Игил подконтрольная территория – ИГИЛ контролирует 70% территории Сирии – Минобороны России — Последние мировые новости — Зона влияния «Исламского государства» расширяется

Стало известно, какую территорию в Ираке контролирует ИГИЛ

О практически полном разгроме запрещенной в РФ террористической группировки «Исламское государство»11 заявил посол Ирака в Москве Хайдар Мансур Хади.

По его словам, в 2014 году под контролем боевиков находилось около 40 % территории страны, а сейчас – не более 5 %.

Можно говорить о том, что это заключительный этап в победе над ИГИЛ1. Отдельные группы еще сопротивляются в некоторых местах, но в целом они уничтожены.

Таких успехов удалось добиться благодаря тому, что все иракцы, все национальные и конфессиональные группы участвовали в войне, пояснил Хади.

Он также подтвердил, что двадцатых числах октября глава МИД Ирака Ибрагим аль-Джаафари посетит Москву и встретится со своим коллегой Сергеем Лавровым. В числе главных вопросов для обсуждения – референдум в Иракском Курдистане, на котором за независимость проголосовали 92,7 % избирателей.

Хади подчеркнул, что Багдад выступает за диалог, но очень трудно это делать, когда результаты незаконного голосования уже приняты.

Ранее сообщалось, что власти рассматривают вариант создания конфедерации с Иракским Курдистаном. 

1 Организация запрещена на территории РФ.

Читайте нас в Яндексе

Автор: Александр Никитин

rueconomics.ru

ИГИЛ Википедия

Исламское государство
(ИГИЛ, ИГ, ДАИШ)
араб. الدولة الإسلامية‎
Девиз: «باقية وتتمدد‎»
«Сохраниться и расшириться[1]»

Территория, контролируемая ИГ на 1 августа 2018 (серым цветом), и страны, частично контролируемые ИГ или имеющие территории, заявленные ИГ
Основано 15 октября 2006 года
Официальный язык арабский (де-факто)[2]
Столица Эр-Ракка, Сирия (29.06.2014 — 16.06.2017)[3]
Меядин, Сирия (16.06.2017 — 14.10.2017)[4]
Эль-Кайм, Ирак (14.10.2017 — 26.10.2017)[5]
Абу-Кемаль, Сирия (26.10.2017 — 4.11.2017)[6][7]
Рава, Ирак (4.11.2017 — 17.11.2017)[8]
Хаджин, Сирия (17.11.2017 - настоящее время)
Форма правления халифат (самопровозглашённый)
Халиф Абу Бакр аль-Багдади
Заместитель Абу Аля аль-Афри[9] (убит[10])
Госрелигия ислам (салафия)
Территория
 • Всего оценочно: 10 тыс.-16 тыс. (ноябрь 2017)[11];
максимально до 100-110 тыс. (конец 2014)[12][13] км²
Население
 • Оценка (ноябрь 2017) ? ; максимально (конец 2014) около 8 млн. чел.
Валюта динар[14][15][16]

ru-wiki.ru

ИГИЛ стремительно теряет территорию | Русская весна

Размер территорий подконтрольных ИГИЛ* за первые девять месяцев 2016 года сократился на 16%. И этот процесс для Исламского государства продолжается из года в год, сообщило исследование IHS Markit.

В 2015 году территории ИГИЛ сократились с 90800 квадратных км до 78000 квадратных км, территориальные потери составили 14%.

По состоянию на 3 октября 2016 года ИГИЛ контролирует около 65500 квадратных км в Ираке и Сирии — территория равная по своей площади Шри-Ланке, отмечает IHS Markit.

По состоянию на 4 июля, согласно исследованию IHS' Conflict Monitor, ИГИЛ контролировал территории размером с Ирландию — примерно 68300 квадратных км. Происхождение ИГИЛ неясно, известно, что это одно из нескольких активно действующих движений боевиков на Ближнем Востоке в XXI веке.

В 2014 году группа взяла под свой контроль участки территорий в Ираке и Сирии, воспользовавшись общественным недовольством правящими режимами в обеих странах. Сейчас ИГИЛ имеет филиалы по всему миру, управление в государстве проводится согласно строгим исламским доктринам. В этом году государство понесло ряд существенных потерь: в Рамади, Эль-Фаллудже и Пальмире.

Однако по-прежнему удерживает позиции в Ракке и Мосуле. Коалиция западных сил во главе с США, наносящие авиаудары по ИГИЛ, не действуют в одиночку с иракскими силами, сирийской армией и множеством повстанческих групп, чтобы победить ИГИЛ.

Последние исследования IHS Markit указывают на то, что в борьбе с ИГИЛ удалось достигнуть прогресса.

«С июля территориальные потери ИГИЛ относительно невелики, однако, их стратегическое значение беспрецедентно. Потеря прямого доступа к трансграничным контрабандным маршрутам в Турции сильно ограничивает способность группы привлекать новых боевиков из-за рубежа. Власти Ирака, при этом, готовы начать наступление на Мосул», — отмечает Колумб Стрэк, старший аналитик и руководитель IHS Conflict Monitor.

Ожидается, что наступление начнется 19 октября.


*Запрещенная в РФ террористическая организация.

rusvesna.su

Русская Сила | ИГИЛ стремительно теряет территорию

Размер территорий подконтрольных ИГИЛ* за первые девять месяцев 2016 года сократился на 16%. И этот процесс для Исламского государства продолжается из года в год, сообщило исследование IHS Markit.

В 2015 году территории ИГИЛ сократились с 90800 квадратных км до 78000 квадратных км, территориальные потери составили 14%.

По состоянию на 3 октября 2016 года ИГИЛ контролирует около 65500 квадратных км в Ираке и Сирии — территория равная по своей площади Шри-Ланке, отмечает IHS Markit.

По состоянию на 4 июля, согласно исследованию IHS’ Conflict Monitor, ИГИЛ контролировал территории размером с Ирландию — примерно 68300 квадратных км. Происхождение ИГИЛ неясно, известно, что это одно из нескольких активно действующих движений боевиков на Ближнем Востоке в XXI веке.

В 2014 году группа взяла под свой контроль участки территорий в Ираке и Сирии, воспользовавшись общественным недовольством правящими режимами в обеих странах. Сейчас ИГИЛ имеет филиалы по всему миру, управление в государстве проводится согласно строгим исламским доктринам. В этом году государство понесло ряд существенных потерь: в Рамади, Эль-Фаллудже и Пальмире.

Однако по-прежнему удерживает позиции в Ракке и Мосуле. Коалиция западных сил во главе с США, наносящие авиаудары по ИГИЛ, не действуют в одиночку с иракскими силами, сирийской армией и множеством повстанческих групп, чтобы победить ИГИЛ.

Последние исследования IHS Markit указывают на то, что в борьбе с ИГИЛ удалось достигнуть прогресса.

«С июля территориальные потери ИГИЛ относительно невелики, однако, их стратегическое значение беспрецедентно. Потеря прямого доступа к трансграничным контрабандным маршрутам в Турции сильно ограничивает способность группы привлекать новых боевиков из-за рубежа. Власти Ирака, при этом, готовы начать наступление на Мосул», — отмечает Колумб Стрэк, старший аналитик и руководитель IHS Conflict Monitor.

Ожидается, что наступление начнется 19 октября.


*Запрещенная в РФ террористическая организация.

Let’s block ads! (Why?)

rusila.su

ИГИЛ уничтожает культурное наследие Ближнего Востока

Христиане, распятые боевиками ИГИЛ в сирийской провинции Ракка.

 

Пока мировое сообщество негодует по поводу преступлений, которые совершает группировка ИГИЛ, и требует создания единой коалиции для противостояния этой террористической организации, важно обратить внимание на то, как формировалось «Исламское государство» и как оно добилось таких больших успехов. Это необходимо для того, чтобы, во-первых, верно рассчитать истинный потенциал этой грозной силы и разработать правильный план борьбы с ней, а также, во-вторых, раскрыть ее слабые стороны и, взяв их в расчет, принять эффективные меры. Не так давно одно из крупных американских информагентств при сотрудничестве с органами безопасности опубликовало отчет, выдержки из которого и приводятся ниже.

 

Спуся почти целый год после падения Мосула мировое сообщество продолжает наблюдать за тем, как «Исламское государство» достигает все большего политического могущества. Сегодня оно уже стало самой влиятельной террористической организацией в мире. В ходе завоевания иракских городов Мосула и Тикрита боевики ИГИЛ ясно продемонстрировали то, насколько они искусно владеют тайной дипломатией. Организация, которая без всякого кровопролития и какой-либо серьезной военной кампании смогла за шесть часов подчинить себе третий по величине город Ирака, обладает, несомненно, определенной способностью заключать тайные сделки и успешно противостоять разного рода международным операциям, нацеленным на ее уничтожение.

 

Еще через некоторое время игиловцы завладели ценными складами и хранилищами иракской армии. После небольшой стычки они смогли полностью заполучить даже самый большой оружейный склад на севере Тикрита. Таким образом, ИГИЛ стала единственной в своем роде террористической организацией, которая вооружилась настолько серьезно, что ей могли бы позавидовать соседние страны региона.

 

Спустя лишь несколько дней после этого лидер ИГИЛ объявил о создании халифата и тем самым положил конец всем прежним действиям в рамках коалиции с другими силами. Теперь союзники ИГИЛ должны были присягнуть на верность «исламскому халифату» или официально отречься от него. В первом случае они должны были сразу же раствориться в структуре самой организации игиловцев и опуститься с позиции «союзников» до уровня «солдат и подданных», а во втором — стать простыми бунтарями. В такой ситуации труднее всего пришлось мятежным племенам Ирака, ведь именно благодаря их восстанию «Исламское государство» и смогло добиться таких успехов, а тут они осознали, что им придется смириться с новыми диктаторами, которые будут обращаться с ними куда хуже, чем бывший премьер-министр Ирака Нури Аль-Малики.

 

Менее чем за один месяц игиловцы также смогли завоевать основную часть сирийской провинции Дэйр-эз-Зор. Тем самым они соединили подчиненные себе территории и стерли границу между Сирией и Ираком. Помимо этого террористам удалось захватить основную часть инфраструктуры сирийской нефтяной промышленности. В результате всех этих событий ИГИЛ заняли совершенно особое положение в ряду аналогичных организаций. Дело в том, что игиловцы получили в свое распоряжение основной ресурс стран региона, нефть и установили контроль над территорией, размеры которой больше, чем половина стран Ближнего Востока. Более того, в их руки попали такие мощные виды вооружения, которыми не владеет и десяток региональных государств.

 

С этого времени ИГИЛ начало развиваться по трем другим направлениям, доказывая тем самым, что отныне оно больше похоже на некое «государство» или «оккупационную организацию», нежели на «террористическую группировку». Во-первых, ИГИЛ оперативно аннулировало прежние удостоверения личности и выпустило собственные паспорта. Информация об этом затерялась в военных сводках, а некоторые эксперты даже решили, что это чисто демонстративная мера формального характера. Между тем необходимо учитывать тот факт, что паспорта обычно используются для осуществления выездов за границу, и сами по себе эти документы означают наличие контроля за пересечением границы суверенной территории.

 

Действительно ли ИГИЛ разрешает своим гражданам совершать выезды за границу? Могут ли граждане и сотрудники «Исламского государства» с их игиловскими паспортами ездить в другие страны? Напомним, что эта группировка уже по меньшей мере два года тому назад начала выдавать удостоверения личности своим членам, однако следует отличать «удостоверение личности некой организации» от «паспорта». Этот аспект особенно важен, если вспомнить, что территория, подконтрольная ИГИЛ, имеет протяженную границу с Турцией, Саудовской Аравией, Иорданией и Курдской автономной областью.

 

Вторым направлением, демонстрирующим новый этап развития ИГИЛ, является создание общественных институтов. Еще в 2011 году, когда противники Башара Асада захватили значительную часть территории Сирии, образовались некоторые новые социальные объединения, такие как «городские советы» и «шариатские суды». С того периода «Исламское государство» тоже начало делать первые шаги в этом направлении. Так, после установления его власти над сирийской провинцией Дэйр-эз-Зор стало появляться много сообщений о создании различных игиловских социальных институтов, даже таких, которые в легитимных государствах в условиях военного времени, как правило, прекращают свою деятельность.

 

В частности, игиловские средства информации пропагандировали работу под эгидой «исламского халифата» таких учреждений, как «Организация поливки деревьев и украшения городов», «Центр надзора за сиротами» и «Управление жилищными фондами и строительством». Все эти объединения могли бы, во-первых, помочь посмотреть по-другому на деятельность ИГИЛ и, возможно, стать подходящим материалом для пропаганды «Исламского государства» в новых странах, таких как Ливия и Тунис, а во-вторых, привлечь еще большее число сторонников из числа населения завоеванных стран к работе в структурах, подконтрольных игиловцам. Понятно, что до этого ни одна террористическая или мятежная организация во всем мире, кроме, пожалуй, радикальных ваххабистов, большевиков или националистов, не занималась в военных условиях ничем подобным.

 

Третьим новшеством ИГИЛ стали чеканка монет и свободная торговля. Понятно, что до этого в иракском Мосуле и сирийской Ракке в ходу были разные денежные единицы, поэтому когда боевики приняли решение объединить эти территории под единым знаменем «Исламского государства», встал вопрос о введении единой валюты. Вместе с тем для иностранных специалистов по стратегии довольно трудно разобраться в торговой деятельности региона и страны, которые, по сути, нарушили сложившийся миропорядок, и делать какие-либо прогнозы на этот счет. В одном из пропагандистских фильмов ИГИЛ некий австрийский подросток сообщает, что здесь (в Ракке) есть все, что у него было в Австрии. В качестве примера он называет KitKat, одеколон и турецкий кофе. Спустя некоторое время американское информагентство Associated Press сообщило, что большой популярностью на территории ИГИЛ пользуется энергетический напиток Red Bull и он в огромном количестве поставляется туда из Турции. Затем ту же информацию независимо друг от друга подтвердили агентства Reuters и United Press, а американские журналисты даже взяли интервью у водителей грузовиков, перевозящих этот товар.

 

Если немного задуматься об этом, то можно понять один важный момент. Крайне трудно представить себе установившиеся торговые отношения между двумя странами, если не налажена система валютного обмена. Если же она существует, а логично предположить, что так оно и есть, тогда придется признать, что денежный обмен успешно процветает. Таким образом, получается, что ИГИЛ смогло наладить «производство настоящих денег» посредством «определения заграничной стоимости валюты», что принципиальным образом отличает его от других мятежных террористических группировок. Если же отбросить возможность существования валютного обмена, то остается только один вариант.

 

Разумеется, с экономической точки зрения, это почти невозможно, однако учитывая реакционную тактику «Исламского государства», можно выдвинуть гипотезу о том, что в современную эпоху оно вернулось к торговым приемам двухтысячелетней давности. Другими словам, если торговля не сопровождается валютным обменом, то следует признать, что на подконтрольной игиловцам территории производят какие-то товары, которые затем продают в Турции, и таким образом посредством товарного обмена достигается некий баланс. В таком случае встает другой вопрос: какие товары производят на территории ИГИЛ, чтобы продавать их потом в Турцию?

 

Все указанные выше вопросы обретают смысл, если оценивать торговлю с точки зрения экономики и рыночных правил. Если же эта торговля экономически не мотивирована и осуществляется за счет государственных средств, тогда интересно будет узнать, на какие цели в первую очередь тратят игиловцы свой бюджет и какой объем этих трат. С точки зрения авторов доклада, данная особенность, то есть отсутствие экономической мотивации для торговли на территории игиловцев, ускользает от внимания международных экспертов, потому как ИГИЛ, нацеленное на завоевание все новых территорий, ведет изнурительную борьбу и в таких условиях торговлю предметами роскоши, которыми являются Red Bull и турецкий кофе, следует рассматривать как источник дохода, а не включать это в категорию расходов. В результате этого вновь всплывают вопросы, которые мы уже формулировали в своей статье.

 

ИГИЛ «создало» новые деньги в тот момент, когда, завоевав Дейр-эз-Зор в Сирии и Эр-Рутбу в Ираке, оно приблизилось к границам Иордании и Саудовской Аравии. Здесь возникают новые вопросы, а именно: входило ли в задачи «Исламского государства» установление торговых отношений с этими двумя странами и можно ли расценивать последующие события как «изменение плана» и даже «карательные меры»? Может быть, ИГИЛ создало свою валюту из-за того, что достигло границы Иордании и Саудовской Аравии и фактически было лишено возможности вести товарообмен с ними при использовании прежних денег? Также следует обратить внимание на то, по какому курсу «Исламское государство» стало осуществлять замену прежних (сирийских и иракских) денег? Удалось ли ИГИЛ определить рыночную стоимость созданной ими валюты?

 

Возможно, в то самое время, когда игиловцы возомнили себя чем-то большим, чем они являются на самом деле, начали складываться условия для международного подавления этой группировки. До этого действующие в Сирии террористические и экстремистские организации пользовались тем расколом, который образовался между властями Дамаска и западными державами, и даже иной раз заявляли о себе как о защитниках прав человека. Однако на этот раз все они столкнулись лицом к лицу с группировкой, которая открыто гордится тем, что совершаемые ей преступления в разы страшнее правонарушений, которые допускали багдадское и дамасское правительства.

 

Совсем недавно игиловцы прямо перед включенной видеокамерой отрезали головы арабским журналистам и открыто пообещали, что скоро сожгут дотла всю Европу. «Исламское государство» не гнушается такими казнями, как сожжение заживо, битье камнями и сбрасывание с высоты. Члены этой группировки заявляют, что они вновь открыли часть химических лабораторий Мосульского университета, и угрожают в Twitter в скором времени получить доступ к химическим складам и убить всех неверных.

 

Параллельно с этим ими было совершено два других злодеяния, которые по сравнению с уже упомянутыми действиями не получили широкой огласки. Несколько раз в Дейр-эз-Зоре и Абу-Кемале они призывали детей «растаптывать» на улицах солдат оппозиционных группировок (кстати, авторы доклада случайно или умышленно забыли сообщить о том, что впервые такое наказание применили в Ракке против трех солдат-шиитов, попавших в плен в ходе боевых столкновений на окраине военного аэродрома.) Второе их зверское преступление состояло в массовом убийстве солдат из суннитских батальонов, воюющих против ИГИЛ. В другой раз в сирийском городе Маядин игиловцы убили членов одного рода, а в иракской провинции Анбар расправились с целым племенем. Все эти зверства получили широкую огласку в арабском мире, чего не скажешь о странах Запада.

 

Одновременно с этим «Исламское государство» совершило и другие преступления, которые сыграли существенную роль в усилении международной коалиции против этой разветвленной организации. Установив свой контроль над городом Синджар на севере Ирака, они объявили «рабами» целую курдскую народность, езидов, и стали на своих городских рынках официально продавать на время или насовсем езидских девушек и женщин. Планы ИГИЛ в отношении города Кобани на севере Сирии, на защиту которого поднялись курды во всех странах мира, также сыграли свою роль в объединении международных сил против этой группировки.

 

 

 

Заручившись согласием мировых лидеров, НАТО и Соединенные Штаты приняли решение начать ограниченную воздушную операцию против «Исламского государства», в результате которой сторонники террористов лишились надежных убежищ. Каждодневным атакам подверглись важнейшие государственные организации игиловцев, и даже их лидер был вынужден уйти в глубокое подполье. В тот же период в коалицию с Западом официально вступили Саудовская Аравия и Иордания, которые начали войну против ИГИЛ (и в скором времени поплатились за это). Что же касается Турции, то эта страна проявила явное легкомыслие и слабость и в очередной раз подтвердила предположения по поводу своей помощи игиловцам.

 

«Исламское государство» превратилось в крупную организацию, оккупировавшую значительную часть территории на Ближнем Востоке. Вполне ясно, что эта оккупация и совершаемые в ее рамках преступления обеспечивают огромный бюджет, поэтому изучением источников дохода ИГИЛ необходимо для противодействия этой террористической группировке.

 

В этой части мы перечислим важнейшие источники доходов игиловцев. Естественно, что информация об этом поможет принять необходимые меры для сдерживания и ограничения этой организации.

 

1. Добыча и продажа нефти

По оценкам специализированных организаций, действующих в энергетической сфере, от добычи и продажи нефти на черном рынке «Исламское государство» ежедневно получает почти два миллиона долларов. Основная часть «черного золота» добывается на севере Ирака и Сирии. Что же касается объемов добычи этого энергоресурса из скважин в восточной Сирии, то до сих пор на этот счет не опубликовано какого-либо точного доклада, заслуживающего доверия. Полученная нефть отправляется в другие страны через южную часть Турции и продается на мировом рынке по более низкой цене.

 

В ходе атак международной коалиции под руководством Соединенных Штатов одной из главных целей были объекты нефтяной инфраструктуры, находящиеся на подконтрольной ИГИЛ территории. Как заявлялось, в результате этих атак была уничтожена основная часть нефтяных сооружений так называемого суннитского треугольника (территории Ирака с преобладающим суннитским населением), однако в окрестностях Мосула (Ирак) и Хасеке (Сирия) они еще продолжают работать.

 

2. Захват заложников

В 2012 году газета New-York Times со ссылкой на свой источник в Министерстве финансов США сообщило, что на протяжении восьми лет «Аль-Каида» зарабатывала на похищении людей и захвате заложников в среднем 120 миллионов долларов ежегодно.

 

Определение доходов ИГИЛ от аналогичных действий несколько затруднено. Минимальная сумма, о которой может идти речь в этом случае, на 2013 год составила 125 миллионов долларов, а в 2014 — 66 миллионов. Главным фактором, который усложняет оценку размера прибыли «Исламского государства» в этой сфере, является то, что террористические группировки рассеяны по всему миру и остается неясным, являются ли они реальными союзниками ИГИЛ, имея общую с ним финансовую базу, или же просто используют дурную репутацию этой террористической организации.

 

Несмотря на отрицание этого официальными источниками, очевидно, что похищение людей считается одним из источников доходов игиловцев. Например, французское правительство подтвердило информацию о переговорах с этой группировкой на тему сохранения здоровья своих граждан. Данное обстоятельство доказывает, что даже самые убежденные противники «Исламского государства» готовы сохранять за ним этот источник поступления финансовых средств.

 

3. Продажа исторических ценностей и антиквариата



Одним из главных источников дохода ИГИЛ является черный рынок исторических ценностей и антиквариата. Эта организация установила свое господство над территорией, на которой много веков тому назад возникли древнейшие цивилизации Азии. К примеру, в Междуречье существовало древнее государство Ассирии и Арабский халифат (сначала под руководством династии Омейядов, а потом Аббасидов). Эти области богаты разного рода произведениями древнего искусства, поэтому ИГИЛ, похищая и затем продавая их на черном рынке, обеспечивает себе поступление крупных денежных средств.

 

В сентябре прошлого года газета New-York Times сообщила, что таким способом игиловцы зарабатывают себе по меньшей мере несколько сотен миллионов долларов.

 

4. Налоги и штрафы



На своей подконтрольной территории террористическая организация ИГИЛ создала крупные государственные учреждения и по разным поводам собирает налоги с граждан.

 

В одном из отчетов, опубликованных самим «Исламским государством», по обвинению в «радикализме» в отношении четырех человек был вынесен смертный приговор. Эти четверо, говоря на камеру по-турецки, заявили: «ИГИЛ взимало налоги с граждан, а мы были убеждены, что это ересь и язычество». Эта видеозапись демонстрирует, что игиловцы повсеместно собирают налоги с граждан и данный источник доходов очень важен для них, поэтому любое неповиновение в этом вопросе неминуемо наказывается смертью.

 

Помимо всего прочего, группировка по разным поводам штрафует своих граждан и даже военнослужащих, что также является одним из способов пополнения ее бюджета. К этому стоит добавить и «текущие расходы». К примеру, по тем или иным нравственным вопросам граждане обращаются в официальные суды и за это должны платить пошлину.

 

Кроме налогов, штрафов и пошлин, у «Исламского государства» есть еще один источник доходов по названием «джезие» (налог с иноверцев, взимаемый в мусульманских странах). Так, после зверства игиловцев по отношению к последователям секты езидизма (вобравшей в себя элементы зороастризма, иудаизма, христианства, ислама и манихейства) в своем официальном журнале эта террористическая организация написала: «Необходимо устанавливать личность последователей иных божественных религий и, по Корану, они обязаны выплачивать джезие. В случае несопротивления и неучастия в подготовке заговоров против "Исламского государства" они могут жить в исламском обществе».

 

5. Конфискации и кражи



Американская частная разведывательно-аналитическая компания Stratfor, занимающаяся вопросами международной разведки и безопасности, в одном из своих официальных докладов сообщила, что только в результате краж, произошедших в Мосуле, ИГИЛ разбогатело на 500 миллионов долларов. К этому стоит прибавить еще колоссальную сумму конфискованного имущества, которое, несомненно, приносит астрономическую прибыль этой организации.

 

Следует отметить, что одной из причин начала внутренней войны между террористическими и оппозиционными группировками в Сирии были многочисленные кражи, совершаемые игиловцами. В отчете, подготовленном членами «Фронта ан-Нусра» о преступлениях ИГИЛ, значится, что «Исламское государство» многократно похищало имущество других группировок и простых граждан и не позволяло другим расследовать эти дела.

 

ИГИЛ - новый исламский Халифат

 

 

6. Торговля человеческими органами



Возможно, на первый взгляд столь отвратительные действия даже трудно себе представить, однако постоянный представитель Ирака при ООН Мохаммад Хаким неделю тому назад заявил, что ИГИЛ в огромном масштабе вывозит за границу органы своих жертв и продает их в больницах соседних стран.

Принимая во внимание огромное количество убийств, совершаемых этой группировкой, можно сделать вывод о том, что таким образом она гарантирует себе поступление значительных финансовых средств.

 

7. Доходы от таможни и монопольной торговли



Еще одну существенную статью доходов ИГИЛ обеспечивают таможенные пошлины и в первой части настоящего доклада мы вскользь упоминали об этом. По всей видимости, «Исламское государство» намеревалось активизировать свою деятельность в этом направлении, однако благодаря международным усилиям торговать игиловцы теперь могут только с южными областями Турции.

 

Помимо таможенных сборов, эта организация установила торговую монополию в отношении некоторых товаров, что приносит ей баснословные прибыли. Один из активных участников сирийских событий Моаз Мустафа (Moaz Mostafa) в одной из своих статей сообщил, что уже сейчас ИГИЛ ввело монополию на владение такими основными товарами, как хлопок и пшеница.

 

Финансовая структура

 

В первой части доклада уже упоминалось о введении полноценных денег и попытках установления их курса. Кроме этого, «Исламское государство» основало и свои банки, что само по себе свидетельствует о существовании особой финансовой структуры внутри данной террористической организации. Однако до сих пор на этот счет имеется крайне мало информации и в дальнейшем изучение этого вопроса необходимо продолжить.

 

simvol-veri.ru

как Москва смогла заставить боевиков ИГИЛ работать на себя

В Идлибе уже третий месяц идет странная война. Бывшие союзники ИГИЛ и «Ан-Нусра» с остервенением воюют друг против друга, а дивиденды при этом получают Москва, Тегеран и Дамаск. Между тем, бывший союзник боевиков, Турция, смотрит на это с нескрываемым раздражением и понимает, что она уже ничего не может поделать. Как все это стыкуется с логикой? Да все очень просто, на самом деле…

Местные и пришлые


Уже с 2014 года территория подконтрольная ИГИЛ в Сирии и Ираке стала местом, где американские наемники фундаменталисты оттачивали вое мастерство и постигали искусство войны. Они, помогая своим «побратымам» в Сирии, готовились в будущем вернуться домой и стать ядром будущих террористических ячеек на своих территориях.

Тысячи боевиков из Европы, России, стран Азии и Африки. Все они стали «пришлым боевым ядром» так называемого «халифата».

И все же значительную часть боевиков ИГИЛ вербовал из местных. Арабский менталитет с одной стороны штука «тонкая» (мелкие детали в поведении очень важны и часто становятся либо причиной дипломатических неудач, либо основой их успеха), а с другой простой как шпала (восток любит силу и подчиняется тем, кто ее показывает).

Целые племена Сирийской пустыни в 2014 году одно за одним переходили под знамена «халифата». В это время ИГИЛ быстро расширял подконтрольную ему территорию и многие местные племена были вынуждены войти в его состав. Они просто хотели сохранить свои жизни и платили налог кровью. Но некоторые делали это вполне добровольно и с дальним прицелом. Часть местных «лидеров» очень хотели обеспечить себе хорошее положение в новом террористическом «государстве» и вполне могли рассчитывать на это.

Все было для них хорошо, пока «халифат» был силен, но военная фортуна оказалась переменчива. Вмешательство России и последующий разгром игиловцев в центральной и восточной Сирии поставил перед недоделанным властителями пустыни дилемму, либо погибнуть вместе с «халифатом», либо завоевать прощение у законного правительства…

Клубок идлибских противоречий

Начало 2017 года для режима Асада было тревожным. С одной стороны в войне против «оппозиции» и ИГИЛ наметился явный перелом, а с другой, времени явно было мало. США заканчивали подготовку и развертывание сил под знаменами SDF. Они готовились не позднее лета перейти в широкомасштабное наступление, главной целью которого было не только «освобождение» большей части Сирии и недопущения на эту территорию правительственных сил, но и создание сухопутного коридора из Иордании в Курдистан. Это резко бы усилило позиции как курдов, так и всех других американских союзников в регионе и было бы весьма болезненным поражением для правительственных сил и их союзников.

Соглашение с боевиками в Идлибе и других анклавах «умеренных», заключенное в конце зимы 2017 года, было для Дамаска и Москвы настоящим подарком судьбы. Их бывший противник, а ныне союзник, Турция, смогла обеспечить заключение перемирия, которое позволило «выключить» на полгода значительные силы «оппозиции». Благодаря этому Асад смог сконцентрировать свои силы против ИГИЛ и нанести им быстрое и решительное поражение, не допустив, таким образом, реализации американских планов.

Тем временем, в июле 2017 года в Идлибе произошел переворот, в результате которого вместо полностью подконтрольных Турции боевиков «Ахрар аль-Шам», к власти пришла группировка «Хайят Тахрир аш-Шам», сформированная на базе бывшей «Ан-Нусры».

Менее чем чрез месяц боевики Идлиба, чтобы хоть как-то поддержать своих игиловских «побратымов» по команде США предприняли концентрированное наступление в районе севернее Хамы.

Оно было отбито с большими потерями для наступающей стороны, но в августе 2017-го у САА хватало еще проблем с ИГИЛ, а потому нарушение «перемирия» сошло боевикам с рук. Между тем, уже тогда стало понято, что без проведения военной операции против боевиков «тахрира», гражданской войны в Сирии не завершить.

Но как ее начать, если после августовской провокации «умеренные» сидели «тише воды и ниже травы». И тут нашлась работа для тех самых местных боевиков ИГИЛ, которые долго и упорно защищали Акербатский котел. Ситуация для тех, как мы уже поняли выше, сложилась довольно щепетильная. Но, судя по последовавшим позже событиям, стороны смогли найти удовлетворивший всех выход.

В последних числах октября небольшая недобитая банда ИГИЛ из Акербатского котла, «прорвалась» сквозь позиции САА и с наскоку смогла отбить у «тахрировцев» три деревни. Против них были брошены крупные силы местных боевиков, но, вопреки ожиданиям и логике «халифатовцы» не только не были разбиты, но и перешли в широкомасштабное наступление против своих бывших товарищей.

Причем война, которая далее велась в этом районе, с первых же дней была очень странная. Отряды ИГИЛ и части САА, находясь рядом, не замечали друг друга и с остервенением били общего врага, преследуя его зачастую вместе по параллельным дорогам, проходящих буквально в нескольких километрах друг от друга.

При этом ИГИЛ, не имея вообще никакого тыла и источников пополнения ЛС и боеприпасами смог отбить у «тахрировцев» территорию 20*40 км, на которых расположены десятки населенных пунктов. При этом часть первоначально занятой им территории он без боев «сдал» правительственной армии (!!!).

Между тем, именно это дало САА железобетонный повод для вмешательства, чем она и не преминула воспользоваться. А уже позже, это вызвало понятную озабоченность в Анкаре, которую Москва и Тегеран таким нехитрым способом лишали в будущем влияния в северо-западной Сирии. А еще в Вашингтоне, которых понимает, что армия Асада сегодня уничтожает его последние козыри. Но США уже ничего не могут с этим поделать, кроме как открыто возмущаться и угрожать. Но самым обидным для американцев является то, что Москва и Дамаск применили для достижения результата боевиков ИГИЛ, которых Вашингтон создал в свое время для совсем других целей.

pravdoryb.info

Опрокинуть ИГИЛ в пустыню - yerkramas.org

МЫ ЭТО ВСЕ ПРОХОДИЛИ. СПЕРВА В НАСЕЛЕННЫЙ ПУНКТ ПРОНИКАЮТ несколько боевых групп, которые устраивают крупные террористические акты, в основном используя смертников (люди – не проблема). Затем до населения города или до его элиты доводится мысль о том, что будет гораздо хуже, если не сдаться. Для демонстрации решимости проводятся публичные казни. После этого город, как правило, сдается сам. За всю двухлетнюю историю ИГИЛ только один населенный пункт был взят штурмом: курдский Мосул, который не сдался бы ни при каких условиях. Тогдашний командующий войсками ИГИЛ на иракском направлении Тархан Батирашвили захватил город вместе со складами американской военной техники, которая была оставлена правительственным войскам Ирака.

При всем при этом еще совсем недавно было распространено мнение, что та система, которую ИГИЛ устанавливает на захваченных территориях, якобы приветствуется местным населением, уставшим от коррупции и прочих восточных напастей, а также административных ужасов американской оккупационной системы. Такую точку зрения поддерживали в том числе некоторые российские комментаторы. Исключительно людоедский режим с его чудовищными публичными казнями и откровенно антиисламской риторикой (яркий пример – распоряжение разрушить Каабу) воспринимался как реакция на американскую экспансию, что сильно искажало картину мира. Реальность оказалась страшнее прогнозов, хотя вокруг группировки до сих пор сохраняется некий идеалистический флер, благо антиамериканская риторика теперь многих подкупает.

Но вернемся к фронту. Удерживать сплошной фронт ИГИЛ не в состоянии даже в пустынной зоне. Тактика, основанная на быстром перемещении мобильных групп без тяжелой техники, опирающихся только на "технички" – старые пикапы "Тойота" с поставленными на них пулеметами, работает только там, где нет адекватного ответа. Гоняться с воздуха по пустыне за каждым пикапом может позволить себе Израиль в Газе, где такие операции единичны и, как правило, основываются на точных данных разведки. В постоянном режиме это означает переливать из пустого в порожнее. На месте разбомбленной группы появится новая – и так до бесконечности. Без наземной операции на территории, которую уже контролирует ИГИЛ, победить его невозможно.

МНОГОНАСЕЛЕННЫЕ ТЕРРИТОРИИ ИГИЛ В ПРИНЦИПЕ НЕ СПОСОБНО контролировать. Для удержания крупного города ИГИЛ нужно или полностью лишить его населения (Пальмира, Дейр-эз-Зор) или резко увеличить численность своей армии. Сейчас ее можно оценить в 30 тысяч человек постоянно действующего состава при потенциальной готовности мобилизовать до 200 тысяч. Качество мобилизованных очень низкое, но для того рода военных действий, которые предпочитает ИГИЛ, столько и не нужно. Другое дело, что среди этих крестьян нет и не может быть военных специалистов. Потому и огромные арсеналы, которые ИГИЛ или захватило в Ираке или просто получило в Сирии, когда еще входило в состав антиасадовской коалиции, бесполезны – в эти танки некого посадить. Основу армии ИГИЛ все равно будут составлять фанатики, численность вряд ли превысит рубеж в 30 тысяч человек. Фанатики – товар штучный.

Не будучи способным контролировать фронт и крупные населенные пункты, ИГИЛ выставляет впереди себя на проблемных участках части, более успешно справляющиеся с такого рода задачами. Например, "Фронт аль-Нусра". Они работают "прокладкой" между правительственными войсками Сирии и летучими отрядами ИГИЛ. При этом значительную часть "проверенных" фанатичных отрядов группировка вынуждена держать в тылу: для охраны концентрационных лагерей для "неверных", для поддержания порядка на захваченных территориях, для навязывания своего стиля и образа жизни.

В такой обстановке главную опасность представляют собой не столько части ИГИЛ, сколько та же "Аль-Нусра" и подобные ей. Эти люди представляют себе, что такое регулярные боевые действия, фронт, уличные бои, хотя в реальности и не встречались с адекватным противником. Если всерьез говорить о возможности участия российских вооруженных сил в боях на территории, уже контролируемой ИГИЛ, то первоочередным будет определение тех ключевых точек, где можно опрокинуть противника в пустыню. И уже там вести войну на уничтожение.

ПРОЩЕ ГОВОРЯ, ПОЗИЦИОННЫЕ БОИ, В ТОМ ЧИСЛЕ В ГОРОДСКОЙ ЗОНЕ, останутся на плечах сирийской правительственной армии. Она уже к ним привыкла и, несмотря на потери, достигла серьезных успехов. Это – их работа. Да, тяжелая, пыльная, но, в конце концов, это их родина, за которую они сражаются. Помочь им можно только быстрым перевооружением, поставкой новой бронетехники, что, по ряду данных, уже началось. Отсутствие глобальных прорывов правительственной армии в последнее время было напрямую связано именно с потерей парка бронетехники без адекватного его возмещения.

А вот контратакующие действия, которые могли бы опрокинуть ИГИЛ в пустыню, как раз в полномочиях и возможностях частей международной коалиции, включая российских военных. Причем война должна вестись не столько за территорию (ну захватило ИГИЛ всю эту пустыню – что ему от этого?), сколько именно на уничтожение противника, как бы жестоко это ни звучало. Основа, ядро армии ИГИЛ состоит из фанатиков, живущих в параллельной вселенной. Их нельзя победить, захватив ключевой пункт, столицу (у них ее даже нет, ибо весь мир – будущий халифат) или подорвав их экономическую основу. Их можно только уничтожить, вырвав из-под ИГИЛ естественную основу – фанатиков. Это печально, да. Но это единственный вариант.

При этом нет никакой нужды контролировать населенные пункты – местные организуются сами. В Ираке воссоздадут старый режим по принципу "как при Саддаме, но без Саддама". В Сирии вернется правительственная система, которая, судя по словам Башара Асада, уже давно созрела к определенным изменениям, например, в курдском вопросе. Участвовать в зачистках и восстановлении государственности на бывших территориях ИГИЛ европейцы и Россия не обязаны, это проблемы местных. Тем более что оставлять "русский гарнизон" (условно) в каждом селе в абсолютно враждебном окружении – это был бы тупиковый афганский вариант. Здесь об этом нет и речи. Ситуация в Сирии мало похожа на афганскую.

Функции и задачи коалиционной армии, если в нее войдут и российские части, будут заключаться в серии прорывных наступлений в направлении пустыни из района Дамаска по двум–трем расходящимся направлениям и дальнейшем преследовании противника. Ирак – зона ответственности США. А район Иракского Курдистана теоретически и мог бы стать границей разграничения ответственности.

Ожидать серьезного военного сопротивления именно на тех участках, которые контролирует конкретно ИГИЛ, не стоит. Что же касается "Аль-Нусры", то их достаточно окружить и изолировать – идеальный способ борьбы с укрепленными районами в городских условиях.

Евгений КРУТИКОВ, http://www.vz.ru/

www.yerkramas.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о