исторических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Читайте другие статьи на Переформате:

pereformat.ru

Норманны

План
Введение
1 Экспансия норманнов
2 Нормандцы во Франции
3 Нормандцы в Англии
4 Норманны в Шотландии
5 Норманны в Ирландии
6 Норманны в Средиземноморье
7 Норманские воины
8 Язык
Список литературы

Введение

Норма́нны (нурма́ны) «северные люди». Норманны — термин, использовавшийся с VIII по XI век франками - жителями христианского юга Европы, по отношению к язычникам севера Европы, так как термин норманны не имеет этнической основы, а буквально означает "люди с севера". К викингам Скандинавии, к данам в Англии, к словенам на Руси термин "норманны" франками применялся только как обобщающий (люди с севера)., опустошавшие с VIII по XI век морскими разбойничьими набегами христианские города юга Европы. Лиутпранд Кремонский, посол итальянского короля Беренгария в Византии в 949 году, описывая разгром флота Игоря Рюриковича в 941 году, состоявшего в основном из язычников словен, замечает: «В северных краях есть народ, который греки по его внешнему виду называют Ρουσιος, мы же по их месту жительства зовём норманнами. Окончанием западно-европейской эпохи норманнских завоеваний является дата: 25 сентября 1066 года в битве при Стамфорд-Бридже, около города Йорк, в сражении с войсками короля Англии Гарольда Годвинсона, был смертельно ранен стрелой в горло король Норвегии Харальд III Хардроде - зять Ярослава Мудрого великого князя Киевского. После даты 25 сентября 1066 года западно-европейские хроники более не отмечают фактов вторжений язычников под именем норманны на территорию юга и запада Европы. Часть одного из языческих скандинавских племенных образований — даны осела на северном побережье Франции, где признала номинальную вассальную зависимость от франков впоследствии приняв христианство. Эта провинция стала именоваться Нормандия. При прямой поддержке папой римским Александром II, уже через три дня после битвы при Стамфорд-Бридже, на территорию Англии высадилась армия нормандского герцога Вильгельма. в битве при Гастингсе 14 октября 1066 года король Гарольд был убит, а Вильгельм I Завоеватель стал следующим английским королём, открыв новую эру в истории Англии.

1. Экспансия норманнов

Норманны — участники морских походов на территорию франков в конце VIII — середины XI века. Историки описывают норманнов как людей жадных, воинственных, выносливых, красноречивых, склонных к смешиванию с чужеродным населением. Первый период экспансии норманнов (конце VIII—IX вв.) характеризовался разрозненными экспедициями против Франкского государства, нападениями на берега Англии, Шотландии, Ирландии и их переселениями на Оркнейские, Фарерские, Гебридские и Шетлендские острова, несколько позднее — в Исландию. С конца IX века на Францию и Англию нападают более крупные отряды норманнов, переходящие от грабежа и сбора дани к заселению завоёванных территорий. В Северной Франции они основали Герцогство Нормандия (911), покоряют северо-восточную Англию. В начале XΙ века вся Англия была подчинена датским королям. Походы норманнов прекратились около середины ΧΙ века. Потомки норманнов — выходцы из Нормандии — подчинили во 2-й половине ΧΙ века Англию (Нормандское завоевание Англии 1066), а также Южную Италию и Сицилию, основав здесь (1130) Сицилийское королевство.

2. Нормандцы во Франции

Датские и норвежские викинги во второй половине IX века под предводительством Хрольфа Пешехода начали оккупировать северную землю Франции, называемую сейчас Нормандия. В 911 Карл III Простоватый согласился признать норманскими земли в устье Сены. Хрольф принял франскское имя Роллон и согласился принести вассальную присягу королю франков Карлу, став первым герцогом Нормандским.

Норманны приняли христианство, перенимали французский язык и культуру, смешивались с местным населением. Складывалась народность, не совсем идентичная ни скандинавским предшественникам, ни французским соседям.

Нормандия примерно соответствует старой церковной провинции Руан или Нейстрия, и не обладает естественными границами. Её населяли в основном галло-римляне с небольшой добавкой франков и других германских племен и поселенцев-викингов, начавших прибывать в 880-е годы. В X веке первоначальное разрушительные набеги банд норманнов по рекам Галлии переросли в более постоянные поселения с женщинами и детьми, замками и крепостями.

Норманны восприняли феодальные доктрины франков, и развили их в Нормандии и в Англии в стройную систему.

3. Нормандцы в Англии

В 1066 под предводительством герцога Вильгельма Нормандского, впоследствии Завоевателя, завоевали и покорили Англию, разбив в битве при Гастингсе последнего короля англо-саксов Гарольда Годвинсона.

Герцог Вильгельм Завоеватель основал в 1066 году нормандскую династию английских королей. На восточных берегах господствовали скандинавы.

С земли франков в Англию, нормандцы пришли уже как носители французского языка, французской культуры (хотя и со своими особенностями) и французского феодального государственного устройства. Завоеватели принесли с собою французский язык — его северный, нормандский диалект. (Норманны же — северные викинги, родиной которых была Скандинавия. Для нормандцев, принявших культуру и язык франков, Скандинавия была прародиной). Но память о своих героических предках была жива. Со временем нормандцы мигрировали и оккупировали некоторые территории в Европе.

В течение ближайших, после завоеваний, столетий в Англии образовался англо-нормандский диалект, включавший, как видно из названия, элементы и английского и нормандского. Англо-нормандский просуществовал в Англии до конца XIV века, после чего он бесследно исчез. До XIV века он был не только языком, на котором говорила знать, но и языком художественной литературы, — правда, памятников на нём осталось немного.

4. Норманны в Шотландии

Проникновение нормандцев в Шотландию началось в середине XI века, со времен правления короля Малькольма III. Для Шотландии в целом характерна вторичная миграция нормандцев — из уже завоеванной ими Англии. Наиболее активно англо-норманны стали переселяться в Шотландию в первой половине XII века при короле Давиде I, который в молодости участвовал в борьбе за власть в Англии между наследниками Вильгельма Завоевателя. Давид I поощрял переселение англо-нормандских феодалов в южные регионы страны, создавая прочную опору королевской власти. Новая нормандская знать, из которой позднее вышли такие короли как Роберт Брюс, Иоанн Баллиоль и многие представители знатных шотландских родов, привнесла с собой норманнскую систему феодализма, которая стала применяться как в равнинной, так и (позднее) в горной части страны. Династия Стюартов, представители которой в XIV—XVII веках занимали престол Шотландии и Англии, также имеет свои истоки в англо-нормандских переселенцах. Помимо системы феодализма англо-норманны принесли в Шотландию северо-английский диалект, который со временем развился в собственно шотландский язык, постепенно вытеснивший из обращения исторически используемый шотландцами гэльский язык.

5. Норманны в Ирландии

На ирландскую культуру, народность и историю норманны оказали значительное влияние. Вначале, в XII веке они ещё сохраняли самобытность, но постепенно приняли культуру Ирландии и стали «более ирландцами, чем сами ирландцы» (со времён средневековья широко распространённая фраза, по латыни «Hiberniores Hibernis ipsis», происхождение неизвестно). Селились в основном на востоке Ирландии, в области радиусом примерно 20 миль вокруг Дублина. Построили много дворцов и поселений, включая замок Трим и Дублинский замок. Культуры перемешались, заимствуя друг у друга лексику, навыки и кругозор.

6. Норманны в Средиземноморье

Удачливые банды норманнов успешно плавали далеко на юг от Скандинавии. Группы воинов, призванные на службы феодалами Южной Италии, постепенно получили в управлении города Аверсу и Капую. Позднее норманны вышли из вассальной зависимости и покорили провинции Апулия и Калабрия.

С этих баз более организованные принципалы в конечном счёте смогли отвоевать острова Сицилия и Мальта у сарацинов. Области, которыми правили норманны, включали Абруцци, Апулию, Калабрию, Кампанию, Неаполитанское королевство и Королевство Сицилию в Италии, Фессалоники в Греции. На незначительный период Сицилийским Королевством захватывалось северное побережье Африки, — территории, в настоящий момент включенные в состав Туниса, Алжира и Ливии.

7. Норманские воины

Нормандский воинский класс был новым и заметно отличался от старого франкской аристократии, многие из которых могли отследить своё происхождение к временам Каролингов, а норманны редко могли вспомнить предков раньше XI века. Большинство рыцарей были бедны и малоземельны; к 1066 Нормандия поставляла вооружённых всадников дольше целого поколения. Рыцарство в это время имело низкое положение в обществе, и показывало, что человек просто профессиональный воин.

8. Язык

Нормандский язык выработался как принятие местных старофранцузских диалектов завоевателями-норманнами, говорившими на старонормандском и развился в региональные языки Франции, существующие и сейчас.

Примечания

Литература

· Dondorff (1875), Freeman (1867-79 и 1880), Schack (1889), Neinemann (1891), Thomsen (1877)

· Гуревич А. Я., Походы викингов, М., 2005;

· Сойер П. Эпоха викингов, Спб, 2002;

· Ловмяньский X. Русь и норманны, М. 1985;

· Гвин Джонс, Норманны. Покорители Северной Атлантики, 2003.

· Мельникова Е. А. Укрощение неукротимых: Договоры с норманнами как способ их интегрирования в инокультурных обществах //Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2008. № 2 (32). С. 12–26.

Источник: http://ru.wikipedia.org/wiki/Норманны

mirznanii.com

Норманны

Норманны – термин, которым обозначали жителей Скандинавии, занимавшихся разбойными нападениями на европейские страны в VIII-XI веках. Позднее норманны разделились. Представители одного из племен осели во Франции и стали вассалами проживавших там франков. Многие, в основном, норвежцы, поселились на территории Восточной Англии.

Историки рассказывают о них как о воинственном, но крепком здоровьем народе, среди которого мужчины особенно выносливы, а также о том, что норманны не слишком беспокоились о чистоте рода.

Древнескандинавский язык, на котором говорили норманны, просуществовал с VIII по XIV век и имел два диалекта. Норвежский и исландский языки произошли от западного диалекта, а восточный стал прародителем государственных языков Швеции и Дании.

В завоеванных странах, где норманны ассимилировались с местными жителями, их родной язык не сохранялся. Несмотря на это, его влияние на языки местных народов было велико. Особенно ярко это заметно в одной из провинций Франции – Нормандии, где язык норманнов взаимодействовал со старофранцузским. Сейчас нормандский язык считают одним из диалектов старофранцузского.

Начало «внедрения» норманнов на другие территории пришлось на конец VIII – начало IX веков. Это время охарактеризовали походами против нынешней Франции, Англии, Исландии и близлежащих архипелагов. С конца IX века норманны переходят к заселению захваченных во Франции и Англии земель.

Викинги датского и норвежского происхождения вторглись в Северную Францию. В 911 году на этой территории было основано герцогство Нормандия. Король Франции признал земли в устье Сены норманнскими. Военачальник викингов, Хрольф Пешеход, сменил имя и стал вассалом франкского короля.

Норманны крестились и стали христианами, научились французскому языку и переняли культуру, смешиваясь с франками. Однако, сложившаяся народность не являлась скандинавами или французами в чистом виде.

Территория нынешней Нормандии не обладает естественными границами. В то время на ней, в основном, жили галло-римляне. Следующими по численности были франки и некоторые германские племена. Спустя столетие набеги норманнов превратились в освоение земель, постоянное проживание на занятых территориях, активное строительство. С течением времени норманны были «размыты» французами, однако до сих пор в северной части Франции наблюдается большое количество блондинов и блондинок, резко выделяющихся на фоне коренных темноволосых французов.

Примерно в это же время Англия подвергалась атакам со стороны сначала норвежских, а затем и датских норманнов. Там они были известны, как даны. В 842 году они безжалостно сожгли столицу Британии – Лондон, в 860 году под их властью оказался весь северо-восточный берег страны, а в 871 Лондон вновь подвергся нападению, что вынудило короля Англии бежать из столицы.

Захваченные земли в Восточной Англии, в очень короткие сроки были заселены датчанами и норвежцами. В дальнейшем эту территорию назвали «полосой датского права»

Здесь норманны установили собственную систему управления государством. Правовая система в этой полосе оставалась довольно специфичной почти все Средневековье. Её принципы сильно повлияли на формирование англосаксонской правовой системы. Так, например, такой скандинавский институт, как суд присяжных, до сих пор используется в Англии и многих других англоязычных странах. Со временем скандинавы ассимилировались с местными жителями, приняли их религию, культуру, выучили язык и обычаи.

Намного меньше времени и сил норманны тратили на Шотландию. Колонизации подверглись только острова, подвластные Шотландии. На оккупированных землях активно создавались пункты для дальнейших походов в Ирландию. В Шотландии норманны внедряли свой язык (норн) и свои законы. Народ, проживавший на Шетландских островах до захвата норманнами, частично был смешан с пришлыми норвежцами, частично истреблен. В начале X века, захваченные норманнами архипелаги, вошли в состав Норвегии. Лишь в XV веке Шетландские и Оркнейские острова были возвращены Шотландии.

Разместив опорные пункты, на уже захваченных островах, в VIII веке норманны начали активно грабить Ирландию. В самом конце VIII века они заселились недалеко от Дублина, столицы Ирландии, а в 20-х годах IX века начали колонизацию южных берегов страны. Именно норманны создали поселения возле городов Уэксфорд и Корк. Чуть позже, они захватили и церковную столицу – Арма, а после, на западе, основали город и порт Лимерик. Все захваченные города служили одной цели – продолжению захватнической политики. По рекам норманны проникали все дальше и дальше вглубь острова, к наиболее богатым его частям – южной и восточной.

Но ирландцы вовсе не собирались отдавать свои земли чужеземцам просто так. В начале XI века развернулась нешуточная борьба за свободу и независимость.

Но не только в северные страны ходили за наживой норманны, частенько заглядывали они и в Средиземноморье. Первый и единственный поход, когда норманны сумели пройти по Гибралтарскому проливу в Средиземное море, был совершен в 860 году. В остальное время скандинавы грабили Северную Африку, Прованс, Валенсию, северо-запад Италии. Но захватнические походы были не единственным и не основным способом, благодаря которому скандинавы проникали в страны Южной Европы. Намного чаще они, народ, умеющий воевать и приспособленный к любым условиям, становились наемными воинами в византийских войсках, проникая в Византию через Русь. В XI веке отряд из норманнов воевал на стороне Византии против сицилийских арабов.

Воины-норманны сильно отличались от старых французских аристократов, в первую очередь тем, что последние знали свою родословную вплоть до середины VIII века, в то время как скандинавы такими знаниями о предках похвастаться не могли. Большинство из них были бедны и имели мало земли. К 1066 году выходцы из Нормандии на протяжении более 30 лет подряд составляли главный рыцарский оплот Франции. Причем это были действительно профессионалы своего дела, вооруженные до зубов.

В наши дни норманны остались лишь в скандинавских странах: в Швеции, Норвегии и Дании. Иногда потомками норманнов считаются еще финны, немногие жители Исландии и других стран Северной Европы. На территории Франции они полностью смешались с местным населением.

No related links found

tainy.net

Норманны Википедия

Владения норманов в 1130 году

Норма́нны (нурма́ны) (англ. Normans, нем. Normannen, норманд. Normaunds, фр. Normands, лат. Normanni — «Северные люди») — термин, использовавшийся по отношению к скандинавам, опустошавшим с VIII по XI век морскими разбойничьими набегами государства Западной Европы. Часть одного из скандинавских племенных образований — даны — осела на северном побережье Франции, где признала номинальную вассальную зависимость от франков. Другая часть, преимущественно норвежцы, осела в Восточной Англии, где смешалась с местным населением. Многие историки отождествляют с норманнами варягов (см. Норманская теория).

Экспансия норманнов

Норманны — участники морских походов на территорию франков конца VIII — середины XI веков. Историки описывают норманнов как людей жадных, воинственных, выносливых, красноречивых, склонных к смешиванию с чужеродным населением. Первый период экспансии норманнов (конец VIII—IX вв.) характеризовался разрозненными экспедициями против Франкского государства, нападениями на берега Англии, Шотландии, Ирландии и их переселениями на Оркнейские, Фарерские, Гебридские и Шетландские острова, несколько позднее — в Исландию. С конца IX века на Францию и Англию нападают более крупные отряды норманнов, переходящие от грабежа и сбора дани к заселению завоёванных территорий. В Северной Франции они основывают Герцогство Нормандия (911 г.), покоряют северо-восточную Англию. В начале XΙ века вся Англия уже была подчинена датским королям. Походы норманнов прекратились около середины ΧΙ века. Потомки норманнов — выходцы из Нормандии — подчинили во 2-й половине ΧΙ века Англию (Нормандское завоевание Англии, 1066 год), а также Южную Италию и Сицилию, основав здесь (1130 г.) Сицилийское королевство.

Норманны во Франции

Герб герцогов Нормандии

Датские и норвежские викинги во второй половине IX века под предводительством Хрольфа Пешехода начали оккупировать северную землю Франции, называемую сейчас Нормандия. В 911 году Карл III Простоватый согласился признать норманскими земли в устье Сены. Хрольф принял франкское имя Роллон и принёс вассальную присягу королю франков Карлу, став первым герцогом Нормандским.

Норманны приняли христианство, перенимали французский язык и культуру, смешивались с местным населением. Складывалась народность, не совсем идентичная ни скандинавским предшественникам, ни французским соседям.

Территория Нормандии примерно соответствует территории старой церковной провинции Руан или Нейстрии и не обладает естественными границами. Её населяли в основном галло-римляне. Также там проживали в небольшом количестве франки и представители других германских племён и поселенцев-викингов, начавших прибывать в 880-е годы. В X веке первоначально разрушительные набеги банд норманнов по рекам Галлии постепенно превратились в овладение землями с постоянным их заселением, с участием женщин и детей, строительством замков и крепостей. И хотя со временем норманны-переселенцы были ассимилированы французами, даже спустя много веков среди жителей Нормандии и северных областей Франции был высок процент блондинов, выделяющихся среди французов (как правило, темноволосых).

Норманны восприняли феодальные доктрины франков и развили их в Нормандии и Англии в стройную систему.

Норманны в Англии

Со второй половины VIII века и до середины XI века Англия подвергалась яростным и многочисленным набегам норманнов, вначале из Норвегии, затем также из Дании. И норвежцы, и датчане были известны в Англии под именем даны. В 842 г. норманны сожгли Лондон, в 860 г. захватили все северо-восточное побережье Англии, в 871 г. повторно захватили Лондон, вынудив короля Альфреда Великого бежать на юг. Захваченная норманнами территория Восточной Англии подверглась сплошной датско-норвежской колонизации и в дальнейшем получила название полосы датского права или Денло (англ. Dane Law). В полосе Денло утвердились собственные правовая и административно-территориальная системы скандинавского происхождения, резко отличавшихся от применявшихся на остальной территории страны. Правовая специфика полосы Денло сохранялась на протяжении бо́льшей части Средневековья и способствовала принятию в англосаксонском обществе ряда скандинавских правовых институтов, в частности суда присяжных. Со временем пришельцы-норманны смешались с местным населением, приняли христианство и усвоили местный язык и обычаи.

Набеги норманнов тяжело отражались на положении англо-саксонских крестьян, чьи хозяйства часто дотла разорялись. Крестьяне были вынуждены платить специальный поземельный налог («датские деньги»), учреждённый Альфредом Великим, на борьбу с норманнами, и лично участвовать в строительстве оборонительных сооружений и в несении сторожевой и военной службы.

Альфреду Великому и его ближайшим преемникам удалось на некоторое время сдержать натиск норманнов и даже оттеснить их далеко к северо-востоку. Но в конце X века нашествие норманнов возобновилось с новой силой, на этот раз из Дании. Король Дании и Норвегии Свен Вилобородый в 1013 г. захватил Лондон и был провозглашен королём Англии. Низложенный король Этельред II бежал в Нормандию. Однако Свен в этом походе умер (1014 г.). Королём Англии был провозглашён младший сын Свена Кнуд I, участвовавший в походе. Титулы короля Дании и короля Норвегии унаследовал старший брат Кнуда Харальд II. Датское войско вернулось в Данию.

В том же 1014 году Этельред II, возвратившийся из изгнания, был восстановлен на престоле. Кнуд вынужден был бежать в Данию. Собрав и снарядив, при помощи Харальда II, войско и флот, он в 1015 г. снова отправился в Англию и в октябре 1016 г. добился возвращения себе титула короля Англии. «Датские деньги» теперь были значительно увеличены и использовались королём для организации обороны Англии от других норманнов. Датская знать заняла ведущие позиции при дворе и получила много земель на юге Англии.

Кнуд I умер в 1035 г., к тому времени соединявший титулы короля Англии, Дании и Норвегии. После него Англией правили один за другим два его сына — Гарольд I (1035—1040) и Хардекнуд (1040—1042). На этом правление датских королей в Англии закончилось.

Королём Англии стал сын Этельреда II Эдуард, известный как Эдуард Исповедник. Власть Эдуарда была слабой. Знать англо-датского происхождения держалась датской ориентации. Другая часть знати во главе с королём искала союза с нормандским герцогом Вильгельмом. В первой половине правления Эдуарда (до 1048 г.) угроза норвежского вторжения вынуждала Англию содержать в постоянной боевой готовности большой военный флот, но в 1048 году флот был распущен и «датские деньги» отменены. После смерти бездетного Эдуарда (1066) знать на собрании избрала королём Уэссекского эрла (графа) англо-датского происхождения Гарольда Годвинсона, коронованного под именем Гарольд II. Но Вильгельм с большим войском, состоящим из рыцарей Нормандии и других французских земель, пересек Ла-Манш и двинулся на Лондон. Предлогом для вторжения в Англию послужила данная ранее клятва Гарольда Годвинсона Вильгельму Нормандскому признать последнего наследником Эдуарда Исповедника. Разбив войско выступившего навстречу ему Гарольда II в битве при Гастингсе, Вильгельм занял Лондон и был провозглашен королём Англии. Место старой англосаксонской и датской знати заняла новая французская знать. В правление Вильгельма (умер в 1087 г.), восстановившего «датские деньги», новый натиск норманнов на Англию был успешно отражен и в конце концов их набеги окончательно прекратились. Вместо скандинавского влияния в Англии утвердилось французское влияние.

Норманны в Шотландии

Норманны, активно колонизовавшие с конца VIII века Восточную Англию и Ирландию, меньше внимания уделяли Шотландии. Норвежская колонизация коснулась только островов, прилегающих к Шотландии — Оркнейских, Шетландских и Гебридских, а также западного и северного побережья Шотландии. На захваченных территориях норманны создали опорные пункты для нападения на Ирландию. Норвежцы принесли с собой свой язык — западно-норвежский норн — и законы. На Шетландских островах норн существовал в качестве разговорной речи до XIX века. Проживавшие на этих территориях до прихода норвежцев пикты были частью ассимилированы, частью истреблены. В конце правления короля Харальда I Прекрасноволосого (начало Х в.) захваченные норвежцами острова, западное побережье и и север основной части Шотландии — Кейтнесс и Сазерленд — формально вошли в состав Норвегии, образовав, вместе с Фарерскими островами, графство Оркни. В конце X века графство Оркни было христианизировано — раньше, чем христианство утвердилось в Скандинавии. Шотландским королям лишь в середине XIII в., когда Шотландия уже находилась под англонормандским влиянием, удалось остановить норвежскую экспансию и вернуть себе Гебридские острова и всё побережье основной части Шотландии. Тем самым, период присутствия норманнов на Британских островах подошёл к концу. Еще через 200 лет Шотландской короне были переданы Шетландские и Оркнейские острова.

Норманны в Ирландии

Захватив в VIII веке Шетландские, Оркнейские и Гебридские острова, норманны начали грабительские набеги (продолжавшиеся около 200 лет) на ирландскую территорию, и вскоре перешли к созданию поселений в Ирландии. В 798 году норвежцы поселились в районе Дублина, а с 818 года приступили к колонизации южного побережья, создав поселения у нынешних городов Уэксфорд и Корк. В Ольстере норманны завладели церковной столицей Ирландии — городом Арма, а на западе основали колонию, ставшую впоследствии городом и портом Лимерик, при впадении реки Шаннон в эстуарий, глубоко врезающийся внутрь острова.

Опираясь на эти поселения, норманны совершали многочисленные грабительские экспедиции, проникая по рекам во внутренние области острова. Главным объектом грабежей стали наиболее богатые и развитые южная и восточная части Ирландии. В первой половине IX века один из вождей норманнов Торгильс фактически держал в подчинении значительную часть острова. Своей столицей Торгильс сделал город Атлон на реке Шаннон, у озера Лох Ри.

Засилье чужеземцев привело к освободительной борьбе, которая особенно усилилась в начале XI века. Борьбу возглавили местные вожди — король Манстера Бриан Бору и правитель Мита Малахий. Малахий нанёс поражение норманнским отрядам и выбил норманнов из Дублина. В 998 году Малахий был признан королём Ольстера, уступив Дублин Бриану, который с 1002 году принял титул ард-ри (Верховного короля) Ирландии. Бриан провёл политическую реформу, пытался ужесточить налоговую систему, построил много крепостей на реке Шаннон, создал сильный флот, готовясь к предстоящим битвам за освобождение Ирландии от норманнов.

В конце 1013 года, воспользовавшись мятежом, поднятым против Бриана правителем Дублина, норманны стали стягивать силы, послав за подкреплениями на Оркнейские острова, в Норвегию и в Данию. Решающее сражение произошло в 1014 году вблизи Дублина у Воловьего луга (ныне Клонтарф). Норманны и союзные им сепаратисты были полностью разгромлены. 88-летний Бриан в этой битве погиб. В результате битвы при Клонтарфе Ирландия была освобождена от иноземного ига. Разбойные набеги норманнов случались и после битвы при Клонтарфе, но стали более редкими и менее опасными.

Двухсотлетнее господство и грабительские набеги норманнов нанесли Ирландии огромный ущерб и затормозили её экономическое и социальное развитие.

Норманны в Средиземноморье

Достоверно известны, как минимум, два похода, во время которых корабли норманнов прошли через Гибралтарский пролив в Средиземное море.

Первый был совершен около 860 года легендарным датским конунгом Хастингом, войско которого, спустившись по Сене и Луаре, сначала разорило Париж, затем проникло на Пиренейский полуостров, а после достигло берегов Лигурии, где разорило древний город Луна, ошибочно принятый Хастингом за Рим[1].

Второй, более масштабный, датируется приблизительно 860 годами и приписывается полулегендарному королю Швеции Бьёрну Железнобокому. Норманны разграбили побережье Северной Африки, Валенсию, Балеарские острова, Прованс и северо-западную Италию и беспрепятственно вернулись обратно.

Норманны попадали в Средиземноморье и другим путём — в качестве наёмников в составе византийских войск. В частности, в XI в. отряд наёмников-скандинавов участвовал в войнах Византии против нормандцев и сицилийских арабов за Южную Италию[2]. В Византию норманны проникали через Русь[3][4].

Норманнские воины

Нормандский воинский класс был новым и заметно отличался от старой франкской аристократии, многие представители которой могли отследить своё происхождение ко временам Каролингов, а норманны редко могли вспомнить предков раньше XI века. Большинство рыцарей были бедны и малоземельны; к 1066 Нормандия поставляла вооружённых всадников дольше целого поколения. Рыцарство в это время имело низкое положение в обществе, и показывало, что человек просто профессиональный воин.

Язык

Норманны говорили на древнескандинавском языке, который сформировался приблизительно к VIII в. и просуществовал приблизительно до XIV в. Древнескандинавский язык распадался на два диалекта: восточный и западный.

На базе западного диалекта развились норвежский, фарерский и исландский языки, а также вымерший к XIX в. норн. Восточный диалект распался на шведский и датский языки.

В странах, где норманнские поселенцы смешивались с местным населением, древнескандинавский язык не сохранился и не развился в самостоятельные языки, но оказал большее или меньшее влияние на местные языки или их региональные варианты. В Нормандии взаимодействие местных старофранцузских говоров с древнескандинавским языком привело к формированию нормандского языка, который можно рассматривать как региональный вариант старофранцузcкого языка. В меньшей степени влияние древнескандинавского языка проявляется в кельтских языках Британских островов — гэльском, ирландском, мэнском. Английский язык испытал мощное влияние древнескандинавского языка как непосредственно от норманнов в период VIII—XI вв., так и опосредовано через нормандский язык, который (в англонормандском варианте) был государственным языком Англии при королях нормандской династии и первых королях династии Плантагенетов (с середины XI в. до приблизительно XIV в.). На шотландский региональный вариант английского языка дополнительно наложилось влияние шотландского (кельтского) субстрата, также в своё время испытавшего скандинавское влияние.

Примечания

Литература

  • Амальрик А. А. Норманны и Киевская Русь / Науч. ред. О. Л. Губарев. — М.: Новое литературное обозрение, 2018. — 232 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-4448-0722-4.
  • Анохин Г. И. К этнической истории гренландских норманнов // Романия и Барбария. К этнической истории народов зарубежной Европы: Сб. / Под ред. С. А. Арутюнова и др. — М.: Наука, 1989. — С. 164—194.
  • Арбман Хольгер. Викинги / Под ред. А. А. Хлевова. — СПб.: Евразия, 2003. — 320 с. — Серия «Barbaricum». — 2000 экз. — ISBN 5-8071-0133-2.
  • Байок Джесси. Исландия эпохи викингов. — М.: Астрель, 2012. — 912 с. — Серия «Corpus».
  • Барлоу Фрэнк. Вильгельм I и нормандское завоевание Англии / Пер. с англ. С. В. Иванова. — СПб.: Евразия, 2007. — 320 с. — Серия «Clio». — ISBN 978-5-8071-0240-1.
  • Буайе Режи. Викинги: История и цивилизация. Пер. с фр. — СПб.: Евразия, 2012. — 416 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-91852-028-4.
  • Будур Н. В. Викинги. Пираты севера. — М.: Олма-Пресс, 2005. — 336 с. — Серия «Мировая история. Цивилизации и Этносы».
  • Будур Н. В. Повседневная жизнь викингов. IX — XI вв. — М.: Молодая гвардия, 2007. — 463 с. — Серия «Живая история. Повседневная жизнь человечества».
  • Викинги. Набеги с севера: Сб. / Пер. с англ. Л. Флорентьева. — М.: Терра, 1996. — 168 с.: ил. — Серия «Энциклопедия "Исчезнувшие цивилизации"». — ISBN 5-300-00824-3.
  • Гедеонов С. А. Варяги и Русь. Разоблачение норманнского мифа. — М.: Эксмо; Алгоритм, 2012. — 288 с. — Серия «Подлинная история Руси». — ISBN 978-5-699-56960-1.
  • Горелов М. М. Датское и нормандское завоевания Англии в XI веке. — СПб.: Алетейя, 2007. — 176 с. — Серия «Pax Britannica». — ISBN 978-5-91419-018-4.
  • Граветт Кристофер, Николь Дэвид. Норманны. Рыцари и завоеватели. — М.: Эксмо, 2007. — 256 с.: ил. — Серия «Военная история человечества». — ISBN 978-5-699-23549-0.
  • Губанов И. Б. Культура и общество скандинавов эпохи викингов. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2004. — 142 с.
  • Гуревич А. Я. Походы викингов. — М.: Книжный дом «Университет», 2005. — 2-е изд. — 208 с. — Серия «Золотой запас знаний». — 5000 экз. — ISBN 5-98227-036-9.
  • Джонс Гвин. Викинги. Потомки Одина и Тора. — М.: ЗАО «Центрполиграф», 2003. — 448 с.
  • Джонс Гвин. Норманны. Покорители Северной Атлантики. — М.: ЗАО «Центрполиграф», 2003. — 301 с.
  • Джуэтт Сара Орне. Завоевание Англии норманнами. Минск: Харвест, 2003. — 304 с. — Серия «Историческая библиотека». — ISBN 985-13-1652-0.
  • Догерти Мартин Дж. Мир викингов. Повседневная жизнь Детей Одина / Пер. с англ. В. Л. Силаевой. — М.: Изд-во «Э», 2015. — 224 с.: ил. — Серия «Темная сторона истории». — ISBN 978-5-699-84607-8.
  • Дуглас Дэвид Ч. Норманны: от завоеваний к достижениям. 1050-1100 гг. / Пер. с англ. Е. С. Марнициной. Под ред. А. А. Хлевова. — СПб.: Евразия, 2003. — 416 с. — Серия «Clio». — ISBN 5-8071-0126-X.
  • Ингстад Хельге. По следам Лейва Счастливого. — Л.: Гидрометеоиздат, 1969. — 246 с.
  • Каппер Дж. П. Викинги Британии = The Vikings of Britain / Науч. ред. А. А. Хлевов. — СПб.: Евразия, 2003. — 272 с. — 2000 экз. — ISBN 5-80710139-1.
  • Клейн Л. С. Спор о варягах. История противостояния и аргументы сторон. — СПб.: Евразия, 2009. — 400 с.
  • Коа Ив. Викинги, короли морей. — М.: ООО «АСТ», 2003. — 176 с. — Серия «История. Открытие».
  • Ласкавый Г. В. Викинги: Походы, открытия, культура. — Минск: МФЦП, 2004. — 322 с. — Серия «Народы Земли».
  • Лебедев Г. С. Эпоха викингов в Северной Европе. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1985. — 286 с. — 10 000 экз.
  • Леонтьев А. И., Леонтьева М. В. Биармия. Северная колыбель Руси. — М.: Алгоритм, 2007. — 256 с.
  • Леонтьев А. И., Леонтьева М. В. Походы норманнов на Русь. Истоки Руси Изначальной. — М.: Вече, 2009. — 320 с. — Серия «Тайны Земли Русской».
  • Ловмяньский Хенрик. Русь и норманы / Пер. с пол. под ред. В. Т. Пашуто. — М.: Прогресс, 1985. — 304 с.
  • Мюссе Люсьен. Варварские нашествия на Западную Европу: Волна вторая. — СПб.: Евразия, 2001. — 352 с. — Серия «Barbaricum».
  • Никитин А. Л. Королевская сага // В кн.: Никитин А. Л. Костры на берегах: Записки археолога. — М.: Молодая гвардия. 1986. — С. 333-493.
  • Норвич Джон. Нормандцы в Сицилии. Второе нормандское завоевание. 1016—1130 гг. — М.: ЗАО «Центрполиграф», 2005. — 368 c.
  • Норвич Джон. Нормандцы в Сицилии. Расцвет и закат Сицилийского королевства. 1130—1194 гг. — М.: ЗАО «Центрполиграф», 2005. — 400 с.
  • Петухов Ю. Д. Норманны — Русы Севера. — М.: Вече, 2008. — 368 с. — Серия «Тайны Земли Русской».
  • Рекс Питер. 1066. Новая история нормандского завоевания / Пер. с англ. И. И. Хазановой. — СПб.: Евразия, 2000. — 336 с.: ил. — Серия «Clio». — ISBN 978-5-91852-052-9.
  • Роэсдаль Эльсе. Мир викингов. Викинги дома и за рубежом / Перевод с дат. Ф. Х. Золотаревской. — СПб.: Всемирное слово, 2001. — 272 с.
  • Рыдзевская Е. А. Древняя Русь и Скандинавия в IX — XIV вв. Материалы и исследования. — М.: Наука, 1978. — 240 с. — Серия «Древнейшие государства на территории СССР».
  • Сванидзе А. А. Викинги — люди саги: жизнь и нравы. — М.: Новое литературное обозрение, 2014. — 800 с. — ISBN 978-5-4448-0147-5.
  • Симпсон Жаклин. Викинги. Быт, религия, культура. — М.: ЗАО «Центрполиграф», 2005. — 239 с.
  • Славяне и скандинавы: Сб. / Пер. с нем. Под ред. канд. филол. наук Е. А. Мельниковой. — М.: Прогресс, 1986. — 416 с. + 24 с. цв. илл. [Ориг. изд.: Wikinger und Slawen: Zur Frühgeschichte der Ostseevölker. — Akademie-Verlag, Berlin, 1982]
  • Сойер Питер. Эпоха викингов. — СПб.: Евразия, 2002. — 352 с. — Серия «Clio Expansiva». — ISBN 5-8071-0104-9.
  • Стриннгольм Андерс Магнус. Походы викингов / Пер. с нем. А. Шемякина. Под ред. А. А. Хлевова. — М.: ООО «Изд-во АСТ», 2002. — 736 с. — Серия «Историческая библиотека».
  • Тиандер К. Ф. Поездки скандинавов в Белое море. — СПб.: Тип. И. Н. Скороходова, 1906. — 464 с.
  • Фетисов А. А., Щавелев А. С. Викинги. Между Скандинавией и Русью. — М.: Вече, 2009. — 336 с. — Серия «Terra Historica». — ISBN 978-5-9533-2840-1.
  • Хит И. Викинги. История. Вооружение. Тактика. — М.: ООО «АСТ», Астрель, 2004. — 64 с.: ил. — Серия «Элитные войска».
  • Цепков А. И. Вооружение викингов в IX–XI вв. По исландским сагам и «Кругу Земному». — Рязань: Александрия, 2013. — 320 с.
  • Шартран Р., Николь Д., Граветт К. и др. Северные завоеватели. Норманны и викинги. — М.: Эксмо, 2013. — 448 с.: ил. — Серия «Военная история человечества». — ISBN 978-5-699-63656-3.

См. также

wikiredia.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о