1941 вальтер – 1941 (2009) — — — -.

1942 / Cмотреть все серии онлайн / Russia.tv

Продолжение сериала «1941».

Война оставляет свой неизгладимый след в душе каждого, кто ее пережил. Она калечит судьбы, разлучает влюбленных, рзабивает сердца. И только любовь не меркнет перед лицом войны. Несмотря ни на что, нужно продолжать жить, бороться за своих родных и близких и любить, ведь каждый день может стать последним…

Сразу после выхода на экраны первая часть сериала «1941» завоевала сердца миллионов телезрителей, а исполнители главных ролей стали народными героями. Небывалый успех первого сезона вдохновил авторов на создание продолжения. «Это фильм, прежде всего, о мужестве, верности, преданности и самоотверженности. О том, что даже в самое тяжелое время у людей есть потребность в любви. А сила этого великого чувства порой может быть сильнее оружия», — рассказывает режиссер Валерий Шалыга.

Ранняя весна 1942 года. В лесу скрывается партизанский отряд Григория (Александр Пашков). Они пережили сложную зиму, но потеряли многих товарищей. Их осталось совсем мало: Григорий, Муха и несколько красноармейцев. Мало мужчин, но много женщин, детей, стариков и раненых. Многим из них нужны срочные операции. Но пока в округе свирепствуют эсесовцы и латышские полицаи, они не могут вернуться в деревню.

Алена (Ольга Олексий) замкнулась в себе. Всю ее жизнь искалечила война. Муж Григорий теперь живет с Дашей (Дарья Баранова), а тот человек, которого она искренне полюбила, оказался предателем.

Чтобы спасти раненых, Муха (Владимир Башкиров) решается на отчаянный шаг – выкрасть немецкого хирурга. Пробравшись в госпиталь, он похищает человека в белом халате, и только в лагере выясняется, какую роковую ошибку он совершил. Вместо врача Муха привел в лагерь давнего знакомого Григория – немецкого обер-лейтенанта Вальтера фон Герца (Йоханнес Габриель). Казалось бы, судьба немца предрешена. Но, к разочарованию Григория, расстрелять врага неожиданно не позволяет Даша. Ради спасения Вальтера она готова броситься под пули….

«Вальтер занял значительно большую роль в сериале, чем изначально планировалось, и в этом, безусловно, заслуга немецкого актера Йоханнеса Габриеля. По сюжету Вальтер должен был погибнуть еще в финале первой части картины, но его героя так полюбили зрители, что по многочисленным просьбам нам даже пришлось его «оживить». Ведь в Вальтере, в отличие от его однополчан и от немцев, привычных нам по другим фильмам, нет ни жестокости, ни агрессии. Он относится к русским как к равным, и это делает его самого человечным. Однако то, что в итоге именно Вальтер перетянет на себя роль главного романтического героя картины, стало неожиданностью даже для нас», — продолжает  режиссер  Валерий Шалыга.

С появлением Вальтера в отношениях Григория, Даши и Алены снова все переворачивается с ног на голову. Теперь каждому из них предстоит  сделать свой нелегкий выбор. Поддаться неожиданно нахлынувшими чувствами или оставаться верной долгу? Бороться за возлюбленного или позволить ему быть счастливым с другой? Отказаться от своей запретной любви или нарушить присягу ради спасения любимой?

Герои спешат жить и любить, несмотря ни на что, ведь впереди их ждут суровые испытания: партизанская война с фашистами и сопротивление полицаям в тылу, поиски предателя и новое командование, ненависть к врагу и борьба с запретными чувствами, и главное – нелегкая, но такая необходимая победа! 

Интересные факты

  • Съемки проходили в Киеве и его окрестностях, в Каменец-Подольском, Львове и Новгород-Северском. В поисках натуры военного времени – улиц и домов без пластиковых окон, антенн, рекламы и кондиционеров — создателям пришлось объехать почти всю Украину.
  • Специально для картины были возведены уникальные декорации, которые почти полностью были уничтожены в процессе съемок. В лесу был выстроен настоящий партизанский лагерь — 12 землянок, наблюдательные пункты, места отдыха и питания и лазарет. Также был построен немецкий лагерь с казармами, вышками и блок-постом. «А деревню, в которой ранее снимали знаменитый телесериал «Колдовская любовь», пришлось почти всю сжечь, чтобы она не была узнаваема», — продолжает режиссер.
  • Создатели поставили перед собой задачу воссоздать атмосферу военного времени с предельной исторической точностью.  Многочисленный реквизит того времени — каски, кружки, рации, ордена, погоны, оружие, очки, бляхи, портупеи — съемочной группе пришлось по крупицам собирать на специальных базарах, у любителей антиквариата и коллекционеров. А немецкую военную форму специально заказывали в Германии, ведь там для шинелей и френчей использовалась совершенно особая ткань, которой в России нет. Также сейчас практически не сохранилось действующих паровозов военного времени – за ними группу пришлось отправлять в Бершадь, за 400 км. А для съемок сцен боев и взрывов эшелона съемочная группа даже перекрывала железнодорожную ветку на несколько дней.
  • Особое внимание было уделено военной технике. Использовалась как аутентичная техника и оружие, так и специально изготовленная. Дополнительно было построено еще более десяти немецких военных автомобилей – «кубельвагенов» и грузовиков «Опель». Все немецкое оружие – подлинное, только выхолощенное. «Немецкие каски, мотоциклы и часть реквизита – часы, посуда, мебель — тоже настоящие. На площадке использовались две немецкие легковые машины «Вандерер». Даже после того, как мы их расстреливали, взрывали и топили, они все равно ездят. Да и вообще, на студии скопилось такое количество военной техники и оружия, что мы готовы оказывать услуги по проведению небольших военных переворотов»,- смеется режиссер. Немецкий бронетранспортер, построенный для съемок «1941», одна из партий на прошлых выборах брала в аренду для того, чтобы доставить листы с подписями в ЦИК. А телеги, тачанки с пулеметами и брички каждый год участвуют в праздниках анархии Махно на его родине.
  • На съемках актерам не приходилось приобретать каких-то специальных навыков, ведь бегать между взрывами, выпрыгивать на ходу из машин и поездов, участвовать в драках, тонуть в холодном болоте  – это все актерам было привычно после съемок в первой части картины.
  • Для создания эффекта полного погружения зрителей в историю в картине снимались настоящие немецкие актеры. «Один из актеров-немцев, снимавшихся в «1941», Хильмар Эйчхорн, после нас уехал в Париж сниматься у режиссера Квентина Тарантино в фильме «Бесславные ублюдки»! А после Тарантино вернулся к нам сниматься в «1942», — продолжает Валерий. На площадке постоянно присутствовали переводчики, а поскольку в сюжете появляется новая героиня, спасенная Мухой полька Ева (Катажина Завадская), к переводчикам с немецкого языка присоединились еще и переводчики с польского.
  • Конечно, не обошлось на съемочной площадке и без забавных случаев. «Есть смешные кадры, когда вдруг не срабатывала пиротехника. Немец стреляет… а выстрела нет. Один раз актер так увлекся, что стал нажимать курок и изображать звук выстрела голосом, как это делают дети. Спохватился только тогда, когда все засмеялись. Еще нелегко было, когда нашим партизанам по сюжету приходилось раздеваться. У нас они сильно «откормленные» получились. Одного, особенно «истощенного» актера, даже не могли под воду полностью спрятать – он все время всплывал. Пришлось крепить ко дну канаты, чтоб он за них держался», — рассказывает режиссер.

Режиссер: Валерий Шалыга
В ролях: Александр Пашков, Йоханнес Габриель, Ольга Олексий, Дарья Баранова, Владимир Башкиров, Кирилл Жандаров, Сергей Романюк, Валентина Лосовская, Владимир Носик, Олег Примогенов, Игорь Денисов, Катожина Завадска, Хильмар Эйчхорн, Тайлел Виллер, Майкл Ротман, Александр Гиренок

Смотрите продолжение: «1943»

russia.tv

Габриель, Йоханес, биография, фильмография

имяЙоханес Габриель
дата рождения27.11.1969
место рожденияЛейпциг, Германия
профессияактёр
годы активности1996 — наст. время
сайтhttp://www.johannesgabriel.eu/

Йоханнес Габриель (род. 1969, Лейпциг Германия) — немецкий актер.

Биография

Йоханнес Габриель родился 1969 года в Лейпциге. После получения среднего образования учился в высшей школе технического обучения 1989. Работал слесарем на заводе. Окончил Академию музыки и тетра в Лейпциге 1995. В 1995-2005 годы — актер «Neuen Theater Hallу». Выступал на сценах театров Дрездена, Франкфурта-на-Одере, Магдебурга. Российскому зрителю запомнился ролью Вальтера фон Герца в сериалах «1941»,»1942″, «1943».С 2009 года преподаватель Академии исполнительских искусств. Йоханнес ещё и музыкант – играет на пианино и ударных инструментах. Известен как мастер озвучания, обладатель красивого тембра голоса. С 2005 года работает внештатным сотрудником на студии озвучивания: дублирует фильмы и мультфильмы, записывает аудио–книги (Франца Кафку, Эдгара По, Даниеля Дефо, Жюль Верна и др.), аудио-гиды, рекламу и т.д. Свободно говорит по-английски.

Фильмография

  1. — Место преступления
  2.  — Телефон полиции — 110
  3.  — Операция Валькирия — эпизод
  4. 2009 — 1941 — Вальтер фон Герц, обер-лейтенант
  5.  — 1942 — Вальтер фон Герц, обер-лейтенант, главная роль
  6.  — 1943 — Вальтер фон Герц, обер-лейтенант

Категория:Ныне живущие

Видео с официальной группы в ВК http://vk.com/serial__1941__1942.Все видео

 

Другие популярные актеры

Комментарии

www.cultin.ru

1941 (все серии, 2009) смотреть онлайн бесплатно

4.80Первый сериал из трилогии (след. части «1942» и «1943»), сильных сторон у сериала много — хороший сценарий, прекрасная актерская игра (как главных так и второстепенных героев), хорошо закрученный сюжет, хорошо подобранная музыка и декорации.


События происходят в небольшой деревне недалеко от границы, когда до войны остаются считанные дни. Люди влюбляются,ссорятся, мирятся — всё как обычно, никто не думает войне. Петр и Василий — старые друзья, они единогласно решают поженить своих детей, машиниста Григория и Алену. Всё идет к свадьбе, Алена любит Григория, да только Григорий влюблен в молодую Дарью и создает обычный любовный треугольник. Наверно влюбленные как-то бы и решили свой конфликт, но тут началась война и появились новые действующие лица в этой мелодраме. Одним из которых становится немецкий офицер (роль Габриеля Йоханеса), Дарья начинает симпатизировать новому герою.


1941. 1 серия

Июнь 1941 года. Небольшая деревня недалеко от границы. До войны остаются считанные дни, последние дни, когда люди живут обычной жизнью. Влюбляются, ссорятся, мирятся. Дочь председателя Алена готовится выйти замуж. Её жених Григорий работает машинистом в городе. Петр и Василий, отцы молодых — старые друзья, они давно хотели поженить своих детей. Невеста счастлива, она любит своего суженого. Но Григорию очень нравится другая девушка — Дарья.

1941. 2 серия

Григорий чудом выживает при бомбардировке. Ему нужна одежда. Возле озера он находит убитого советского лейтенанта и забирает его обмундирование. Встреченные им красноармейцы принимают его за военного высокого ранга. И когда им приходится вступить в бой с немцами, Григорию приходится соответствовать своей офицерской форме. В деревню входят немцы. Власть меняется. Через приграничное поселение враги гонят пленных. Среди них — раненый Игорь. Ему удается скрыться во дворе Алены.

1941. 3 серия

И Даша, и Алена — каждая по-своему, переживают смерть Григория. У Даши в доме селится офицер Вальтер. В деревне новый староста — Архип. Бывший серенький счетовод, ставший царьком. Теперь он отыгрывается на всех. И больше всего — на Марии, матери Даши. Когда-то Мария была влюблена в Василия. Алена ухаживает за раненым Игорем. Пытается поставить его на ноги. А Григорий, с остатками выживших красноармейцев, пытается выйти к фронту.

1941. 4 серия

Раненый Григорий приходит к Даше. Она счастлива — Григорий жив! Алена, напротив, свои душевные муки забывает в заботе об Игоре. Раненый беспомощен, как ребёнок. Остатки отряда Григория сталкиваются с немцами. Новые потери и для без того небольшого отряда… Лишь вмешательство вовремя вернувшегося Григория спасает их от полного уничтожения. В деревне Петр и Василий, ветераны гражданской, начинают бороться против немцев.

1941. 5 серия

Петра, отец Григория и Ивана, ранили полицаи. Его решили расстрелять, как урок для жителей деревни. Архип для расстрела выбирает Ивана. Сын должен убить отца. Заодно и проверка для Ивана — действительно ли он на стороне немцев? Ивану удается поговорить с отцом. Петр уговаривает сына застрелить его, ведь его убьют в любом случае. Живущий в доме Даши офицер Вальтер начинает уделять ей знаки внимания.

1941. 6 серия

Василий начинает свою войну. Спрятавшись в лесу, он выслеживает немцев и полицаев и убивает их. Мария, влюбленная в него, горюет, думая, что его нет в живых. Алена также переживает его смерть. Теперь единственная близкая для нее душа — это Игорь. У Вальтера была невеста, давно погибшая и похожая на Дашу. Этим объясняется его отношение к русской девушке. Он даже простил то, что Даша украла у него лекарства.

1941. 7 серия

Наступила осень. Небольшой отряд Григория наносит немцам заметный урон. Он ведет активную партизанскую деятельность. За счет освобожденных военнопленных, отряд становится все больше. Немцы нервничают. Их расслабленность давно прошла. Офицер Вальтер получает серьёзное внушение от начальства. Игорь выздоравливает. Ему пора уходить.

1941. 8 серия

Игорю не удается покинуть дом Алены. Иван пытается ухаживать за Аленой. Но она отвергает все его притязания. Она влюблена в Игоря. Даша узнает, что у немцев есть план, как поймать хотя бы несколько партизан. Даша отправляется в лес, чтобы предупредить их. В поисках партизан она встречает в лесу Василия.

1941. 9 серия

Василий просит Дашу не говорить Марии, что она его видела. Василий не живёт прошлым. У него одна цель, как можно больше утащить в могилу немцев. Даша возвращается в деревню и случайно попадает на место тайника. Она успевает партизан предупредить о засаде, но сама оказывается в плену. В дело вмешивается влюбленный в неё Вальтер.

1941. 10 серия

Партизаны устраивают новую диверсию — они хотят подорвать поезд, но сами попадают в ловушку. Григорий постепенно превращается в настоящего командира. А Иван случайно открывает тайну Алены. Теперь он знает, что Алена и Игорь любят друг друга. В свою очередь он рассказывает ей, что Григорий жив. Для Алены это шок, ведь она была уверена, что муж погиб. Алена просит Ивана помочь ей — не выдавать Игоря немцам.

1941. 11 серия

В городе немцы принимают решение уничтожить деревню и всех её жителей как урок всем за подрыв поезда. Вальтер отстранен от командования. Теперь он только охраняет мост. В деревню отправляется команда полицейских для уничтожения жителей. А сами жители в этот момент работают на восстановлении железнодорожного полотна. Ивану удается сбежать из темницы. Он узнает про судьбу деревни.

1941. 12 серия

Ивану удаётся в одиночку уничтожить айнзатцкоманду. Он спешит в деревню, чтобы сообщить всем, но попадает в партизанскую засаду. Григорий с партизанами отправляется в деревню. Жителей нужно уводить. В деревне он встречается с Аленой и Игорем. Алена понимает, что Игорь выдал немцам и мальчишку-связного, и Ивана. Этого она простить не смогла и застрелила его. Партизаны на поезде нападают на мост и взрывают его. Григорий ранит Вальтера его же фамильным кинжалом.

Год: 2009
Страна: Россия, Украина
Режиссеры:
Валерий Шалыга
Жанры Фильма: военный, мелодрама
В ролях снимались:
Александр Пашков Владимир Башкиров Владимир Горянский Анатолий Котенёв Иван Лапин Валентина Лосовская Максим Максимюк Ольга Олексий Евгений Плиско-Куприн Ада Роговцева

Занимательные факты о фильме:

  • В фильме немецких офицеров играют настоящие немцы — Йоханес Габриель, Свен Филипп и Эйчхорн Хильмар.
  • Во время съемок на площадке присутствовало несколько консультантов, в частности, по русскому языку, поскольку немецкие актёры почти не знали русского, а также по обмундированию и по оружию. Их заданием было следить за тем, чтобы создатели фильма и актёры не перепутали, где какая винтовка и какой армии принадлежит та или иная нашивка на форме.
  • Некоторые эпизоды, — в частности, мост, который должны взорвать партизаны, — снимали в Винницкой и Кировоградской областях.
  • Интересно, что съемки проходили под Киевом в специально построенной деревне, в которой ранее снимали «Колдовскую любовь». Но поскольку действие в «Колдовской» происходило в наше время, для съемок «1941» декораторам пришлось полностью переделать интерьеры домов, и частично их перестроить: вместо большинства деревянных хат построили кирпичные и побелили их, чтобы они соответствовали архитектуре того времени.
  • Используемый в фильме паровоз (Гр-269 Переяславского музея железнодорожной техники) не соответствует исторической эпохи — эти локомотивы начали выпускать только после войны уже в ГДР.

voenhronika.ru

Читать книгу Захват Дании и Норвегии. Операция «Учение Везер». 1940-1941 Вальтера Хубача : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 31 страниц) [доступный отрывок для чтения: 21 страниц]

Вальтер Хубач
Захват Дании и Норвегии. Операция «Учение Везер». 1940-1941

Два адмиралтейства размышляли точно по тем же самым направлениям правильной стратегии.

Уинстон Черчилль. Вторая мировая война

Предисловие

Захват Дании и Норвегии вооруженными силами Германии представляет собой единую операцию, которая завершилась через несколько недель и была ограничена по численности сил и размаху. Однако эта акция вызывает особенный интерес, так как явила собой первый пример современного комбинированного ведения войны тремя родами войск. Кроме того, при подготовке и проведении этой операции очерчиваются проблемы, которые вскроются впоследствии, в ходе Второй мировой войны: взаимоотношение трех родов войск вермахта, взаимодействие военной экономики и стратегического планирования, политическое сопротивление и военная измена, нарушение нейтралитета и эскалация войны.

По сравнению с литературой, рассчитанной на сенсационные откровения, и очень обобщенными обзорными описаниями, основные источники которых не поддаются проверке, данная книга является строго научным историческим исследованием. Источники этого исследования были обнаружены в такой полноте, которая первоначально и не предполагалась. Основную часть составляют оперативные сводки штабного руководства вермахта, которые дают не только точную хронологию событий, но и указывают на участие в операции отдельных частей и соединений вермахта. Эти документы – прочный костяк для подробного описания этого похода, и так как они представляют несомненный интерес, то полностью напечатаны в приложении. Дополнительно используются многочисленные военные дневники и записи и, наконец, нюрнбергские документы и скандинавские публикации. При изучении последних выяснилось, что как исторические источники они неравноценны, т. к. многие из них опубликованы без каких-либо комментариев и примечаний. Это относится и к содержащимся в скандинавских публикациях документам германского министерства иностранных дел и служебным документам вермахта.

Автор преследовал цель изложить события и их предысторию так, чтобы создать надежную основу для оценки по сравнению с ошибками памяти, немедленно наступающей мифологизацией, переоценкой собственного участия, а также ошибками в оценке действий скандинавских частей и армии в целом. Мы не намеревались широко останавливаться на подробностях, однако нас интересовало развитие вырабатываемых руководством решений. Книга заканчивается днем заключения перемирия с Норвегией. Последующий период времени не входил в круг наших задач. Надеемся, что одному из лучших знатоков проблемы оккупационного периода, адмиралу Боэму, будет позволено написать такое документальное исследование.

Полемическая дискуссия с организаторами Нюрнбергского процесса, согласие или несогласие с его приговорами не входила в намерения автора книги. Специалистам по международному праву необходимо предоставить возможность на основании изложенного здесь материала прийти к новым заключениям. Тем не менее не стоит отрицать, что опрос участников операции был затруднен продолжающимся психологическим воздействием нюрнбергского приговора, так как не все опрошенные могли выражаться беспристрастно. Автор должен был отказаться от опроса военнопленных, еще находящихся в местах лишения свободы у союзников, так как с точки зрения методологии использование высказываний арестованных для историографии сомнительно.

Данное произведение возникло не по заказу. Автор поставил себе задачу внести вклад в историю нашего времени. Одновременно этой работой он хочет доказать, что не требуется никакого особенного метода, чтобы с багажом общей истории заниматься и так называемой современной историей. Вероятно, этот стимул подпитывается аналогичными работами из области «свободного исследования». Эта книга была бы иной, если бы основывалась на английском, норвежском и датском материалах. Отношение Германии к ее северным соседям находится все еще под влиянием событий 1940 года. В вопросах о причинах германского нападения на Данию и Норвегию одно мнение противостоит другому. От лица немецкой стороны автор представил изложение событий, которое смеет обозначить как подлинное. Искреннее желание автора – максимально способствовать беспристрастной оценке противоположных представлений.

Вальтер Хубач

Глава 1
СКАНДИНАВИЯ МЕЖДУ РОССИЕЙ, АНГЛИЕЙ И ГЕРМАНИЕЙ

Северо-Восточная Европа как поле международной напряженности в 1905 году. – Северные государства в кризисах обеих мировых войн. – Финско-русская зимняя война как опасный момент и начало расширения войны. – Север как цель военных планов союзников. – Вопрос о немецких базах в Скандинавии. – Опасения Германии перед северным фронтом и контрмерами. – Случай с «Альтмарком»

Отношение Германии к своим северным соседям на протяжении истории менялось. Но все же шведские и датские военные походы на немецкую землю, господство северных королей над германскими землями и оживленный экономический обмен по Балтийскому морю со дней Ганзы способствовали установлению непростых отношений между Скандинавией и империей. В течение столетий страны претерпели весь спектр отношений друг к другу – от враждебности до симпатии. Во время кризисов Тридцатилетней, Северной, Семилетней войн германские земли видели скандинавскую рать, в 1813 году северная армия по приказу шведского наследного принца приняла участие в коалиционном походе против Наполеона, в 1848 году немецко-датский конфликт вокруг Шлезвиг-Гольштейна принял форму воинственного противостояния и в 1864 году был разрешен в пользу немецкого движения объединения.

На повороте к XX столетию Скандинавские государства, при отдаленном положении на периферии с небольшим населением вели свой собственный образ жизни. Со времен Крымской войны Швеция и Норвегия разработали как политическую направляющую линию понятие нейтралитета, который нашел признание у великих держав благодаря гарантии наличия имущества и к которому после событий 1864 года присоединялась с определенными оговорками также Дания. Когда маятник европейского колониального расширения отклонился назад и в 1905 году африканские и азиатские проблемы привели Европу к опасному кризису, Норвегия искусно использовала связь великих держав в русско-японском и немецко-французском конфликтах, чтобы с согласия Швеции, с которой она была связана личной унией с 1814 года, отделиться на государственном уровне. Этот шаг был, конечно, замечен Германией и Россией. Летом 1905 года, казалось, дошло до серьезных разногласий по скандинавскому вопросу. «Пожалуй, имеются великие державы, которые не стали бы смотреть с безразличием на создание нового балканского полуострова на севере», – озабоченно писал шведский посланник в Петербурге. «Это был бы серьезный удар для британских интересов, если бы какая-нибудь другая власть овладела гаванью на норвежском побережье», – высказался британский государственный секретарь в письме британскому посланнику в Стокгольме. При встрече с царем в июле 1905 года в Бьёркое Вильгельм II стремился узнать от своего собеседника о намерениях русских и сообщил о якобы высказанном шведским королем Оскаром II мнении о том, что если бы Германии позволили занять Берген, то тогда Англия забрала бы себе Кристиансанн. Обеспокоенный царь записал тогда: «Англия воткнет свои пальцы (корректно или некорректно) в Норвегию, выиграет влияние, начнет интриги и в конце концов завладеет Скагерраком, заняв Кристиансанн, и тем самым закроет нас всех в Балтийском море. Также и на севере мурманские порты будут блокированы». Эти опасения были не только записаны. Император Вильгельм надеялся, что достигнутый в Бьёркое компромисс с Россией опосредованно коснется также скандинавского вопроса. Тем не менее ни разу не дошло до попытки обеих великих держав Балтийского моря дипломатично повлиять на Норвегию. Россия была ослаблена последствиями войны с Японией, Англия в вопросе о Марокко приняла сторону Франции, Германия и вовсе была изолирована. В конце июля британский флот впервые после Крымской войны появился без официального объявления в Балтийском море. Эту демонстрацию невозможно было не заметить. 26 октября 1905 года шведский король Оскар отказался от норвежской короны, датский принц Карл единогласно был выбран стортингом королем Норвегии и взял имя Хаакон VII.

Германия уже летом 1905 года была готова заключить договор о нейтралитете с Норвегией. Со своей стороны Норвегия настаивала на подписании договора о целостности, чтобы иметь определенную защиту в случае ожидаемых германо-английских разногласий. Англия, напротив, хотела оставить для себя возможным занятие норвежских гаваней на случай войны. Этому не противоречило то, что Англия присоединялась к заключенному 2 ноября 1907 года на 10 лет коллективному соглашению о целостности – так же как Германия, Франция, Норвегия и Россия. Но она с самого начала сохраняла развязанными руки в отношении вопроса о нейтралитете Норвегии. Согласно точке зрения германского министерства иностранных дел, Англия оставляла для себя открытой возможность временного использования норвежской области в случае войны (например, пребывание своих военных кораблей в норвежских гаванях с целью пополнения запасов или для ремонта). «Если такое использование можно оспорить также согласно международному праву, то все же оно не сталкивается непосредственно с наступившими для Англии договорными обязательствами, которые хотят оставить неприкосновенной только целостность Норвегии».

Не иначе она вела себя с соглашением о поддержании территориальной целостности всех владений государств в районе Балтийского моря и Северного моря, которое было подписано 23 апреля 1908 года в Петербурге и Берлине, в том числе Великобританией, Германией и Скандинавскими государствами (кроме Норвегии, которая не нуждалась в этой гарантии вследствие заявления о целостности от 1907 года). В министерстве иностранных дел Англии господствовало мнение, что Альбион считает возможным действовать по собственному соизволению и даже может игнорировать целостность Норвегии, если будет нуждаться в военно-морской базе на норвежском побережье. По этим причинам цена этих соглашений едва ли равняется стоимости бумаги. Британские демонстрации флотов продолжались также по отношению к Дании: британский канальный флот в составе 25 линкоров стал на якорь с 27 июня по 1 июля 1908 года перед датской североморской гаванью Эсбьёрг. Датская общественность была потревожена. «Даже пламенный здешний англоман чувствует то, что он – угроза…» – писал немецкий посланник в Копенгагене о визите флота. Запланированный на сентябрь 1912 года одновременный визит английской и русской эскадры в Копенгаген «имел несомненным намерением инсценировать демонстрации против Германии», как конфиденциально сообщил датский министр иностранных дел граф фон Алефельдт немецкому посланнику. И этот визит потерпел неудачу от датского сопротивления. При этом английская эскадра не осталась в стороне от посещения датской столицы.

Однако основное внимание Англии касалось Норвегии. Уже британская пробная мобилизация в Агадирском кризисе 1911 года угрожала германскому океанскому флоту, рассредоточенному вдоль норвежского побережья. Весной 1913 года государственный секретарь министерства иностранных дел Англии Грей ответил соглашением на запрос тогдашнего первого морского лорда Уинстона Черчилля, будет ли оправданной с политической точки зрения военная акция против Норвегии в случае войны. Англия заверила бельгийского посланника, что никогда первой не нарушит нейтралитет Бельгии или какой-либо другой страны. «До тех пор пока Германия уважает нейтралитет Норвегии, нецелесообразно занимать норвежские гавани, чтобы создать оперативную базу против Германии. Однако нападение на вражеские корабли, которые находились бы как раз в норвежских водах, дело совершенно другое. Если наш враг первым нарушает нейтралитет другой страны, то мы, конечно, уполномочены обращаться с этой страной как втянутой в район военных действий. Немецкие военные корабли, которые встретились бы нам в начале войны в норвежских водах, заняли бы там места в строю, вероятно, по стратегическим причинам».

На фоне общей лихорадки вооружения и состояния боеготовности в Европе три скандинавских государства стремились сохранять нейтралитет во всех мыслимых конфликтах. 21 декабря 1912 года северные страны договорились о правилах нейтралитета, которые еще не были в подробностях изложены в Гаагском соглашении. В начале войны 1914 года Дания, Швеция и Норвегия подтвердили свою волю к нейтралитету; встречи министров и, наконец, встреча скандинавских монархов подчеркнули эту линию. Разумеется, маленькие страны с ростом трудностей у средних государств подвергались непрерывному давлению союзников; Норвегия и Швеция были вынуждены предоставить значительную часть своего тоннажа в распоряжение Англии. Швеция также поставляла руду союзникам, и Германия старалась переговорами достичь того, чтобы ее минимальная потребность в 4 млн тонн ежегодно оставалась гарантированной.

В начале войны Дания освободила в соответствии с общими международно-правовыми нормами фарватеры проливов Бельт и Зунд для прохода судов воюющих сторон. Тем не менее германский главный морской штаб принудил ее заблокировать минами пролив Большой Бельт восточнее и западнее Спрогё и восточнее Земли Венгеанса. Однако сигнальные огни, обозначающие проходы, и недостаточно эффективная сторожевая служба датских кораблей, которые не решились бы противостоять энергичному противнику, сделали неэффективными это заграждение как защиту Кильской бухты. Согласие датского министра иностранных дел Скавениуса на то, чтобы Дания ставила в известность Германию о появлении больших английских вооруженных сил поблизости к запретным зонам («что датское правительство рассматривало бы как доказательство преднамеренного нарушения своего нейтралитета»), также не оказало влияния на ход войны.

Похожие предложения германского главного морского штаба были направлены Швеции. Тем не менее шведское правительство 9 августа 1914 года ответило, что закрытие международного фарватера Эресунна неосуществимо по международно-правовым и техническим причинам. Этот отказ был прежде всего в интересах поддержания шведского судоходства. При предстоящем заходе военных кораблей в пролив все маяки там гасились бы и морские знаки удалялись бы, и тем не менее не предусматривалось противостоять силой оружия входу в пролив чужих военных кораблей. Германский главный морской штаб отказался давить на Швецию дольше. «Германия будет строго уважать нейтралитет Швеции так долго, пока он не будет нарушен одним из наших противников. Однако если противник проникнет в пролив насильственно, то Германия оставляет за собой право самостоятельно использовать все необходимые мероприятия для своей безопасности. Но даже тогда она будет стремиться насколько возможно уважать шведские территориальные воды», – звучал ответ, который дало германское министерство иностранных дел по проекту главного морского штаба 9 августа 1914 года на шведское заявление от того же числа. По оценке германского главного морского штаба, в шведском отказе «без сомнения сыграло роль влияние, которое оказывал, как считалось, непобедимый английский флот как средство политического давления. <…> Так же как шведскую торговлю и вместе с тем экономические круги страны, так и Англию и Россию объединил самый большой интерес к тому, чтобы не мешали торговле стран Балтийского моря через пролив, который был и оставался исключительно для торговли Антанты».

То, чего германский главный морской штаб не достиг по отношению к Швеции в 1914 году – закрытия ее вод от прохода вражеских подводных лодок, – это удалось осуществить британскому адмиралтейству в конце войны по отношению к Норвегии. В ноте от 7 августа 1918 года Англия просила норвежское правительство минировать фарватер западнее острова Кармей, чтобы продолжить большое английское минное заграждение Северного моря также в пределах норвежских территориальных вод и предотвратить средствами охраны проход немецких подводных лодок. Норвегия пошла на эти меры ввиду британского давления и уже предсказуемого исхода войны.

Передел Европы мирными договорами в 1917–1919 годах не коснулся скандинавских государств; благодаря их политике нейтралитета Первая мировая война их не коснулась, тогда как государства Балтийского моря, Германия и Россия, были обескровлены. С исправной экономикой и валютой северные страны выиграли замечательное экономическое превосходство у континента, расшатанного чрезвычайными положениями войны и инфляции. Кроме того, Дания могла удовлетворить старые национальные требования приобретением северного Шлезвига; разделение восточных прибалтийских стран на независимые государства привело к новым благоприятным транспортным и экономическим отношениям, главным образом для Швеции. Самостоятельность Финляндии придала желанное усиление северу, и даже если политический поворот к Скандинавии произошел только в 1930-х годах, то культурные и экономические связи с остальными северными государствами были приняты и расширены немедленно. В 1918 году Исландия также стала независимым королевством, оставаясь, однако, в личной унии с Данией. На место трех скандинавских королевств 1905 года вышло пять независимых северных государств. Измененное с начала столетия значение Скандинавских государств в пределах европейской политики проявилось в роли, которую они играли в Лиге Наций в вопросах разоружения и санкциях. Если северные страны осенью 1936 года восприняли участие в мероприятиях, связанных с санкциями Лиги Наций, как не нарушающее их традиционную политику нейтралитета, то два года спустя, накануне Второй мировой войны, «государства Осло» возвратились к классической линии строгой беспристрастности. После германского вступления в Прагу в марте 1939 года Вторая мировая война стала рассматриваться в Скандинавии вообще как неизбежная.

Германское имперское правительство 2 июля 1936 года подписало договор арбитража и сравнительный договор с Данией; 31 мая 1939 года состоялось заключение пакта о ненападении на 10 лет, главная составная часть (статья 1) которого звучала: «Германская империя и королевство Дания ни в каком случае не шагнут к войне или к другому виду применения силы друг против друга. В случае, если со стороны третьего государства дело дойдет до акции, указанной в 1-м абзаце, против одной из договаривающихся сторон, другая договаривающаяся сторона не поддержит такую акцию никаким способом». Швеция и Норвегия отвергли предложение заключить аналогичные договоры о ненападении на том основании, что они не чувствовали себя находящимися под угрозой.

В начале войны в сентябре 1939 года четыре скандинавских государства проявили решительность придерживаться линии определенного нейтралитета, как в Первую мировую войну. Закрытия морских путей не последовало, тем более что, согласно датскому заявлению от 31 мая 1938 года, проход был разрешен в проливах Зунд и Бельт для всех кораблей, включая военные корабли воюющих наций. Это заявление основывалось на ясно признанном факте, что Дания была бы не в состоянии оказать серьезное сопротивление форсированию входов Балтийского моря. В то время как Германия считала свое отношение к Дании выясненным пактом о ненападении, оказалось необходимым указать Норвегии на то, что определенное поддержание норвежского нейтралитета находится в сфере немецких интересов и каждое нарушение нейтралитета третьей стороной должно вести к немецким контрмерам. Соответствующая нота, которая была вручена немецким посланником в Осло норвежскому министру иностранных дел уже 2 сентября 1939 года, то есть еще перед английским объявлением войны, дословно гласила: «Германское имперское правительство решилось, согласно дружеским отношениям, которые существуют между Норвегией и Германией, ни при каких обстоятельствах не нарушать неприкосновенность и целостность Норвегии и уважать норвежскую государственность. Когда имперское правительство делает это заявление, оно, конечно, со своей стороны ожидает также, что Норвегия будет наблюдать в отношении империи безупречный нейтралитет и не потерпит возможных вторжений в свой нейтралитет с третьей стороны. Если отношение королевского норвежского правительства в случае, когда третьей стороной такое нарушение нейтралитета повторяется, будет другим, то имперское правительство было бы вынуждено воспринимать интересы империи таким образом, какой возникшее в итоге положение навязало бы имперскому правительству». Немецкая нота не означала недоверия к норвежской воле соблюдения нейтралитета, и все же имперское правительство в соответствии с поведением Англии в Первую мировую войну должно было по меньшей мере считаться с острым дипломатическим давлением на Норвегию. Кроме того, было известно, что президент стортинга Хамбро в противоположность осторожному министру иностранных дел Коту был страстным сторонником эмоциональной политики, от которой Германия не могла ожидать никаких симпатий.

Первая трудность возникла, когда торговое судно США «Сити оф Флинт» с призовой командой броненосца «Дойчланд» («Лютцов») на борту было конфисковано норвежскими властями в октябре 1939 года в Хёугесунне. Немецкая призовая команда была интернирована, а американский пароход отправился обратно на родину. Немецкий протест действия не возымел. В то же время норвежцы разрешили немецкому кораблю «Вестервальд» в конце ноября зайти в военный порт Берген. Между 7 и 13 декабря у норвежского побережья британские или по британскому заказу движущиеся пароходы «Томас Уолтон», «Гэроуфелиа» и «Дептфорд» были потоплены немецкой подводной лодкой. В ноте от 6 января 1940 года британский министр иностранных дел Галифакс заявил, что Англия распространит ведение войны на море в норвежские воды, так как Норвегия, очевидно, не способна защитить свое побережье. Министр иностранных дел Кот ответил 8 января, что еще никогда никто не заявлял о столь сильной угрозе норвежскому нейтралитету, и 23 января высказал на правительственном заседании опасение, что уже через 8 дней придется стоять перед выбором между нейтралитетом и началом войны. «Очевидно, что основная цель Англии в этом споре состояла в том, чтобы препятствовать транспорту шведской руды из Нарвика» – так отозвалась официальная норвежская следственная комиссия о британской ноте от 6 января 1940 года. В Норвегии сложилось впечатление, что Англия уже в первые военные месяцы хотела добиться от Норвегии того, в чем ей отказали во время Первой мировой войны ввиду готового к бою германского океанского флота.

В ноябре 1939 года Англия посредством переговоров, которые продолжались до февраля и марта 1940 года, и частных договоров с норвежскими пароходствами достигла того, что норвежские корабли стали предоставляться в распоряжение английских фрахтователей. Благодаря этим соглашениям о тоннаже Англия получила право до 8 апреля 1940 года использовать 2,45 млн брутто-регистровых тонн на норвежских судах, из них 1,65 млн брутто-регистровых тонн приходилось на танкеры. Англия имела теперь, разумеется, значительное средство давления на норвежское правительство. Германия не смогла предотвратить этого и поэтому должна была довольствоваться тем, что Норвегия одновременно заключила и с Германией торговое соглашение, которое гарантировало, прежде всего, поставку шведской руды через Нарвик. Норвежское правительство, в свою очередь, не собиралось уступать каждому давлению союзников, что оно должно было доказать в финском вопросе.

Начало финско-русской зимней войны поставило Скандинавию в особо трудное положение и побудило Швецию и Норвегию обратить пристальное внимание на развитие отношений на востоке. В Дорпатском соглашении 1919 года Россия признала Финляндию как независимое государство, заключила с ней в 1932 году пакт о ненападении, который был обновлен через два года и должен был считаться бессрочным до 1945 года. 5 октября 1939 года, после окончания боев в Польше и предоставления баз Эстонией и Латвией, финское правительство послало уполномоченных в Москву с целью «проведения переговоров с советским правительством по конкретным политическим вопросам». Тем не менее начавшиеся переговоры прекратились 13 ноября как безрезультатные, ибо выдвинутые Россией требования значили отказ от политической самостоятельности Финляндии. 30 ноября 1939 года около 30 русских дивизий без объявления войны перешли финскую границу, военные корабли обстреляли южное побережье, военно-воздушные силы атаковали столицу, Хельсинки. Финляндия, обратившись за помощью к Лиге Наций, оказала жесткое сопротивление, опираясь на линию Маннергейма. Финский вопрос очень сильно задел общественность Скандинавских стран накануне наступающего нового, 1940 года. 7 декабря 1939 года министры иностранных дел Дании, Норвегии и Швеции встретились в Стокгольме и решили сохранять строгий нейтралитет по отношению к финской войне. Большую, чем в Норвегии, готовность помочь финнам выразила шведская общественность. Но заявление о нейтралитете, конечно, установило границы этой готовности. Была признана серьезность ситуации и подчеркнута связь по меньшей мере судьбы Швеции с судьбой Финляндии.

Уже 9 октября 1939 года шведский посланник выступил в Берлине в министерстве иностранных дел и подчеркнул, что «в Балтийском море возникло бы очень серьезное положение, если Россия выдвинет относительно Финляндии требования, угрожающие ее независимости и самостоятельности». Государственный секретарь фон Вайцзеккер ответил, что в Московском договоре от августа 1939 года Германия «не заявила о каких-либо интересах к востоку от известной линии (северной границы Литвы)». Тем не менее он надеется, «что Россия не выдвинет никаких слишком далеко идущих требований по отношению к Финляндии и что поэтому нужно найти мирное урегулирование». Похожий ответ получил от фон Вайцзеккера в тот же день и финский посланник в Берлине. Тем не менее германский посланник в Хельсинки, который был соответствующим образом уведомлен, выставил на следующий день довод, что Финляндия оказала бы вооруженное сопротивление русским, если бы они не ограничились островами в Финском заливе. Он предложил повлиять на русское правительство.

В течение зимней войны германские дипломатические миссии получали указание «избегать каких-либо антирусских настроений в беседах о финско-русском конфликте». По поводу новой беседы со шведским посланником 4 января 1940 года фон Вайцзеккер планировал интерпретировать русское намерение относительно того, что российские довоенные границы должны быть восстановлены, и тем не менее Швеция и Норвегия не должны были ничего опасаться. При продолжении этой беседы 13 января государственный секретарь снова подчеркнул, что в интересах Германии было бы не распространять финско-русский конфликт. Еще дальше пошел генерал-фельдмаршал Геринг, который днем позже заверил шведского посланника в том, что нейтралитет не исключает дружественного отношения к Германии и что Россия не решилась бы атаковать Швецию, если бы немецко-шведская дружба была очевидной. В то время как германское правительство, сдержанное отношение которого к судьбе балтийских государств и Финляндии вызывало обиду у этих народов и в Скандинавии, должно было стремиться к тому, чтобы не возникали новые осложнения еще и на северо-востоке, западные державы в переоценке своих нынешних возможностей увидели средство вмешаться в финско-русский конфликт, чтобы приблизиться к достижению своих военных целей. Заключение мира между Финляндией и Россией 12 марта 1940 года в Москве расстраивало эти намерения. Между тем в норвежских территориальных водах произошло британское нападение на немецкое вспомогательное судно «Альтмарк», которое позволило отчетливо увидеть ненадежность норвежского нейтралитета и должно было привести немецкую сторону к серьезным решениям, чтобы упредить стремление союзников в Скандинавию.

Военные планы союзников были определены опытом, который, как они полагали, английские и французские генеральные штабы получили в Первую мировую войну. Французский Генеральный штаб боялся действовать против Германии во фронтальном наступлении, при котором нужно было бы преодолевать Западный вал ценой больших жертв, которых в свое время потребовала борьба за Верден. Вместо этого подготавливались широкомасштабные операции, которые вели к созданию экспедиционного корпуса на Востоке под командованием генерала Вейгана и в связи с этим к подготовке последующего занятия союзниками Салоник. В то время как здесь просматривались несомненные аналогии с Первой мировой войной, в Лондоне возникали также планы, которые основывались на излюбленных идеях морского министра Уинстона Черчилля. 5 сентября 1939 года он был снова приглашен в министерство и уже через четыре дня после вступления в должность заставил адмиралтейство разработать проект форсирования морских проливов тяжелыми военно-морскими силами. На сей раз эта операция должна была быть направлена на форсирование прохода Балтийского моря.

В плане, который имел условное наименование «Катарина», Черчилль среди прочего написал: «Целью является овладение Балтийским морем. Цель должна быть достигнута, когда мы выйдем с соединением линкоров, которые противник не решится атаковать своими тяжелыми кораблями. Опираясь на эту эскадру, будут действовать легкие вооруженные силы. Если бы нам удалось добиться господства над Балтийским морем, мы лишили бы Германию поставок железной руды, прочих видов сырья и пищевых продуктов из Скандинавии. Наверное, появление нашего флота решительно повлияло бы также на последующее поведение Скандинавских государств и, вероятно, подвинуло бы их к тому, чтобы вступить в войну на нашей стороне. В этом случае мы имели бы возможность соорудить базу, которую можно было бы снабжать по грунтовой дороге». В век воздушной войны этот план выглядел фантастическим, и адмиралтейство в конце концов отказалось от него как от неосуществимого, так как времени было недостаточно, чтобы до весны 1940 года провести необходимое переоборудование старых линкоров. Черчилль 6 января 1940 года написал первому морскому лорду: «Удар сильного надводного флота в Балтийском море, каким бы желательным он ни был, не является существенным для вступления во владение и удержания шведских рудников». Он при каждой возможности написал к своему плану в несколько измененном виде. Речь для союзников шла не только о том, чтобы использовать их морское господство, но и о том, чтобы посредством обдуманного и обширного ведения экономической войны отрезать Германию на Ближнем Востоке и на Балканах от поставок нефти, в Скандинавии – от поставок руды.

iknigi.net

Боевые пистолеты вермахта Walther P38 Вальтер П38

Боевые пистолеты вермахта Вальтер П38 Walther P38 фото
Ношение пистолета благотворно влияет на моральный дух по двум причинам.

20 апреля 1940 г принят на вооружение Вермахта под обозначением Pistole P.38

Любой вид оружия дает его обладателю значительное преимущество над всеми, кто не вооружен, например гражданским населением. Пистолет становится важным символом при проведении работы с невооруженным или деморализованным противником, например с военнопленными. Ношение оружия придает уверенности его обладателю. Пистолеты выполняют также функцию сохранения символического статуса, для многих штабных офицеров, далеких от районов боевых действий, обладание пистолетом является напоминанием, что они являются боевыми офицерами.

Walther P38 оружие солдат и унтер офицеров вермахта

На вооружение линейных частей вермахта, в отличии от Walther PP и PPK  пистолет был принят в 1938 году под названием P38 (нем. Pistole 38).
Вальтер Р-38 боевые пистолеты вермахта фото, имеет гарантию ресурса на 10 000 выстрелов.

Пистолет Walther P.38 нулевой серии с логотипом фирмы

9-мм «Вальтер» Р-38 — разработали для замены Р-08. Расширение вермахта в 1930-х заставило перейти на надежный пистолет, легкий и простой в изготовлении. Вальтер Р-38 был и остается до сих пор прекрасным служебным пистолетом. Он легко разбирается, имеет блокирующие устройства для безопасности, включая надежный предохранитель, который предотвращал выстрел даже при нажатии спусковой скобы. Индикаторный штырек, который можно нащупать в темноте, показывает владельцу пистолета, остались ли  у него патроны в обойме Р 38-го.

РУССКИЙ СНАЙПЕР ПЕРЕД ЗАДАНИЕМ ПОЛНАЯ ЭКИПИРОВКА, за поясом вальтер

Убойная сила пули сохраняется на расстоянии до 160м. С 100 метровой дистанции пуля пробивает доску толщиной в 17мм, с 20-ти метров любую каску тех времен, стаявшую на вооружении у неприятеля.

Выпущено более 1180000 пистолетов Valter P38

Во время войны, во второй ее половине особенно, для снижения трудоемкости и повышения технологичности, производство оружия постоянно упрощалась,  поэтому пистолеты последних военных выпусков имеют более грубую отделку и упрощенную конструкцию (нет указателя патрона).

солдат из ваффен сс с пистолетом вальтер р 38

Пистолет весом 940 грамм, требовал для изготовления 4,4 кг металлозаготовок и 13 человеко/часов. против  Люггера собственной массой 0,87 кг, и 6 килограмм металла на заготовки.

Walther P38 ДЕШЕВАЯ ЗАМЕНА ЛЮГЕРУ Р 08

Пистолет Walther P38 обходился для производства дешевле, чем Р.08.
Себестоимость изготовления пистолета вермахта Walther P38 фото в 1945 году  была (фирма Mauser-Werke) 31 марка, а Parabellum произведенный в 1943 году на той же фирме, обходился вермахту в 35 марок.

залп в честь погибших советских танкистов, очень хорошее фото сильно и эмоционально

В качестве трофея, пистолет Вальтер Р38, был так же желанен как для наших солдат так и для союзнических войск.
Отметим что из за слабых мощностей фирмы Вальтер (500 сотрудников), лицензия на изготовление пистолета  Walther P38 была передана так же Mauser-Werke, Spree-Werke GmbH.

немецкий солдат с Walther P38 (Вальтер П38) конвоирует пленных американских солдат

Целла-Мелис, а именно там была создана компания Carl Walther GmbH Sportwaffen, в 1945 году находящийся там музей оружия, был разграблен американскими солдатами. Сразу за демонтажем оборудования были взорваны здания заводских корпусов. Производство оружия в этом городе больше не возродилось никогда.

toparmy.ru

Захват Дании и Норвегии. Операция «Учение Везер». 1940-1941 (Вальтер Хубач)

Глава 4

МАРШ-ОТХОД ФЛОТА

После выхода флота 7 апреля в главном штабе вермахта с напряжением следили за движением кораблей. Вражеская авиаразведка в первой половине дня 7 апреля, кажется, не узнала немецкое соединение ни по его составу, ни по намерениям. Одна английская подводная лодка обнаружила только «Хиппер» с эсминцами. Еще 8 апреля утром наблюдение за вражеским радиообменом не дало никакого предлога заподозрить начало английской операции против Норвегии. Предлога не было бы даже в том случае, если бы военно-морское командование было осторожнее и немедленно докладывало командующему флотом о каждом сообщении, которое хоть как-то можно было использовать. Вечером того же дня у Верховного командования вермахта имелось только донесение о коротком соприкосновении «Бернда фон Арнима» с «Глоувэмом», из которого нельзя было сделать каких-либо выводов. Английское предупреждение о минах и сообщение о постановке английских мин в норвежских территориальных водах сначала считали дезинформацией, а сообщения германского консула в Тронхейме и германского морского атташе в Осло о том, что минные поля существуют, принимались с оговоркой. Разумеется, тот факт, что Англия предприняла такое серьезное военное действие в нейтральном фарватере, был максимально желателен для оправдания немецкой операции. Также оказалось, что мнение главнокомандующего военно-морским флотом, что разрядка ситуации в Северной Европе не наступила после окончания русско-финской войны, кажется, было верным по сравнению с иными точками зрения даже среди высшего руководства вермахта, хотя еще не было установлено точных признаков того, что постановка мин связана с английской высадкой в Норвегии. Даже когда 8 апреля выяснилось, что несколько мощных британских подразделений вышло в море, главный штаб вермахта не имел точной картины вражеских намерений. Однако неприятности уже начались: из-за потопления транспортного парохода «Рио-де-Жанейро» и танкера «Посидония» на южнонорвежском побережье польской или английской подводной лодкой операция была демаскирована. На этих судах находились грузы военной авиации и армии, а норвежский главный морской штаб уже подтвердил потопление. Необходимо было считаться с английскими контрмерами на 9 апреля; под вопросом оказалась возможность немецких групп военных кораблей своевременно достигнуть норвежских гаваней. До этого дня намерения союзников оставались скрытыми от командования вермахта.

9 апреля уже в 9 часов 55 минут из резюмирующего донесения XXI группы стало очевидно, что высадка до Кристиансанна и Осло в Норвегии и Дании шла запланированным ходом. Вечернее сообщение в 19 часов 30 минут свидетельствовало: «Захват Норвегии и Дании проведен согласно поставленной задаче». Это слишком обобщенное и упрощенное донесение вызвало в штаб-квартире фюрера ошибочное впечатление, будто битва уже выиграна, и дало повод Гитлеру в беседе с Розенбергом о политическом положении двусмысленно и безосновательно высказаться: «Также как в 1866 году возникла империя Бисмарка, сегодня возникнет великая Германская империя». Тем не менее в командовании вермахта не сомневались, что кризисный пункт операции после окончания этой первой фазы еще не пройден. 10 апреля в полдень главнокомандующий военно-морским флотом в докладе Гитлеру, резюмируя достигнутые результаты, констатировал, что ситуация в Норвегии является непрозрачной из-за одновременной британской операции по минированию и спланированного последующего захвата норвежских гаваней. Вывод о британских намерениях был сделан на основании донесений авиаразведки. Поход и десантные операции могли быть охарактеризованы все же как удавшиеся, в то время как марш-отход военно-морских сил следует рассматривать как самую трудную часть операции, с наибольшими потерями. Действительно, хотя первые сообщения о нападении англичан на Нарвик к этому времени уже поступили, положение у Тронхейма и Бергена оставалось невыясненным. Операционные штабы вермахта, в частности штабы военно-морского флота, озабоченно следили за начатым в таких обстоятельствах марш-отходом флота.

Согласно операционному плану после выполнения задачи по высадке военно-морское командование было нацелено как можно быстрее отвести надводные вооруженные силы в родные воды, чтобы иметь их в распоряжении для последующих операций, после восстанавливать их боеготовность. На основании донесений командование флотом оценило ущерб, нанесенный боеготовности линкоров после сражения с «Ринауном», и решило в крайнем случае передислоцировать один линкор, если он не сможет прорваться на родину, для обороны Нарвика. Там корабль, наверное, подвергся бы атаке вражеской военной авиации и не смог бы полностью восстановить свою боеготовность, так что такое решение практически равнялось потере корабля.

К счастью, опасение военно-морского командования оказалось беспредметным. Командующему флотом в течение второй половины дня 9 апреля поступали отдельные донесения и в 18 часов 24 минуты – резюмирующая оперативная сводка командования морской группы «Запад» об удавшейся высадке на берег. Тем не менее ему было также известно, что – за одним исключением – танкеры не прибыли в Нарвик и Тронхейм, так что планомерный марш-отход эсминцев был поставлен под сомнение.

Опасения, вызванные повреждениями «Хиппера», развеяла радиограмма, посланная в 19 часов 7 минут, в которой ясно сообщалось о готовности крейсера и двух эсминцев к выходу 10 апреля. Все же командующий флотом решил вечером 9 апреля не терять времени в ожидании 1-й или 2-й групп, так как они из-за недостатка горючего не повлияли бы на существенное повышение боевой мощи, однако должны были вызвать, пожалуй, нападение одной из двух групп вражеских военных кораблей, замеченных в море. Поэтому марш-отход должен был проводиться таким образом, чтобы линкоры ушли далеко на запад и в ночь с 11 на 12 апреля прорвались с северо-запада мимо Шетландских островов в Северное море. По запросу командования группы «Запад» о местонахождении, намерениях и боевых потерях 10 апреля в 12 часов с «Шарнхорста» стартовал бортовой самолет (у крайней границы дальности действия) в Тронхейм с приказом через три часа после старта отправить радиограмму командующего флотом: «Группе «Запад»: местонахождение западнее 6°, севернее 68°. Срок – ночь на 12-е. Прорыв вблизи Шетландских островов с северо-запада. Направить «Хиппер» на восток». Тем не менее, прежде, чем эта радиограмма, отправленная в 16 часов, смогла достичь получателя, поступил следующий приказ: «Радиограмма 1500 от группы «Запад» для всех: все готовые к выходу крейсеры, эсминцы и торпедные катера выходят сегодня ночью. Нарвикские эсминцы собираются у командующего флотом. «Хипперу» с тремя эсминцами из-за ограничения скорости линкоров до 25 морских миль прорываться в случае необходимости самостоятельно после пополнения горючим в море. На базу «Север» не идти. Сообщать о намерениях командующему разведывательными вооруженными силами и «Хипперу». Теперь командующий флотом на высокой скорости держал курс на указанное в приказе место встречи и тем не менее получил по радио в приказе группы «Запад» в 22 часа 38 минут, отменившем место встречи, полную свободу действий для предусмотренного вида отхода. Из донесений, поступавших в течение первой половины следующего дня, вице-адмирал Лютьенс сделал вывод, что главная зона действий английских военно-морских сил лежала в районе между Тронхеймом и Лофотенскими островами, где также находился английский авианосец «Фюриес». Следовательно, для беспрепятственного отхода сложились особенно благоприятные условия. Ночью на 12 апреля при плотной облачности, дожде и вследствие этого незначительной видимости удалось прорваться в Северное море без контакта с противником. В 6 часов 20 минут с «Шарнхорста» был запущен второй бортовой самолет для разведки обратного пути, без инцидентов он приземлился в Нордемейе. В 8 часов 30 минут в поле зрения появился «Хиппер»; через два с половиной часа корабли шли в Яде в сопровождении эсминцев «Бейтцен» и «Шёман» в качестве защиты от подводных лодок и вошли туда в 20 часов. Английские эскадрильи бомбардировщиков, которые были направлены самолетами-разведчиками на это соединение кораблей, не обнаружили его.

Командир тяжелого крейсера «Адмирал Хиппер» на основании приказа, поступившего во второй половине дня 10 апреля от командования военно-морской группы, несмотря на трудное положение с топливом, принял решение прорываться и в тот же самый день в 22 часа в сопровождении только эсминца «Экольдт» вышел из Тронхейма по трудному фарватеру Рамсё-фьорда. На обратном пути по ошибке была атакована своя подводная лодка. Так как перед побережьем из-за шторма эсминец не мог поддерживать высокую скорость, необходимую для прорыва, 11 апреля утром в 2 часа 50 минут он был возвращен в Тронхейм. В ночь на 12 апреля «Хиппер» на скорости 29 морских миль прошел Шетландский пролив, неоднократно уклоняясь от встреч с кораблями, о которых сообщала радиолокационная станция. В первой половине следующего дня, послав радиограмму, «Хиппер» пристал как замыкающий корабль к соединению линкоров; для прикрытия с воздуха был запущен бортовой самолет. По прибытии в Яде крейсер имел лишь 123 тонны топлива, которого хватило бы не больше чем на два с половиной часа полного хода.

Эсминцы «Экольд» и «Хейнеман» вышли из Тронхейма в обратный путь 14 апреля. После нападения двух английских самолетов, которое оказалось безрезультатным, эсминцы 16 апреля в полдень снова вошли в Везермюнде и соответственно Вильгельмсхафен. После временного ремонта 10 мая в Вильгельмсхафен возвратился эсминец «Якоби», а 10 июня «Ридель».

Когда линкоры с «Хиппером» вошли в Вильгельмсхафен, их встретил на «Кёльне» командующий разведывательными вооруженными силами. Его соединение после высадки армейских групп в Бергене, вопреки небезопасному положению на суше и на море, еще вечером 9 апреля начало отход с «Кёльном» и обоими торпедными катерами – «Леопардом» и «Вольфом». Тем не менее «Карл Петере», согласно операционному плану, остался в Бергене с 1-й флотилией быстроходных катеров. Крейсер «Кенигсберг» из-за артиллерийских пробоин был ограничен в скорости до 24 морских миль; контр-адмирал Шмундт решил оставить крейсер в Бергене вплоть до восстановления полной готовности к выходу, так как из-за низкой скорости он стал бы обузой соединению на обратном пути ввиду возможного нахождения перед гаванью вражеских военно-морских сил. Кроме того, «Кенигсберг» мог поддержать оборону порта Берген, а также еще не готовый к морскому плаванию учебный артиллерийский катер «Бремзе». Командующий разведывательными вооруженными силами не изменил свои намерения, когда в 19 часов произошел налет на корабли шести бомбардировщиков «Виккерс-Веллингтон», который привел только к людским потерям на «Кёльне». Бортовой самолет с «Кенигсберга» сообщил в ходе двух разведывательных полетов о том, что морской район не занят противником. В 20 часов при безоблачном небе и хорошей видимости в море вышли «Кёльн», «Леопард» и «Вольф». Устройства защиты носовой части неоднократно срезали мины, которые в ранние утренние часы поставил норвежский миноукладчик «Тир». Три самолета несколько раз безуспешно атаковали корабли. Так как вражеская авиаразведка засекла соединение, командующий разведывательными вооруженными силами ушел в узкий Маурангер-фьорд вблизи Хардангера, где корабли надежно укрылись от наблюдения самолетов 10 апреля. «Кенигсберг», еще стоявший в Бергене, в 8 часов во время нападения двенадцати английских пикирующих бомбардировщиков получил два прямых попадания, выгорел и в 11 часов опрокинулся у набережной. К счастью, людские потери были незначительными. Команду «Кенигсберга» задействовали для ввода в эксплуатацию норвежских береговых батарей у Бергена.

8 16 часов 45 минут командование морской группы «Запад» передало: «Приказ на выход сегодня ночью для всех боеготовых крейсеров, эсминцев, торпедных катеров. О намерениях сообщать командующему разведывательными вооруженными силами». Так как планы не изменились, контр-адмирал Шмундт отказался от радиограммы и в 18 часов 45 минут на высокой скорости продолжил марш, который проходил без инцидентов. 11 апреля в 5 часов 45 минут соединение было принято эсминцами «Шёман» и «Бейтцен», которые проводили его в Яде, куда корабли прибыли в 17 часов при плотном прикрытии с воздуха.

9 апреля в 19 часов «Карлсруэ» вместе с «Лухсом», «Грейфом» и «Зееадлером» в качестве защиты от подводных лодок начали отход из Кристиансанна в Киль. После выхода в открытое море корабли шли со скоростью 21 морская миля зигзагообразным курсом. В 19 часов 58 минут английская подводная лодка «Труэнт» четырехкратно выстрелила с правого борта в «Карлсруэ». Трассы движения торпед были замечены, и обе машины пущены в полную силу. И все же одна торпеда попала в корпус корабля. Обе машины и руль, а также все водоотливные установки и дымовые приборы вышли из строя. Корабль получил крен 12° на правый борт и постепенно погружался. Угроза атак с подводной лодки неоднократно повторялась и по приказу командира команда в промежутке между 20 часами 45 минутами и 21 часом 10 минутами перешла на «Лухс» и «Зееадлер», которые ушли в Киль. Около 22 часов 30 минут «Карлсруэ» погрузился вплоть до юта, и был отдан приказ затопить корабль двумя торпедными выстрелами с «Грейфа».

В 22 часа 50 минут «Карлсруэ» затонул, погружаясь на правый борт.

Из группы «Осло» 10 апреля с флотилией катеров-тральщиков в Осло пришел «Эмден» и сначала остался там. «Лютцов» должен был пройти ремонт в Киле для ведения войны в Атлантике; военно-морское руководство оговорило это, а также одновременные операции вспомогательных крейсеров 16-го и 36-го после отступления британских военно-морских сил и освобождения от войны в Северном море. Поэтому вечером 10 апреля крейсер, согласно приказу, начал отход из Хортена в Киль на высокой скорости через западный Скагеррак на юг, чтобы ускользнуть от вражеских подводных лодок у шведского побережья. 11 апреля в 1 час 29 минут английская подводная лодка «Спиэфиш» поразила «Лютцов» торпедой в корму, вследствие чего отказали оба винта и руль, а потерявший маневренность корабль двигался под ветром на юго-запад на Скаген. Ночь была звездной; большая транспортная лодка – как единственная защита от подводных лодок – курсировала вокруг корабля, который шел с глубоко погруженной кормой, где находилось 1300 тонн воды. Только в 5 часов утра пришли катера 17-й противолодочной флотилии и 19-й флотилии тральщиков. 600 человек личного состава были приняты и доставлены в Фредериксхавн на сушу; три катера взяли «Лютцов» на буксир и провели корабль, который застрял в фарватере Лесе, на малой скорости через Бельт. 13 апреля во второй половине дня буксировщики вошли в Киль.

В то время как из Тронхейма, Бергена, Кристиансанна и Осло части надводных вооруженных сил сумели возвратиться, десяти эсминцам из Нарвика не суждено было вновь увидеть родину. Для командира эсминцев предусмотренный в операционном приказе безотлагательный отход был выполним, только если бы оба танкера, отправленные из Нарвика, прибыли в место назначения согласно плану. В Нарвик с последними остатками топлива прибыл не только «Эрих Гизе», остальные эсминцы также почти израсходовали свои запасы в штормовом походе. Каждому эсминцу требовалось примерно по 600 тонн горючего. Танкер «Ян Веллем» с 12 000 тонн топлива, продовольствия и оборудования для подводных лодок вышел из базы «Север» и, согласно плану, вечером 8 апреля прибыл в Нарвик. Небольшой пароход-танкер «Каттегат» (8000 т) не был в порту, и уже 9 апреля в 11 часов 45 минут командование военно-морской группы «Запад» было вынуждено сообщить командиру отряда эсминцев о том, что на него нельзя больше рассчитывать. Тем не менее находящихся на «Яне Веллеме» запасов топлива было достаточно для заправки всех эсминцев, если на одну треть принималось дизельное топливо. Однако указанный последний срок (вечер 9 апреля) был поставлен под сомнение для всех эсминцев, так как заправка топливом занимала очень много времени и соответственно только два эсминца могли быть заправлены за 7–8 часов. Так как выгрузка с судна армейских частей на транспортные лодки и безрезультатный поиск норвежских береговых укреплений потребовали больше времени, чем было предусмотрено, передача топлива была начата без оглядки на состояние машин тех эсминцев, которые первыми справились с высадкой войск. Таким образом, 9 апреля в 24 часа только командный эсминец «Вильгельм Хейдкамп» был полностью работоспособным, «Бернд фон Арним» и «Георг Тиле» хотя и были заправлены топливом, однако мощность их машин оставалась ограниченной. Кажется, что командир эсминцев с самого начала стремился снова выйти со своим соединением в полном составе, чтобы быть готовым преодолеть вражеское сопротивление. Во всяком случае, предположение коммодора Бонте, «что командующий флотом начнет отход не ночью 9 апреля с двумя эсминцами, а будет ждать до ночи 10 апреля оставшиеся эсминцы», не совпадало с точкой зрения вице-адмирала Лютьенса, который решился на раздельный отход групп. Кроме того, продолжавшиеся запросы командования морской группы «Запад», адресованные командиру отряда эсминцев, показывают, что те также стремились к попарному выходу из Нарвика для защиты линкоров.

Вечером 9 апреля командир эсминцев оценил положение в Нарвике следующим образом: необходимо считаться с вероятностью английской контратаки по уничтожению немецких эсминцев; поэтому высадка невозможна. Отсутствие в Офот-фьорде береговой обороны батарей уменьшало опасность скрытого проникновения. «С другой стороны, – так дословно сообщается в журнале боевых действий командира отряда эсминцев, – стоящие на внутренних позициях подводные лодки образуют превосходную защиту. Они своевременно сообщат о прибывающих вооруженных силах противника и, наверное, нанесут им тяжелый ущерб. Возможно, подводные лодки полностью расстроят нашу попытку проникнуть во фьорд». Однако это была серьезная недооценка мощности подводных лодок, и она должна была повлечь за собой тяжелые последствия. Чтобы избежать скопления целей в порту Нарвик ввиду опасности воздушных полетов, командир 1-й флотилии эсминцев с «Георгом Тиле» и «Берндом фон Арнимом» вошел в Балланген-фьорд, командир 4-й флотилии эсминцев с «Вольфгангом Ценкером», «Эрихом Гизе», «Эрихом Кельнером» – в Херьянгс-фьорд. Командир 3-й флотилии эсминцев получил распоряжение с одним из своих эсминцев защищать вход в залив Нарвик.

Нет сомнения в том, что при учреждении этой службы наблюдения вследствие неясности были допущены роковые ошибки. Должен ли сторожевой эсминец быть на ходу, стоять на якоре перед входом в порт или далее на запад в Офот-фьорде, должна ли была служба наблюдения заканчиваться с рассветом или продолжаться долее, – все это, очевидно, не было оговорено достаточно ясно. То, что командир 3-й флотилии эсминцев, который более правильно оценил положение, дважды самостоятельно выходил за рамки данного приказа, только подтверждает неясность приказных отношений.

10 апреля в 5 часов 20 минут с рассветом «Дитер фон Рёдер», который вел патрулирование поблизости от гавани, не дождавшись смены, пошел в Нарвик, где кроме 25 торговых судов стояли эсминцы «Герман Кюнне» и «Ганс Людеман», которые по обе стороны от «Яна Веллема» заправлялись топливом. Там же находился эсминец «Антон Шмитт» из 3-й флотилии. Головной корабль коммодора Бонте «Вильгельм Хейдкамп» также стоял на якоре глубоко в гавани. Все пять эсминцев ускоренно готовились к выходу.

В сумерках при снежной вьюге видимость была очень плохой – от 100 до 1000 м, когда около 5 часов 30 минут был дан сигнал тревоги. Через несколько секунд торпеда попала в кормовой отсек «Вильгельма Хейдкампа» с боеприпасами, вследствие чего корма была снесена. Погиб коммодор Бонте. Вскоре после этого «Антон Шмитт» также получил две торпедные пробоины, раскололся и быстро затонул. Следующие торпеды попали в торговые суда или взорвались на берегу. Из-за плохой погоды противника видно не было, так что сначала предположили, что это налет авиации, и стали вести заградительный огонь из зенитного оружия. Наконец «Дитер фон Рёдер» сумел распознать дульный огонь перед входом в порт и разглядеть силуэт эсминца, который на залп «Рёдера» ответил сильным огнем. «Рёдер» пустил восемь торпед по направлению к входу в порт, однако безуспешно; вскоре после этого несколько снарядов попали в нефтяные бункеры, третье орудие и носовую часть корабля. Вспыхнул сильный пожар, рулевое устройство отказало, и командир с большим трудом привел эсминец к почтовой пристани. «Ганс Людеман» также получил две пробоины, «Герман Кюнне» примерно на час потерял ход, вследствие ударной волны от торпедного попадания в «Антона Шмитта», который находился на удалении только 40 метров.

Положение в гавани Нарвика утром 10 апреля 1940 г. По эскизу в дневнике боевых действий командира эсминцев, напечатанном в серии «Тактика командования военно-морских сил», № 8. Цифры передают часовое время по немецкому летнему времени. Торговые суда не указаны.

DR – «Дитер фон Рёдер»

HL – «Ганс Людеман»

НК – «Герман Кюнне»

AS – «Антон Шмитт»

WH – «Вильгельм Хейдкамп»

JW – «Ян Веллем»

Немедленно после поступления сигнала тревоги с «Ганса Людемана» начальник 4-й флотилии эсминцев во Херьянгс-фьорде приказал сняться с якоря и вместе с «Вольфгангом Ценкером», «Эрихом Кельнером» и «Эрихом Гизе» пошел на Нарвик. Находящиеся в Балланген-фьорде «Георг Тиле» и «Бернд фон Арним» дожидались конца сильного снежного шквала, после чего вышли в Офот-фьорд. В 6 часов 50 минут в поле их зрения появилось соединение английских кораблей, которые на высокой скорости продвигались на запад. Это была 2-я английская флотилия эсминцев под командованием капитана Варбуртона-Ли с эсминцами «Хэрди» (головной корабль), «Хантер», «Хотспур», «Хостил» и «Хэйвок», которые провели энергичное нападение на Нарвик. В 6 часов 57 минут «Георг Тиле» и «Бернд фон Арним» открыли огонь по английскому командному эсминцу, который вскоре загорелся, отклонился от курса и сел на мель у южного берега. Английский командующий погиб во время этого боя. Второй английский эсминец («Хотспур») был подожжен. Между тем подошла 4-я флотилия эсминцев. Завязался скоротечный бой с резкой переменой курсов. В завершающей части этого боя английский эсминец «Хантер» получил несколько артиллерийских пробоин, потерял маневренность, был протаранен кораблем, шедшим сзади, после чего сразу затонул. Оставшихся в живых 60 моряков приняли немецкие эсминцы. Вышедшие английские эсминцы натолкнулись в западной части Офот-фьорда на идущий в Нарвик немецкий пароход снабжения «Рауенфельс», который в конце концов артиллерийским огнем уничтожил шедший с большими повреждениями «Хэйвок». В это время немецкие эсминцы с последними запасами топлива снова возвратились в Нарвик и в 8 часов 15 минут стали на якорь перед гаванью. Первый бой эсминцев перед Нарвиком был закончен. Из десяти немецких эсминцев два были уничтожены, два оказались не способны к плаванию, три других были повреждены, и только «Вольфганг Ценкер», «Эрих Гизе» и «Эрих Кельнер» оставались полностью боеспособными. Руководство перешло к командиру 4-й флотилии эсминцев капитану второго ранга Бею.

В 14 часов 6 минут от командования морской группы «Запад» снова поступил приказ полностью заправить готовые к выходу эсминцы, через полтора часа пришел приказ на выход, и, наконец, в 18 часов 12 минут на запрос, нужно ли выходить с двумя готовыми к выходу эсминцами («Кельнер» мог быть заправлен не раньше 1 часа ночи), поступило ясное распоряжение: «Командиру 4-й флотилии эсминцев: «Ценкер» и «Гизе» выходят с командиром сегодня по наступлении темноты». В 20 часов 40 минут в соответствии с этим распоряжением капитан второго ранга Бей с «Вольфгангом Ценкером» и «Эрихом Гизе» вышел из Нарвика в опускающихся сумерках и при очень хорошей видимости. В 22 часа 5 минут на широте Транё с восточной стороны был обнаружен вражеский эсминец, который шел, очевидно, тем же самым курсом. Вскоре после этого был замечен корабль, который определили как крейсер. Наконец, с западной стороны пролива Транё появился еще один эсминец. Удаление сократилось до 40 морских миль. Командир 4-й флотилии эсминцев больше не рассчитывал на перспективы прорыва светлой ночью, решил в тумане возвратиться в Нарвик. Приказ командования морской группы идти на прорыв при любых обстоятельствах поступил слишком поздно.

Первый бой эсминцев перед Нарвиком в первой половине дня 10 апреля 1940 г. По эскизу в дневнике боевых действий командира эсминцев, напечатанном в серии «Тактика командования военно-морских сил», № 8

11 апреля в полдень четыре эсминца («Ценкер», «Кельнер», «Людеман», «Кюнне») сообщили о полной готовности к выходу, тем не менее командир 4-й флотилии эсминцев думал, что должен отказаться от отхода, и в 12 часов 11 минут послал командованию морской группы «Запад» следующую радиограмму: «Выход эсминцев сегодня вечером невозможен так же, как и вчера. Считаю отход вблизи побережья невыгодным ввиду совместного контроля со стороны норвежцев и английских вооруженных сил». Не были предприняты никакие приготовления к прорыву с четырьмя эсминцами, хотя ночь на 12 апреля была непроглядной и потому благоприятной для операции. Таким образом была утрачена последняя возможность для отхода кораблей из Нарвика. Во время ночного патрулирования «Эрих Кельнер» и «Вольфганг Ценкер» из-за соприкосновения с грунтом получили повреждения, которые значительно ограничили корабли в скорости. В 12 часов во второй половине дня командование морской группы «Запад» отдало приказ: «Полностью готовые к выходу эсминцы должны использовать любую благоприятную возможность, особенно туманные ночи. Самая маленькая боевая единица – звено. «Нордмарк» и «Скагеррак» стоят на известных позициях». Командир 4-й флотилии эсминцев на основании этой радиограммы должен был также отказаться от выхода, так как через Вест-фьорд в короткую полярную ночь можно было пройти только при освещении, эсминцы оказались бы там перед сильными вражескими вооруженными силами. Вечером U-64 вошла в Нарвик и сообщила, что у входа в Вест-фьорд затемненные транспортные средства образовали прожекторное заграждение и район охраняется эсминцами. В 20 часов 5 минут девять английских самолетов безуспешно атаковали тесно стоявшие в гавани Нарвика эсминцы. Ночью обычную патрульную службу нес «Ганс Людеман», который сообщил по радио, что у Фрамнеса, Клейва и на обломках парохода «Бокенхейм» замечены временные маяки, по-видимому, для прохода вражеских сил. Эта радиограмма не была принята в Нарвике, напротив, поступило переданное командованием морских сил донесение авиаразведки о большом корабле с 7–8 эсминцами в Вест-фьорде. Это сообщение 13 апреля в 1 час 44 минуты получила 4-я флотилия эсминцев. Затем в 10 часов 10 минут поступило донесение командования группы, что во второй половине этого дня нужно ожидать в районе Нарвика нападения двух английских линкоров, одного авианосца и девяти эсминцев.

Конец ознакомительного фрагмента.

kartaslov.ru

rulibs.com : Наука, Образование : История : 1941 : Вальтер Варлимонт : читать онлайн : читать бесплатно





1941

12 февраля. Генерал Роммель прибывает в Триполи в качестве командующего немецких сил «подкрепления».

27 марта. Военный путч в Белграде. Гитлер решает распространить уже спланированную Балканскую операцию на Югославию (для поддержки Италии).

5 апреля. Югославско-советский пакт о ненападении.

6 апреля. Начало Германской кампании на Балканах.

13 апреля. Русско-японский договор о дружбе и ненападении.

17 апреля. Югославские войска капитулируют.

21–23 апреля. Германско-итальянский договор с Грецией о перемирии.

28 апреля. Роммель на египетско-ливийской границе.

2 мая. Начало осуществления британских военных мер по подавлению мятежа в Ираке (который вспыхнул 3 апреля).

10 мая. Тайный полет в Англию «заместителя фюрера» Рудольфа Гесса.

20 мая. Начало германского нападения на Крит.

24 мая. Начало операций в Атлантике германскими сухопутными силами; уничтожение «Худа» (24 мая), потопление «Бисмарка» (27 мая).

8 июня. Британские войска и французские силы освобождения вступают в Сирию.

22 июня. Начало нападения на Советскую Россию.

25 августа. Оккупация Ирана советскими и британскими войсками.

24 сентября. Окончание сражений за Киев.

2 октября. Возобновление наступления на Москву.

18 ноября. Британское наступление в Северной Африке.

29 ноября. Первое крупное отступление на Востоке группы армий «Юг», в том числе уход из Ростова.

Первые числа декабря. Начало советского контрнаступления.

7 декабря. Внезапное нападение японцев на Пёрл-Хар-бор.

8 декабря. США объявляют войну Японии.

11 декабря. Гитлер объявляет войну США.

19 декабря. Гитлер становится главнокомандующим сухопутными силами.


1942

21 января. Новое наступление Роммеля в Северной Африке.

12–13 февраля. Проход «Шарнхорста», «Гнейзенау» и «Принца Евгения» через Ла-Манш.

Апрель – май. Воздушная атака на Мальту.

7 июня – 4 июля. Оккупация всего Крыма и захват Севастополя.

20–21 июня. Захват крепости Тобрук, прорыв в Египет.

28 июня. Начало второго летнего наступления на Востоке.

7–8 августа. Начало изменения военной обстановки на Тихом океане с момента высадки американцев на Гуадалканале.

19 августа. Британско-канадский рейд на Дьеп отражен.

30 августа – 2 сентября. Германско-итальянский фронт остановлен у Эль-Аламейна после провала попытки дальнейшего продвижения.

Август – сентябрь. Бои на подступах к Сталинграду, проникновение на Кавказ.

23 октября. Начало британского наступления у Эль-Ала-мейна.

2–3 ноября. Начало отступления Роммеля у Эль-Ала-мейна.

7–8 ноября. Высадка англо-американских войск во французской Северной Африке.

19–21 ноября. Советское контрнаступление под Сталинградом, ведущее к окружению города и немецкой 6-й армии.


1943

14–25 января. Конференция в Касабланке; требование «безоговорочной капитуляции» стран оси.

31 января. Гросс-адмирал Дениц сменяет Редера на посту главнокомандующего ВМФ.

31 января – 1 февраля. Сдача Сталинграда.

16–20 марта. Крупнейшее сражение конвоев; 42 германские подводные лодки топят 21 судно общей грузоподъемностью около 142 000 тонн, потеряв только одну лодку.

13 мая. Провал в Тунисе; конец войны в Северной Африке.

24 мая. Атаки немецких подводных лодок на конвои в Северной Атлантике прекращены в результате тяжелых потерь.

5 июля. Последнее немецкое наступление на востоке («Цитадель») – прекратилось 15 июля, не достигнув результата.

9—10 июля. Высадка союзников на Сицилию.

24–25 июля. Переворот в Италии; Муссолини арестован.

8 сентября. Капитуляция Италии.

9 сентября. Союзники высаживаются в Салерно.

12 сентября. Муссолини освобожден немецкими частями в Гран-Сассо.

13 октября. Италия объявляет войну Германии.

23 октября. Красная армия совершает прорыв в низовьях Днепра; в результате отрезан Крым (1 ноября).

3 ноября. Директива ОКВ о подготовительных мерах против вторжения на Западе.

rulibs.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о