Откуда появился игил – Исламское государство — Википедия

Содержание

История ИГИЛа: дата основания, форма правления

Исламистская террористическая группировка ИГИЛ многими специалистами считается главной угрозой миру в настоящее время. Эта организация возникла как обособленная ячейка "Аль-Каиды", но затем стала полностью независимой силой. Сейчас это крупнейшая террористическая организация мира. История ИГИЛа станет предметом нашего изучения.

Предыстория создания ИГИЛ

Вначале давайте узнаем, с чем связано возникновение ИГИЛ, какова предыстория его формирования. Для этого нам придется заглянуть в 90-е годы прошлого века.

У истоков группировки, которая позже трансформировалась в ИГИЛ, стоял Абу Мусаб аз-Заркави. Рожденный в 1966 году, в молодости он вел борьбу против Советской армии в Афганистане. После возвращения в Иорданию занимался деятельностью, направленной против существующего в стране режима, за что с 1992 года подвергся семилетнему заключению.

В 1999 году, сразу же после выхода на свободу, аз-Закрави создал исламистскую организацию салафитского толка, которая приняла название «Единобожие и джихад». Первоначальной целью этой группировки было свержение королевской династии в Иордании, которая, по мнению аз-Закрави, проводила антиисламскую политику. Именно данная организация составляла фундамент, на основе которого в будущем сформировалось «государство» ИГИЛ.

После начала американской операции в Ираке в 2001 году представители организации «Единобожие и джихад» развернули активную деятельность на территории страны. Считается, что аз-Заркави стал в это время одним из организаторов и другой крупной группировки "Ансар аль-Ислам". Она действовала главным образом в Иракском Курдистане и в суннитских регионах Ирака. Формальным ее лидером считается Фараж Ахмад Нажмуддин, находящийся в норвежской тюрьме и руководящий оттуда деятельностью "Ансар аль-Ислама". С 2003 по 2008 год группировка приняла название "Джамаат Ансар ас-Сунна", но затем вернулась к своему прошлому наименованию. После интервенции союзнических сил в Ирак в 2003 году множество ее бойцов вступили в ряды организации «Единобожие и джихад». В настоящее время "Ансар аль-Ислам" является одним из основных союзников ИГИЛа.

Союз с «Аль-Каидой»

Именно после свержение руководителя Ирака Саддама Хусейна в 2003 году организация «Единобожие и джихад» крепко обосновалась в этой стране. Она провела серию громких терактов, фирменной фишкой стали публичные казни с отсечением голов. Позже эту кровавую традицию, целью которой было запугивание, перенял наследник организации «Единобожие и джихад» - группировка ИГИЛ. «Единобожие и джихад» стала главной антиправительственной силой в Ираке, целью которой было свержение переходного правительства, уничтожение сторонников шиизма и образование исламского государства.

В 2004 году аз-Заркави дал присягу на верность лидеру крупнейшей в мире на то время исламской экстремистской организации «Аль-Каида» Усаме бен Ладену. С этого времени группировка «Единобожие и джихад» стала именоваться «Аль-Каидой в Ираке». История ИГИЛа с этого времени сделала новый виток.

Все чаще группировка, руководимая аз-Заркави, стала применять террористические методы не к американским военным, а к гражданам Ирака - главным образом к шиитам. Это вызвало снижение популярности «Аль–Каиды в Ираке» среди местного населения. Чтобы вернуть рейтинги и консолидировать силы сопротивления войскам коалиции, в 2006 году аз-Заркави организовал «Совещательное собрание моджахедов», в которое входило, кроме «Аль-Каиды», ещё 7 крупных исламистских группировок суннитского толка.

Но в июне 2006 года аз-Заркави был убит вследствие бомбардировок американской авиацией. Новым лидером организации стал Абу Айюб аль-Масри.

Исламское государство в Ираке

После устранения аз-Заркави история ИГИЛа вновь поменяла направление своего движения. На этот раз наметилась тенденция к разрыву с «Аль-Каидой».

В октябре 2006 года «Совещательное собрание моджахедов» провозгласило создание Исламского государства Ирак (ИГИ), причем сделало это самостоятельно, без ожидания согласия от руководства «Аль-Каиды». Но до окончательного разрыва с этой террористической организацией было пока ещё далеко.

Столицей этого «государства» был провозглашен иракский город Баакуба. Первым его эмиром стал Абу Умар аль-Багдади, о прошлом которого известно только то, что он гражданин Ирака и ранее возглавлял «Совещательное собрание моджахедов». В 2010 году он был убит в Тикрите после нанесения ракетного удара американо-иракскими войсками. В том же году погиб и лидер «Аль-Каиды в Ираке» Абу Айюб аль-Масри, который также считался одним из главарей ИГИ.

Новым эмиром ИГИ стал житель Ирака Абу Бакр аль-Багдади, ранее содержавшийся в американском концентрационном лагере по подозрению в экстремизме. Лидером «Аль-Каиды в Ираке» становится его соотечественник Абу Сулейман ан-Насир. Одновременно он был назначен военным советником в ИГИ, а в 2014 году стал главой военного совета Исламского государства.

Образование ИГИЛ

Возникновение ИГИЛа как организации, как мы видим, датируется ещё первым десятилетием XXI века, но само это название появилось только в апреле 2013-го, когда ИГИ распространило свою деятельность на Сирию, то есть на страны Леванта. Поэтому ИГИЛ так и расшифровывается - Исламское государство Ирака и Леванта. Название этой организации в арабской транслитерации – ДАИШ. ИГИЛ практически сразу, как начал активные действия на территории Сирии, стал привлекать все больше бойцов из других исламистских группировок. Кроме того, в эту организацию стали стекаться боевики из ЕС, США, России и ряда других стран.

Сирия объята гражданской войной, которая ведется между правительственными войсками президента Асада и целым рядом антиправительственных группировок различного толка. Поэтому сирийский ИГИЛ без труда смог взять под свой контроль значительные территории страны. Особенно успешно действовала эта организация в 2013-2014 годах. Столица была перенесена из Баакубы в сирийский город Эр-Ракка.

В это же время территория ИГИЛа достигла наибольшего расширения и в Ираке. Группировка поставила под свой контроль практически всю провинцию Анбар, а также значимые города Тикрит и Мосул в ходе восстания против шиитского правительства Ирака.

Окончательный отход от«Аль-Каиды»

Первоначально «государство» ИГИЛ старалось действовать в союзе с другими повстанческими силами в Сирии против режима Асада, но в январе 2014 года вступило в открытый вооруженный конфликт с главной оппозиционной силой – Свободной Сирийской Армией.

Тем временем произошел окончательный разрыв ИГИЛа с «Аль-Каидой». Руководство последней требовало, чтобы ИГ вывело боевиков из Сирии и вернулось в Ирак. Единственным представителем «Аль-Каиды» в Сирии должна была выступать только группировка «Фронт ан-Нусра». Именно она официально представляла международную террористическую организацию на территории страны. ИГИЛ отказался выполнить требования руководства «Аль-Каиды». Вследствие этого в феврале 2014 года «Аль-Каида» заявила, что не имеет никакого отношения к ИГИЛу, поэтому не может контролировать эту организацию или отвечать за её действия.

Вскоре после того развернулись бои между боевиками ДАИШа и «Фронтом ан-Нусра».

Провозглашение халифата

История ИГИЛа приобретает совсем другие масштабы после провозглашение халифата. Это произошло в конце июня 2014 года. Таким образом, организация стал претендовать не только на первенство в регионе, а на главенство во всем исламском мире, с перспективой установления всемирного Халифата. После этого она стала именоваться просто «Исламским государством» (ИГ) без указания конкретного региона. Абу Бакр аль-Багдади принял титул халифа.

Объявление халифата, с одной стороны, способствовало ещё большему укреплению авторитета ИГ в глазах многих мусульманских радикалов, что привело к увеличению потока боевиков, желающих вступить в группировку. Но с другой, это вызвало нарастание ещё большего противостояния с другими исламистскими организациями, которые не хотели мириться с первенством ИГ.

Операция союзников против ИГ

Тем временем мировое сообщество стало все больше осознавать ту опасность, которую представляет Исламское государство, ведь территория ИГИЛ постоянно продолжала увеличиваться.

С середины 2014 года США начало предоставлять прямую военную помощь правительству Ирака для борьбы с ИГ. Чуть позже в конфликт вмешались Турция, Австралия, Франция, Германия. Они согласованно проводили бомбардировки расположения боевиков ИГ на протяжении 2014-2015 годов как на территории Ирака, так и в Сирийском государстве.

Начиная с сентября 2015 года по просьбе правительства Сирии в борьбе против ИГ стала принимать участие Россия. Её авиационные силы также начали наносить удары по расположению экстремисткой группировки. Правда, достичь договоренностей о согласовании действий между Россией и коалицией западных стран, вследствие ряда противоречий, не удалось.

Военная помощь международного контингента способствовала тому, что территория ИГИЛа в Ираке существенно сократилась. Также было приостановлено наступление боевиков в Сирии, удалось отбить у них ряд ключевых позиций. Был серьезно ранен руководитель ИГ Абу Бакр аль-Багдади.

Но говорить о победе коалиции над Исламским государством ещё слишком рано.

Распространение ИГ

Главной ареной действий Исламского государства является территория Ирака и Сирии. Но организация распространила свое влияние и на другие страны. ИГИЛ непосредственно контролирует некоторые территории в Ливии и Ливане. Кроме того, в последнее время группировка начала активно действовать в Афганистане, вербуя в свои ряды бывших сторонников "Талибана". Лидеры нигерийской террористической группировки исламистского толка «Боко харам» дали присягу на верность халифу Исламского государства, а территории, которые контролирует данная организация, стали именоваться провинцией ИГ. Кроме того, ИГ имеет свои филиалы в Египте, Филиппинах, Йемене и во многих других государственных образованиях.

Лидеры исламского государства претендуют на контроль над всеми территориями, входившими в свое время в состав Арабского халифата и Османской империи, наследниками которых себя считают.

Организационная структура Исламского государства

Исламское государство по форме правления можно назвать теократической монархией. Халиф является главой государства. Орган, который имеет совещательную функцию, называется Шура. Аналогами министерств являются Совет разведки, военный и правовой совет, служба здравоохранения и т. д. Организация состоит из множества ячеек во многих странах мира, имеющих довольно сильную автономию в управлении.

Территория, на которую претендует ИГ, делится на 37 вилайятов (административных единиц).

Перспективы

Исламское государство является сравнительно молодой террористической организацией, которая распространяется по Земле с очень высокой скоростью. Она претендует на главенство не только в Ближневосточном регионе, но и во всем мусульманском мире. В её ряды вливается все большее число радикально настроенных людей. Методы ведения борьбы ИГ чрезвычайно жестоки.

Остановить дальнейшее продвижение этой организации могут только согласованные и своевременные действия международного сообщества.

fb.ru

Откуда взялся ИГИЛ и что там вообще происходит — МОЛОДОСТИ ВИВАТ!

ИГИЛ часто попадает в сводки мировых новостей, но при этом нормальных сведений «о чём вообще эти ребята» , практически нет. Между тем,  хотя бы базовые вещи о них знать стоит. 

ИГИЛ – аббревиатура от «Исламское государство Ирака и Леванта»

Левантом в древнефранцузском Soleil levant (восход солнца) исторически назывались страны восточной части Средиземного моря. По-арабски эта область называется «Шам», нам она известна по её доисламскому названию «Великая Сирия». Надпись на флаге – Шахада, свидетельство о вере в единого бога и пророческой миссии Мухаммеда.

Если бы флаг делало Исламское государство Манчестера и Бирмингема, он мог бы выглядеть так:

Правда, священным считается Коран только на арабском языке, так что английские или русские издания можно жечь с небольшой опасностью для здоровья.

В чем отличие ИГИЛ от другой ебалы вроде «Аль-Каиды» или «Джабхат ан-Нусра»?

«Аль-Каиды в Ираке», от которой ИГИЛ в своё время откололся, «халифатовцы» реально хотят построить на захваченных землях своё государство с шариатом и гуриями. Когда орды с автоматами захватывают город, они сразу организуют на месте бородатую полицию, а деятели рангом повыше – местную администрацию и шариатские суды. Открываются магазины, социальные службы и появляются прочие ништяки из нормальной жизни.

Катающиеся по городу ИГИЛовцы с помощью мегафонов радостно поздравляют местных жителей с наступлением нового праведного завтра и обещают, что казнить просто так никого не будут. Ещё они раздают беднякам хлеб (не забывая снимать это на камеру), а в сирийской Пальмире, например, они взорвали тюрьму, в которой при Асаде убивали и пытали заключенных. Сами они убивают и пытают заключенных в других местах, потому что почему бы и нет. Последнее достижение «Халифата»: чеканка собственной монеты. И если раньше, когда они ещё были «Исламским государством Ирака», они на купюрах рисовали горящие башни WTC в Нью-Йорке и бен Ладена, то теперь не заморачиваются и фигачат сразу всю карту мира.

Как это оно всё смогло организоваться в подобие государства?

Это самый интересный вопрос. В основе ИГИЛ лежит жесткая организация и неусыпный контроль, который закладывался с самого начала, потому что иначе львы халифата разбегутся из вольеров и получится очередная «Аль-Каида», где хрен пойми кто кем командует и кому подчиняется. Недавно в руки немецкого «Шпигеля» из Сирии были переданы документы Самира абд Мухаммада аль-Клифави, который местной фауне был известен как Хаджи Бакр. Хаджи Бакр при Саддаме служил на базе ВВС, к которой был прикреплён в качестве сотрудника разведслужбы.

После того, как иракская армия приуныла и разбежалась под натиском «Абрамсов», рядовым разрешили вернуться на службу новому сияющему Ираку. Офицеров ждали фильтрационные лагеря, потому что они служили Хусейну, а он плохой (очевидно). Хаджи Бакр попал в тюрьму «Абу-Грейб» (это где охранники немношко издевались над заключенными), а потом был переведён в лагерь «Кэмп-Букка», где заключённых проверяли на наличие порочащих связей в ужасном саддамовском вчера.

Условия в лагере были вполне сносными, и Бакр имел возможность общаться с другими арестантами, много писать и лепить Крупскую из хлебного мякиша. В этом лагере было много других бывших разведчиков, так что лепить ему было нескучно. Там он изложил охуительную историю о новом государстве на территории Сирии и Ирака. За идеологическую основу взял салафизм – направление ислама, которое требует от мусульман жить в соответствии с заветами и идеалами праведных предков («ас-саляф ас-салихун»). У нас его ещё называют «ваххабизм» по имени одного из видных салафитов.

В этом “Кэмп-Букка” было очень много его бывших сослуживцев – Ирак был дофига каким пронизанным шпионами государством. Они привыкли быть во власти, как и все силовики авторитарных режимов. Им, конечно, было унизительно сидеть в лагере для заключённых, и они хотели вернуть себе власть. Сам Хаджи Бакр, который был реально талантливым, вдумчивым и умным человеком, очень тщательно изложил всю концепцию создания государства – там какие-то десятки исписанных листов и его соображения.

В лагере он встретил будущего “халифа” Абу Бакра аль-Багдади, которого хотел поставить во главе своего государства. Иными словами, его ум, талант, связи в разведке и реваншизм бывших спецслужбистов Хусейна дали «идеальный шторм».

Самая охуительная подробность – когда его убили (он оказался в части города, занятой неисламистской оппозицией, и стал отстреливаться, когда его пришли арестовывать), в доме нашли компьютеры, телефоны, паспорта, а Корана не нашли . Вот такой у нас нынче ИГИЛ.

И чего там было за государство?

Бакр был членом саддамовской партии «Баас» – эти чуваки были не про религию, а про жёсткое удержание власти. Его чудо-государство должно было опираться на идею служения богу и воплощению в жизнь великого предназначения арабской нации. В отсутствие смешной третьей опции был выбран первый вариант. Так как никакого другого государства он не знал, за основу взял саддамовский Ирак. То есть самые высокопоставленные чиновники должны были находиться под постоянной слежкой, потому что кругом враги и Израиль. Внутренняя бородатая полиция, которая похожа на восточногерманскую штази и всеми любимую гестапо, должна была практически дублировать властные центры.

Обезьянам с автоматами готовили почву гораздо более продвинутые обезьяны с базовым пониманием логики проведения спецопераций.

Публичные казни – важная часть образа ИГИЛ

Как планировали распространять «исламский мир»?

Сначала в городе открывался неприметный миссионерский центр самой мирной религии на свете, где бородачи в халатах читали лекции об исламских традициях. «Халифатом» голову пока не морочили. В пост-асадовской Сирии открывалось много всяких центров – вплоть до групп за женское равноправие – поэтому никто внимания особо не обращал.

Тем временем из рядов слушателей выбирали одного или двух самых рьяных млекопитающих, которых обязывали следить за своими соседями и докладывать обо всём сотрудникам центра. Знать хотели всё: списки влиятельных семей города, источники их доходов, составы нелегальных групп и их политическую ориентацию. Ещё искали тех, кто изменяет женам или трахается с мужиками: всё в точном соответствии с канонами оперативной деятельности разведок.

Как известно, радикальные бородачи не терпят других бородачей: о местном духовенстве узнавались все детали и подробности – от их предпочтений в исламе до возраста жён и детей. Когда сторонников набиралось достаточное количество, улицы баррикадировались, на окнах вывешивались черные флаги, и вооруженные люди объявляли о создании нового вилаята.

Где набирали пушечное мясо?

Бакр прекрасно понимал, что в обществе, где каждый друг другу кум-сват-брат-вместе-молились-в-одной-мечети, трудно набрать головорезов, которые будут без колебаний убивать всяких там детей и прочих женщин. Поэтому он создавал тренировочные лагеря, куда звали исламистов всех стран соединяться. За два месяца из новобранцев получались отборные обезьяньи части, которые без лишних сомнений подчинялись любому приказу лидера.

Почему местное население не охуело от такого расклада? Наркоманы штоле?

У муслимов Ближнего Востока есть реальная проблема. У НИХ. НЕТ. ХАЛИФАТА. То есть вот реально, если ты прям весь из себя правоверный мумин, хочешь иметь несколько жён, торговать завоеванными рабами и судиться по шариату, тобi пизда. Тебе некуда идти. Последний халифат накрылся с развалом Османской Империи, и все государства Ближнего Востока – светские, а не исламские. Исключение – Иран, но это шииты, а для суннитов (коих в исламском мире подавляющее большинство) шииты хуже собак. Говорят, у них даже есть поговорка «убьешь шиита – попадёшь в рай».

Для мусульман региона их религиозная идентичность выше идентичности национальной. Халиф Абу Бакр, формальный лидер ИГИЛ, часто пеняет на так называемое соглашение Сайкса-Пико, по которому страны Европы после Первой Мировой планировали поделить Ближний Восток на сферы влияния. И, что характерно, поделили.

Многие мусульмане не без оснований считают сложившийся порядок наследием европейцев, а не их собственным изобретением. Они осуждают методы ИГИЛ, их излишнюю жестокость, но часто думают: «Блин, это всё-таки свои парни, тоже сунниты. Уж лучше они, чем какой-нибудь очередной султан». Плюс, говорят, там пока всё-таки нету охреневшего правящего класса и люди чувствуют «социальную справедливость». Такие дела.

Откуда ИГИЛ берет деньги, и почему у них их больше, чем у тебя?

Во-первых, они назахватывали банков. В Мосуле, говорят, приняли $450 млн – хотя информация так и не подтверждена. Ещё они заняли нефтеносные районы и торгуют нефтью, что твой ОПЕК. Цена колеблется от $20 до $40, продаётся через сеть оффшоров. Покупают в основном турки. Ещё отличный источник: мусульмане всего мира. Те самые, которые думают, что ИГИЛовцы очень жесткие, но всё-таки муслимы, и передают деньги через мечети. Во многих есть возможность пожертвовать братьям «на джихад».

Ещё есть саудовские духовные фонды, которые получают значительную часть денег от нефти. Саудовская Аравия как государство не поддерживает ИГИЛ, потому что бородачи в хуй не ставят королевскую семью и хотят её свергнуть. Но частные фонды, контролируемые влиятельными кланами, вполне поддерживают. У них салафизм – официальная религия страны, и для этих ребят ислам в их понимании превыше короля. Они, кстати, отрывочно, но неплохо показаны в Homeland.
Но денег, конечно, не хватает, потому что огромные расходы требуются на ведение войны и амуницию. Зато у них просто невероятное количество оружия. И контрабандного, и захваченного у иракцев (читай американского). Доходит до того, что боевики подпольно продают иракским силовикам пушки (вообще за гранью, а?). И вот истощение финансовых потоков ИГИЛ – реальный метод побороть их, на самом деле.

Традиционные источники денег для государства – сигареты и алкоголь – в ИГИЛ запрещены.

Choose your destiny! Кто сражается против ИГИЛ? Как воюют сами правоверные?

Сейчас против исламистов сражаются курды (которые давно хотят основать своё государство, но их катают на хуях и в Ираке, и в Турции). Именно поэтому они, кстати, одни из самых боеспособных частей. При поддержке американской авиации они достаточно успешно отвоевывают земли: в частности, захватили город в 50 км от Ракки, столицы игиловцев. Его вроде отбили, но урок халифату они преподают знатный. За январской битвой за город Кобани следили, наверное, все мировые СМИ.

«Пешмерга» – это не острый сметанный соус, а курдские вооруженные силы

Вторая сила — иракская армия. Хотя «силой» их можно назвать только условно. Помните, рядовым саддамовской армии было разрешено присоединиться к новым войскам? В общем, как они уебывали от американцев, так же они уебывают и от ИГИЛ. Только при этом на американских же «Хамви», оставив половину машин наступающим муджахидам.

Львы халифата уже просекли фишку, и в бой обычно идут так: гаргантюанских размеров бронированный экскаватор едет впереди отряда, пробивая ограждения и укрепления. Следом за ними на вражескую базу на большой скорости влетает несколько «Хамви», начиненных взрывчаткой, и смертники прям оттуда отправляются к гуриям в райские сады (импровизированная артподготовка – юным империалистам на заметку!). После этого в бой вступают наши старые знакомые в чёрных тряпках.

Причём характерна невероятная мотивация ИГИЛовцев: если в Ираке местные парни платят взятки, чтобы их не призвали в армию, то в самом «Халифате» приезжие герои по блату стремятся попасть в ряды водителей заминированных «Хамви», чтобы скорее отправиться в Фирдаус. Такая тема.

Именно поэтому зачастую вместо силовиков в Ираке воюет ещё одна чудесная сторона конфликта — шиитские ополченцы! Население Ирака в основном состоит из шиитов, и потому ополчение из этих ребят с радостью готово дать отпор проклятым суннитам. Одна незадача – провинции, которые от ИГИЛ нужно освобождать – суннитские. И местные «освобожденные» жители часто вообще не понимают, зачем им одно говно (ИГИЛ) заменили другим (шиитами). К тому же поговорка про собаку верна и в другую сторону, поэтому шиитские братья часто устраивают небольшие религиозные чистки. С кем не бывает, впрочем.

 

Так как ополченцы шиитские, их поддерживает… верно, Иран! Иран спокойно себе делает атомную бомбу, гнётся, но не ломается под западными санкциями, и вообще представляет из себя довольно грозную силу. Например, их Корпус стражей исламской революции (КСИР) содержит в своём составе печально известную элитную спецгруппу «Кодс», которая занимается подрывной работой в других странах, поддержкой всяких террористов шиитского толка (та же «Хезболла», например).

Суннитский джихад им, понятно дело, нужен меньше всего, но открыто накатиться на ИГИЛ своей армией они не могут, только бомбят их с самолётов. Потому что в действие вступит логический конструкт, который я бы назвал «парадокс говна».

Потому что кто бы ни воевал с ИГИЛ, получается говно. Если Иран начнёт наступление на территорию муджахидов, то эти самые муджахиды заорут, что это всё нападение шиитских мунафиков и мушриков на единственное в мире суннитское государство. Тут-то сунниты всего мира прихуеют и поедут воевать против иранских свиней. Парадокс говна.

КСИР на параде. Жизнь в кругу недружественных суннитов научила их воевать.

Израиль. У Израиля всё в порядке. У него есть свои терки с «Хамасом», который сам страдает от исламистов внутри своих рядов (которые приуныли от того, что «Хамас» заключил перемирие с Израилем и вообще от недостаточной набожности организации), но борьба с ИГ воспринимается ими как нечто отдаленное и глобальное. Тот же потенциально ядерный Иран и «Хамас» беспокоят Израиль гораздо больше. Тем более, в их случае парадокс говна сработает блестяще – атака мирового сионизма на страну самой мирной религии будет отлично смотреться in a muslim country of your choice.

Танкистки ЦАХАЛ (да, справа мужик, я знаю). Вообще, быть убитым женщиной исламисту, наверное, обидно. У курдов, кстати, тоже есть женские боевые отряды.
P.S. Женщина во время менструации считается «нечистой». Поэтому даже если на мусульманине есть пятно менструальной крови, то Аллах не услышит его молитву, и в Джаннат он вряд ли попадет. Я не знаю, как можно использовать эту информацию.

Египет. После свержения президента из рядов «братьев-мусульман», во главе страны встала киевская хунта во главе с генералом ас-Сиси. Генерал железной рукой выкорчевывает радикальных муслимов с территории своей страны, объявив «братьев» вне закона и обязывая суды выносить им максимально жестокие приговоры. После того как мирные исламисты взорвали генпрокурора страны, он даже предложил упрощенный порядок вынесения смертных приговоров.

Исламисты, принесшие присягу халифу аль-Багдади, давно хотят сделать на Синайском полуострове свой вилаят, а египетская армия этому с переменным успехом противодействует. Недавно они провели одну из самых смертоносных атак: муджахиды одновременно напали на пять армейских блокпостов и полицейскую базу.

Короче, египетская армия – одна из самых сильных в регионе, она умеет воевать но у страны свои проблемы. Парадокс говна сработает тоже отлично: бессердечные вояки во главе Египта вероломно громят мирных бородачей. Абу Бакр, введи войска.

Ас-Сиси (в центре) – неплохой вояка, а армия его страны считается одной из самых сильных на Ближнем Востоке

Турция совсем ебанулась. На границе с Турцией есть часть Сирии, которая захвачена ИГИЛом. Через неё идёт трафик оружия и нелегалов.
Турки не спешат обеспечивать нерушимость этой границы, потому что иначе ИГИЛ обидится и будет шатать османов. Это раз.
Турки больше чем бородачей боятся независимости курдов и создания ими курдского государства, о чём говорил их премьер Реджеп Тайип Эрдоган. Это два.

Сам Эрдоган тоже, видимо, въебал хмурого: сначала он был премьером, рассказывал всем про турецкий мир, воевавших дедов, османское величие, и под этим соусом правил два срока. Медведева у него не нашлось, и после премьерства он залез в президентское кресло. В Турции у президента мало власти, и он решил изменить конституцию, для чего его партии нужно было значительное большинство мест в парламенте.

Туркам мура про турецкий мир надоела, и его партию на недавних выборах прокатили, и потому Эрдоган сейчас приуныл: ему вообще не до этого. И это плохо, потому что парадокс говна тут сработал бы в меньшей степени. Слава богу, пару дней назад пришло сообщение, что они там обсуждают какие-то военные планы.

Беженцы хотят перейти через границу, ИГИЛ им мешает, турки не открывают огонь, так как официально боятся за жизнь этих самых беженцев. Отака хуйня, малята.

Вот эти страны, перечисленные выше, могли бы раскатать ИГИЛ в блин единолично. Но, как видим, пока не судьба. Есть ещё и другие игроки, о них далее.

Кому ИГИЛ ещё мешает жить и кто может ему противостоять?

Саудовская Аравия. Саудовцы не то что очень крутые вояки, но техническое превосходство благодаря закупкам американского оружия имеют. Они сейчас ввязались в заварушку в Йемене (об этом, блин, в пору писать отдельный пост), в которой им за кулисами противостоит Иран. Сами они не готовы победить ИГИЛ, к тому же они боятся утратить влияние перед лицом иранской угрозы.

Нынешний министр обороны, принц Салман. В виде крысок, конечно, иранцы.

США. Эти чуваки полируют ИГИЛ сверху масштабными бомбардировками – нанесено 5 тыс. бомбовых ударов, убиты тысячи джихадистов – в результате чего картинки колонн под чёрными флагами уже давно потеряли актуальность. Львы халифата крадутся ночами и небольшими группами. Именно при поддержке американцев курды успешно захватывают всё новые земли у ИГИЛ, а шиитские ополченцы кусочками отвоевывают Ирак. Спецоперации иногда проводятся, но требуемое планирование обеспечивает малое их количество: в частности, в мае отрядом «Дельта» был убит «министр нефти и газа» Абу Сайяф, а в его доме были найдены и переправлены в США важные документы о деятельности ИГИЛ. Ещё они тренируют умеренную сирийскую оппозицию, но с этим пока не клеится. Центры подготовки могут одновременно обучать 5.4 тыс. бойцов, но пока их там всего лишь около сотни. Основная проблема – убедиться, что готовый солдат будет воевать не против ИГИЛ, а против Асада. Сирийцы воевать готовы, но только за свой дом и за свою деревню, утихомиривать бурю мирового исламизма им зачастую не хочется. Обама выступал в Пентагоне и обещал над этим поработать: лучше тренировать и больше бомбить. Республиканцы – и наш любимый Джон Маккейн, который вообще-то вполне себе ничего дядька – как обычно потребовали бомбить ЕЩЁ БОЛЬШЕ и вообще снести там всё к чёртовой матери.

Я поместил США во вторую группу стран, потому что при всей сокрушительной силе американцев у всей ситуации есть два огромных Но.

Первое: мощи у американской авиации столько, что она может сжечь напалмом всю Ракку, Сирию и Ирак вместе с ними. Но потом эти черти полезут с фотографиями “невинно убиенных” женщин и детей, и наберут себе ещё больше дебилов по всем странам/регионам. Поэтому на счёт атак были введены жёсткие правила, по статистике лишь каждый четвёртый вылет заканчивается пуском хотя бы одной ракеты. Такие дела.

Второе: бомбить может каждый, но победа одерживается только при введении военного контингента. Убедить американских избирателей, что их дети снова должны умирать на Ближнем Востоке – задача не из простых. По крайней мере, при президенте-демократе. Но и это ещё не всё.

Представьте себе введение американских войск на территорию ИГИЛ. Это же идеальный парадокс говна: христиане очередным крестовым походом пытаются поработить мусульман. В общем, астрологи объявят неделю исламистских новобранцев, а что будет потом, вы знаете.

Штурмовики А-10. Их мы помним по Generals и прочим культовым играм и фильмам. Вот такие самолёты трусливо наносят удары по бесстрашным львам халифата и пачками отправляют их в объятия райских гурий.

Ливия. У Ливии проблемы. После свержения Каддафи, который вопреки рассказам нашей пропаганды не был воплощением добра и справедливости, страна погрузилась в хаос. Сейчас в ней два конкурирующих правительства – избранное на выборах и международно признанное в Тобруке, и противостоящее им исламистское в Триполи. Последних подозревают в пособничестве местным исламистам вроде «Ансар аль-Шариа». Они ведут друг против друга вялотекущую войну, которой, конечно же, пользуется ИГИЛ. Причем ИГИЛ не сирийский а не иракский, а местные симпатизанты, эдакое независимое крыло.

Стратегическое положение Ливии максимально удачное: у страны большие запасы нефти, и она географически ближе всего расположена к Европе. Из страны в сторону итальянской Сицилии плывут десятки лодок, доверху набитые мигрантами, которых сердобольная Европа вынуждена принимать. ИГИЛ, который контролирует часть прибрежной территории и портовый город Сирт, использует этот факт на полную катушку: они облагают контрабандистов налогами и засылают вместе с беженцами своих агентов. Попутно ещё стремятся захватить нефтеносные регионы. В общем десятки тысяч мигрантов уже наводняют Европу, среди которых внедренные агенты ИГИЛ, а сами джихадисты ещё кормятся с этого. Что может быть лучше?

Министр обороны Италии уже предлагала ввести в Ливию около 5 тысяч солдат, но их премьер Ренци начал жаться в стиле: не знаем, нужна мудрость, осмотрительность, все дела. Поэтому пока всё идёт как идёт. Более того, эмбарго на поставку в страну оружия, введённое ещё при Каддафи, так и не отменили. Поэтому местным силам противостоять ИГИЛовцам приходится с тем, что Аллах послал. Это уже местные ливийские ребята. Разницу видите?

Афганистан. Афганистан примечателен тем, что в нём есть две противоборствующие группы – власть в Кабуле и «Талибан». «Талибан» причём регулярно взрывает, убивает и уничтожает, но при этом считается эдакой цивилизованной политической группой. Конфликт центральной власти и талибов длится уже 13 лет и остаётся вялотекущим.

Хотя в последнее время они нарастили свои силы и становится очевидно, что слабая власть нынешнего президента Гани не может справиться с ними даже с американской поддержкой: очевидно, две стороны будут договариваться. Масла в огонь подливают наши старые друзья из ИГИЛ, которые тоже не сидят сложа руки: уже набигают на “Талибан”: даже умудрились отжать у них район одной из провинций.

Многим боевикам среднего и мелкого звена не нравятся переговоры лидеров с Кабулом, да и вообще медлительность: лидера «Талибана» муллу Омара не видели со времён свержения талибов в 2001 , и вообще неясно, жив ли он, поэтому они перебегают в ИГИЛ. С муллой неясно, зато с ИГИЛ всё ясно ведь. Масштабной угрозы талибам они пока не несут, но силы накапливают.

Вот этого парня не видели с 2001 года. Я бы ещё столько же не видел.

Йемен. Самая запутанная история. Приготовьтесь. После сделки по переходу власти от диктатора Али Салеха избранному президенту Абд Раббо Мансуру Хади, Йемен приводили в пример как уникальный случай, когда демократия сложилась. Не тут-то было. Большинство йеменского населения – сунниты, а на севере страны жили шииты-зейдиты (у шиитов вообще дохрена сект), которые были объединены в группировку «Ансар Аллах». Ещё их называют «хоуситами». Салех, когда был у власти, воевал с ними 7 раз. Так вот, они увидели, что центральная власть под руководством Хади достаточно слаба, и восстали. Восстали так, что захватили столицу, вынудили Хади свалить в Эр-Рияд и установили контроль над большой частью страны. Это преамбула. Если уже прочли, дальше будет понятней.

Фабула: шиитов-зейдитов поддержали шииты в Иране, поставляя им оружие и деньги. С этого прифигела Саудовская Аравия, которой ещё одна шиитская страна нафиг не нужна. Они дали убежище сбежавшему йеменскому Януковичу, а самих хоуситов стали бомбить. Логистическую поддержку им оказывают американцы, помогая с целеполаганием, дозаправкой в воздухе и т.п. Получилось хреново – опять же, с воздуха ничего не решить. В итоге: бомбардировки, кровь, смерть, кладбище, пидор. Беспорядок, в общем.

И тут на сцену выходят наши красавцы в чёрном, которые шиитов тоже не любят, их мечети взрывают, и рады бы убить всех хоуситов и забрать Йемен себе. И тут складывается парадоксальная ситуация.

В Йемене есть одна шиитская сила – хоуситы, и три суннитские – Саудовская Аравия, ИГИЛ и Аль-Каида на Аравийском полуострове (АКАП). АКАП позиционирует себя как террористы со стратегией – резанье голов осуждают, по крайней мере, с ИГИЛ соперничают, но цели джихада разделяют.

Получается вот как – ни одна суннитская сила не даёт другой победить, чтобы ей не достался Йемен. И в итоге там получается цугцванг – только одна сторона начинает брать верх, ей в спину наносит удар её идеологический союзник.
Фух. Спасибо, что были с нами в рассказе о Йемене.

Йеменская столица Сана. Всё в порядке, офицер, мой суннитский друг просто поссорился с моим шиитским другом.

Но вообще очень многие военные конфликты региона выигрываются одним гениальным техническим изобретением, которое в английском называется technical, а по сути представляет собой машину с установленным на ней крупнокалиберным пулемётом. Дешёвое, быстрое, эффективное боевое средство, которое позволяет превратить всего лишь двух человек в грозную боевую единицу.

Вот оно, истинное оружие XXI века.

Почему ИГИЛ такие упоротые? Они не могут послушать российских муфтиев или вообще каких-нибудь нормальных мусульман?

Ислам – это децентрализованная религия. Иными словами, это учение с тысячей вопросов и десятью тысячами ответов. У них есть свои улемы (знатоки ислама), которые очень грамотно всё объясняют в правильном русле. Известный – Абу Мохаммад аль-Аднани, например, который подрабатывает пресс-секретарем движения.

Есть интересный лингвистический парадокс – как мы уже знаем, «шахада» – это свидетельство. Свидетельство о вере в единого бога и его пророка. От него образовано однокоренное слово «шахид» – «мученик за веру». Так вот, некоторые особо одаренные улемы говорят,  чтобы на самом деле засвидетельствовать шахаду, надо стать шахидом. Иначе никак.

Приведу пример гибкости системы исламского права на примере Ирана – которые хоть и шииты, но всё же мусульмане. Однажды аятолла Хомейни издал фетву, согласно которой добыча, покупка, хранение и употребление чёрной каспийской икры – небогоугодное дело для всех мусульман.

Этот запрет в стране стал неукоснительно соблюдаться. Потом бизнес по добыче икры попал в руки иранского духовенства, и тот же аятолла Хомейни радостно издал другую фетву, в которой назвал это всё богоугодным делом.

Официально это обосновывается тем, что духовное лицо, издавая фетву, учитывает “шуруты” – внешние факторы, и действует сообразно им. Но де-факто получается какая-то полная хренота.

Аль-Аднани смотрит на новобранцев, как на говно.

Как соотносится ислам и другие авраамические религии? Почему ИГИЛ разбивает древние статуи?
Это коммент имеет опосредованное отношение к ИГИЛ, но подумалось, быть может, кто-то не успел об этом прочитать

Бог захотел явить людям откровение, и на горе Синай явил откровение пророку Мусе, но Муса был смертным, и поэтому, когда спустился и рассказал людям об учении бога, передал его неверно. Так появились иудеи. Потом он отправил на землю своего пророка самостоятельно, пророка звали Иса, и он появился в результате непорочного зачатия у Марьям. Учение Исы записали его ученики, и тоже поняли его неверно: появились христиане.

Наконец, отчаявшись, Бог послал ангела Джабраила, который вселился в Мухаммеда и позволил ему написать Коран: сам Мухаммед был неграмотным. То есть рукой Мухаммеда управлял Джабраил, который был посредником между богом и пророком, и наконец Бог донёс свою мысль истинно, без искажений. Именно поэтому мусульмане считают, что ислам отменил все устаревшие положения Ветхого и Нового заветов, и он представляет собой единую божью истину.

“У Аллаха нет сына”, – гласят исламские тексты. Что интересно, сына не было и у пророка Мухаммеда. Поэтому тот, кто признает существование у бога сыновей или соратников, практикует “ширк”, то есть многобожие, поклонение кому-то, кроме Аллаха, приравнивание к его фигуре кого-то ещё. А с точки зрения ислама, поклоняться можно только Богу.

ИГИЛ доводит эту мысль до безумия: у них “ширком” считается всё, с чем они несогласны. Ислам осуждает поклонения идолам, и потому все религиозные статуи беспощадно сносятся, невзирая на их древность. Достается и суннитским святыням: если мечеть содержит могилу какого-нибудь знатного духовного лица с погребальным камнем, она идёт под снос – могила мусульманина не должна подниматься выше уровня земли, и любые структуры над ней должны быть уничтожены, можно только оставить помету, знак, о том, кто похоронен здесь. Исходя из логики “ширка” были разбиты статуи древних царей в иракских музеях – поклонения заслуживает только Аллах, а не какие-то там смертные цари.

P.S. Само слово “Аллах” означает бога. Если вы услышите, как молятся арабы-христиане на родном языке, молиться они тоже будут Аллаху.

Древнеримский амфитеатр в Пальмире они не снесли, так как это не объект религиозного культа с их точки зрения. На его фоне они предпочли провести очередную казнь.

Как вся эта история повлияет на Россию и СНГ?

Повлияет плохо. По данным спецов, в ИГИЛ воюет до 2 тысяч российских мусульман, которые рано или поздно вернутся домой. На территории российского Кавказа очень много суфиев, а с суфиями салафиты ИГИЛ беспощадно воюют: уничтожают их храмы, сносят мазары (мавзолеи), сравнивают с землей мусульманские кладбища.

Не исключено, что рано или поздно вернувшиеся деятели захотят проявить себя на территории России, и на территории СНГ. Плюс им не всегда нужно возвращаться – каких-нибудь местных верзил вроде “Исламского движения Узбекистана” можно просто вынудить себе присягнуть – узбеки уже присягнули.

Мобилизация в рамках ШОС и ОДКБ проводится, но будет ли она действенной – ХЗ. Учитывая типичное раздолбайство и наплевательство, сомневаюсь.

Плюс идёт активная пропагандистская кампания в Интернете: людей накачивают идеей, что злой Израиль и кровожадные США гнут мир, всем навязывают свою волю и угрожают исламу по всему миру. А евреи ещё и Палестину с Иерусалимом отобрали. Короче, они формируют у российских мусульман именно исламскую идентичность, и они в первую очередь осознают себя мусульманами, а не россиянами (несмотря на неустанную заботу демократически избранного благосклонного российского правительства).

Таким образом, внутри России может быть создано такое подполье, которое будет положительно относиться к ИГИЛ, противопоставлять себя христианам, славянам. В случае обострения кризиса хрен знает, как это все повернётся. Автократизм российской власти и её нерепрезентативность хорошему исходу не способствуют.

Узбеки, говоришь?

Правда ли, что радикальный исламизм – это чуждое исламу явление, и сама мусульманская религия исключительно про мир, добро и котиков?

Неправда. Если бы вся вот эта обезьянья тусовка была бы чуждой исламу, она никогда бы не превратилась в ИГИЛ . В этом кроется большая проблема – официальное мусульманское духовенство (в том числе российское) вообще не готово обсуждать эту тему.

Они с гораздо большим упоением будут рассуждать, можно ли молиться, если тебя лизнула собака, и можно ли на необитаемом острове пить вино, если больше ничего нет и ты умираешь от жажды. Обсуждать, почему долбоебы умирают с именно с криками “Аллаху акбар”, а не “Аве Мария!” и “Деус вульт!”, они не хотят.

Потому что это не ислам, дескать. Последняя из их охуительных идей – переименовать “ИГИЛ” в “Иблисское государство”. Иблис – это, выражаясь проще, дьявол. То есть как бы переименовали “Исламское государство” в “Иблисское государство” и всё, заебись, problem solved! Даже аббревиатуру сохранили.

Но при этом нельзя говорить, что братья наши меньшие и их восхитительные взгляды и есть весь ислам. Причём на самом Ближнем Востоке это прекрасно осознают, всех мусульман называют “муслимун” (отсюда, кстати, именно этот вариант слова в криках аш-Шишани вроде МУСЛИМАНЕ БУДУТ ОСВОБОДИТЬ!), а исламистов – тех, кто считает что ислам это не религия в привычном нам смысле слова, а вполне себе состоятельное общественно-политическое течение.

Даже среди исламистов есть нормальные люди, умеренные исламисты, которые хотят подчинить свою повседневную жизнь религиозным заветам, только и всего. То есть среди сотен миллионов нормальных людей есть тысячи обезьян, которые генерируют весь этот ад.

Джихад считается религиозным долгом каждого мусульманина, и делится на два вида: большой и малый. Большой джихад – борьба с демонами в себе, со своими страстями и пороками, а малый – вооруженная борьба за ислам. Бороться со своими пороками обычно мало кому хочется, а воровать, убивать и ебать гусей – самое то. Тем более если это еще активно пропагандируется и приправляется сочными фразами из Корана: “…и сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается с вами… убивайте их везде, где встретите, и изгоняйте их оттуда, откуда они изгнали вас”.

Как СССР создал арабских террористов и при чем здесь Путин

www.molodostivivat.ru

Откуда взялся «ИГИЛ» и что там вообще происходит

В последнее время «братья наши меньшие» из ИГИЛ все чаще попадают в сводки мировых новостей, но при этом информация подается в стиле «ГРОБ ГРОБ КЛАДБИЩЕ ИСЛАМИСТЫ», и каких-то нормальных сведений о том, о чем вообще эти ребята, практически нет. Между тем, с любой точки зрения, как ни посмотри, хотя бы базовые вещи о них знать стоит.
 

1. Откуда взялось название ИГИЛ (ИГИШ, ИГ?)

ИГИЛ – аббревиатура от «Исламское государство Ирака и Леванта» (или «…и Шама»). Левантом от древнефранцузского Soleil levant (восход солнца) исторически назывались страны восточной части Средиземного моря. По-арабски эта область называется «Шам», нам она известна по ее доисламскому названию «Великая Сирия». Надпись на флаге – Шахада, свидетельство о вере в единого бога и пророческой миссии Мухаммеда.

Если бы флаг делало какое-нибудь Исламское государство Манчестера и Бирмингема, он мог бы выглядеть так:

Правда, священным считается Коран только на арабском языке, так что английские или русские издания можно жечь с небольшой опасностью для здоровья.

2. В чем отличие ИГИЛ от другой ебалы вроде «Аль-Каиды» или «Джабхат ан-Нусра»?
В отличие от той же «Аль-Каиды в Ираке», от которой ИГИЛ в свое время откололся, «халифатовцы» реально хотят построить на захваченных землях свое государство с шариатом и гуриями. Когда орды с автоматами захватывают город, они сразу организуют на месте бородатую полицию, а деятели рангом повыше – местную администрацию и шариатские суды. Открываются магазины, социальные службы и появляются прочие ништяки из нормальной жизни. Катающиеся по городу ИГИЛовцы с помощью мегафонов радостно поздравляют местных жителей с наступлением нового праведного завтра и обещают, что казнить просто так никого не будут. Еще они раздают беднякам хлеб (не забывая снимать это на камеру), а в сирийской Пальмире, например, они взорвали тюрьму, в которой при Асаде убивали и пытали заключенных. Сами они убивают и пытают заключенных в других местах, потому что почему бы и нет. Последнее достижение «Халифата»: чеканка собственной монеты. И если раньше, когда они еще были «Исламским государством Ирака», они на купюрах рисовали горящие башни WTC в Нью-Йорке и бен Ладена, то теперь не заморачиваются и фигачат сразу всю карту мира.

3. Как это оно всё смогло организоваться в подобие государства?
Это самый интересный вопрос. В основе ИГИЛ лежит жесткая организация и неусыпный контроль, который закладывался с самого начала, потому что иначе львы халифата разбегутся из вольеров и получится очередная «Аль-Каида», где хрен пойми кто кем командует и кому подчиняется. Недавно в руки немецкого «Шпигеля» из Сирии были переданы документы Самира абд Мухаммада аль-Клифави, который местной фауне был известен как Хаджи Бакр. Хаджи Бакр при Саддаме служил на базе ВВС, к которой был прикреплен в качестве сотрудника разведслужбы.

После того, как иракская армия приуныла и разбежалась под натиском «Абрамсов», рядовым разрешили вернуться на службу новому сияющему Ираку. Офицеров ждали фильтрационные лагеря, потому что они служили Хусейну, а он плохой (очевидно). Хаджи Бакр попал в тюрьму «Абу-Грейб» (это где охранники немношк издевались над заключенными), а потом был переведен в лагерь «Кэмп-Букка», где заключенных проверяли на наличие порочащих связей в ужасном саддамовском вчера. Условия в лагере были вполне сносными, и Бакр имел возможность общаться с другими арестантами, много писать и лепить Крупскую из хлебного мякиша. В этом лагере было много других бывших разведчиков, так что лепить ему было нескучно. Там он и изложил охуительную историю о новом государстве на территории Сирии и Ирака. За идеологическую основу взял салафизм – направление ислама, которое требует от мусульман жить в соответствии с заветами и идеалами праведных предков («ас-саляф ас-салихун»). У нас его еще называют «ваххабизм» по имени одного из видных салафитов.

В этом “Кэмп-Букка” было очень много его бывших сослуживцев – Ирак был дофига каким пронизанным шпионами государством. Они привыкли быть во власти, как и все силовики авторитарных режимов. Им, конечно, было унизительно сидеть в лагере для заключенных, и они хотели вернуть себе власть. Сам Хаджи Бакр, который был реально талантливым, вдумчивым и умным человеком, очень тщательно изложил всю концепцию создания государства – там какие-то десятки исписанных листов и его соображения.

В лагере он встретил и будущего “халифа” Абу Бакра аль-Багдади, которого хотел поставить во главе своего государства. Иными словами, его ум талант, связи в разведке и реваншизм бывших спецслужбистов Хусейна дали «идеальный шторм».

Самая охуительная подробность – когда его убили (он оказался в части города, занятой неисламистской оппозицией, и стал отстреливаться, когда его пришли арестовывать), в доме нашли компьютеры, телефоны, паспорта, а Корана не нашли ни одного. Вот такой у нас нынче ИГИЛ.

4. И чего там было за государство?
Бакр был членом саддамовской партии «Баас» – эти чуваки были не про религию, а про жесткое удержание власти. Его чудо-государство должно было опираться на идею служения богу или воплощению в жизнь великого предназначения арабской нации. Как уже стало понятно, в отсутствие смешной третьей опции был выбран первый вариант. Так как никакого другого государства он не знал, за основу взял саддамовский Ирак. То есть самые высокопоставленные чиновники должны были находиться под постоянной слежкой, потому что кругом враги и Израиль. Внутренняя бородатая полиция, которая похожа на восточногерманскую штази или всеми любимую гестапо, должна была практически дублировать властные центры. Обезьянам с автоматами готовили почву гораздо более продвинутые обезьяны с базовым пониманием логики проведения спецопераций.

Публичные казни – важная часть образа ИГИЛ

5. Как планировалось распространять «исламский мир»?
Сначала в городе открывался неприметный миссионерский центр самой мирной религии на свете, где бородачи в халатах читали лекции об исламских традициях. «Халифатом» голову пока не морочили. В пост-асадовской Сирии открывалось много всяких центров – вплоть до групп за женское равноправие – поэтому никто внимания особо не обращал. Тем временем из рядов слушателей выбирали одного или двух самых рьяных млекопитающих, которых обязывали следить за своими соседями и докладывать обо всем сотрудникам центра. Знать хотели все: списки влиятельных семей города, источники их доходов, составы нелегальных групп и их политическую ориентацию. Еще искали тех, кто изменяет женам или трахается с мужиками: все в точном соответствии с канонами оперативной деятельности разведок. Как известно, радикальные бородачи не терпят других бородачей: о местном духовенстве узнавались все детали и подробности – от их предпочтений в исламе до возраста жен и детей. Когда сторонников набиралось достаточное количество, улицы баррикадировались, на окнах вывешивались черные флаги, и вооруженные люди объявляли и создании нового вилаята.

6. Где набирали пушечное мясо?
Бакр прекрасно понимал, что в обществе, где каждый друг другу кум-сват-брат-вместе-молились-в-одной-мечети, трудно набрать головорезов, которые будут без колебаний убивать всяких там детей и прочих женщин. Поэтому он создавал тренировочные лагеря, куда звали исламистов всех стран соединяться. За два месяца из новобранцев получались отборные обезьяньи части, которые без лишних сомнений подчинялись любому приказу лидера.

7. Почему местное население не охуело от такого расклада? Наркоманы штоле?
У муслимов Ближнего Востока есть реальная проблема. У НИХ. НЕТ. ХАЛИФАТА. То есть вот реально, если ты прям весь из себя правоверный мумин, хочешь иметь несколько жен, торговать завоеванными рабами и судиться по шариату, тобi пизда. Тебе некуда идти. Последний халифат накрылся с развалом Османской Империи, и все государства Ближнего Востока – светские, а не исламские. Исключение – Иран, но это шииты, а для суннитов (коих в исламском мире подавляющее большинство) шииты хуже собаки. Говорят, у них даже есть поговорка «убьешь шиита – попадешь в рай».

Для мусульман региона их религиозная идентичность выше идентичности национальной. Халиф Абу Бакр, формальный лидер ИГИЛ, часто пеняет на так называемое соглашение Сайкса-Пико, по которому страны Европы после Первой Мировой планировали поделить Ближний Восток на сферы влияния. И, что характерно, поделили. Многие мусульмане не без оснований считают сложившийся порядок наследием европейцев, а не их собственным изобретением. Они осуждают методы ИГИЛ, их излишнюю жестокость, но часто думают: «Блин, это все-таки свои парни, тоже сунниты. Уж лучше они, чем какой-нибудь очередной султан». Плюс, говорят, там пока все-таки нету охреневшего правящего класса и люди чувствуют «социальную справедливость». Такие дела.

8. Откуда ИГИЛ берет деньги, и почему у них их больше, чем у тебя?
Во-первых, они назахватывали банков. В Мосуле, говорят, приняли $450 млн – хотя информация так и не подтверждена. Еще они заняли нефтеносные районы и торгуют нефтью, что твой ОПЕК. Цена колеблется от $20 до $40, продается через сеть оффшоров. Покупают в основном турки. Еще отличный источник: мусульмане всего мира. Те самые, которые думают, что ИГИЛовцы очень жесткие, но все-таки муслимы, и передают деньги через мечети. Во многих есть возможность пожертвовать братьям «на джихад».
Еще есть саудовские духовные фонды, которые получают значительную часть денег от нефти. Саудовская Аравия как государство не поддерживает ИГИЛ, потому что бородачи в хуй не ставят королевскую семью и хотят ее свергнуть. Но частные фонды, контролируемые влиятельными кланами, вполне поддерживают. У них салафизм – официальная религия страны, и для этих ребят ислам в их понимании превыше короля. Они, кстати, отрывочно, но неплохо показаны в Homeland.

Но денег, конечно, не хватает, потому что огромные расходы требуются на ведение войны и амуницию. Зато у них просто невероятное количество оружия. И контрабандного, и захваченного у иракцев (читай американского). Доходит до того, что боевики подпольно продают иракским силовикам пушки (вообще за гранью, а?). И вот истощение финансовых потоков ИГИЛ – реальный метод побороть их, на самом деле.

Традиционные источники денег для государства – сигареты и алкоголь – в ИГИЛ запрещены.

9. Choose your destiny! Кто сражается против ИГИЛ? Как воюют сами правоверные?
Сейчас против исламистов сражаются курды (которые давно хотят основать свое государство, но их катают на хуях и в Ираке, и в Турции). Именно поэтому они, кстати, одни из самых боеспособных частей. При поддержке американской авиации они достаточно успешно отвоевывают земли: в частности, захватили город в 50 км от Ракки, столицы игиловцев. Его вроде отбили, но урок халифату они преподают знатный. За январской битвой за город Кобани следили, наверное, все мировые СМИ.

«Пешмерга» – это не острый сметанный соус, а курдские вооруженные силы

Вторая сила — иракская армия. Хотя «силой» их можно назвать только условно. Помните, рядовым саддамовской армии было разрешено присоединиться к новым войскам? В общем, как они уебывали от американцев, так же они уебывают и от ИГИЛ. Только при этом на американских же «Хамви», оставив половину машин наступающим муджахидам.

Львы халифата уже просекли фишку, и в бой обычно идут так: гаргантюанских размеров бронированный экскаватор едет впереди отряда, пробивая ограждения и укрепления. Следом за ними на вражескую базу на большой скорости влетает несколько «Хамви», начиненных взрывчаткой, и смертники прям оттуда отправляются к гуриям в райские сады (импровизированная артподготовка – юным империалистам на заметку!). После этого в бой вступают наши старые знакомые в черных тряпках.

Причем характерна невероятная мотивация ИГИЛовцев: если в Ираке местные парни платят взятки, чтобы их не призвали в армию, то в самом «Халифате» приезжие герои по блату стремятся попасть в ряды водителей заминированных «Хамви», чтобы скорее отправиться в Фирдаус. Такая тема.

Так иракский спецназ выглядит до встречи с ИГИЛ

А вот так – после

Именно поэтому зачастую вместо силовиков в Ираке воюет еще одна чудесная сторона конфликта — шиитские ополченцы! Население Ирака в основном состоит из шиитов, и потому ополчение из этих ребят с радостью готово дать отпор проклятым суннитам. Одна незадача – провинции, которые от ИГИЛ нужно освобождать – суннитские. И местные «освобожденные» жители часто вообще не понимают, зачем им одно говно (ИГИЛ) заменили другим (шиитами). К тому же поговорка про собаку верна и в другую сторону, поэтому шиитские братья часто устраивают небольшие религиозные чистки. С кем не бывает, впрочем.

Так как ополченцы шиитские, их поддерживает… верно, Иран! Иран спокойно себе делает атомную бомбу, гнется, но не ломается под западными санкциями, и вообще представляет из себя довольно грозную силу. Например, их Корпус стражей исламской революции (КСИР) содержит в своем составе печально известную элитную спецгруппу «Кодс», которая занимается подрывной работой в других странах, поддержкой всяких террористов шиитского толка (та же «Хезболла», например). Суннитский джихад им, понятно дело, нужен меньше всего, но открыто накатиться на ИГИЛ своей армией они не могут, только бомбят их с самолетов. Потому что в действие вступит логический конструкт, который я бы назвал «парадокс говна». Потому что кто бы ни воевал с ИГИЛ, получается говно. Если Иран начнет наступление на территорию муджахидов, то эти самые муджахиды заорут, что это все нападение шиитских мунафиков и мушриков на единственное в мире суннитское государство. Тут-то сунниты всего мира прихуеют и поедут воевать против иранских свиней. Парадокс говна.

КСИР на параде. Жизнь в кругу недружественных суннитов научила их воевать.

Израиль. У Израиля все в порядке. У него есть свои терки с «Хамасом», который сам страдает от исламистов внутри своих рядов (которые приуныли от того, что «Хамас» заключил перемирие с Израилем и вообще от недостаточной набожности организации), но борьба с ИГ воспринимается ими как нечто отдаленное и глобальное. Тот же потенциально ядерный Иран и «Хамас» беспокоят Израиль гораздо больше. Тем более, в их случае парадокс говна сработает блестяще – атака мирового сионизма на страну самой мирной религии будет отлично смотреться in a muslim country of your choice.

Танкистки ЦАХАЛ (да, справа мужик, я знаю). Вообще, быть убитым женщиной исламисту, наверное, обидно. У курдов, кстати, тоже есть женские боевые отряды.
P.S. Женщина во время менструации считается «нечистой». Поэтому даже если на мусульманине есть пятно менструальной крови, то Аллах не услышит его молитву, и в Джаннат он вряд ли попадет. Я не знаю, как можно использовать эту информацию.

Египет. После свержения президента из рядов «братьев-мусульман», во главе страны встала киевская хунта во главе с генералом ас-Сиси. Генерал железной рукой выкорчевывает радикальных муслимов с территории своей страны, объявив «братьев» вне закона и обязывая суды выносить им максимально жестокие приговоры. После того как мирные исламисты взорвали генпрокурора страны, он даже предложил упрощенный порядок вынесения смертных приговоров. Исламисты, принесшие присягу халифу аль-Багдади, давно хотят сделать на Синайском полуострове свой вилаят, а египетская армия этому с переменным успехом противодействует. Недавно они провели одну из самых смертоносных атак: муджахиды одновременно напали на пять армейских блокпостов и полицейскую базу.  Короче, египетская армия – одна из самых сильных в регионе, она умеет воевать но у страны свои проблемы. Парадокс говна сработает тоже отлично: бессердечные вояки во главе Египта вероломно громят мирных бородачей. Абу Бакр, введи войска.

Ас-Сиси (в центре) – неплохой вояка, а армия его страны считается одной из самых сильных на Ближнем Востоке

Турция совсем ебанулась. На границе с Турцией есть часть Сирии, которая захвачена ИГИЛом. Через нее идет трафик оружия и нелегалов. Турки не спешат обеспечивать нерушимость этой границы, потому что иначе ИГИЛ обидится и будет шатать османов. Это раз. Турки больше чем бородачей боятся независимости курдов и создания ими курдского государства, о чем говорил их премьер Реджеп Тайип Эрдоган. Это два. Сам Эрдоган тоже, видимо, въебал хмурого: сначала он был премьером, рассказывал всем про турецкий мир, воевавших дедов, османское величие, и под этим соусом правил два срока. Медведева у него не нашлось, и после премьерства он залез в президентское кресло. В Турции у президента мало власти, и он решил изменить конституцию, для чего его партии нужно было значительное большинство мест в парламенте. Туркам мура про турецкий мир надоела, и его партию на недавних выборах прокатили, и потому Эрдоган сейчас приуныл: ему вообще не до этого. И это плохо, потому что парадокс говна тут сработал бы в меньшей степени. Слава богу, пару дней назад пришло сообщение, что они там обсуждают какие-то военные планы.

Беженцы хотят перейти через границу, ИГИЛ им мешает, турки не открывают огонь, так как официально боятся за жизнь этих самых беженцев. Отака хуйня, малята.
Вот эти страны, перечисленные выше, могли бы раскатать ИГИЛ в блин единолично. Но, как видим, пока не судьба. Есть еще и другие игроки, о них далее.

10. Кому ИГИЛ еще мешает жить и кто может ему противостоять?
Саудовская Аравия. Саудовцы не то что очень крутые вояки, но техническое превосходство благодаря закупкам американского оружия имеют. Они сейчас ввязались в заварушку в Йемене (об этом, блин, в пору писать отдельный пост), в которой им за кулисами противостоит Иран. Сами они не готовы победить ИГИЛ, к тому же они боятся утратить влияние перед лицом иранской угрозы.

Нынешний министр обороны, принц Салман. В виде крысок, конечно, иранцы.

США. Эти чуваки полируют ИГИЛ сверху масштабными бомбардировками – нанесено 5 тыс. бомбовых ударов, убиты тысячи джихадистов – в результате чего картинки колонн под черными флагами уже давно потеряли актуальность. Львы халифата крадутся ночами и небольшими группами. Именно при поддержке американцев курды успешно захватывают все новые земли у ИГИЛ, а шиитские ополченцы кусочками отвоевывают Ирак. Спецоперации иногда проводятся, но требуемое планирование обеспечивает малое их количество: в частности, в мае отрядом «Дельта» был убит «министр нефти и газа» Абу Сайяф, а в его доме были найдены и переправлены в США важные документы о деятельности ИГИЛ. Еще они тренируют умеренную сирийскую оппозицию, но с этим пока не клеится. Центры подготовки могут одновременно обучать 5.4 тыс. бойцов, но пока их там всего лишь около сотни. Основная проблема – убедиться, что готовый солдат будет воевать не против ИГИЛ, а против Асада. Сирийцы воевать готовы, но только за свой дом и за свою деревню, утихомиривать бурю мирового исламизма им зачастую не хочется. Обама выступал в Пентагоне и обещал над этим поработать: лучше тренировать и больше бомбить. Республиканцы – и наш любимый Джон Маккейн, который вообще-то вполне себе ничего дядька – как обычно потребовали бомбить ЕЩЕ БОЛЬШЕ и вообще снести там все к чертовой матери.

Я поместил США во вторую группу стран, потому что при всей сокрушительной силе американцев у всей ситуации есть два огромных но.
Первое: мощи у американской авиации столько, что она может сжечь напалмом всю Ракку, Сирию и Ирак вместе с ними. Но потом эти черти полезут с фотографиями “невинно убиенных” женщин и детей, и наберут себе еще больше дебилов по всем странам/регионам. Поэтому на счет атак были введены жесткие правила, по статистике лишь каждый четвертый вылет заканчивается пуском хотя бы одной ракеты. Такие дела.
Второе: бомбить может каждый, но победа одерживается только при введении военного контингента. Убедить американских избирателей, что их дети снова должны умирать на Ближнем Востоке – задача не из простых. По крайней мере, при президенте-демократе. Но и это еще не все. Представьте себе введение американских войск на территорию ИГИЛ. Это же идеальный парадокс говна: христиане очередным крестовым походом пытаются поработить мусульман. В общем, астрологи объявят неделю исламистских новобранцев, а что будет потом, вы знаете.

Штурмовики А-10. Их мы помним по Generals и прочим культовым играм и фильмам. Вот такие самолеты трусливо наносят удары по бесстрашным львам халифата и пачками отправляют их в объятия райских гурий.

Ливия. У Ливии проблемы. После свержения Каддафи, который вопреки рассказам нашей пропаганды не был воплощением добра и справедливости, страна погрузилась в хаос. Сейчас в ней два конкурирующих правительства – избранное на выборах и международно признанное в Тобруке, и противостоящее им исламистское в Триполи. Последних подозревают в пособничестве местным исламистам вроде «Ансар аль-Шариа». Они ведут друг против друга вялотекущую войну, которой, конечно же, пользуется ИГИЛ. Причем ИГИЛ не сирийский а не иракский, а местные симпатизанты, эдакое независимое крыло. Стратегическое положение Ливии максимально удачное: у страны большие запасы нефти, и она географически ближе всего расположена к Европе. Из страны в сторону итальянской Сицилии плывут десятки лодок, доверху набитые мигрантами, которых сердобольная Европа вынуждена принимать. ИГИЛ, который контролирует часть прибрежной территории и портовый город Сирт, использует этот факт на полную катушку: они облагают контрабандистов налогами и засылают вместе с беженцами своих агентов. Попутно еще стремятся захватить нефтеносные регионы. В общем десятки тысяч мигрантов уже наводняют Европу, среди которых внедренные агенты ИГИЛ, а сами джихадисты еще кормятся с этого. Что может быть лучше?

Министр обороны Италии уже предлагала ввести в Ливию около 5 тысяч солдат, но их премьер Ренци начал жаться в стиле: не знаем, нужна мудрость, осмотрительность, все дела. Поэтому пока все идет как идет. Более того, эмбарго на поставку в страну оружия, введенное еще при Каддафи, так и не отменили. Поэтому местным силам противостоять ИГИЛовцам приходится с тем, что Аллах послал.

Это уже местные ливийские ребята. Разницу видите?

Афганистан. Афганистан примечателен тем, что в нем есть две противоборствующие группы – власть в Кабуле и «Талибан». «Талибан» причем регулярно взрывает, убивает и уничтожает, но при этом считается эдакой цивилизованной политической группой. Конфликт центральной власти и талибов длится уже 13 лет и остается вялотекущим. Хотя в последнее время они нарастили свои силы и становится очевидно, что слабая власть нынешнего президента Гани не может справиться с ними даже с американской поддержкой: очевидно, две стороны будут договариваться. Масла в огонь подливают наши старые друзья из ИГИЛ, которые тоже не сидят сложа руки: уже набигают на “Талибан”: даже умудрились отжать у них район одной из провинций. Многим боевикам среднего и мелкого звена не нравятся переговоры лидеров с Кабулом, да и вообще медлительность: лидера «Талибана» муллу Омара не видели со времен свержения талибов в 2001 году, и вообще неясно, жив ли он, поэтому они перебегают в ИГИЛ. С муллой неясно, зато с ИГИЛ все ясно ведь. Масштабной угрозы талибам они пока не несут, но силы накапливают.

Вот этого парня не видели с 2001 года. Я бы еще столько же не видел.

Йемен. Самая запутанная история. Приготовьтесь. После сделки по переходу власти от диктатора Али Салеха избранному президенту Абд Раббо Мансуру Хади, Йемен приводили в пример как уникальный случай, когда демократия сложилась. Не тут-то было. Большинство йеменского населения – сунниты, а на севере страны жили шииты-зейдиты (у шиитов вообще дохрена сект), которые были объединены в группировку «Ансар Аллах». Еще их называют «хоуситами». Салех, когда был у власти, воевал с ними 7 раз. Так вот, они увидели, что центральная власть под руководством Хади достаточно слаба, и восстали. Восстали так, что захватили столицу, вынудили Хади свалить в Эр-Рияд и установили контроль над большой частью страны. Это преамбула. Если уже прочли, дальше будет понятней.

Фабула: шиитов-зейдитов поддержали шииты в Иране, поставляя им оружие и деньги. С этого прифигела Саудовская Аравия, которой еще одна шиитская страна нафиг не нужна. Они дали убежище сбежавшему йеменскому Януковичу, а самих хоуситов стали бомбить. Логистическую поддержку им оказывают американцы, помогая с целеполаганием, дозаправкой в воздухе и т.п. Получилось хреново – опять же, с воздуха ничего не решить. В итоге: бомбардировки, кровь, смерть, кладбище, пидор. Беспорядок, в общем.
И тут на сцену выходят наши красавцы в черном, которые шиитов тоже не любят, их мечети взрывают, и рады бы убить всех хоуситов и забрать Йемен себе. И тут складывается парадоксальная ситуация. В Йемене есть одна шиитская сила – хоуситы, и три суннитские – Саудовская Аравия, ИГИЛ и Аль-Каида на Аравийском полуострове (АКАП). АКАП позиционирует себя как террористы со стратегией – резанье голов осуждают, по крайней мере, с ИГИЛ соперничают, но цели джихада разделяют.
Получается вот как – ни одна суннитская сила не дает другой победить, чтобы ей не достался Йемен. И в итоге там получается цугцванг – только одна сторона начинает брать верх, ей в спину наносит удар ее идеологический союзник.
Фух. Спасибо, что были с нами в рассказе о Йемене.

Йеменская столица Сана. Все в порядке, офицер, мой суннитский друг просто поссорился с моим шиитским другом.

Но вообще очень многие военные конфликты региона выигрываются одним гениальным техническим изобретением, которое в английском называется technical, а по сути представляет собой машину с установленным на ней крупнокалиберным пулеметом. Дешевое, быстрое, эффективное боевое средство, которое позволяет превратить всего лишь двух человек в грозную боевую единицу.

Вот оно, истинное оружие XXI века.

11. Почему ИГИЛ такие упоротые? Они не могут послушать российских муфтиев или вообще каких-нибудь нормальных мусульман?
Ислам – это децентрализованная религия. Иными словами, это учение с тысячей вопросов и десятью тысячами ответов. У них есть свои улемы (знатоки ислама), которые очень грамотно все объясняют в правильном русле. Известный – Абу Мохаммад аль-Аднани, например, который подрабатывает пресс-секретарем движения. Есть интересный лингвистический парадокс – как мы уже знаем, «шахада» – это свидетельство. Свидетельство о вере в единого бога и его пророка. От него образовано однокоренное слово «шахид» – «мученик за веру». Так вот, некоторые особо одаренные улемы говорят, что чтобы на самом деле засвидетельствовать шахаду, надо стать шахидом. Иначе никак.

Приведу пример гибкости системы исламского права на примере Ирана – которые хоть и шииты, но все же мусульмане. Однажды аятолла Хомейни издал фетву, согласно которой добыча, покупка, хранение и употребление черной каспийской икры – небогоугодное дело для всех мусульман. Этот запрет в стране стал неукоснительно соблюдаться. Потом бизнес по добыче икры попал в руки иранского духовенства, и тот же аятолла Хомейни радостно издал другую фетву, в которой назвал это все богоугодным делом. Официально это все обосновывается тем, что духовное лицо, издавая фетву, учитывает “шуруты” – внешние факторы, и действует сообразно им. Но де-факто получается какая-то полная хренота.

Аль-Аднани смотрит на новобранцев, как на говно.

12. Как соотносится ислам и другие авраамические религии? Почему ИГИЛ разбивает древние статуи?
Это коммент имеет опосредованное отношение к ИГИЛ, но подумалось, быть может, кто-то не успел об этом прочитать.

Бог захотел явить людям откровение, и на горе Синай явил откровение пророку Мусе, но Муса был смертным, и поэтому, когда спустился и рассказал людям об учении бога, передал его неверно. Так появились иудеи. Потом он отправил на землю своего пророка самостоятельно, пророка звали Иса, и он появился в результате непорочного зачатия у Марьям. Учение Исы записали его ученики, и тоже поняли его неверно: появились христиане.

Наконец, отчаявшись, Бог послал ангела Джабраила, который вселился в Мухаммеда и позволил ему написать Коран: сам Мухаммед был неграмотным. То есть рукой Мухаммеда управлял Джабраил, который был посредником между богом и пророком, и наконец Бог донес свою мысль истинно, без искажений. Именно поэтому мусульмане считают, что ислам отменил все устаревшие положения Ветхого и Нового заветов, и он представляет собой единую божью истину.

“У Аллаха нет сына”, – гласят исламские тексты. Что интересно, сына не было и у пророка Мухаммеда. Поэтому тот, кто признает существование у бога сыновей или соратников, практикует “ширк”, то есть многобожие, поклонение кому-то, кроме Аллаха, приравнивание к его фигуре кого-то еще. А с точки зрения ислама, поклоняться можно только Богу.

ИГИЛ доводит эту мысль до безумия: у них “ширком” считается все, с чем они несогласны. Ислам осуждает поклонения идолам, и потому все религиозные статуи беспощадно сносятся, невзирая на их древность. Достается и суннитским святыням: если мечеть содержит могилу какого-нибудь знатного духовного лица с погребальным камнем, она идет под снос – могила мусульманина не должна подниматься выше уровня земли, и любые структуры над ней должны быть уничтожены, можно только оставить помету, знак, о том, кто похоронен здесь. Исходя из логики “ширка” были разбиты статуи древних царей в иракских музеях – поклонения заслуживает только Аллах, а не какие-то там смертные цари.

P.S. Само слово “Аллах” означает бога. Если вы услышите, как молятся арабы-христиане на родном языке, молиться они тоже будут Аллаху.

Древнеримский амфитеатр в Пальмире они не снесли, так как это не объект религиозного культа с их точки зрения. На его фоне они предпочли провести очередную казнь.

13. Как вся эта история повлияет на Россию и СНГ?
Повлияет плохо. По данным спецов, в ИГИЛ воюет до 2 тысяч российских мусульман, которые рано или поздно вернутся домой. На территории российского Кавказа очень много суфиев, а с суфиями салафиты ИГИЛ беспощадно воюют: уничтожают их храмы, сносят мазары (мавзолеи), сравнивают с землей мусульманские кладбища. Не исключено, что рано или поздно вернувшиеся деятели захотят проявить себя или на территори России, или на территории СНГ. Плюс им не всегда нужно возвращаться – каких-нибудь местных верзил вроде “Исламского движения Узбекистана” можно просто вынудить себе присягнуть – узбеки уже присягнули.
Мобилизация в рамках ШОС и ОДКБ проводится, но будет ли она действенной – хз. Учитывая типичное раздолбайство и наплевательство, сомневаюсь.

Плюс идет активная пропагандистская кампания в Интернете: людей накачивают идеей, что злой Израиль и кровожадные США гнут мир, всем навязывают свою волю и угрожают илсаму по всему миру. А евреи еще и Палестину с Иерусалимом отобрали. Короче, они формируют у российских мусульман именно исламскую идентичность, и они в первую очередь осознают себя мусульманами, а не россиянами (несмотря на неустанную заботу демократически избранного благосклонного российского правительства). Таким образом, внутри России может быть создано такое подполье, которое будет положительно относиться к ИГИЛ, противопоставлять себя христианам, славянам. В случае обострения кризиса хрен знает, как это все повернется. Автократизм российской власти и ее нерепрезентативность хорошему исходу не способствуют.

Узбеки, говоришь?

14. Правда ли, что радикальный исламизм – это чуждое исламу явление, и сама мусульманская религия исключительно про мир, добро и котиков?
Неправда. Если бы вся вот эта обезьянья тусовка была бы чуждой исламу, она никогда бы не превратилась в ИГИЛ и сошла бы на нет. В этом кроется большая проблема – официальное мусульманское духовенство (в том числе российское) вообще не готово обсуждать эту тему. Они с гораздо большим упоением будут рассуждать, можно ли молиться, если тебя лизнула собака, и можно ли на необитаемом острове пить вино, если больше ничего нет и ты умираешь от жажды. Обсуждать, почему долбоебы умирают с именно с криками “Аллаху акбар”, а не “Аве Мария!” и “Деус вульт!”, они не хотят. Потому что это не ислам, дескать. Последняя из их охуительных идей – переименовать “ИГИЛ” в “Иблисское государство”. Иблис – это, выражаясь проще, дьявол. То есть как бы переименовали “Исламское государство” в “Иблисское государство” и все, заебись, problem solved! Даже аббревиатуру сохранили.

Но при этом нельзя говорить, что братья наши меньшие и их восхитительные взгляды и есть весь ислам. Причем на самом Ближнем Востоке это прекрасно осознают, всех мусульман называют “муслимун” (отсюда, кстати, именно этот вариант слова в криках аш-Шишани вроде МУСЛИМАНЕ БУДУТ ОСВОБОДИТЬ!), а исламистов – тех, кто считает что ислам это не религия в привычном нам смысле слова, а вполне себе состоятельное общественно-политическое течение. Даже среди исламистов есть нормальные люди, умеренные исламисты, которые хотят подчинить свою повседневную жизнь религиозным заветам, только и всего. То есть среди сотен миллионов нормальных людей есть тысячи обезьян, которые и генерируют весь этот ад.

Джихад считается религиозным долгом каждого мусульманина, и делится на два вида: большой и малый. Большой джихад – борьба с демонами в себе, со своими страстями и пороками, а малый – вооруженная борьба за ислам. Бороться со своими пороками обычно мало кому хочется, а воровать, убивать и ебать гусей – самое то. Тем более если это еще активно пропагандируется и приправляется сочни фразами из Корана: “…и сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается с вами… убивайте их везде, где встретите, и изгоняйте их оттуда, откуда они изгнали вас”.

Источник : ord-ua.com

gorozhanin.dp.ua

откуда оно взялось? » Военное обозрение

Исламское государство Ирака и Леванта для мировой общественности стало полной неожиданностью и заставило вспомнить выражение «выскочило, как черт из табакерки». (Левант, в узком смысле слова, включает Сирию и Ливан.) Потом оно стало называться Исламское государство («ИГ»). И когда неправдоподобно быстро в рамках этого «государства» оказалась обширная территория Сирии и особенно Ирака, то сразу же возникло много вопросов.
Куда уходят его корни? Какая у него идеология и стратегическая цель? Откуда человеческий ресурс? Где оно берет деньги? Откуда оружие? Почему его базой стали Ирак и Сирия?

Выстрел из прошлого в настоящее…

Известная восточная пословица гласит: «выстрелишь в прошлое из пистолета – будущее выстрелит в тебя из пушки». Появление «ИГ» - это «весомый вклад» в международный терроризм, который мировым сообществом считается основной для него угрозой.

Но немного истории. В советское время среди стран социалистической ориентации числились Египет, Сирия и Ирак. Эти три страны, так или иначе, были между собой связаны. На волне подъема арабского национализма Египет в 1958 году объединился с Сирией и государство стало называться Объединенная Арабская республика (ОАР). И хотя Сирия, недовольная условиями союза, уже в 1961 году из него вышла, Египет вернулся собственному названию только в 1971 году. Это произошло вскоре после смерти президента Гамаль Абдель Насера (1970 г.), который был кумиром для арабских националистов, а египетская антимонархическая революция 1952 года стала предтечей революций с целом ряде стран. Пришедший ему на смену Анвар Садат, в отличие от своего предшественника, не питал иллюзий как насчет возможности объединения разноликого арабского мира, так и относительно социалистического будущего страны, и взял курс на сближение с США и достижение мира с Израилем. За это он был объявлен предателем в радикальных кругах арабских стран, стал, мягко говоря, не очень уважаемой фигурой в странах «социалистического лагеря» и погиб в 1981 году в результате теракта, организованного исламистами (одной из боевых групп «Братьев-мусульман», под названием «Аль-Джихад»).

Что же касается Ирака и Сирии, то их отношения, говоря фигурально, строились по марксистскому (или гегелевскому) закону единства и борьбы противоположностей.
Сирийцы христианин Мишель Афляк, суннит Салах Битар при активном содействии алавита Акрама Хаурани образовали общеарабскую партию, в 1954 году получившую название БААС («Возрождение»), в русской аббревиатуре ПАСВ – Партия арабского социалистического возрождения. Она создала свои отделения в ряде арабских стран, в Сирии пришла к власти в 1963 году, в Ираке – в 1968 году. Хотя в какой-то момент эти страны хотели объединиться, но по большей части они враждовали. Тем не менее, режимы имели светский характер, их идеологией был арабский социализм, в котором социалистические элементы сочетались с панарабизмом и антиимпериализмом. Религиозные общины в лице суннитов и шиитов были в обеих странах, но то, насколько они были представлены во власти, вооруженных силах и бизнесе, до поры до времени не выходило на поверхность политической жизни в Ираке. В этой стране ведущую роль в жизни общества и соответственно во власти, в вооруженных силах и бизнесе традиционно играли сунниты, живущие преимущественно в северо-западных районах и составляющие около 30 процентов населения. (Считается, что доминирование суннитов в Ираке берет корни еще в ХУ веке, когда страна была завоевана оттоманами-суннитами.) Шииты же составляют более 60 процентов населения и живут в основном на юго-востоке страны, в том числе в пограничным районах с Ираном, в котором шиизм является господствующей религией.

Фактически единолично правивший Ираком с 1979 по 2003 год Саддам Хусейн отличался крайней жестокостью и шел к руководству страной, что называется, по трупам. (Биографы говорят, что у него было очень тяжелое детство и не знавшие пощады наставники.) После захвата партией БААС власти президентом стал генерал Ахмед Хасан Бакр. Саддам Хусейн с его необыкновенной работоспособностью, коварством и упорством в достижении цели, планомерно продвигался к руководящим постам в партии, установил контроль над спецслужбами и стал ИГРАТЬ важную роль в политике государства. При правлении А.Х. Бакра были проведены многие прогрессивные преобразования в социально-экономической и культурной сфере, в области медицины и т.д. Строились дороги, промышленные предприятия и т.д. За счет больших доходов от нефти значительно повысился жизненный уровень иракцев. Были установлены дружественные отношения и широкое сотрудничество с Советским Союзом. Автор этой статьи в составе делегации побывал в те годы в Ираке и у него создавалось впечатление, что это государство станет одной из новых индустриальных стран. Но в 1979 году произошла шиитская революция в Иране, появилось брожение в шиитских районах Ирака, куда проникали иранские пропагандисты, активизировалась борьба за независимость курдов. В этой обстановке возникли разногласия в иракском руководстве, которые закончились 11 июля 1979 года дворцовым переворотом, уходом с поста Бакра и приходом к власти Саддама Хусейна. А дальше начались карательные операции против курдов с применением химического оружия, репрессии против нелояльных шиитов и войной с Ираном, продолжавшейся с 1980 по 1988 год.

Кстати, США, оказавшись в острой конфронтации с режимом Хомейни, подталкивали Саддама к этой войне и, как говорят, даже негласно помогали Багдаду оружием.
Война с Ираном потребовала немалых расходов, Ирак влез в большие долги, и Хусейн решил их погасить за счет богатого нефтью соседнего Кувейта, который был оккупирован иракской армией и объявлен 19-й провинцией Ирака. (Объяснялось это тем, что Кувейт когда-то принадлежал Ираку.) В мире не согласились с таким поворотом событий, и ООН потребовала от Хусейна немедленно вывести войска из Кувейта. Лично хорошо знавший Саддама Евгений Примаков, по поручению советского руководства, с ним встречался, пытаясь убедить его не доводить дело до войны. Однако знавший собственную страну, но имевший слабое представление о расстановке сил в мире Хусейн был уверен, что войска коалиции государств во главе США не смогут одержать верх над хорошо вооруженной миллионной армией Ирака. В военной операции, названной «Буря в пустыне», Ирак потерпел сокрушительное поражение, ООН наложила на него санкции, экспорт нефти был крайне ограничен, и саддамовский режим оказался в тяжелом положении. Но Ирак - богатая природными ресурсами страна и народ не голодал. Тем более что ООН приняла программу «Нефть в обмен на продовольствие», по которой Ирак экспортировал нефть и взамен импортировал продовольствие.

Что же касается Сирии, там ситуация складывалась по-другому. Сунниты составляют не менее 60 процентов населения, а около 40 процентов – этноконфессиональные меньшинства: алавиты, курды, друзы, исмаилиты, христиане и др. Алавиты, которых ортодоксальные сунниты считали сектой, не идентифицировали себя как мусульмане и находились на нижних ступенях социальной лестницы, в то время как высшие ступени занимали представители суннитских кланов. (В религиозной доктрине алавитов ислам сочетается с элементами древних культов и христианством. Так, они используют в ритуале вино, почитают Иисуса Христа, отмечают христианские праздники Рождество и Пасху, считают священной книгой Евангелие, часто носят христианские имена, не имели мечетей и молились в молитвенных домах и проч. А с шиизмом их связывает почитание Али, которого они считают подлинным преемником Пророка. При этом алавиты отличаются веротерпимостью). Сунниты не считали службу в армии престижной и не стремились в ней служить. Со своей стороны, колониальная держава, которой после распада Оттоманской империи стала Франция, до получения Сирией независимости в 1946 году предпочитала вербовать в силовые структуры представителей национальных меньшинств и в первую очередь алавитов. В итоге ключевые посты в армии оказались в руках алавитов, составляющих, по разным оценкам, от 10 до 16 процентов населения страны. Они же, алавиты, стали и костяком партии БААС.

Но и после прихода баасистов к власти политическая ситуация в стране была неустойчивой, пока в 1970 году в результате военного переворота к власти не пришел Хафез Асад, отец нынешнего президента Башара Асада. И поскольку в конституции Сирии записано, что главой государства может быть только мусульманин, то алавиты объявили себя шиитской ветвью ислама, и в алавитских поселениях стали строиться мечети.

Однако и Хафез Асад столкнулся с активизацией исламских экстремистов во главе с «братьями-мусульманами» (создавшими свою общину еще в 1937 году), которые на рубеже 1980-х годов в борьбе против «неверных» во власти развернули террористическую деятельность по всей стране. С особой жестокостью они убивали курсантов военных училищ, членов партии БААС и т.д.

Ответ Асада был решительным и беспощадным. Город Хама, в котором исламисты в 1982 году подняли вооруженный мятеж, фактически был стерт с лица земли. Тотальная борьба властей с «братьями-мусульманами» привела к их исчезновению с политической арены.
Многие западные аналитики считали такие действия сирийских властей недопустимо жестокими. Но никто не знает, как бы поступили с «неверными» те, кто захватил бы власть в Сирии. Приведу слова известного арабиста Георгия Мирского, который дает характеристику тем, кто поднял мятеж в Сирии. В суннитском исламе, говорит он, есть течение, называемое «ваххабизмом» (иногда его называют «салафизмом»), носители которого отличаются крайней нетерпимостью к «чужим» и необыкновенной жестокостью. Они «совершали зверства в Афганистане, а сейчас зверствуют в Сирии в борьбе с режимом Башара Асада и уничтожают в Ираке шиитов, курдов, езидов и христиан. «Исламское государство» – зараза, чума ХХI века». Но так или иначе, Сирия получила мир на 30 лет, в течение которых много было сделано для развития страны. При этом нельзя сказать, что алавиты правили единолично. Во всех структурах, как военных, так и партийных, они не были в большинстве, кроме, пожалуй, спецслужб. Одно время президентом Сирии был курд, а премьером – суннит.

В то же время нельзя сказать, что только конфессиональный фактор привел к гражданской войне в Сирии. За несколько лет до начала «арабской весны» Сирию поразила тяжелая засуха, причем она больше всего ударила по районам проживания суннитов. В два раза уменьшился сток воды в Евфрате после того, как Турция построила плотину и мощную ГЭС «Ататюрк». Стали истощаться запасы подземных вод. Лишившиеся источников существования крестьяне стали стекаться в города, притом что Сирия приняла много беженцев из соседних стран, не считая палестинцев. Оказалась рискованной и политика поощрения рождаемости, в результате которой население увеличилось с 5 млн человек в 1963 году до 22,5 млн на начало 2013 года. Резко выросла безработица, в том числе среди образованной молодежи, которая, как известно, инициировала волнения в большинстве стран так называемой арабской весны. Демонстрационный эффект в информационную эпоху, если перефразировать слова Ленина, может стать материальной силой. Захваченные идеями западной демократии, молодые люди наивно полагали, что она может прижиться на почве стран иного уровня общественного развития, иной истории и культуры.


Историческое невежество – застарелая болезнь властных кругов Запада и в первую очередь США

То, что американцы в массе своей слабы в истории уже давно является притчей во языцех. В СМИ часто приводились примеры, как школьники старших классов путались в самых элементарных исторических фактах. Но, по крайней мере, элита-то должна знать мировую историю! Но знает ли? Многие помнят, как президент Рейган называл Ленина Николаем. Образованный человек должен знать, что страны мира находятся на разных ступенях общественного и культурного развития и соответственно имеют тот политический режим и ту власть, до которых доросло общество. Как говорил Гегель, «что разумно, то действительно, и что действительно, то разумно». Было время, когда в странах Европы и, в частности, в достаточно цивилизованной Франции господствовал абсолютизм, и, наверное, на тот период истории страны это было разумно. Я уже не говорю об инквизиции, деятельность которой язык не поворачивается назвать разумной. С этой точки зрения, разумно ли навязывать странам, в которых еще не изжиты родоплеменные отношения, западную модель демократии и, вообще, вмешиваться в естественный для них ход развития? Ведь демократия как институт и ценность предполагает улучшение, а не ухудшение качества жизни людей. Предполагает гуманизацию общественных отношений, а не раздувание вражды между людьми вплоть до кровавых междоусобных и межконфессиональных войн.

По понятиям высокоразвитого общества, Саддам Хусейн – конечно же злодей, а господство суннитского меньшинства над шиитским большинством несправедливо.

Но когда американцы сделали так, как им казалось справедливым, то жизнь большинства иракцев превратилась в сплошной кошмар, если не сказать, в ад, и «люди с улицы» рассказывают российским журналистам, что им несравнимо лучше жилось при Саддаме, чем ныне, когда в опасности находится сама жизнь.
Как и следовало ожидать, американская оккупация вызвала сопротивление в иракском обществе, и прежде всего со стороны суннитских радикальных элементов. Исламист Абу Масаб Заркави сформировал в Ираке «Аль-Каиду», а после его смерти в 2006 году эта организация трансформировалась в «Исламское государство Ирака» (ИГИ). В 2010 году ее новый лидер Абу Бакр Багдади солидаризировался с исламистами, воюющими против Башара Асада, и в 2013 году создал «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ). В первой половине 2014 года ИГИЛ установило контроль над десятками иракских городов и поселков, захватило нефтеносные районы и объявило о создании халифата, сменив при этом название на «Исламское государство» (ИГ). Некоторые мои коллеги спрашивают: как это могло случиться после стольких лет правления шиитского большинства? Дело в том, что шииты имеют слабый опыт государственного управления и военного строительства и за десять лет не смогли создать боеспособную армию. При встрече с джихаддистами бойцы иракской армии нередко тут же отступали или разбегались, оставляя боевую технику врагу.

И ситуация в Сирии западным либералам казалась нетерпимой, поскольку представители этноконфессионального меньшинства отец и сын Асады бессменно правили несколько десятков лет при однопартийной системе и в условиях чрезвычайного положения. Справедливость требует сказать, что такое положение конечно же не нравилось многим сирийцам. И когда волна «арабской весны» дошла до Сирии и возникло оппозиционное движение режиму, то на его сторону стали переходить многие из тех, кто еще недавно был в рядах сторонников президента, включая офицеров и даже генералов. Именно они составили костяк светской Сирийской свободной армии. Но, как говорится, дьявол прячется в деталях. Стоило начаться вооруженному противостоянию режиму Асада, как в Сирию со всех сторон потянулись исламисты, включая террористов и откровенных живодеров. И прежде всего из рядов суннитов, которые составляют 90 процентов исламской общины. Притом что во время ирано-иракской войны Сирия была единственной арабской страной, которая поддерживала сторону Ирана. (Многие аналитики считали это просчетом Х. Асада, однако когда режим Башара Асада был на грани поражения, то помощь пришла из Ирана и шиитов Ливана – «Хезболлы»). В итоге Башар Асад сумел добиться перелома в гражданской войне, но исламисты не исчезли бесследно. С одной стороны, они сумели сохранить свои базы в Сирии, а с другой – стали вливаться в ряды боевиков «ИГ».

Таким образом, исламисты Ирака, в том числе прислужники и сторонники Саддама Хусейна, с одной стороны, и многочисленные отряды исламистов, боровшихся против режима Башара Асада, с другой – и есть армия новоявленного исламского халифата во главе с Багдади, назвавшего себя «халифом всех мусульман». («Халиф» называет и районы в Ираке и Сирии, которые должны войти в состав «халифата».) И эта армия постоянно пополняется (как говорят западные источники, по тысяче каждый месяц) прежде всего из мусульманских стран, в том числе из Ливии (в которой после устранения от власти Муамара Каддафи победила не демократия, а война всех против всех), из Египта после того, как военные отстранили от власти исламистов.

Свою «квоту» исламистов дает и Запад. И, что удивительно, в их числе немало коренных европейцев и белых американцев, включая женщин и даже молоденьких девушек.
Журналистка «Московского комсомольца» Жанна Голубицкая, побывав в районах компактного проживания суннитов в Иране, выявила причины этого феномена («МК» от 24.10.2014). Но это отдельная тема.

При этом эксперты утверждают, что «ИГ» - самая богатая террористическая организация. Она торгует нефтью с захваченных нефтепромыслов, «облагает налогом» бизнес, грабит банки и имущество, торгует людьми, получает помощь от частных лиц некоторых богатых нефтью арабских стран и т.д.

Те, кто стремится насаждать демократию в чужих странах, часто не знают, как шло ее становление в собственных странах

Для меня долгое время было загадкой, почему американцы, имея такие глубокие традиции демократии и такой мощный интеллектуальный потенциал, так упрощенно представляют себе развитие демократии в странах иного, скажем так, низкого уровня социально-экономического и общественного развития, или иной культуры (например, мусульманской). И вот к каким я пришел выводам.

По всей видимости, сказывается инерция многолетнего противоборства двух общественных систем, когда Советский Союз стремился укрепить свое влияние в мире за счет распространения идеи социализма, если не коммунизма, а США стремились к тому же, но за счет распространения идеи демократии. К тому же в Америке, общество которой формировалось из переселенцев, не было титульной нации (не считая и индейцев, частично истребленных, частично загнанных в резервации), не было царей, королей, знати и т.д. Поэтому переселенцы, большинство которых в то время составляли выходцы из Англии (где уже пустила корни пусть еще и ограниченная рамками верхушки общества демократия), смогли выработать в целом демократическую конституцию (1787 г.) еще на сравнительно низком уровне развития большинства штатов. Потом в нее вносились поправки, расширявшие права и свободы граждан, например, «Билль о правах» (1791 г.), до принятия которого за критику власти людей сажали в тюрьму. Наконец, не секрет, что американцы, если так можно сказать, «американоцентричны», большинство из них мало интересуется внешним миром и плохо его знает.

А что же касается деятелей Европейского союза и, в частности, Совета Европы, которые так радостно приветствовали «арабскую весну», а правительства стран ЕС нередко и помогали повстанцам, то, на мой взгляд, они не только плохо знают мусульманский мир, но и то, как в их собственных странах укоренялась представительная демократия. Могу напомнить.

В Англии еще в 1215 году была принята так называемая Великая хартия вольностей, которая ограничивала права короля и давала некоторые привилегии верхушке общества и городам. Победа сторонников парламента над войсками короля в ходе Великой английской революции (1642-1649 годы) расширила права парламента и, тем не менее, еще около двухсот лет демократия была ограниченной имущественным, образовательным и другими цензами. Так, в ХIХ веке правом избирать и быть избранным в парламент пользовалось менее десяти процентов взрослого населения. Женщины же вообще были лишены права голоса, а например, в Швейцарии они получили такое право лишь в 1959 году.

Что сказать в итоге? Явление «ИГ» - это примерно такое же ультрарадикальное террористическое течение, как и «Аль-Каида», прикрывающееся исламом, но на деле ничего общего не имеет с его гуманистической сущностью.
С той только разницей, что «Аль-Каида» ставит своей конечной целью свержение светских режимов и создание «Великого исламского халифата» во всех странах мусульманской конфессии, а «Исламское Государство» уже поставило в повестку дня задачу создания халифата на территории Ирака и Сирии. Никакой новой идеи не имеет ни то, ни другое, поскольку этого и не требует возврат к средневековому халифату, в котором жизнь человека четко прописана от рождения до смерти.

Ультрарадикальные и террористические течения в мусульманском мире порождены как глобальными, так и местными причинами. К первым можно отнести резкую смену миропорядка, крах целого ряда политических режимов, социальных систем, дискредитацию светских объединяющих общество идей (панарабизм, арабский социализм и т.д.). Сюда же надо включить и негативное воздействие на многие развивающиеся страны мирового финансово-экономического кризиса. А еще и далеко зашедшую деградацию вековых норм семейных и гендерных отношений в странах Запада, когда гомосексуализм и однополые браки становятся чуть ли не нормой жизни, что для мусульманских стран абсолютно неприемлемо.

Что касается местных причин, то это в первую очередь нищета, безработица, коррупция, произвол властей, ущемление этноконфессиональных чувств и интересов.

Если говорить конкретно об «ИГ», то это то зло, которое угрожает едва ли не всем странам. Америке и Европе, в которых много выходцев из мусульманских стран, России, в которой примерно 20 процентов населения принадлежит к исламской культуре, самим мусульманским странам. В частности, в межконфессиональной войне, развязанной исламистами в Ираке, уже погибли многие тысячи иракцев. И в этом большая вина бывшего премьер-министра шиита Нури аль-Малики, антисуннитская политика которого привела к тому, что ряд суннитских племен перешли на сторону «ИГ» и тем самым облегчили продвижение джихаддистов вглубь Ирака. Провозглашенная новым премьером Хейдаром аль-Абади политика опоры на все основные этноконфессиональные группы населения, увольнение из армии многих дискредитировавших себя генералов и высших офицеров, возможно, позитивно скажется на борьбе иракской армии с «ИГ».

Что касается нашей страны, то опасность проникновения агентов «ИГ» в некоторые регионы вполне реальна, и тут, как и в борьбе с болезнью, лучше ее не допустить, чем потом с ней бороться. Но эта тема требует отдельного разговора.

topwar.ru

Почему появился ИГИЛ и анализ ситуации: глазами мусульманина.

Мнение мусульманина. Небольшой исторический экскурс.

Рашед Чоудхури родился в Минске в семье бангладешца и белоруски. Окончил докторантуру по истории в МакГиловском университете (McGill, Монреаль, Канада). Работает научным сотрудником в Центре индийско-океанского мира в McGill. Ранее преподавал историю Ближнего востока в McGill и Университете Манитобы (Виннипег, Канада). Пишет по-белорусски.

Чтобы понять причины, которые привели к созданию ИГИЛ, нужно заглянуть в историю.

Во-первых, Первая мировая война (1914—1918) привела к падению четырех династий Центральной Европы и Евразии: Романовых в России, Гогенцоллернов в Германии, Габсбургов в Австро-Венгрии, Османов в Османской империи. В результате войны, арабские земли империи отошли под мандаты победителей — Британии и Франции. В результате, почти все нынешние границы на Ближнем Востоке — это линии, нарисованные на карте колонизаторами почти столетие назад. А это значит, что изначально почти всем ближневосточным государствам не хватало легитимности.

Во-вторых, поражение в Первой мировой войне привело турок к радикальному отречению от столпов их былой империи и к созданию новой Турецкой республики. В результате, семья Османов — не только султанов но и халифов — была выброшена за борт истории. Турецкий парламент упразднил халифат в 1924 году. Таким образом, институт халифата, который в идеале обеспечивал мусульманам чувство единства и был источником легитимности исламских государств, просуществовал с 632 г. до 1924 г. А последние 90 лет стали первым периодом в истории мусульман, когда не существует наместника Пророка. Многие мусульмане, далекие от экстремизма, хотят, чтобы вновь появился халифат.

Советское вторжение в Афганистан в 1979 г. и американо-саудовско-пакистанская реакция на это вторжение привели к тому, что многие выходцы с Ближнего Востока получили военную подготовку и практический опыт джихада против СССР в Афганистане. Впоследствии часть их (например Усама бин Ладен) повернула свой опыт против бывших спонсоров — США, считая их таким же источником зла и такой же империалистической державой, как и Советский Союз.

Еще одно вторжение, на этот раз американское в Ирак в 2003 г., сильно дестабилизировало эту страну. В результате в боях с американцами, а также между различными группировками самих иракцев погибли десятки тысяч человек. Американцы создали политическую систему в Ираке, которая является демократической по форме, но которая фактически установила верховенство шиитского большинства (например, полицейские-шииты с американским оружием могли запросто открыть огонь по суннитской демонстрации). Арабы-сунниты, которые до падения Саддама Хусейна доминировали в Ираке десятилетиями, остались очень недовольны и многие из них стали расценивать иракское правительство премьер-министра Нури аль-Малики (2006—2014) как враждебный режим.

И последнее. т. н. Арабская весна, которая началась в 2011 в Тунисе и распространилась по всему региону, сначала принесла надежду людям почти во всем арабском мире, сменившуюся затем горьким разочарованием. Самым горьким это разочарование было в Сирии, где демонстрации за демократию были расстреляны войсками президента Башара Асада, начался бунт в частях армии, а потом гражданская война, и, наконец, произошло вторжение в эту войну сразу двух ветвей «Аль-Кайды»: Фронта ан-Нусра и ИГИЛ.

То есть, когда сирийское государство фактически развалилось в гражданской войне, когда соседний Ирак уже на протяжении десятилетия находится в состоянии, близком к гражданской войне, и когда существуют тысячи экстремистов, воевавших в Афганистане, Ираке или Сирии и готовых биться до последнего, чтобы реализовать свою видение теократического государства, когда границы между арабскими государствами не совсем легитимны и когда среди части населения существует реальное желание восстановить халифат, становится понятно как могла возникнуть такая организация как ИГИЛ.


ИГИЛ — это новое название бывшей организации «Аль-Кайда в Месопотамии», которая годами боролась с американцами и иракских шиитами.

Даже бин Ладен, сидя в Пакистане, много раз призывал главу этой организации Абу Мусаба аз-Заркави (убитого американцами в 2006 г.) не убивать столько шиитов, но тот не слушался. В след за Заркави лидером этой экстремистской группировки стал Абу Омар аль-Багдади, он объявил создание «Исламского государства Ирак», а затем погиб в 2010 г.

На его место пришел Абу Бакр аль-Багдади. Под его командованием «Исламское государство Ирак» начало участвовать в сирийской гражданской войне, пытаясь подчинить себе тамошнюю ветвь «Аль-Кайды», Фронт ан-Нусра.


Таким образом «Исламское государство Ирак» была переименовано в ИГИЛ и взяло контроль над значительной частью восточной Сирии, с ее нефтью и электростанциями.

ИГИЛ отличается жестокостью, даже Айман аз-Завахири, нынешний глава «Аль-Кайды», призвал ИГИЛ не убивать столько мирных людей. Получив отказ, «Аль-Кайда» в этом году сама отказалась от дальнейшего сотрудничества с ИГИЛ.


И наконец, этим летом, ИГИЛ предприняло попытку захватить как можно больше территорий в Ираке.

Зная, что ИГИЛ убивает пленных солдат без пощады и разбора, иракские военные массово обратились в бегство. ИГИЛ захватило Мосул, второй по численности населения город Ирака, причем силами 800 бойцов против 30 тысяч солдат регулярной иракской армии, те попросту разбежались, бросив оружие. Сотни тысяч мирных людей стали беженцами. Зато ИГИЛ получило столько нефти, что от простой продажи ее иракским и турецким торговцам на черном рынке она зарабатывает больше миллиона долларов ежедневно.


Вот тут-то ИГИЛ объявило о восстановлении халифата с Абу Бакром аль-Багдади в качестве Халифа Ибрагима.

Когда кто-либо объявляет себя халифом, это вскоре приводит к разделению мусульман на тех, кто «за» и кто «против». Провозглашение халифата означает, что амбиции у ИГИЛ значительно шире, чем у обычной террористической организации. В перспективе ИГИЛ хочет овладеть всем мусульманским миром. В армии ИГИЛ воюет около 30 тысяч бойцов, половина из которых — иностранцы примерно из 80 стран. Но все равно, 30 тысяч относительно 1,6 миллиарда мусульман — достаточно маргинальное явление.


В настоящее время против ИГИЛ выступают не только правительства Ирака и Сирии, но также Иран и ливанская шиитская организация «Хезболлах», плюс ОАЭ, Бахрейн, Катар, Саудовская Аравия и Иордания.

Последние пять стран бомбили позиции ИГИЛ в Сирии вместе с США; тем временем, западные союзники США (например, Канада) бомбят ИГИЛ в Ираке. Сирийские курды вместе с иракскими защищают сирийский город Кабани. Лига арабских наций заявила, что против ИГИЛ нужно бороться всеми методами.

На идеологическом фронте. В сентябре 126 исламских религиозных деятелей (в том числе египетский верховный муфтий Шауки Алам) написали длинное открытое письмо, адресованное аль-Багдади, где показали с помощью Корана насколько его действия против гражданских лиц, против женщин, против немусульман, против пленных и т.д. противоречат исламу, и предложили ему покаяться. Гамза Юсуф, основатель мусульманского колледжа Зайтуна в Калифорнии, назвал ИГИЛ посланниками шайтана. Имам моей мечети в Монреале на днях назвал друзей ИГИЛ демонами и дикими зверями.

Да, среди мусульман есть горстка людей, кому нравится ИГИЛ. Один из них, канадец Мартен Кутюр-Руло, недавно сбил на машине канадского солдата под Монреалем.


Но у большинства мусульман ИГИЛ вызывает ненависть и непонимание: как возможно так вести себя во имя ислама?

Кстати, не надо забывать, что ИГИЛ убивает мусульман тысячами. И победить, искоренить и уничтожить их могут тоже только мусульмане, но, конечно при помощи друзей-немусульман.

Читать статью полностью http://nn.by/?c=ar&i=138142&lang=ru

liorasun55.livejournal.com

Откуда взялся ИГИЛ? | islam.ru

Откуда взялся ИГИЛ, каковы различия между ИГИЛ и «Аль-Каидой», какие силы стоят за террористами, источники их финансирования, какова программа ИГИЛ, чем заманивают игиловцы в свои ряды новых рекрутов, каков ожидаемый конец этой запрещённой в РФ террористической организации – на эти и другие вопросы даёт ответы известный востоковед, вице-президент Центральноазиатского корпуса развития Нурлан Альниязов.

Политолог утверждает, что для специалистов было ожидаемо появление организации подобной ИГИЛ, так как все современные региональные конфликты проходят с их участием. Однако ИГИЛ в отличие от других, в частности от «Аль-Каиды» – аморфной организации, не имеющей чёткой структуры – обладает контролируемой территорией, на которой формирует управленческие структуры наподобие государственных. Это первый случай, когда террористическая группировка объявляет о создании государства и вербует в свои ряды не боевиков, а гражданских специалистов (инженеров, учителей, врачей, журналистов и др.). У этого образования имеет и постоянный источник дохода от продажи нелегальной нефти, что приносит им около 800 млн. долларов в месяц.

С нефтью, полагает эксперт, связана и поддержка основных союзников ИГИЛ. Ими выступают монархии Персидского залива, для которых страны Среднего Востока с богатыми запасами нефти и газа являются конкурентами на рынке углеводородов. Являясь инструментом подобной политики, ИГИЛ выступает против органов власти этих государств. В свою очередь страны Залива предоставляют игиловцам коммуникации транспортировки углеводородного сырья, без которых не была бы возможна нелегальная торговля нефтью.

По утверждению политолога, современный терроризм является циничным, кровавым и безжалостным бизнесом, и ИГИЛ, сделавший громкую заявку на этом рынке, стремиться к приобретению новых спонсоров. Это подтверждает и просочившаяся в СМИ информация о тайных переговорах спецслужб многих крупных стран с лидерами террористов.

По этой же причине, считает Нурлан Альниязов, не следует серьёзно относиться к программам подобных террористических организаций. Независимо от происхождения они в итоге становятся инструментом политического влияния в руках крупных игроков. Программы и цели экстремистов трансформируются в соответствии с политическими и экономическими интересами тех сил, которые оказывают им поддержку.

Объясняя причины большого притока международных добровольцев в ряды ИГИЛ, в том числе из немусульманских стран, эксперт указывает на ряд факторов, способствующих этому. Это глобализация мирового сообщества и развитые средства коммуникации, что даёт возможность широким слоям населения иметь доступ к любым видам информации. В таких условиях идеи радикализма и экстремизма легко находят аудиторию.

При этом, поясняет политолог, вербовка в ряды бандформирований не ограничивается одними призывами, людям предлагается иной вариант экономической и социальной системы, который на первый взгляд кажется справедливее современных институтов, переживающим на данном историческом отрезке серьёзный кризис. На фоне недовольства масс коррупционными государственными структурами, спекулятивными финансовыми институтами подобные идеи находят отклик у населения, даже немусульманских стран.

По словам Альниязова, не следует недооценивать возможности ИГИЛ. По информации с различных источников, экстремисткою деятельность, так называемого, «казахского джамаата», входящего в состав ИГИЛ, выделена сумма в десятки миллионов долларов. Для дестабилизации  ситуацию в Казахстане этого вполне достаточно, считает эксперт.

В тоже время, политолог смотрит пессимистически на будущее этой террористической группировки. «ИГИЛ ждёт то же самое, что происходило с другими экстремистскими организациями. В ближайшем будущем оно должно начать дробиться по этническим и идеологическим признакам, и в основе этого будут лежать финансовые интересы разнородных групп, входящих в состав ИГИЛ», – резюмирует Нурлан Альниязов.

islam.ru

Откуда появился ИГИЛ: как террористы смогли добиться могущества на Ближнем Востоке

Наиболее боеспособная группировка международных террористов при поддержке наших военных разгромлена: как подчеркнул на церемонии начала вывода войск Владимир Путин, задача борьбы с вооруженными бандами на сирийской земле «блестяще решена».

В то же время, как отметил российский лидер, угроза террористических проявлений в мире еще очень высока. Тот же ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ) еще не ликвидирован до конца. Чтобы понять алгоритмы противодействия террористам, необходимо вспомнить первопричины появления этой структуры, понять истоки ее укрепления и разрастания.

Под знаменами «всемирного халифата»

Хронология «становления» игиловского движения берет свое начало в 1999 году, когда появились первые сведения о создании в Ираке группировки «Джамаат ат-Таухид валь-Джихад», впоследствии присоединившейся к «Аль-Каиде» (обе организации запрещены в РФ). Именно эти структуры, слившись с другими радикальными формированиями, в 2006 году провозгласили себя как «Исламское государство», или ИГИЛ – «Исламское государство Ирака и Леванта». Интересно, что первые годы о них было известно лишь узкому кругу специалистов. Широко и громко об игиловском движении заговорили в 2014 году, когда этой группировке удалось провести успешные военные операции в Ираке и в Сирии. За короткое время исламисты настолько расширили свою деятельность, что развернувшаяся против них военная кампания была некоторыми политиками названа не чем иным, как «третьей мировой войной».

Некоторое время назад эксперты Российского института стратегических исследований провели масштабную работу по изучению первопричин и обстоятельств появления этого террористического «объединения». К этому, по мнению аналитиков, привела целая цепь масштабных и далеко не самых положительных перемен в мировой геополитике. В их числе – распад Советского Союза, война в Югославии и ее разделение, авиаудары по Ираку в 1998 году и оккупация государства в 2003-м, ввод военного контингента НАТО в Афганистан в 2001 году, распад Судана, Эфиопии, майдан на Украине, а также арабские революции и кризис в Сирии. Причем непосредственное участие в организации ИГИЛ принимал Запад.

«ДАИШ (так еще называют «Исламское государство» – авт.) – не самостоятельное явление и действует в интересах других государств, – подчеркивает старший научный сотрудник РИСИ Евгений Бирюков. – Еще в 2006 году получили распространение так называемые карты «Нового Ближнего Востока» или «Кровавые границы» полковника Пентагона Ральфа Петерса, на которых он разделил государства Ближнего Востока. И на них было отмечено государство Суннистан, которое действовало на той части территории Сирии и Ирака, которую в 2014 году оккупировала ДАИШ. Кроме того, в 1993 году в книге «Великая шахматная доска» Збигнев Бжезинский писал, что США возглавят процесс исламизации и будут способствовать распространению радикального ислама».

Сегодня, когда многие карты уже «биты», причастность Запада к вмешательству во внутренние дела ближневосточных стран, повлиявшему на негативное развитие ситуации в регионе, не скрывается и самими западными политиками. Так, еще в 2003 году бывший министр иностранных дел Великобритании Дэвид Милибэнд высказал мнение о том, что дестабилизации ситуации в Ираке и возникновению военной группировки ИГ способствовала военная операция в этой стране, начатая США и Великобританией. Позже и британский премьер Тони Блэр в своем интервью телеканалу CNN признал, что «есть доля правды в том, что вторжение США и их союзников в 2003 году в Ирак стало одной из основных причин появления ИГИЛ».

Что говорить, если такое же признание вынужден был сделать и американский лидер Барак Обама. Выступая под занавес своего президентства на одном из мероприятий во Флориде он, комментируя ситуацию в сфере противодействия терроризму, признал, что вторжение США в Ирак и допущенные при этом ошибки стали одной из причин появления «Исламского государства».

Диктатура нищеты

Сегодня выдвигаются разные версии возникновения ИГИЛ. К примеру, говорят, что к созданию этой структуры были причастны некоторые преданные Саддаму Хусейну высшие офицеры его армии. Доля правды в этих словах есть, учитывая, какое огромное количество иракского оружия оказалось в руках у террористов. Но нельзя сбрасывать со счетов и другие обстоятельства. Например, те из нас, кто следит за телерепортажами из мест, где ведется противостояние с ИГИЛ, неизменно обращают внимание на скудность обстановки в городах и селениях, на откровенную бедность и нищету местного населения. По мнению аналитиков, рост активности террористических групп на Ближнем Востоке стал в значительной степени следствием ухудшения политической и экономической ситуации. Эксперты российской Высшей школы экономики еще некоторое время назад установили, что одной из основных причин появления ИГИЛ стала безработица, а также быстрый рост населения в странах, где эта организация подняла свой флаг.

«Обнищание населения в итоге создало почву для распространения идей религиозного экстремизма среди безработной молодежи Сирии и Ирака», – полагает директор Института демографии ВШЭ Анатолий Вишневский.

Кстати, именно на этом печальном фоне так называемыми «духовными лидерами» активно распространялась идеология радикального ислама среди широких масс малообразованного населения. К чему она привела – теперь уже хорошо видно…

Старший научный сотрудник РИСИ Леонид ГЛАДЧЕНКО в своей работе «Тайны «черного интернационала» ИГИЛ» отметил, что одним из проявлений трансграничного характера современного радикального исламизма, воплотившегося в практике ИГИЛ, стало широкое привлечения сторонников этой группировки из разных стран.

«Согласно оценкам, приведенным в документах ряда международных организаций и аналитических центров, после распространенного в июне 2014 года обращения лидера ИГИЛ Абу Бакра Аль-Багдади к мусульманам мира с призывом вступать в ряды джихадистов, число примкнувших к ИГИЛ иностранных боевиков-террористов росло беспрецедентно высокими темпами и в 2016 году уже достигло 27-31 тысяч человек, – обращает внимание эксперт. – Для сравнения: за весь период войны в Афганистане в боевых действиях приняли участие 20 тысяч иностранных боевиков».

В этой связи эксперты вынуждены признать, что определяющую роль в развитии ИГИЛ сыграла его массированная пропаганда.

«Она работает на самых современных медийных платформах, фактически в глобальном масштабе, характеризуется гибкостью и способностью апеллировать к запросам самых различных групп потенциальных “новобранцев”», – подчеркивает Леонид Гладченко. – В докладе специальной комиссии французского сената отмечено: “фундаменталисты предлагают простые ответы на духовно и жизненно важные вопросы, умело обыгрывают идею принадлежности к группе, обладающей ярко выраженной идентичностью и противопоставляющей себя остальному миру”. В результате молодые радикалы в идее джихада обретают “стройную систему ценностей”, которую они не смогли найти в своей стране».

И нашим, и вашим

В процессе формирования ИГИЛ, как уже было сказано выше, значимую роль сыграли действия Запада. Но ведь и укрепление этой террористической организации проходило при молчаливом согласии и бездействии западных стран. При этом приводимые российской стороной доводы и доказательства наличия источников финансирования терроризма, военной помощи со стороны стран региона пропускались мимо ушей. И такая позиция сохранялась до самого завершения военной кампании в Сирии. Не так давно Минобороны России вынуждено было констатировать, что операция по освобождению города Абу-Кемаля, проведенная правительственными войсками САР при поддержке ВКС РФ, выявила факты прямого взаимодействия и поддержки террористов ИГИЛ со стороны возглавляемой США «международной коалиции». В частности, ее авиация пыталась создавать помехи самолетам ВКС России, обеспечивая безопасный вывод отступающих боевиков. Ударные самолеты коалиции входили в воздушное пространство над 15-километровой зоной вокруг Абу-Кемаля для препятствования работе российских ВКС, хотя запрет на полеты самолетов коалиции был ранее согласован и одобрен Центром совместных воздушных операций на авиабазе Эль-Удейд в Катаре.

Подобные действия, отметили позже в Минобороны России, свидетельствовали о том, что стремительное наступление сирийских войск в Абу-Кемале сорвало планы США по созданию неподконтрольных сирийскому правительству «проамериканских» органов власти. В роли сил, якобы контролирующих город, должны были выступить боевики ИГИЛ, «перекрасившиеся» в цвета «Сирийских демократических сил»: подтверждением тому стали обнаруженные в освобожденном Абу-Кемале флаги, используемые формированиями СДС. В российском военном ведомстве обвинили США в прикрытии отрядов ИГ для восстановления их боеспособности, перегруппировки и использования в продвижении американских интересов на Ближнем Востоке. Ранее было установлено, что американские инструкторы принимали участие в создании в лагере беженцев в провинции Эль-Хасека так называемой «Новой сирийской армии» – военного формирования, созданного из числа бывших боевиков. Костяк группировки составили более четырехсот террористов, которые еще в октябре беспрепятственно выехали автоколонной из Ракки.

В июле 2017 года газета Washington Post написала, что власти США тайно готовили и вооружали сирийских повстанцев, делая это с 2013 до середины 2017 года, когда администрация Дональда Трампа прекратила программу подготовки, отчасти опасаясь того, что американское оружие может оказаться не в тех руках. При этом, по информации другого американского издания – журнала Wired Magazine, правительство США не ответило на многочисленные просьбы прокомментировать эту ситуацию.

«Правительство также отказалось сообщить, нарушили или нет Соединенные Штаты условия сертификата конечного пользователя и выполняют ли они условия договора ООН о торговле оружием, который они подписали наряду со 130 другими странами», – обратили внимание журналисты издания.

Не наступить на те же грабли…

Еще с началом «Арабской весны» власть в ряде государств региона перешла к лидерам с выраженной исламской радикальной повесткой, опять же поддерживаемым Западом. А в Сирии и Ираке и вовсе образовались «черные дыры» на карте – неконтролируемые властями террористические анклавы. По данным аналитиков, присутствие ИГИЛ либо подконтрольных ему группировок в той или иной степени отмечено в Афганистане, Египте, Йемене, Ливии, Нигерии, Сомали, Конго. Эмиссары террористов появляются также в Алжире, Индонезии, Ливане, Пакистане, Саудовской Аравии, Тунисе, Филиппинах, на российском Северном Кавказе. В 2014 году общая площадь контролируемой ИГ территории достигала 110 тысяч квадратных км, а численность проживавшего на ней населения составляла 8 млн человек.

После провозглашения так называемого «халифата» и объединения своих сторонников ИГИЛ превратился в богатейшую террористическую организацию и к началу операции российских ВКС в Сирии являлся крупнейшей незаконной военной силой в регионе, одной из главных угроз мировой безопасности. На вооружении у террористов находились не только все виды стрелкового оружия, но и зенитные средства, в том числе переносные ракетные комплексы различных модификаций, артиллерия, а также бронетехника, представленная танками и боевыми машинами.

Внушительным являлся и «бюджет» террористов, формируемый средствами от грабежей, захвата заложников с целью выкупа, наркоторговли и незаконной реализации нефти. Террористы также получали финансовую помощь от частных инвесторов, прежде всего из стран Персидского залива. Член иранского парламента Мохаммад Салех Джокар утверждал, что ИГ получило финансовую помощь (в том числе от Саудовской Аравии) в объеме до 4 млрд долларов.

Выступая в сентябре 2015 года на пленарном заседании 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, президент России Владимир Путин подчеркнул: агрессивное внешнее вмешательство в ситуацию в ряде стран Ближнего Востока и Северной Африки привело к тому, что вместо реформ государственные институты да и сам уклад жизни были просто бесцеремонно разрушены.

«Так и хочется спросить тех, кто создал такую ситуацию: “Вы хоть понимаете теперь, что вы натворили?” – произнес тогда свою знаменитую реплику российский лидер, и сам же ответил на не, – боюсь, этот вопрос повиснет в воздухе, потому что от политики, в основе которой лежит самоуверенность, убежденность в своей исключительности и безнаказанности, так и не отказались».

Кстати, на той же сессии Генассамблеи ООН президент России сказал слова, которые сегодня, после завершения ликвидации террористического отребья в Сирии, приобретают особое значение.

«Считаем любые попытки заигрывать с террористами, а тем более вооружать их, не просто недальновидными, а пожароопасными, – подчеркнул тогда Владимир Путин. – В результате глобальная террористическая угроза может критически возрасти, охватить новые регионы планеты».

На фоне явных попыток США в том или ином виде сохранить, реабилитировать ИГИЛ этот тезис выглядит особенно актуальным. ■

riss.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о