Компактное проживание курдов на карте – — , , —

Содержание

Курды — Википедия

Турция Турция:
   13—18 млн чел.[1][2][3]
Ирак Ирак::
  от 6,5 млн чел.[3][4]
Иран Иран:
   ок. 3.35—8 млн чел.[3][5][6][7]
Сирия Сирия:
  около 1,7—2,2 млн чел.[8]
Германия

ru.wikipedia.org

Почему не все курды хотят жить в одном государстве: Политика: Мир: Lenta.ru

О курдах регулярно упоминают в новостях с Ближнего Востока. О них говорят как о силе, эффективно противостоящей боевикам «Исламского государства» в Сирии и Ираке, и как о радикальной оппозиции режиму Эрдогана в Турции. А то, что речь идет о совершенно разных структурах и фактически курдский этнос поделен на несколько частей, чьи интересы не совпадают, обычно не уточняется. Далеко не все курды хотят жить в едином Курдистане.

Курды — это самый большой этнос без собственной государственности. По разным оценкам, всего курдов насчитывается от 20 до 50 миллионов. Турецкое государство — один из главных врагов курдского самоопределения — старается занизить цифры. Курдские националисты, разумеется, их значительно завышают. Мне доводилось общаться в Турции с курдами, полностью ассимилированными в турецкую нацию. Они знают о своих этнических корнях, но языком предков владеют не очень хорошо, никаких культурных традиций не сохранили, работают в государственных органах и считают себя турецкими патриотами. Кем их считать — курдами или турками?

В общем, выяснить реальную численность курдов в мире практически невозможно. Наиболее корректная формулировка такова: курдов не менее 20 миллионов.

Материалы по теме

09:02 — 1 августа 2015

Территории их компактного проживания — Турецкий, Иракский, Иранский и Сирийский Курдистаны (турецкий — самый большой по площади и количеству курдов, далее в порядке убывания). Все эти регионы граничат между собой; когда говорят просто «Курдистан», имеют в виду сразу все.

Есть значительные курдские диаспоры на постсоветском пространстве — в Армении и Грузии, на российском Северном Кавказе. В 1930-х курды появились в республиках Средней Азии, куда их выслали из Закавказья. Самая большая диаспора — в Германии, около миллиона человек. Ее неформальной столицей считается Дюссельдорф. В Германии и внушительная турецкая диаспора — около четырех миллионов. Поэтому немецкие города периодически становятся ареной столкновений между курдами и турками, а причины этих конфликтов имеют очень мало общего с реалиями и традициями ФРГ.

Прокурдская демонстрация в Ганновере. В руках участницы карикатура, изображающая Эрдогана и Меркель, а также портрет лидера РПК Оджалана. 19 марта 2016 года

Фото: Fabian Bimmer / Reuters

Курдистан в нынешних границах сложился не так давно — около ста лет назад. Важную роль сыграло то, что курдские формирования вместе с турецкой армией участвовали в геноциде христианских меньшинств. Например, курды поселились в районах, откуда были изгнаны армяне, в провинциях Шанлыурфа и Ван. Сегодня эти провинции — часть Турецкого Курдистана. С осени прошлого года там периодически происходят столкновения турецкой армии и Рабочей партии Курдистана (РПК). Та же история с ассирийцами — курды, наряду с турками, изгоняли и убивали их в 1914-1918 годах на территории нынешних провинций Мардин, Хаккари и Сиирт. В настоящее время в этих провинциях партизаны РПК регулярно атакуют правительственные силы.

Материалы по теме

11:03 — 14 октября 2015

Существовало ли когда-нибудь независимое курдское государство — вопрос спорный. Равно как и вопрос о происхождении этого этноса. Курдами в некоторых районах Ирана до сих пор называют всех, кто ведет кочевой образ жизни. Прародина курдов — горы Загрос, расположенные на западе Ирана, вдоль границы с Ираком. Можно с уверенностью утверждать, что в Средние века этот этнос уже сформировался. Одна из его отличительных черт — религия езидизм, исповедуемая лишь курдами. Сегодня, однако, подавляющее большинство (до 90 процентов) курдов — приверженцы ислама суннитского толка. Езиды считают их вероотступниками, а себя — истинными курдами. Достоверных сведений об основе вероучения езидов мало. Закрытость их общин способствовала распространению слухов и домыслов. В частности, за езидами закрепилось реноме дьяволопоклонников. Так произошло, поскольку езиды чтят ангела Малак Тавуса, известного под именем Азраил. В иудаизме и исламе Азраил — ангел смерти. В результате езиды неоднократно становились жертвами этноконфессиональных чисток, устраиваемых мусульманами. Последний раз это случилось в горах Синджара на северо-западе Ирака два года назад — зачистку устроили боевики запрещенного в России «Исламского государства».

Курды делятся на два больших субэтноса — курманджи (живут в Турции, Сирии и северных районах Иракского Курдистана) и сорани (Ирак и Иран). Есть и более малочисленные субэтносы, но они особой роли в политике Ближнего Востока не играют.

В Ираке де-факто уже сформировано независимое курдское государство — Регион Курдистан республики Ирак. Состоит из четырех провинций: Эрбиль, Сулеймания, Халабджа и Дохук. Под контролем курдов находится город Киркук и прилегающие к нему нефтеносные поля (наряду с Басрой, Киркук — крупнейшее нефтяное месторождение Ирака). Население этого города смешанное — там живут и курды, и арабы. Поэтому исторически Киркук был спорной территорией. Но после того как иракская армия бежала оттуда в июне 2014-го, спасаясь от наступающих отрядов ИГ, курдские военные формирования пешмерга быстро взяли город и окрестности под свой контроль. Отбив атаки исламистов, курды получили возможность распоряжаться киркукским черным золотом по своему усмотрению.

За исключением Киркука, территория Иракского Курдистана — моноэтническая, населенная почти исключительно курдами. Между регионом и территориями Ирака, подконтрольными багдадскому правительству, — районы, контролируемые ИГ. На самом северо-востоке имеется отрезок, где курдские районы соприкасаются с теми, что подконтрольны Багдаду. Хотя вооруженные столкновения между проправительственными (арабскими) силами и пешмерга в этих районах случались (были и убитые, и раненые с обеих сторон), говорить о каком-либо серьезном конфликте нельзя — иракские власти слишком заняты сейчас борьбой с ИГ.

Бойцы пешмерга возле Киркука. 3 декабря 2012 года

Фото: Ako Rasheed / Reuters

Иракский Курдистан связан, по сути, с Багдадом лишь единой валютой — динаром, эмиссионный центр которого находится на арабской территории. Поэтому обещание формально объявить о суверенитете автономии периодически становится предметом торга во внутрииракской политике.

Внутри региона нет политического единства — Дохук и Эрбиль контролирует либерально-националистическая Демократическая партия Курдистана (ДПК) нынешнего президента Масуда Барзани, в Сулеймании и Халабдже власть принадлежит социал-демократическому Патриотическому союзу Курдистана (ПСК). Партии враждуют. В 1990-х между ними шла война, которую удалось закончить при посредничестве США. ДПК поддерживается Турцией, ПСК — Ираном. Ни та, ни другая речи об объединении с другими «Курдистанами» не ведет.

В Иране курдский сепаратизм носит маргинальный характер. Дело не только в том, что местные спецслужбы работают эффективно. Гораздо важнее то, что правительство создало действительно комфортные условия для здешних сорани. У них есть и своя провинция с названием Курдистан.

Иная история с курманджи в Турции и Сирии. При создании французского протектората пограничную линию провели прямо по курдским территориям. Граница разделила множество семей. Я встречал в сирийском Камышлы семью, которая не ездила к родственникам около 10 лет, хотя их деревня видна невооруженным глазом — по ту сторону пограничных столбов и колючей проволоки.

Прокурдская демонстрация в Стамбуле

Фото: Osman Orsal / Reuters

Курманджи — социальная база социалистической РПК. Изначально РПК позиционировалась как повстанческая организация сталинистов. Ее задачей было провозглашено построение социализма «в отдельно взятом едином и независимом Курдистане». После того как в 1999-м лидер РПК Абдулла Оджалан был отправлен отбывать пожизненное заключение в турецкую тюрьму, он сам и его последователи взялись за пересмотр идеологии партии.

Под влиянием идей анархистов (в том числе Михаила Бакунина и Петра Кропоткина), а также с учетом опыта Иракского Курдистана, где так и не было построено социально и политически справедливое общество, в РПК решили отказаться от планов создания национального государства. В своих книгах, написанных в тюрьме, Оджалан утверждает, что национальное государство сегодня — один из главных столпов капитализма. В 2013-м РПК даже прекратила в одностороннем порядке боевые действия в Турции и вывела отряды в горы Кандиль в Иракском Курдистане, заявив, что ее главная цель отныне — борьба за широкую автономию, за право на культурную и национальную самоидентификацию в районах компактного проживания курдов, за самоуправление в соответствии со своими принципами и организацию собственных сил самообороны.

Материалы по теме

00:15 — 22 июля 2016

Сирийские курды, представители того же субэтноса, в массе своей — сторонники либо активисты РПК. Поэтому, когда в 2011-м в Сирии развернулись боевые действия, бойцы РПК пришли на помощь местным курдским силам самообороны — YPG и YPJ. Идеология сирийских курдов полностью идентична РПК, хотя главная политическая партия носит название «Демократический союз». Портреты Оджалана — обязательный атрибут в зданиях, занимаемых бойцами YPG и YPJ. Сирийские курды не планируют отделяться от Сирии, хотя арабские и ассирийские формирования, поддерживающие президента Башара Асада, вступали в локальные бои с курдскими ополченцами. Курды лишь добиваются, чтобы Асад признал их широкую автономию. Поэтому весной 2016-го они провозгласили Федерацию Северная Сирия в составе Сирийской Арабской Республики. Сирийские курды признают право Дамаска на эмиссию денег, формирование внешнеполитического курса, экспорт добываемой в курдских районах нефти и так далее.

Сложнее складываются отношения РПК и сторонников президента Иракского Курдистана Масуда Барзани. Прямых конфликтов между ними не было, но Барзани дал молчаливое согласие на бомбардировки турецкими ВВС гор Кандиль и проведение операций турецкого спецназа против РПК в пограничной провинции Дохук. Если в провинциях, подконтрольных Демократической партии Курдистана, запрещена деятельность организаций, поддерживающих Оджалана, то в Сулеймании, наоборот, открыто официальное представительство партии «Демократический союз», бесплатно раздающей книги отбывающего наказание лидера РПК. В крупнейшем городе на севере Сирии Камышлы, где проживают курды, арабы и ассирийцы, большинство курдских районов поддерживает «Демократический союз». И есть районы, где живут сторонники ДПК, — на улицах висят флаги Иракского Курдистана. В обороне и освобождении Синджара принимали активное участие бойцы РПК и сирийских курдов. Местные езиды проводили собрания, чтобы присоединиться к сирийской автономии своих соплеменников, живущих в Ираке. ДПК резко негативно реагировала на подобные инициативы. В настоящее время эта тема не поднимается, но, надо полагать, она возникнет снова, как только закончатся боевые действия против ИГ.

Фактор общего врага пока позволяет курдам, по крайней мере, не устраивать разборок между собой. Но они неизбежны. Фактически сегодня курды — это два разных народа, с двумя разными политическими идеологиями и разными союзниками. Поэтому в случае победы над «Исламским государством» между курдами обязательно начнется гражданская война. Если не будет активных врагов среди соседей — арабов, турок или иранцев.

lenta.ru

Курды на карте: постоянная боль Турции принесет Ближнему Востоку стабильность

Сирийские события вновь напомнили миру о небольшом народе, живущем на Ближнем Востоке — курдах. Первый раз это имя громко прозвучало в связи с военной кампанией в Персидском заливе — «Бурей в пустыне», когда США в 1990 году выступили во главе многонациональных сил против агрессии Ирака в Кувейте. Иракские курды стали одной из ключевых ставок американцев.

И эта ставка сыграла. Тогда, в начале 90-х, курды стали одним из основных союзников американцев внутри Ирака. Во многом именно благодаря курдам США удалось одержать победу над Саддамом Хусейном малыми силами и с минимумом потерь. Но в дальнейшем американцы повели себя в типичном для себя стиле: попросту кинули курдов и сдали их иракским властям.

Мечта о государстве

Кто такие курды и откуда они взялись, не может сказать точно ни один историк. Это ираноязычный народ, и большинство ученых считают, что курды имеют скифско-мидийские корни. Но есть предположения, что они родственны картвелам, что им близки армяне и халды. Последнее — армянские корни — делает понятным, почему курды являются постоянной болью Турции. Курды составляют существенную часть местного населения — порядка 30-35%. То есть неофициально каждый третий турок — курд. Курды отличаются от турок. Этнически, культурно и по языку. В отличие от тюркоязычных народов курды говорят на курдском языке, который относится к индоевропейским, то есть к иранской языковой группе, и достаточно компактно разнесся на граничащих территориях Турции, Ирана, Ирака и Сирии. В Ираке также представлены три курдских субэтноса (с юга на север): южные курды с гурани, сорани (в районе Киркука и Сулеймании) и курманджи (в районе Мосула), населяющих восточные и северо-восточные районы страны. Лишь часть этнической территории иракских курдов включена в автономное образование Иракский Курдистан со столицей в Эрбиле. Назвать курдов этническим меньшинством — сильно поспорить с истиной. По разным оценкам, их насчитывается более 10 миллионов человек. В одной только Турции их почти шесть миллионов.

И почти уже тысячу лет среди курдов живет мечта о собственном государстве. А государства по-прежнему нет. Есть только географическое понятие — Курдистан. Вот что мне пояснил востоковед Анатолий Несмиян, более известный как блогер Эль Мюрид. «На протяжении истории курды уже несколько раз имели возможность основать свое государство, но каждый раз эту возможность упускали. Все дело в том, что курды — не состоявшаяся нация, это, скорее, объединение весьма разнородных племен. Но самое главное, что это, прежде всего, социальное разделение. Первая часть — это довольно зажиточные, встроенные в существующие государственные образования Ирак, Турция, Иран, Сирия. По большому счету, их все устраивает, и они не желают революций. А вот беднейшая часть курдского населения видит в неком гипотетическом государственном образовании Курдистан шанс для себя, возможность вырваться на новый уровень. В Турции это особенно острый вопрос. Турция — страна светская, а курдов тут значительная часть. Но, кроме социального разделения, есть еще и разделение религиозное. Курды исповедуют как суннизм, шиизм, так и ислам-алевизм, а также езидизм и христианство. Ни о каком единстве говорить не приходится, и вряд ли в обозримом будущем можно рассуждать о едином государстве Курдистан. Это, скорее, географическое понятие», — пояснил Несмиян.

Проект Курдистан

Тут надо пояснить, что государственных проектов у курдов ровно два: американский, этнически-религиозный, основанный на иракской общности курдов, и левацкий турецкий, в основе которого лежит Рабочая партия Курдистана — РПК. Вот это и есть то самое социальное расслоение, о котором говорит Несмиян. Единства между ними нет. Турецкие курды ориентированы на Россию, в то время как иранские больше надеются на США. А на территории Сирии курды живут в пограничных с Турцией регионах: север и северо-восток. Эта территория неофициально так и называется — Сирийский Курдистан, провинция мухафаза Эль-Хасака. Крупнейшие города, населенные преимущественно курдами — Эль-Камышлы, Хасеке и Айн-эль-Араб в мухафазе Халеб близ турецкой границы. Именно курды Турции и Сирии проявляют наибольшее стремление к автономии. Уже сейчас можно говорить о формальном распаде Сирии и Ирака, что несомненно приведет к еще большей дестабилизации на Ближнем Востоке. И, возможно, именно курды станут фактором стабильности на Ближнем Востоке. Нужно лишь обратить внимание на эту карту.

riafan.ru

Репортаж из турецкого Курдистана – страны, которой нет

Дана Комрад – активистка из Минска, путешественница и преподавательница. Недавно она спонтанно оказалась в Курдистане – этнической территории курдов на востоке Турции, где живут около 20 миллионов человек, у которых так и не получилось создать собственное государство. Там Дана особенно ясно поняла, каково это, когда Большой Брат следит за тобой, как можно не потратить ни цента за две недели и что значит жить в стране, которой не существует. Читай и смотри репортаж, привезенный из спрятанной точки нашей планеты, где жизнь выглядит так же, как и 100 лет назад.

 

Бэкграунд или почему такой трип удивляет?

Курдистан – территория расселения курдов, практически никем не признанное государство, частично в Турции, Иране, Ираке и Сирии. Курды имеют национальную автономию в Ираке и де-факто в Сирии, где они отвоевали себе территорию. Но в Турции и Иране никакой самостоятельности курдам проявлять не дают. Получается, что курды – самый большой в мире народ (30 миллионов!), не имеющий собственного государства. Для наглядности – их в три раза больше, чем цыган в Европе.

Есть две идеи возрождения Курдистана. Первая подразумевает получение полной независимости своих земель, объединение всех четырех территорий (турецкой, иранской, иракской, сирийской) и создание единого Великого Курдистана – но она слишком утопическая. Вторая – признание автономности регионов. Кстати, это одно из условий, который ставит Европейский Союз перед Турцией, чтобы та могла присоединиться к ЕС. Другое условие – признание геноцида армян.

В турецком Курдистане живет огромное количество людей, на которых государству просто наплевать. Это не пара сотен человек – это около 35 % населения Турции. Турецкие курды – это так называемое меньшинство, которое составляет примерно 20 миллионов человек. Власти Турции избегают переписи населения, чтобы не произошло усиления этнической обособленности, поэтому численность курдов оценочная.

В южной и западной Турции у турков – титульной нации – есть доступ к хорошему образованию, у них адекватные зарплаты и приличный уровень жизни. В бедных курдских поселениях зачастую отсутствуют школы, больницы и водопровод.

В турецком Курдистане живет огромное количество людей, на которых государству просто наплевать. Это не пара сотен человек – это около 35 % населения Турции

У турецкого Курдистана нет границ: он просто считается территорией нескольких провинций. Именно Юго-Восточная Анатолия (официальное название региона) является самой небезопасной для путешествия, особенно в одиночестве. Самые малообеспеченные люди в стране тоже живут именно там, на востоке. Ландшафт здесь состоит в основном из неплодородных пустынь.

Есть стереотип, что там постоянно идут войны и люди повсюду ходят с оружием. Все турки как один советовали туда не соваться: «Там же нищета, грязь и курды». Что я могу сказать по этому поводу: ни разу я не почувствовала себя в опасности и не видела вооруженных либо агрессивных людей.

 

Как я попала в Курдистан

Весной я была в Армении, преподавала в университете. Там я сдружилась с одним парнем-курдом, сторонником Рабочей партии Курдистана. Он писал диссертацию о культурном наследии езидов, которые живут на севере страны. Именно в Армении мы договорились осуществить путешествие по турецкой земле.

Изначально план был такой: исследовать турецкий Курдистан и заехать на 1-2 дня в Сирию в Кобани. Друг хотел познакомить меня с женщинами-боевиками и вместе сделать репортаж о жизни в разбомбленном городе. Денег у меня оставалось на тот момент около € 50, но путешествие предполагалось очень бюджетное: автостоп, вписки у его друзей, дешевые фрукты. Через две недели я полагала быть на западном побережье Турции.

На третий день путешествия, по прибытию в Мардин, друг сообщил, что обсуждал с местными переход через границу с Сирией и они отказались брать с собой иностранку (понятно, что переход предполагался нелегальный, с оружием в руках, по узкой тропинке через заминированное поле). А его перевести согласились, и потому он уезжает завтра прямо с утра, не знает, когда вернется, и вообще лучше его не ждать. Собственно, так он и сделал: уехал и оставил меня одну без всяких связей и планов в маленьком пыльном городке в пустыне на границе с Сирией. С беженцами, тараканами под ногами, закутанными в платки женщинами и босоногими пацанами.

Дальше кратко: Facebook и знакомства опять спасли мир. На следующее утро после опубликованного поста с просьбой о помощи прилетело письмо от знакомой турчанки: «Дана, моя подруга сейчас в Мардине, никуда не уходи, она за тобой приедет».

Так он и сделал: уехал и оставил меня одну без всяких связей в маленьком пыльном городке в пустыне на границе с Сирией

Так я стала Гостьей. Две недели я была вечной Гостьей – второй после Аллаха для мусульман и важнее, чем муж или жена. Меня передавали из одних заботливых рук в другие и пересаживали из одной машины в другую, возили по новым местам и кафе. И я только смотрела на жизнь из окон автомобиля, а потом и смотреть перестала. Иногда мне нужно было приложить усилия к тому, чтобы очнуться и понять, где реальность, а где нет.

 

Воспоминание из дневника

«Я сижу в турецком приграничном городке в таможенном отделе. Сирия – через забор с колючей проволокой и минное поле. Моя подруга – начальница отдела грузоперевозок. Она бегает по границе, проверяет грузовики с товаром на экспорт – а там автоматы, наркотики и дешевая контрабанда, идущие в Ирак. Я не планировала ехать на границу, но она единственная женщина, которая откликнулась на мое сообщение на Couchsurfing. Местным мужчинам я не доверяю, так что выбирать не приходится.

На таможне гуляет много темнокожих амигос, водители косятся на меня, но молчат, офицеры настойчиво рекомендуют вернуться в офис. На градуснике около 40. Очень хочется, чтобы кто-то позаботился о вентиляторе и воде. Но подруга распоряжается, чтобы мне принесли очередной турецкий кофе. Спасибо и на этом.

Моя подруга – начальница отдела грузоперевозок. Она бегает по границе, проверяет грузовики с товаром на экспорт – а там автоматы, наркотики и дешевая контрабанда, идущие в Ирак

Начальник таможни, выслушав рассказ подруги о том, что я делаю в этом регионе, предлагает мне остаться и занять вакансию помощницы подруги, а, как только я выучу турецкий, он сразу обещает мне должность офицера. Шутки шутками, но им очень не хватает женщин, тем более, знающих английский. Зарплату, кстати, женщинам тут предлагают выше: лишь бы остались. А еще дают крутую квартиру и служебную машину.  Если бы я согласилась, навещали бы вы меня в чудесном городке Нусайбин, мы бы дрифтовали на выходных по пустыне, лазали по горам и отдыхали в оазисах возле воды – это все развлечения местных. А на работе я бы пересчитывала пачки с кокаином и оружием – романтика! Меня не пустили в Сирию, зато здесь я получила разрешение на посещение лагеря беженцев».

 

Люди

За две недели мы с местной журналисткой сделали репортажи о жизни в регионе: она хотела с помощью цикла статей для турецких СМИ о вопиющем положении курдской провинции привлечь внимание властей к проблемам региона. Мы ездили по деревням, фотографировали, общались в детьми, передавали гуманитарную помощь, закупленную на собранные пожертвования.

Запомнилась одна семья. Мы провели у них час, отсняли всех детей и уже собирались уходить, как родители вывели еще одну девочку, которую мы до этого не видели. Она упиралась, плакала, и было видно, что она еле идет. Присмотрелись, а у нее нога обожжена до колена. На расспросы, что это, мать пожала плечами: «Пару дней назад опрокинула на себя чан с кипятком, вот, не проходит...». Мы забрали девочку в машину и отвезли к врачу в город. Врач не находил слов от возмущения, что так долго не обращались за помощью: еще бы пару дней, и воспаление могло бы привести к гангрене. Нам стоило немалых трудов убедить мать в том, что девочке потребуются перевязки и к врачу придется съездить еще пару раз. Подруга-арабка горько сказала, что в этой семье, очевидно, за козами следят больше, чем за детьми: козы ведь молоко дают...

Мы побывали в Хасанкейфе – сейчас это крохотный городок на 3000 человек, но в древности он был крупным торговым центром на берегах Тигра. Это было в Месопотамии – родине человечества. Там до сих пор сохранились византийские скальные монастыри. Побывала я и в древнейшей месопотамской крепости Дара. Ночное кафе на горе, чай, звезды, пустыня и треск цикад вокруг.

Как оказалось, курды – приятные, спокойные и очень гостеприимные люди. Мне близок их менталитет, и я готова понять их позицию. Я прекрасно понимаю, что значит быть «малым братом». Этот регион совсем не избалован туризмом. Так что если ты хочешь посмотреть, как жили арабы и курды сто лет назад, – добро пожаловать на Восток.

Здесь популярен жест, который мы называем «Peace» или «Victory». Здесь он означает «Свободный Курдистан»

Здесь строгие устои, за тобой не будут бегать с криками «Hello, what’s your name?». Наоборот, здесь ты встретишь почтенных старцев в чайханах, которые как один поворачивают головы в твою сторону и от удивления замолкают. Здесь дети, замирающие при твоем появлении на их улице. Время тут как будто остановилось.

Здесь популярен жест, который мы называем «Peace» или «Victory». Здесь он означает «Свободный Курдистан» и произносится как «бижи».

 

Итоги

Курдистан я полюбила гораздо больше, чем Турцию. Дело не в самом регионе – дело во мне: люди для меня важнее пейзажей. Несмотря на крайне тяжелый и засушливый климат Юго-Восточной Анатолии, те две недели я чувствовала, что нахожусь на своем месте. Мне абсолютно не хотелось возвращаться на красивый, прилизанный, туристический запад Турции: туркам я бы даже не смогла рассказать, где побывала.

Я улетала в Измир ровно через 13 дней на самолете с теми же € 50 в кармане, с которыми и приехала. За две недели я не потратила ни одного цента. Билет мне купила венгерка, моя ровесница, с которой я когда-то познакомилась на Майдане и которая уже пару лет работает в Диярбакыре, неофициальной столице Курдистана. Она написала мне: «Ты в Нусайбине? Я уже еду за тобой, поживешь у меня». Встретила, обняла: «Добро пожаловать на наши земли».

Пустыня, глиняные полы, нещадное солнце, маслины с сыром на завтрак, постоянный черный чай, крики ишаков и их погонщиков, босоногие дети, беженцы на улицах в черном, плотные рубашки с рукавом, палестина перед выходом на улицу, звон колоколов посреди ночи – в стране наступил Рамадан.

Я долго буду помнить Курдистан и все то, что там со мной случилось. Я помню, как меня спасли. У меня там своя история. Все, что я cмогла cделать, чтобы отблагодарить этих людей, – это приложить руку в груди, наклонить голову и сказать: «Spas. Zor spas»*.

*(курдск.) «Спасибо. Большое спасибо»


Фото by Дана Комрад

34travel.me

могут ли курды изменить карту мира?

 

В развернувшемся на Ближнем Востоке вооружённом конфликте значительную роль с самого начала играет так называемый «фактор курдов». Самый большой разделённый народ в мире воюет не только за свою свободу и безопасность, но и, возможно, ради достижения исторической цели — создания национального государства.

 

 

Курдам удалось сделать то, чего долгое время не могли добиться регулярные войска Ирака и Сирии, — развеять миф о непобедимости террористов из «Исламского государства». Внутренне сплоченные и отлично понимающие, что либо они сумеют защитить свои земли, либо будут беспощадно уничтожены ваххабитами, курды на фронте в тысячу километров успешно дают отпор самой богатой террористической армии в истории. В Ираке отряды «пешмерги» («идущих на смерть»), в рядах которых сражаются и женщины, и добровольцы из турецкого и иранского Курдистана, не только отстояли столицу своей автономии Эрбиль, но и при поддержке авиации США вплотную подошли к Мосулу — центру богатой нефтью провинции, контролируемому боевиками с лета 2014 года. В Сирии бригады «пешмерги» освободили стратегически важный город Кобани и дают отпор джихадистам в курдских кварталах Алеппо. В этих боях они продемонстрировали беспримерное мужество и героизм и заставили говорить о себе как о реальной силе, противостоящей экспансии международного терроризма.

 

 

У курдов есть мощная разведка, которая снабжает данными и действующие в Сирии российские ВКС, и западную коалицию. Курдские спецназ отлично подготовлен и мотивирован, так, например, в ходе рейда по тылам «Исламского государства» его бойцы по просьбе властей Швеции освободил из плена 16-летнюю шведку, которую обманом склонил поехать на Ближний Восток один из членов ИГ. В рядах «пешмерги» сражаются, разумеется, не только курды из Сирии, но и их турецкие, иракские и иранские братья.

 

 

Ирак: в борьбе обретёшь ты право своё

 

Сколько здесь курдов? Около 7 млн

 

Что нужно знать? В шестидесятые годы Иракский Курдистан стал общекурдским центром национального движения. В 1962-м повстанцы из «пешмерги» во главе с Мустафой Барзани создали на северо-востоке Ирака квазгосударство «Свободный Курдистан». Противоборство между курдскими повстанцами и карательными войсками правительства длилось около 15 лет. Законом 1974 года Багдад вынужден был пойти на создание курдского автономного района.

 

Саддам, однако, никогда курдов не любил. Операция «Анфаль» в 1989 году, которой его двоюродный брат Али Хасан аль-Маджид и которая привела к гибели не менее 100 тыс. курдов, может быть с полным правом названа геноцидом. Потерпев поражение в операции «Буря в пустыне» в 1991 году, Хусейн был вынужден вывести войска из курдских районов (кроме Киркука), и там возникли два самостоятельных, одно время даже ведших войну друг с другом государственных образования: одно под властью левого Патриотического союза Курдистана во главе с Джалялем Талабани и другое под управлением Демократической партии Курдистана во главе с Масудом Барзани (ныне возглавляет автономный Иракский Курдистан). В 2002 году обе эти организации договорились о создании единого региона Курдистан в составе будущей иракской федерации.

 

 

Сегодня в конституции Ирака закреплены самые широкие права Курдистана, вплоть до права выхода из состава страны. Здесь есть все атрибуты государства, свои органы правопорядка и вооруженные силы (та же модифицированная пешмерга), регион получает пропорционально численности своего населения 17 % доходов от иракского экспорта углеводородов, курдский язык признан вторым государственным языком в стране. Курдистан достойно представлен в федеральных органах власти (шесть постов министров, включая главу МИДа, влиятельная фракция в парламенте и т. п.). С 2005 по 2014 годы Джалял Талабани занимал пост президента Ирака. Иракский Курдистан выгодно отличается от других частей страны с точки зрения безопасности и благоприятного инвестиционного климата, успехов в восстановлении разрушенных войной экономики, инфраструктуры, здравоохранения и образования. Лидеры иракских курдов неоднократно выступали в роли посредников между иракскими арабами-шиитами и арабами-суннитами и, тем самым, способствовали преодолению серьезных правительственных кризисов. Иракские курды подчеркивают, что они выступают за сохранение единого иракского государства и не намерены инициировать его распад по этно-конфессиональному признаку.

 

Мнение. «В Ираке у курдов очень высокая степень автономии, которая имеет практически все признаки суверенитета. Единственное, чего не хватает Иракскому Курдистану, — это реальной международной поддержки, поскольку юридические основания его существования довольно шаткие, хотя они и зафиксированы в конституции Ирака», — полагает главный редактор сайта kurdistan.ru Вадим Макаренко.

 

 

Турция: «Казус Оджалана»

 

Сколько здесь курдов? От 13 до 18 млн

 

Что нужно знать? В Турецкой Республике за время её существования было жестоко подавлено 29 вооружённых восстаний курдов. В 1984 году Рабочая партия Курдистана, основанная Абдуллой Оджаланом, открыто начала вооруженную борьбу в Восточной Анатолии. При этом свои базы РПК создала в Северном Ираке, куда для их подавления стали периодически вторгаться турецкие войска. Турецкий Курдистан превратился в постоянный очаг напряженности. Ни одной из противоборствующих сторон не удавалось взять верх, конфликт унес более 40 тыс. человеческих жизней.

 

Долгие годы сам Оджалан, пользуясь покровительством сирийских властей, жил в Дамаске. Однако в октябре 1998 года тогдашний президент Сирии Хафез Асад под нажимом Анкары вынужден был попросить Оджалана покинуть страну. После безуспешных попыток найти убежище в России, а затем Италии и Греции, Оджалан был похищен в Найроби спецслужбами Турции и помещён в тюрьму на острове Имралы в Мраморном море. Смертный приговор ему был позднее заменен на пожизненное заключение.

 

В 2009 году Оджалан, которому турецкие власти пообещали досрочное освобождение, призвал через СМИ своих соратников сложить оружие и вступить с правительством в переговоры. В Турции появилась курдская печать, радио и телевидение. При посредничестве лидеров иракских курдов Барзани и Талабани Анкара и находящийся в заключении руководитель РПК выработали план мирного урегулирования. Он предусматривал вывод в течение нескольких месяцев боевиков РПК в сопредельные районы Ирака, проведение законодательной реформы, вплоть до внесения поправок в конституцию страны, признающих национальные права и свободы курдского меньшинства, исключение РПК их списка террористических организаций, освобождение всех политических заключенных-курдов, включая Оджалана. На заключительном этапе предусматривалось добровольное разоружение курдских боевиков и безопасное возвращение их на родину (амнистия). 8 мая 2013 года первые группы курдских партизан перешли турецко-иракскую границу.

 

Однако в 2015 году Эрдоган резко изменил свою позицию по курдскому вопросу, развернув новую волну репрессий против «сообщников РПК» и вновь полностью изолировав Оджалана от всех контактов с внешним миром.

 

Протестующие курды на турецкой границе

 

Турецкое правительство рассматривает успех курдских отрядов самообороны как очередной шаг на пути к созданию «курдского квазигосударства» вблизи своей границы, отметила в недавней статье немецкая Frankfurter Rundschau. «Поскольку курды составляют значительную часть населения самой Турции, сложившаяся ситуация серьезно угрожает Эрдогану и его правительству. Опасаясь за существующий режим, Турция готова оказывать помощь скорее таким группировкам, как «Джебхат ан-Нусра», и признает курдов большим злом, чем «Исламское государство», — пишет издание.

 

Мнение. «С момента основания Турецкой Республики в 1923 году и до настоящего времени сменяющие друг друга правительства в Анкаре не признают существование курдского народа и его законные права. Это противоречит уставу ООН и всем документам, касающимся прав человека, и особенно Международным пактам о правах человека 1966 года, которые признают право каждого народа самостоятельно решать свою судьбу, — отметил в интервью RT представитель Демократического союза Курдистана в Париже Халед Исса. — Правительство Турции считает всех жителей страны турками в принудительном порядке. Всех же, кто отстаивает свои права, турецкие власти считают террористами. Сейчас турецкое правительство ведёт войну против тех жителей страны, которые не хотят называть себя турками, особенно в районах проживания курдов. Таким образом, если господин Эрдоган заявляет о том, что сирийский президент Башар Асад утратил свою легитимность, поскольку воюет со своим народом, то сам господин Эрдоган ведет себя как главарь банды. Он потерял свою легитимность, развязав войну против целых регионов в своем государстве».

 

Сирия: война за выживание

 

Сколько здесь курдов? Около 7 млн

 

Что нужно знать? Гражданская война в Сирии поставила местных курдов в сложное положение. «С одной стороны, сирийские курды всячески притеснялись и дискриминировались по национальному признаку в годы правления сирийского баасистского режима и, естественно, не могут выступать в его поддержку в продолжающейся ожесточенной гражданской войне. С другой стороны, воюющие против режима Башара Асада разрозненные отряды вооруженной оппозиции также не гарантируют курдам их национальных прав и свобод, — сказал RT Станислав Иванов, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН. — Более того, курды обоснованно опасаются, что в случае победы повстанцев к власти в Дамаске могут прийти исламистские радикальные группировки салафитского или ваххабитского толка, которые будут ориентироваться на монархии Персидского залива. В таком случае сирийские курды вряд ли смогут рассчитывать на позитивные изменения своего положения».

 

Успехи антитеррористической коалиции в Сирии во многом обеспечены действиями курдского ополчения. С самого начала экспансии ИГ в Сирии именно курды стали одной из основных сил, противостоящих террористам. Воспользовавшись выводом из районов их компактного проживания правительственных войск, они начали повсеместно создавать местные органы власти и отряды самообороны, чтобы предотвратить укрепление боевиков на этих территориях. Сегодня сирийским курдам в целом удается контролировать места своего компактного проживания.

 

Курды оплакивают погибвших в боях с ИГ в Сирии

 

Мнение. «Эти районы (Сирийский Курдистан — RT) меньше всего пострадали от гражданской войны, хотя отток курдских беженцев из Сирии в соседний Ирак и имеет место, — считает Иванов. — Их лидеры не выступают за отделение Сирийского Курдистана от других частей Сирии и даже не требуют полной автономии, так как, в отличие от Ирака, сирийские курды проживают анклавами в крупных городах (Дамаск, Алеппо, других), а также в трех различных провинциях Сирии, между которыми имеются районы с арабским населением. Сирийских курдов устроили бы равные права и свободы с арабским населением страны, пропорциональное представительство в новых органах власти и так называемая культурная автономия».

 

 

Иран: зона высокого напряжения

 

Сколько здесь курдов? Около 7 млн

 

Что нужно знать? В 1946 году в оккупированной советскими войсками части Ирана по указанию Сталина была создана так называемая «Мехабадская республика» курдов. Просуществовала она, однако, менее года, так Сталин под давлением вчерашних союзников по антигитлеровской коалиции прекратил поддержку республики.

 

Сейчас курдский вопрос в Иране находится как бы в спящем состоянии, но бурные события в Ираке, Турции и Сирии, безусловно, влияют и на рост национального самосознания иранских курдов. Тегеран также вынужден учитывать происходящие изменения в курдских анклавах соседних стран и принимать превентивные меры по снижению напряженности между курдами и властями.

 

Периодически на территории ИРИ совершает вооруженные вылазки и теракты базирующаяся в Иракском Курдистане радикальная курдская «Партия свободной жизни» (PJAK). В Тегеране утверждают, что финансирует и снабжает оружием эту организацию израильская разведка Моссад.

 

Мнение. «У курдов с незапамятных времен сложились неплохие отношения с евреями, поскольку на протяжении столетий эти народы становились главными объектами гонений в регионе, — сказал RT сирийско-курдский активист д-р Баха Маи. — Между курдами и израильтянами есть определенное чувство солидарности. И те и другие чувствуют себя меньшинствами на Ближнем Востоке. Много евреев исторически проживало в Иракском и Иранском Курдистане. Естественно, многие были вынуждены уехать под давлением исламистов, но корни-то и нормальные отношения с курдами остались. Но я не думаю, что PJAK финансируется Израилем, такая информация по нашим источникам никогда не проходила».

 

 

«Великий Курдистан»: мечта или утопия?

 

Что нужно знать? Из сорока миллионов курдов большая часть — от 13 до 18 млн — проживает сегодня в Турции, по 7 млн — в Иране и Ираке, вдвое меньше — в Сирии. Примерно два миллиона насчитывает в общей сложности курдская диаспора. Подавляющее большинство курдов — 75% — мусульмане-сунниты, каждый седьмой курд — шиит, есть последователи езидизма и зороастризма и даже курды-христиане. Территориально большая часть исторического Курдистана находится на территории Турецкой Республики (юго-восточные вилайеты страны), Сирийский Курдистан занимает северо-восточную часть Сирии, Иракский – север и северо-восток Ирака, иранские курды компактно проживают в Западном Иране.

 

Территория компактного расселения курдов на Ближнем Востоке

 

Несмотря на бесчисленные межплеменные и межклановые вооружённые столкновения, которыми полна вся история курдов, перед лицом чуждого этноса они всегда демонстрировали солидарность, осознание общности исторической судьбы. «У курдов существует чувство единой национальной принадлежности. Во всех государствах, где они живут, курды добиваются признания своих национальных прав. Это остается неизменным на протяжении всей истории, с того самого момента, когда курды были разделены между Персидской и Османской империями», — подчеркивает Халед Исса.

 

«Я лично из сирийской части Курдистана, но когда я общаюсь с курдами из Ирака, Ирана или Турции, мы говорим на одном языке, хотя диалекты у нас, конечно, разные. И мнения у нас по курскому вопросу одинаковые: мы все выступаем за создание единого курдского государства, — говорит Баха Маи. — Но на данном этапе наиболее реально было бы введение во всех из указанных четырех государств принципа федерализма».

 

Мнение. «Создание единого независимого Курдистана — это отдаленная перспектива, но сегодня курды заявляют о том, что их права должны защищаться в тех странах, где они проживают, в рамках автономии, федерации или конфедерации, — заявил RT председатель Международного союза курдских общественных объединений, член Национального конгресса Курдистана Мераб Шамоев. — Конечно, Турцию пугает тот факт, что с одной стороны она граничит с Иракским Курдистаном и на территории Сирии может возникнуть второй, который в свою очередь будет хорошим прецедентом для турецких курдов. Многих сейчас беспокоит вопрос , вторгнется ли Анкара на территорию Сирии. Если Турция пойдет на этот безумный шаг, чего нельзя исключать, учитывая, какой человек сейчас стоит у власти, это будет концом для действующего режима и страны в целом, поскольку это может спровоцировать расчленение Турции. Конечно, все курды будут противостоять этой агрессии».

 

RT

 

 

 



news-front.info

Дамаск и Тегеран используют "курдскую карту" против Турции » Военное обозрение


Турецкое правительство, взяв курс на реализацию проекта «Османская империя – 2», забыло старую истину – любое действие вызывает противодействие. Разрушение США в 2003 году режима Саддама Хусейна позволило курдам создать «плацдарм» своей государственности – автономный Иракский Курдистан. Дестабилизация САР, в которой активно участвует Турция, привела к активизации курдского движения в Сирии и на турецкой территории. Реализация сценария по созданию независимого Курдистана, признанного мировым сообществом (или его частью), похоронит все мечты турок о лидерстве в исламском мире и создании регионального центра силы глобального значения. Турция потеряет значительную часть своей территории и получит серьёзного регионального соперника.

Дамаск в силу необходимости был вынужден пойти на сотрудничество с курдами и вместе с Тегераном использует «курдскую карту» против турок. Так, сирийское руководство активно сотрудничает Рабочей партией Курдистана (РПК), которая в зоне своей ответственности перекрывает каналы поставки боевиков, оружия, боеприпасов, амуниции в САР. Сирийские власти позволили сделать территорию САР базой РПК, которая совершает диверсии на турецкой территории - в свою очередь Турция стала базой для сирийских повстанцев, Сирийской свободной армии (ССА). Кроме того, курды пресекают деятельность бандитских отрядов на территории компактного проживания.

Сирийские спецслужбы возродили связи с курдскими лидерами, которые возникли во время нахождения в САР Абдуллы Оджалана. В частности, были возобновлены контакты с группой «Сирийское сопротивление», которой руководит Урал Михрак, алевит из провинции Хатай. Урал Михрак, после бегства из Турции, обосновался в Латакии, вошёл в ближний круг Джамиля Асада, самого младшего из братьев отца нынешнего президента Сирии Хафеза Асада. Надо отметить, что выходцы из турецкого государства — как курды, так и турки, — по тем или иным причинам находящиеся в неладах с турецкими властями, сейчас принимаются сирийцами весьма тепло и используются для борьбы с мятежниками. Турецкие силовые структуры не могут покончить в стране с курдской проблемой и, видимо, возможность курдского восстания в тылу, является одним из главных факторов, который останавливает Анкару от силового вмешательства во внутренние дела САР. Дамаск пошёл на беспрецедентные уступки в плане создания автономии для сирийских курдов, выделяет материальные компенсации семьям убитых курдов в ходе многочисленных «зачисток» турецких силовиков. Анкара не может пойти на аналогичные меры.

Тегеран использует для схожих нужд другую влиятельную курдскую группировку — «Партию свободной жизни Курдистана» (PJAK или PEJAK - Parti Bo Jiyani Azadi a Kurdistan). Ранее, после масштабной военной операции Корпуса стражей исламской революции (в сентябре 2011 года), многие бойцы PJAK оставили Исламскую Республику и перебрались в Ирак, на базы «Рабочей партии Курдистана». «Партия свободной жизни» считалась одной из самых серьёзных организаций, которые боролись с Ираном. PEJAK использовали противники Исламской республики для дестабилизации ситуации в Иранском Курдистане. Тегеран долгие годы не мог полностью блокировать деятельность этой организации, уничтожить её подпольные структуры. По данным иранцев, американские спецслужбы использовали территорию Иракского Курдистана, как базу для борьбы с Ираном и активно сотрудничали с PEJAK.

В настоящее время на фоне ухудшения турецко-иранских отношений, бойцы «Партии свободной жизни» начинают возвращаться в Иран. Тегерану удалось договориться о перемирии и развернуть деятельность курдов против Турции. Большую роль в перемирие и переориентации «Партии свободной жизни Курдистана» сыграли контакты сирийских спецслужб (Сирия является партнёром и союзником Ирана в регионе), которые активно взаимодействовали с Рабочей партией Курдистана. Курдов убедили сосредоточить усилия на одном противнике и не распылять силы. Информацию о сотрудничестве иранских властей с этим движением предоставил главе ЦРУ Дэвиду Петрэусу его турецкий коллега, директор МИТ (Милли Истихбарат Тескилати - Национальная разведывательная организация, она выполняет как разведывательные, так и контрразведывательные функции) Хакан Фидан во время двухдневного визита американца в Турцию в начале сентября. Встреча была посвящена ситуации в Сирии и турки пожаловались американцам на «ирано-сирийские происки».

Союз Тегерана и Дамаска с курдами изменил баланс сил в регионе не в пользу Турции. Выступление РПК и PEJAK создает для турецкого правительства крайне тяжелую ситуацию в юго-восточных районах государства. Активность курдских боевиков постоянно возрастает. Один из известных курдских лидеров – это сирийский курд Фахман Хусейн, его отряд не только атакует небольшие подразделения турецкой армии, но и наносит удары по нефтепроводам, которые идут из Иракского Курдистана в Турцию, и проводить другие громкие акции. Ситуация для турецких властей усугубляется тем, что всё чаще в боевые действия втягиваются курдские граждане Турции. Волны хаоса постепенно начинают разрушать турецкую государственность и винить в этом надо прежде всего себя. Анкара сама залезла в Большую Игру, поддержав Запад и суннитские монархии, которые начали крушить сложившуюся в регионе политическую систему. Турция не сможет остаться «островком стабильности», когда кругом рушатся государства, правящие режимы и бушуют политические страсти.

Действия Тегерана и Дамаска, которые осуществлялись по формуле «враг моего врага - мой друг», были неожиданными для Анкары. Турки до последнего времени делали ставку только на силовое подавление курдского движения. А когда турецкое правительство, под давлением Вашингтона, заколебалось и стало пытаться наладить мирные переговоры с Рабочей партией Курдистана, оно только проиграло. Курды посчитали подобные шаги за слабость Турции. Анкара не сможет повторить опыт Дамаска, по крайней мере, в настоящее время, и предоставить турецким курдам широкую автономию. Таким образом. «курдская карта», несмотря на огромное преимущество противников режима Асада в области контроля за информационным полем и материальными ресурсами, создает сильную интригу в событиях, развивающихся сейчас на Ближнем Востоке.

topwar.ru

Анализ дислокаций боевых групп в Ираке. Часть ІІІ. Курды.

 

 

Характеристика данных карты и особености негосударственных вооруженных формирований в Ираке были рассмотрены в предыдущих статьях: отдельно о шиитах и о суннитах.
Ниже  рассмотрим курдов.
Территории компактного проживания курдов на карте отмечены красным цветом. Желтым цветом закрашены места, где также присутствуют курды, наравне с суннитами. Ведущим военизированным формированием курдов в Ираке является Пешмерга.

 

Компактность проживания и характерная для последних десятилетий напряженность в отношениях с арабскими племенами Ирака (а точнее правящими арабскими партиями) консолидировала курдов. Амбиции по созданию независимого государства не реализованы формально, ибо это создаст дополнительные проблемы в регионе с точки зрения глобальных политических игроков. Балланс сил в курдском вопросе нарушать не хотят также региональные игроки — Иран, Турция, Сирия. Тем не менее фактическая самостоятельность Курдистана в составе Ирака уже данность, чему поспособствовало падение режима Саддама Хуссейна в 2003.

 

Пешмерга является неофициальными вооруженными силами иракского Курдистана.

 

С того момента, как ИГИШ взяли под контроль г.Мосул в северном Ираке, Курдская Пешмерга становится ведущей силой в борьбе за Северный Ирак.

 

 Истоория формирования

 

Первичная история Пешмерги неясна, буквально «пешмерга» означает «противостоящие смерти». Отряды Пешмерги сушествовали с момента зарождения курдского движения в 1920-х, после развала Османской Империи.

 

Заметную роль они стали играть в 1960-х, когда Курдская Демократическая Партия вошла в конфликт с Саддамом Хуссейном и БААСитами.

 

Ибрагим аль Мараши, автор «Ираские Вооруженные Силы», считает, что Пешмерга рассматривались партией БААС и Саддамом как «террористическая группировка».

 

Во время американского вторжения в Ирак в 2003 Пешмерга оказали оккупационным силам политическое и военное содействие. Вторжение дало Пешмерге статус, который Мараши именует «официальными военными под Региональным Правительством  Курдистана».

 

 Сегодня
Пешмерга насчитывают около 200 тысяч бойцов (как мужчин, так и женщин), финансируются они по информации Мараши из бюджета Курдского Регионального Правительства и Багдада.
Н.Рабкин, редактор «Inside Iraqi Politics», утверждает, что Пешмерга «вооружены в основном оружием советского образца, либо изъятым у армии Саддама, либо полученным в последующие годы из стран бывшего коммунистического блока».
В 1995-2005 Пешмерга «постепенно профессионализировались до уровня, на котором функционируют ныне, как обычные вооруженные силы». Это «закаленные в боях солдаты, прошедшие подготовку в боевых действиях в горной местности». Хотя «они не имеют достаточно опыта боев в городских условиях». В сравнение с иракской правительственной армией у них все таки меньше вооружений, вероятно больше тренировки и дисциплины, но не хватает достаточного количества современных танков и артиллерии.

 

По исследованию Рабкина только старшие чины Пешмерги являются «ветеранами военных эпохи БААС». Младший командирский состав и бойцы в основном обучались «иностранными военными советниками, в т.ч. спецназом США».
На фоне разгула коррупционных скандалов в иракском правительстве, Пешмерга, кажется, смогла избежать внутренних противоречий.

 

 

Смогут ли курды победить ИГИШ в иракском Курдистане? Мараши считает, что «у ИГИШ нет шансов взять эти земли», так как «оно просто не имеет опыта боевых действий в условиях горной местности».

 

На данный момент курдские официальные лица настаивают на том, что войска Пешмерги развернуты для защиты гражданского населения и населенных курдами территорий. Но существуют опасения, что присутствие Пешмерги в спорных районах, таких как богатый нефтью Киркук, могут привести к односторонней аннексии.

 

//По материалам статьи, подготовленной Аля Байоми и Лих Хардинг для الجزيرة

Читайте также: Анализ Дислокаций боевых групп в Ираке Шииты.
Анализ дислокаций боевых групп в Ираке Сунниты.

 

 

Понравилось это:

Нравится Загрузка...

Похожее

Posted in АНАЛИТИКА, СИРИЯ | Отмечено Мосул, СИРИЯ, баас, ирак, иран, курдистан, курдская демократическая партия, курды, малики, пешмерга, турция, хуссейн | |

ayyamru.wordpress.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о