Устройство автомата шмайсер – ПИСЬМО ХУГО ШМАЙСЕРА ПРОИЗВОДИТЕЛЯМ АВТОМАТА КАЛАШНИКОВА О МОШЕННИЧЕСТВЕ (ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ)

История стрелкового оружия. Шмайсер — Портал VIPv.RU

Злой гений Эм-Пи (устройство немецкого автомата)
Тактико-технические характеристики
Калибр мм – 9
Вес без патронов, кг – 4,18 – 4,03
Вес с патронами – 4,85 – 4,7
Длина со сложенным прикладом, мм – 630
Длина с откинутым прикладом, мм – 833
Количество патронов в магазине, шт. – 32
Длина ствола, мм – 251
Начальная скорость пули м/сек – 400-420
Техническая скорострельность выстрелов/мин – 450
Тактическая скорострельность выстрелов/мин – 90/120
Дульная энергия кгм – 38-55
Это оружие можно видеть в музеях, и его иногда показывают в кино. Сейчас его осталось очень мало, и память о нем превратилась в зловещую легенду. Забыть о нем невозможно – оно оказалось очень страшным и слишком удачным для своего времени. Название этой дьявольской машины смерти – немецкий автомат. В простонародье его до сих пор называют Шмайсером. За всю историю оружия не было, и, наверное, уже не будет боевой системы, обладающей такой притягательной и возбуждающей силой.
Немцы делали не просто хорошее оружие – они умели придавать ему необычные и устрашающие формы. Дизайн немецкого автомата заметно и ощутимо давит на психику. В стальных формах этого оружия ощущается целенаправленная тевтонская жестокость, способная ожить сама по себе. В чужих руках немецкий автомат внушает ужас – так было задумано при его создании.
Рациональные немцы всегда помнили, что новое оружие рождает новую тактику. Первая мировая война наметила тенденцию перехода от кавалерии к подвижной бронетехнике, и связанной с этим появлением необходимости подавления противника плотным огнем на коротких (до 200 м) расстояниях. Поэтому первый в мире пистолет – пулемет Бергман М-р18 появился в Германии в 1918 г.
Это было довольно громоздкое оружие, но для своего времени оказавшееся весьма эффективным. Настолько эффективным, что после окончания I Мировой войны по Версальскому договору Германской армии запрещалось иметь на вооружении пистолет-пулемет.
В дальнейшем работы по усовершенствованию пистолет-пулеметов продолжались и в Германии, конструкции были тяжелы, неудобны и дороги в производстве.
Для маневренной наступательной войны необходимо было иметь оружие удобное, легкое, технологичное в производстве и простое в освоении. Приход Гитлера к власти подстегнул немецкую инженерную мысль.
Старослужащие сотрудники НКВД рассказывали автору, что разработка и испытания нового немецкого пистолет-пулемета велись в режиме строжайшей секретности. В этих целях немцы организовали «утечку» информации, направив этим усилия разведслужб потенциальных противников по ложному пути. А именно – «засветили» деятельность конструктора вышеупомянутого пистолет-пулемета МП-18, Шмайсера, который в промежутке между 1918-1934 гг. разработал пистолет-пулемет МП-28, карабинного типа, выпускавшийся фирмой Генель (Ханель). Это оружие довольно широко использовалось во время войны в Испании в 1936-1939 гг., производилось под различные боеприпасы, и, казалось, было довольно перспективным. Поэтому пистолет-пулеметы и приобрели условное название «Шмайсер», которое затем прилипло и к новому немецкому автомату. Предложение о введении в войсках пистолет-пулеметов было рассмотрено германским генштабом в 1936 г., и публично отвергнуто. Пистолет-пулеметы признали пригодными только для борьбы со слабо вооруженным противником и рекомендовали для применения в полиции. Всем этим немцы дезориентировали в первую очередь русских. Именно отсюда и произошла знаменитая фраза наркома Ворошилова: «Это оружие для милиционеров». А маршал Кулик, отвечавший за артвооружение и впоследствии расстрелянный Сталиным, объявил пистолет-пулеметы «буржуазной выдумкой». Все это резко затормозило развитие собственных оружейных разработок. Высшее советское руководство по начальственно-бюрократической тупости не считало пистолет-пулеметы серьезной опасностью.
Разведслужбы СССР сообщали совсем другое: «…в Германии целенаправленно ведутся работы по созданию скорострельного автоматического оружия для ведения наступательно-штурмового боя. В параметры этого оружия закладываются боевые характеристики, отвечающие маневренно-штурмовым боевым действиям на коротких дистанциях». В Москве это посчитали очередным буржуазным извращением и полученную информацию засунули под сукно.
Позорный щелчок по носу русские получили зимой 1939 года в Финской кампании. Финские пистолет-пулеметы «Суоми» оказались незаменимыми именно для боевой работы на коротких дистанциях – в лесах и населенных пунктах. Ощутив реальные потери, Советское командование приказало собрать в пограничных округах и частях НКВД все имеющиеся на тот период автоматы ППД, всего около 20 тыс. штук, и срочно направить их на Финский фронт.
Немцы тем временем делали свое дело. Новое немецкое оружие было разработано по спецзаказу Управления вооружением Вермахта в 1938 г. инженерами-оружейниками Хайнрихом Фольмером и Бертольдом Хайпелем на фирме Erfurt Manufaktur B. Glipel Gmb (ERMA). Разработанный пистолет-пулемет, получивший индекс МР-38, был принципиально новым как по технической компоновке, так и в ракурсе тактического применения.
Немцы соблюдали режим секретности, что называется «до упора». До сих пор историки спорят, для кого сначала был предназначен немецкий автомат – для танкистов, чтобы стрелять из смотровых щелей танков, или для парашютистов? Или для танкистов и мотоциклистов? Или для диверсантов?
События первых месяцев Великой отечественной войны показали, что печально известный Maschin-pistole 38/40 разрабатывался как для специальных операций, так и для общевойсковой наступательно-штурмовой работы. Это оружие годилось для боевых действий в любых условиях.
В основу конструкции Maschin Pistole 38 положен четкий инженерно-математический расчет, продуманный и выполненный с истинно немецкой аккуратностью и педантизмом. Архивные данные свидетельствуют, что автомат разрабатывался и испытывался очень долго, и поэтому получился очень быстро и сразу. Оружейникам известно, что сразу получаются только очень удачные конструкции.


Фото 1. Несмотря на загадочно-зловещие формы, по устройству немецкий автомат прост, как русская портянка.

Фото 2. Технический разрез немецкого пистолета-пулемета представлен на Фото – рисунке 2, обозначения в тексте соответствуют обозначениям на схеме.
Разрез пистолета-пулемета по оси
1 – ствол, 2 – затворная коробка, 3 – муфта, 4 – гайка\ ствола, 5 – упорное кольцо, 6 – промежуточное кольцо, 8 – основание мушки, 9 – мушка, 10 – предохранение мушки, 11 – опорная шина, 12 – дульная муфта, 13 – основание прицела, 14 – прицельная стойка, 15 – откидная планка, 16 – обойма, 17 – отражатель, 18 – защелка магазина, 19 – затвор, 21 – стержень ударника, 22 – боек, 23 – наружная трубка, 24 – средняя трубка, 25 – внутренняя трубка, 26 – возвратно-боевая пружина, 27 – поршень, 28 – буверная пружина, 29 – корпус рукоятки, 30 – плечевой упор, 31 – затылок, 32 – стопорная ось упора, 33 – спусковая коробка, 34 – кожух коробки, 35 – стопор, 36 – пуговка, 37 – спусковой рычаг, 38 – спусковая тяга, 39 – спусковой крючок, 40 – спусковая пружина
 
Оружие действует по принципу свободного затвора. Стрельба производится только с открытого затвора, как сейчас говорят – с заднего шептала. Отведенный назад затвор 19 задерживается в таком состоянии шепталом (спусковым рычагом) 37. Патрон находится в горловине магазина под загибами магазина. При нажиме на спусковой крючок шептало (спусковой рычаг) опускается и отпускает затвор. Под действием возвратно-боевой пружины 26, которая передним концом упирается в боек 22, последний толкает затвор вперед. Затвор движется вперед, выталкивает патрон из-под загибов магазина и досылает его в патронник. Внимание: — далее вступает в силу основная изюминка конструкции, а именно – принцип «выката» затвора. Когда патрон входит в патронник и останавливается в нем, боек накалывает консоль и происходит воспламенение порохового заряда. Затвор в это время еще «накатывается» вперед, и этот «накат» затвора происходит в тот момент, когда давление форсирования достигло предела, пуля стронулась с места и вышла из гильзы. Это дополнительное движение массы затвора на гильзу, которая уже стремится под действием силы отдачи отойти назад, обеспечивает замедление этого отхода, в значительной степени предотвращает поперечный разрыв гильзы (бывало и такое, нередко) и сообщает пуле хоть и небольшой (+15-20 м/сек) прирост скорости. Это и называется «затвор с выкатом». Под действием силы отдачи затвор отходит назад, и если не становится на шептало, цикл выстрела повторяется, и стрельба идет очередью в автоматическом режиме. Если спусковой крючок отпустить, шептало поднимается и останавливает затвор в заднем крайнем положении до следующего нажима на спуск.
Второй «изюминкой» конструкции является возвратный механизм, который состоит из бойка 22 и телескопической системы трубок 23-24-25, закрывающих возвратно-боевую пружину 26. Внутри всей этой системы, в стрежне ударника 27, находятся цилиндрический щиток-поршень 27 и его буферная пружина 28. Этот поршень и буферная пружина представляют собой часть пневматического демпфера, которые предотвращают резкое отскакивание затвора вперед после удара при откате затыльника ствольной коробки и значительно смягчают сам этот удар. Телескопическая система трубок, которыми закрыта возвратно-боевая пружина, не только предохраняют ее от загрязнения, но также служат пневматическим демпфером – при резком откате затвора назад воздух в трубках сжимается и не сразу выходит наружу, а при уходе затвора вперед воздух внутри трубок разряжается и не сразу заходит внутрь системы через зазоры между трубками.
Вышеописанная работа возвратного механизма приводит к заметному замедлению темпа стрельбы. Такого замедления долго и упорно не могли добиться другие оружейниками. Невысокий темп стрельбы на автоматическом оружии – штука необычайно ценная. Суть в том, что за увеличенный промежуток между выстрелами оружие упругостью массы живых тканей тренированного стрелка должно вернуться к первоначальной линии прицеливания. Это улучшает кучность стрельбы.
Еще одна особенность конструкции, которая в те времена впервые появилась только у немцев – складной приклад, состоящий из плечевого упора 30, затыльника 31 и стопорной кнопки (оси) упора 32.
Это было очень удобным, в первую очередь, для стрельбы из бойниц бронетранспортеров, которые как таковые впервые в боевом применении были опробованы опять же немцами. Для стрельбы из окопа была предназначена алюминиевая опорная мина, которая крепилась на основании мушки, при необходимости отворачивалась вниз и втыкалась в грунт и использовалась в качестве упора.
Первоначальный вариант автомата МР-38 изготавливался с алюминиевой несущей рамой и цевьем из бакелитовой пластмассы. Ствольная (затворная) коробка имела продольные фрезерованные пазы. Последующая модель МР-40, разработанная в 1940 г., уже имела ствольную коробку не фрезерованную, а штампованную из прочной тонкостенной пружинящей стали, в сечении не круглую форму, а фигурную со своеобразными продольными ребрами. Такая конфигурация не только придавала необходимую прочность, но и уменьшала трущиеся сопрягающиеся поверхности коробки и затвора. Этим достигается лучшее скольжение затвора, и к тому же грязь при движении выталкивается с трущихся мест в продольные пустоты.
Автомат разбирается легко и просто. Последовательность разборки и особенности отдельных деталей представлены на Фото — фотографиях 3-27.


Фото 3. разборка оружия — затвор 19 отвести назад и по­ставить рукояткой в коленчатый предохранительный вырез ствольной коробки


Фото 4. разборка оружия — оттянуть вниз пуговку 36 стопора, повернуть ее и этим зафиксировать


Фото 5. разборка оружия — нажать на спуск — кожух ствольной (затворной) коробки 34 повернуть по часовой стрелке


Фото 6. разборка оружия — ствольную (затворную) коробку 2 со стволом отделить вперед от кожуха


Фото 7. разборка оружия — извлечь из ствольной (затворной коробки) затвор 23 с возвратным механизмом


Фото 8. разобранные затвор 23 и возвратный механизм 24


Фото 9. Затвор снизу. Виден фрезерованный досылатель


Фото 10. Затвор сверху


Фото 11. Затвор со стороны чашечки


Фото 12. Затвор сзади


Фото 13. Пластмассовый кожух коробки. Внутри видна жестя­ная штампованная основа


Фото 14. при разборке ствольную (затворную) коробку можно также поворачивать и против часовой стрелки


Фото 15. горловина магазина (обойма 16) и выводное окно. Затвор виден (открыт)


Фото 16. горловина магазина (обойма) и выводное окно. За­твор спущен


Фото 17. рукоятка


Фото 18. полностью разобранный автомат


Фото 19. Разобранная рукоятка


Фото 20. горловина магазина слева


Фото 21. затвор в крайнем переднем положении рукоятка А оттянута влево


Фото 22. рукоятка затвора А прижата вправо и зашла в вырез ствольной коробки. Автомат поставлен на предохранитель


Фото 23. затвор поставлен на боевой взвод


Фото 24. коленчатый вырез в ствольной коробке буквой «S» (Sickert)


Фото 25. Затвор оттянутый назад и поставленный рукояткой в коленчатый вырез. Автомат поставлен на предохранитель


Фото 26. дульная муфта на конце ствола


Фото 27. отвинченная дульная муфта

Предохранительная система на немецком автомате крайне примитивна. Для постановки на предохранитель рукоятку заряжания оттягивают назад и вводят в поперечный коленчатый вырез, возле которого выштампована буква S (Sickert) – предохранено (Фото 24-25). В модели МР-38 рукоятка заряжания имели форму, как у современного Калашникова. В процессе эксплуатации немцами были отмечены несчастные случаи, которые происходили в основном при спрыгивании с автомашин. Массивный затвор, находившийся в крайнем переднем положении, при толчке стволом вверх по инерции уходил вниз, к прикладу, а затем возвратной пружиной возвращался обратно, по пути захватывая патрон из магазина, досылая его в патронник с последующим непроизвольным выстрелом. Это заставило ввести в модели МР-40 рукоятный предохранитель, действие которого представлено на Фото 21-22. Задачей рукоятного предохранителя было надежно и жестко запирать затвор в крайнем переднем положении. (Вниманию читателей – проволочка, которая имеется на рукоятке, возможно, предусмотрена конструкторами: автор видел такую проволочку на нескольких автоматах).
В последующем немецкий автомат подвергался немногим и незначительным модификациям, упрочняющим конструкцию и упрощающим производственный процесс.
Магазин автомата коробчатый, емкостью на 32 патрона (Фото 28-29), с шахматным расположением патронов и выходом их «одним патроном» под загибы горловины магазина.


Фото 28. верхняя часть пустого магазина


Фото 29. патроны под загибами магазина

Существует экспериментальный вариант автомата с приемником для установки двух магазинов, но это музейный экспонат, и в войска такая конструкция не поступала.
Прицельное приспособление состоит из двух целиков – один неподвижный на 100 м и второй откидной открывающийся на 200 м. Автомат пристреливается по принципу «целься в пояс».
Автору довелось пострелять из немецкого автомата. Старослужащие рассказали и показали, как это надо делать правильно, почему рукоятка заряжания у этого оружия находится слева, и как это полагалось делать у немцев. Русские во время войны стреляли из немецкого оружия, как из русского, то есть, удерживая левой рукой за магазин, а правой — за пистолетную рукоятку. Автомат при этом очередью сильно запрокидывало вверх, и прицельная стрельба получалась практически невозможной. Немцы делали не так. Автомат переносился на ремне на правом плече и правой рукой немец удерживал его за горловину для магазина. При необходимости стрельбы правой рукой автомат выдвигался вперед, и одновременно левая рука захватывала за рукоятку заряжания, отводила ее назад и сразу же ложилась на пистолетную рукоятку и прижимала ее к животу. Стрелок ориентировал оружие параллельно грунту и работал на спуске указательным пальцем левой руки. Правой рукой автоматчик «наваливался» на автомат сверху и не давал ему уходить при стрельбе вверх-вправо. Стрельба направлялась поворотом всего корпуса в сторону, нужную стрелку. Тренировка в стрельбе производилась по мишеням, поставленным перед песчаным бруствером, с ориентацией стрелка на поднимающиеся от падения пуль фонтанчики грунта. Расстояние было определено 50 м. Особое внимание уделялось отработке стрельбы по мишени «пулеметчик со вторым номером». Есть подозрение, что известное спецназовское упражнение на эту тему позаимствовано именно отсюда. Явно медленный темп стрельбы немецкого автомата запросто позволял «расписываться» по линии мишеней на дистанции до 75 метров, как из шланга. Несмотря на отсутствие переводчика для одиночной стрельбы, благодаря медленному темпу можно запросто стрелять одиночными выстрелами, как из пейнтбольного маркера – быстро нажимая и также быстро отпуская спуск.
По причине замедленного темпа стрельбы автомат МР трудно перегреть. Боекомплект во время войны составлял 6 магазинов на 32 патрона каждый, плюс по 2-3 магазина за голенище каждого сапога (немецкие сапоги делались с короткими и широкими голенищами, специально, чтобы можно было туда засунуть автоматный магазин или гранату длинной ручкой вниз). Но после стрельбы за ствол лучше не браться – паленым мясом запахнет сразу. Во время войны по этой причине немцы частенько страдали от ожогов.
В конце войны немцы в небольших количествах выпускали автомат МР-42 с деревянным прикладом для траншейно-рукопашного боя.
Автору довелось пострелять также из очень редкой модификации МР, сделанной в 1944 году под укороченный патрон. В этот автомат с расточенной чашечкой затвора отлично заходили патроны от советского ПМ.
Данная оружейная единица предназначалась на уничтожение в вагранке, и поэтому служивые настрелялись из него вволю. К автомату прилагалось 2 десятка его «родных» патронов, по размерам очень подходивших к патронам ПМ, с гильзами, покрытыми каким-то черным составом и пулями, имеющими оболочку черно-серого материала. Звук выстрелов этих боеприпасов был резким и более сильным, чем патронов от Макарова.
В целом от общения с немецким МР у автора осталось впечатление, что держал в руках штампованную жестянку с вытачанным на токарном станке стволом и все это привинчено к пластмассовой основе. По логике вещей эта конструкция должна быть очень технологичной, едва ли не технологичнее советского ППШ. Так оно, по всей видимости, когда-то и получилось. Немцы в свое время обошли русских. К началу войны с СССР у них было около полмиллиона таких автоматов, а у русских – около 50 тысяч ППД, а ППШ еще практически не было.
Немецкий автомат в начале войны с СССР оказался самым практичным на поле боя. Потому что немцы проектировали его не для стрельбы из танков, а для боевой работы в танковых клиньях, которые они «забивали» вглубь нашей территории. Эта глубоко продуманная и когда-то тщательно засекреченная тактика состояла в том, что немцы продвигались массивными соединениями бронетехники, собранными со всей Европы. Немецкая пехота продвигалась вслед за танками на бронетранспортерах или просто шла пешком и косила очередями от живота русских, бросающихся в бессмысленные штыковые атаки. На подходе к линии советских окопов вперед выходили танки и бронетранспортеры, которые массированным огневым воздействием подавляли пулеметные расчеты и повышенной плотностью огня не давали никому высунуть голову из окопа. Под прикрытием танков подходила немецкая пехота и поливала окопы сверху-вниз из автоматов.
Немцы выбивали русских из траншей без особого труда – в окопе легче работать портативным автоматом, чем ворочать длинной винтовкой с примкнутым штыком. Действие немецкого автомата было ошеломляющим – в первые месяцы войны противопоставить ему было нечего, кроме обычного человеческого героизма. Тупость Советского руководства обернулась миллионами бессмысленно загубленных русских жизней.
Блиц-крик у немцев не получился. Война приняла затяжной позиционный характер. Дистанции стрельбы увеличились, и Эм-Пи оказался недальнобойным и малоприцельным. И хотя это оружие выпускалось до последних дней войны (всего таких автоматов было произведено более 1200000 шт.), с 1943 г. практичные немцы первыми приступили к производству принципиально нового оружия – штурмового автомата STG-44.
О применении МР 38/40 в массовых расстрелах всем известно, и этого никто не забудет. Молодежь разглядывает немецкий автомат с интересом, старики стараются на него не смотреть. Зловещий профиль Эм-Пи навсегда остался в генетической памяти некогда порабощенных народов Европы символом целенаправленного уничтожения. Страшен гений конструкторов этого оружия, и никто никогда не простит творцов дьявольского изобретения, в короткое время унесшего миллионы человеческих жизней.

Алексей Потапов
Спецназ 21 века. Элитная подготовка. НПЦ «Здоровье народа», ООО «ВИПв»

www.vipv.ru

Автомат «АК» — хорошо забытый Шмайсер?

Предложите любому интересующемуся Второй мировой войной навскидку назвать хотя бы три образца немецкого оружия. Ручаюсь: большинство вспомнит истребитель «мессершмитт», танк «тигр» и автомат «шмайсер».

И если с авиацией и танком все более или менее корректно, то с «автоматом» путаница полная. То, что ошибочно известно миру под названием «шмайсер», — не автомат, а пистолеты-пулеметы MP 38 и MP 40, к которым выдающийся оружейник Хуго Шмайсер отношения не имел. Но именно Шмайсер — создатель как первого в мире стрелкового оружия такого рода, так и того, что пришло ему на смену, — автомата. Более того, некоторые ему приписывают также славу автора знаменитого советского АК-47.

Пистолеты-пулеметы MP 38 и MP 40 связало с именем Хуго Шмайсера чистое недоразумение. Очень известный до Второй мировой войны оружейник, сын оружейника, член нацистской партии аж с мая памятного 1933 года и несчастный отец безнадежно больного сына работал с 1921 года главным конструктором фирмы «Хенель». Она никоим образом не причастна к созданию этого оружия, хотя частично участвовала в его производстве. Шмайсер всего лишь взялся устранить один из недостатков модели MP 40. Пехотинцы жаловались на недостаточную меткость оружия, вызванную, по их мнению, складным прикладом. И Хуго соединил ствол и затворную коробку MP 40 с деревянным ложем и спусковым механизмом своего пистолета-пулемета MP 28 1920-х годов, назвав модернизированный образец MP 41.

В производство новая версия пошла с выштампованной на ствольной коробке надписью МР.41 Patent Schmeisser. И когда союзникам достались первые трофейные образцы, эта примета и породила заблуждение насчет истинного автора немецких пистолетов-пулеметов военного времени.

MP 40 в кино и наяву

Вот теперь самое время пояснить, что означает термин «пистолет-пулемет», поскольку без понимания оного не понять ни эпохи, когда такое оружие появилось, ни того, что удалось сделать его создателям.

Первая мировая война, быстро принявшая затяжной позиционный характер, потребовала скорректировать огневые средства наступающей пехоты. Ведь ей, идущей в атаку на зарывшегося в землю и огрызающегося пулеметами противника, требовались уже не винтовки с малой скорострельностью, а нечто легкое и очень скорострельное. Пулемет Максима с собой не потаскаешь, ручной тоже не пушинка, да и не полагаются они каждому солдату. Пистолет легок, но эффективен только при стрельбе почти в упор, а дальнобойная винтовка тяжела и габаритна, ее надо перезаряжать после каждого выстрела. Значит, нужно что-то среднее — скорострельное, пригодное для ближнего боя с дальностью поражения метров 100-200, с приличным боезапасом. И компактное: на случай, если атакующим придется «зачищать» тесные вражеские траншеи.

Если хотя бы мысленно сконструировать подходящее для таких условий боя оружие, получится утяжеленный автоматический пистолет с относительно длинным стволом, прикладом и объемным магазином со стандартными, состоящими на вооружении «легкими», то есть пистолетными, патронами. Пистолет-пулемет. По-немецки — Maschinenpistole, MP.

Считается, что именно Хуго Шмайсеру принадлежит как постановка задачи, так и ее блестящая реализация — в металле и дереве. Удивительно, но конструктор снабдил свое оружие прикладом не только ради меткой стрельбы. Он учел опыт так называемых штурмовых групп — специально подготовленных немецких мобильных отрядов для прорыва участков фронта. Идя в бой с длинноствольными пистолетами «парабеллум» с пристегнутыми прикладами и круглыми магазинами на 30 патронов, штурмовики, случалось, оставались без боезапаса уже во вражеских траншеях. После чего бились запасливо прихваченными с собой увесистыми дубинками. Чью роль и призван был сыграть массивный деревянный приклад шмайсеровского пистолета-пулемета под тот же 9-миллиметровый патрон от «парабеллума».

Первый в мире пистолет-пулемет MP 18 образца 1918 года долго служил в армиях многих стран и после Первой мировой войны.

Великие оружейники

Пистолетами-пулеметами MP 38/40 солдаты вермахта были вооружены отнюдь не поголовно. Только командиры отделений, взводов и рот. А также экипажи танков и десантники.
 

Никаких упоминаний имени своего создателя даже полное обозначение оружия — Bergmann MP 18 — не содержало: только название фирмы, выполнившей заказ, и буквенно-цифровое обозначение.

Но вот после удачного старта на исходе Первой мировой ни у «Хенель», ни лично у Шмайсера что-то не заладилось. MP 18, как и следующая модель MP 28, с годами устарели, а поскольку их конструкция предусматривала массу традиционных операций металлообработки, производство каждого образца выходило длительным и дорогим. И когда после нескольких локальных войн в разных уголках планеты и гражданской в Испании стало ясно, что немецкой армии требуются технологичные и дешевые MP, пригодные для массового выпуска, новый шанс оружейник и его фирма упустили.

Важно уточнить: под массовым производством пистолетов-пулеметов подразумевались вовсе не многомиллионные объемы. Никто и не помышлял тогда вооружить MP всех поголовно пехотинцев: слишком маломощно было это оружие в полевых столкновениях, а высокий поражающий эффект сказывался только в ближнем бою.

В 1936 году, когда управление вооружений вермахта подумывало было заказать промышленности пистолеты-пулеметы новейшего образца, оснастить ими предполагалось лишь экипажи танков, артиллерийские расчеты и прочие подобные подразделения. То есть те, что применяли стрелковое оружие скорее эпизодически, при необходимости, для самозащиты, например, и которым мало чем могли помочь пехотные громоздкие винтовки, даже укороченные «маузер 98к». Позднее, уже в разгар испанской войны, когда немцы склонились к стратегии блицкрига, к ведущей роли высокомобильных моторизованных и десантных войск, именно таким специфическим частям адресовали будущие пистолеты-пулеметы.

Дальше цель — хуже MP

Первой откликнулась даже не на заказ еще, а на явную потребность в новых MP эрфуртская фирма ERMA. Ее директор Бертольд Гайпель и главный конструктор Генрих Фольмер начали работы, не дожидаясь формального договора с заказчиком. По замыслу компактное оружие длиной всего 83 сантиметра под 9-миллиметровый пистолетный патрон изначально располагало складным прикладом и специальным крюком для упора в танковой амбразуре. Разобрать и собрать оружие можно было без каких-либо инструментов.

Но, пожалуй, самым главным, поистине революционным, новшеством стала технология производства модели ERMA. Традиционную станочную обработку деталей сменила холодная штамповка из тонкого стального листа.

Удачная ERMA 36 в серийное производство все же не пошла: в высшем руководстве вермахта до поры не пришли к общему мнению насчет армейской службы пистолетов-пулеметов. В них видели скорее полицейское оружие, так же, к слову, считали и в командовании Красной армии, и сам Сталин. Только в 1938-м лед тронулся, и ERMA получила наконец официальный заказ на разработку MP для танкистов и десантников с учетом опыта войны в Испании.

Усовершенствовав модель 1936 года, Фольмер вернулся от чрезвычайно перспективной штамповочной технологии к станочной: затворная коробка из стального листа оказалась непрочной. Ради упрощения и облегчения применил пластмассу и алюминиевый сплав, отказался от режима одиночной стрельбы. И добился приемлемых трудозатратных и ценовых показателей оружия. На изготовление одного MP 38 уходило 18 человеко-часов, а его себестоимость составляла 57 марок. Для сравнения: те же параметры основного стрелкового оружия вермахта винтовки «маузер 98к» — 22 человеко-часа и 70 марок.

Пуля MP 38, покидая ствол со скоростью 380 метров в секунду, пробивала на дистанции 50 метров сосновую доску толщиной 225 миллиметров, 40-миллиметровую кирпичную кладку, двухмиллиметровый железный лист. А вот при стрельбе по цели, удаленной на 200 метров, эффективность заметно снижалась: пуле покорялась лишь 150-миллиметровая доска. Но главное, что ограничивало боевые возможности оружия, это сам маломощный пистолетный патрон.

Грубо говоря, он был способен послать пулю на дальность свыше 200 метров уже не по идеальной прямой, а по некоей баллистической траектории с ее неизбежным снижением в конце пути. И стрелку приходилось давать упреждение, задирая MP вверх настолько, что как прицельное приспособление, так и сам ствол закрывали цель. Наилучшие результаты пистолет-пулемет показывал при огне на 50-100 метров. По канонам полевого боя — в упор.

Следующая модель MP 40, выпуск которой начали в 1939-1940 годах, избавилась от многих недостатков предшественницы, в ее конструкции вновь появились важные штампованные элементы, себестоимость оружия существенно снизилась. Только вот врожденная маломощность, вызванная ставкой на пистолетный патрон, сохранилась в неизменности.

Производством помимо фирмы-автора занялись еще несколько компаний, поставщиками комплектующих стали даже оружейные концерны оккупированных стран Европы. Себестоимость упрощенного варианта MP 40 снизилась до 40 марок. По подсчетам, общий выпуск MP 40 составил до конца Второй мировой около миллиона единиц. Казалось бы, впечатляющая цифра, но она очень скромно выглядит по сравнению с числом произведенных с 1935 по 1945 год винтовок «маузер 98к» — 14 миллионов.

К началу Великой Отечественной войны пехотному отделению

вермахта из десяти человек полагалось семь карабинов «98к», два пистолета, ручной пулемет MG 34 и только один пистолет-пулемет. Пехотный взвод из четырех отделений располагал помимо прочего оружия лишь пятью MP 40: по одному на каждого командира. Пехотная рота — при 132 винтовках — всего 16 пистолетами-пулеметами. А на дивизию 1941 года со штатной численностью 17 тысяч человек приходилось не более 700 единиц MP. Даже в парашютно-десантных войсках отделению образца 1940 года выдавали два MP.

То есть ни о каком массовом распространении пистолетов-пулеметов в вермахте не было и речи. Не потому, разумеется, что немцы не могли наклепать многие миллионы простого и уже дешевого оружия. Могли, но понимали его ограниченные боевые возможности. Стрелковую мощь любого подразделения, как и ранее, составляли винтовки — дальнобойные, кучные, с мощным патроном. И сцены из советских фильмов, где каждый немецкий пехотинец вооружен «шмайсерами», — либо плод полной «оружейной» безграмотности режиссеров, либо сознательная ложь, призванная оправдать разгром Красной Армии 1941 года якобы небывалой мощью вероломного врага.

Обмануть Гитлера

А почему, собственно, так много места уделено MP 38/40 в рассказе о Хуго Шмайсере, если уже сказано, что к этому оружию он отношения не имел? Потому, прежде всего, что немецкий оружейник, говоря спортивным языком, удачно стартовал в создании пистолетов-пулеметов, проиграл в промежуточном и важнейшем забеге, но победил в решающем состязании, определившем лицо современного стрелкового оружия. Речь об автомате, прекрасно сочетающем в себе достоинства дальнобойной самозарядной винтовки и пистолета-пулемета.

И снова нам не обойтись без объяснения термина. На этот раз «автомат». Он весьма условен, поскольку одинаково хорошо подходит к любому оружию, способному стрелять очередями, пока нажат спусковой крючок или есть патроны в магазине. В советско-российском оружейном лексиконе термин долгое время означал автоматическое оружие, стреляющее патронами общевойскового винтовочного калибра, хотя и несколько ослабленными, так называемыми промежуточными.

Выход из тупика, в котором оказалось массовое оружие пехоты, немецкие оружейники увидели в середине 1930-х годов. Это уже упомянутый укороченный винтовочный патрон калибра 7,92 миллиметра. Он куда мощнее пистолетного и обеспечивает прицельную стрельбу на дальности до 500 метров. Легче и компактнее стандартного, что снижает вес носимого боеприпаса. Позволяет добиться высокой скорострельности, так и не давшейся конструкторам «автоматов» под обычный винтовочный патрон. Но требует совсем другого оружия, напоминающего скорее не простой пистолет-пулемет, а полноценную укороченную винтовку, карабин.

В идеале он может заменить в войсках не только пистолеты-пулеметы, но также и магазинные винтовки и ручные пулеметы.

Вот в нем-то, таком оружии, и увидели свой шанс руководство фирмы «Хенель» и ее главный конструктор Хуго Шмайсер. В апреле 1938-го они включились в конкурс на лучший образец, в котором участвовали также несколько других компаний, в частности известная «Вальтер».

В 1942 году представили для испытаний опытную партию из полусотни карабинов под обозначением МКЬ.42. К лету 1943-го чаша весов начала склоняться в пользу «Хенель». Эксперты сочли ее образец более простым и менее чувствительным к загрязнению, чем вальтеровский. Параллельно с испытаниями, пока, правда, не фронтовыми, наращивалось производство. А после проверки сотен МКЬ.42 на Восточном фронте и доработки оружие принимается на вооружение под обозначением MP 43, то есть пистолет-пулемет образца 1943 года.

Думаете, перемена названия вызвана изменением статуса МКЬ.42: мол, был испытательный образец, а стал штатным оружием? Нет, попыткой военных и лично министра вооружений Шпеера, и вполне удачной, отвести от новинки гнев Гитлера. Тот очень неодобрительно отнесся к затее. Как рачительный хозяин, у которого в закромах многие миллионы пистолетных патронов для MP 40, а новых, промежуточных, — кот наплакал. То ли фюрер действительно поверил трюку с обозначением, то ли проникся перспективами MP 43, но он лично переименовал его в MP 44, а потом и в StG 44.

Отныне с пистолетами-пулеметами, пусть и новейшими, образца 1944 года, покончено. Вермахт перевооружается чудо-оружием Sturmgewehr, штурмовой то есть — знайте враги рейха! — наступательной винтовкой.

С 1943 по 1945 год общее количество MP 43, MP 44 и StG 44, выпущенных на заводах нескольких немецких фирм, оценивается примерно в 400 тысяч единиц. В основном винтовки поступили на вооружение отборных частей вермахта и ваффен СС, а сколько-нибудь массово их применяли на заключительном этапе войны. Гитлер оказался прав: патронов для перспективной новинки не хватало катастрофически.

Поскольку бойцы так называемого фольксштурма — пожилые люди и подростки — не отличались особо меткой стрельбой, винтовки щедро раздавали ополченцам. Авось, при такой скорострельности в кого-нибудь попадут.

Город Зуль в восточногерманской земле Тюрингия, где располагались штаб-квартира и завод фирмы «Хевель», пережил в 1945 году двойную оккупацию: сначала американскими войсками, нарушившими соглашение между союзниками о разделе страны, а затем и советскими. Как и все нацисты, Хуго Шмайсер подпал под так называемую денацификацию. И интересовались им американцы, британцы и советские спецслужбы, надо полагать, с особым пристрастием: мало того, что член НСДАП, так еще и видный конструктор оружия.

Увы, нам не дано пока прочитать протоколы допросов Шмайсера: они по сей день за семью печатями неизвестно каких ведомств. Зато известно, что из нескольких оружейных фирм Зуля новые немецкие власти создали «народное» предприятие по выпуску спортивного и охотничьего оружия. Хуго остался не у дел и согласился ради хлеба насущного поработать в советско-немецкой технической комиссии. Так туманно назывались группы, чьей задачей было изучить военно-технические достижения рейха, чтобы использовать их для новых советских разработок.

Но в 1946 году в СССР приняли решение перенести из Германии в Союз уже начавшиеся было работы в области авиации, ракетной техники и других отраслях, вызвавшие протесты союзников. И Шмайсер, как и тысячи других высококлассных специалистов, получил приглашение покинуть родину. Вместе с другими оружейниками и их семьями он уехал на специальном поезде в Ижевск, куда и прибыл в октябре 1946 года. А еще в 1945-м советским военным немцы передали образцы производившегося фирмой «Хенель» оружия, в том числе и сотню StG 44. Об их судьбе в СССР информации нет.

Что делали немцы в Ижевске?

Сегодня известно многое, связанное с пребыванием немцев в прежде закрытом Ижевске. О том, где и в каких квартирах жили, какую зарплату получали, с кем и под чьим надзором общались. Вроде бы точно подсчитано, что немецкая группа в Ижевске состояла из 16 человек, но входили в нее не только шесть оружейников, но и конструкторы мотоциклов. А вот дальше начинаются загадки.

По немецким данным, в Ижевск приехали 340 немцев, причем именно в столицу Удмуртии, поскольку в другие советские центры, вроде Тулы или Коврова, «гостей» не допустили. Даже если их было гораздо меньше, цифра 6 все равно кажется какой-то нереально скромной. Советские источники подчеркивают, что именно после 1945 года Ижевск, загруженный в войну работами по серийному выпуску оружия, смог наконец заняться собственными разработками. Что вроде бы объясняет, зачем сюда привезли немецких оружейников. Как в другие города и веси самолетостроителей, ракетчиков, специалистов по радарам и т.п. Про дела тех известно все или почти все, вплоть до названий проектов, дат пробных пусков и испытательных полетов ракетных самолетов и реактивных бомбардировщиков. Про работу ижевских сидельцев — ничего. Кроме того, что долгие шесть лет они занимались отнюдь не проектированием оружия, а разработкой какого-то вспомогательного оборудования. К оружейному производству их не подпускали, и это притом что основной продукцией сразу после войны был карабин образца 1944 года. Не бог весть какое секретное оружие.

Есть смутные упоминания о некоем специальном задании министерства вооружений СССР, которое немецкая группа выполнила в 1946-1948 годах. Какое именно — неизвестно. После чего использовать интернированных оружейников «по назначению» сочли нецелесообразным. Из соображений секретности. То есть их коллеги самолетчики, ракетчики, атомщики вовсю трудились во славу советского оружия, а этих не подпустили даже к армейским карабинам! И любимым занятием того же Хуго Шмайсера, не проявлявшего особого служебного рвения, было, как вспоминал один очевидец, чтение американского журнала «Популярная механика».

Помилуйте, разгар холодной войны, глубокое советское захолустье, а немец лениво листает невесть откуда взявшийся журнал вероятного противника! Вы в это верите? И верите в то, что щедро оплачиваемые, поселенные в отдельные многокомнатные квартиры и прекрасно питавшиеся бывшие враги шесть лет били баклуши на второстепенных и мало кому нужных работах?

Противоречивая и полная белых пятен ижевская история немецких оружейников сегодня очень интересна. Дело в том, что некоторые исследователи подозревают «Ижмаш» и лично Михаила Калашникова в копировании StG 44. А ведь и вправду, Sturmgewehr очень похож на АК-47, да и время, когда советский автомат поступил в серийное производство именно в Ижевске, совпадает с пребыванием Шмайсера в удмуртской столице. А чего стоит запоздалое признание уже весьма немолодого Калашникова, что он все-таки встречался в Ижевске с немцем и работал с ним! А также ответ возвратившегося на родину Шмайсера на вопрос, что он делал в СССР: «Так, дал русским пару советов»!

Многочисленные мнения относительно заимствования Калашниковым конструкции StG 44 четко раскладываются на две группы. Первая, настаивающая на плагиате, это скорее соображения дилетантов: АК внешне похож на Sturmgewehr, значит, скопирован.

Суждения экспертов менее категоричны. Похож-то похож, но в АК-47 многие и многие принципиально важные элементы работают на совершенно иных принципах. И если говорить о заимствованиях, то не только у StG, но и у других оружейных системах той поры. В чем, отмечу, нет никакого криминала, ибо история стрелкового оружия — это массовое использование всеми оружейниками решений, найденных некогда отнюдь не ими.

Другое дело — как они, эти чужие и собственные решения, сочетаются в новом образце. Проблема в том, удалось ли конструктору, выбирающему из общедоступной карточной колоды одни, как ему кажется, тузы, сочетать их оптимальным образом, сбалансировать так, чтобы получить простое, технологичное и надежное оружие с заданными боевыми характеристиками. Калашникову — или тем, кто, как считают некоторые специалисты, стоял за ним, — это в конечном счете удалось. А правду, как именно это удалось, благодаря каким «подсказкам» или без них, мы узнаем лишь после полного рассекречивания соответствующих документов.

Впрочем, уже покойный Михаил Тимофеевич и АК-47 — не герои нашего рассказа.

Вернувшись на родину в 1952-м, Хуго Шмайсер умер через год от тяжелой легочной болезни, ненадолго пережив больного с детства сына. Его десятилетиями не вспоминали в ГДР, пока наконец уже в объединенной Германии спустя полвека после смерти удостоили памятника в Зуле. Не уверен, что память о нем можно назвать благодарной, но бесспорно, что именно он указал выход из тупика, в котором некогда оказалось массовое стрелковое оружие всех армий мира.

Нажмите на фотографии для увеличения:

 Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!

news.day.az

Автомат Калашникова в 1946 г. сделал Хуго Шмайссер

Купил сыну игрушку-автомат. Немецкий военный. Стали с ним смотреть в интернете насколько похожа игрушка на оригинал. Случайно наткнулся на статью, с удивлением прочитал о том, что АК-47 разработал и придумал известный немецкий конструктор вооружения Хуго Шмайссер, которого вывезли в 1945 году в Ижевск.

Вот оригинал статьи:

В 1940 году по заказу Германского управления вооружений, две фирмы принялись за разработку оружия под патрон 7.92×33 mm (7.92mm Kurz), — C.G. Haenel и Karl Walther. В результате были созданы два образца, изначально классифицированные как автоматические карабины — (MachinenKarabine, MKb). Образец фирмы Вальтер обозначался MKb.42(W), образец фирмы Хенель, разработанный под руководством Хуго Шмайссера (Hugo Schmeisser) — Mkb.42(H). По результатам испытаний было решено развивать конструкцию фирмы Хенель, так как работы по созданию MachinenKarabine исследовательская группа под руководством Хуго Шмайсера вела ещё с 1938 г.
В будущем это оружие получает название STG-43. Уже в 1943 г. производятся 10 000 штук для фронта, но Гитлер запрещает в 1943 году его совершенствование и производство объясняется тем, что ствольная коробка выполнялась фрезерованием из цельного куска металла, в условиях уже отрезанной от сырьевых ресурсов Германии это было дорого. Лишь в 1944 Гитлер утверждает массовое производство STG-43 провозглашая его чудо- оружием возмездия . В апреле 1944 новое оружие получает наименование «Sturmgewehr-44». При развитии «Sturmgewehr-44» Хуго Шмайссер выходит далеко вперед своего времени. В Зуле возникает решающее пехотное оружие XX столетия.


Хуго Шмайсер с группой немецких инженеров в Ижевске.


Штурмовая винтовка Stg-43 образца 1943 г. . должна была заменить устаревшие оружие Вермахта Karabiner 98k и МП-40. Работает по принципу отвода пороховых газов через поперечное отверстие в стенке ствола. Запирание канала ствола производится перекосом затвора в вертикальной плоскости. Перекашивание затвора при запирании и отпирании осуществляется взаимодействием соответствующих наклонных плоскостей на затворе и затворной раме.


Немецкая штурмовая винтовка Stg-43 образца 1943 г. . Чего-то она сильно напоминает

Ударный механизм куркового типа. Спусковой механизм позволяет вести одиночный и автоматический огонь. Переводчик огня расположен в спусковой коробке, а концы его выходят наружу с левой и правой сторон. Для ведения автоматического огня переводчик нужно переместить вправо на букву «D», а для одиночного огня — влево на букву «Е».

Винтовка снабжена предохранителем от случайных выстрелов. Этот предохранитель флажкового типа находится ниже переводчика огня и в положении у буквы «F» блокирует спусковой рычаг.

Питание штурмовой винтовки патронами осуществляется из коробчатого магазина емкостью 30 патронов. Патроны в магазине располагаются в два ряда.

Секторный прицел винтовки позволяет вести прицельный огонь на дальности до 800 м. Деления прицела нанесены на прицельной планке. Каждое деление прицела соответствует изменению дальности на 50 м. Прорезь и мушка треугольной формы. На винтовке могли быть установлены также оптический и инфракрасный прицелы.

Всего за годы Второй Мировой войны было выпущено более 415 тыс. винтовок StG-44, МР-43 и Mkb-42 (Н), а также более 690 млн. патронов к ним.

Характеристики:

Калибр — 7,92 мм
Начальная скорость пули — 647-700 м/с
Вес — 4,31кг
Длина — 940 мм
Емкость магазина — 30 патронов
Практическая скорострельность — 500 выс/мин
Прицельная дальность- 800 м
Дальность действительного огня — 275 м

В июле 1945 г Зуль переходит под контроль Советского Командования, в фирме «Хенель» начинается гражданское производство. Однако в августе 1945 на фирме снова, теперь уже под советским контролем, собираются и передаются в СССР для технической оценки 50 штук STG-44
Красная Армия остро нуждалась в современном стрелковом оружии, толчком к началу работ над новым автоматическим оружием для РККА послужил продемонстрированный 15 июля 1943 года на техсовете Наркомата вооружения трофейный немецкий автомат под «промежуточный» патрон МР-43 он же Stg-43,44., поразивший присутствующих своими боевыми и характеристиками и открывший потенциал принципиально нового вида стрелкового оружия.

На фирме «Хенель» в Германии демонтируется всё технологическое оборудование, оснастка, испытательные стенды грузится в спец. эшелоны и вывозится в Ижевск. Одновременно отправляется 10 785 листов чертежей и технологических карт в том числе на уже разработанный обстрелянный , но не успевший пойти в серию STG-45.
Советское руководство прекрасно понимало, что наладить производство новых штурмовых винтовок в Ижевске на трофейном немецком оборудовании самостоятельно невозможно, поэтому октябре 1946 Хуго Шмайссеру в добровольно-принудительном порядке (как и всем немецким специалистам оказавшимся на подконтрольной СССР территории, во всех без исключения областях военной техники) предлагают как специалисту по стрелковому оружию поехать на несколько лет на Урал в г Ижевск. Это распоряжение касалось и всех остальных известных конструкторов оружия из города Зуль. Им разрешено взять с собой семьи. Немецкие специалисты прибывают в Ижевск 24 октября 1946 под усиленной охраной на особом поезде .

По предложению немцев было решено не запускать в серию готовую модель STG-45

STG-45 он же АК-46

Было решено её доработать . У Хуго Шмайсера к тому времени была в чертежах уже новая версия автомата STG-47. Шесть месяцев уходит на воплощение этой модели в металле, но свет она увидела уже под названием АК-47.
Конструктор побеждённой Германии да ещё с такой фамилией ставшей почти нарицательным, по политическим причинам не мог быть автором основного стрелкового оружия армии страны победителя. Поэтому Наркомат вооружений РККА неоднократно предлагал назвать новый автомат именами С.Г.Симонова, В.А.Дягтерёва, В.Г.Фёдорова, А.И. Судаева но мэтры отечественного оружия категорически отказывались от плагиата, ввиду глубокого уважения к инженерному гению немецкого коллеги. Пауза с «авторством» затянулась, а оружие нужно было принимать в войска, но с каким названием? Тогда конструктором нового автомата был назначен никому не известный секретарь комсомольской организации «Ижмаша» начинающий изобретатель-рационализатор М.Т Калашников принимавший участие в полигонных испытаниях STG-47. Назначен и сразу засекречен, до 1989 года никто не знал кто этот человек и откуда он.
Насколько важен был Хуго Шмайссер для Советского Союза, видно из того что, когда остальные немецкие специалисты возвращались, пребывание же Хуго Шмайссера в Ижевске на оружейном заводе было продлено, по сравнению с другими специалистами по оружию, на полгода. Лишь 9 июня 1952 Хуго Шмайссеру заболевшему туберкулезом разрешили вернуться в Германию. После возвращения на родину Хуго Шмайссер прожил не долго. Он умер 12 сентября 1953 после операции на легких в Городской больнице Эрфурта и похоронен в Зуле. К 50-й годовщине смерти в Зуле конструктору установлен памятник. Первые «автоматы АК» производились на немецком оборудовании, всё по той же немецкой технологии — фрезерование коробки из цельного куска металла. Прорывом в производстве АК стала технология, при которой ствольная коробка выполнялась штамповкой и сваркой. Разработка данной технологии стала толчком к массовому производству «автоматов АК» и перевооружению армии СССР и стран Варшавского договора. В автомате АК использовался всё тот же немецкий патрон — параметры внутренней баллистики совпадают. Изменился калибр под традиционную российскую оснастку и изменена форма гильзы для улучшения условий подачи патрона.

Статья, к сожалению, была без ссылки на источник.  Мне думается, что скорее всего это правда. Хотя наверное многие захотят поспорить.

dimvesty.livejournal.com

Как создавали «Шмайссер» — Энциклопедия оружия и боеприпасов

Одним из самых известных в Германии конструкторов-оружейников ХХ столетия, поистине легендарной личностью является Хуго Шмайссер. Его имя прочно связано с немецким оружием периода Второй мировой войны.

Хуго Шмайссер

Хуго Шмайссер родился 24 сентября 1884 года в семье талантливого немецкого оружейника Луиса Шмайссера. Он стал четвёртым ребёнком в большой многодетной семье. Учился Хуго, как его братья и сестры, в так называемой народной школе. К этому времени его отец работал ведущим конструктором на оружейном заводе фирмы Bergmann`s Idustriewerke AG в городе Гаггенау, выпускавшем магазинные, охотничьи и военные винтовки. В 1894 году семья переехала на новое место работы отца — в город Зуль, где Луис Шмайссер вместе со своим хозяином, Теодором Бергманом, приступил к работе на оружейном заводе фирмы Valentin Christian Schilling (VСS). Руководство оружейным производством нового предприятия Теодор Бергман поручил Луису Шмайссеру.

С конца 1890-х годов Хуго ежедневно после учёбы в школе приходил в опытный цех своего отца и выполнял его поручения. Унаследованный от отца талант и способности к обучению вскоре позволили Хуго стать незаменимым человеком на зульском заводе Бергмана. В свою очередь, хозяин фирмы заметил способности Хуго и всячески поощрял его. Однако парню так и не удалось получить специального технического образования. В 1902-1903 годах Хуго совместно с отцом разработал удачный самозарядный пистолет «Марс», который выпускался не только под 7,63-мм патрон, но и под патроны калибра 9 мм, 10 мм и 11 мм. Этот пистолет получил патент по фамилии владельца фирмы — Бергмана.

Именно в это время Хуго начал ощущать неприятие нахрапистости и цинизма Бергмана в присваивании себе чужих изобретений. Несмотря на то, что образцы оружия Луиса Шмайссера принимались на вооружение в Дании, Бельгии и Испании, он сам формально не считался их конструктором и практически не был никому известен. В 1905 году Луис Шмайссер окончательно разорвал со своим работодателем и покинул Зуль, передав техническое руководство оружейной фабрикой своему сыну, числившемуся оружейным техником. Хуго исполнился тогда 21 год.

Вскоре Хуго стал полноправным техническим руководителем оружейного производства, правой рукой Бергмана. На оружейном рынке Германии тех лет фабрика Теодора Бергмана по праву заняла достойное место. Однако Хуго постарался избежать ошибок отца и предусмотрительно позаботился о соответствующем вознаграждении своих трудов. К началу Первой мировой войны он уже прочно стоял на ногах.

7,92-мм ручной пулемет «Бергман» М.1915
(первый вариант)
конструкции Хуго Шмайссера на станке-треноге

Во время войны Шмайссер продолжал работать в Зуле. Это было связано не только с его незаменимостью в конструкторском и производственном процессе, но и с болезнью лёгких. В 1915 году Хуго представил Оружейной испытательной комиссии в Шпандау конструкцию ручного пулемёта, основанную на более ранних разработках отца. В том же году это оружие поступило на вооружение кайзеровской армии. 7,92-мм ручной пулемет конструкции Х. Шмайссера «Бергман» М.1915 являлся усовершенствованной моделью станкового пулемета, отличаясь от него массой (12,9 кг), размерами и конфигурацией некоторых деталей, а также воздушным охлаждением ствола и питанием из холщовой ленты на 100 патронов, уложенной в барабанный магазин от другого ручного пулемета MG.08/15.

Автоматика 7,92-мм ручного пулемета «Бергман» М.1915 работала по принципу отдачи с коротким ходом ствола. Запирание канала ствола осуществлялась клином в вертикальной плоскости. Спусковой механизм позволял вести только автоматический огонь. Предохранитель флажкового типа располагался с правой стороны спусковой коробки. Сзади к коробу крепился затыльник с деревянным плечевым упором. Подающий механизм ползункового типа приводился в движение подвижной системой автоматики.

Ручной пулемет «Бергман» М.1915 был прост по устройству, имел небольшое количество частей, что существенно облегчало его эксплуатацию, однако работа его механизмов вызывала множество нареканий из-за большого количества задержек при эксплуатации в полевых условиях.

В начале Первой мировой войны германская армия нуждалась в более легком и маневренном автоматическом оружии, которое обеспечивало бы более высокую плотность огня, чем пулеметы Максима, и было бы одинаково пригодно как при отражении атак противника, так и в наступлении, в боях в лесу, в окопах, внутри зданий и т.д. В 1915 году на вооружение немецкой армии принимаются ручные пулеметы «Максим» MG.08/15 и «Бергман» М.1915, которые представляли собой переделанные и немного облегченные станковые пулеметы. Однако это не стало настоящим выходом из создавшегося положения.

Верховное командование кайзеровской армии считало, что успешного исхода войны можно добиться только путем решительного взламывания обороны противника, однако, как показывал опыт предшествующих боев, лобовые атаки пехоты при том развитии, которое получило автоматическое оружие — пулеметы, были изначально обречены на провал. Новая концепция войны, разработанная в 1915 году генералом Людендорфом под названием «Тактика гибкой обороны», давала немцам шансы на успех. К тому времени война приняла в основном позиционную форму, когда расстояние между окопами противников зачастую сокращалось до 100 — 200 м, поэтому для прорыва вражеской обороны в составе германских пехотных частей предполагалось создание т.н. штурмовых групп, оснащенных легким пехотным автоматическим оружием.

Но уже вскоре опыт использования этих групп показал, что для полноценного решения ими задач требуется более мощное специальное оружие, позволяющее развивать высокую плотность огня в ближнем бою.

Предполагая подобное течение событий, наиболее дальновидные генералы из управления вооружений кайзеровской армии еще в 1915 году сформулировали ряд основных критериев для конструирования нового оружия. Оно должно было соответствовать следующим требованиям: использование существующих пистолетных патронов; большая скорострельность; простота обслуживания; надежность работы механизмов в экстремальных условиях; приемлемая для стрелка масса оружия; увеличенная емкость магазина; упрощение и удешевление конструкции оружия для производства в условиях военного времени.

Получив тактико-техническое задание на проектирование штурмового оружия, к работам над ним приступили несколько конструкторов-оружейников, в том числе Хуго Шмайссер.

Если до сих пор все образцы Луиса Шмайссера присваивались Бергманом, то теперь у его старшего сына появился реальный шанс выйти из тени отца и Бергмана, создав собственный образец. Он получил реальную возможность вывести на мировой оружейный рынок фамилию Шмайссер как фирменную торговую марку.


Германский генерал Р. фон Эпп инспектирует
подразделение кайзеровской армии,
вооруженное пистолетами-пулеметами
«Бергман» МР.18.I

Результатом работы оружейника стал совершенно новый образец автоматического оружия, рассчитанный на использование германских штатных 9-мм пистолетных патронов Parabellum 08. Автоматика его пистолета-пулемета работала по принципу отдачи свободного затвора. Оригинальной особенностью пистолета-пулемета конструкции Шмайссера стало использование возвратной пружины также и в качестве боевой. Подобная конструкция одной пружины для выполнения двух разных функций была известна достаточно давно (например, в пистолете Браунинга М.1900), но в этой модели получилась гораздо проще. Другой особенностью конструкции новой модели германского пистолета-пулемета являлась массивная карабинная деревянная ложа, позволившая вести стрельбу с двух рук с упором в плечо и превратившая его в полноценное пехотное оружие. 30 декабря 1917 года Хуго Шмайссер получил патент на использование отдачи свободного затвора для перезаряжания оружия (№ 319 035), а 26 апреля 1918 года — патент на одновременное использование пружины — в качестве возвратной и боевой (№ 334 450). В апреле того же года это оружие под наименованием «9-мм пистолет-пулемет Бергман МР.18.I» было принято на вооружение германской армии, и тогда же фирма Theodor Bergmann на своих заводах в Гаггенау и Зуле приступила к его серийному производству.

Пистолеты-пулеметы «Бергман” МР.18.I предназначались в первую очередь для вооружения штурмовых групп. В связи с тем, что боекомплект этого скорострельного оружия был ограничен и подача боеприпасов на передний край также представляла значительные затруднения, применение пистолетов-пулеметов ограничивалось в первую очередь решением задач, требовавших кратковременного огневого воздействия на близких дистанциях. Их предполагалось использовать в наступлении, для борьбы с живой силой противника на близких расстояниях — в окопах, рвах, укреплениях, в горно-лесистой местности, в уличных боях, а также при отражении атак врага.


9-мм пистолет-пулемет «Бергман» МР.18.I

20 ноября 1917 года в 6.20 многие сотни артиллерийских батарей англо-французских войск открыли ураганный огонь по немецким траншеям, расположенным на подступах к городу Камбрэ. Под прикрытием этого стального шквала 376 танков переползли ничейную зону и прорвали немецкую линию обороны. После трех лет позиционной войны англичане, применив новейшие технические средства, все же смогли прорвать один из участков Западного фронта. Через десять дней немцы перешли в контратаку. Им очень быстро удалось выйти на первоначальные рубежи, а местами даже овладеть позициями противника. Однако в отличие от англо-французских войск, кайзеровские войска по-прежнему не имели танков. Вместо бронетехники немцы использовали людей: на острие атаки шли отряды элитной пехоты — штурмовые группы. Штурмовики действовали в составе небольших отрядов, вооруженных новейшими образцами автоматического оружия, гранатометами и минометами, ручными гранатами. Темп наступления немецких штурмовых групп вызывал восхищение — уже к полудню 30 ноября они продвинулись почти на 10 км.

Успехом штурмовые группы во многом были обязаны самым новейшим по тем временам образцам пехотного вооружения — пистолетам-пулеметам, которые позволили им решить большинство поставленных перед ними боевых задач.

Однако из заказанных германской армией 50 000 пистолетов-пулеметов до конца войны промышленность смогла изготовить только 17 677 МР.18.I. Очень небольшое их количество использовалось немцами в весеннем наступлении 1918 года во Франции.

Уже первые бои выявили многочисленные недостатки первого германского пистолета-пулемета, оказавшегося вопреки всем ожиданиям недостаточно надежным оружием. Он давал довольно много задержек при стрельбе. Несмотря на то, что пистолет-пулемет отличался простотой в эксплуатации, он был неустойчив при работе в тяжелых условиях и имел ряд определенных конструктивных недостатков. К ним относились: возможность случайного выстрела при неполностью закрытом затворе, особенно при загрязнении патронника, отсутствие надежного предохранителя и дульного тормоза-компенсатора, чувствительность к загрязнению и др.

Германский полицейский,
вооруженный пистолетом-
пулеметом
«Бергман» МР.18.I

Но тем не менее Шмайссер сумел вплотную подойти к реализации многолетней мечты об относительно легком и компактном пехотном автоматическом оружии, которое дало возможность создать высокую плотность огня на близких расстояниях. Уже в первых боях германские пистолеты-пулеметы благодаря своей высокой скорострельности начали успешно конкурировать с ручными пулеметами. Хуго Шмайссеру удалось в числе первых заложить основу для создания нового типа автоматического стрелкового оружия — пистолетов-пулеметов. И до настоящего времени (несмотря на то, что прошло уже более 80 лет и пистолеты-пулеметы с развитием современных технологий значительно усовершенствовались) сами основы конструкции, заложенные Шмайссером еще в 1916 — 1917 годах, остались практически без изменений.

По условиям Версальского договора от 28 июня 1919 года все германские оружейные предприятия, кроме завода фирмы Simson в Зуле, были закрыты. Остановился и завод Бергмана, который в перспективе мог рассчитывать только на производство в незначительном количестве МР.18.I для полиции. В этой ситуации Теодор Бергман заключил контракт со швейцарской фирмой SIG в Нойхаузене и передал ей лицензию на производство пистолетов-пулеметов МР.18.I. Однако свои действия Бергман не согласовал с Хуго Шмайссером, автором патента на это оружие. Шмайссер был против передачи лицензии, пытаясь, в свою очередь, связаться с бельгийской фирмой Вayаrd в Герстале. В конце 1919 года после бурного выяснения отношений произошёл окончательный разрыв между оружейниками, был положен конец почти тридцатилетнему сотрудничеству семейства Шмайссеров и Теодора Бергмана.

Модернизированный пистолет-
пулемет «Бергман» МР.18.I в
1920-х годах состоял на
вооружении полиции и рейхсвера

После разрыва с Бергманом Хуго Шмайссер был вынужден искать новые связи. Вместе со своим младшим братом Гансом, вернувшимся с фронта в 1919 году, и другим родственником, фабрикантом Паулем Кохом, в феврале 1920 года они основали в городе Аухаммере новую фирму Industriewerk Auhammer Koch & Co. Официально предприятие занималось производством пневматических винтовок «Диана», а также педалей для велосипедов. Неофициально, то есть в нарушение требований Версальского договора, Хуго Шмайссер продолжал работать над усовершенствованием пистолета-пулемета МР.18. В 1920 году он заключает соглашение с бельгийской фирмой Ваyard, согласно которому ей предоставлялась лицензия на производство МР.18.I под наименованием «система Шмайссера». Отдельные детали оружия тайно производились в Аухаммере. Поскольку срок действия условий Версальского договора, запрещавших разработку и производство автоматического оружия, никто не мог предсказать, Шмайссеры вплотную занялись разработкой пистолетов. В 1920 году Хуго и Ганс создают новый самозарядный жилетно-карманный пистолет калибра 6,35 мм. Однако для серийного выпуска популярных в то время таких пистолетов мощностей их собственного предприятия не хватало, поэтому в начале 1921 года Шмайссеры заключили контракт с известной германской оружейной фирмой С.G. Наеnel в Зуле, что положило начало теснейшему сотрудничеству, продлившемуся более 20 лет.

Несмотря на строжайший запрет, немецкие частные оружейные фирмы не прекращали заниматься улучшением существующих и проектированием новых пистолетов-пулеметов. В 1925 году Хуго Шмайссер возглавил конструкторское бюро фирмы С.G. Наеnel, фактически став ее техническим директором. Первой большой работой, которой ему пришлось заниматься в новом качестве, стала модернизация пистолета-пулемета МР.18.I.

9-мм модернизированный пистолет-пулемет «Бергман» МР.18.I

Середина и конец 1920-х годов ознаменовались в Германии некоторой переоценкой взглядов на применение пистолетов-пулеметов не только в качестве полицейского оружия, но также и в армии для вооружения некоторых технических войск и служб (артиллерийских расчетов, мотоциклистов, разведчиков и т.д.) Поэтому Хуго Шмайссер сосредоточился на конструкторских разработках, уделяя основное внимание модернизации пистолета-пулемёта. Уже в 1925 году на полигоне в Куммерсдорфе инспекция по вооружению рейхсвера провела сравнительные испытания германских пистолетов-пулеметов МР.18.I, МР.19 и Фолльмера мод. 1925. В связи с успешными результатами, показанными этим оружием на испытаниях, инспекция по вооружению оказала определенную поддержку некоторым фирмам для проведения работ по созданию военного образца пистолета-пулемета. Среди них оказалась и зульская фирма C.G.Haenel, которая уже в 1928 году смогла провести коренную реконструкцию МР.18.I. В результате этой работы появляется 9-мм пистолет-пулемет МР.28.II.

Малая потребность рейхсвера и полиции в подобном оружии определила и крайне небольшие объемы выпуска пистолетов-пулеметов МР.28.II. И только экспортные поставки продолжали поддерживать их производство.

9-мм пистолет-пулемет «Шмайссер» МР.28.II

Мировой экономический кризис очень остро отразился не только на судьбе фирмы C.G.Haenel, но и непосредственно на самом Хуго Шмайссере. Большинство работников фирмы связывали свои надежды на лучшие времена с приходом к власти нацистов. Заявленное Гитлером намерение аннулировать условия Версальского договора и развернуть на полную мощность оружейное производство не могло не найти поддержку и у Хэнеля, и у Шмайссеров. Демонстрируя политическую лояльность в расчёте на выгодные оружейные заказы, владелец фирмы Герберт Хэнель и Хуго Шмайссер одновременно 1 мая 1933 года вступили в НСДАП.

Испытания пистолета-
пулемета «Шмайссер»
МР.28.II на полигоне в
Куммерсдорфе. Стрельба из
положения стоя. 1929 год

В новых условиях огромное значение имели налаженные связи с крупными военными чиновниками. В середине 1930-х годов Шмайссер близко познакомился с Эрнстом Удетом, являвшимся начальником боевого снабжения ВВС в министерстве воздушного флота. Именно Удет обеспечил Шмайссеру многие контакты в берлинских высших сферах. Повысившийся спрос на новое боевое оружие привел к значительному росту предложений. Середина тридцатых годов вновь ознаменовалась в Германии всплеском в работе конструкторов над таким перспективным оружием, как пистолеты-пулеметы. Но только гражданская война в Испании 1936 — 1939 годов полностью выявила всю значимость этого оружия в современной маневренной войне. Этому способствовал и экономический фактор производства этого оружия. Относительно несложная конструкция пистолетов-пулеметов в значительной степени повлияла на дешевизну и простоту их производства. Поэтому принятие пистолетов-пулеметов на вооружение должно было стать не только целесообразным, но и эффективным способом усиления огневой мощи пехоты как в наступлении, так и в обороне.

Основным направлением деятельности братьев Шмайссеров стало конструирование и освоение производства нового боевого оружия. Именно Хуго Шмайссер вернул зульской конструкторской школе лидирующие позиции среди германских оружейных фирм в разработке автоматического оружия. После отказа Германии от соблюдения условий Версальского договора Хуго снова вплотную занялся разработкой боевого оружия.

Пистолет-пулемет «Шмайссер»
МР.28.II длительное время
использовался в СС

Рассказывая о деятельности Хуго Шмайссера в тридцатые годы, нельзя не упомянуть и о его работах по созданию необычных для класса пистолетов-пулеметов образцов, первоначально классифицированных как автоматические карабины. Стремление унифицировать оружие пехоты и создать единый образец подвигло оружейника на разработку совершенно нового образца автоматического оружия. Новое оружие, получившее название МК.36/III, представляло собой модифицированный пистолет-пулемет Шмайссера, внешне оформленный под стандартное оружие пехоты вермахта — карабин «Маузер» 98к. Особенностью этого образца являлось сочетание ударно-спускового механизма, рассчитанного на ведение одиночного и автоматического огня, с одновременным использованием подвижных частей автоматики (затвора и возвратно-боевой пружины в телескопических направляющих трубках) от пистолета-пулемета конструкции Фолльмера ERMA МР.Е. Это позволило наряду со снижением темпа стрельбы до 500 выстр/мин добиться стабилизации оружия во время стрельбы и получить достаточно высокие результаты меткости боя оружия при ведении огня как одиночными выстрелами, так и короткими очередями. Одновременно с этим удлинение ствола до 502 мм позволило повысить начальную скорость пули практически в полтора раза — до 480 м/с, что сразу же сказалось на улучшении боевых качеств этого оружия.


Неполная разборка
пистолета-пулемета «Шмайссер» МР.28.II

Но автоматический карабин так и остался лишь в опытных образцах, что было связано не только со значительными габаритами нового оружия, исключавшими его применение в механизированных и танковых войсках, но и с тем, что Хуго Шмайссер, незаконно воспользовавшись патентом Фолльмера на систему телескопических направляющих трубок возвратно-боевой пружины, использованных в МК.36/III, грубо нарушил патентные права. В связи с этим запуск нового образца в производство не только мог стать причиной разборок и серьезного скандала с фирмой ERMA, но и привести к печальным последствиям для самого Шмайссера.

Наряду с конструированием пистолетов-пулеметов, практически одновременно в Германии получила развитие и другая линия: создание принципиально нового автоматического оружия, впоследствии получившего название автоматов (штурмовых винтовок).

Одна из малоизвестных страниц в истории германского стрелкового оружия периода Второй мировой войны посвящена созданию в 1941 году Хуго Шмайссером модернизированного пистолета-пулемета МР.41. Он является результатом комбинации узлов и деталей двух пистолетов-пулеметов МР.28.II и МР.40: от МР.28 использовались деревянный приклад, спусковой механизм, прицел и крышка затворной коробки; от МР.40 — ствол с затворной коробкой, затвор и возвратно-боевая пружина.


9-мм пистолет-пулемет «Шмайссер» МР.41

В отличие от MP.40 пистолет-пулемет MP.41 ни разу не был упомянут в официальном перечне вооружения и техники, принятой на вооружение вермахта. Это указывает на то, что МР.41 официально не был принят на вооружение. Фирма Haenel в годы Второй мировой войны изготовила всего 27 500 пистолетов-пулеметов MP.41. Первая партия в 26 000 штук была собрана в 1941 году, а осенью 1944 года — еще 1500. Несмотря на свои достаточно высокие боевые качества, это оружие так и не удалось запустить в массовое производство.

Хотелось бы поподробнее остановиться на вопросе о названии этих пистолетов-пулеметов. Очень часто и у нас, и за рубежом все германские пистолеты-пулеметы периода Второй мировой войны МР.38/МР.40 называют «шмайссерами». Но это ошибка, поскольку их создателем является директор фирмы ERMA Бертольд Гайпель. Сами немцы очень пунктуально именуют свое оружие по присвоенным им индексам. В специальной советской литературе времен Великой Отечественной войны их также совершенно правильно определяли как МР.38, МР.40, МР.41, а МР.28.II — по имени его создателя Хуго Шмайссера. В западной же специальной литературе по стрелковому оружию, изданной в 1940 — 1945 гг., все германские пистолеты-пулеметы сразу получили название «система Шмайссера», что произошло, по всей видимости, как от широко известного пистолета-пулемета «Шмайссер» МР.28, так и от первых трофейных МР.41, на затворных коробках которых стоял штамп «МР.41, Patent Schmeisser, С.G.Haenel, Suhl».

штамп МР.41

Вместе с созданием первых германских пистолетов-пулеметов Хуго Шмайссер вписал в историю стрелкового оружия еще одну яркую страницу, разработав один из первых автоматов (штурмовую винтовку).

Уже с середины тридцатых годов к созданию этого принципиально нового образца автоматического пехотного оружия были привлечены все лучшие конструкторские силы Германии. 18 апреля 1938 года научно-исследовательское бюро управления вооружений вермахта подписало контракт с одним из совладельцев зульской оружейной фирмы C.G. Haenel Waffenfabrik Хуго Шмайссером на разработку автоматического карабина. Новое оружие получило официальное обозначение Schwere Maschinen-pistole (тяжелый пистолет-пулемет), дабы отличать его от стандартных пистолетов-пулеметов МР. Хуго Шмайссер и его небольшая конструкторская группа начали работать над созданием нового, более мощного автоматического оружия, рассчитанного на использование так называемого «промежуточного» патрона фирмы Роlte.

В требованиях на создание нового оружия указывалось, что основным положением является сохранение в оружии нормального винтовочного калибра 7,92 мм, что позволило бы использовать для его производства имеющееся в наличии промышленное оборудование. Новый образец автоматического оружия с переводчиком вида огня (одиночного и автоматического) должен был прийти на замену пистолету-пулемету и штатному карабину «Маузер» 98к. Причем предпочтение отдавалось новым технологическим процессам штамповки деталей оружия из листовой стали, с минимальной обработкой деталей на станочном оборудовании.

Войсковые испытания 7,92-мм автоматического
карабина Мkb.42(H). Июнь 1942 г.

Шмайссеру, который получил этот заказ во многом благодаря прошлым заслугам и тесным связям с управлением вооружений, через два года удалось разработать образец под новый патрон. 21 января 1942 года он представляет первый опытный образец автоматического карабина (Maschinen-karabin (Mkb) под короткий патрон фирмы Polte. Новому оружию Шмайссера было присвоено наименование Мкb.42 (Н). Относительно длительная проработка комплекса «боеприпас — оружие» заложила принципиальные основы для решения этой проблемы, причем талантливый конструктор выбрал оптимальный вариант работы автоматики — отвод пороховых газов из канала ствола. Именно этот принцип будет впоследствии успешно реализован практически во всем автоматическом стрелковом оружии послевоенных лет, а конструкция немецкого промежуточного патрона послужит основой для создания аналогичных боеприпасов во многих странах мира.

Другой образец автоматического карабина Мкb 42 (W) под тот же патрон был предложен конкурентом — фирмой Walther в Целла-Мелисе. С декабря 1942 по апрель 1943 года автоматические карабины Mkb.42(H) и Mkb.42(W) прошли первые боевые испытания на северном участке Восточного фронта, в районе г. Холм Новгородской области. Столь длительное использование автоматических карабинов во фронтовых условиях позволило объективно оценить не только сильные, но и слабые стороны нового оружия и, сделав соответствующие выводы, внести необходимые изменения в их конструкции.

По результатам испытаний нового оружия предпочтение было отдано конструкции Шмайссера, но только после введения в нее некоторых изменений. Основной переработке подвергся ударно-спусковой механизм автоматического карабина. Для повышения кучности боя первоначальная конструкция ударно-спускового механизма была заменена на более надежную курковую систему Вальтера. Изменилась конструкция шептала; был введен флажковый предохранитель; ход поршня переделан с длинного на короткий; укорочена трубка газовой камеры. Все это улучшило функционирование автоматики оружия в сложных условиях эксплуатации.

7,92-мм автоматический карабин Мkb.42(H)

Фирма C.G.Haenel с февраля по июнь 1943 года продолжала выпуск в небольших количествах Мкb.42. Всего до середины 1943 года по приблизительным оценкам было изготовлено примерно 8000 автоматических карабинов, из которых — 2800 Мкb.42 (W) и 5200 — Мкb.42 (H). Благодаря поддержке министра Шпеера в том же июне модернизированное оружие Шмайссера под обозначением «пистолет-пулемет образца 1943 года MP.43» пошло в серийное производство. В 1943 году было изготовлено 14 000 МР.43. Однако в том же году Гитлер лично запретил дальнейшие работы над этим оружием, поскольку был против использования «промежуточного» патрона.

Германский пулеметный
расчет. Второй номер
расчета — наблюдатель
вооружен штурмовой
винтовкой StG.44.
Германия.
Зима 1945 года

Летом того же года состоялись первые полномасштабные войсковые испытания МР.43 на Восточном фронте в элитной германской части — 5-й моторизованной дивизии СС «Викинг» из состава группы армий «Юг». В отчете о боевом использовании новых автоматов, датированном сентябрем того же года, более чем половиной стрелков отмечалось, что МР.43 является эффективной заменой пистолетам-пулеметам и винтовкам. По оценкам фронтовиков, МР.43 надежен в работе. Отмечалась простота при неполной разборке и сборке. Подкупало и то, что оружие обеспечивало хорошие показатели меткости боя при стрельбе одиночным огнем на дистанции до 600 м (на расстоянии свыше 600 м стрельбу вели специально обученные снайперы), а при стрельбе короткими очередями действенный огонь велся до 300 м. При ведении огня из МР.43 сила отдачи была вдвое ниже по сравнению со штатным карабином «Маузер» 98к. С «коротким» 7,92-мм патроном стало возможным увеличение боекомплекта каждого пехотинца за счет уменьшения веса патрона.

Настоятельные обращения фронтовиков, а также результаты испытаний в конце концов сломили упорство Гитлера. Лишь только после того, как он лично запросил мнение войск о новом автомате Шмайссера и получил самые положительные отзывы, в конце сентября 1943 года было отдано распоряжение о принятии МР.43 на вооружение мотопехотных полков танковых дивизий и полевых войск СС и развертывании его крупномасштабного производства.

В октябре 1944 года Гитлер издал новый приказ, согласно которому МР.44 получил новое и на этот раз последнее название — StG.44 (Sturmgewehr — штурмовая винтовка образца 1944 года). Изменение обозначения — с «пистолета-пулемета» на «штурмовую винтовку» — более точно стало отражать роль и основное предназначение этого оружия в бою. Автоматами МР.43/МР.44/StG.44 вооружались в первую очередь отборные войска: моторизованные части и соединения вермахта и полевых войск СС.

Можно без всякого преувеличения сказать, что это оружие явилось наивысшим пиком в конструкторской деятельности Хуго Шмайссера, во многом определив основные тенденции развития стрелкового оружия на последующие десятилетия.

9-мм пистолет-пулемет Volks-МР.3008 конструкции Х. Шмайссера

В конце войны Хуго Шмайссер лихорадочно работал над так называемым пистолетом-пулемётом для фольксштурма — МР.3008 «Изделие Неймюнстер» (Volks-MP.3008 «Gerat Neumunster»). Простота его конструкции, с учетом дешевизны, позволяла в сжатые сроки не только поставить в массовое производство, но и быстро овладеть этим пистолетом-пулеметом совершенно неподготовленным фольксштурмистам, что отчасти решало проблему вооружения германского ополчения. Однако он так и не был запущен в серийное производство.

После краха Третьего рейха Шмайссер оказался в советской оккупационной зоне, и уже в октябре 1945 года его привлекают к работе в так называемых технических комиссиях Красной Армии. Перед этими комиссиями стояла задача проанализировать состояние немецкой оружейной промышленности для определения целесообразности дальнейшего использования ее достижений в новых советских разработках.

Однако вскоре судьба Хуго Шмайссера круто изменилась. В его жизни открылась совершенно новая страница — он не просто начал работать на вчерашних противников, Шмайссер стал советским оружейником!

В октябре 1946 года его в числе группы других немецких оружейников вывезли для работы в Советский Союз. Причем им было разрешено взять с собой семьи и даже домашнюю обстановку. Всех немецких специалистов отправили в Ижевск, где они трудились на машиностроительном заводе, занимаясь в основном вопросами отработки новых технологий производства стрелкового оружия. И только через шесть лет, в июне 1952 года, Хуго Шмайссер вновь вернулся в Германию, причем совершенно больным. 12 сентября 1953 года жизнь выдающегося германского конструктора-оружейника оборвалась. Он был похоронен в городе Зуле, с которым были связаны лучшие годы его жизни.

Сергей Монетчиков
Фото из архива автора
Братишка 08-2005

weaponland.ru

Автомат Калашникова или … Шмайсера?

Уважаемая госпожа Вечтомова!

Если будете писать статью, то обязательно пригласите профессора Академии военных наук А.Лови. Он в феврале 2007 г. написал блестящую статью и Вам обязательно поможет. Вот цитата: «Можно ли ставить под сомнение авторство упомянутых людей в создании оружия, носящего их имена, только потому, что они не могли достаточно грамотно в техническом отношении исполнять чертежи и документацию, производить математические расчеты?»
Я уверен, что Ваша статья будет пользоваться огромным успехом у всех инженеров-механиков, специалистов по «тепловым машинам», а так же у всего профессорско-преподавательского состава ВУЗов России. Статья может превзойти по популярности даже книгу Шелестова, «Укротитель кроликов» (реклама книги самарского автора).
Хуго Шмайссер и его люди были на пике своей профессиональной деятельности после двух мировых войн. Сам Хуго Шмайссер безусловно является классиком и специалистом мирового уровня — как Ньютон в физике. Как можно утверждать, что он безграмотен? Это всё равно, что написать: -«На пике своей научной деятельности Ньютон был безграмотен и хорошо, что рядом был садовник, умевший писать и читать. Он ударил Ньютона яблоком по голове и продиктовал законы механики, которые Ньютон запомнил и опубликовал». С таким рассказом нельзя выйти даже в средней школе перед учениками 8 класса! Вы же собираетесь это написать для России 21 века, где высшее образование становится всеобщим.

Я думаю, что в России народ достаточно взрослый и поймет правильно, что, возможно, М.Калашников выполнял задачу партии — изображал конструктора. После войны с Германией, солдату СССР было бы не хорошо выдавать оружие немецкого конструктора. Все правильно это поймут!

Если же вы настаиваете на авторстве и наличии квалификации у М.Калашникова, то я бы Вас очень сильно попросил заняться более свежими проблемами. Покажите стране историю создания патрона и оружия 5,45 мм. Это крайне необходимо для того, чтобы выяснить кому предъявить обвинение в уголовном (государственном) преступлении.
Поясню в цифрах, которые любезно опубликовал М.Попенкер:

Характеристики пробивного действия пуль

Патрон

Преграда

Дальность стрельбы,м

Кол-во сквозных пробоин,%

7,62-мм обр. 1943 г. с ТУС

I
II
III

100
100/200
100

0
80/0
0

7,62-мм обр. 1943 г. инд. 7Н23 БП

I
II
III

100
330/400
250

100
100/60
100

,45-мм инд. 7Н6

I
II
III

100
100
100

0
0
0

Обратите внимание на нули в таблице для патрона 5,45 мм ПС. Это ни что иное, как низкая эффективность огня! Добавим сюда рикошеты, низкую кучность и картина преступления будет очевидна. Сколько солдат погибло из-за низкой эффективности собственного огня, вам могут нецензурно рассказать многовоевавшие офицеры СССР и России. Надеемся, что матери погибших солдат этого не знают.

Прошу не ссылаться на доработки патрона последнего времени. Патронов нет в войсках и МВД, а так же смена марки стали сердечника не способна существенно увеличить гироскопический момент…

Не соответствие оружия калибра 5,45 мм Декларации 1899 г! Эту тему озвучу в других цифрах со страницы http://www.gun.ru/oxota0252.htm. Статья профессора медицины по боевой травме Л.Б. Озерецковского — смена 7,62 мм на 5,45 мм привела к не менее чем троекратному увеличению убойного действия пули. Вместо 20 Дж на 1 см длины раневого канала для 7,62 мм — 60-70 Дж и более. Надеюсь, что матери убитых детей Беслана об этом не знают?! А знали ли это сами атакующие? Скрываете?

Сколько будет стоить России смена калибра и оружия? Америка может в ближайшее время перейти на патрон калибра 6,8 мм — установит запрет на 5,45 и 5,56 мм. Как будете объяснять? «Простите, но это всё «самородки» виноваты!».

При подготовке статьи, постарайтесь очень подробно осветить данные вопросы, т.к. Х.Шмайссера в КБ уже не было и он тут не при чем. Я так же к «самородкам» себя не отношу, что могу подтвердить документами о своем образовании — вопросы ставлю конкретно и статью проверю с пристрастием!

Вы, очевидно, историк и на Вас вся надежда. Пора заканчивать с пропагандой. Стрелковое оружие не вера для солдата, а боевой инструмент, как домкрат при автомобиле. Одушевлять его в 21 веке просто глупо. Необходимо относиться требовательно к его потребительским качествам, а не окружать оружие легендами и мифами.

Вы заявили АК на звание Чудо России. Считаю, что чудом является то, что он продержался 17 лет после свержения руководящей роли партии. Мы, в службе РАВ 16 гвардейской танковой дивизии, открыли бутылку шампанского в тот день, в надежде, что вот он — конец АК-74 наступил! Но нет, чудесным образом всё это продлилось ещё 17 лет.

leg0ner.livejournal.com

Правда ли, что автомат Калашникова изобрел немец Шмайссер — Рамблер/новости

У сторонников версии немецкого происхождения автомата Калашникова — два главных аргумента: внешнее сходство образцов германской автоматической винтовки Sturmgewehr 44 и советского АК-46 и длительное пребывание конструктора Sturmgewehr Хуго Шмайссера в Советском Союзе как раз в период создания легендарного отечественного автомата. Обоснованных доводов, опровергающих это предположение, гораздо больше.

Наследник-самоучка

Технического образования у Хуго Шмайссера, как и у его советского соперника Михаила Калашникова, не было. Сыну сибирского кулака Михаилу Тимофеевичу до войны удалось окончить лишь семилетку. А вот отец Хуго был одним из известнейших европейских оружейников — Луис Шмайссер конструировал и производил пулеметы еще до того, как началась Первая мировая война. Под началом отца делал первые шаги в конструировании и Хуго.
Между прочим, первую свою серьезную конструкторскую разработку, пистолет-пулемет МР-18, применявшийся в Первой мировой войне, Хуго Шмайсер «содрал» с автоматической винтовки русского конструктора Владимира Федорова, выпускавшейся в 1915 году.

С июня 1919-го немецкие оружейники по Версальскому договору не имели права на производство автоматическое оружие. Хуго Шмайссер на пару с братом Хансом пытается заниматься другим бизнесом, но вместе с тем тайком продолжает разрабатывать новый пистолет-пулемет. В 1928 году он создает МР-28 — пистолет-пулемет с 32-патронным магазином, присоединяющимся сбоку. Этим МР впоследствии вооружалась немецкая полиция, а конце 30-х годов пистолет-пулемет Шмайссера применялся в гражданской войне в Испании.

Самую известную свою модель, штурмовую винтовку Sturmgewehr 44 под промежуточный патрон калибра 7,92, Хуго Шмайссер начал разрабатывать в 1938 году. В войскаSturmgewehr 44 поступила в 1944 году.

Вынужденная «командировка» в Ижевск

После окончания Великой Отечественной войны несколько десятков опытных образцов Sturmgewehr 44 месте с чертежами оружия вывезли в Советский Союз. Отправился в СССР в 1946 году и сам Хуго Шмайссер в составе группы германских оружейников. Немецких конструкторов разместили в Ижевске.

Сохранившиеся официальные документы свидетельствуют, что толку от Хуго Шмайссера (в Ижевске его почему-то называли Гуго Шмайсером) было мало: конструктор просил добавки к жалованью и вообще «разлагающе действовал на остальных немецких специалистов», «никакой пользы во время пребывания не принес». Эта характеристика датирована сентябрем 1951 года. Летом будущего года Шмайссера отправили обратно в Германию. Свидетель пребывания в «командировке» германского конструктора изобретатель винтовки СВД Евгений Драгунов, вспоминал, что Шмайссер выглядел как старый больной человек, не желавший принимать участие в какой-либо серьезной конструкторской разработке.

Консультировал ли немец русского?

Это — главный вопрос, который задают себе исследователи гипотезы влияния немецкой Sturmgewehr 44 на конструкцию советского автомата, потому что после изучения устройства и принципа действия обоих образцов оружия становится понятно, что они принципиально отличаются друг от друга и ни о каком заимствовании технологии у немцев речи не идет.

Достоверно известно, что первую модель автомата Калашникова — АК-46 — представили уже в 1946 году, еще до прибытия немецких конструкторов в СССР. А начал работать над своим автоматом Михаил Калашников за три года до этого. Новую модель — АК-47 — он делал в Коврове и перевелся в Ижевск только в 1948 году. Возможно (хотя достоверно никем и ничем не подтверждено), Шмайссер консультировал Калашникова по технологии холодной штамповки отдельных деталей советского автомата. Однако подобная технология в СССР была давно известна и активно применялась еще в войну при изготовлении пистолета-пулемета Шпагина (ППШ).

В чем отличия Sturmgewehr 44 и «Калаша»

Их много, и все они принципиальны: по-разному запирается ствол, отличается работа ударно-спускового механизма, по-другому крепится магазин, неодинаково устроены переводчики огня и предохранители. Конструкция ствольных коробок у Sturmgewehr 44 и АК также разнится.

Оба автомата имеют газоотводные двигатели, поэтому комплексы «ствол — мушка — газоотводная трубка» у этих видов оружия так внешне схожи. Но у Калашникова не было нужды заимствовать этот принцип у Шмайссера: система газоотвода в верхнем расположении (над стволом) была применена еще в советской винтовке Симонова, принятой на вооружение в Красной Армии в 1936 году. А газоотводный двигатель в конструкции отечественного огнестрельного оружия использовался вообще с 1927 года (пулемет Дегтярева).

Концептуальное сходство и почти идентичный внешний дизайн — вот и все родственные составляющие Sturmgewehr 44 и автомата Калашникова.

Читайте также

news.rambler.ru

«ШМАЙСЕР» ПРОТИВ ППШ: aleks070565

Споры по поводу ,какой из пистолетов пулемётов Второй Мировой круче, ППШ или МП38, МП40 ( очень часто ошибочно именуемые в некоторых русско- и англоязычных источниках «шмайсерами») ведутся до сих пор.Эти советские и германские пистолеты-пулемёты опередили по популярности британские «Стэны», американские «Томпсоны», французские, итальянские, японские и прочие модели.
Конечно же лучшим ПП Второй Мировой войны признан Судаевский ППС-43 (он и многим современным даст сто очков вперед). Но к сожалению ППС-43 так и не успел стать массовым.

Рассмотрим все достоинства и недостатки MP-38/40 и ППШ-41.
Почему немцы называли ППШ-«лучший в мире автомат»( часто использовали ППШ и даже переделывали под свой патрон- 9х19 мм «Parabellum» с использованием штатных магазинов MP),но при этом наши армейские разведчики предпочитали МП-40 ?

МП
Основными пользователями МП -38/40 в Вермахте были танкисты, десантники, кавалеристы, водители, штабные офицеры и некоторые другие категории военнослужащих.
Фильмы про ВОВ закрепили чёткий стереотипи, что почти у каждого немецкого солдата был MP-40, но это не так. В военное время выпускался и МР-40, и его предок (более дорогой в изготовлении) МР-38. Считается, что в период с 1940 по 1945 года было выпущено около полутора миллионов единиц МР (скорее всего, не более 1,3 млн). Так что о поголовном вооружении немецкой пехоты этим оружием можно забыть: автоматами был вооружен едва ли каждый десятый. Основным оружием немецкой пехоты был карабин Mauser 98K.
По какой причине к германским пистолетам-пулемётам семейства МР.38, и МР.40 прилипло название «Шмайссер» уже никогда не узнать достоверно. Сам Хуго Шмайссер не имел к его созданию никакого отношения. Ну, если не считать заимствования от его изобретений конструкции магазина. Известный оружейник создал MP-18, MP-28 (1928 года ,первый в Германии массовый ПП-достаточно трудоемкое в производстве оружие, которое поступало на вооружение полицейских частей ).Также Х. Шмайссер имел прямое отношение к дальнейшему развитию серии МП , получившей обозначение МР 41.На ствольной коробке МР 41 упоминается фамилия Шмайссера. Но перепутать МР 40 и МР 41 нельзя даже с сильно пьяных глаз.

ППШ
ППШ-41, наверное, самый узнаваемый вид вооружения в ВОВ. Был разработан Шпагиным и запущен в производство в 1941 году. Советское военное руководство учло опыт финской войны и приняло решение разработать новый пистолет-пулемет .По характеристикам идентичный пистолету-пулемёту Дегтярёва ППД-40, но стоивший в разы дешевле и требующий гораздо меньше времени на производство .

Существует миф что ППШ-41 был полной копией финского автомата «Суоми». Это неправда. Внешне они действительно похожи, но внутренняя конструкция отличается довольно сильно. Можно добавить, что многие пистолеты-пулеметы того времени очень напоминают друг на друга.
Если сравнить производственные цены ППШ и МР 40 (именно МП 40 а не МП 38) по себестоимости , то они приблизительно равны .

ПАТРОН
Сравнивать образцы стрелкового оружия, безусловно, необходимо начинать со сравнения патронов, под которые они созданы. В данном случае, это немецкий 9х19 Парабеллум (который сегодня стал де-факто стандартом как для пистолетов, так и для пистолет-пулеметов во всем мире)и советский 7,62х25 ТТ (и как считают специалисты, этот патрон всё ещё не исчерпал свой потенциал)

Эффективный огонь из «Шпагина» можно было вести на дистанции до 300 м. Прицельный — до 200 м, тогда как 9-мм пуля МП эффективна не более чем на 100 м, хотя на малых дистанциях обладает лучшим останавливающим действием.
На дистанции 50 м германские пули со свинцовым сердечником не могли пробить стальную незакалённую пластину толщиной 2мм, оставив на ней только глубокие кратеры. Пули со свинцовым сердечником, выпущенные из ППШ-41 легко пробивали эту пластину. 7,62-мм пуля со свинцовым сердечником на большей дистанции, чем аналогичная по конструкции 9-мм, пробивает и армейскую каску.

Сами немцы отмечали, что реально попасть в бегущего человека на дистанции уже в 100-150 метров немецкий автомат МП-40 не позволял, если только огонь не велся из нескольких стволов одновременно. Кроме того, на дистанции в 150-200 метров приходилось делать поправку в полметра (!) над целью. Учитывая, что в бою многие солдаты об этом забывали, большая часть патронов благополучно сжигалась без всякой пользы (существует легенда, что с 200 м этими патронами не пробивался насквозь зимний тулуп или ватник советского бойца).

Стараясь повысить могущество 9-мм боеприпаса, немцы разработали несколько видов патронов с особым снаряжением. Самыми редкими стали отравленные пули Kampfstoffpatrone 08, разработанные по заказу войск СС в 1944 году. Начиная с середины 1941 года немцы перешли к выпуску пуль с мягким стальным сердечником.
Были у немцев и разрывные патроны Sprengpatrone 08, содержащие впрессованный в головку пули шарик азотистоводородной кислоты.
Заметим, что специально для автоматов в нацистской Германии выпускали особые патроны с увеличенной навеской пороха и пулей, обладавшей лучшим пробивающим и запреградным действием. Использовать их в пистолетах настоятельно не рекомендовалось, так как в результате оружие быстро изнашивалось. Самые же мощные боеприпасы — Beschusspatrone 08 — патроны с зарядом пороха на 75% более мощным, чем у штатного.

Для ППШ были разработаны и приняты на вооружение,патроны с бронебойно-зажигательной (П-41) и трассирующей (ПТ) пулями. Кроме того, в конце войны был разработан и освоен в производстве патрон с пулей со стальным штампованным сердечником (Пст) . Применение стального сердечника, наряду с экономией свинца, повысило пробивное действие пули.

Отсюда простой вывод. Советский патрон 7,62х25 позволял в то время создать полноценный пистолет-пулемёт для армии,в отличии от немецкого 9х19.

ПЛЮСЫ И МИНУСЫ
В октябре 1942 г. командир дивизии СС «Викинг» вышел с предложением наладить массовое производство ППШ в Рейхе, ибо он значительно превосходил германские пистолеты-пулеметы. Комдив отметил в своем донесение преимущества советского автомата над всеми известными германскими моделями, особо указав на большую емкость магазина( 71 патрон в дисковом варианте или 35 патронов в секторном магазине).
Во второй половине войны не установленное количество трофейных автоматов ППШ-41 было переделано под стрельбу патронами Парабеллум калибра 9 мм.
Сами фашисты охотно использовали трофейные ППШ и без переделки, так как он мог стрелять 7,63 мм маузеровскими патронами. Такие пистолеты-автоматы имели обозначение MP717(r). По сути, патрон 7,62х25 к ППШ (Шпагин), ППД (Дегтярев), ППС (Судаев) и ТТ (Токарев) это и есть немного улучшенный 7,63х25 от легендарного Маузера С96.

Популярность ППШ в германских войсках объяснялась в первую очередь большой емкостью магазина.МР-40 комплектовался 32-зарядным магазином, для снаряжения которого патронами в полном объеме использовалось специальное устройство. Вопреки устоявшемуся клише в кинофильмах, держаться за магазин МР-40 ,ввиду хлипкой конструкции горловины,было нельзя — это приводило к перекосу патронов и задержкам при стрельбе. Удерживать это оружие необходимо либо за горловину магазина вблизи казённой части ствола, либо за цевьё перед спусковой скобой, магазином лучше вообще ничего не касаться. Во избежание ожогов левой руки об ствол, при первом варианте удержания, немецкие автоматчики использовали кожаные перчатки. Более жёсткие конструкции горловин магазинов ППШ-41 и ППС-43 не ограничивают стрелка в выборе хвата.
Были разработаны варианты МР-40/1, имевший сдвоенный приемник магазинов, вмещавший два магазина. Приемник имел возможность поперечного перемещения в оружии, так что после израсходования патронов в одном штатном магазине стрелок одним движением перемещал второй магазин в рабочее положение и мог продолжать огонь. Емкость патронов в оружии удвоилась (с 32 до 64 патронов) однако подвижный приемник магазинов стал причиной частых задержек из-за загрязнения, и выпуск MP.40-II был весьма небольшим.
Этот путь не устранял существенного недостатка германского оружия — чувствительности самого оружия и магазинов к нему к малейшим загрязнениям.
Малочисленные спецподразделения проще было бы вооружать трофейным оружием более адекватным, нежели МР-40/1.

К плюсам MP можно отнести относительную компактность.Немецкие автоматы были более управляемы (удобно держать) и можно быстро начать стрельбу по разным направлениям.Большой наклон пистолетной рукоятки, складной приклад, расположение рукоятки перезаряжания слева и низкий темп стрельбы (400 выстрелов в минуту) обусловлены основным приёмом стрельбы из этого оружия: с ремня, от пояса, без использования плечевого упора. Стрельба «от пуза» эффективна не только при бое в городе или зачистке окопов, но и также при самообороне.
МР больше подходил для разведопераций и тех ситуаций, где требовалась компактность.Зачастую советские разведчики ходили на задания именно с MP-38,40,согласитесь, подозрительно, если бы в немецком тылу звучали очереди из советских пистолетов-пулеметов. Тем более габариты и масса ППШ-41 были неудовлетворительны в условиях разведки и диверсии.

Небольшая скорострельность МР уменьшала расход патронов,но оказалась губительна в условиях окопной войны и городского боя. Советские бойцы чувствовали превосходство своего ППШ-41 на ближних дистанциях, за счёт огромной скорострельности. Плотность огня ППШ-41 превосходила МР-40 в 2.5 раза. Высокая скорострельность приводила к быстрому расходу патронов, но в ближнем бою, зачастую, спасала жизнь солдату. ППШ-41 в секунду выпускал 15 и более пуль (это больше напоминает залп картечи). В условиях ближнего боя ППШ был действительно смертоносным оружием, и стрелял как «взрослый» пулемет, недаром солдаты называли его «Пожиратель патронов Шпагина» и»окопной метлой».Но высокий темп стрельбы ППШ, случалось, только вредил: неопытный боец мог выпустить мимо весь диск за считанные секунды.Однако опытный стрелок мог легко короткими нажатиями на спусковой крючок вести и одиночный огонь.

Плюсом МР являлся скаладывающийся приклад.Но он расшатывался со временем и начинал «гулять» при стрельбе ,чем не страдал ППШ (советские солдаты и в рукопашной схватке использовали ППШ, применяя его как дубинку),с удобным для прицельной стрельбы от плеча деревянным, почти винтовочным, прикладом. Формально, именно этот недостаток стал причиной появления у немцев МР.41 с жёстким деревянным прикладом.Также из него можно было вести огонь одиночными выстрелами. Темп стрельбы был также увеличен до 750−800 выстр./мин. Больших преимуществ перед МР-40 это оружие не имело, поэтому массовое производство развернуто не было.

Минусом МР являлась, как ни странно, немецкая точность в сборке. Детали были подогнаны настолько точно, что малейшее загрязнение могло вывести пистолет-пулемёт из строя.Оба пистолета-пулемета были достаточно надежны, но у ППШ все же было преимущество за счет больших технологических зазоров, уменьшавших чувствительность оружия к грязи. К тому же советское оружие выигрывало в категории «ремонтопригодность».

Минусами ППШ являлся вес(5.3 кг со снаряжённым магазином), невзаимозаменяемость магазинов и габариты.
Для сбора ППШ-41 не требовалось специальное оборудование. Простота сборки сказалась на удобности применения — дисковые магазины не были взаимозаменяемы, т.е. к каждому пистолету-пулемёту были свои магазины.Патроны в барабане, случалось, перекашивало, а снарядить магазин с первого раза мог не каждый боец. Передвигаться по-пластунски с дисками тоже было неудобно.Барабанные магазины были сложны и дороги в производстве,
В последствии данный факт удалось устранить. Дисковые магазины были неудобны в снаряжении патронами, и, поэтому в 1942 году, стали выпускаться секторные магазины на 35 патронов.Они были легче, быстрее снаряжались и носились в удобных подсумках.
Кстати говоря, магазины от МР-40 также не пользовались особенной любовью немецких пехотинцев, так как вручную снаряжать их было очень сложно, приходилось прибегать к помощи специального приспособления.Оно состояло из металлического корпуса, который крепился поверх магазина.

Выбирая между двумя этими пистолетами-пулеметами, эксперты отдают предпочтение советскому ППШ, с секторным магазином. С ним оружие становится более легким и удобным в обращении. ППШ точнее и имеет большую убойную дальность, менее чувствителен к загрязнению. ППШ имеет неоспоримое преимущество по мощности патрона, надёжности и скорострельности. Пригоден для рукопашного боя.
Впрочем, ППШ-41 продолжали выпускать в КНР вплоть до начала 2000 годов, а кое-где его делают до сих пор, так что ничего удивительного в этом нет. А МР-40 оставался на вооружении полицейских формирований Норвегии еще в 60-х годах прошлого века. Кроме того, его активно использовали как израильтяне, так и арабы во время бесчисленных конфликтов в секторе Газа. Так что и МП-40 и ППШ -41 – оружие с богатой послевоенной историей.

с

aleks070565.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о