Отношения сша и кндр – Отношения США и Северной Кореи

Трамп заявил, что отношения США и КНДР радикальным образом меняются к лучшему - Международная панорама

ВАШИНГТОН, 27 апреля. /ТАСС/. Президент США Дональд Трамп заявил в пятницу, что отношения между Вашингтоном и Пхеньяном радикальным образом меняются к лучшему.

Отвечая на вопрос на совместной пресс-конференции с канцлером Германии Ангелой Меркель, побеседовал ли он уже с лидером КНДР Ким Чен Ыном, глава Белого дома сказал: "Я не хочу комментировать это, но у нас сложились очень хорошие рабочие отношения". "Мы договорились о проведении встречи, и отношения между нашими странами меняются радикальным образом к лучшему по сравнению с тем, что происходило еще несколько месяцев назад", - отметил он.

"Они (Пхеньян - здесь и далее прим. ТАСС) относятся к нам (США) с большим уважением", - считает Трамп. "Пока все складывается хорошо, и я думаю, что [на грядущей встрече] может произойти что-то очень существенное, - продолжил он. - Я бы хотел, чтобы эта (связанная с ядерной программой КНДР) проблема была давно решена одной из предыдущих администраций США. Но сейчас этим приходится заниматься нам, и мы надеемся, что удастся добиться мира для Северной Кореи и Южной Кореи".

Как отметил американский президент, в ходе переговоров с КНДР удалось сократить количество мест для возможного проведения его встречи с Ким Чен Ыном "до двух стран". "Мы дадим вам знать, когда сделаем выбор", - заверил он.

В среду Трамп в интервью телеканалу Fox News сообщил, что "рассматриваются три или четыре возможные даты встречи и пять мест, где она могла бы пройти". Ранее он подчеркивал, что "беседа с Ким Чен Ыном состоится в начале июня или даже раньше, в зависимости от того, как будут развиваться события".

В американских СМИ среди возможных вариантов называются Швейцария, Монголия и демилитаризованная зона между КНДР и Южной Кореей. Сам Трамп на вопрос одного из журналистов в начале этой недели, исключаются ли из данного списка США, ответил: "Да".

tass.ru

Как будут развиваться отношения США и КНДР при Трампе | Мнения

Обозреватель Bloomberg Альберт Хант о том, почему дипломатических навыков президента США будет недостаточно, чтобы сдержать ядерные амбиции КНДР.

Президент США Дональд Трамп — безответственный скандалист, бесконечно ищущий внимания публики. Ким Чен Ын — примерно то же самое с поправкой на диктаторскую власть. Еще у обоих в распоряжении есть ядерное оружие. В итоге многие американские эксперты по национальной безопасности из обеих партий считают эту парочку самой опасной на планете.

Дело не только в том, что репрессивный северокорейский режим ускорил разработку ядерного оружия и средств его доставки, и не в том, что Ким Чен Ын рассматривает ракеты как страховку своей власти.

Опаснее то, что Трамп, судя по всему, не учитывает исторических уроков и не готов к достаточно жесткому подходу.

Трамп назвал Ким Чен Ына «безумцем», и в этом он прав, но работа на этом фронте требует терпения и тщательной дипломатии — не сильные стороны Трампа, — а также выстраивания отношений с союзниками, с которыми он уже рассорился.

Госсекретарь Рекс Тиллерсон в ходе азиатского турне заявил о необходимости нового подхода к отношениям с Северной Кореей в связи с провалом дипломатических усилий на этом фронте. Впрочем, вероятно, это просто разговоры.

Важнее, что министр обороны США Джеймс Мэттис во время февральского визита в Азию сообщил японским и северокорейским союзникам, что американцы планируют придерживаться соблюдения своих обязательств — несмотря на заявления Трампа, что «Америка прежде всего».

Администрация Трампа постепенно приобретает окончательные очертания, но уже понятно, что в ней есть несколько специалистов по Азии, и, если президент будет прислушиваться к Мэттису и своему советнику по безопасности Герберту Макмастеру, в Токио, Сеуле — да и в Вашингтоне — могут вздохнуть с облегчением.

Остается надеяться, что именно их мнение, а не чутье президента и не точка зрения советника по политическим и стратегическим вопросам, националиста Стива Бэнонна, будет определять отношения с Северной Кореей.

Во время избирательной кампании Трамп выступал за расширение ядерного присутствия в Азии. Тогда он заявил, что Китай «полностью контролирует» Северную Корею, и намекнул, что собирается предложить председателю КНР Си Цзиньпину теми или иными средствами поставить северокорейского диктатора на колени.

Но Китай, конечно, даже близко не контролирует Ким Чен Ына. Его самого презирают, а его ядерной дубинки опасаются. И больше всего Пекин боится краха режима, поскольку в этом случае через китайскую границу потекут миллионы беженцев, а также, вероятно, будет создана единая Корея, что Китаю не слишком выгодно. Да, китайцы хотят приструнить Ким Чен Ына, но у них и у американцев разные интересы.

Тони Блинкен, заместитель госсекретаря в правительстве Барака Обамы, в какой-то момент сказал: «Влияние Китая ограничено, но у них есть рычаги влияния». Например, китайцы — в соответствии с резолюцией ООН — приостановили импорт угля из Северной Кореи, а ведь это примерно треть экспорта диктатуры. Но Трампу не напугать Пекин торговыми ограничениями.

Сложность выбора линии поведения усугубляется политической нестабильностью в Южной Корее — там президент Пак Кын Хе потеряла пост из-за коррупционного скандала, а она отличалась жесткой позицией по отношению к северному соседу, и, возможно, новый лидер, которого предстоит избрать в мае, окажется более склонен к компромиссу.

Некоторые эксперты опасаются, что Трамп, воображающий себя искусным переговорщиком, согласится на уступки Китаю в Южно-Китайском море в обмен на обещание усилить давление на Северную Корею.

Другие предсказывают, что северокорейский диктатор и Трамп могут начать перепалку, которая выльется в гневные тирады в Twitter и неизвестно чем закончится.

Да, экономические санкции наносят ущерб Северной Корее, а с помощью кибератак, возможно, получится несколько притормозить их ядерную программу. Кроме того, США, к неудовольствию Китая, развертывают в Южной Корее системы противоракетной обороны.

Но нужно помнить, что за последнюю четверть века с Северной Кореей не удавалось поладить ни с помощью кнута, ни с помощью пряника. Поскольку идеального решения в этой ситуации нет, представляется, что наименьшим злом была бы договоренность с участием Китая, Японии и Южной Кореи о заморозке северокорейской ядерной программы, предусматривающая процедуру проверки, в обмен на снятие экономических санкций — а тем временем можно было бы думать над долгосрочным планом.

Именно так Обама поступил с Ираном, и Трамп назвал это «худшим решением в истории».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Подготовила Тая Арянова

ru.ihodl.com

Как новый президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин изменит отношения с США и КНДР — EastRussia

Девятого мая в Южной Корее прошли президентские выборы – впервые в истории страны они проводились вслед за импичментом действующего президента. Закончились они предсказуемо – выборы с заметным отрывом выиграл кандидат от левонационалистических сил Мун Чжэ Ин. Историк, кореевед, преподаватель Университета Кукмин (Сеул) Андрей Ланьков комментирует итоги выборов для портала carnegie.ru.

Когда в начале этого года стало ясно, что импичмент президента Пак Кын Хе неизбежен, мало кто сомневался в том, что следующим президентом станет именно Мун Чжэ Ин. Дело тут не в присущей ему харизме (особой харизмы у него как раз не наблюдается) или особых талантах, а в том, как устроена политическая жизнь Южной Кореи.

Партийные традиции

В политическом отношении Южная Корея давно и прочно расколота на два лагеря, на «консервативные», то есть правоцентристские силы, которые представляла президент Пак Кын Хе, и левых националистов, главой которых как раз и является Мун Чжэ Ин. При этом конкретные текущие названия партий не стоит, пожалуй, даже упоминать – корейские партии переформатируются раз в несколько лет, но этот политический ребрендинг носит весьма формальный характер: всем понятно, что за очередной парой партийных аватаров стоят все те же два неизменных лагеря.

Скандал, развернувшийся в конце прошлого года вокруг президента Пак Кын Хе, логичным образом привел к полной компрометации правых сил. В результате левые автоматически стали единственными кандидатами на победу. Если на выборах и случились сюрпризы, то к ним следует отнести как раз неожиданно неплохие результаты, которые продемонстрировал кандидат правых сил Хон Чун Пхё.

В любом случае следующие пять лет, скорее всего, корейцам предстоит прожить под руководством Мун Чжэ Ина, так что имеет смысл присмотреться к новому главе южнокорейского государства и подумать о том, что будет представлять его политика.

Сам Мун Чжэ Ин родился в семье беженцев из Северной Кореи, однако, в отличие от большинства людей подобного происхождения, он с юности тянулся к левому лагерю. После окончания юридического факультета Мун стал близким другом будущего президента Но Му Хёна, в администрации которого (2002–2007) он занимал заметные посты. Именно на своей близости к Но Му Хёну Мун Чжэ Ин построил свою политическую карьеру после 2008 года.

Сам Но Му Хён, оказавшись под следствием по обвинению в коррупции, покончил с собой, превратившись в глазах левых националистов в своего рода секулярного святого, так что былая близость к этой полусакральной для левых националистов фигуре дала Муну немалые политические преимущества, сделав его безальтернативным лидером левого лагеря.

В современной Южной Корее различия между левыми и правыми по вопросам экономической политики в целом минимальны. В стране фактически сложился консенсус по вопросу, какой должна быть корейская экономика, – она должна быть рыночной, но с элементами государственного перераспределения и с развитой социальной сферой. И левые, и правые в целом согласны с тем, что сейчас Корее остро не хватает социального государства, и намерены его активно развивать, в том числе увеличивая налоги. Различия есть только по вопросам тактическим – левые и правые спорят о том, с какой именно скоростью Корея должна двигаться к некоему подобию североевропейского «социально-рыночного государства».

В условиях, когда глубоких разногласий по вопросам экономики между двумя лагерями не наблюдается, споры между ними часто сводятся к проблемам, которые внешним наблюдателям кажутся не слишком важными: например, деятели обоих лагерей с упоением спорят о том, как следует оценивать те или иные события новой и новейшей истории Кореи.

Фактор Трампа

Однако внешних наблюдателей волнует в первую очередь внешняя политика, а вот в этой области между Мун Чжэ Ином и его оппонентами из правоконсервативного лагеря наблюдаются заметные различия.

Было бы преувеличением считать, что южнокорейские левые националисты настроены антиамерикански. Многие из них – выходцы из студенческого движения 1980-х и помнят те времена, когда «американский империализм» воспринимался ими как главный источник проблем Южной Кореи. Однако сейчас былой радикализм ушел в прошлое и в целом левые националисты понимают, что без военно-политического союза с США Южной Корее придется непросто (не в последнюю очередь потому, что в таком случае Сеулу нужно будет существенно увеличивать собственный военный бюджет).

Тем не менее в ходе кампании Мун Чжэ Ин постоянно позиционировал себя как кандидата, который может сказать «нет» Вашингтону. Это вполне соответствует политике его ментора Но Му Хёна. Речь идет о том, чтобы, сохраняя союз с США, добиться для себя большей автономии.

Однако именно этот подход вызывает наибольшее раздражение у нынешнего президента США. В ходе своей кампании Трамп несколько раз упомянул американо-южнокорейский союз в самом негативном контексте, в качестве примера того, как Вашингтону не следует выстраивать отношения с союзниками. Он подчеркивал, что союз дает Южной Корее экономические преимущества, в частности снижая расходы Сеула на оборону, что, в свою очередь, немало помогает корейским фирмам в их продвижении на американский рынок за счет, как считает Трамп, американских компаний.

Кроме того, Трамп несколько раз заявил о своем желании пересмотреть соглашение о свободной торговле с Южной Кореей, которое он назвал «ужасающим» и крайне невыгодным для США. Любопытно, что в свое время корейские левые (их более радикальные группировки) тоже активно выступали против этого соглашения, которое, как они утверждали, крайне невыгодно Корее. Однако сейчас, когда в Вашингтоне всерьез заговорили о пересмотре соглашения, никакого энтузиазма среди левых этот поворот не вызывал.

Таким образом, попытки Мун Чжэ Ина несколько дистанцироваться от США, не ставя при этом под угрозу союзные отношения с Вашингтоном, могут вызвать немало раздражения у Дональда Трампа. Скорее всего, отношения США и Южной Кореи в правление Трампа и Мун Чжэ Ина будут представлять собой цепь кризисов.

Во многих случаях детонатором таких кризисов может стать политика в отношении Северной Кореи, потому что сейчас в своих отношениях с Пхеньяном Вашингтон и Сеул, кажется, выбрали противоположные подходы.

Трамп является сторонником максимального давления на Северную Корею, а Мун, верный традиционной линии своего политического лагеря, стремится к возвращению – полному или частичному – к так называемой политике солнечного тепла, то есть к политике экономического содействия Северной Корее и определенных политических уступок Пхеньяну. Как легко догадаться, политика эта в первую очередь ассоциируется с именем президента Но Му Хёна, инкарнацией которого Мун Чжэ Ин хочет если не стать, то хотя бы выглядеть.

Трудности солнечного тепла

Мун Чжэ Ин неоднократно заявлял о своем желании восстановить Кэсонскую промышленную зону – пограничный промышленный район, где северокорейские рабочие трудились на предприятиях, принадлежащих южнокорейским компаниям и под присмотром южнокорейских менеджеров. Зона эта была закрыта по инициативе Пак Кын Хе. Выражал он интерес и к другим проектам так называемого межкорейского сотрудничества (слово «сотрудничество» здесь не слишком применимо, так как почти все эти проекты субсидировались южнокорейскими налогоплательщиками).

Однако в попытках возобновить взаимодействие с Северной Кореей президент Мун столкнется с тремя проблемами. Во-первых, принятые в последние несколько лет решения Совета Безопасности ООН прямо запрещают или резко затрудняют многие из тех форм экономической деятельности, которые в прошлом составляли основу политики солнечного тепла.

Во-вторых, южнокорейские избиратели, хотя в целом и хотели бы улучшения отношений с КНДР, вовсе не готовы платить за это улучшение. Мысль о субсидиях Пхеньяну вызывает у южнокорейского налогоплательщика ярко выраженную отрицательную реакцию. А без субсидий так называемое сотрудничество с Северной Кореей невозможно в принципе.

В-третьих, подобная политика идет вразрез с новой линией Вашингтона и, скорее всего, подольет еще больше масла в костер американо-южнокорейских противоречий.

Наконец, в ближайшее время можно ожидать серьезных споров вокруг планов размещения в Южной Корее американской системы противоракетной обороны THAAD. Эффективность этой системы несколько сомнительна, но ее размещение южнокорейская публика в целом поддерживает, считая, что сомнительная защита от северокорейских ракет все же лучше, чем полное отсутствие какой-либо защиты. Однако решение о размещении ракет вызвало максимально негативную реакцию Китая, который не рад появлению американской ПРО у своих границ и ввел против Южной Кореи весьма болезненные экономические санкции.

Во время кампании Мун Чжэ Ин избегал высказываться на тему THAAD. Эта осторожность была понятна: с одной стороны, значительная часть активистов его партии и ядро его избирателей относились к идее развертывания американской ПРО негативно, а с другой – у большинства южнокорейской публики было по этому вопросу прямо противоположное мнение.

Скорее всего, администрация Муна в итоге примирилась бы с развертыванием THAAD, но в игру вмешался лично президент Трамп. Он вдруг заявил, что Южная Корея должна заплатить миллиард долларов за размещение системы, которая в первую очередь защищает именно ее. Как быстро выяснилось, требование материальной компенсации прямо нарушает существующие американо-корейские соглашения и не было согласовано ни с Госдепартаментом, ни с Пентагоном. Однако само это высказывание, кажется, сдвинуло баланс сил в пользу противников THAAD, и Мун уже в качестве президента выразил намерение вернуться к этому вопросу.

Таким образом, можно быть уверенным: отношения Вашингтона и Сеула при Мун Чжэ Ине будут сложнее, чем когда-либо за последние 70 лет, а вот отношения Севера и Юга, наоборот, улучшатся (насколько – другой вопрос). В любом случае нас, кажется, ждут весьма интересные времена: в ситуации вокруг Корейского полуострова появляется все больше новых факторов, она становится все менее предсказуемой.

Источник

www.eastrussia.ru

Отношения КНДР и США — Mycicerone — путешествия и туризм по городам и странам

Материал из Mycicerone — путешествия и туризм по городам и странам

Ким Чен Ир проинспектировал воинскую часть перед началом учений

20.03.2006 | www.rian.ru

Военное руководство КНДР во главе с Ким Чен Иром проинспектировало воинскую часть номер 851 перед началом совместных американско-южнокорейских учений в регионе.

Как сообщает в понедельник агентство Киодо цусин со ссылкой на заявление Центрального Телеграфного Агентства (Северной) Кореи (ЦТАК), в числе сопровождавших северокорейского лидера был начальник штаба Ким Йон Чхон и руководители всех родов войск.

"Главнокомандующий (Ким Чен Ир) с удовлетворением отметил высокий уровень боеготовности рядового состава, их повышенную бдительность в связи с агрессивной политикой американского империализма и готовность защитить родину", - говорится в заявлении ЦТАК.

Как отмечают аналитики Киодо, эта инспекция состоялась непосредственно перед начинающимися на территории Южной Кореи совместными учениями "Падающий орел", целью которых является отработка переброски подкреплений в ходе боевых действий.

Газета коммунистической партии КНДР "Нодон синмун" в своей редакционной статье в понедельник называет США "средоточием и руководителем зла", утверждая, что "развязанная Америкой так называемая война с терроризмом привела к массовому убийству невинных людей".

Недавнее выступление президента Джорджа Буша, в котором тот вновь назвал северокорейский режим "частью оси зла", определяется газетой как "величайшее, непереносимое оскорбление и злостная политическая провокация".

"Повторение (президентом) Бушем слов об "оси зла" есть не что иное как открытое заявление о том, что американские империалисты рассматривают нас в качестве цели для военного нападения, а не как партнера для диалога", - пишет "Нодон синмун ".

Американский президент назвал в своем обращении к нации в 2002 году Северную Корею, Иран и Ирак "странами оси зла", которые хотят получить в руки оружие массового уничтожения.


Северная Корея пригрозила США превентивным атомным ударом

22.03.2006 | lenta.ru

Северная Корея заявила о своей способности нанести превентивный атомный удар по США, пишет Los Angeles Times.

По словам неназванного представителя северокорейского МИД, процитированного официальным Центральным агентством новостей Кореи, "превентивные удары не являются монополией Соединенных Штатов". Он заявил, что Северная Корея создала атомное оружие, способное противостоять американской угрозе.

Представитель Пхеньяна также высказал свое мнение о том, что США поступили бы мудро, подписав с Северной Кореей соглашение по сотрудничеству в сфере атомной энергетики, подобное недавнему американо-индийскому.

Комментируя эту информацию, Шон Маккормак (Sean McCormack), представитель Госдепартамента США, сообщил, что никакого нападения на Северную Корею Соединенные Штаты не планируют. Он призвал Пхеньян вернуться к международным переговорам по атомному вопросу, а не делать провокационные заявления.

Северокорейские власти впервые сообщили о создании собственного ядерного оружия в прошлом году, однако проверить это утверждение в данный момент не представляется возможным.


Жители Северной Кореи с утра застыли у телевизоров

18.06.2006 | Первый канал

Стране обещали показать запуск межконтинентальной баллистической ракеты. Но в назначенное время в эфир вышел художественный фильм. Возможно, запуск ракеты, которая может поразить объекты в США и Японии, состоится завтра. Это станет лучшим подарком любимому руководителю Ким Чен Иру - в понедельник он отметит очередной юбилей работы в ЦК правящей партии.

Напряжение вокруг запуска ракеты "Тепходон-2" растет с каждым часом. В распоряжение СМИ уже попали первые снимки из космоса. Это полигон Мусудан на северо-востоке КНДР. По мнению специалистов, именно там и расположен стартовый стол. В месте возможного запуска видно скопление цистерн с топливом, и по некоторым данным, ракета уже заправлена. Радиус действия "Тепходона" шесть тысяч километров, таким образом, теоретически ее целями могут стать объекты не только в соседней Японии но на территории США. Именно эти две страны выражают наибольшую обеспокоенность происходящим.

Таро Ассо, министр иностранных дел Японии: "Если эта ракета пролетит здесь, ее части упадут на нашей территории или даже если ее запустят в нашу сторону, Япония немедленно потребует от Совбеза ООН рассмотреть вопрос о наложении санкций на КНДР."

Томас Шиффер, посол США в Японии: "Мы очень надеемся, что Северная Корея не пойдет на этот провокационный шаг - он только еще больше изолирует КНДР от мирового сообщества".

Что называется "подлило масло в огонь" и сегодняшнее сообщение телевидения КНДР. Жителям страны было рекомендовано поднять государственные флаги и смотреть телевидение в ожидании важных сообщений. Вместе с тем, как передают южнокорейские СМИ, в назначенное время по государственному телевидению КНДР шел старый фильм.

Все это время официальный Пхеьян отрицает, что готовится произвести запуск "Тэпходона-2". Испытания предыдущей модификации своей ракеты - "Тэпходон-1" - Пхеньян осуществил 8 лет назад. Тогда ее первая ступень упала в Японское море, а вторая перелетела через Японию и рухнула в открытые воды Тихого океана. По заявлению КНДР, она осуществила успешный запуск своего первого искусственного спутника. Предположения о том, что Пхеньян и на этот раз планирует объяснить ракетные испытания запуском спутника, уже просочились в средства массовой информации.

www.mycicerone.ru

Ким с бомбой против Трампа: два сценария противостояния КНДР и США

02.09.2017 12:40

К чему приведут ракетные провокации КНДР?

После очередного запуска Пхеньяном баллистической ракеты, в этот раз пролетевшей над Японией, мировое сообщество снова высказало возмущение провокациями КНДР. У Вашингтона, играющего роль первой скрипки в проблеме ядерной программы КНДР, нет четкого способа решения северокорейской проблемы - либо блокада с угрозой военного конфликта, либо переговоры. Причем катастрофическое развитие событий возможно даже в случае переговоров. Каковы реальные перспективы решения северокорейского вопроса?

Последний ракетный пуск Северной Кореи 29 августа выбивается из общего ряда: в этот раз баллистическая ракета пролетела над японским островом Хоккайдо и только затем упала в воды Тихого океана. Подобных испытаний с тем, что специалисты называют перелетом, при нынешнем лидере Ким Чен Ыне не было — в последний раз такое случилось еще в 1998 году. Но и тогда, и в 2009 году, когда ракету тоже пустили в направлении Японии, Пхеньян утверждал, что носители предназначены для вывода спутников на орбиту. Впервые же над другой страной пролетела северокорейская боевая баллистическая ракета.

В этом году КНДР провела уже 18 ракетных испытаний. Тогда как за все 18 лет правления отца "действующего Кима" — Ким Чен Ира — Северная Корея запустила 16 ракет. Пхеньян добавляет головной боли своим врагам хотя бы тем, что регулярно меняет площадки запуска, а это усложняет мониторинг и прогнозирование. В последнем случае американским спецслужбам удалось отследить перемещения ракеты за несколько часов до запуска.

Пхеньян провел запуск вскоре после обмена громогласными заявлениями с Вашингтоном: в ответ на угрозу северокорейского лидера Ким Чен Ына ударить по острову Гуам (не входит в состав США, но является их владением и главной военной базой в Тихоокеанском регионе), где находятся американские воинские базы, президент США Дональд Трамп заявил, что этим власти КНДР навлекут на себя такое, "о чем они и подумать не могли". А затем последовала упомянутая провокация с пролетом ракеты над Японией, союзником Штатов. Воинственная риторика Трампа в очередной раз не сработала.

"Думаю, что это никак не изменит ситуацию, – сказал доцент Института международных отношений КНУ им. Т. Шевченко Виктор Константинов. – Вопрос, скорее, к американской администрации: как она будет соотносить свои очень жесткие заявления с достаточно неприятной для них реальностью – с тем, что корейцы не остановились, а, наоборот, до определенной степени идут дальше".

29 августа японская система реагирования оповестила жителей о потенциальной траектории полета ракеты, посоветовав укрыться. Премьер-министр страны Синдзо Абэ назвал испытание возмутительным актом, подрывающим мир и безопасность в регионе. Последовал телефонный разговор японского лидера с Трампом, который длился 40 минут. Стороны согласились, что необходимо усилить давление на северокорейский режим. Совет безопасности ООН на экстренном заседании, инициированном Токио, назвал КНДР угрозой всем членам ООН. Также от Пхеньяна в который раз потребовали прекратить испытания и отказаться от ядерной программы.

Особенности запуска и возможности КНДР

Ракету во вторник около шести утра по местному времени (после 23:00 понедельника по Киеву, - "Апостроф") запустили со стартовой площадки вблизи Международного аэропорта Сунан, недалеко от Пхеньяна. Преодолев 2700 км, она примерно в 6:12 упала в воду, на расстоянии около 1180 км от Хоккайдо. Самая высокая точка ее полета была на высоте 550 км, перед падением в воду ракета распалась на три части. Указанные детали позволили специалистам предположить, что это была баллистическая ракета средней дальности (БРСД, радиус действия от 1000 до 5500 км) типа "Хвасон-12" (Hwasong-12). Днем позже в КНДР официально подтвердили эти догадки.

Как сообщило северокорейское государственное информагентство KCNA, Пхеньян хотел "проверить реальные операционные возможности вооруженных сил". Ким Чен Ын, лично наблюдавший за пуском ракеты, назвал испытание "значимой прелюдией" к удару по Гуаму, "передовой базе для вторжения" США в КНДР.

Япония, как утверждают специалисты, не могла сбить ракету, поскольку та пролетела на недостижимой для систем ПРО — американского комплекса "Пэтриот", модификации PAC-3 — высоте. И, лишь в том случае, если бы ракета опускалась на территорию страны (или очень близко от нее), системы могли бы быть приведены в действие.

Вдобавок чиновники заявили, что знали о том, что ракета упадет в море, а не на территорию Японии.

"Хвасон-12" обладает предполагаемым радиусом действия в 3,7-6 тыс. км. Дальность другого типа БРСД, находящейся на вооружении КНДР — Хвасон-10 — составляет 2,5-4 тыс. км. Эта ракета была успешно испытана в июне прошлого года. В США считают, что 4 июля текущего года Северная Корея впервые запустила и МБР, межконтинентальную баллистическую ракету "Хвасон-14". К классу МБР, согласно классификации Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), относят ракеты, способные преодолевать расстояния свыше 5500 км.

Важно уточнить, что с территории КНДР крайне сложно запустить БРСД или МБР так, чтобы она не пролетела над территорией другого государства. Поэтому их до сих пор и запускали по неестественной траектории: направляли резко вверх, чтобы затем они вошли в воду между Корейским полуостровом и Японией. Это связано, в частности, с тем, что северокорейские ракеты зачастую разваливаются еще в полете. Легко представить, какой могла быть реакция Токио, если бы часть ракеты упала на японскую территорию.

В случае с последним запуском траектория была обычной: очевидно, в Северной Корее хотели наконец испытать ракету на нормальной траектории, которая потребуется в случае удара по территории США или прилегающим водам. И понятно, почему Пхеньян (пока) воздержался от ее запуска в сторону Гуама.

Траектория полетов баллистических ракет КНДР во время предыдущих испытаний. Источник: The Washington Post

Есть и другие опасения. По информации The Washington Post, в Разведывательном управлении Пентагона считают, что у Пхеньяна есть небольшие ядерные боезаряды, которые можно установить на носители. Постепенно КНДР добивается уменьшения размера боеголовок и увеличения их мощности, приближаясь к желаемому результату.

Но на сегодняшний день невозможно точно знать, что удалось создать Северной Корее. На это указывает профессор Киевского института международных отношений Сергей Галака, добавляя, что Пхеньян с его угрозами "в значительной степени блефует".

"Чем больше вес боеголовки, тем меньше радиус действия ракеты. Если установить большой боезаряд на ракету, которая теоретически полетит на 6-10 тыс. км, она просто далеко не улетит. Тогда это уже не является средством сдерживания против США", — объяснил Галака.

Угроза и противоядие

Несмотря на обоюдные угрозы США и КНДР, на данном этапе военный сценарий решения северокорейской проблемы для Вашингтона (а других претендентов и нет) является крайне непривлекательным из-за прямых последствий для союзников Соединенных Штатов, в первую очередь Южной Кореи, и региона. Кроме того, любое нападение США на Северную Корею будет поводом для вступления в войну Китая, в соответствии с Договором о сотрудничестве и дружбе между КНР и КНДР от 1961 года.

Опальный Стивен Бэннон, две недели назад уволенный с должности старшего советника президента США, в нашумевшем интервью журналу American Prospect заявил, что военное решение в этом случае невозможно.

Осторожно говорят об этом и другие представители США. Из заявлений министра обороны Джеймса Мэттиса и госсекретаря Рекса Тиллерсона следует, что любые военные действия КНДР против США или их союзников станут причиной полномасштабной войны, но в Вашингтоне пока будут делать акцент на дипломатическом инструментарии.

Напомним, что в начале августа резолюцией Совбеза ООН были введены новые санкции против Северной Кореи. Если Китай будет выполнять требования – что под вопросом, – санкции должны на треть сократить валютные поступления от экспорта КНДР в размере $3 млрд в год – в первую очередь, за счет полного запрета на импорт северокорейского угля. В дипломатических кругах, если верить СМИ, обсуждают и дальнейшее расширение санкций. Пока же не стоит ожидать, что санкции заставят Пхеньян прекратить испытания.

Виктор Константинов обращает внимание на то, что в этих условиях Китай, под аккомпанемент России, пытается играть роль арбитра и призывать к мирному решению ситуации. Пекин пытается провести "красную линию" не только для США, но и для Пхеньяна – чтобы у северокорейского руководства "не закружилась голова от нынешних успехов" и оно не решилось на агрессивные действия против США или союзников – в таком случае Китай останется нейтральным.

"Я думаю, [со стороны Ким Чен Ына] это просто такая игра на повышение ставок, в значительной степени продиктованная внутренней политикой, — продолжает это мнение Сергей Галака. — Если он сдаст назад, "съедят" свои. С другой стороны, он же не самоубийца, я надеюсь, и понимает, что его физически уничтожат [если КНДР ударит первой]. Пока что это игра… Фактически для США все идет к сдерживанию Северной Кореи, и они ищут варианты. Хотя, конечно, никто не будет это подтверждать официально. Отсюда и размещение в Южной Корее и Японии противоракетных комплексов, поиски возможностей надавить через Китай, чтобы корейцы, по крайней мере, не провоцировали".

По словам Константинова, сейчас у США есть два пути для решения северокорейской проблемы.

"Оба сценария достаточно сложные, хотя и не настолько невероятные, как начало военных действий. Первый – это все-таки добиться от Китая полной блокады КНДР. То есть, перевести эту блокаду в плоскость действий частных китайских компаний. Это маловероятно, особенно учитывая то, что отношения между КНР и США не очень теплые. Не представляю, что заставит пойти на это. И второй сценарий – это начало переговоров. И тут, по-моему, все достаточно прозрачно, по крайней мере, с точки зрения Пхеньяна. Совершенно на поверхности официальное условие – гарантии ненападения со стороны США. Таких юридических гарантий до сегодняшнего дня не существует – только заявления в разные исторические периоды. Но КНДР в еще большей степени будет интересовать формат прямых переговоров с американцами", – полагает специалист.

Такие переговоры и дадут КНДР определенную субъектность, и, что еще важнее, могут означать различные финансовые дивиденды в обмен на некоторые уступки Пхеньяна, пусть и без отката ядерной программы.

"Даже сам факт ведения таких переговоров можно будет считать завершением международного санкционного режима. Но даже начало подобных переговоров без смягчения введенного Советом безопасности режима – невозможно. Это необходимое КНДР условие, на которое на данном этапе Соединенные Штаты пойти практически не могут. Для этого нужно уж совсем загнать Трампа в угол по всем другим направлениям, чтобы он пошел на подобную мягкость, то есть полностью потерял лицо", – прокомментировал Константинов.

Именно второй сценарий, при котором США сели бы за стол переговоров с представителями КНДР, был бы желанным для Китая, добавил эксперт.

"Если посмотреть на историю, дважды Северной Корее удавалось получать бенефиции путем шантажа мирового сообщества и США в первую очередь, – сказал Сергей Галака. – То есть они в эту игру уже дважды играли успешно, и есть соблазн сыграть еще раз. И тут последствия будут катастрофические, если США пойдут на уступки. Это будет означать, что весь режим нераспространения [ядерных вооружений], на который молились сорок лет, начнет рассыпаться. И будет интересно, как поведут себя другие государства".

www.facenews.ua

США против Северной Кореи: «стратегическое терпение» кончилось

Администрация воинственного Трампа дала понять, что терпение в отношении Северной Кореи у неё кончилось. В Госдепе не скрывают: уже рассматриваются новые меры силового воздействия на Пхеньян. Правда, с оговоркой: Вашингтон не хотел бы «доводить дело до военного конфликта». Однако на соответствующие угрозы последует «адекватный» ответ.

 

Во время визита в Сеул госсекретарь США Рекс Тиллерсон заявил, что политика «стратегического терпения» Вашингтона по отношению к Пхеньяну закончена. США рассматривают все варианты мер силового воздействия.

 

«Конечно, мы не хотим доводить дело до военного конфликта. Но очевидно, что, если Северная Корея предпримет действия, которые будут угрожать южнокорейским или нашим войскам, то ответ будет адекватным. Если её программа вооружений достигнет настолько угрожающего уровня, что потребует от нас военных действий, то у нас есть и этот вариант», — цитирует госсекретаря «Би-би-си» .

 

Кроме того, мистер Тиллерсон с напористостью (как будто позаимствованной у Трампа) предложил Пекину ввести санкции против Пхеньяна. Заодно он попросил власти Поднебесной не принимать ответных мер на размещение в Южной Корее противоракетной системы THAAD.

 

«Би-би-си» напоминает, что это первый визит нового американского госсекретаря в Азию.

 

Очевидно, добавим, в отношении региона продолжается политика Барака Обамы. Джон Керри, занимавший при Обаме пост госсекретаря, говорил одновременно за две страны: мол, ни США, ни Китай не примут КНДР в качестве ядерной державы. Путь для решения вопроса — денуклеаризация КНДР.

 

Суровые заявления Тиллерсона связаны с очередными ракетными испытаниями Северной Кореи. 6 марта в КНДР устроили «отработку» ядерных ударов по американским базам в Японии. Четыре баллистические ракеты полетели в сторону Японского моря, три упали в 300-500 км от японского полуострова Ога, указывает «Би-би-си».

 

 

«Указания» Китаю поступили и от самого Трампа. Как обычно, американский президент объяснялся через «Твиттер» .

 

В твите он «начирикал», что КНДР «ведёт себя очень скверно» и ведёт всё ту же игру, в которую играли с США годами. Китай тоже ведёт себя не совсем хорошо: в сложившейся ситуации он «мало что сделал, чтобы помочь».

 

Ранее Никки Хейли, постоянный представитель США при ООН, заявила, что Вашингтон не намерен возвращаться к шестисторонним переговорам по ядерной проблеме КНДР. Кроме того, 7 марта Дональд Трамп в телефонной беседе с Синдзо Абэ (премьер-министром Японии) и с исполняющим обязанности президента Южной Кореи Хван Ген Аном сообщил, что из-за очередных ракетных пусков КНДР Вашингтон продолжит осуществлять меры сдерживания. «Он подчеркнул, что его администрация предпринимает шаги для дальнейшего укрепления нашего потенциала сдерживания и обороны против баллистических ракет Северной Кореи с использованием полного спектра военных возможностей США», — приводит сообщение пресс-службы Белого дома «Интерфакс» .

 

Чёрная-пречёрная кошка между США и КНДР пробежала ещё раньше, в феврале.

 

25 февраля от «The Wall Street Journal» стало известно о срыве переговоров между высокопоставленными представителями КНДР и бывшими чиновниками США. Причина отказа от переговоров — отзыв Госдепартаментом визы главы отдела американских отношений МИД КНДР Цоя Сон Хви. Встреча была запланирована на 1 и 2 марта в Нью-Йорке неподалёку от штаб-квартиры ООН и должна была стать первым контактом между властями США и представителями Северной Кореи после инаугурации Трампа, пишет «Лента.ру» . Такого рода встречи относятся к экспертной дипломатии (гражданскому посредничеству в решении внешнеполитических вопросов).

 

«The Wall Street Journal» предполагает, что на решение Госдепа об отказе в визе повлиял запуск КНДР баллистической ракеты в сторону Японского моря. Кроме того, сказалось и убийство Ким Чен Нама, в котором подозреваются агенты Пхеньяна.

 

На портале «Antimedia» вышла статья Джеймса Холбрукса, в которой этот аналитик склоняется к мысли о возможной подготовке США ядерного удара.

 

Нашла коса на камень: Рекс Тиллерсон говорит, что необходим «новый подход» к ситуации в Северной Корее, а северокорейцы осуждают использование Соединёнными Штатами огневой мощи на продолжающихся совместных учениях с Южной Кореей.

 

Пхеньян осудил Южную Корею и Соединённые Штаты за «эскалацию угроз ядерного нападения», сообщило агентство «Yonhap News». По его данным, KCNA (ЦТАК), официальное информационное агентство Северной Кореи, передало, что бомбардировщики B-1B Lancer с авиабазы Андерсена на Гуаме совершили скрытный перелёт в район полигона Сангдонг в Южной Корее, где в течение примерно часа отрабатывали «упреждающий удар» по основным объектам КНДР.

 

И Северная Корея в своём осуждении действий США может быть права, считает журналист.

 

Недаром солдаты из специальных подразделений американских военных («Delta Force», «Navy SEALS» и «Army Rangers») впервые отправляются в Южную Корею на учения. Их заявленная цель — «имитировать устранение северокорейского лидера Ким Чен Ына».

 

Так называемые корпоративные СМИ в США продолжают публиковать материалы о том, как команда SEAL, которая занималась Усамой бен Ладеном, теперь готовится к мероприятию в отношении «другого плохого парня».

 

И обстановка крупными СМИ нагнетается непроста. CNN в четверг сообщила об «ожиданиях» американских разведчиков и Пентагона:

 

«По словам полдюжины американских официальных лиц, американское разведывательное сообщество и министерство обороны всё больше ожидают, что Северная Корея скоро проведёт новые испытания в рамках своей ракетно-ядерной программы».

 

Такого рода заявления не без иронии характеризуются как «необычно подробное публичное признание того, что может случиться».

 

Вот и дошло до того, что уже на уровне госсекретаря раздаются призывы к новой стратегии в отношении Северной Кореи. «Перед лицом постоянно растущей угрозы ясно, что необходим новый подход», — объясняет своё мнение мистер Тиллерсон.

 

Что это за подход? Администрация Трампа, полагает Холбрукс, готова предпринять «превентивные военные действия против Северной Кореи».

 

Кроме того, аналитик считает, что мистер Тиллерсон будет оказывать давление на Китай, чтобы тот, в свою очередь, объяснил кое-что Северной Корее.

 

Намечающийся региональный конфликт, уже переходящий в отработку «бомбометания», ставленниками Трампа и самим Трампом активно обсуждается и вбрасывается в Интернет. Что угодно можно думать о северокорейском правителе, но на сей раз провокация исходит не от него, а от Соединённых Штатов и союзной им Южной Кореи.

 

Мистер Трамп ранее высказывался как на тему модернизации ядерных арсеналов США, так и возможного применения США ядерного оружия (против «ИГ», запрещено в России): «Я ничего не исключаю. «ИГ» бьёт по вам, но вы не защищаетесь ядерным оружием? Зачем вообще тогда его создавать?» (Цитата по «ИноСМИ» .)

 

В отношении Ким Чен Ына применение ядерного оружия, вероятно, годится точно так же, как и против террористов-исламистов. Ведь и вторые, и первый — «плохие парни». А главный на планете нынче Трамп. По крайней мере, он явно себя таковым чувствует.

 

Автор: Олег Чувакин

planet-today.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о