1941 наступление под москвой – 5 ДЕКАБРЯ 1941 ГОДА, НАЧАЛОСЬ ПЕРЕЛОМНОЕ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ КОНТРНАСТУПЛЕНИЕ РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКОЙ КРАСНОЙ АРМИИ ПОД МОСКВОЙ !

Содержание

Битва под Москвой осенью 1941г

Осенью 1941 года наступление на Москву гитлеровцы готовили как завершающую операцию всей русской кампании. Они дали ей название «Тайфун», предполагая, видимо, что никакая сила не устоит против всесокрушающего фашистского урагана.

Битва за Москву началась 30 сентября 1941 года. К этому времени на фронте фашистской группы армий «Центр», игравшей главную роль в операции «Тайфун», были сосредоточены основные силы гитлеровской армии. Они пополнились частями и соединениями, отозванными германским командованием с юга — из Донбасса и с севера—из-под Ленинграда. Соединившись в районе города Вязьмы, они должны были взять в кольцо основные силы Западного и Резервного фронтов и уничтожить их. Затем северная группировка войск должна была захватить Калинин и, повернув на юго-восток, идти на соединение с южной группировкой, наступавшей по направлению Орел — Тула, южнее Москвы. А в это время центральная группировка войск должна была начать штурм столицы прямо в лоб.

Поначалу «Тайфун» развивался как по писаному. Несмотря на яростное сопротивление советских войск, гитлеровцы на юге уже 3 октября заняли Орел, а центральная и северная группировки 7 октября соединились в районе Вязьмы. Несколько дивизий Красной Армии оказались в окружении. Генерал Гальдер записал в своем дневнике: «Операция «Тайфун» развивается почти классически».

Итак, на Московском направлении создалось угрожающее положение. Государственный Комитет Обороны принял специальное постановление о защите Москвы. В соответствии с этим постановлением главным оборонительным рубежом Москвы была определена Можайская линия обороны. Сюда стягивались все наличные силы и средства из резерва Верховного Главнокомандования.

В глубоком тылу — в Сибири, на Урале, в Казахстане — спешно формировались новые дивизии, которые вооружались там новым, только что сошедшим с заводских конвейеров оружием. Солдаты и командиры по ускоренной программе проходили курс обучения ведению оборонительных и наступательных боев, борьбе с танками врага, тактике уличных боев.

А когда в Ставке была получена шифровка о том, что в 1941 году Япония не выступит против Советского Союза, с Дальнего Востока были сняты три стрелковые и две танковые дивизии. Они спешно погрузились в эшелоны и направились в сторону Москвы.

С первого дня войны москвичи начали формировать дивизии народного ополчения. Каждый район — свою дивизию. Всего было сформировано 16 дивизий.

За полгода войны москвичи послали на фронт только коммунистов и комсомольцев более 350 тысяч человек.

Ополченческие полки и дивизии создавались во всех других городах Московской области и соседних областей (в Калинине, Туле, Калуге, Рязани, Можайске, Серпухове, Подольске...).

А гитлеровцы между тем все рвались и рвались вперед, к Москве. В начале октября ожесточенные бои велись уже в районе Мценска, Калуги, Гжатска.

В этой трудной обстановке Государственный Комитет Обороны решил объединить Западный и Резервный фронты, защищающие Москву, а один Западный фронт и назначил нового командующего — генерала Г. К. Жукова, который до этого успешно руководил обороной Ленинграда.

14 октября немецко-фашистские войска ворвались в Калинин и отрезали от основных сил большую группу войск в районе этого города. Государственный Комитет Обороны 17 октября выделил эти войска в особый — Калининский фронт и назначил генерала И. С. Конева его командующим.

Натиск фашистских войск на Москву усиливался.

Однако победы давались врагу все труднее и труднее. Сопротивление советских войск становилось все более упорным.

Фашисты усилили налеты своей авиации на Москву, которые начались еще летом. Ночные бомбежки следовали одна за другой. Однако к городу по-прежнему прорывались лишь одиночные самолеты. На ближних подступах к городу их встречала сплошная завеса огня наших зенитчиков, а на дальних — колонны бомбардировщиков рассеивались нашими отважными летчиками-истребителями. На весь мир прозвучало тогда имя московского парня, в прошлом рабочего мясокомбината, а теперь летчика Виктора Талалихина. В ночном воздушном бою он таранил фашистский бомбардировщик. Это был первый в мире ночной таран! В. Талалихину было присвоено звание Героя Советского Союза. А всего на подступах к Москве летчики совершили 25 таранов!

Упорно сражались на подступах к Москве и кадровые дивизии и ополченческие. Под Волоколамском героическую борьбу с врагом вели 316-я стрелковая дивизия генерала И. В. Панфилова, и курсанты военного училища имени Верховного Совета РСФСР под командованием С. И. Младенцева. На знаменитом еще со времен Отечественной войны 1812 года Бородинском поле у Шевардинского редута, Багратионовых флешей и батареи Раевского стояли насмерть полки 32-й Саратовской Краснознаменной дивизии полковника В. И. Полосухина, отличившейся еще в боях у озера Хасан. Под Наро-Фоминском упорно сопротивлялась Московская Пролетарская дивизия под командованием Героя Советского Союза полковника А. И. Лизюкова. На пять суток задержали врага под городом Юхновом курсанты Подольского артиллерийского училища. На юге смело сражались танковые бригады М. Е. Катукова, П. А. Ротмистрова, Ф. Т. Ремезова, кавалеристы Л. М. Доватора и многие другие.

В конце октября — начале ноября ценой крайних усилий советским войскам удалось остановить фашистов на всех направлениях. Гитлеровские армии, сделав в октябре бросок на восток на 250 километров, вынуждены были перейти к обороне всего в 80— 120 километрах от Москвы. Наступила оперативная пауза, ожесточенные бои на время прекратились. Советское командование выиграло время для дальнейшего укрепления подступов к столице.

... В грозные октябрьские дни в связи с приближением фронта к Москве Государственный Комитет Обороны принял решение об эвакуации из столицы правительственных учреждений, дипломатического корпуса, оборонных предприятий, научных учреждений, культурных и исторических ценностей.

Но Политбюро ЦК ВКП(б), Государственный Комитет Обороны, Ставка Верховного Главнокомандования и оперативная группа работников Генерального штаба не покидали Москву. Они продолжали руководить страной и боевыми действиями советских войск на всем фронте от Баренцева моря до Ростова-на-Дону.

Большинство правительственных учреждений и дипломатический корпус переезжали в Куйбышев, а промышленные предприятия эвакуировались на Урал и в Сибирь, гражданское население — преимущественно в Казахстан и Среднюю Азию.

Усилия всех городских, партийных и общественных организаций были направлены на решение одной задачи — отстоять Москву. Москва ощетинилась полосами противотанковых ежей, надолб. На улицах строились баррикады, подвалы домов превращались в огневые точки.

Сотни тысяч москвичей строили на окраинах города глубокую противотанковую оборону, особенно мощную вдоль северных и южных границ города. Наиболее важные узлы сопротивления создавались в районе Химок на севере и Царицынских прудов на юге. Большинством строителей были женщины, рядом с ними находились подростки и старики. Рабочие, отстояв свою смену у станков, выполнив две, а то и три нормы, после работы тоже шли на рытье окопов.

Две недели длилась передышка на фронте. За эти отвоеванные в трудных сражениях недели Центральный Комитет нашей партии, Московский городской комитет партии проделали колоссальную работу по подготовке населения Москвы к отражению вражеского нашествия. Призывы партии "Отстоим Москву!» вселяли в советских людей уверенность в грядущую победу, наполняли их мужеством, укрепляли их волю в борьбе со злейшим врагом человечества — фашизмом.

На всех предприятиях города проходили в те дни митинги, партийные собрания. На многих из них москвичи встречались с руководителем городской партийной организации, членом ЦК партии, секретарем МГК ВКП(б) А. С. Щербаковым. Его пламенные речи звали москвичей к новым подвигам и на трудовом и на боевом фронте.

6 ноября в Москве состоялось торжественное заседание Московского Совета, посвященное XXIV годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. А на следующий день — 7 ноября 1941 года — на Красной площади состоялся военный парад войск Московского гарнизона.

Торжественное собрание и военный парад на Красной площади транслировались по радио на всю страну.

По Красной площади под гром оркестров проходили войска, а с трибуны Мавзолея В. И. Ленина звучали слова: «Враг будет разбит, победа будет за нами!»

15 ноября гитлеровское командование снова повело свои войска в «последнее» наступление на Москву. Оно перегруппировало силы так, чтобы большинство танковых и механизированных дивизий находилось теперь на флангах Центрального фронта и вело наступление на Москву с севера и юга, пытаясь охватить ее железными клещами.

Началась решающая фаза Московской битвы.

Советские бойцы и командиры, пехотинцы и артиллеристы, летчики и танкисты, кавалеристы и саперы все до единого проявили чудеса храбрости. Подвиги совершали не отдельные бойцы, а целые взводы, роты, батальоны, полки и дивизии.

28 пехотинцев из стрелковой дивизии генерала И. В. Панфилова у разъезда Дубосеково вступили в бой против 50 фашистских танков и не пропустили их к Москве. «Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!» — Эти слова политрука Василия Клочкова, стоявшего во главе 28 героев-панфиловцев, стали крылатыми, облетели весь фронт.

О подвиге героев-панфиловцев в те грозные дни битвы за Москву рассказала газета «Красная звезда». О героях слагали песни. Их примеру следовали десятки и сотни бойцов.

Артиллеристы в бою не отходили от своих орудий и продолжали вести огонь даже из поврежденных пушек.

Летчики смело вступали в бой с фашистскими асами. Они сражались один против трех, один против пяти и выходили из боя победителями. Расстреляв свой боеприпас, они смело шли на таран и часто, сразив врага, ухитрялись чудом посадить свою машину, сохраняя ее для следующих боев.

Танкисты подбивали фашистские танки из засад, давили наступающую вражескую пехоту гусеницами своих машин, смело бросались на фашистские орудия и крушили их своей броней.

Кавалеристы прорывались через линию фронта глубоко в тыл врага и уничтожали там фашистские гарнизоны, перехватывали военные колонны войск, идущих к фронту, наводили панику в рядах гитлеровских солдат.

Связисты неустанно под огнем врага наводили и восстанавливали линии связи.

Смело действовали под Москвой в тылу врага партизаны Калининской области. Особой активностью отличались отряды Волоколамского, Увароеского, Шаховского, Лотошинского районов Московской области. Тульского. Черепетского, Одоевского, Белевского районов Тульской области. Как раз в эти дни совершили свои бессмертные подвиги комсомольцы Зоя Космодемьянская, Саша Чекалин и сотни других.

Кровопролитные, изнуряющие бои продолжались всю вторую половину ноября. Фашистским войскам удалось с севера прорваться к каналу Волга — Москва и переправиться через него в районе Яхромы. На юге они обошли непокоренную Тулу и прорвались на берега Оки в районе Каширы.

Именно в эти критические дни из тыла подошли наши резервы. 1-я ударная армия под командованием генерала В. И. Кузнецова разгромила гитлеровские войска, прорвавшиеся на восточный берег канала Волга — Москва. На юге 1-й гвардейский кавалерийский корпус генерала П. А. Белова отбросил вражеские войска от Каширы.

Напрягая последние силы, фашистские войска захватили Апрелевку - это в 35 километрах от западных окраин Москвы. На севере они ворвались в Крюково (30 километров от столицы). Еще одно усилие — и вот они у Красной Поляны (это уже в 25 километрах от городской черты).

В последние дни ноября, видя, что вступление в Москву задерживается, Гитлер приказал подтянуть к Красной Поляне дальнобойную артиллерию и начать обстрел советской столицы. Через некоторое время мощным ударом фашисты были выбиты из Красной Поляны.

Чтобы ослабить натиск фашистских войск на Москву, Ставка отдала еще в середине ноября приказ войскам Волховского фронта о переходе в наступление в направлении на Тихвин, а войскам Южного фронта — о наступлении на Ростов-на-Дону. Приказ был выполнен. 29 ноября войска Южного фронта освободили Ростов, войска Волховского фронта прорвали оборону врага под Тихвином и с боями приближались к этому городу. Сам Тихвин был освобожден 9 декабря.

Эти удары, а также героическая оборона Севастополя не позволили гитлеровскому командованию перебросить под Москву в последний момент крупные силы с северного и южного участков советско-германского фронта.

И вот на фронте под Москвой к 4—5 декабря наступило затишье. Немецко-фашистские войска выдохлись, их наступление захлебнулось. Еще 3 декабря начальник генерального штаба германской армии генерал Гальдер указывал на то, что прекращать наступление и переходить к обороне под Москвой, несмотря на трудности, опасно. А 4 декабря он уже заявил командующему группой армий «Центр»: «Если фельдмаршал Бок считает, что нет никаких шансов нанести противнику большие потери в ходе наступления, ему предоставляется право прекратить наступательные действия».

Советское командование заранее, еще в ходе тяжелейших ноябрьских боев, разработало детальный план перехода наших войск в большое контрнаступление с целью полной ликвидации угрозы столице СССР. Соблюдая все меры предосторожности, в глубокой тайне от врага Ставка готовила это контрнаступление — формировала необходимые резервы, накапливала вооружение, боеприпасы, горючее, продовольствие, зимнее обмундирование для воинов.

И вот 5 декабря, советское командование приняло смелое решение: приступить к осуществлению плана контрнаступления, так как оперативная и стратегическая обстановка складывалась в нашу пользу.

Начиная контрнаступление под Москвой, советское командование имело в своем распоряжении 1 миллион 100 тысяч бойцов и командиров, 7652 орудия и миномета (а еще 416 реактивных установок — «катюш»),774 танка, 1 000 самолетов.

Фашистская армия насчитывала 1 миллион 708 тысяч солдат и офицеров, 13 500 орудий и минометов, 1170 танков и 615 самолетов.

Таким образом, перед началом нашего контрнаступления немецко-фашистские войска превосходили наши войска в живой силе в 1,5 раза, в артиллерии — в 1,4 раза, в танках — в 1,6 раза, и только по авиации наша группировка войск была сильнее противника примерно в 1,6 раза, Причем надо отметить, что почти половину наших самолетов составляли уже самолеты нового типа.

По данным разведки, допросам многочисленных «языков», донесениям партизан наше командование установило, что никаких резервных войск в тылу у немцев нет. Все их резервы были исчерпаны и втянуты в сражения. Солдаты противника устали, их воинский дух упал, многие уже поняли, что гитлеровская пропаганда их обманула, легкой победы нет и быть не может.

Советское командование в этой обстановке действовало энергично и решительно.

Первым перешел в наступление Калининский фронт под командованием генерала С. И. Конева. 5 декабря его войска нанесли удар в обход города Калинина на Ржев. На следующий день начали наступать войска Западного фронта под руководством генерала Г. К. Жукова и армии правого крыла Юго-Западного фронта под руководством маршала С, К. Тимошенко.

Мощные удары советских войск явились настоящим сюрпризом для врага.

За первые пять дней наши войска, ведя тяжелые бои на всех направлениях, продвинулись вперед и освободили ряд городов и сел.

Однако для Красной Армии контрнаступление под Москвой было первым большим наступлением в ходе Великой Отечественной войны в условиях численного превосходства врага и сложной оперативной обстановки. А потому не все проходило так, как этого хотелось бы. Поэтому и успехи в первые дни оказались более скромными, чем на это можно было рассчитывать. Приходилось учиться в ходе боев.

Войска правого крыла Западного фронта в упорных боях сломили сопротивление противника и овладели Рогачевом и Яхромой, а 13 декабря окружили группировку противника в районе Клина.

Противник, пытаясь удержать рубеж железной дороги Москва — Калинин, оказывал упорное сопротивление, В течение 13 и 14 декабря он четыре раза осуществлял контрудары с целью деблокировать свою группировку в Клину. Не получилось. 15 декабря наши войска вошли в город. Здесь особенно успешно действовала армия под командованием генерала Д. Д. Лелюшенко.

Не менее упорные бои развернулись на Истринском направлении, где немецко-фашистские войска все же успели создать сильную оборону, особенно в районе Крюкова. После тщательной подготовки войска гвардейской стрелковой дивизии генерала В. А. Ревякина, усиленные танковой гвардейской бригадой, перешли в наступление и при поддержке авиации в ночь на 8 декабря овладели Крюковом и развернули наступление в направлении на Истру. Противник, используя выгодный рубеж по Истринскому водохранилищу, пытался задержать наступление наших войск. Но командующий армией генерал К. К. Рокоссовский создал две подвижные группы войск генералов Ф. Т. Ремезова и М. Е. Катукова и направил их в обход Истринского водохранилища с севера и юга. Под угрозой окружения противник вынужден был, бросая тяжелое вооружение, поспешно отходить на Волоколамск.

В районе Звенигорода в наступление перешла армия генерала Л. А. Говорова. Три дивизии из этой армии форсировали Москву-реку и отбросили противника к западу. В прорыв командующий армией направил гвардейский кавалерийский корпус генерала Л. М. Доватора. Славные конники без дорог, по глубокому снегу проникли в тыл фашистской армии фельдмаршала Клюге и начали громить вражеские штабы, рвать связь.

Севернее Москвы 16 декабря был освобожден город Калинин. Вступление в город наших частей превратилось в незабываемый праздник для жителей города. Все, и стар и млад, вышли на улицу, обнимали воинов-героев, благодарили за избавление от фашистов. Гитлеровцы дорого заплатили за свои злодеяния, творимые в городе. Только убитыми враг потерял здесь 10 тысяч солдат и офицеров. Наши войска захватили богатые военные трофеи.

На левом крыле Западного фронта наши войска утром 7 декабря освободили город Михайлов, превращенный фашистами в сильно укрепленный узел сопротивления. Затем противник был выбит из Серебряных Прудов. Войска генерала Ф. И. Голикова очистили от врага шоссе Москва — Тула и восстановили сообщение с Тулой. Танковая армия Гудериана поспешно стала откатываться на запад, бросая свою технику и снаряжение. Наши армии с боями продвигались к Калуге.

Ударная группировка правого крыла Юго-Западного фронта под победы советских войск под Москвой. Вся страна с огромной радостью и воодушевлением встретила это сообщение. На капиталистический Запад эта весть подействовала ошеломляюще. Там никак не могли поверить, что Красная Армия способна не только сдерживать фашистские войска, но и успешно их громить. Гитлеровская директива № 39 от 8 декабря 1941 года «О переходе германских вооруженных сил к обороне» запоздала.

16 декабря Гитлер отдал новый командованием генерала Ф. Я. Костенко наступала с юга на елецкую группировку противника, стараясь окружить ее со всех сторон. Боясь попасть в «мешок», противник принял энергичные меры по отводу своих войск. Но полностью вывести их не успел.

3-я армия, которой командовал Герой Советского Союза генерал Я. Г. Крейзер, окружила в районе города Ефремова большую группировку противника и уничтожила ее.

13 декабря — на 174-й день войны — в наших газетах было опубликовано сообщение Совинформ-бюро о первых итогах приказ. В нем говорилось о том, что «недопустимо никакое значительное отступление, так как оно приведет к полной потере тяжелого оружия и материальной части», и чтобы командующие армиями, командиры соединений, все офицеры «своим личным примером заставили войска с фанатичным упорством оборонять занимаемую позицию, не обращая внимания на противника, прорывавшегося на флангах и в тыл».

Однако и этот приказ не помог, Перед гитлеровцами все чаще рисовались устрашающие картины зимнего отступления от Москвы наполеоновских войск в 1812 году.

Враг был отброшен от Москвы на 100—250 километров. Советские войска освободили свыше 11 тысяч населенных пунктов. Были взяты огромные трофеи.

Освобождая все новые и новые населенные пункты, наши воины увидели, что принесли захватчики советским людям. Сожженные города и села, виселицы, разграбленные музеи, библиотеки, Дома культуры, взорванные памятники старины, зверская расправа с мирным населением, рабский труд — все это вызывало ненависть к фашизму, желание как можно скорее очистить от него советскую землю. Все это повышало наступательный порыв бойцов. Едва советские войска освобождали город от гитлеровцев, как в нем наминала ключом бить жизнь. На площадях стихийно возникали митинги. Горожанам хотелось от всей души поблагодарить советских воинов, вызволивших их от фашистской неволи.

Контрнаступление советских войск под Москвой переросло в общее наступление Красной Армии по всему советско-германскому фронту. Это было началом коренного поворота событий в ходе Великой Отечественной войны.

Разгром фашистских войск под Москвой стал решающим военно-политическим событием первого года Великой Отечественной войны. Одержав победу под Москвой, наши войска окончательно похоронили фашистский план «молниеносной войны» и развеяли миф о непобедимости германской армии. Провалились расчеты гитлеровцев на непрочность советского общественного и государственного строя, советского тыла.

В итоге гитлеровское командование вынуждено было перейти к стратегической обороне на всем советско-германском фронте.

Вот как оценили Московскую битву сами гитлеровцы. Генерал Г. Блюментрит: «Надежды вывести Россию из войны в 1941 году провалились... Кампания в России, а особенно ее поворотный пункт — Московская битва, нанесла первый сильнейший удар по Германии как в политическом, так и в военном отношении». Фельдмаршал В. Кейтель (после войны на Нюрнбергском процессе), отвечая на вопрос, когда он начал понимать, что план «Барбаросса» терпит крах, произнес только одно слово: «Москва».



biofile.ru

Битва под Москвой: контрнаступление, остановившее блицкриг

Сергей Варшавчик, для РИА Новости

Ровно 75 лет назад, 5 декабря 1941 года, началось главное контрнаступление Красной Армии в Великой Отечественной войне. Войска Калининского, Западного и Юго-Западного фронтов нанесли врагу мощный и неожиданный удар, далеко отбросив части вермахта от Москвы и навсегда похоронив идею блицкрига.

Трудное начало

Полководец Георгий Жуков, первый среди равныхНаступление началось на рассвете 5 декабря, в 36-градусный мороз. Первыми начали боевые действия левофланговые армии Калининского фронта под командованием генерала Ивана Конева. 6 декабря к ним присоединились правофланговые части Западного фронта генерала Георгия Жукова и Юго-Западного маршала Семена Тимошенко.

Первые несколько дней наступление развивалось медленно и трудно. Красноармейцы километр за километром преодолевали заснеженные равнины и сопротивление врага. Они отлично зарекомендовали себя в обороне, но еще не умели вести более активные боевые действия.

Вместо того чтобы обходить немцев с флангов, многие бойцы и командиры РККА атаковали врага в лоб, неся ненужные потери. Генерал Жуков категорически запретил такую тактику, издав приказ, в котором предписал наступать "только по оврагам, лесам и мало обстреливаемой местности", прорываясь между населенными пунктами.

Командующий Калининским фронтом генерал-полковник Иван Степанович Конев. 1941 год

Недооценили Красную Армию

Тем не менее, уже в первый день советского наступления начальник Генерального штаба сухопутных войск вермахта генерал Франц Гальдер записал в своем дневнике, что "намеченное наступление 3-й и 4-й танковых групп должно бы быть отменено. Противник прорвал наш фронт в районе восточнее Калинина".

Рискуя уйти под лед: подвиг "Дороги жизни"Гальдер также отметил, что по сообщению командующего группой армий "Центр" фельдмаршала Федора фон Бока, силы его войск иссякли, и они уже не могут наступать, а главнокомандующий сухопутных войск Германии фельдмаршал Вальтер фон Браухич заявил о своем желании подать в отставку.

Нацистские генералы расплачивались за то, что недооценили масштаб подготовки советских войск к контрнаступлению. Они посчитали это обычной перегруппировкой сил, в ходе которой русские латают дыры, перебрасывая свои части с пассивных участков фронта на активные.

Солдаты водружают советское знамя в городе Калинин. Декабрь 1941 года

Тот же Гальдер 2 декабря 1941 года пришел к выводу, что сопротивление противника достигло своей кульминационной точки, и в его распоряжении нет больше никаких новых сил, а фон Бок 4 декабря заявил, что боевые возможности Красной Армии не столь велики, чтобы начать в ближайшее время большое контрнаступление.

Заставить войска фанатично обороняться

Ставка Верховного Главнокомандования сделала, куда более правильные выводы о том, что наступление вермахта на Москву выдохлось, у немцев нет подготовленной обороны и оперативных резервов, их коммуникации сильно растянуты и в целом, солдаты и офицеры фюрера не готовы к активным действиям в зимних условиях.

День начала контрнаступления советских войск под МосквойПри этом со счетов не сбрасывалась общая боеспособность германских войск и их преимущество в живой силе (1 миллион 700 тысяч против 1 миллиона 100 тысяч у СССР), в танках (более тысячи против 774), артиллерии (более 13 тысяч против почти 8 тысяч).

Но недостаток сил и средств компенсировался правильным выбором времени для неожиданного удара, в котором принимали участие и свежие резервы, в частности, 1-я ударная, 10-я, 20-я, 26-я и 61-я армии. Главной задачей контрнаступления было отодвинуть фронт как можно дальше от Москвы, пока немцы не опомнились и не создали прочную оборону, которую в условиях суровой зимы прорвать было бы непросто.

Бронебойщики выходят на огневую позицию в районе Звенигорода. Оборона Москвы. 1941 год

Гитлер довольно быстро понял, что его войска под Москвой может постигнуть печальная судьба Великой армии Наполеона, а потому подписал 8 декабря 1941 года директиву № 39. В ней он приказал группе армий "Центр" прекратить любое наступление, предписав генералам и офицерам личным примером "заставить войска с фанатическим упорством оборонять занимаемые позиции, не обращая внимания на противника, прорывающегося на флангах и в тыл".

Крайнее ожесточение противоборствующих сторон

Главная мысль приказа — продержаться до подхода свежих резервов, перебрасываемых из Германии. С самого начала контрнаступления противоборствующие стороны сражались с крайним ожесточением. На правом фланге московской битвы две недели бушевали бои за город Калинин, который был освобожден частями 29-й и 31-й армий 16 декабря 1941 года.

Битва за Москву: "Тайфун", который не сломал Красную АрмиюПосле этого, когда Калининский фронт получил свежую 39-ю армию генерала Ивана Масленникова, к концу декабря в ее полосе немецкая оборона была прорвана на тактическую глубину, и к началу января 1942 года советские войска вышли на подступы к городу Ржеву.

Не менее серьезные события развивались у соседей, в полосе Западного фронта, где до начала советского контрнаступления немецкие войска подошли к Москве наиболее близко — в районе деревни Крюково (сейчас в черте Зеленограда) и поселка Красная Поляна (ныне микрорайон в подмосковном городе Лобня) их отделяло от Кремля каких-нибудь 30-25 километров.

Ваш браузер не поддерживает данный формат видео.

Вконтакте

Facebook

Одноклассники

Twitter

Whatsapp

Viber

Telegram

Первая победа Красной армии. Битва за Москву 1941 года в архивных кадрах

Подвиг Панфиловской дивизии

Бои тут не утихали с 30 ноября 1941 года. Здесь дрались части 16-й армии генерала Константина Рокоссовского, где в боях за Крюково, которая переходила из рук в руки восемь раз, отличились бойцы и командиры 8-й гвардейской Панфиловской дивизии, окончательно очистившие населенный пункт от врага 7 декабря — вместе с танкистами 1-й гвардейской танковой бригады Михаила Катукова.

"И в веках будут жить двадцать восемь самых храбрых твоих сынов"Красная поляна была освобождена частями 20-й армии генерала Андрея Власова — бойцами 331-й дивизии генерала Федора Короля, 28-й стрелковой бригады полковника Александра Гриценко во взаимодействии с 135-м танковым батальоном и 15-м минометным дивизионом. А вскоре 20-я армия очистила от врага Волоколамск.

Впрочем, фактически боевыми действиями 20-й армии с 29 ноября по 21 декабря руководил не будущий предатель, а его начальник штаба — полковник Леонид Сандалов, заменявший болевшего Власова. За блестящее проведение боевых операций в отношении Красной Поляны, Волоколамска и Солнечногорска ему в конце декабря 1941 года было присвоено звание генерал-майор.

Обходя ловушку с обеих сторон

Это было под Ельней: как родилась советская гвардияРуководство немецких 3-й и 4-й танковых армий пыталось оказать серьезное сопротивление наступлению советских 16-й и 20-й армии на рубеже Истринского водохранилища, спустив из него воду, однако советские войска обошли ловушку южнее и севернее, тем самым заставив противника оставить занимаемые им позиции.

Как вспоминал впоследствии Константин Рокоссовский, при отступлении неприятель предпринимал отчаянные попытки затормозить советское наступление, сжигая деревни, густо минируя дороги и устраивая в отдельных уцелевших избах взрывающиеся ловушки.

Нельзя не отметить ещё одну советскую армию, сыгравшую важную роль в разгроме врага — 1-ю ударную под командованием генерала Василия Кузнецова, которая была срочно сформирована в конце ноября 1941 года и введена в состав Западного фронта, на помощь 16-й и 20-й армиям. В ее задачи входило освобождение Клина.

Жители столицы 22 июня 1941 года во время объявления по радио правительственного сообщения о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз.

Советские солдаты форсируют водный рубеж. Северо-Западный фронт.

Женщины-ополченцы, кадр из документального фильма "Москвичи в 1941 году".

Дети на улицах города. Москва, 23 июня 1941 год.

Бригада братьев Зайцевых ремонтирует танки, уходящие на фронт.

Семья уходит из родного дома.

Немецкий самолет "Ju 88" был сбит 25 июля 1941 советскими летчиками 3-го истребительного авиакорпуса в районе Истры и совершил вынужденную посадку. Через пять дней этот самолёт установили на площади Свердлова для всеобщего обозрения.

Зенитчики на страже города.

Военные корреспонденты армейской газеты "Защитник Родины" готовят статьи для очередного выпуска газеты.

Зенитная батарея у Исаакиевского собора в Ленинграде.

Советские воины 115-й дивизии генерал-майора Конькова Василия Фомича, готовятся к бою на левом берегу Невы, захваченном дивизией. Ленинградский фронт.

Бойцы разгружают грузовик с бомбами на военном аэродроме.

Охрана московского неба, август 1941 года.

Громя врага на всех направлениях

Вместе с ней взаимодействовала 30-я армия генерала Дмитрия Лелюшенко, которая вместе с кузнецовцами блокировала в районе Клина крупную немецкую группировку, а 15 декабря 1941 года ее части ворвались в город, уничтожая врага.

На центре Западного фронта дивизии 33-й армии генерала Михаила Ефремова развивали успех общего контрнаступления юго-восточнее Москвы, освободив 26 декабря город Наро-Фоминск, а 4 января — Боровск.

Саперы I гвардейской мотострелковой дивизии на территории прядильно-ткацкой фабрики в Наро-Фоминске. 27 декабря 1941 года

Важные события происходили и на левом крыле Западного фронта, где в ходе Тульской наступательной операции, проводившейся 10-й армией генерала Филиппа Голикова, 49-й генерала Ивана Захаркина и 50-й генерала Ивана Болдина вместе с конниками Павла Белова было нанесено поражение 2-й танковой группе генерала Хайнца Гудериана.

Снять за трусость и неподчинение приказам

Несмотря на то, что его немецким танкистам удалось вырваться из окружения восточнее Тулы, большинство бронетехники им пришлось бросить. Тем самым была ликвидирована угроза Москве с юга. За самовольный отход Гитлер отправил Гудериана в отставку.

День разгрома немецко-фашистских войск в Сталинградской битвеПохожая участь постигла и его коллегу, генерала Эриха Гёпнера, командующего 4-й танковой группой. Из-за того, что он проигнорировал приказ фюрера держаться до последнего и допустил тактическое отступление, генерал был снят со своего поста с характеристикой "за трусость и неподчинение приказам" и уволен из армии без права пенсии и ношения военной формы.

Активно развивалось и наступление правого фланга Юго-Западного фронта, в результате которого части механизировано-конных групп генерала Кирилла Москаленко и Федора Костенко 14 декабря окружили две немецкие дивизии западнее небольшого городка Елец в Липецкой области.

В городе Елец после освобождения. 19 декабря 1941 года

Конец молниеносной войны

Потрясение немцев было столь велико, что в ночь на 15 декабря командир 134-й пехотной дивизии генерал Конрад фон Кохенгаузен застрелился. К 16 декабря окруженные были частью уничтожены, частью пленены. Были освобождены также города Ефремов и Ливны, а Гальдер печально отметил в своем дневнике, что "командование войск на участке фронта между Тулой и Курском потерпело банкротство".

Московская битва в ходе Великой Отечественной войны (1941-1942)К началу января 1942 года немецкие войска были отброшены от Москвы на расстояние от 100 до 250 километров. Было полностью освобождено Подмосковье, Тульская и Рязанская области. Тем самым была ликвидирована непосредственная угроза захвата столицы Советского Союза.

На фоне побед под Тихвином на севере и разгрома врага под Ростовом-на-Дону на юге, Красная Армия окончательно развенчала миф о непобедимости вермахта. Это было с ликованием встречено как населением СССР, так и народами, входящими в число стран-союзников, а также находящихся на оккупированных Третьим рейхом территориях.

Бой за Ростов-на-Дону во время Великой Отечественной войны. Февраль 1943 года

Самый серьезный противник вермахта

Германские войска потерпели серьезное поражение, оставив на всем громадном протяжении фронтов сотни тысяч убитых солдат, множество разбитой и брошенной техники.

Акт о безоговорочной капитуляции фашистской ГерманииОдин из участников сражения генерал Гюнтер Блюментрит резюмировал: "нам противостояла армия, по своим боевым качествам намного превосходившая все другие армии, с которыми нам когда-либо приходилось встречаться на поле боя".

Война еще только начиналась, но главное ее сражение Красная Армия уже выиграла.

"Главный рубеж". Так называется четвертый военно-исторический фестиваль в Музее истории танка Т-34, посвященный 75-летию начала контрнаступления советских войск в битве под Москвой.

В фестивале приняли участие более 15 военно-исторических клубов и поисковых объединений Москвы, Московской области и других регионов России.

Участники военно-исторического фестиваля "Главный рубеж" реконструировали один из боев в ходе контрнаступления советской армии в декабре 1941 года.

Напомним, контрнаступление советских войск стало вторым этапом Московской битвы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Ему предшествовали тяжелые оборонительные бои.

В начале декабря 1941 года советские войска под Москвой насчитывали 1,1 миллиона человек, 7650 орудий и минометов, 774 танка.

В противостоявшей советским войскам группе армий "Центр" было свыше 1,7 миллиона человек, около 13,5 тысяч орудий и минометов, 1170 танков.

Немецкие войска ожесточенно сопротивлялись, повинуясь изданному 16 декабря "стоп-приказу" Гитлера, предписывавшему удерживать позиции "до последнего солдата", однако выполнить его не удалось.

Участник реконструкции сражения времен Великой Отечественной войны и собака на военно-историческом фестивале "Главный рубеж", посвященном 75-летию битвы под Москвой.

Участники реконструкции сражения времен Великой Отечественной войны на военно-историческом фестивале "Главный рубеж", посвященном 75-летию битвы под Москвой.

К 7 января 1942 года советские войска нанесли поражение соединениям группы армий "Центр", прорвавшимся на ближние подступы к Москве, и успешно выполнили поставленную задачу. Ударные группировки врага были отброшены от столицы на 100-250 километров.

Под Москвой Германия потерпела первое крупное поражение во Второй мировой войне.

Участник военно-исторического фестиваля "Главный рубеж", посвященного 75-летию битвы под Москвой.

Участники и зрители военно-исторического фестиваля "Главный рубеж", посвященного 75-летию битвы под Москвой.

Участница военно-исторического фестиваля "Главный рубеж", посвященного 75-летию битвы под Москвой.

Участники военно-исторического фестиваля "Главный рубеж", посвященного 75-летию битвы под Москвой.

Участники реконструкции сражения времен Великой Отечественной войны на военно-историческом фестивале "Главный рубеж", посвященном 75-летию битвы под Москвой.

Участники реконструкции сражения времен Великой Отечественной войны на военно-историческом фестивале "Главный рубеж", посвященном 75-летию битвы под Москвой.

Участники военно-исторического фестиваля "Главный рубеж", посвященного 75-летию битвы под Москвой.

ria.ru

Контрнаступление Красной Армии под Москвой зимой 1941-1942 г. Разгром фашистских войск.

Советские танки и пехота в контрнаступлении под Москвой. Фотография. Декабрь 1941 г.

К началу декабря 1941 г. на советско-германском фронте было уже иное соотношение сил, чем в летние месяцы. В период тяжелых оборонительных боев Советское правительство и Коммунистическая партия провели гигантскую работу по мобилизации ресурсов и созданию резервов. Были созданы условия для перехода Красной Армии в контрнаступление.
Целью предстоящей зимней кампании Ставка наметила разгром немецко-фашистских войск под Москвой, ликвидацию блокады Ленинграда и изгнание врага из Донбасса и Крыма. Главный удар предполагалось нанести по группе армий «Центр» силами Калининского, Западного и правого крыла Юго-Западного фронтов.

Советские войска под Москвой получили значительные пополнения. Однако добиться перевеса в силах и технике на западном стратегическом направлении не удалось. Немецко-фашистская группировка превосходила советские войска в живой силе в 1,1 раза, в артиллерии — в 1,8, в танках — в 1,4 раза. Лишь в авиации Красная Армия имела примерно двойное количественное превосходство. Бесспорным было морально-политическое превосходство Красной Армии над фашистскими войсками. Огромная работа среди личного состава была проведена партийнополитическими работниками. Подготовка контрнаступления шла под лозунгами: «Под Москвой должен начаться разгром врага!», «Освободить нашу территорию и наш народ от немецко-фашистского ига!»

Утром 5 декабря 1941 г. после артиллерийской подготовки войска Калининского фронта форсировали по льду Волгу и завязали бои за Калинин. На следующий день перешли в наступление Западный и Юго-Западный фронты.

В течение первых двух-трех дней немецко-фашистские войска были выбиты из ряда населенных пунктов в районе Рогачева, где наступала 30-я армия под командованием генерал-майора Д. Д. Лелюшенко, а также из района Крюкова, где действовала 16-я армия под командованием генерал-лейтенанта К. К. Рокоссовского. Эти армии сбили немцев с занимаемых ими позиций и начали теснить их к западу, угрожая выходом в район Клина отрезать и окружить всю клинско-солнечногорскую немецкую группировку.

Население деревни, освобожденной от немецко-фашистских захватчиков, встречает советских танкистов. Московская область. Фотография. Декабрь 1941 г.

8 декабря 1941 г. Гитлер отдал директиву о переходе германских вооруженных сил к обороне на всем советско-германском фронте. В директиве говорилось, что «внезапно наступившие сильные морозы на Восточном фронте и связанные с этим трудности подвоза снабжения вынуждают немедленно прекратить все крупные наступательные операции и перейти к обороне». Но дело было не в морозах. Советские войска местами уже прорвали вражескую оборону и устремились в ее глубину.

Впрочем, и морозы сделали свое дело — у фашистов насчитывалось множество обмороженных солдат.

К исходу 11 декабря 1941 г. советскими войсками был окружен Клин, заняты города Яхрома, Солнечногорск, Истра. 15 декабря после ожесточенных боев, продолжавшихся несколько дней, войска 30-й армии и 1-й ударной армии вступили в Клин. 16 декабря после десятидневных тяжелых боев войска Калининского фронта освободили от фашистских захватчиков город Калинин.

Длительные бои развернулись на рубеже Истринского водохранилища. Когда войска 16-й армии подошли к нему, они были встречены сильным огнем с западного берега Истры. Гитлеровцы решили использовать это естественное препятствие и спустили воду из водохранилища. Лед на реке Истра опустился и покрылся водой. Тогда генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский направил в обход водохранилища с севера и юга две подвижные группы. Успешные действия этих групп и удачная переправа советских войск через Истру предрешили исход борьбы за Истринский рубеж. Фашисты стали поспешно отступать к Волоколамску, который 20 декабря с боем был занят советскими войсками.

Контрнаступление и общее наступление Красной Армии под Москвой (XII 1941 г.-IV 1942 г.)

Активную помощь наземным войскам оказывала советская авиация, добившаяся превосходства над вражеской. Советские летчики наносили гитлеровцам значительные потери в технике и живой силе, прикрывали свои войска с воздуха. Важную роль в этот период сыграла истребительная авиация ПВО Москвы и Московской зоны обороны.

Успешно развивалось также наступление войск Западного фронта в направлении от Звенигорода на Рузу. Чтобы расстроить отход немецких войск, был направлен в тыл врага 2-й Гвардейский кавалерийский корпус под командованием генерал-майора Л. М. Доватора. 13 декабря он перешел через фронт и, наступая на север, перехватил пути отступления гитлеровцев. Смелые действия корпуса облегчили продвижение советских войск, которые вскоре вышли к реке Руза. В одном из этих боев Л. М. Доватор был смертельно ранен.

На центральном участке Западного фронта советские войска перешли в наступление 18 декабря. Немецкая оборона на реке Нара оказалась прочной, и лишь в конце декабря удалось прорвать ее. После этого советские войска стали продвигаться на запад.

Южнее Москвы войска Западного фронта в течение 6—7 декабря очистили от противника шоссе Тула — Серпухов и восстановили нормальное сообщение Тулы со столицей. Попытка немецкого командования организовать в районе Сталиногорска прочную оборону не имела успеха. В районе Тулы советская 50-я армия, длительное время оборонявшая город совместно с тульскими рабочими, перешла в решительное наступление и 15 декабря освободила от гитлеровцев разграбленную и оскверненную ими Ясную Поляну — место, где жил и работал великий писатель Л. Н. Толстой. Под ударами Красной Армии фашистские войска, неся большие потери, бросая технику, откатывались на запад. Угроза Москве с юга была резко ослаблена.

Войска Юго-Западного фронта в течение декабря 1941 г. продвинулись вперед на 100—150 км, освободили от захватчиков сотни населенных пунктов, в том числе города Елец, Ефремов, Епифань, Ливны, Чернь.

Ближайшие цели, намеченные советским командованием, оказались достигнутыми. Группа армий «Центр» потерпела тяжелое поражение. 23 пехотные, 11 танковых и 4 моторизованные дивизии понесли значительные потери. Враг был отброшен от столицы далеко на запад.

Одновременно с победой под Москвой Красная Армия добилась успеха и на тихвинском направлении. Войска созданного здесь Волховского фронта, разгромив тихвинскую группировку противника, 9 декабря полностью освободили от фашистских захватчиков г. Тихвин и в конце декабря заняли плацдарм на западном берегу реки Волхов.

Продолжал героическую борьбу Севастополь. Объявленное гитлеровцами «последнее большое наступление» захлебнулось. Войска Севастопольского оборонительного района вместе с гражданским населением самоотверженно отбивали все атаки. Военный совет Черноморского флота и Севастопольского оборонительного района призвал защитников города бить врага так, как бьют его под Москвой. «Ни шагу назад! Победа будет за нами!» — говорилось в обращении. К концу декабря фашистам удалось незначительно потеснить советские части, но Севастополь мужественно держался. Чтобы облегчить положение города и подготовить освобождение Крыма, советское командование в конце декабря осуществило первую за время Отечественной войны крупную десантную операцию. В условиях зимних бурь корабли Азовской флотилии и Черноморского флота высадили десанты в районе Керчи и Феодосии. Оба города были освобождены от фашистских захватчиков. Немецкое командование оказалось вынужденным приостановить штурм Севастополя и перебросить войска в Восточный Крым. Непосредственная угроза переправы немецко-фашистских войск через Керченский пролив на Тамань и далее на Кавказ была ликвидирована.

Таким образом, декабрьское контрнаступление Красной Армии под Москвой и на других участках фронта завершилось победой. Стратегическая инициатива перешла к советскому командованию. Теперь важно было, не давая врагу передышки, помешать ему стабилизировать фронт и укрепить оборону.

www.history-at-russia.ru

Битва за Москву: 1941 год

В декабре 1940 года Генштаб сухопутных войск Германии проводил военно-штабную игру, в которой рассматривались разные варианты наступления на СССР. Руководил ею генерал Фридрих Паулюс (пленённый позднее советскими войсками под Сталинградом). Результаты игры легли в основу директивы № 21, известной как план «Барбаросса» (в переводе с итальянского — «рыжая борода»; таким было прозвище Фридриха I, императора Священной Римской империи). В этом плане Гитлер и его генералитет ставили перед германской армией задачу в быстротечной кампании (максимум за пять месяцев) разгромить Советский Союз. Отдельно подчёркивалось: захват Москвы означает «как в политическом, так и в экономическом отношении решающий успех».

Бородинское поле. 1941 год. У памятника героям Отечественной войны 1812 года. Фото Павла Трошкина.

Военный парад на Красной площади. Москва, 7 ноября 1941 года. Фото Аркадия Шайхета.

Когда меня спрашивают, что больше всего запомнилось из минувшей войны, я всегда отвечаю: битва за Москву.
Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков

Операция «Барбаросса»

Операцию «Барбаросса» должны были осуществить три группы армий. Группа армий «Север» под командованием фельдмаршала Вильгельма фон Лееба захватывала Прибалтику и двигалась на Ленинград. Группе армий «Юг» под началом Гердта фон Рундштедта надлежало взять Киев. Группа армий «Центр» (ею командовал фельдмаршал Фёдор фон Бок) наступала на Москву, предварительно заняв Минск, — неслучайно эта группа имела самое лучшее вооружение, половину всех танковых дивизий, в том числе её элитные части.

Как и Наполеон 129 лет назад, Гитлер начал войну против Советского Союза в те же июньские дни.

22 июня 1941 года, в 3 часа 12 минут утра по берлинскому времени, раздались первые залпы немецкой артиллерии. Для вторжения в СССР вермахт сосредоточил самые грандиозные силы, когда-либо участвовавшие в битвах за всю историю войн: 4 000 000 солдат, 3350 танков, 7000 орудий и свыше 2000 самолётов.

За пехотой шли первые волны авиации люфтваффе — бомбардировщики и истребители. Их лётчики уже знали, где находятся скопления советских танков, штабы советских армий, транспортные узлы. К полудню 22 июня было уничтожено 1200 советских самолётов — большинство из них на земле. Пилоты «мессершмитов» не верили своим глазам: сотни советских самолётов стояли у взлётно-посадочных полос, без какого-либо прикрытия, не замаскированные. Некоторые советские лётчики, поднявшись в воздух, в отчаянии пытались вести свои устаревшие самолёты на таран…

Гитлеровская армия придерживалась принципа, оправдавшего себя в кампаниях против Польши, Франции и других покорённых европейских стран: быстро и невзирая ни на что — вперёд! В ранцах немецких солдат лежали разговорники со словами: «Руки вверх!», «Где председатель колхоза?», «Ты — коммунист?», «Стреляю!». В документах пленных немецких солдат попадались свидетельства на право владения земельным наделом в России после её покорения.

На что надеялся Гитлер, затевая восточный поход? Казалось бы, козырей на руках у него имелось предостаточно.

Первый. Он верил в своих солдат: молодые, хорошо обученные, с богатым опытом сражений, уверенные в своих силах. Тем паче, фюрер обещал им лёгкую и быструю победу над восточными «варварами».

Второй. Гитлер хорошо знал о проведённых в СССР в 1937 году репрессиях против командиров Красной Армии. Волны Большого террора, подобно цунами, пронеслись сквозь Вооружённые силы СССР. Тогда пострадали почти 37 тысяч кадровых офицеров. Из них 706 находились в звании комбрига и выше. А если точнее, то были уничтожены 3 из 5 маршалов, 13 из 15 командующих армиями, 8 из 9 адмиралов флота и вице-адмиралов, 50 из 57 командующих корпусами, 154 из 186 командиров дивизий и так далее вниз по иерархической цепочке.

Третий. Фюрер был уверен, что советское общество, больше двадцати лет находившееся под прессом деспотии и террора, не сможет устоять перед ударом извне. И тёплый приём «освободителей от сталинского режима», который гражданское население поначалу оказывало захватчикам (особенно в Прибалтике, Западной Украине и Западной Белоруссии), убеждал немцев: они победят. Впрочем, этот очень благоприятный для немцев козырь действовал недолго. Слухи о чинимых оккупантами жестокостях быстро распространялись от деревни к деревне, от города к городу.

Четвёртый козырь. Гитлер полагал, что Советская страна, ослабленная Гражданской войной и интервенцией, все ещё не создала промышленность, способную производить все виды новейших вооружений. Незадолго до вторжения в Россию офицеры Генерального штаба провели по приказу Гитлера конференцию о состоянии советской экономики. Её вывод: страна ещё не способна производить хорошее вооружение взамен потерянного в боях.

И, наконец, пятый козырь. Внезапность нападения, дающая возможность полностью уничтожить части Красной Армии, сосредоточенные у западных границ Советского Союза. Неслучайно Гитлер уверял своё окружение в конце 1940 года, что к следующей весне немецкая армия будет в «зените», а советские войска — в «несомненном надире» (арабское слово: точка небесной сферы, противоположная зениту). В январе 1941 года он добавил: «Поскольку Россию надо разгромить в любом случае, лучше сделать это сейчас, когда её войска лишены командования и плохо вооружены».

И казалось, фашистский диктатор прав. За два месяца боёв, к 21 августа 1941 года, немцы окружили Ленинград и готовились им овладеть, собирались взять Киев, а группа армий «Центр» перед завершающим броском на Москву подошла к Смоленску и Ельне.

Был ли Советский Союз готов к войне?

О том, что Германия вот-вот нападёт на СССР, Сталину сообщали президент США Франклин Делано Рузвельт и английский премьер-министр Уинстон Черчилль. Но он, никого не слушая, неколебимо верил в идеальный сценарий: Советский Союз и нацистская Германия не будут воевать между собой. Немцы и западные союзники измотают друг друга в длительной войне, а за это время СССР наберётся сил, окрепнет. Возможно, ему даже представится шанс для дальнейших территориальных приобретений… И, строго придерживаясь условий пакта Молотова — Риббентропа, он пунктуально отправлял в Германию эшелон за эшелоном с зерном, нефтью, лесом, медью, марганцевой рудой, резиной — всем тем, что предполагали торговые обязательства в период действия пакта.

За десять дней до нападения Германии начальник Генштаба Георгий Константинович Жуков составил проект директивы о приведении в полную боевую готовность войск западных военных округов (у границ с Германией) и доложил о ней наркому обороны, маршалу Семёну Константиновичу Тимошенко. Последний сразу же позвонил Сталину с просьбой разрешить направить директиву войскам. В ответ услышал «нет».

21 июня к советским пограничникам явился перебежчик, немецкий фельдфебель, и уверял, что на рассвете следующего дня немецкие войска нападут на Советский Союз. Эту весть тут же сообщили Сталину, собрались члены Политбюро и военные. И вновь возникла мысль дать войскам пограничных округов упредительную директиву о полной боевой готовности. Но Сталин отклонил и её. «Такую директиву сейчас давать преждевременно, — сказал он, — может быть, вопрос ещё уладится мирным путём… Войска пограничных округов не должны поддаваться ни на какие провокации, чтобы не вызвать осложнений».

Советский разведчик в Токио Рихард Зорге слал своему начальству в ГРУ (Главное разведывательное управление) доклад за докладом, один тревожнее другого. А за неделю до нападения немцев (15 июня) Зорге, рискуя жизнью (Япония была союзницей Германии), сумел передать в Москву: «Война будет начата 22 июня 1941 года»…

В половине шестого утра 22 июня, спустя два часа после фактического начала агрессии, посол Германии в СССР граф Вернер фон дер Шуленбург получил декларацию об объявлении нацистской Германией войны. Зачитав её текст министру иностранных дел Молотову, Шуленбург уже от себя добавил: «Решение Гитлера начать войну с Россией — полное сумасшествие».

Молотов поспешил в кабинет Сталина, где заседало Политбюро. Услышав новость, «отец народов», не сказав ни слова, безвольно опустился на стул. Размышления его, вероятно, были горькими: он, политик, известный своей изворотливостью, мастер изощрённой интриги, попал в ловушку, сооружённую, главным образом, собственными руками!

С фронтов пошла лавина катастрофических известий. На секретном совещании у Сталина высказывалась мысль заключить с Гитлером мир на любых, даже кабальных условиях, вплоть до того, чтобы отдать фюреру бóльшую часть Украины и Белоруссии, всю Прибалтику. Вызвали в Кремль болгарского посла Ивана Стаменова и попросили его стать посредником в переговорах с Германией. Тот наотрез отказался исполнить эту миссию. И привёл удивительный резон: «Даже если вам придётся отступить до Урала, всё равно, в конце концов, вы победите».

Вязкое болото восточной войны

На тактику «блицкрига» Гитлер возлагал большие надежды. Как полагали и он и немецкий Генеральный штаб, слабость Красной Армии давала возможность за пять-шесть недель захватить громадные территории Советского Союза — до рубежа Архангельск — Волга — Астрахань. Основная роль в наступлении отводилась танковым соединениям, молниеносно продвигающимся вперёд под прикрытием собственного огня, при поддержке артиллерии и крупных сил штурмовой авиации.

Начать наступление предполагалось одним из двух способов. Либо фронтальным ударом на одном участке, когда вбивается «клин» в позицию противника и его оборона разрезается на части. Либо двумя ударами на разных участках, но по сходящимся направлениям, и тогда противника берут в «клещи».

Тактика «клина» и «клещей» уже не раз была опробована немцами в военных действиях в Европе. Прорвав линию фронта, танковые соединения разрушали коммуникации, окружали и уничтожали войска противника. Управление частями происходило с помощью широкого использования радиосвязи.

Вначале дело у немцев шло по плану и на территории СССР. Уже 28 июня они захватили Минск. В окружение попали 400 тысяч советских солдат и офицеров. Но уже в ходе сражений за Смоленск (с 10 по 29 июля 1941 года) немецкое командование начало понимать, что план молниеносной войны рушится. Их пехотные дивизии не поспевали за продвижением танковых соединений, а сопротивление частей Красной Армии, попавших в окружение, создавало дополнительные трудности, на преодоление которых требовалось время и немалое.

Во время скоротечных кампаний в Польше, Норвегии, Франции и на Балканах проблемы снабжения, бесспорно, возникали, но никогда не создавали чего-то трудноразрешимого. В России же материально-техническое обеспечение приобрело для Германии такое же решающее значение, какое имели огневая поддержка, мобильность войск, их моральное состояние.

Вермахт, исповедуя доктрину «блицкрига», одновременно зависел от состояния 600 000 лошадей для орудийных упряжек и для перевозки санитарных и маркитантских фургонов. Пехотные дивизии проходили в день лишь 30 километров: скорость наступления войск вермахта пешим маршем вряд ли могла быть выше, чем у армии Наполеона.

Чаще, чем предполагалось, портилась техника. Двигатели выходили из строя из-за песка и пыли, а подвоз запасных частей опаздывал. Более широкая, чем в Европе, железнодорожная колея замедляла передвижение составов, которым требовалась замена колёсных пар при пересечении границы. Шоссейные дороги, отмеченные на картах, оказывались обычными просёлками, моментально превращавшимися в непролазные болота после коротких, но частых летних дождей. И немецким войскам нередко приходилось мостить дороги поваленными стволами берёз. Но чем глубже они проникали на территорию России, тем медленнее становились темпы их продвижения: труднее было подвозить боеприпасы и продовольствие, а ударная сила нашествия — танковые колонны — часто останавливались из-за банальной нехватки горючего.

Чтобы держать территорию до 3000 километров по фронту и до 1000 километров в глубину, элементарно не хватало войск. Начальник Генштаба немецких сухопутных войск Франц Гальдер писал в своём военном дневнике: «На всех участках фронта, где не ведётся наступательных действий, войска измотаны. В сражение брошены наши последние силы. Общая обстановка всё очевиднее и яснее показывает, что колосс — Россия… был нами недооценён».

И ещё одна запись от 11 августа (через 51 день после начала Восточного похода на Советский Союз): «Накануне войны мы насчитывали около 200 вражеских дивизий. А сейчас перед нами стоят уже 360». И Гальдер вынужден был признать назревающую возможность превращения «блицкрига» в войну позиционную.

Операция «Тайфун»

После захвата Смоленска и Ельни у немцев не хватало сил для победного выхода на шоссе Минск — Смоленск — Москва. И Гитлер меняет план действий. Он временно приостанавливает движение войск на Москву, сосредоточившись на взятии Киева.

Немецкие генералы пытались протестовать. По их мнению, Москва представляла собой главный транспортный и промышленный центр, где производилось большое количество вооружений. Если её удастся захватить, рассуждали они, то у русских появятся большие проблемы с переброской живой силы и необходимых припасов. Помимо того, Москва — это «политическое солнечное сплетение» страны. И её захват поднимет боевой дух немецких войск, а русским нанесёт жестокий психологический удар.

Так рассуждали генералы, и мысли их были полны смысла. Но Гитлер заявил, что они ничего не понимают в экономике. Захват Ленинграда и Прибалтики обезопасит торговые пути в Скандинавию и в первую очередь — в Швецию. А продукция сельского хозяйства Украины — зерно и мясо — жизненно необходимы Германии. Ценен и богатый сырьём Донецкий бассейн.

30 июля последовала директива № 34. Группа армий «Центр», захватившая Смоленск, получила приказ остановиться. Бóльшую часть танков генерала Германа Гота Гитлер направил на север, в помощь войскам, наступавшим на Ленинград. А для нанесения завершающего удара по советским войскам, окружённым под Киевом, была повёрнута танковая армия генерала Хайнца Гудериана.

Переброска немецких сил, сложные военные операции, борьба за овладение Киевом — на всё это ушло примерно полтора месяца (с начала августа по 20 сентября). После этого возник новый план наступления на Москву — операция «Тайфун» — и появилась директива № 35 о большом осеннем наступлении с главным ударом на Московском направлении.

Никогда прежде немецкое командование не использовало столь большие силы в составе одной группы армий и не развёртывало на одном направлении сразу три (из имевшихся четырёх) танковые группы. Только на Москву противник бросил больше танковых и моторизованных дивизий, чем применил в мае 1940 года против Франции, Бельгии и Нидерландов, вместе взятых. От общего количества военной силы, сосредоточенной на советско-германском фронте, на столицу СССР нацеливалось 75% танков (1700), 42% личного состава (1800 тысяч человек), 33% орудий и миномётов (свыше 14 тысяч), около 50% самолётов (1390).

Войска трёх советских фронтов могли противопоставить силам противника около 1250 тысяч человек, 990 танков, 7600 орудий и миномётов, 677 самолётов (с учётом резервных авиагрупп).

План «Тайфун» предполагал развернуть боевые действия по линии фронта на 640 километров, а в глубину — на 400 километров. Ставилась задача: расчленить советскую оборону тремя мощными ударами танковых группировок. План предусматривал безостановочное продвижение немецко-фашистских войск к Москве. Расчёт был на то, что войска Красной Армии будут разгромлены на дальних подступах к Москве и защищать столицу будет уже некому. «Я разрушу этот проклятый город, а на его месте устрою искусственное озеро с центральным освещением. Название “Москва” исчезнет навсегда», — так говорил Адольф Гитлер.

Великая Отечественная

Операция «Тайфун» началась 30 сентября. Поначалу танковые группы фон Бока действовали успешно. Они окружили на центральном Московском направлении две русские армии — в районе Брянска и вокруг Вязьмы. В плен попало более полумиллиона красноармейцев, была уничтожена и захвачена тысяча советских танков — больше, чем имелось во всех трёх танковых группах фон Бока. А тем временем началась настоящая осенняя распутица. Уже 6 октября выпал первый снег. Он быстро растаял, дороги превратились в реки жидкой грязи, в которой увязли германские грузовики. Единственным средством передвижения стали крестьянские телеги с запряжёнными в них лошадьми. (В некоторых безлесных местностях временные дороги настилали из трупов погибших советских солдат, их использовали вместо брёвен.)

Пехота вермахта теряла обувь в грязи, доходившей солдатам до колен. Командиры, автомобили которых выносили из грязи «на руках» солдаты, недоумевали, как можно воевать в подобных условиях. «Лишь тот, кто на себе испытал, что такое жизнь в грязевых канавах, которые мы называли дорогами, может понять, что должны были терпеть люди и машины, и трезво судить о ситуации на фронте», — писал тогда генерал Гудериан.

Для немцев наступили дни тяжёлой борьбы не только с отчаянно оборонявшимися советскими войсками. Во второй половине октября зима обрушилась со всей силой — со снегопадами, жестокими ветрами и температурой до минус 20 градусов по Цельсию. Двигатели немецких танков замерзали. На линии фронта немцы копали блиндажи, чтобы укрыться от мороза и от разрывов снарядов, но земля превратилась в камень, и, перед тем как копать, приходилось разводить большие костры. «Многие солдаты ходят, замотав ноги бумагой», — писал командир одного танкового корпуса генералу Фридриху Паулюсу. К началу декабря случаи обморожения стремительно обгоняли число раненых, до Рождества обморозилось более 100 тысяч человек.

Но ведь и Красная Армия сражалась в тех же условиях, но смогла в итоге переломить ход событий. Почему?

Для большей части населения СССР политические мотивы борьбы с фашизмом имели второстепенное значение. Основным стимулом стал врождённый патриотизм русского человека, поднявшегося на защиту родной земли. Война с гитлеризмом вскоре получила название «Великой Отечественной».

Но в тяжёлые времена народу нужен командир, вождь. Страной руководил Сталин. Тиран, восточный деспот, самодур, организатор массовых репрессий. Что ж из того? Большинство населения деспотизма, увы, не замечало или не хотело замечать. Другого вождя у страны не было. И решение Сталина остаться в столице после того, как он отдал приказ начать эвакуацию из Москвы правительственных, военных и гражданских учреждений, было воспринято в войсках с энтузиазмом.

Американский журналист Эндрю Нагорский пишет:

«Сталин был живым доказательством изречения Макиавелли: “Для государя безопаснее, чтобы его боялись, чем любили”, но временами он близко подходил к флорентийскому идеалу: “Нужно, чтобы тебя и боялись, и любили”».

Сталин это понимал. Он охотно принял сравнение войны против Гитлера с
Отечественной войной против нашествия Наполеона. Вождь пошёл ещё дальше и воззвал к памяти «непролетарских» героев русской истории — Александра Невского, Дмитрия Донского, Суворова, Кутузова. А в радиовыступлении 3 июля 1941 года даже обратился к народу с удивительными словами: «Товарищи! Граждане! Братья и сёстры! Бойцы нашей армии и флота! К вам обращаюсь я, друзья мои!». И с беспрецедентной откровенностью заявил, что Родина находится в смертельной опасности, поскольку немецкие войска продвинулись далеко в глубь территории Советского Союза. А ведь ранее в официальных сообщениях говорилось только о тяжёлых потерях, понесённых противником…

В самые трудные дни, когда немцы находились на ближних подступах к Москве, когда над столицей нависла смертельная угроза, более 100 тысяч человек записались в дивизии народного ополчения, а четверть миллиона москвичей, в основном женщины и подростки, рыли противотанковые рвы.

7 ноября 1941 года подкрепления для армий Жукова проходили парадом у стен Кремля и прямо оттуда направлялись на передовую сражаться с захватчиками. Молотов и Берия (Сталин называл последнего «наш Гиммлер») считали идею проведения ноябрьского парада безумной, боясь авиации люфтваффе, которая тогда господствовала в воздухе. Однако Сталин, осознавая символическую значимость проведения традиционного парада на Красной площади, приказал сосредоточить все имевшиеся в наличии силы ПВО и зенитные батареи на Московском направлении. Он прекрасно представлял себе, какой эффект произведут документальные съёмки и фотографии этого события, когда их покажут во всём мире. Теперь он знал правильный ответ на речи Гитлера: «Если немцы хотят войны на уничтожение, — заявил он накануне праздничного парада, — они её получат!»

Советское военное чудо

В один из самых трудных моментов обороны Москвы было созвано чрезвычайное заседание ГКО (Государственного комитета обороны) и Сталин приказал Жукову, который в то время жёсткими мерами укреплял оборону Ленинграда, немедленно вылететь в Москву и на месте изучить обстановку. Затем Жуков получил приказ организовать из остатков частей, вырвавшихся из окружения, новый Западный фронт — все мало-мальски боеспособные соединения направлялись на некое подобие линии фронта с приказом держаться до подхода резервов Ставки.

Жуков стал одним из организаторов того «русского военного чуда», которому не устаёт удивляться мир. Разгромленная, обес-
кровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия в конце ноября 1941 года словно бы восстала из мёртвых и в декабре отбросила силы вермахта от Москвы.

Исход Московской битвы решили вовсе не «генералы Грязь и Мороз» (как их часто величают на Западе), не глупость и некомпетентность Гитлера (на самом деле он был неплохим стратегом), а возросшее за четыре месяца в боях мастерство советского командования и, пожалуй, главное — самоотверженность и стойкость Русского Солдата.

Самой большой ошибкой, совершённой немецкими генералами, была недооценка простых красноармейцев — «Ивáнов», как их нередко называли нацисты. Генерал Гальдер, который в начале июля был уверен: ещё немного — и победа уже в руках у немцев, вскоре почувствовал, что уверенность эта тает. «Русские повсюду сражаются до последнего человека, — записал он в своём дневнике. — Они очень редко сдаются». Ему докладывали, что советские танкисты не сдаются в плен, они продолжают отстреливаться из горящих танков.

Из письма к жене немецкого рядового А. Фольтгеймера, декабрь 1941 года: «Здесь ад. Русские не хотят уходить из Москвы. Они начали наступать. Каждый час приносит страшные для нас вести… Умоляю тебя, перестань мне писать о шёлке и резиновых ботиках, которые я обещал тебе привезти из Москвы. Пойми, я погибаю, я умру, я это чувствую…»

Если дух советских солдат закалялся в сражениях, то метаморфозы, творящиеся с немецкими солдатами, шли прямо в противоположном направлении. И это — ещё один фактор, обусловивший поражение немцев в битве за Москву.

Стойкость, дисциплинированность, умение наступать и держаться в обороне отличали немецкого солдата в 1939—1941 годах. Германские генералы верили в своих подчинённых. В большинстве это были волевые, грамотные в военном отношении, хорошо вооружённые бойцы, имевшие опыт боевых действий и убеждённые в своём превосходстве над противником. В полную силу работала и германская пропаганда. Всюду ходила по рукам брошюра «Почему мы начали войну со Сталиным». Их страницы пестрели лозунгами и призывами к германским солдатам бороться «со злыми происками проеврейского сталинского правительства».

Начало советского контрнаступления под Москвой вызвало уже панические настроения. Из письма солдата Алоиса Пфушера своим родителям от 25 февраля 1942 года: «Мы находимся в адском котле, и кто выберется отсюда с целыми костями, будет благодарить бога… Борьба идёт до последней капли крови. Мы встречали женщин, стреляющих из пулемёта, они не сдавались, и мы их расстреливали… Ни за что на свете не хотел бы я провести ещё одну зиму в России…»

И ещё одна характерная выдержка из письма ефрейтора Якоба Штадлера, написанного 28 февраля 1942 года: «Здесь, в России, страшная война, не знаешь, где находится фронт: стреляют со всех четырёх сторон…»

В ходе отступления к худшему менялись взаимоотношения между солдатами в боевых частях. Появились недостойные военнослужащих вермахта поступки — кража у товарищей, грабежи, драки. Возникло и ироническое отношение к наградам. После учреждения в 1942 году медали за зимнюю русскую кампанию ей тут же дали прозвище: «Орден замёрзшей плоти».

Вскоре стали проявляться и гораздо более серьёзные примеры недовольства солдат. Так, командующий 6-й армией фельдмаршал Вальтер фон Райхенау буквально потерял самообладание, когда накануне Рождества на стене дома, предназначенного для его штаб-квартиры, обнаружил надпись: «Мы хотим обратно в Германию! Нам это надоело. Мы грязные и завшивленные и хотим домой!»

Об огромном моральном уроне, который немцы понесли зимой 1941 года, говорят и такие факты: гитлеровские военные трибуналы осудили тогда 62 тысячи солдат и офицеров — за дезертирство, самовольный отход, неповиновение и т.д. Тогда же от занимаемых постов были отстранены 35 высших чинов. Среди них — генерал-фельдмаршалы Вальтер фон Браухич и Фёдор фон Бок, командующие 2-й и 4-й танковыми армиями генералы Хайнц Гудериан и Эрих Гёпнер и другие.

Откат немцев от Москвы

Враг, оказавшийся в некоторых местах всего в 25 километрах от столицы, был остановлен и лишён способности продолжать наступление. А затем начался отход немецких войск на запад. 5 декабря 1941 года войска Калининского фронта под командованием генерала Ивана Степановича Конева атаковали немецкие войска. Залпы «катюш», которым солдаты вермахта дали название «сталинские оргáны», возвестили о начале решительного контрнаступления.

Задержки и проволочки с наступлением немцев на Москву дали Сталину время убедиться в том, что Япония, союзница Германии, не намерена нападать на Советский Союз с востока. Рихард Зорге выяснил, что Япония планирует нанести удар не по советскому Дальнему Востоку, как ожидалось, а в районе Тихого океана, против американцев. Всё это позволило перебросить на защиту Москвы по Транссибирской железнодорожной магистрали стоявшие на маньчжурской границе сибирские дивизии. И первые два стрелковых полка сибиряков сразу же вступили в бой с дивизией СС «Дас Рейх» на Бородинском поле.

Очень скоро стало ясно, что советское командование планирует окружить противника. В полосы предстоящих боевых действий советских войск стали выдвигаться резервные армии. Были проведены и две воздушные операции по разгрому авиации противника: впервые советская авиация завоевала оперативное господство в воздухе.

Армии фон Бока начали стремительно отступать и за десять дней отошли на 150—400 километров. Были полностью освобождены Московская, Тульская и Рязанская области, многие районы Калининской, Смоленской и Орловской областей. Немцы потеряли свыше 400 тысяч человек, 1300 танков, 2500 орудий, свыше 15 тысяч машин и много другой техники. В Московской битве советские войска впервые с начала Второй мировой войны нанесли крупное поражение армиям фашистской Германии.

Ещё предстояли Сталинградское сражение и битва на Курской дуге, операция «Багратион» (освобождение Белоруссии) и финальный эпизод — взятие Берлина.

В книге «Танковый блицкриг» военный историк Михаил Борисович Барятинский пишет: «…Налицо явная недооценка противником как военных ресурсов, так и мобилизационных возможностей Советского Союза, приведшая к непониманию того факта, что окончательно и бесповоротно разгромить Красную Армию в приграничном сражении нельзя. На смену разбитой всё равно придёт ещё одна Красная Армия. Это в Европе разгром армии означал и одновременный захват всей или почти всей территории страны. В России такой номер не проходил».

www.nkj.ru

Битва за Москву 1941-1942 Годов, История Сражений, Потери Людей и Техники, Суть и Итоги

В 1939-1941 годах Третьему Рейху удалось овладеть обширными территориями. Немецкой армии, или вермахту, удалось покорить около половины европейских держав, а другую половину – сделать своими союзниками и сателлитами. Кампании этих двух лет были молниеносными, а мощь германского оружия – впечатляющей. Однако победоносное шествие вермахта продолжалось недолго и после поражений 1942-1943 годов практически сошло на нет. Первым крупным поражением гитлеровской армии стала битва под Москвой.

Предыстория и предпосылки битвы за Москву

22 июня 1941 года немецкие войска вторглись в Советский Союз. С первых же дней чётко обозначилось германское оперативное превосходство. Создавая на отдельных участках численное превосходство в силах, вермахту уже в первые недели удалось нанести серьёзное поражение армии, примерно равной по численности ему. Также советскому руководству, ввиду катастрофы июня 1941-го, не удалось реализовать и свой технический перевес.

В конце июня – начале июля 1941 года Западный фронт Красной Армии был почти полностью разгромлен. По сути в это время дорога на Москву для вермахта была открыта, но большое расстояние до советской столицы делало её взятие летом 41-го невозможным. Однако ситуация оставалась тяжёлой.

Продвижение немецких войск было настолько быстрым, что уже десятым числам июля им удалось подойти к Смоленску. Таким образом, примерно 700 километров из 1000 от границы до Москвы было уже преодолено. Но в то же время и вермахт, пройдя столь огромное расстояние за сравнительно короткое время, несколько выдохся. 2-я немецкая танковая группа под командованием генерала Гудериана, прорвавшись за Днепр, серьёзно оторвалась от основных сил и была вынуждена остановить наступление.

Смоленское сражение

В период с 10 июля по 10 сентября 1941 года Красная Армия провела целый комплекс оборонительных и наступательных действий, вошедших в историю как Смоленское сражение. Здесь советские войска сумели на целых два месяца задержать гитлеровские войска, рвавшиеся к Москве, нанести им серьёзные потери и существенно снизить их наступательный порыв.

16 июля вермахт овладел Смоленском. При этом советским руководством решено было не сообщать об оставлении столь значимого города по радио до особого распоряжения правительства. В районе Смоленска была окружена 16-я советская армия, которая с тяжёлыми боями всё же сумела вырваться из кольца.

Бои под Смоленском

29 июля вермахту удалось овладеть городом Ельня, образовав тем самым выступ на восток. Именно с этим выступом и связана отдельная страница в истории Великой Отечественной войны. В течение полутора месяцев Красная Армия предприняла ряд попыток срезать выступ и лишить вермахт оперативно выгодного плацдарма в районе Ельни. Лишь к началу сентября советской 24-й армии удалось овладеть городом. Однако в боях советские части понесли весьма крупные потери, в связи с чем Резервный фронт был существенно обескровлен. Кроме того, уже с конца августа ельнинский плацдарм потерял всякую практическую ценность в связи с отводом из него основных частей вермахта, а также наступлением немецких войск на других участках фронта. Кроме того, последующие события показали, что операция по контрудару в районе Ельни практически не имела смысла. Однако, в то же время, это была одна из первых серьёзных советских побед.

Освобождение Ельни

В середине сентября вермахт снизил активность на центральном участке советско-германского фронта и провёл ряд операций на севере (блокада Ленинграда) и на юге (окружение Юго-Западного фронта и Киева, вторжение в Крым), благодаря чему были созданы благоприятные условия для начала наступления на Москву. Тем не менее, окружённые советские части продолжали оказывать отчаянное и упорное сопротивление, сбивая тем самым наступление немецких войск. К концу сентября, одержав оперативные победы на юге и на севере, вермахт начал сосредоточение резервов на центральном направлении. Стало ясно, где развернутся решающие бои.

Силы и планы сторон

В конце сентября на московском направлении вермахту удалось сосредоточить весьма серьёзные силы, в которые входили три армии (2-я, 4-я и 9-я) и три танковые группы (2-я, 3-я и 4-я). Эти войска входили в состав группы армий «Центр», которой командовал генерал Ф. фон Бок. С воздуха немецкие войска поддерживал 2-й воздушный флот под командованием А. Кессельринга. Общая численность немецкой группировки составляла 78 дивизий, или почти два миллиона человек, около 2000 танков и 1300 самолётов.

Вермахту противостояли три фронта Красной Армии: Западный (16-я, 19-я, 20-я, 22-я, 29-я и 30-я армии) под командованием генерал-полковника И. С. Конева, Резервный (24-я, 31-я, 32-я, 33-я, 43-я и 49-я армии) под командованием маршала С. М. Будённого и Брянский (3-я, 13-я и 50-я армии, а также отдельная оперативная группа) под командованием генерал-полковника А. И. Ерёменко. Общая численность советских войск составляла примерно 96 дивизий, или 1 миллион 200 тысяч человек, около 1000 танков и примерно 550 самолётов. Таким образом, общее преимущество было на стороне немцев.

План германского командования, получивший название «Тайфун», заключался в прорыве обороны советских войск на ряде участков, окружение основных группировок Брянского и Западного фронтов и наступление на практически неприкрытую Москву. При этом планировалось не просто взять столицу Советского Союза, а окружить её. Гитлер мечтал, чтобы ни один житель Москвы не смог покинуть город.

Планы Красной Армии были диаметрально противоположными. Предполагалось упорно оборонять территорию, нанося контрудары и всё больше изматывая вермахт. Затем планировалось провести контрнаступление с помощью свежих сил, уже накапливавшихся в районе столицы за счёт резервов Верховного Главнокомандования и дивизий, прибывавших с Дальнего Востока и Сибири.

Начало битвы (30 сентября — 11 октября 1941)

Наступление на Москву 1941

30 сентября 1941 года началось наступление немецкой 2-й танковой группы. Данная группа была сосредоточена в районе юго-западнее Брянска, поэтому её продвижение осуществлялось в северо-восточном направлении. Уже в первую неделю немецким войскам здесь удалось овладеть Брянском, Орлом и окружить все армии советского Брянского фронта.

Одновременно с событиями в полосе Брянского фронта, драма разыгралась и севернее, в районе Вязьмы. Здесь немецкое наступление началось 2 октября, но также в первую неделю достигло цели окружить войска советского Западного фронта. Таким образом, уже в первую неделю операции «Тайфун» войска двух советских фронтов из трёх оказались в «котлах».

Борьба окружённых частей Красной Армии была поистине отчаянной. При этом на короткое время советским войскам удалось пробить брешь в кольце Западного фронта, но выйти из кольца удалось немногим. Всего убитыми и пленными Красная Армия в начале октября 1941 года потеряла более 650 тысяч человек. Теперь фронт на московском направлении держали лишь 90 тысяч человек.

После сокрушительных поражений под Вязьмой и Брянском советское руководство приняло решение передать остатки Резервного фронта войскам Западного. Новым командующим Западного фронта был назначен генерал Г. К. Жуков. Ему удалось организовать новую полосу обороны, опиравшуюся на Можайский рубеж.

Новой тактикой советского руководства на московском направлении стало прикрытие основных шоссейных дорог, ведущих к столице, так как сил удерживать линию фронта полностью уже не было. После завершения ликвидации советских войск, окружённых ранее, германское командование вновь начало наступление, полагая, что советские войска на московском направлении разбиты. Однако части Красной Армии оказывали упорное и отчаянное сопротивление, пытаясь задержать противника.

Итогом первого этапа битвы за Москву стало крупное поражение Красной Армии и потеря важных для обороны территорий. В ОКХ же царила победная атмосфера, так как Гитлер считал, что судьба Москвы решена.

Оборона Красной Армии на подступах к Москве (12 октября – 5 декабря 1941)

Г. К. Жуков

В середине октября 1941 года советское руководство приняло решение передать все войска Можайской линии обороны в распоряжение Западного фронта. Советские войска, действуя вдоль основных шоссе, сумели несколько части вермахта в районе Можайска примерно на 10 дней, тем самым выигрывая время для укрепления оборонительных рубежей в районе Москвы.

14 октября немецким войскам удалось захватить город Калинин (ныне – Тверь). Здесь был образован советский Калининский фронт, войска которого начали наносить частые контрудары по противнику, сломив его наступательный порыв и ликвидировав опасность для Москвы с северо-запада.

Распутица

19 октября 1941 года на подступах к Москве началась распутица, выражавшаяся в том, что дороги практически превратились в грязевой кисель. Распутица вызвала серьёзные затруднения со снабжением для вермахта; для советской стороны она хоть и привела к затруднениям, но была не столь непривычна. В связи с этим наступление германской армии вновь замедлилось, что не преминуло использовать советское руководство. К Москве стягивались крупные силы из резервов Верховного Главнокомандования, оборудовались оборонительные рубежи.

Однако ещё 15 октября из столицы началась эвакуация различных госучреждений. 20 октября в городе было введено осадное положение. Но И.В. Сталин отказался покидать город, демонстрируя твёрдую уверенность в судьбе Москвы. Задача организации обороны подступов к Москве была возложена на командующего Западным фронтом генерала Г.К. Жукова, а самого города — командующему московским гарнизоном генерал-лейтенанту Артемьеву.

Период распутицы завершился 4 ноября с наступлением морозов. Германские генералы ждали морозов как облегчения, способного избавить войска от трудностей распутицы. Но на деле самое ужасное для них только начиналось. Морозы почти моментально ударили по частям вермахта, не подготовленным к сложным погодным условиям.

Тем не менее, немецкое наступление продолжилось. В 20-х числах октября немецкие войска начали двигаться к Туле и 29 числа вышли к городу. Обороняла Тулу 50-я армия. Ей, опираясь на укреплённую линию, созданную при широком участии жителей города, удалось задержать противника и не дать ему прорваться сходу. После краха планов по быстрому взятию Тулы части немецкой 2-й танковой группы группы начали движение восточнее города, с целью хватить советскую 50-ю армию и пробиться к Москве с юга. Но и здесь к концу ноября противника ожидала неудача: советские войска, непрерывно контратакуя, сумели полностью остановить продвижение немцев.

Парад 7 ноября 1941

7 ноября 1941 года на Красной площади прошёл традиционный парад советских войск. Перед войсками, часть из которых после парада сразу отправилась на фронт, выступил И.В. Сталин. В своей речи он напомнил советским воинам, что на их долю выпала «великая миссия по освобождению народов Европы, порабощённых фашизмом». Это выступление и парад в целом имели мощный эффект, вызвавший подъём боевого духа войск и народа. Стало ясно, что Москва сдана не будет.

Общее наступление вермахта на Москву началось 15-16 ноября. На этот раз вермахт имел уже 51 дивизию, из них 13 танковых. Такое уменьшение войск, участвующих в операции, по сравнению с концом сентября, объясняется тем, что часть сил вермахта была скована советскими войсками либо понесла потери и была отведена в тыл для пополнения и восстановления матчасти.

В течение конца ноября немцам удалось овладеть Клином и Солнечногорском, а также выйти к каналу Москва-Волга. До Кремля оставалось примерно 30 километров, но преодолеть их немцам так и не удалось. Советская оборона стала более плотной по сравнению с октябрём, и теперь вермахту противостояли войска, суммарная численность которых составляла примерно 1 миллион человек и 800 танков. Потеряв подавляющее численное превосходство на решающих направлениях, немецкие войска быстро утратили свою «пробивную» способность и в конце ноября — начале декабря увязли в боях местного значения, полностью прекратившихся к 5 декабря 1941 года.

Итоги оборонительных боёв

В результате боёв октября-декабря 1941 года вермахт понёс потери в примерно 200 тысяч человек. Немецкие войска потеряли способность к наступлению, а жестокие морозы практически парализовали их активные действия. Участились случаи обморожений, а также связанные с этим потери. К началу декабря некогда грозная группа армий «Центр» представляла собой печальное зрелище. Однако это всё же была внушительная группировка численностью около 1 миллиона 700 тысяч человек, находящаяся у ворот советской столицы.

Советские войска понесли гораздо более серьёзные потери: около 650 тысяч человек убитыми, ранеными и пленными. Однако эти потери вовсе не были критичными: уже в ноябре численность войск вновь была доведена до миллиона. Боевой дух Красной Армии был весьма высок, в отличие от вермахта.

Учитывая все эти факторы, советское руководство приняло решение провести контрнаступательную операцию с целью отбросить немцев от Москвы, а также разгромить группу армий «Центр». Планирование операции началось ещё в период тяжёлых оборонительных боёв и при условии численного превосходства противника.

Немецкое же командование планировало держать оборону, чтобы при благоприятной ситуации вновь начать наступление на Москву.

Начало контрнаступления (5 декабря 1941 — 8 января 1942)

Контрнаступление

На рассвете 5 декабря 1941 года советские войска (Калининский фронт) внезапно для гитлеровцев перешли в контрнаступление под Москвой. На следующий день в наступление также перешёл Западный фронт, благодаря чему немецкая группа армий «Центр» оказалась под мощным давлением советских войск. Красная Армия с первых дней понесла серьёзные потери, но сумела начать успешное наступление.

В самые первые дни немецкое командование ещё не имело данных, которые могли бы предоставить ему чёткую картину происходящих событий. Однако затем руководство осознало весь масштаб возможной катастрофы. Учитывая, что наступление вермахта захлебнулось, 8 декабря 1941 года Гитлер отдал приказ о переходе немецких войск к обороне на всём Восточном фронте. Однако удержать все земли, захваченные в течение кампании 1941 года, было невозможно.

На калининском направлении советские войска, вклинившись в оборону противника, заставили его начать отвод войск из Калинина.  В результате напряжённых боёв город был освобождён 16 декабря, а введённые в бой свежие силы охватили позиции немцев с юга, создав таким образом Ржевский выступ.

На центральном (клинском и солнечногорском) направлении бои развивались также драматично. Немцы планировали превратить Клин в укреплённый пункт и заставить советские войска понести огромные потери в попытках взять город. Однако уже к 13 декабря частям Красной Армии удалось полуокружить части вермахта, так что немецкому командованию пришлось отводить войска на запад. В результате, Клин был взят уже 16 декабря. 20 декабря был освобождён Волоколамск. Юго-западнее Москвы в конце декабря – начале января были освобождены города Наро-Фоминск и Боровск.

Наступление

В районе Тулы советские войска нанесли удар по растянутым порядкам 2-й немецкой танковой группы. Части вермахта, пытаясь сохранить свою боеспособность и предотвратить катастрофу, начали отход на запад и юго-запад. В результате ожесточённых боёв советским войскам удалось ликвидировать угрозу для Тулы и создать предпосылки для освобождения Калуги, что и произошло 30 декабря.

8 января контрнаступление советских войск под Москвой завершилось.

Продолжение советского контрнаступления (9 января – 20 апреля 1942)

В результате советского контрнаступления для Красной Армии открылись весьма радужные перспективы. Учитывая то, что войска не потеряли боеспособности и наступательного порыва, советское руководство приняло решение начать наступление с целью выбить немцев из Ржева и уничтожить немцев в Демянском «котле». Однако эти действия советских войск оказались весьма неудачными. Во многом это объясняется тем, что войска всё же понесли существенные потери в ходе предыдущих операций, а также очень трудными погодными условиями.

В районе Ржева немецкие войска выстроили весьма мощную оборону, которая была гибкой. Имея резервы позади линии фронта, немцам, хоть и с большим трудом, удалось не только удержать Ржев и Демянск, но и восстановить сухопутную связь с Демянском.

На центральном направлении советские войска в конце января предприняли попытку окружить группу армий «Центр», для чего в районе Рогачёва был высажен массированный воздушный десант в составе 4-й воздушно-десантной бригады. Также навстречу десантникам была выдвинута 33-я армия под командованием генерал-лейтенанта М. Г. Ефремова. Однако немецкие войска, сумев организоваться после длительного отступления, нанесли удар по тылам армии, которые не были прикрыты. В результате 33-я армия попала в окружение, в котором находилась весьма продолжительное время и из которого смогла выйти лишь часть её личного состава. Сам генерал-лейтенант Ефремов застрелился.

В результате боёв января-апреля 1942 года, на западном направлении инициатива начала ускользать из рук Красной Армии. Советские войска понесли ощутимые потери и к маю были вынуждены перейти к обороне.

Потери сторон и итоги битвы за Москву

В ходе Московской битвы советские войска понесли огромные потери. Около 930 тысяч человек было убито, умерло от ран либо попало в плен. Примерно 880 тысяч человек составили потери Красной Армии ранеными. Также было потеряно более 4000 танков и около тысячи самолётов.

Немецкие потери составили примерно 460 тысяч человек убитыми и умершими от ран. Потери в боевой технике составили около 1600 танков и 800 самолётов.

Результаты битвы за Москву весьма противоречивы и до сих пор являются одной из тем оживлённых споров военных историков. При этом нужно оценивать не только территориальные результаты сражения, но и потери, а также изменения в стратегической и оперативной обстановке для обеих сторон.

В ходе Московской битвы Красная Армия понесла громадные потери (особенно на её начальном этапе), но затем сумела нанести ряд поражений немецким войскам, освободив часть потерянной в октябре-декабре территории. Однако в то же время советское командование упустило реальную возможность полного разгрома самой мощной немецкой группировки – группы армий «Центр» – и добиться победы над Третьим Рейхом уже в 1942-1943 годах. Тем не менее, наступательные операции были также проведены и на других участках фронта, что поставило немецкие войска в очень сложное положение. Тем не менее, уже в конце апреля 1942 года ситуация для советских войск начала ухудшаться, и вскоре инициатива вновь перешла к вермахту.

Немецким войскам удалось в начале сражения продвинуться практически вплотную к Москве, но затем, понеся серьёзные потери, и отступить на 150-300 километров на запад.

Кроме того, некоторые части вермахта оказались в крайне невыгодном оперативном положении, ввиду чего им пришлось летом-осенью 1942 года проводить ряд частных операций по ликвидации угроз. В то же время немцам так и не удалось овладеть Москвой, и уже летом 1942 года вермахт вновь был вынужден начинать изнурительное наступление вглубь Советского Союза. Германия оказалась втянута в затяжную войну, победного конца которой не было видно. Тем не менее, командованию вермахта удалось спасти Восточный фронт от краха зимой 1941-1942 года и сохранить боеспособность войск.

Для Гитлера советское контрнаступление под Москвой стало весьма неприятным «сюрпризом», вину за который он возложил на целый ряд немецких военачальников. Так, в декабре-январе со своих должностей были смещены: главнокомандующий сухопутными силами Германии В. фон Браухич (его место занял сам Гитлер), командующий группой армий «Центр» Ф. фон Бок, а также командующий 2-й танковой группой Г. Гудериан. Эти перестановки стали своеобразным признаком истерии, царившей в кругах германского командования перед лицом возможной катастрофы.

Для союзных СССР держав битва под Москвой стала своеобразным «открытием» – стало ясно, что немцев можно бить и

militaryarms.ru

Битва за Москву (1941–1942 годы)

Битва под Москвой занимает особое место в истории войны Германии против СССР. Она характеризовалась крайней напряженностью, сложностью и огромным размахом боевых действий. Сражение за столицу Советского Союза продолжалось более шести месяцев и велось на фронте протяженностью около 2 тысяч километров.

С обеих сторон в битве участвовало более 2,8 млн. человек, до 2 тысяч танков, 21 тысяча орудий и минометов и свыше 1,6 тысячи самолетов. Немецкое командование, признавая огромное политическое и стратегическое значение Москвы, связывало с ее захватом решающий успех в войне.

К осени 1941 года военное положение Советского Союза было сложным и опасным. Стратегической инициативой владели немецкие войска, хотя главные замыслы командования вермахта срывались в сражениях с Красной Армией. Группа армий «Центр» не смогла прорваться к Москве летом 1941 года. Блокирование Ленинграда и успехи, достигнутые на Правобережной Украине, создали, как считало верховное командование Германии, благоприятные условия для наступления группы армий «Центр» на Москву.

Еще во время подготовки окружения советских войск под Киевом 6 сентября Гитлер подписал директиву верховного командования вермахта (ОКВ), в которой говорилось о том, что созданы предпосылки для проведения решающей операции на Западном направлении и наступления на Москву.

Общий план развертывания дальнейшего наступления предусматривал уничтожение противника, находящегося в районе восточнее Смоленска, посредством двойного окружения в общем направлении на Вязьму при наличии мощных танковых сил, сосредоточенных на флангах. На северном участке советско-германского фронта намечалось соединение группы армий «Север» с финской армией, чтобы завершить окружение Ленинграда. Группа армий «Юг» должна была развивать наступление на Левобережной Украине, прорываться в Крым, к Северному Кавказу. Наступление на Москву занимало главное место в этом стратегическом плане. (Самсонов А. М. Вторая мировая война. М., 1985. С. 160.)

15 сентября главнокомандующий сухопутными войсками генерал-фельдмаршал В. фон Браухич изложил в штаб квартире главнокомандующего группой армий «Центр» генерал-фельдмаршала Ф. фон Бока конкретный план наступления на Москву (кодовое наименование «Тайфун»). Он предусматривал ударами трех мощных группировок из районов Духовщины, Рославля и Шостки в восточном и северо-восточном направлениях расчленить, окружить и уничтожить главные силы Западного, Резервного и Брянского фронтов, а затем сильными танковыми и моторизованными соединениями охватить Москву с севера и юга и одновременно с фронтальным наступлением овладеть ею. Бок 16 сентября дал указание приступить к подготовке операции «Тайфун».

Для усиления группы армий «Центр» в ее состав были возвращены 2-я армия генерала М. Вейхса и 2-я танковая группа генерала Г Гудериана с юго-западного направления, корпус 3-й танковой группы из района Демьянска. В конце сентября из-под Ленинграда (из состава группы армии Север) была переброшена 4-я танковая группа генерала Э Хернера. Из состава группы армий «Юг» она получила две танковые, пехотные и две моторизованные дивизии. К концу сентября группа армий Центра состояла из трех полевых армий (2-й, 4-й и 9-й) и трех танковых групп (2-й, 3-й и 4-й), насчитывающих около 75 дивизий, в том числе 14 танковых и 8 моторизованных, то есть примерно 38 процентов пехотных и 64 процента танковых и моторизованных дивизий, действовавших на советско-германском фронте. (Великая Отечественная война 1941–1945. Энциклопедия. М., 1985. С. 464.) В группе армий «Центр» имелось до 1800 тысяч человек, 1700 танков, свыше 14 тыс. орудий и минометов, около 1390 самолетов.

На дальних подступах к Москве занимали оборону войска трёх фронтов: Западного (командующий генерал-полковник И. С. Конев), Резервного (командующий маршал С. М. Буденный) и Брянского (командующий генерал-полковник А. И. Еременко). Все три фронта насчитывали около 1250 тысяч человек, почти 1 тысячу танков (из них только 140 средних и тяжелых), 7600 орудий и минометов, 677 самолётов (в основном устаревших конструкций). (История второй мировой войны, 1939–1945. Т.4. М., 1975. С. 912.)

30 сентября на Орловском направлении начала наступление танковая группа Гудериана и 2-я полевая армия Вейхса, нанесшие сильный удар по левому флангу Брянского фронта. С рассветом 2 октября перешли в наступление главные силы группы армий «Центр» 4-я армия вместе с приданными ей соединениями 4-й танковой группы нанесла удар по обеим сторонам шоссе Рославль — Москва; 3-я танковая группа с приданными ей частями 9-й армии — на участке автострада Белый и далее на Холм. Эти группы должны были замкнуться около Вязьмы. Советские войска вели тяжелые оборонительные бои. Противник сразу же добился крупных успехов. К 7 октября в окружении под Вязьмой оказались части 19-й, 20-й, 24-й и 32-й, а под Брянском 13-й и 50-й советских армий. Десятки тысяч советских бойцов, включая добровольцев дивизий народного ополчения, погибли смертью храбрых. По немецким данным в плен было взято 663 тысячи красноармейцев и командиров. (Вторая мировая война. Актуальные проблемы. М., 1995. С. 257.) 7 октября фон Бок приказал продолжить наступление в направлении Москвы, но ликвидация окруженных частей Красной Армии продолжалось до 12–13 октября.

Основным рубежом сопротивления на подступах к Москве стала Можайская линия обороны. Всего на этом рубеже от «Московского моря» до слияния р. Угра с Окой (230 км) в составе четырех советских армий насчитывалось лишь около 90 тысяч человек. (Великая Отечественная война 1941–1945. Энциклопедия. С. 465.)

Для улучшения управления войсками Западный и Резервный фронты 10 октября были объединены Ставкой ВГК в Западный фронт под командованием генерала армии Г. К. Жукова. Имея в начале в своем распоряжении лишь незначительные людские резервы, Жуков сумел построить оборону таким образом, чтобы она прикрывала наиболее угрожающие направления, оставляя на других участниках лишь слабые прикрытия. Немецкие генералы не сумели вовремя противопоставить этой тактике свои контрмеры. (Вторая мировая война. Актуальные проблемы. С. 258.)

С середины октября до начала ноября шли упорные бои на Можайском рубеже. Советские войска оказывали упорное сопротивление отборным соединениям вермахта и задержали их на рубеже рек Лама, Руза и Нара.

Тяжелые бои шли и в районе Калинина. 14 октября 41-й моторизированный корпус захватил Калинин. 17 октября на базе войск правого крыла Западного фронта (22-я, 29-я, 30-я и 31-я армии) был создан Калининский фронт (командующий генерал-полковник Конев). Попытки противника наступать от Калинина в тыл Северо-Западного фронта были ликвидированы. Наступление 2-й танковой армии на Тульском направлении в конце октября — начале ноября также было остановлено действиями резервов Ставки ВГК, 50-й армии и трудящихся Тулы. Достигнув окраин Тулы, Серпухова, заняв Наро-Фоминск, Волоколамск, Калинин, немецкие соединения вынуждены были остановиться. Оставшиеся боеспособными части и соединения Красной Армии, а также свежие дивизии, переброшенные из восточных районов страны, упорно отстаивали каждую оборонительную позицию. Советские войска стали получать, хотя еще в недостаточном количестве, новую технику (танки Т-34, реактивные установки «Катюша»), которая поколебала уверенность немецких командиров в безусловном превосходстве вермахта. К тому же сказалось и изменение погодных условий. Немецкие войска оказались неподготовленными к успешным действиям в распутицу и при понижении температуры. Потери группы армий «Центр» только с 1 по 17 октября составили 50 тысяч человек. План операции «Тайфун» не был выполнен.

Однако немецкое командование не отказалось от захвата Москвы. Оно подтянуло подкрепления (до 10 дивизий) и произвело перегруппировку войск. На Москву была нацелена 51 дивизия, в том числе 13 танковых и 4 моторизованные. Перевес в силах был на стороне противника. Он имел здесь почти в 2 раза больше солдат и офицеров, в 2,5 раза больше артиллерии, в 1,5 раза больше танков. (Самсонов А. М. Указ. соч. С. 178.)

Ставка ВГК усилила Западный фронт резервами и пополнением. В первой половине ноября Западный фронт получил 100 тысяч человек, 300 танков, 2 тысячи орудий. 10 ноября Брянский фронт был расформирован, его 50-я армия была передана Западному фронту, 3-я и 13-я армии — Юго-Западному фронту. С 17 ноября в состав Западного фронта вошла 30-я армия Калининского фронта.

15-18 ноября началось новое наступление группы армий «Центр». Главные удары наносились в направлении на Клин, Рогачев — в обход Москвы с севера и на Тулу, Каширу — в обход Москвы с юга. Завязались упорные бои. Немецкие войска продвигались вперед. Танки генерала Г. Гота 22 ноября вошли в Клин, через два дня дивизии генерала К. К. Рокоссовского вынуждены были оставить Истру, а 28 ноября авангарды 7-й танковой дивизии противника вышли к каналу Москва — Волга, в районе Яхромы, форсировали р. Нара севернее и южнее Наро-Фоминска, подошли к Кашире с юга. Дальше немецким войскам продвинуться не удалось.

27 ноября в районе Каширы и 29 ноября севернее Москвы советские войска нанесли контрудары по южным и северным группировкам немцев. 3–5 декабря 1-я ударная, 16-я и 20-я армии контратаковали немецкие войска в районах Яхромы, Красной Поляны и Крюкова. В эти же дни войска 33-й армии при содействии части сил 43-й армии разгромили прорвавшиеся войска противника, а их остатки отбросила за р. Нара. 50-я армия, усиленная 1 гвардейским конным корпусом отбила атаки немецких войск севернее Тулы. (Великая Отечественная война 1941–1945. Энциклопедия. С. 465.) Группа армий «Центр» не смогла прорваться к Москве ни на одном из участков фронта. С 16 ноября по 5 декабря в ходе второго этапа наступления на Москву немцы потеряли свыше 153 тысяч убитыми, ранеными и обмороженными. В ходе сражений на дальних и ближних подступах к Москве были подготовлены условия для перехода советских войск в контрнаступление и разгрома врага под Москвой. Но достигнуто это было ценой больших жертв. С 30 сентября по 5 декабря только безвозвратные потери составили 514 338 человек. (Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. М., 1993. С. 171.)

Еще в ходе немецкого наступления на Москву советское Верховное Главнокомандование приступило к подготовке контрнаступления. Основная задача в контрнаступлении возлагалась на Западный фронт, в состав которого ставка передала из своих резервов 1-ю ударную, 10-ю и 20-ю армии. Севернее и южнее наносили удары войска Калининского и Юго-Западного (командующий маршал С. К. Тимошенко, с 18 декабря 1941 года генерал-лейтенант Ф. Я. Костенко) фронтов.

Советские войска переходили в контрнаступление в условиях, когда численное превосходство в людях, артиллерии и танках было на стороне противника. Группа армий «Центр» к 1 декабря 1941 года вместе с военно-воздушными силами насчитывала 1 708 тысяч человек, около 13 500 орудий и минометов, 1 170 танков и 615 самолетов. Советские фронты, прикрывавшие Москву, имели в своем составе около 1 100 тысяч человек, 7 652 орудия и миномета, 774 танка (в том числе 222 средних и тяжелых) и 1 тысячу самолетов.

Немецкая разведка не сумела вовремя выявить сосредоточение крупных сил советских войск, предназначенных для контрнаступления. Командование группы армий «Центр» до последнего дня считало, советские войска обессилены и у них нет резервов. Оно было застигнуто врасплох.

Контрнаступление Красной Армии под Москвой началось 5–6 декабря 1941 года без какой-либо оперативной паузы. Оно развивалось, как позднее отмечал маршал Жуков, как продолжение ряда контратак армий Западного, Калининского и Брянского фронтов.

5 декабря войска Калининского фронта начали наступление и вклинились в передний край обороны противника. На следующий день активные наступательные действия начали войска Западного фронта, которые наносили удары по противнику севернее и южнее столицы, в районе Ельца перешли в контрнаступление войска правого крыла Западного фронта. Немецкое верховное главнокомандование 8 декабря приказало своим войскам на Восточном фронте перейти к обороне, они вынуждены были отходить под ударами наступающих частей Красной Армии. Командование группы армий «Центр» отдавало себе отчет в невозможности удержать все рубежи, которые были достигнуты в ходе наступления, осознавало необходимость отхода, чтобы избежать еще больших потерь. Но этому решительно воспрепятствовал Гитлер. 7 декабря фон Браухич подал прошение об отставке, Гитлер взял командование сухопутными войсками Германии в свои руки. 16 декабря он издает приказ «удерживать фронт до последнего солдата». Когда генерал Гепнер оттянул назад правый фланг своей танковой группы, он был снят со своего поста. Немецкие войска пытались оказывать сопротивление, но были опрокинуты наступавшими частями Красной Армии. За десять дней боев они были отброшены на исходные позиции ноябрьского наступления.

Первый этап контрнаступления советских войск под Москвой (Московская стратегическая наступательная операция) к началу 1942 года был успешно завершен. Группа армий «Центр» была отброшена от советской столицы на 100–250 км, а войска советских фронтов охватывали ее с севера, востока и юга. Освобождены были Московская и Тульская области, крупные города Калинин и Калуга, ряд районов других областей. (Самсонов А. М. Указ. соч. С. 182.) В январе — марте 1942 года Красная Армия развернула общее наступление на важнейших стратегических направлениях.

Победа Красной Армии под Москвой имела огромное военно-политическое и международное значение. Она оказала большое влияние на весь ход Великой Отечественной войны и второй мировой войны. В ходе контрнаступления советских войск под Москвой группе армий «Центр» был нанесен мощный удар, были разбиты 38 немецких дивизий, в том числе 11 танковых и 4 моторизованных. На полях Подмосковья немцы оставили тысячи орудий, сотни танков и много другой техники.

Победа под Москвой навсегда похоронила гитлеровский план молниеносной войны. Это первое крупное поражение вермахта во 1 мировой войне привело к изменению характера вооруженной борьбы. Война приняла затяжной характер, чего стремилось избежать немецкое командование. Началась длительная, изнурительная война, бесперспективная для Германии.

Разгром немецких войск под Москвой развенчал перед всем миром миф о «непобедимости» вермахта, подорвал моральный дух немецкой армии, поколебал ее веру в победу в войне. Победа советских войск под Москвой означала начало поворота в Великой Отечественной войне, всей второй мировой войне.

agesmystery.ru

Битва за Москву: главные факты

В декабре 1941 года началось контрнаступление советских войск под Москвой. Красной Армии удалось сорвать план блицкрига, благодаря героическим усилиям немецкие части были отброшены от столицы.

1. В Битве за Москву в общей сложности участвовали свыше 7 млн человек. Это больше, чем в Берлинской операции, включенной в Книгу Гиннесса как крупнейшее сражение Второй мировой, и больше, чем силы противников на западном участке фронта после высадки в Нормандии.

2. Битва за Москву прошла в два этапа: оборонительный (30 сентября — 4 декабря 1941 г.) и наступательный, который состоял из контрнаступления (5 декабря 1941 г. — 7 января 1942 г.) и общего наступления советских войск (7 января — 20 апреля 1942 г.).

3. На Москву немец бросил больше танковых и моторизованных дивизий, чем применил в мае 1940 года против Франции, Бельгии и Нидерландов, вместе взятых. От общего количества военной силы, сосредоточенной на советско-германском фронте, на Москву нацеливалось 75% танков (1700 машин), 33% орудий и миномётов (свыше 14 тыс. единиц), около 50% самолётов (1390) и 42% личного состава (1,8 млн человек).

4. 29 ноября 1941 года при освобождении деревни Пятница (окрестности Каширы) бойцы 1-го Гвардейского кавалерийского корпуса генерал-майора Павла Алексеевича Белова уничтожили 16 танков, 18 орудий, около 100 автомашин и более 500 солдат и офицеров противника.

5. 7 декабря 1941 года танк КВ-1 под командованием лейтенанта Павла Гудзя вступил в бой с 18 немецкими танками. КВ-1 уничтожил 10 вражеских машин, а остальные обратил в бегство. Больше вдоль Волоколамского шоссе немцы не пытались прорваться к столице. За этот бой Павел Гудзь был награждён Орденом Ленина.

6. В результате контрнаступления под Москвой и общего наступления немецкие части были отброшены на 100—250 км. Полностью были освобождены Тульская, Рязанская и Московская области, многие районы Калининской, Смоленской и Орловской областей.

7. Битва за Москву наглядно показала немецкому командованию, что надежды на блицкриг не оправдались. Генерал Гюнтер Блюментрит писал: «Теперь политическим руководителям Германии важно было понять, что дни блицкрига канули в прошлое. Нам противостояла армия, по своим боевым качествам намного превосходившая все другие армии, с которыми нам когда-либо приходилось встречаться на поле боя».

8. Битва за Москву стала переломным сражением в плане психологии: немцы узнали «русского Ивана», который не шёл в плен и отстреливался даже из горящего танка. Немецкий рядовой А. Фольтгеймер писал жене в декабре 1941 года: «Здесь ад. Русские не хотят уходить из Москвы. Они начали наступать. Каждый час приносит страшные для нас вести. Умоляю тебя, перестань мне писать о шёлке и резиновых ботиках, которые я обещал тебе привезти из Москвы. Пойми, я погибаю, я умру, я это чувствую».

9. В Битве за Москву массово использовались аэростаты. Сотни аэростатов висели в небе Москвы, затрудняя немцам прицельное бомбометание. 7 декабря на одном из постов аэрозаграждения оборвался трос аэростата. Командир поста сержант Дмитрий Велигура ухватился за него и уже через несколько минут оказался на высоте 1500 метров. Несмотря на холод и ветер, сержант смог добраться до оболочки аэростата и стравить газ через специальный клапан. Аэростат с сержантом приземлился в 110 километрах от поста аэрозаграждения. За мужество, проявленное при спасении дорогостоящего аппарата, сержант был награжден Орденом Красного Знамени.

10. 11 декабря 1941 года конюх села Лишняги Иван Петрович Иванов повторил подвиг Ивана Сусанина, заведя в глубокий овраг «Белгородские сосны» немецкую автоколонну из 40 машин. Выбраться из оврага немецкие машины, гружённые оружием и провизией, так и не смогли. С Иваном Ивановым немцы расправились жестоко. Герой был посмертно награждён Орденом Отечественной войны.

11. Внесла свой вклад в победу над врагом и простая учительница из Красной поляны Елена Горохова, которая сообщила командованию Красной Армии о передислокации немецких частей с дальнобойными артиллерийскими батареями.

12. 2 декабря 1941 года во время патрулирования западной окраины Москвы в районе Павшино два истребителя лётчиков Алексея Константиновича Рязанова и И.С. Паршикова вступили в бой с девятью Мессершмиттами-109. Немецкая атака была отбита, один вражеский самолёт подбит.

13. 28 ноября советские воины-железнодорожники бронепоезда № 73 по личному приказу Командующего 1-й Ударной армией генерал-лейтенанта Василия Ивановича Кузнецова уничтожили 10 немецких танков и не менее 700 солдат.

14. В ходе Битвы за Москву гитлеровские военные трибуналы осудили 62 тыс. немецких солдат и офицеров: за дезертирство, самовольный отход, неповиновение. Тогда же с занимаемых постов были сняты 35 высших чинов.

15. Во время Битвы за Москву метрополитен выполнял не только функцию бомбоубежища. На станции «Курская» располагалась библиотека, в метро также работали магазины, парикмахерские. За годы войны в «подземке» родились 217 детей.

16. Чтобы сбить немецкую авиацию с толку во время Битвы за Москву в столице действовал указ о затемнении. При угрозе авианалёта запрещалось включать свет в квартирах. Запрет был настолько жестким, что по стеклам забывчивых граждан могли стрелять патрули, чтобы напомнить. Темнота была такая, что люди даже сталкивались на улицах. В конце ноября 1941 года в продаже появились светившиеся в темноте карточки, которые можно было прикрепить к одежде. Стоили они 1 рубль 60 копеек.

17. 7 ноября 1941 года, в самый разгар Битвы за Москву, на Красной площади прошёл парад в честь 24-й годовщины Октябрьской революции. Прямо с парада солдаты отправлялись на фронт.

18. Перед Битвой за Москву в городе были проведены работы по маскировке особо важных зданий. Чтобы дезориентировать противника, выстраивались даже ложные городские кварталы с комбинацией различных макетов по типу городских зданий. На Красной площади были выстроены искусственные улицы, на кремлёвских стенах были нарисованы стены домов и черные «дыры окон». Мавзолей же превратился в натуральный дом с двускатной крышей.

19. Командующий 2-й танковой армией Гейнц Гудериан, потерявший во время Битвы за Москву свою должность, в воспоминаниях винил фюрера за провал блицкрига: «Мы потерпели горестное поражение благодаря тупой позиции нашего Верховного командования».

20. В Битве за Москву немцы потеряли свыше 400 тыс. человек, 1300 танков, 2500 орудий, более 15 тыс. машин и много другой техники.

21. Есть мнение, что Битва за Москву была выиграна так называемыми «сибирскими дивизиями». Признавая вклад сибиряков в разгром гитлеровцев, нужно помнить, что на оборонительном этапе Битвы за Москву немцев измотали ополченцы и дивизии, сформированные в самых разных частях страны.

22. В Битве за Москву проявился военный гений Константина Рокоссовского. Именно в составе 16-й армии Рокоссовского под Москвой сражались ставшие прославленными дивизии Ивана Васильевича Панфилова и Афанасия Павлантьевича Белобородова, танковая бригада Михаила Ефимовича Катукова и кавалерийский корпус Льва Михайловича Доватора.

23. Об этом сегодня говорят мало, но поздней осенью 1941 года из Москвы начался настоящий исход жителей. Москва опустела, имели место стихийные акции мародерства. Сталин даже распорядился подготовить к взрыву основные промышленные предприятия и другие важнейшие объекты Москвы. Только приказ о том, чтобы к паникёрам, мародерам и беглецам применялись самые решительные меры, вплоть до расстрела, смог остановить панику и массовый отток из Москвы.

24. Песня «Бьётся в тесной печурке огонь» была написана Алексеем Сурковым в ноябре 1941 года, когда 258-й стрелковый полк подполковника Василия Суханова, в котором тогда воевал Сурков, попал в окружение в окрестностях посёлка Дарна.

25. Одной из причин поражения немцев зимой 1941 года многие историки считают мороз. Однако температура в декабре 1941 не превышала минус 20°С (в отличие от аномально холодного 1940 года – в январе температура достигала отметки в минус 42,1°С).

26. Полки 78-й дивизии, которыми командовал полковник Афанасий Белобородов, стояли на рубеже 3-4 километров от города Истра, прикрывая отход 16-й армии. Когда немцы начали форсировать Истринское водохранилище прямо по льду, командование армии распорядилось открыть плотины водохранилища. Уровень воды в водохранилище резко упал, лёд просел, и немцы были вынуждены остановиться на несколько суток.

27. 17 ноября 1941 года советским командованием был издан приказ, в котором предписывалось «лишить германскую армию возможности располагаться в селах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населённых пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и тёплых убежищ и заставить мёрзнуть под открытым небом». Во исполнение этого приказа 18 ноября (по другой информации – 20 ноября) командиры диверсионных групп получили задание сжечь 10 занятых немцами деревень. На всё отводилось от пяти до семи дней. В один из отрядов входила Зоя Космодемьянская, подвиг которой навсегда остался в истории.

«Дедушка спецназа» Илья Старинов вспоминал, что Иосиф Сталин потребовал, чтобы Подмосковье превратили в снежную пустыню. Враг должен был натыкаться только на пепелища и околевать от стужи. Текст приказа разбрасывался в миллионах экземпляров на партизанские районы. В частности, там звучал призыв: «Гони немца на мороз!»

28. В самые трудные дни, когда немцы находились на ближайших подступах к Москве, более 100 тыс. человек записались в дивизии народного ополчения, а 250 тыс. москвичей, в основном женщины и подростки, копали противотанковые рвы.

29. Некоторые события Битвы за Москву до сих пор имеют разную оценку у историков. Например, подвиг панфиловцев. Бывший командир 1075-го стрелкового полка Илья Васильевич Капров, допрошенный по поводу обстоятельств легендарного боя 16 ноября 1941 года, давал такие показания: «Из роты погибло свыше 100 человек, а не 28, как об этом писали в газетах». Есть в этом эпизоде Великой Отечественной и другие неоднозначные моменты, историки спорят и о количестве наших бойцов, и о числе остановленных героями немецких танков.

russian7.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о